RSS

Архив за день: 2012/05/12

Создатель Победы — Сталин


Данный текст является стенограммой беседы Сталина с министром снабжения Великобритании Бивербруком, а также с послом и спецпредставителем президента США Гарриманом. Это была во многих отношениях удивительная встреча. Начнем с того, что Сталину необязательно надо было беседовать с иностранными представителями гораздо меньше его по рангу, да еще и два дня подряд. Он вполне мог бы поручить эти переговоры кому-нибудь из своих соратников, которые понимали толк в снабжении вооружениями — Берии, Микояну, Вознесенскому, наркому вооружений Ванникову или нашим военным.
Сталин, однако, будучи исключительно занятым человеком делами на фронтах (в тексте он даже признается, что ему некогда даже спать), все-таки провел переговоры сам. Оцените уровень его компетентности и обширность знаний, а также его исключительную подготовленность к беседе! Обратите внимание, что Бивербрук несколько раз отвечает за беседу:»Я узнаю, я наведу справки, я скажу Вам завтра», а Гарриман вообще один раз расписывается в собственном бессилии, когда Сталин начал сыпать техническими данными о вооружении истребителей.
Однако, сам советский лидер ни разу не был пойман на незнании. Он всегда знал, что необходимо, а что нет для Красной армии, а также в каком количестве и качестве. Более того, он был в курсе и тактико-технических характеристик некоторых британских и американских систем вооружений. Так, например, он выразил предпочтение куда более эффективным британским истребителям «Спитфайерам» вместо «Харрикейнов». Кстати, лишнего вождь просить тоже не мог — за все потом пришлось бы платить золотом, лесом и полезными ископаемыми.
А в конце, Сталин добил собеседников тем, что не забыл спросить союзников и о колючей проволоке. Злопыхатели, разумеется, скажут — для Гулага! Но, разумеется, проволока нужна была для фронта, на дворе был 41 год и армия вела оборонительные бои, ей нужно было ставить заграждения!
Сосипатр Изрыгайлов

Сталин и лорд Бивербрук

Запись беседы Председателя Совета Народных Комиссаров СССР с главами делегаций Великобритании и США на Московской конференции представителей трех держав
29 сентября 1941 г.

Бивербрук. Я позволю себе внести на Ваше рассмотрение предложение выступить в четверг на конференции, чтобы сообщить о достигнутых результатах и отметить роль Соединенных Штатов Америки. Такое выступление создало бы атмосферу триумфа, укрепило бы общий фронт и произвело бы сильное впечатление на Англию, США и даже Францию. Я добиваюсь наилучших результатов совещания в интересах всех трех стран.

Сталин. Я не вижу в этом необходимости. К тому же я очень занят. Я не имею времени даже спать. Я думаю, что будет вполне достаточно выступления товарища Молотова. На предложение Бивербрука привести делегатов конференции в Кремль Сталин вновь указывает на свою занятость. Бивербрук заявляет, что он еще вернется к этому вопросу.

Бивербрук. С помощью Америки мы сможем доставлять 500 танков, из них не больше 50% легких танков, а остальные тяжелые.

Сталин. Каковы вес легких танков и калибр пушек?

Бивербрук. 7-8 и 13 т, а калибр — от 37 до 40 мм.

Сталин. Согласны, если малые танки будут не меньше 7 т и пушки не меньше 37 мм. Но нельзя ли увеличить количество?

Бивербрук. Сейчас речь идет о снабжении в течение ближайших восьми месяцев. После этого мы сможем давать и больше. Мы в своем предложении дошли до предела возможностей. Конечно, необходимо будет держать Архангельский порт открытым.

Гарриман. Куда Вы хотели бы, чтобы американские танки были посланы — в Архангельск, Владивосток или через Иран? Этот вопрос, конечно, может быть решен в комиссии, если мы не можем принять решение сейчас же.

Сталин. В Архангельск, поближе к фронту.

Бивербрук. Там, по моим сведениям, очень мало кранов.

Сталин. Число кранов может быть увеличено.

Бивербрук. Перейдем теперь к авиации. Мы будем посылать из Великобритании по 200 истребителей в месяц в течение восьми месяцев и большее количество после этого. Если мы не согласимся внести какие-либо изменения в типы истребителей, мы намерены посылать «Харрикенны», «Спитфайеры» или другие типы. Придется посылать их морским путем в Архангельск (воздухом посылать их невозможно), конечно, в разобранном виде.

Сталин. Не может ли лорд Бивербрук сказать, каков вес «Харрикейнов» и «Спитфайеров»?

Бивербрук. Сейчас сказать не могу.

Сталин. Какие моторы?

Бивербрук. Моторы «Мерлен», «Роллс-Ройс» в 800 лошадиных сил. Эти истребители спасли Великобританию.

Сталин. Насколько мне известно из литературы, мощность должна быть 1050 лошадиных сил.

Бивербрук. Весьма возможно. Завтра смогу сказать точнее.

Сталин. Будут ли они снабжены вооружением?

Бивербрук. Да, пушками и боекомплектами.

Сталин. Желательно иметь боекомплекты для каждого самолета на 20 вылетов. «Томагавки» имели боекомплекты лишь на четыре-пять вылетов, что наши летчики считают весьма недостаточным.

Бивербрук. Мы послали для «Томагавков» из Англии боекомплекты на 1100 тысяч выстрелов, из Америки отправлено 3150 тыс. 10 октября прибудет 500 тыс., из них 200 тыс. бронебойных и 100 тыс. трассирующих. Я думаю, что этого будет пока достаточно, а если нет, мы дошлем. Мы не заинтересованы в том, чтобы самолеты оставались в бездействии.

Сталин. Наши самолеты берут с собой по 600 патронов для мелкокалиберных пулеметов, по 300 для крупнокалиберных и по 150 для 20-мм пушек. Эти количества надо помножить на 20. Самолет живет у нас месяц и пять дней, что равносильно 20 вылетам. Если не иметь указанного количества амуниции, то самолет может некоторое время оставаться в бездействии.

Бивербрук. Этот расчет правилен, если при каждом вылете самолет каждый раз израсходует все взятые запасы.
Мы, во всяком случае, заинтересованы в том, чтобы от самолета было максимум пользы, и мы позаботимся о достаточном снабжении истребителей амуницией.

Гарриман. Меня удивляют приведенные цифры.

Сталин. Наш пулемет делает 2400 выстрелов в минуту, крупнокалиберный — 1100-1200, 20-мм пушка — 800, а 23-мм — 580. Каждый самолет берет 500-600. Это на 15 секунд.

Бивербрук. Это правильно. Я ознакомлю Вас с результатами британского опыта в этом отношении.

Сталин. Мы не берем трассирующих пуль. Опыт показал их бесполезность. Нам нужны зажигательные пули.

Бивербрук. Зажигательные также можем посылать. А бронебойные нужны?

Сталин. Да, нужны. Нельзя ли получать самолеты одного типа: либо «Харрикейны», либо «Спитфайеры», дабы нашим летчикам легче было освоить.
Бивербрук. Я вчера понял Вас в том смысле, что Вы хотите иметь также «Спитфайеры», и я сегодня телеграфировал заказ, который я могу, конечно, отменить.
Сталин. Я говорил вчера о том, что мы предпочли бы иметь одни «Спитфайеры». Если же нельзя, то мы готовы взять одни «Харрикейны». Говорят, что есть пулеметные танкетки трехтонные. Могли бы Вы нас снабжать ими?
Бивербрук. К этому вопросу мы еще вернемся.Я убедил Гарримана, чтобы из США были посланы 1800 самолетов в течение девяти месяцев, из них около 100 будут посланы в октябре, 150 в ноябре, 200 в декабре, 200 в январе, а остаток в течение дальнейших пяти месяцев, по соглашению между Великобританией и США. Половину каждой месячной отправки будут составлять бомбардировщики. Истребители будут в небольшом количестве типа «Томагавк», а остальные «Ки¬ тигаук». Это улучшенный, типа «Томагавк», и летчикам, знакомым с этим типом, не придется вновь осваивать «Китигаук». Согласно Вашим желаниям, радиус будет от 600 до 700 км, а бомбы в одну тонну в среднем, некоторые будут больше, другие меньше.
Сталин. Двухмоторные?

Бивербрук. Все двухмоторные. Некоторые самолеты из этого количества будут посланы из Англии.

Сталин. Мы вчера выразили желание получить больше бомбардировщиков, чем истребителей, а именно в пропорции 75-25%.

Бивербрук (разводя руками). Это абсолютно невозможно.

Сталин. У нас есть специальный тип бомбардировщика «Штурмовик». Он имеет броню в 5-7, а местами и в 13 мм. Он бьет по танковым колоннам и живой силе. Вооружен пушками и бомбами. Мотор не высотный, он летает на высоте 50-150 м. Туманная погода для него не имеет значения, если туманы не очень низки. Он дает большой эффект в бою. На нем пушки 23 мм, но скоро поставим в 37 мм. Скорость у земли 380-400 км. Мотор русский, М-38. Одномоторный. Команда состоит из одного человека. Мощность 1250 лошадиных сил. Немцы очень не любят его. Ваши военные видели его. Спитфайеры
Сталин. Не может ли лорд Бивербрук сказать, каков вес »

Бивербрук. Сейчас сказать не могу.

Сталин. Какие моторы?
Бивербрук. Моторы »

Сталин. Насколько мне известно из литературы, мощность должна быть 1050 лошадиных сил.

Бивербрук. Весьма возможно. Завтра смогу сказать точнее.

Сталин. Будут ли они снабжены вооружением?

Бивербрук. Да, пушками и боекомплектами.

Сталин. Желательно иметь боекомплекты для каждого самолета на 20 вылетов. »

Бивербрук. Мы послали для »

Сталин. Наши самолеты берут с собой по 600 патронов для мелкокалиберных пулеметов, по 300 для крупнокалиберных и по 150 для 20-мм пушек. Эти количества надо помножить на 20. Самолет живет у нас месяц и пять дней, что равносильно 20 вылетам. Если не иметь указанного количества амуниции, то самолет может некоторое время оставаться в бездействии.

Бивербрук. Этот расчет правилен, если при каждом вылете самолет каждый раз израсходует все взятые запасы.
Мы, во всяком случае, заинтересованы в том, чтобы от самолета было максимум пользы, и мы позаботимся о достаточном снабжении истребителей амуницией.

Гарриман. Меня удивляют приведенные цифры.

Сталин. Наш пулемет делает 2400 выстрелов в минуту, крупнокалиберный — 1100-1200, 20-мм пушка — 800, а 23-мм — 580. Каждый самолет берет 500-600. Это на 15 секунд.

Бивербрук. Это правильно. Я ознакомлю Вас с результатами британского опыта в этом отношении.

Сталин. Мы не берем трассирующих пуль. Опыт показал их бесполезность. Нам нужны зажигательные пули.
Бивербрук. Зажигательные также можем посылать. А

Сталин. Да, нужны. Нельзя ли получать самолеты одного типа: либо »

Бивербрук. Я вчера понял Вас в том смысле, что Вы хотите иметь также »

Сталин. Я говорил вчера о том, что мы предпочли бы иметь одни »

Бивербрук. К этому вопросу мы еще вернемся.Я убедил Гарримана, чтобы из США были посланы 1800 самолетов в течение девяти месяцев, из них около 100 будут посланы в октябре, 150 в ноябре, 200 в декабре, 200 в январе, а остаток в течение дальнейших пяти месяцев, по соглашению между Великобританией и США. Половину каждой месячной отправки будут составлять бомбардировщики. Истребители будут в небольшом количестве типа »
Сталин. Двухмоторные?

Бивербрук. Все двухмоторные. Некоторые самолеты из этого количества будут посланы из Англии.

Сталин. Мы вчера выразили желание получить больше бомбардировщиков, чем истребителей, а именно в пропорции 75-25%.

Бивербрук (разводя руками). Это абсолютно невозможно.

Сталин. У нас есть специальный тип бомбардировщика «Штурмовик». Он имеет броню в 5-7, а местами и в 13 мм. Он бьет по танковым колоннам и живой силе. Вооружен пушками и бомбами. Мотор не высотный, он летает на высоте 50-150 м. Туманная погода для него не имеет значения, если туманы не очень низки. Он дает большой эффект в бою. На нем пушки 23 мм, но скоро поставим в 37 мм. Скорость у земли 380-400 км. Мотор русский, М-38. Одномоторный. Команда состоит из одного человека. Мощность 1250 лошадиных сил. Немцы очень не любят его. Ваши военные видели его.
Бивербрук. Интересно было бы посмотреть его.Мы можем давать и другие вещи: полевые пушки, тяжелые самолеты типа «Брен». Я хотел бы обсудить каждый предмет один за другим и прийти здесь к определенным решениям. Мы намерены вновь приехать через восемь-девять месяцев с предложением снабжения в большем масштабе. После того как мы придем здесь к определенным решениям, остальные предметы могут быть переданы Комитетам снабжения в Лондоне и Вашингтоне. Если этот план одобряется, то я приступлю к перечислению дальнейших видов снабжения.Нужны ли Вам 25-фунтовые пушки?
Сталин. Мы можем обходиться без них. Нельзя ли получить зенитные орудия?

Бивербрук. Их нет у нас.

Гарриман. К сожалению, мы очень отстаем в производстве зениток. У нас есть 90-мм зенитки, которые мы только начинаем производить. Мы очень дорожим ими, но я уполномочен предложить из них 152 пушки в течение 9 месяцев, а 37-мм — 756 в течение шести месяцев. Это единственные два типа, которые мы производим около 150 в месяц.
Бивербрук. Зенитные орудия самолетов не сбивают. Мы предпочитаем поэтому истребители.

Сталин. При массовых налетах зенитки пугают, не дают бить по цели и заставляют разбрасывать бомбы в беспорядке.

Бивербрук. Из противотанковых орудий мы могли бы дать немного двухфунтовых с бронебойными снарядами. Мы теперь делаем только бронебойные орудия. В течение ближайших 9 месяцев мы сможем доставить 2750. Они пробивают броню в 50 мм. Они все на прицепах.Мы можем дать пулеметы калибром свыше 6,72 мм, употребляемых в «Томагавках». Магазин содержит 97 и 37 патронов.Можем предложить трехдюймовые мортиры, употребляемые в пехоте. Они стреляют на расстояние 1500 ярдов.

Сталин. Нет, не понадобятся. Мы заменяем их минометами.

Бивербрук. У нас есть противотанковые мины, которые мы можем Вам давать по 60 тыс. в месяц.

Сталин. Да, нужны. Бивербрук. Ручные гранаты? Сталин. У нас есть.

Бивербрук. Мы можем Вам дать некоторое количество противотанковых ружей, а позднее сможем давать их больше. Калибр смогу сообщить Вам завтра.

Сталин. Да, хорошо.

Бивербрук. Нужны ли Вам танкетки на команду в два-три человека?

Сталин. Да, нужны.

Бивербрук. Есть автоматические ружья «Стен» типа «Томсон» восемь-девять патронов в магазине.

Сталин. Нет, не нужны. У нас есть с магазином в 10 патронов.

Бивербрук. Вы их заказывали, и нами уже посланы 20 тыс.

Сталин. Нет, нам не нужны.

Гарриман. У нас есть небольшие четырехколесные автомобили, построенные специально для армии, в особенности для связи, типа «Джип». Их у нас 5 тыс.
Сталин. Хорошо, возьмем.

Гарриман. Я запрошу, сможем ли мы дать их в большем количестве.

Сталин. А как насчет колючей проволоки?

Гарриман. Можно.

Сталин. Сколько?
Гарриман. Я должен буду запросить.

На этом беседа закончилась, и продолжение намечено на 6 час. вечера следующего дня.

Сталин и Черчилль. Встречи. Беседы. Дискуссии: Документы, комментарии, 1941-1945 / О.А. Ржешевский; Ин-т всеобщей истории. -М.: Наука, 2004. — 564 с. — ISBN 5-02-009821-3 (в пер.)

Источник
Источник

 

Метки:

Почему я считал Андропова шпионом


Вердыш А.В.

Это сейчас стали известны подробности истиной биографии Юрия Андропова. И его еврейское происхождение, и фамилия — то ли Урия Либерман, то ли Флекенштейн. И происхождения он вполне не пролетарского — папа ювелир, мама — из торгового сословия. А вот в период моей активной жизни мы того не ведали, конечно.

Я, после службы в инженерных войсках на диком Севере, прослужил в органах МВД СССР всю жизнь на таком же диком Азиатском Юге и Прикаспийском регионе, причём на оперативной -розыскной(20 лет),следственной ( 5 лет) и управленческо — аналитической работе (около 30 лет). Бывало что дважды в сутки едва — едва жив останешься, а уж когда проходило 3- 5 дней без травм и угроз для жизни, то это считалось отдыхом. А отдых был большую часть моей жизни — 3-4 часа сна на стульях или в машине, без выходных и какого — либо личного времени. Ни разу в жизни я не был в санатории или в самом вшивом доме отдыха. Зарплату нам платили копеечную. То есть была беспросветная, полная опасностей и лишений, жуткая жизнь, наполненная кровью и трупным смрадом. Только Божья Воля спасала меня от пуль, ножей, и вытаскивала трижды с того света, в отличие от множества тех моих соратников, кому не повезло (Царство Им Небесное…).

В 70- е годы КГБ возглавлял Юрий Андропов. По всем секретным и гласным документам, мы должны были взаимодействовать с органами КГБ, обмениваться агентурно — оперативной информацией, но это была улица с односторонним движением. Я будучи руководителем оперативного подразделения, тратил время на добросовестное представление в КГБ имеющейся агентурной информацией, рисковал своей жизнью и жизнью подчинённых помогая в реализации планов этой конторы, однако ни разу !!! за мою службу от органов КГБ не получил от них какую — либо полезную информацию по раскрытию страшных преступлений или розыску опасных преступников.

Про помощь КГБ в силовых операциях, это вообще еврейский анекдот. Вот типичный пример. Нахожусь в командировке в Кульсарах (пустыня Кара-кум). 1989 год, жара 50 градусов, пыльная буря. По ВЧ с МВД поступило указание, чтобы я организовал перехват двух КАМАЗов с оружием и боевиками едущими к нам со стороны ст. Бейнеу.

Дело паршивое. Городок восточный, закоулки, видимость 3 метра. Опасность захвата заложников в городе, при попытке их задержания, безвинные жертвы. Кто бывал в подобных ситуациях — понимает моё настроение. Организую местный горотдел МВД. Начальник, азербайджанец, сразу с сердцем слёг- срочно заболел, бедный. Людей, для правильного перехвата не хватает катастрофически. Чтобы избежать жертв среди мирного населения, решил начать операцию на мосту через речку Эмба (глубина 1,5 метра). Майор МВД, чеченец Алик, занял позицию, в лоб, с пулемётом, я сам с группой решил пристроится к террористам в колонну сзади на гражданской машине и когда они въедут на мост, дать команду на огонь Алику. Но надо было справа и слева от моста всё перекрыть, чтобы они не ушли ( видимости ведь не было из-за пыльной бури), а люди уже везде задействованы. Прокурор местный, казах, сам попросился участвовать в бою и попросил дать ему оружие. Я ему дал автомат ППШ( без патрон) из конфиската и использовал его как посыльного и свидетеля будущих действий. Он же мне подсказал, что можно задействовать отдел КГБ. Приехал к ним. Весь отдел КГБ сидит в секретном блиндаже, где находилась опертехника. Говорю: «Бери оружие и ребят своих, помогите хотя бы оцепить территорию боя». Отказывается. Настаиваю. Связывается со своим начальством — отказ. Прокурор не выдерживает и говорит: «В соответствии с Законом я сейчас возбуждаю уголовное дело по факту бездействия власти в чрезвычайных обстоятельствах и за саботаж и арестую всю вашу контору…». Начальник КГБ струсил и согласился участвовать в оцеплении, но на расстоянии исключающем ранение его сотрудников. Плюнул я и согласился… Этот эпизод очередной раз, и окончательно, поставил точку в моей голове о дееспособности органов КГБ вообще.

В 70-е, во время очередного партсъезда, был показательный случай. В организации украли множительную технику строгого учёта. Ясное дело, паника, до небес. Всех партия пахать на это дело бросила. Работали параллельно: наша опергруппа и группа КГБ.

Мы в три дня всё нашли и посадили группу преступников. Гебешная группа и близко не подошла к раскрытию, зато активно рассовывала «жуков» в наши помещения и их «наружка» не отцеплялась от нас в надежде хоть что-то поиметь, вызывая раздражение своей тупостью. Была одна странность. Именно при Андропове из КГБ убрали офицеров-фронтовиков. Они у нас в МВД так потом и дослуживали, были моими учителями. С почтением вспоминаю бывших резидентов в восточных странах А. и С., фронтовых разведчиков К. и Ж. и многих других. Они были люди Сталинской эпохи, патриоты, не щадившие ни себя ни других ради Долга. Их высокий профессионализм и жизненный опыт почему-то в органах КГБ оказался не востребован. Но мы про это тогда не задумывались, считая, что руководству виднее. Кого же брали на службу в органы КГБ при Андропове?

В этот период происходило укрепление торгово — распределительной мафии. В значительной степени в ней состояли представители еврейской диаспоры. Эти люди «сидели» на всякого рода дефиците (который сами и создавали искусственно), занимались организованными хищениями, организовывали «теневую экономику». Фактически родился новый класс паразитов. Причём они активно начали влиять и на власть, фактически управлять гос. органами. Органы УБХСС очень быстро поняли, кто стоит за всей этой паразитной и могучей структурой и переключились на выявление мелких экономических преступлений совершаемых продавцами, мелкими завскладами, начальниками цехов и т. п. Самоустранились. На руководителей мафии они даже не смели плохо посмотреть, не то, что заниматься их разработкой. Вот некоторые примеры, как устранялись руководители органов по борьбе с экономическими преступлениями.

Участник ВОВ, начальник ОБХСС УВД Целиноградской области подполковник Белоусов активно начал разрабатывать организованную преступную группу в пищевой промышленности. Из КГБ официально поступили руководству УВД данные о том, что он сын расстрелянного «врага народа». Белоусова сняли с должности несмотря на заслуги. Когда же его уже добивали, пытаясь исключить из партии, наши хлопцы раскопали официальный документ о том, что на самом деле отец Белоусов был деревенским кузнецом и его просто убили на допросе в НКВД за то, что оторвалась подкова на лошади начальника районного отдела НКВД, которую он подковал. Сие обстоятельство спасло Белоусова, но его всё равно от расследований отстранили и назначили командовать лабораторией продуктов МВД, где он подозрительно быстро умер. Причём от белокровия вызванного радиацией !!!. Расследование, начатое им, естественно, было спущено на тормозах. Новый начальник ОБХСС Дихтярь просто пресекал всякие попытки борьбы с мафией, был в почёте у «соседей» из КГБ и стал орденоносным и очень- очень обеспеченным генералом. Всю его карьеру КГБ и торговая мафия обеспечивали за былые заслуги перед ними.

Мой друг, подполковник Яков Пешков, будучи начальником ОБХСС начал сажать вино-водочную мафию и дошёл до самых её партийных верхов. Я думаю, реакция на его бурную деятельность понятна. КГБ начал его разрабатывать как китайского шпиона — не вышло. Тогда его признали психбольным и выгнали из органов МВД.Заключение дала главный психиатр- жена видного агента КГБ, секретаря горкома партии(он сейчас руководит кадрами в Москве-уважаемый, до невозможности). Яша, будучи после увольнения военруком в школе, прошёл мед. комиссию на лётчика, поступил в аэроклуб, летал на самолётах. Получив официальное медицинское заключение о том, что его здоровье получше, чем у руководителей системы, тем не менее, сумел восстановиться в органах МВД только после перестройки и то, когда я лично попросил о содействии тогдашнего начальника УБЭП МВД РК Сулейменова.

Начальника УБЭП подполковника Алексея Уткова сняли с должности после того, как он задержал при получении взятки судью Ким, муж которой был подполковником КГБ.

В этот же период на работу в КГБ и УБЭП начали набирать детей руководителей торговой мафии. Странная кадровая политикапривела к тому,что они заняли практически все руководящие и контрольные должности. Ну и наработали, конечно, в чём быстро убедились и рядовые граждане в 90е годы.

Всех сотрудников КГБ, которые пытались указать на проблемы, быстренько убирали со службы, в том числе, «досрочно» отправляя на пенсию. Те, кто беспрекословно поддерживал андроповскую линию также шустро росли по службе.

Например, Антисионистский комитет возглавляемый евреем -генералом Драгунским помимо демонстрации борьбы с сионизмом еще являлся фильтром для некоторых сотрудников КГБ. По роду деятельности сотрудник знакомится с «антисемитской» литературой, и тут наступает самое главное: устоит он или не устоит перед мощным напором «идеологов антисемитизма», примет их точку зрения или отбросит как бред? А внедренные стукачи отслеживали степень стойкости, задавали наводящие вопросы, восхищаясь прочитанным. Так они чистили свои стройные ряды… Имитируя кипучую деятельность, КГБ пиарил себя в СМИ, утверждая в головах людей миф о том, что это единственная полезная и чистая гос. структура. Оклады у них были больше, чем у таких же офицеров других спецслужб, льгот было не меряно, защита социально- правовая и техническое обеспечение — лучшее в СССР. Какой только ерундой они не занимались, чтобы потратить средства бюджета и нанести вред стране. И гнобили, бессмысленно, жалких, ни кому не опасных, диссидентов и сектантов, и контролировали правильность идеологических занятий в армии и МВД, и десятками лет разрабатывали какого- нибудь слесаря Васю за то, что по пьяни плюнул на портрет Брежнева.

Вместе с тем они убивали и вытесняли из руководства страной действительно умных и полезных руководителей и учёных. Так, например, Петра Машерова — руководителя Беларуси, чтобы он не составляя конкуренцию для прихода к власти в СССР самого Андропова или учёного — ядерщика и его жену в закрытом городе Степногорске, чтобы его изобретения по добыче и переработке урана не были использованы для блага государства, или генерала Гусева, чтобы не выплыли их тайны. Именно при участии андроповцев были отстранены от власти руководители нового поколения: Мазуров, Косыгин и прочие. Зато помогли удрать в США руководителю секретной лаборатории химического оружия, где он сейчас делает то же самое, но уже против нас. Никакой действительно полезной агентурно — оперативной работой по борьбе с враждебной СССР силой органы КГБ не занимались. Как только начался шухер на Кавказе, быстро выяснилось, что у них нет никакой полезной агентуры в бандах террористов, в среде их спонсоров. Последствия теперь хорошо известны.

В заслугу Андропову ставят узбекское «хлопковое» дело. Миф. Просто еврейская мафия наказала конкурентов — южную мафию. Вот и вся борьба ( по телевизору, в исполнении Гдляна и Иванова). Заодно вызвали чувство обиды у южных казахов и узбеков, что было необходимо всей этой шайке.

Наведение порядка, в виде патрулей в декабре 1982 года в банях, кинотеатрах, престижных парикмахерских и магазинах отменённое, уже в январе 83-го года — типичная, затратно — бессмысленная акция для того, чтобы советские люди возмутились и перестали уважать власть. Для этого также выпускали ужасно противную водку, которую в народе так и называли: «Андроповка».Это была не глупость, а продуманная андроповцами провокация. Они потом также создали рост цен, талонную систему и умело довели экономику до ручки. Эти же цели — уничтожения осуществлял и назначенный министром МВД друг Андропова — Федорчук. Он не только уволил многих профессионалов сыщиков и следователей, но и лично угробил созданную нами эффективную электронную базу данных с огромным массовом сведений о преступном мире. Восстановить это уже нельзя было никогда. В этот период вместо работы было сплошное издевательство. Федорчук вообще ни на что, кроме разрушения был не способен.Похоже, что ему не была известна специфика оперативной работы МВД и он, в отличие от Щелокова, не понимал особенности менталитета в МВД.

Вот почему органы МВД пришли к перестройке обезоруженными. СССР защищали только сотрудники среднего звена МВД. Все другие силовые структуры оказались парализованными под чутким андроповским руководством, ещё раньше.

О том, что Андропов агент ЦРУ или МОССАД, разговоры среди оперативных работников были уже в 1983 году. Вся его политика с начала 70х годов в основном соответствовала стратегии оперативной работы ЦРУ в нашей стране. За это ему конечно надо ставить памятник, но не на Лубянке, а в Ленгли или в Тель -Авиве.

__________________________________________________________________
Эту статью я написал десять лет назад. Много нелестного выслушал от ветеранов КГБ СССР в свой адрес. Вплоть до угроз физического устранения, типа: руки у нас длинные… Не на того, мудаки, напали!!

Источник
Источник

 

Метки:

Высшую награду РФ – убийце СССР


Орден Святого апостола Андрея Первозванного был 3 мая вручен Михаилу Горбачеву

Орден Святого апостола Андрея Первозванного был вчера вручен Михаилу Горбачеву
Похоже, на самом излете своей бесславной президентской карьеры Дмитрий Медведев, который в российских «тандемных играх» играл подчиненную роль второго плана, наконец может позволить себе доселе непозволительную роскошь – быть честным перед широкой общественностью. Складывается такое впечатление, что участник российского политического «театра двух актеров», который все эти годы выступал в неизменном амплуа «мальчика для рокировки», решил последовать принципу «скажи мне, кого ты награждаешь, и я скажу, кто ты» и шокировать российских граждан откровенным признанием, на чей опыт он ориентировался, пребывая на высшем посту РФ.

Выяснилось, что у кормила российского государственного корабля на протяжении последних четырех лет находился политик, чьим профессиональным кумиром был не, скажем, Иван Калита, Дмитрий Донской, Петр I или другие действительно выдающиеся «собиратели земли русской», а такой предельно непопулярный (если не сказать – деструктивно-одиозный) персонаж, как Михаил Горбачев.

Как стало известно, 3 мая, по словам помощника Горбачева Павла Палажченко, «в специально выделенное время» могильщик СССР получил из рук Медведева высшую российскую государственную награду – орден Святого апостола Андрея Первозванного.
Впрочем, указ о награждении автора рукотворной «катастройки» глава государства подписал еще в прошлом году, что уже тогда заставило постоянного автора KM.RU, политолога Сергея Черняховского, предположить, что уходящий (что, кстати говоря, год назад было совсем не очевидно) президент «чувствует в Горбачеве родственную душу». Однако то ли из-за того, что орденоносец в прошлом году практически не вылезал из Лондона, где с большой помпой отмечал свой 80-летний юбилей, то ли еще по каким-то причинам само вручение ордена состоялось лишь вчера и стало своеобразным «дембельским аккордом» Медведева.
Обращает на себя внимание и тот факт, что вручение Горбачеву высшей государственной награды, мягко говоря, входит в непреодолимое противоречие с позицией будущего главы РФ. Напомним, что Владимир Путин неоднократно называл распад СССР (к которому, как ни крути, его бывший руководитель имел непосредственное отношение) «величайшей геополитической катастрофой XX века». Поверить в то, что Дмитрий Медведев в его нынешней ситуации (теперь он даже не тянет на почетный статус «младшего партнера» по правящему тандему, который со дня на день того и гляди окончательно «развалится на ходу») позволил себе вступить в открытую фронду по отношению к своему будущему шефу, может только очень наивный человек. Скорее всего, номинация Горбачева на орден Андрея Первозванного была произведена как минимум с молчаливого согласия Владимира Путина. Таким образом Запад получил очередной недвусмысленный сигнал о том, что российская пересменка в верхах не повлияет на готовность российского руководства периодически подтверждать теми или иными уступками полученный преемниками Михаила Горбачева «ярлык на княжение».
Получив орден, Горбачев выступил с речью, которая в свойственной этому человеку манере напоминала набор расхожих клише и претенциозных благоглупостей. «Я принимаю высшую награду Российского государства с волнением и благодарностью. Перед глазами проходит вся жизнь. Мне не стыдно за сделанное», – цинично признался человек, бездарное правление которого закончилось крупнейшим социально-политическим катаклизмом за всю историю «одной шестой части суши». Достаточно вспомнить целую цепь кровавых межнациональных конфликтов (Нагорный Карабах, Сумгаит, ПМР, Чечня, грузино-осетинский, грузино-абхазский и др.) и связанных с ними волн сепаратистского насилия, которые прокатились по СССР, а после его распада – и по постсоветскому пространству. А также массовое обнищание населения (достаточно вспомнить тотальный товарный дефицит и введение продовольственных талонов), деградацию промышленной сферы и жесточайший демографический кризис, коими жители бывшего СССР во многом обязаны политическому авантюризму и демагогическому стилю руководства в исполнении «отца перестройки».
«Мы пошли на реформы не ради почестей и славы, а потому, что понимали: перемены нужны стране как воздух», – Михаил Сергеевич, как всегда, с упоением предался любимому риторическому словоблудию. По его словам, «люди заслужили свободу: они имеют право определять собственную судьбу и судьбу страны». Надо сказать, что последний пассаж, в принципе, мог бы считаться квинтэссенцией здравого смысла и даже блестящим образцом ретроспективной политической аналитики, если бы г-н Горбачев уточнил, что свободу в лихие 1990-е заслужили не все, а лишь узкая группа избранных людей, которая позже послужила основой формирующегося класса компрадорской олигархии, слившейся в коррупционном экстазе с бюрократическим аппаратом постсоветской России.
«Мы хотели, чтобы великие перемены прошли без крови. Полностью избежать ее не удалось, но большой крови не было», – на голубом глазу поведал присутствующим Горбачев. Видимо, признанный Западом политик «мирового уровня» не считает нужным особо мелочиться, когда речь идет о человеческих жизнях. Ведь по самым скромным подсчетам как прямые (в ходе вооруженных конфликтов), так и косвенные демографические потери в результате обрушения некогда передового и наиболее благополучного социального государства планеты составляют десятки миллионов человек.

Известный публицист и общественный деятель Максим Калашников в интервью KM.RU не скрывал своих эмоций по поводу награждения Михаила Горбачева высшей государственной наградой РФ:

– В связи с этим, без сомнения, знаковым событием в голову сразу приходит народная мудрость о том, что рыбак рыбака видит издалека или ворон ворону глаз не выклюет. Я считаю верхом цинизма награждать человека, который, если воспользоваться крылатой фразой Владимира Путина, устроил «величайшую геополитическую катастрофу XX века». За прошедшие с момента развала СССР годы мы только в России вследствие сверхсмертности потеряли около 13 млн человек. Я даже не беру в расчет неродившихся, а лишь называю самые бесспорные потери. За это же время население Украины уменьшилось на 7 млн, около миллиона потеряла Белоруссия. Не говоря уже о том, сколько русских попали под удар националистов в других республиках.
Награждать такого человека – это все равно что генералу Власову в свое время вручить орден Героя Советского Союза вместе с орденом Ленина в придачу. В таком случае какое право имеют наши власти критиковать посмертное присуждение ордена Бандере и его сподвижникам, как это произошло на Украине во время правления Ющенко? Или давайте тогда уж наградим посмертно всех тех, кто работал на немцев в качестве полицаев… Это лишний раз свидетельствует о том, что все красивые слова наших правящих элит о «подъеме с колен» и «тяжелом наследии 90-х» являются лукавством. Такого просто не может быть до тех пор, пока наше руководство отождествляет себя с Горбачевым и Ельциным. Властное родство с подобными персонажами означает преемственность политической патологии.
На самом деле это плевок во всех русских, численность которых до сих пор ежегодно сокращается во многом благодаря горбачевской «катастройке». Мы так и не смогли от нее оправиться. Сегодняшняя политика властей – это неумелые попытки ликвидировать разрушительные последствия горбачевско-ельцинского правления и развала СССР. Само выражение о необходимости поднять Россию с колен является «оговорочкой по Фрейду». Получается, что кто-то нас на эти самые колени предварительно поставил. И возрождаться России предстоит после устроенного ей либерального погрома.
Горбачев находился под влиянием окружения Андропова. Обращает на себя внимание, что подобранная им «рать советников» люто ненавидела не только все советское, но и все русское. Она считала, что мы – лузеры, что надо сдаваться и делать всё как на Западе. Можно, конечно, спорить, хотел ли этого сам Андропов или он стремился только к модернизации и вестернизации Советского Союза, но его советники однозначно хотели поражения. Горбачев попал под влияние этих людей, которые сформировали ему соответствующую картину мира. Зачастую он даже не понимал последствий своих действий, а под конец просто впал в неадекватность.
На вручении награды он пообещал содействовать нынешним властям в деле осуществления «перемен без хаоса». И это притом, что любое действие Горбачева на высоком руководящем посту сопровождалось неразберихой, нерешительностью и хаосом. Понятно, что фигура бывшего президента СССР крайне одиозна и не пользуется популярностью в обществе. Его награждение скорее следует рассматривать как подтверждение присяги западным хозяевам. Это – сигнал для Запада: «я свой». Как известно, Горбачев там популярен. Никакой другой идеологической подоплеки в решении Медведева нет. У этих людей одна психология – остаться у власти, чтобы участвовать в дележе финансовых потоков. Для того, чтобы достичь этого, применяются определенные политтехнологии. Если надо, они объявят себя сторонниками шариата или верными сталинистами – в том случае, если это политтехнологически выгодно… В общем, их слова ничего не значат. Их следует воспринимать как пустое сотрясение воздуха.

Источник
Источник

 

Метки:

Нашей космонавтике и авиации отрубили голову


Городок космонавтов около метро «ВДНХ» в Москве. У подъезда чёрная «Волга». На стуле одинокий тёмный пиджак с единственной наградой – Золотой Звездой Героя Советского Союза. 12 апреля лётчику-испытателю, пилотировавшему все типы советских самолётов, космонавту, полковнику запаса Игорю Волку – 75 лет. «АН» не смогли пройти мимо такой даты. Только вот праздничное интервью получилось очень грустным.Босоногий космонавт– Игорь Петрович, о вашем единственном полёте в космос в Звёздном городке до сих пор ходят легенды и травят анекдоты. В чём была главная задача?

– Я провёл в космосе 12 суток, чтобы разрешить спор между двумя научными школами. Иван Силаев и академик Валентин Глушко считали, что после космического полёта лётчик не сможет посадить «Буран» в ручном режиме, и надо его сажать на «автомате». Мы пытались доказать – ещё как сможет!
Для этого я два раза ходил на недельную «водную инверсию». Это когда испытателя на семь дней кладут в воду. Это лучшая модель невесомости. Поначалу я замечательно заснул. Но ночью проснулся от того, что болят почки. Пытаюсь размяться – ещё хуже становится. Пришлось петь песни, чтобы отвлечься от боли. Потом прекращают работать мышцы-разгибатели. Ощущения очень неприятные. Через двое суток боль прошла.
После инверсии сразу на вертолёт – и в летающую лабораторию МиГ-25. Взлёт, пилотирование, посадка. Убедились, что пилотирование возможно. Но инверсия и невесомость всё-таки разные вещи. Поэтому было принято решение о реальном полёте и немедленном пилотировании.
Но сразу после приземления сесть в самолёт не вышло – меня 40 минут не могли вытащить из спускаемого аппарата. А потом мне искали штаны. Я сказал, что без штанов в самолёт не сяду.
– То есть как без штанов?
– Когда сняли скафандр, я остался в одном шёлковом нижнем белье. Начали искать мне шаровары. А обувь так и не нашли – в степи ботинки почему-то не растут. Пришлось пилотировать вертолёт босиком, на месте второго пилота. Прилетаем на аэродром Джезказгана. Для встречи космонавтов там собралось множество людей. Пришлось надеть чужой лётный комбинезон и короткими перебежками, чтобы никто не увидел, что на космонавте нет ботинок, добираться до Ту-154. Может быть, даже обидел собравшихся казахов, они подарки готовили, а я мимо пробежал. Так босиком и долетел до Ахтубинска.
И только уже там, на военном аэродроме, переодевшись в высотно-компенсирующий костюм, вылетел обратно на Байконур на МиГ-25. Из-за этих задержек пришлось совершать ночную посадку с отключёнными двигателями в режиме планирования. Таких тренировок раньше не было. Но всё прошло успешно. Меня обнял маршал Александр Ефимов и поцеловал: «Спасибо, сынок».
Диагноз
– В России за последние дни сразу несколько авиакатастроф. Налёт пилотов гражданской авиации вроде бы приличный, но самолёты падают. Что нужно изменить в системе их подготовки?
– Нужно менять всю систему управления государством. Подготовка пилотов – это частности на общем фоне уничтожения всейотечественной промышленности, и в первую очередь авиационной. Авиастроение – это хребет государства. Каждое рабочее место на самолётостроительном предприятии создаёт 4–6 рабочих мест у поставщиков комплектующих. Такое же число рабочих мест в металлургии или химии. А ещё транспорт, здравоохранение и так далее. Убей авиастроительную отрасль, и ты убьёшь почти всё остальное.
Поэтому действия нынешних властей по уничтожению отечественного авиастроения можно называть только предательством своей страны.
– Сейчас колоссальная нехватка гражданских пилотов. Но военных лётчиков, которых Сердюков выкинул из ВВС, на работу практически не берут. Почему?
– Это глупость тех, кто проводит такую политику. По уровню подготовки военный лётчик на порядок выше любого гражданского пилота. Особенно при решении сложных, внезапно возникающих проблем. Убеждён, что после взлёта ATR‑72 в Тюмени произошло элементарное сваливание. И из него есть выход – прекратить подъём и набрать скорость на той высоте, на которой находился самолёт. И ручку штурвала не на себя надо брать, как обычно делают гражданские пилоты. Без скорости самолёт на подъём не пойдёт, свалится! Надо, наоборот, штурвал «отдавать», чтобы набрать скорость. И только потом продолжать взлёт. У военных лётчиков это на уровне рефлексов. А гражданских таким вещам сейчас не учат.
Суперджет – афера
– Авиастроители пытаются биться за Ту-334. Пишут письма Путину. Есть компании, которые готовы заказать эти самолёты. Но ОАК и структуры, которые должны отвечать за производство авиационной техники, от этого самолёта всячески отбиваются. Почему?
– Все региональные самолёты либо устарели и сняты с линий, либо Медведевым запрещены к полётам. Стало невозможно добраться до многих населённых пунктов, особенно в районах Сибири и Крайнего Севера.
В 2000-е годы поднимался вопрос – нет регионального самолёта. Затем был объявлен конкурс на его создание. А выиграл его почему-то Михаил Погосян, который заявил, что сделает региональный самолёт. Причём за внебюджетные средства. Но так как «Сухой» никогда не делал гражданских самолётов, то у него не получилось создать самолёт ни на 50 мест, ни на 75 или 90. В результате вместо небольшого самолёта получился Суперджет на 100 мест. Причём за счёт госбюджета. Но это не региональный самолёт, а среднемагистральный. А смысла в нём не было никакого – среднемагистральный Ту‑334 был уже сделан, сертифицирован, было выпушено постановление о начале его серийного производства. Но фирма Сухого уже подмяла под себя всё. И конкурент ей был не нужен. В результате до сих пор постановление правительства о Ту-334 не выполнено. Кому это было выгодно? Ответ на поверхности.
При этом ни один высокопоставленный чиновник за 20 лет не пострадал. Тот же Христенко, который фактически похоронил нашу авиационную промышленность и даже посмел заявить, что нашей стране дальнемагистральные самолёты не нужны, просто перекочевал в другое кресло.
– То есть для внутренних перевозок у нас родных самолётов нет…
– Главное для региональной авиации – возможность сесть на любой аэродром. Суперджет такого не позволит. Других уже нет. Зато некие личности активно лоббируют западные образцы, совершенно не приспособленные к нашим климатическим условиям и аэродромам. Это катастрофа. А высшие чиновники делают вид, что всё хорошо. В СССР такими «управленцами» напрямую занимался Комитет госбезопасности. Кто сейчас ими занимается – не знаю.
И снится нам не рокот космодрома…
– Глава Роскосмоса Владимир Поповкин заявил, что пилотируемая космонавтика отменяется. Мол, слишком много денег ест.
– От развития пилотируемой космонавтики начал отказываться не Поповкин. Всё произошло раньше. Когда уничтожали Центр подготовки космонавтов им. Гагарина (ЦПК) под прикрытием его передачи от Минобороны в Роскосмос. Когда топили полностью модернизированную орбитальную станцию «Мир». И решения принимал не Поповкин или Сердюков, а президенты России Путин и Медведев.
Американцы хотели построить свою обитаемую станцию «Фридом». Не получилось. МКС строили по нашим заделам, но на американские деньги. «Миру» места не было. Пока мы ещё возим американцев и других на станцию. Но я гарантирую: как только они сделают свой корабль – а такие работы активно ведут и НАСА, и частные компании, Россию оттуда просто выгонят. Кто платит – тот и живёт.
– ЦПК «распогонили», сделав гражданской конторой. Более 200 офицеров должны покинуть ЦПК и перевестись, к примеру, на Дальний Восток либо уволиться из Минобороны и остаться без квартир.
– Сердюков и те, кто его поддерживает, сознательно выталкивают профессионалов из отрасли. На Центре подготовки космонавтов в обозримом будущем можно ставить крест.
И не думаю, что на Сергея Крикалёва после этого прольётся денежный дождь, для того чтобы он искал и готовил новые кадры. Не для того ломали.
– А где искать новые кадры?
– Только среди нынешних студентов МАИ, МАТИ, физтехов. Платить им стипендии, вести их, помогать приобретать навыки, необходимые для космической науки.
– Возможно ли при нынешнем положении придумать и построить новый проект многоразовой космической системы типа «Бурана»?
– Если ничего в политике государства не изменится – однозначно нет.
Гильотина для российского космоса
– Может, имеет смысл возродить авторитет генеральных конструкторов?
– В России отраслями руководят не конструкторы, а снабженцы. Раньше генеральный конструктор к министру дверь ногой открывал. А сейчас вынужден кланяться даже не министрам, а каким-то мелким жуликам. Власть очень умно уничтожала промышленность. Вначале создала ФГУПы, потом не давала им денег в виде госзаказов. И они стали банкротами. Балансовая стоимость нулевая. Рыночная – миллиарды. Как только обанкротили – продали своим людям по балансу. А тут ещё и новая обвальная приватизация по Медведеву. И тысячи пока оставшихся оборонных предприятий уйдут с молотка. Создали госкорпорации, им выделили огромные деньги, которые большей частью бесконтрольно тратятся на зарплаты. И лишь мизер доходит до конструкторов. Будут ли в такой ситуации уничтожены космическая и авиационная отрасли? Да, без вариантов.
– В Минпромторге 6 человек отвечают за всю авиацию. Изменится ли ситуация от смены министра или главы Роскосмоса?
– Менять надо промышленную политику, а не кукол на ниточках. Космосу, авиации фактически уже отрубили голову.

Источник
Источник

 

Метки:

Нападая на Сталина, мы разрушаем страну


Помещаю статью Святослава Рыбаса, напечатанную месяц назад в «Известиях». Вспоминаю, что много лет назад я имел честь познакомится с некоторыми членами семьи и родственниками Святослава Юрьевича, которые произвели на меня впечатление умных, открытых, думающих людей, настроенных патриотически.
Читая статью, поймал себя на мысли, что даже в советское время, Сталин и его период подвергались в описании серьезным искажениям, а теперь уж и подавно! Сначала советская история (не без влияния Никиты Хрущева) назвала первые 40 лет Советской власти временем «культа», а затем Сталина, усилиями внутренних либералов и западных борзописцев, вообще записали в дуэт главных мировых злодеев.
Только, когда серьезно берешься изучать историю, начинаешь приходить к пониманию некоторых действий и «преступлений» этого жесткого, но очень умного и прагматичного человека, чей исключительный патриотизм никогда не ставился под сомнение западными лидерами. К примеру, мне открылысь полная историческая обоснованность и необходимость Пакта о ненападении с Германией — шага, который, по сути, спас страну от войны с Германией и Японией одновременно без каких-либо союзников в лице западных демократий, которые именно к этому и толкали весь ход мировой истории.
Очень рекомендую своим читателям статью Рыбаса.
Сосипатр Изрыгайлов©

Мы перекладываем на Сталина собственные ошибки

Четыре года, затраченные мною на создание 900-страничной биографии Сталина в серии «ЖЗЛ», дали возможность ответить на многие вопросы, связанные с вождем народов, и развенчать массу мифов. Первый из которых: Сталин поднялся на вершину власти случайно, безосновательно; в противостоянии ярких революционеров, уничтожавших друг друга, победил серый, неприметный персонаж. Это абсолютно не соответствует действительности.
Когда Сталин бежал из вологодской ссылки, ему доверили финансы партии. Представляете уровень признания? Грузин, сын сапожника, без университетского образования. Хотя, надо заметить, что Сталин вышел из тифлисской семинарии с правом преподавать в народных училищах. Прибавьте к этому огромный потенциал, связанный с уникальной способностью к самообразованию. Он умел учиться, отбирать нужные книги, находить компетентных людей.
Накануне революции Сталин отнюдь не являлся серым, малоизвестным работником низшего или среднего звена. Наоборот, к этому моменту он был уже очень крупным руководителем. Не случайно летом 1917-го именно Сталин делает отчетный доклад на съезде партии. Такой чести удостаиваются только признанные лидеры.
В 1922 году Сталин с подачи Ленина становится генсеком. Хотя послушным, верным ленинцем его не назовешь. Вскоре между ними возник спор по поводу образования Советского Союза — очень важный для нашего времени. Сталин выступал за единое государство с национальными автономиями, а политика Ленина — это отдельные государства, которые объединяются в союз. Победил Ленин. В 1991-м ленинская линия дала себя знать — союз беспрепятственно развалился.
Противоречия во взглядах Ленина и Сталина проявились еще до революции. Ленин был сторонником развития партии на эмигрантской основе. Сталин говорил, что борьба должна происходить внутри страны, в местных заводских парторганизациях, т.е. надо опираться на рабочих. В 20-30-е годы сторонники двух этих позиций разделятся на тех, кто жаждал мировой революции, и на тех, кто собирался строить социализм в одной отдельно взятой стране.
Сталин принадлежал ко второму лагерю и конечно же не был настоящим коммунистом. Он был государственником. Герцен говорил о Николае I: «Чингисхан с телеграфом». Троцкий, перефразируя Герцена, называл своего главного противника Сталина «Чингисхан с телефоном». Да, Сталин — восточный деспот. Но, с другой стороны — европейский руководитель. Рационалист. Возьмем его отношение к церкви. В период голода, в 1920-е годы, он лично подписывал постановления ЦК о расстреле священников. Потому что церковь политически была структурой, оппозиционной советской власти. Однако в 1939 году Сталин отменяет все антицерковные ленинские постановления Политбюро. Более того, обращается к русской истории как к своему союзнику. Он противится переводу шрифта с кириллицы на латиницу. Понимает, что происходящее в стране нельзя полностью уложить в рамки коммунистических теорий.
В 1936 году, разрабатывая проект новой Конституции, Сталин пытался ввести альтернативные выборы, чтобы противопоставить партийно-бюрократическим кланам на местах мнение общества. У него ничего не получилось — кланы не позволили. Он понял, что сам потеряет власть, будет свергнут, и отказался от своей идеи. Репрессии 1930-х годов означали, что революция еще не закончилась, — поэтому Сталин и прибегал к подобным методам. Не надо его оправдывать, но революция — дело жестокое, ее, увы, в бархатных перчатках не делают. Сталин действовал так, как мог и считал нужным действовать — в отсутствие ресурсов, в отсутствие элиты, способной воспринять идею модернизации.
Кланы тормозили развитие страны. Они обставляли свою жизнь роскошью — по той норме, которая тогда была доступна. Занимались очковтирательством и, выражаясь современным языком, осваивали бюджет. Сталин не мог с этим мириться. Да, под борьбу с кланами попадали невинные люди. Но как попадали? В архивах КГБ десятки, сотни тысяч доносов — сосед на соседа, коллега на коллегу, зять на тещу… Поднятые революционной волной обывательские низы боролись за личное благополучие, за лишние десять метров в коммуналке. Этот феномен — бытовое наушничество, сведение личных счетов — во многом сказался на масштабе репрессий. Мельница была запущена, туда сыпалось все подряд. Но сыпал не Сталин. Валить на него можно — только учтите, что мы теряем ощущение реальности, когда валим все на Сталина.
В 1952 году Сталин пишет работу «Экономические проблемы социализма в СССР». Из нее ясно следует, что он видел будущее развитие СССР по так называемому «китайскому пути». Однако в 53-м он умер, и к власти пришел Хрущев, который в юности был троцкистом и навсегда сохранил энтузиазм мгновенных преобразований, свойственный Троцкому. Портреты Сталина на лобовых стеклах грузовиков начали появляться после того, как Хрущев провалил реформы. Так продолжается по сей день: Сталин — это вызов всем последующим политикам.
С другой стороны, когда западные журналисты буквально с ножом к горлу пристают к руководителям России: «Отрекитесь от Сталина, признайте, что Сталин — преступник!» — надо четко осознавать, что за этим стоит чистая геополитика. Борьбу наций и государств за свои интересы никто не отменял. Французы не отрекаются от Наполеона, при котором население Франции значительно сократилось. Британия не отказывается от Кромвеля. Американцы не покаялись за то, что сделали с индейцами, и не вернули им захваченные земли. Зато все хотят переписать нашу историю. Не Сталин сегодня важен для Запада, это ширма. Дело не в Сталине, а в нас самих — считаем ли мы себя правосубъектными на нашей территории.
Мы не имеем права признать, что 73 года советской власти были черной дырой и всем завоеваниям этого периода место на помойке. Отбросив СССР, где мы оказываемся? Во Временном правительстве. В эпохе санкт-петербургской элиты, которая все провалила, не удержала власть и экономику и довела ситуацию до того, что пришли другие модернизаторы — большевики.
Помните, что ответил вождь, когда его сын Василий сказал: «Я — Сталин»? «Ты — не Сталин. Сталин — это СССР». Он полностью идентифицировал себя с государством, с идеей могучего колосса — Советского Союза. И в итоге сам — вместе со своей семьей — был раздавлен этой мощью.
Иосиф Сталин в русской истории — это реинкарнация Петра I. Петр модернизировал страну, собственноручно рубя головы, и весь Санкт-Петербург, откуда вышла наша нынешняя элита, построен в буквальном смысле на костях. Тем не менее мы называем императора Великим. При том, что цена этого величия — громадная и страшная.
В 1931 году Сталин заявляет, что Россию всегда били, потому что слабых вечно бьют, и если мы не пройдем за десять лет путь, который страны Запада прошли за столетие, нас сомнут. Колонизируют. Ровно через десять лет началась война. Страна успела подготовиться — но какой ценой? Очень жестокой. Мы расплачиваемся по тем счетам до сих пор. Я считаю, что Сталин — и создатель Советского Союза, его величия, мощи, но он же и разрушитель. Потому что тогда был подорван национальный потенциал. А потом еще и война…
Мы не имеем права признать, что 73 года советской власти были черной дырой и всем завоеваниям этого периода место на помойке. Отбросив СССР, где мы оказываемся? Во Временном правительстве
Другое дело, что деградация народов, живущих в России — в основном русского народа, — продолжалась и после Сталина. До сих пор продолжается — причем совершенно неоправданно. А тогда были высшие смыслы. Как говорил философ Александр Зиновьев, «войну выиграл советский десятиклассник». То есть поколение, воспитанное Сталиным. Именно поэтому я считаю: правильно восстановили на станции метро «Курская» строку из первого советского гимна. Иначе мы уподобимся варварам, талибам, расстреливающим скульптуры из пушек. Был текст «нас вырастил Сталин…», написанный Сергеем Михалковым? Был. Сталинский десятиклассник выиграл войну? Выиграл. Хрущев стер эти строки — при поощрении части политической элиты, и тем самым расписался в трусости. Не надо бояться своей истории.
Когда меня спрашивают: «Если бы Сталин прожил еще лет десять, инициировал бы он Третью мировую войну?» — я твердо отвечаю: нет. К тому нет никаких логических предпосылок и никаких фактических доказательств. Сталину не нужна была война. Ему нужны были мир, торговля, обеспечение роста промышленности. Беда в том, что он обладал крайне малым потенциалом: нищая страна, ужасающие потери после войны. У американцев появилась атомная бомба. Существовали десятки планов ядерных атак на СССР. Сталин санкционировал Корейскую войну, чтобы оттянуть внимание Соединенных Штатов, обезопасить страну с запада. Когда летчики корпуса Кожедуба обрушили эскадру лучших американских стратегических бомбардировщиков Б-29, способных носить ядерное оружие, Америка поняла, что из попытки ядерной атаки на Советский Союз ничего не выйдет. В силу неприемлемости потерь — есть такой военный термин. Безопасность страны всегда была для Сталина вопросом номер один.
Он и Великую Отечественную отодвигал максимально — заключив пакт с гитлеровской Германией. Пакт Молотова — Риббентропа был ответом на Мюнхенский договор, когда Сталин понял, что Запад хочет защитить себя, а Восток оставить открытым.
Очень модный сегодня либеральный тезис, что Сталин и Гитлер — это практически одно и то же, не выдерживает критики. Сталин никогда не уничтожал людей по принципу национальной ущербности, никогда не делил нации на цвет и отбросы человечества, никогда не стремился поработить мир. В борьбе с фашизмом Сталина поддержала западная демократия. Значит, если выстроить логическую цепочку, Черчилля и Рузвельта тоже допустимо приравнять к Гитлеру?
Мы должны осознать главное: нельзя свергнуть Иосифа Виссарионовича силовыми методами. Чем яростнее вы проклинаете Сталина, тем больше вы его пропагандируете. Пока, как только возникает проблема, мы вытаскиваем труп отца народов и говорим: он во всем виноват! Оправдывая таким образом свои ошибки, свою некомпетентность. Только когда жизнь в стране наладится, Сталина забудут и отдадут историкам. Кому нужен Сталин, если все в порядке?

Источник
Источник

 

Метки: ,

«Или ничего» о Гайдаре


«…История все расставит по своим местам?
История ничего не расставит
Если мы не расставим».
(Авен П.О., из речи памяти Е.Т. Гайдара)

Получив сообщение по почте, что 19 марта 2010 года в Центральном доме литератора пройдет вечер памяти Егора Гайдара … На вечере памяти выступят: А.Аузан, Н.Болтянская, А.Гербер, Л.Гозман, Ю.Гусман, В.Дашкевич, В.Ерофеев, И.Иртеньев, Ю.Ким, Б.Немцов, Н.Сванидзе, Е.Сидоров, Е.Ясин и другие общественные и политические деятели, я почувствовал себя как молодой Гоголь, которому с утра кинули записочку: «Завтра ночью — шабаш ведьм на Лысой горе. Пойдем?» Трудно было такое пропустить — такую концентрацию либеральной мысли на квадратный метр.
Действительность вполне оправдала мои ожидания. Весь комплект классических врак образца начала 90-х был произнесен, начиная с известных: «Хлеба оставалось на три дня!» и «В казне оставалось всего 24 миллиона долларов», вечная мантра про «Он нас спас!» и усилием коллективного либерального разума были даже рождены мантры новые: «Двадцать четыре часа в сутки он думал, как живется стране» (В.Нечаев).
Видя, как ловко «расставляют историю» деятели либерального толка, стоит подумать, как бы мы расставили те же пешки на той же доске.

Три источника и три составные части мифа о Гайдаре

Три главных внедряемых в сознание штампа в отношении Гайдара, главных мема, как сейчас говорят, собственно, три:
1. Реформам Гайдара не было альтернативы.
2. Он спас страну от голода (холода и развала).
3. Он дал нам экономическую свободу, «открыл дорогу развитию».
И первое, и второе, и третье является враньём. По поводу утверждения, что Гайдар, дескать, «дал нам экономическую свободу» могу заметить только одно, и этим ограничиться: с 1987 года я стал соучредителем коммерческого кооператива; в 89 году — уже директором филиала совместного предприятия с участием западного капитала; в 1990-м единолично открыл своё частное предприятие. В 1991-м — открыл совместное предприятие (с фирмой из Гонконга) и возглавил его. В том же году без каких-либо проблем прошел регистрацию как участник внешнеэкономической деятельности (требовалась для открытия валютных счетов, экспорта и так далее). Все это «ещё в СССР». Без всяких проблем. Без взяток (нигде — ни копейки), без «крыши» и без «лапы». Без всякого Гайдара, который тогда ещё работал в журнале «Коммунист».
Не совсем понимаю, что за «экономическую свободу» неожиданно дал нам Гайдар в 1992-м?.. Жду пояснений. Возможно, я что-то упустил.

Впрочем, гораздо более важен вопрос об альтернативах курсу Гайдара. Безальтернативность решений 1991/92 года, главное из которых — «шоковая терапия», одновременный и массовый переход от регулируемых к свободным ценам — вдалбливается в массовое сознание с усердием парового молота. Перед тем как этому верить и вообще это слушать, я предложил бы вам провести простой мысленный эксперимент. Кремль, кабинет И.В.Сталина. К Сталину заходит вновь назначенный премьер Егор Тимурович Гайдар с докладом. «Иосиф Виссарионович, ситуация в стране критическая. В некоторых городах хлеба осталось на три дня. Надо срочно отпускать цены, переходить на рыночные отношения и начинать приватизацию. Другого выхода у нас нет». Далее — немая сцена.
Представили себе пристальный взгляд вождя? Также интересно было бы исторически реконструировать возможное последнее покаянное слово Е.Т.Гайдара на процессе «вредителей-рыночников». Впрочем, нам не надо гадать, что бы придумал и сказал Гайдар. Он сам подробно высказался на этот счёт:
«Идея же, что сегодня можно выбросить из памяти семьдесят лет истории, попробовать переиграть сыгранную партию, обеспечить общественное согласие, передав средства производства в руки нуворишей теневой экономики, наиболее разворотливых начальников и международных корпораций, лишь демонстрирует силу утопических традиций в нашей стране. Программа реформы, не предусматривающая упрочения таких ценностей, как равенство условий жизненного старта вне зависимости от имущественного положения, общественное регулирование дифференциации доходов, активное участие трудящихся в управлении производством, просто нежизнеспособна. Курс на обновление социализма, включающий и демократизацию общественной жизни, и создание гибкой, динамичной, многосекторной экономики, и развитие системы социальных гарантий, не дань верности идеологическим ориентирам прошлого, а просто результат здравого анализа реальной расстановки общественных сил». (1)
Вот так по-разному высказываются люди, когда чувствуют тень Вождя Народов за плечом, и когда её нет.

Впрочем, все построения в духе «курсу Гайдара не было альтернативы» основаны ровно на одном и том же предположении: сначала мы заранее решаем, что «рынку альтернативы нет» (а всё остальное просто не обсуждается) а уже потом делаем вывод, что курс Гайдара был единственно правильным.
Впрочем, даже в этом построении есть огромная натяжка. Даже оставаясь в рамках рыночной парадигмы, можно предложить целый набор стратегий, не только не совпадающих с «курсом Гайдара», но и противоположных ему.
Главной экономической проблемой 1991/1992 года был, разумеется, рухнувший потребительский рынок, «пустые полки магазинов». Никто не спорит с тем, что эта проблема требовала немедленного решения. Однако путей её решения было несколько. Мировая экономическая наука и практика знает пять основных способов решения этой задачи (и 555 с половиной дополнительных).

Вот основные:

— Рост цен, (гипер)инфляция (что и сделал ЕТГ, ровно этим ограничившись, ожидая пока «невидимая рука рынка» все исправит);
— Нормирование потребления (которое в сложных обстоятельствах неоднократно применяли и вполне рыночные страны вроде Британии);
— Ограничение свободной денежной массы (разными способами, в том числе и путем курсовой политики);
— Увеличение предложения товаров (в том числе и путем поощрения импорта);
— Перевод наличных в накопления и инвестиции.
Заметим в скобках, что все эти меры сочетаются между собой почти в любых пропорциях, образую гигантское множество возможных экономических политик. Их них (гипер)инфляционный сценарий является, что общепризнанно, наиболее разрушительным и болезненным для экономики и населения, он не раз приводил не только к тяжким экономическим последствиям, но и к гибели и разрушению целых государств, и ответственные правительства стараются избегать его всеми силами. Однако, как ни странно, вся публичная экономическая дискуссия (до сих пор!) по поводу «курса Гайдара» сводится, как правило, к выбору между первыми двумя пунктами — якобы или отпустить цены, или сразу «карточная система». Идея, что разумно было вначале принять меры по сжатию денежной массы и только затем отпускать цены — причем не все и не сразу — одна из тех, что лежит на поверхности, как альтернативный «бритве Гайдара» неинфляционный сценарий перехода к рынку. Навязывание ложной альтернативы вообще есть один из главных приёмов манипуляции сознанием. На самом деле, выбор был, и выбор был гораздо богаче, нежели или-или.
Между тем не все представляют, какие огромные ресурсы попали под управление Егора Тимуровича в конце 1991 года, и какими возможностями для манёвра ресурсами он обладал. Приведу только один пример:
«Даже если бы все производители тогда выложили всё, что у них есть, в свободную продажу, дефицит бы не исчез», — писал мне один из поклонников Гайдара. Я проверил его утверждение на примере всего одной отрасли. Цифры — увы — совершенно не подтвердили эту теорию. Так в 1990/91 году строители сдавали по 110-120 млн кв.м жилья ежегодно при себестоимости около 300 рублей за метр. Из них более половины — в России. За счёт достройки этот темп некоторое время держался и в 1992 году У нас дикий избыток денег у населения? Давайте продадим эти квадратные метры? По смешной цене всего в 1000 рублей за кв. метр (это всего 30 долларов за кв.м, а не 4000 долларов, как сегодня…) Получаем сто девятнадцать миллиардов рублей — то есть сумму, равную всей тогдашней массе наличных денег. Хорошо… пусть не все… продаем половину — и уменьшаем «денежный навес» сразу вдвое. Мало? Так у нас ещё есть земля…

И это у нас только одна отрасль взяла и выложила «в свободную продажу» свою продукцию — и пресловутого «денежного навеса» нет… Одна отрасль!.. А если, как мне предлагали, «все»?..
Часто говорят, что «потребительский рынок в СССР рухнул под влиянием огромной, не обеспеченной ничем денежной массы». Это настолько широко распространённое утверждение, что, похоже, его никто и не пытался проверить всерьёз на цифрах. А проверить стоит. Цифры получаются весьма интересными, и многое из того, что мы знаем (якобы) про 1991 год, «пустые полки» и крах СССР видится по другому. А значит, совсем по-другому видится и «неизбежность гайдаровских реформ». Вот цифры, собственно.
Приведу цифры по СССР, так как выделить точную долю России в рамках тогда единого народного хозяйства не всегда возможно. На 1 января 1991 года в обращении во всей стране было всего 136,1 миллиардов рублей денег (3). Весной 1991 года — тогда ещё в СССР — открылись первые межбанковские торги долларом на ММВБ, на которых коммерческий курс доллара составил около 30 рублей за доллар (точная цифра торгов — 32,35 рубля за доллар 9 апреля 1991 года). То есть всего в обращении по коммерческому курсу во всей стране тогда находилось около четырёх-пяти миллиардов долларов денег. Всего-навсего. Вот и вся та «огромная денежная масса», которая «раздавила потребительский рынок СССР» и якобы сделала то, что затем сделал Гайдар «совершенно неизбежным». Я рискну утверждать, что так называемый «крах потребительского рынка» — была срежиссированная, рукотворная акция.
Вот доказательства.
Весь экспорт СССР в 1990 году (последнем, когда подведены достоверные итоги) составил 93 миллиарда долларов. Экспорт только одной нефти (без газа и нефтепродуктов) в Западную Европу за СКВ в 1990 году составил 38 млн тонн по среднегодовой за цене в 178$ за тонну — на сумму 6,8 миллиарда долларов. (2) а с газом (53,8 млрд м3) и нефтепродуктами (33,3 млн тонн поставок за СКВ) — почти 20 миллиардов долларов потенциальных валютный поступлений за энергоносители и около тридцати считая по всем товарным группам. Ничего не изменилось и с приходом правительства Гайдара — нефтепроводы продолжали прокачку топлива в Европу. Добавьте в эту сумму поставки энергоносителей в бывшие «братские страны СЭВ» — которые к 1991-му уже давно не были братскими, — это ещё 81 миллионов тонн нефти, плюс газ и нефтепродукты — и вы получите полную картину.
Вдумаетесь — вранье о «оставшихся в казне двадцати четырёх миллионах» (которое нам повторяют уже 20 лет подряд) произносят люди, возглавлявшие страну, которая каждый день (каждый день!) отгружала экспортных товаров на сумму свыше ста миллионов долларов — на несколько миллиардов в месяц. 24 миллиона — это экспорт страны за несколько часов…
То есть вся та «огромная денежная масса», которая якобы грозила «раздавить советскую экономику» — это дешёвый миф для малообразованных и весьма нелюбопытных людей. Не было никакой «огромной денежной массы». Вся эта мифическая «масса» составляла всего 6% от полного внешнеторгового оборота страны. Для того чтобы её отоварить всю, полностью, до копейки «дефицитными импортными товарами» по реальному коммерческому курсу, достаточно было направить на эти цели выручку от экспорта страны не более чем в течение месяца — и всё, все наличные деньги в стране отоварены. Дефицита больше нет…
Таким образом, фактически деньги, включая твердую валюту, для быстрой и полной стабилизации потребительского рынка у государства были, причем были с избытком. Не было политической воли.

Для стабилизации экономики достаточно было решиться объявить технический дефолт по внешним валютным займам, огорчив своих зарубежных хозяев, решительно снизить официальный курс рубля, отпустить цены на импортный ширпотреб, не теряя контроль за ценами на отечественные товары и прежде всего на социально-значимые товары. Любым мерам по «отпусканию цен» должны были предшествовать превентивные меры по ограничению свободной денежной массы. Это немедленно бы стабилизировало потребительский рынок, стимулировало и экспорт, и экономический рост, а также импортозамещение.
Разумеется, немедленный и решительный переход к экспорту энергоносителей за СКВ по мировым ценам. Ни тонны нефти, ни кубометра газа без оплаты. Включая и тех, кто вдруг «провозгласил независимость», вроде Украины. (4) Прямо со дня этого провозглашения.
Вместо этого было сделано то, что было сделано. Увы.

Пожалуй, только с этой оценкой самого Гайдара можно согласиться:

«Мне довелось работать в российском правительстве после того, как власти СССР совершили почти все возможные экономические ошибки. Писал об этом в своей книге «Гибель Империи. Уроки для современной России». И теперь вне зависимости от моих симпатий или антипатий к тем, кто стоит у власти в моей стране, я всегда буду пытаться сделать все возможное, чтобы подобная ситуация не повторилась».
Е. Гайдар: «Мировой кризис и Россия: Суть разногласий». (5)
Да, птенцы Горбачёва натворили чудовищных вещей.
Однако, то что сделал Гайдар было лишь усугублением этих ошибок.
Он спас нас от голода

Наиболее наглыми и циничными являются заявления сторонников Гайдара о некоем состоявшемся «спасении страны от голода». На первое января 1992 года в России в стойлах стояло 54,7 миллионов голов крупного рогатого скола и 35,4 миллиона голов свиней, совокупным убойным весом свыше тридцати миллионов тонн — это не считая коз, овец и птицы. Сейчас из этих 60 миллионов голов скота осталось всего 20 — и мы почему-то не стоим «на грани голода» . Если сложить всю ту живность, которая мычала, блеяла , хрюкала и кудахтала, то на каждого жителя России, включая младенцев, приходилось свыше 300 кг мяса в живом весе — то есть существенно более 200 кг товарного мяса. Причем около трети этого мяса находилось в прямой государственной собственности, остальное — у колхозов и в частных руках.
Вы не находите, что весьма странно говорить о угрозе голода, располагая такими громадными запасами мяса — по нынешним фактическим нормам потребления, это запас мяса на четыре-пять лет (!) — даже если предположить, что скотина вдруг забыла размножаться — в том числе, располагая громадными резервами мяса непосредственно в государственной собственности.
Но и это ещё не все. Именно 1990/91 годы, предшествующие мифической «угрозе голода» — которая если и была, то была рукотворной, — это годы весьма высоких урожаев, значительно выше нынешних, и хорошего прироста во всех секторах сельского хозяйства. Средние уровни сбора зерна в России за последние годы, за нулевые и за девяностые, как ни странно, почти одинаковы — примерно по 80 миллионов тонн за год (что заставляет сильно сомневаться в заявлениях о том, что сельское хозяйство у нас «выходит из кризиса»). Типичный уровень в период, когда нам всем якобы грозил голод — свыше ста миллионов тонн. Если вы ещё раз услышите про то, что «хлеба оставалось на три дня», то стоит вспомнить, что только на гос.элеваторах в этот момент лежало свыше пятидесяти миллионов тонн зерна нового урожая, плюс сопоставимое количество — в колхозах и совхозах. И всем этим богатством управлял не кто иной, как Егор Тимурович Гайдар.
Что также в его прямом управлении был гос.рыболовный флот (тогда ещё не приватизированный), который добывал по миллиону тонн (!) рыбы ежемесячно — и мог бы добывать гораздо больше без всяких затрат государства, простым административным увеличение квот на вылов — раз уж у нас, господа, наступает «угроза голода»?
Вы не находите, что в этих условия «спасать страну от голода» было весьма и весьма комфортно?
НДС — двадцать лет спустя

«Экономика США по-прежнему локомотив мирового экономического роста. Состояние экономики России зависит от того, насколько он исправен. Состояние экономики США в значительной степени влияет на то, насколько быстро в России растут зарплаты учителей и врачей, расходы на развитие инфраструктуры, обеспечение обороны и безопасности страны.» — Е.Гайдар (6) — сказано откровенно, во всяком случае.
Идея о том, что то что хорошо для Америки — хорошо для России, не новая. Так или иначе, гласно, как Новодворская, или негласно, как осторожный Гайдар, — её поддержит почти любой либерально настроенный деятель. Но, в отличие от деятелей калибра Новодворской, размахивающей дубинкой в духе «вот приедем сюда на танках НАТО и всех коммуняк перестреляем», у Гайдара в руках были все рычаги экономической политики. И он воспользовался этими рычагами в полной мере.
Часто спрашивают — почему вы заостряете тему Гайдара, он был у власти всего полтора года и с тех прошло 20 лет. Двадцать лет прошло, но заложенные Гайдаром принципиальные основы колониальной экономики, для которой хорошо то, что хорошо совокупной «Америке» (западному миру), с тех пор не изменились. И прежде всего не изменились основы налоговой системы — главного детища гайдарономики. Вот только один пример, но пример важный — пример НДС.
НДС есть целевой налог по подавлению у нас отраслей с высокой добавленной стоимостью (высокотехнологичной промышленности) и поощрение отраслей сырьевых с низкой. Был введен Е.Гайдаром с первого января 1992 года по ставке 28%. Этот налог за несколько лет уничтожил нашу обрабатывающую промышленность эффективней фашистского нашествия. НДС — самый вредный налог в России вообще. Само его ведение в наших условиях — преступление без срока давности. Не отменяют его только потому, что за эти годы сложилась мощнейшая государственно-мафиозная структура, которая перераспределяет в свою пользу огромные деньги (десятки миллиардов долларов ежегодно) за счёт возврата НДС экспортёрам сырья (а это наиболее влиятельно в России лобби) и по другим связанным с НДС схемам. Эти деньги не из воздуха берутся, а просто перераспределяются в их пользу, выкачиваются из остальной экономики в пользу вышеназванных лиц и структур. Там такие фигуры при деле, что мама не горюй — первые лица нашей экономики и бизнеса.
Вообще без отмены гайдаровского НДС никакая экономическая реформа не приведёт к качественному росту нашей промышленности, так как НДС системно выкачивает деньги именно и прежде всего оттуда. Где высока добавленная стоимость — тот и платит. НДС сегодня — главный инструмент неоколониализма, инструмент консервации отсталой структуры экономики. Не случайно за его сохранение стоит горой Всемирный банк и другие структуры «мирового правительства».
Если возвращаться к опыту начала 90-х, то именно созданная Е.Т. Гайдаром налоговая система прежде всего ответственна за фактическое уничтожение нашей промышленности — уничтожение гораздо более глубокое и долговременное, чем удалось сделать немецко-фашистским захватчикам за полвека до описываемых событий.
Маленький штрих эпохи: когда весной 1992 года мы с главбухом подбили итоги первого квартала «в новой России», пересчитав пляшущие цены в твёрдые, выяснилось: на каждые заработанные нами 100000 долларов дохода, по налоговому расчёту пришлось 120000 долларов налогов — это только за первый квартал года. Тогда все предприятия с длительным циклом переработки (то есть вся промышленность) стали платить налогов больше, чем зарабатывали денег. Механизм был прост: пока вы делали, скажем, трактор, все купленные вами ресурсы дорожали, при продаже трактора с этого подорожания с вас брали налоги. Оставшихся денег вам хватало, чтобы купить ресурсов на пол-трактора… затем — на четверть трактора… затем — на осьмушку … пока производство не вставало совсем. Гайдар не мог этого не знать. Промышленность тогда гробили сознательно, невзирая на все социальные и даже экономические последствия — ради того, чтобы она перешла под контроль нужных людей, близких к «семье». А те уже тогда умели отмывать доходы, вывозить их из страны и эффективно прятать в оффшорах.
Поэтому — возвращаясь к либеральному шабашу в Доме литератора — им есть за что хвалить Гайдара. И они, несомненно, будут и дальше «расставлять историю», как выгодно выгодоприобретателям гайдарономики — которых он четко обозначил сам: «нуворишей теневой экономики, наиболее разворотливых начальников и международных корпораций». И они не дадут его в обиду.
Но мы же знаем про него правду?

Примечания
(1) Е.Т. Гайдар, «Московские новости», 08.10.1989 г. «Частная собственность — новый стереотип»
(2) Большую часть экспорта СССР составляли не энергоносители а машины и промышленные товары. Так, поставки нефти на внешние рынки за СКВ составляли всего 6% от её производства в стране — в отличие от нынешних почти 60 процентов. В 1990 при добыче нефти в 571 млн тонн весь экспорт нефти составил 109 млн тонн (19% от общей добычи, из них 6% добычи на Запад за СКВ, остальное в рамках СЭВ). В 2007 году из 480 млн тонн добычи на экспорт поставлено 259 млн тонн (54% от добычи) плюс значительное количество нефтепродуктов.
(3) Источник — «НХ СССР в 1990 году». Ещё 216,4 миллиарда рублей в 1990 году лежало на вкладах в банках России. С учетов громадных ценностей, которыми располагало тогда правительство, товарно-денежный баланс мог быть восстановлен даже без замораживания этих вкладов.
(4) Разумеется, в случае немедленного перехода к торговле энергоносителями за СКВ по мировым ценам многих из ныне существующих стран СНГ просто бы не существовало — они были бы интегрированы в Россию полностью или по частям. Таким образом, Россия не только оплатила развал СССР, взяв на себя все его долги, но и за свой счёт оплатила создание основ независимости от нас новых постсоветских республик. И это тоже — политика Егора Гайдара.

(5) Егор Гайдар: Мировой кризис и Россия: Суть разногласий
http://www.sps.ru/?id=225761

(6) Егор Гайдар, «Жесткая посадка: Новый вызов для России»
http://www.iep.ru/ru/zhestkaya-posadka-novyi-vyzov-dlya-rossii.html

Источник
Источник

 

Метки:

Как создавалась коррупция в России


Текст о том, как создавалась коррупция в России. Опубликован в газете «Завтра» No: 32(245)
Date: 11-08-98

Гарвардские мальчики делают Россию

В Америке разгорается скандал, связанный с обстоятельствами последнего кредита Ельцину, Чубайсу и Ко, для чего президент Клинтон без согласования с Конгрессом США дал бюджетные деньги Международному Валютному Фонду.
Статья, опубликованная в одном из самых респектабельных и компетентных журналов США, «Nation», раскрывает механизм воровской аферы, позволившей под вывеской «гарвардского проекта» на протяжении ряда лет обогащаться высшим должностным лицам Америки и России, а также их «советникам». Редакция «Завтра» считает необходимым ознакомить с этим материалом и отечественного читателя.
ПОСЛЕ СЕМИ ЛЕТ экономических «реформ», на которые были изведены миллиарды долларов помощи из США и других западных стран, а также субсидированных кредитов и отсроченных долгов, большинство русского народа в экономическом отношении оказалось лишь в еще более худшем положении. Процесс приватизации, который, как предполагалось, должен был принести плоды свободного рынка, на самом деле способствовал созданию системы капитализма магнатов, существующего ради обогащения коррумпированной политической олигархии, прикарманившей западную помощь и разграбленные российские национальные богатства на сотни миллионов долларов.

Архитектором приватизации явился бывший первый заместитель премьер-министра Анатолий Чубайс, любимец американского и западного финансового истеблишмента. Чубайсовское крутое и коррумпированное управление сделало его предельно непопулярной фигурой. Согласно «Нью-Йорк таймс», он, «должно быть, является наиболее презираемым человеком в России».
Решающей для реализации чубайсовской политики была исполненная энтузиазма поддержка администрации Клинтона и ее ключевого представителя в Москве по оказанию экономического содействия — Гарвардского института международного развития (ГИМР). Используя престиж Гарварда и связи с администрацией, сотрудники ГИМРа практически получили карт-бланш в отношении программ экономической помощи США России с минимальным уровнем контроля со стороны вовлеченных правительственных агентств. Имея соответствующий доступ к Чубайсу и тесный альянс с ним и его окружением, они, как утверждают, попутно еще и лично обогатились. Тем не менее лишь немногие американцы знают о роли ГИМРа в российской приватизации и об его, как подозревают, злоупотреблениях деньгами налогоплательщиков.
На недавнем американо-российском симпозиуме по вопросам инвестиций в гарвардской школе управления им. Джона Ф. Кеннеди мэр Москвы Юрий Лужков сделал то, что многим могло бы показаться проявлением невежливости в отношении его хозяев. После жестокой критики в отношении Чубайса и его монетаристской политики Лужков, согласно сообщению об этом событии, «особо остановился на Гарварде, имея в виду вред, нанесенный российской экономике его советниками, поощрявшими порочный чубайсовский курс в отношении приватизации и монетаризма». Лужков имел в виду ГИМР. Чубайс, которому Борисом Ельциным была делегирована огромная власть над экономикой, был отправлен в отставку в ходе мартовской ельцинской чистки, но в мае ему был предоставлен чрезвычайно доходный пост главы единой энергетической системы — электрической монополии страны. Некоторые из основных действующих лиц Гарвардского русского проекта еще не ответили за свои деяния, но все может измениться, если нынешнее расследование со стороны американского правительства закончится предъявлением судебного иска.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГИМРа в России представляет собой предостерегающий урок злоупотребления доверием, казалось бы, лично незаинтересованными зарубежными советниками, а также американской надменности и всей политики поддержки одной-единственной в России группы так называемых реформаторов. История ГИМРа — еще одна из бесконечной саги внешнеполитических катастроф США, на этот раз созданной теми, кого называют нашими «самыми лучшими и талантливыми».
На протяжении позднего лета и осени 1991 года, когда советское государство разваливалось, гарвардский профессор Джеффри Сакс и другие западные экономисты участвовали во встречах на даче под Москвой, где молодые проельцинские реформаторы планировали российское экономическое и политическое будущее. Сакс вошел в команду с Егором Гайдаром, первым ельцинским архитектором экономических реформ, для продвижения плана «шоковой терапии», направленной на быстрейшую ликвидацию большей части контроля над ценами и субсидий, которые на протяжении десятилетий поддерживали жизнь советских граждан. Шоковая терапия привела к большему шоку, а не к меньшему, к гиперинфляции, достигшей 2500 процентов, — а не к терапии. Одним из ее результатов стало испарение большей части потенциального инвестиционного капитала — значительных сбережений россиян. К ноябрю 1992 года Гайдар оказался под огнем критики за свою провалившуюся политику и вскоре был задвинут. Когда Гайдар оказался в осаде, Сакс написал памятную записку одному из гайдаровских принципиальных оппонентов Руслану Хасбулатову, председателю Верховного Совета (в то время — Российского парламента), предлагая свои консультации и содействие в организации западной помощи и контактов в конгрессе США.
Тогда же объявился Анатолий Чубайс — приятный во всех отношениях, 42-летний англоговорящий потенциальный капиталист, ставший ельцинским экономическим визирем. Чубайс, преданный «радикальным реформам», взялся за создание рыночной экономики и вычищение остатков коммунизма. Агентство США по международному развитию (Ю-Эс-Ай-Ди), не имевшее опыта работы в бывшем Советском Союзе, с готовностью дало себя убедить передать ответственность за преобразование российской экономики ГИМРу, основанному в 1974 году для помощи зарубежным странам в проведении социально-экономических реформ.

ГИМР имел сторонников высоко в администрации США. Одним из них был Лоуренс Саммерс, сам бывший гарвардский профессор экономики, которого Клинтон в 1993 году назначил заместителем министра финансов по международным вопросам. Саммерс, ныне первый заместитель министра финансов, имел давнишние связи с ведущими сотрудниками гарвардского проекта в России и позднее — такого же проекта на Украине.
Саммерс нанял гарвардского доктора Дэвида Липтона (бывшего в то время вице-президентом консультационной фирмы «Джеффри Д. Сакс и Компания») на должность заместителя помощника министра финансов по Восточной Европе и бывшему Советскому Союзу. После того как Саммерс был продвинут на пост первого заместителя министра, Липтон переместился на освободившуюся должность Саммерса, приняв на себя «общую ответственность» за все аспекты развития международной экономической политики. Липтон стал соавтором множества документов, подготовленных совместно с Саксом, и работал вместе с ним в ходе консультационных миссий в Польшу и в Россию. «Джефф и Дэвид всегда приезжали в Россию вместе, — сказал российский представитель при Международном валютном фонде. — Они были, как сиамские близнецы». Сакс, назначенный директором ГИМРа в 1995 году, лоббировал и получил для этого учреждения субсидии от Ю-Эс-Ай-Ди для работы на Украине в 1996 и 1997 годах.

Андрей Шлейфер, родившийся в России эмигрант, в свои ранние 30 лет уже состоявший в должности исполняющего обязанности профессора экономики в Гарварде, стал директором русского проекта ГИМРа. Шлейфер также был протеже Саммерса, вместе с которым он получил как минимум одну субсидию. Саммерс написал рекламную заметку на суперобложке книги «Приватизируя Россию» (написанную в соавторстве с Шлейфером и изданную при финансовом содействии ГИМРа в 1995 году), в которой заявлял, что «авторы осуществили в России нечто замечательное, а теперь они написали замечательную книгу».
Другим гарвардским игроком стал бывший консультант Всемирного банка по фамилии Джонотан Хэй, посещавший Пушкинский институт русского языка в Москве. В 1991 году, все еще пребывая в Гарвардской школе права, он стал старшим юридическим советником Госкомимущества (ГКИ) — нового российского государственного комитета по приватизации; на следующий год он был сделан генеральным директором ГИМРа в Москве. Юный Хэй получил огромную власть по определению контрагентов, политики и особенностей осуществляемых программ; он не только контролировал доступ к окружению Чубайса, но и служил его рупором.
ПЕРВЫЕ АССИГНОВАНИЯ от Ю-Эс-Ай-Ди на работу в России последовали при бушевской администрации в 1992 году. В течение следующих четырех лет при поддержке уже клинтоновской администрации институт получит 57,7 миллиона долларов — и все эти деньги, за исключением 17,4 миллиона, без конкурентных торгов. К примеру, в июне 1994 года официальные лица администрации подписали вейвер (отказ от прав. — Юр.), позволивший ГИМРу получить 20 миллионов долларов на осуществление его программы судебной реформы в России. Утверждение такой огромной суммы в качестве выведенного из-под конкуренции «приложения» к значительно меньшей сумме (первоначальные ассигнования институту в 1992 году равнялись 2,1 млн. долларов) было крайне необычным, так же, как и приведение «внешнеполитических» соображений в обоснование вейвера. Тем не менее вейвер был одобрен пятью правительственными агентствами США, включая Министерство финансов и совет национальной безопасности, являющимися двумя ведущими учреждениями, определяющими политику помощи США в отношении России. В дополнении к миллионам, которые он получил напрямую сам, ГИМР помог скоординировать и направить 300 миллионов долларов субсидий от Ю-Эс-Ай-Ди другим своим контрагентам, таким, как бухгалтерская фирма «Биг Сикс» и огромная фирма «Бурсон-Марстеллер Пи-Ар».

Когда в конце 1991-го — начале 1992 годов российское правительство Ельцина прибрало к рукам советскую собственность, рассматривалось несколько приватизационных схем. Одна из них, принятая в 1992 году Верховным Советом, была структурирована в целях предотвращения коррупции, однако та программа, которую вместо этого в конечном счете осуществил Чубайс, способствовала накоплению собственности в руках ограниченного числа лиц и открыла двери широко распространившейся коррупции. Она была столь сомнительной, что Чубайс в конце концов вынужден был опираться в ее осуществлении в основном на ельцинские президентские указы, а не на парламентские постановления. Многие американские официальные лица приветствовали этот диктаторский модус операнти (образ действия. — лат.), и Джонотан Хэй и его сотрудники подготовили проекты многих из этих указов. Как выразился по этому поводу работник Ю-Эс-Ай-Ди Уолтер Колс, первоначальный сторонник чубайсовских приватизационных программ, «если нам нужен был указ, Чубайсу не надо было продираться сквозь бюрократию».
При содействии своих советников из ГИМРа и других западников Чубайс и его закадычные друзья насадили сеть созданных на средства помощи «частных» организаций, которые позволили им миновать законные правительственные агентства и обходить новый парламент Российской Федерации — Думу. Через эту сеть два чубайсовских сотрудника Максим Бойко (написавший вместе с Шлейфером книгу «Приватизируя Россию») и Дмитрий Васильев надзирали над почти третью от миллиарда долларов в виде помощи и миллионами дополнительно к этому — в форме займов от международных финансовых учреждений.
Большая часть этих щедрых даров проходила через находившийся в Москве Российский приватизационный центр (РПЦ). Основанный в 1992 году под управлением Чубайса, являвшимся председателем его Совета директоров (находясь при этом в должности главы Госкомимущества), и Бойко, бывшим его исполнительным директором большую часть существования этого учреждения, — РПЦ юридически является частной, бесприбыльной, неправительственной организацией. На самом же деле он был основан очередным декретом Ельцина и помогал в реализации правительственной политики в области инфляции и других макроэкономических проблем, а также проводил переговоры в отношении займов с международными финансовыми учреждениями. ГИМР стал основателем РПЦ, и Андрей Шлейфер — членом его Совета директоров. Согласно Ире Либерман, старшего менеджера Управления по развитию частного сектора Мирового банка, помогавшей в создании РПЦ, остальные члены этого Совета были рекрутированы Чубайсом. С помощью ГИМРа, РПЦ получил около 45 миллионов долларов от Ю-Эс-Ай-Ди и миллионы от Европейского союза, отдельных европейских правительств, Японии и других стран, а также займы от Мирового банка (на 59 миллионов долларов) и Европейского банка реконструкции и развития (на 43 миллиона), за которые придется расплачиваться русскому народу. Одним из результатов этого финансирования было обогащение, политическое и финансовое, Чубайса и его союзников.
ГИМР помог создать еще несколько учреждений, основанных на средства от помощи. Одним из них стала Федеральная комиссия по ценным бумагам, приблизительный эквивалент Комиссии по ценным бумагам и векселям США (СИК). Она также была основана президентским декретом и возглавлялась чубайсовским протеже Дмитрием Васильевым. Комиссия имела очень ограниченные практические возможности и финансирование, однако Ю-Эс-Ай-Ди обеспечивало для нее наличность через созданные гарвардцами учреждения, руководимые Хэем, Васильевым и другими членами гарвардско-чубайсовского круга.
Одним из них был Институт экономического законодательства, финансируемый совместно Мировым банком и Ю-Эс-Ай-Ди. Этот институт, созданный для содействия в развитии юридических и регулирующих основ рыночной экономики, на самом деле переродился в нечто по подготовке проектов постановлений для российского правительства; он получил от Ю-Эс-Ай-Ди около 20 миллионов долларов. В прошлом августе русские директора этого института были задержаны при попытке вывоза американского конторского оборудования из московского офиса этой организации на сумму в 500 тысяч долларов; оборудование было возвращено лишь после недель нажима со стороны США. Когда аудиторы из отдела генерального инспектора Ю-Эс-Ай-Ди запросили данные и документы в отношении работы института, он отказался их предоставить.

МЕХАНИЗМ ПО СОЗДАНИЮ частных организаций, поддерживаемых властью ельцинского правительства и имеющих тесные связи с ГИМРом, явился способом обеспечения гарантии безотказности. Когда им было это удобно, Шлейфер, Хэй и другие основные гарвардские сотрудники, все граждане США становились «русскими». Хэй, к примеру, попеременно, а иногда одновременно работал в качестве контрагента по распределению помощи, менеджером других контрагентов и представителем российского правительства. Если западные доноры попадали под критику за финансирование сомнительных государственных приватизационных проектов, эти доноры всегда могли сослаться на то, что они поддерживали «частные» организации, даже если эти организации контролировались или находились под жестким влиянием ключевых правительственных официальных лиц. Если же люди из окружения Чубайса попадали под огонь за злоупотребление выделенными финансовыми фондами, они могли утверждать, что решения принимались американцами. В свою очередь, западные доноры могли настаивать, что русские действовали сами по себе.
В условиях русского капитализма по типу Клондайка, который сами же они и помогли создать (а Чубайс и его команда якобы регулировали), советники ГИМРа использовали свои тесные связи с Чубайсом и правительством и, как утверждают, могли заниматься бизнесом в целях личного обогащения. Согласно источникам, близким к расследованию, проводимому правительством США, Хэй использовал свое влияние, а также ресурсы, предоставленные Ю-Эс-Ай-Ди, для помощи своей подружке Элизабет Хёберт в основании в России совместного фонда (mutual fund) «Паллада Эссет Менеджмент». «Паллада» стала первым совместным фондом, получившим лицензию от васильевской Федеральной комиссии по ценным бумагам. Васильев дал добро «Палладе» ранее «Кредит Сюис Фёрст Бостон» и «Пионер Фёрст Ваучер» — несравненно больших и более авторитетных финансовых институтов.
После создания «Паллады» и по мере того, как источники помощи истощались, Хёберт, Хэй, Шлейфер и Васильев стали изыскивать дополнительные пути продолжения их деятельности. Используя ресурсы и финансирование института экономического законодательства, они на деньги налогоплательщиков основали частную консультационную фирму. Одним из первых клиентов этой фирмы стала жена Шлейфера Нэнси Зиммерман, руководившая находившимся в Бостоне страховым фондом, который активно торговал русскими ценными бумагами. Согласно русским регистрационным документам, зиммеромановская компания основала российскую фирму совместно с Сергеем Шишкиным, шефом института, в качестве ее генерального директора. Хранящиеся в Москве корпоративные документы показывают, что адрес и телефонный номер этой компании те же, что и института.
Затем появился первый российский специальный депозиторий, хранящий документацию и вклады инвесторов совместных фондов. Эта организация, финансируемая кредитами Мирового банка, также работала на благо Хэя, Васильева, Хёберта и еще одной сотрудницы — Юлии Загашиной. Согласно источникам, близким к проводимому правительством США расследованию, Загашина — американка, вышедшая замуж за русского, — была выбрана руководить депозиторием, несмотря на то, что не имела необходимого капитала. Формально существовало полное разделение между депозиторием и любым совместным фондом, использующим его услуги. Однако избрание Загашиной нарушило этот принцип свободного рынка: «Паллада» и депозиторий руководились людьми, имевшими связи друг с другом через ГИМР. Те самые люди, которые должны были быть гарантами системы, не только подорвали заявленную цель программы помощи по созданию независимых финансовых учреждений, но и репродуцировали советскую практику снятия сливок с авуаров на благо номенклатуры.
Эни Уильямсом, журналистка, специализирующаяся по советским и русским делам, детально перечисляет эти и другие противоречия интересов между советниками ГИМРа и их предполагаемыми клиентами — русскими — в ее выходящей из печати книге «Как Америка создала новую российскую олигархию». К примеру, в 1995 году на организованном Чубайсом только для посвященных аукционах важнейших национальных имуществ, известных как «займы за акции» (loans-for-shares), «Гарвард менеджмент кампани» (ГМК), инвестирующая в университетские фонды, и миллиардер-спекулянт Джордж Сорос явились единственными зарубежными представителями, которым было разрешено в них участвовать. В результате ГМК и Сорос стали владельцами значительного числа акций Новолипецкого — крупнейшего в России — металлургического комбината, а также компании «Сиданко Ойл», чьи нефтяные резервуары превосходят находящиеся во владении «Мобил». ГМК и Сорос также инвестировали в российские высокодоходные облигации, МВФ субсидировал внутренний рынок ценных бумаг.
Согласно Уильямсон, еще более подозрительным явилось приобретение Соросом в июле 1997 года 24% акций телекоммуникационного гиганта «Связьинвест» в партнерстве с владельцем ОНЭКСИМбанка Владимиром Потаниным. Позднее стало известным, что незадолго до этой сделки Сорос совладал с ельцинским правительством в отношении закулисного займа на сотни миллионов долларов, в том время как правительство ждало разрешения на выпуск евробондов; теперь становится ясным, что этот займ был использован ОНЭКСИМбанком для приобретения в 1997 году «Норильского никеля». Согласно Уильямсон, вся программа американской помощи России изобиловала подобными конфликтами интересов, в которых принимали участие советники ГИМРа, финансируемые Ю-Эс-Ай-Ди союзники Чубайса, менеджеры ГМК, особо привилегированные российские банкиры, Сорос и внутренние реэмигранты, работающие на появляющихся русских финансовых рынках.

НЕСМОТРЯ НА РАЗОБЛАЧЕНИЕ всей этой коррупции в российской прессе (и значительно более нерешительно — в американской), клика ГИМР—Чубайс до самого последнего времени оставалась основным инструментом политики экономического содействия США России. Она даже использовала комиссию Гор—Черномырдин, которая помогла организовать сделки между США и Россией по нефти, а также по космической станции «Мир». Ныне уже несуществующий, но ранее созданный при этой комиссии форум рынков капитала с российской стороны возглавлялся Чубайсом и Васильевым, с американской — председателем комиссии по ценным бумагам и векселям (СИК) Артуром Левиттом мл. и министром финансов Робертом Рубиным. Андрей Шлейфер был назначен специальным координатором всех четырех рабочих подгрупп форума рынков капитала. Хёберт, подружка Хэя, работала в двух из этих подгрупп наравне с исполнительными директорами «Соломон Бразерс», «Мерилл Линч» и других мощных инвестиционных домов Уолл-Стрита. Когда «Нейшн» вышел на СИК с просьбой предоставить информацию по поводу форума, нам сказали, что за комментариями надо позвонить Шлейферу. Сэм Шлейфер, находящийся под расследованием генерального инспектора Ю-Эс-Ай-Ди за финансовые злоупотребления, отказался дать интервью для этой статьи. Представитель по печати Министерства финансов заявил, что Шлейфер и Хёберт были назначены на работу в форум чубайсовской группой (согласно другим источникам, Дмитрием Васильевым, в частности).
Фактически проекты ГИМРа никогда не находились под должным надзором со стороны Ю-Эс-Ай-Ди. В 1996 году в докладе Главного финансового управления США администрирование и надзор Ю-Эс-Ай-Ди оценивались «как слабые». В начале 1997 года генеральный инспектор Ю-Эс-Ай-Ди получил обвинительные документы о деятельности ГИМРа в России и начал расследование. В мае Шлейфер и Хэй лишились своих проектов, когда это агентство отменило 14 миллионов долларов, все еще предназначавшихся для ГИМРа, ссылаясь на доказательста того, что два эти менеджера были вовлечены в деятельность в целях извлечения «личной прибыли». Оба эти человека, как утверждалось, использовали свое служебное положение для обогащения посредством инвестиций в российские рынки ценных бумаг и в другие частные предприятия. К примеру, согласно источникам, близким к проводимому расследованию, Хэй и его отец, предоставляя советы российскому правительству относительно рынков капитала, предположительно использовали служебную информацию для инвестирования в русские правительственные долговые обязательства. Хэй и Шлейфер могут в конце концов предстать перед уголовным и (или) гражданским судом. При этом Шлейфер продолжает исполнять обязанности профессора в Гарварде, а Хэй по-прежнему работает с членами чубайсовской клики в России. Сакс, который заявил, что он никогда не инвестирует в страны, где работает советником, и который не является объектом нынешнего расследования со стороны правительства США, остался главой ГИМРа. После ельцинской перетряски правительства в марте Чубайс был перемещен на новую крупную должность.

Его роль в российской политике и экономике была запятнана сообщениями о личном обогащении. Два примера:
В феврале 1996 года чубайсовский фонд в защиту частной собственности получил беспроцентный пятилетний займ на сумму в 2,9 миллиона долларов. Согласно проельцинским и прореформистским «Известиям», Банк «Столичный» — учреждение, владеющее кредитными линиями от Европейского банка реконструкции и развития и мирового банка, — предоставил этот займ в обмен за небольшой процент компании «Сибнефть», когда она была продана на аукционе, а позднее за контроль над одним из крупнейших банков страны. Чубайс защищал себя, говоря, что подобная практика распространена на Западе, однако не смог привести никакого разумного объяснения неким 300 тысячам долларов в его доходе за 1996 год, не покрываемым его правительственной зарплатой.
Во время ельцинской президентской кампании 1996 года офицеры службы безопасности задержали двух ближайших сотрудников Чубайса, выходящих из главного правительственного здания с коробкой, содержавшей 500 тысяч долларов наличными на ельцинскую кампанию. Согласно магнитозаписи прошедшей позднее встречи, произведенной членом одной из российских служб безопасности, Чубайс и его закадычные друзья разрабатывали стратегию, как похоронить доказательства любой незаконной финансовой операции, в то же время публично утверждая, что любые обвинения являются крючкотворством и делом рук политических противников. Началось затяжное, вялое расследование, которое в конечном счете было прекращено — еще одно свидетельство выдающейся способности Чубайса к восстановлению своей прежней формы. Он остается ценен для Ельцина в основном из-за его известной способности иметь дело с Западом, где многие до сих пор рассматривают его в качестве символа российских реформ.

В ТЕЧЕНИЕ ПЯТИ ЛЕТ, в ходе которых чубайсовская клика осуществляла контроль над западной экономической помощью и политикой в России, она нанесла чудовищный вред. Своей безусловной поддержкой Чубайса и компании гарвардские сотрудники, их американские правительстенные патроны и западные доноры, возможно, укрепили новую постсоветскую олигархическую систему. Шлейфер сам во многом признает это в книге «Приватизируя Россию», написанной им совместно с чубайсовским закадычным другом Максимом Бойко, который вместе с его патроном позднее будет пойман за руку на другой финансовой небрежности, включающей в себя принятие «скрытой взятки» в форме гонорара за книгу по истории российской приватизации. «Помощь может изменить политическое равновесие, — заявляют авторы, — с очевидностью помогая рыночным реформаторам победить их оппонентов».
Ричард Морнингстар, координатор американской помощи бывшему Советскому Союзу, отстаивает тот же подход: «Если бы нас там не оказалось с нашим финансированием Чубайса, смогли бы мы выиграть битву за приватизацию? Возможно, что нет. Когда вы говорите о нескольких сотнях миллионов долларов, вы не собираетесь изменить страну, но можете предоставить нацеленное содействие в помощь Чубайсу». В начале 1996 года, после того как он был временно снят Ельциным с высокопоставленной работы, поскольку представлял непопулярный экономический курс, ГИМР пришел к нему на помощь, посадив его на зарплату, выплачиваемую за счет финансирования со стороны Ю-Эс-Ай-Ди, — демонстрация лояльности, которую бывший помощник администратора Ю-Эс-Ай-Ди Томас Дайн, по его собственным словам, поддерживал. Западные политики типа Морнингстара и Дайна изображали Чубайса в качестве самоотверженного мечтателя, сражавшегося с реакционными силами. Весной 1997 года Саммерс назвал его и компанию «командой мечты». За немногими исключениями основные американские СМИ пропагандировали ту же точку зрения.

Политика США в отношении России требует полномасштабного расследования со стороны конгресса. Главное фнансовое уравление в 1996 году в общем-то расследовало российские и украинские проекты ГИМРа, но результаты были в основном положены под сукно робким руководством этого агентства. К примеру, команда, проводившая аудит, пришла к выводу, что правительство США проявляло «фаворитизм» в отношении Гарварда, однако это заключение и поддерживающие его документы были изъяты из конечного варианта доклада. Прошлой осенью конгресс попросил это управление взглянуть на восточноевропейские программы помощи и роль Шлейфера в комиссии Гор—Черномырдин. На подобные вопросы должен быть дан ответ, но любое серьезное расследование должно выйти за рамки вопроса о коррупции отдельных лиц и дать возможность выяснить, каким образом политика США с использованием десятков миллионов долларов налогоплательщиков помогла деформировать демократию и экономические реформы в России и способствовала созданию там обезумевшей олигархии жирных котов.

Автор статьи Жэнин ВИДЕЛ является научным сотрудником Института европейских, российских и евроазиатских исследований Университета им. Дж.Вашингтона (США).

Источник
Источник

 

Метки:

ЕЩЁ РАЗ О КЛАССОВОЙ БОРЬБЕ РАБОЧЕГО КЛАССА


Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.
Владимир Ленин

По-видимому, наступает время, когда современное российское политическое рабочее движение опять с неудержимой силой пробуждает к сознательной жизни самые широкие слои задавленных нуждой и деморализацией трудящихся, распространяет в них дух благородной ненависти к господствующему классу капиталистов. Тысячи и десятки тысячи людей открыто демонстрируют, что не намерены более мирится со своим угнетённым положением, не намерены подчиняться молча насилию и произволу. Всё больше становиться тех, кто становится на путь прямой борьбы против существующих современных капиталистических порядков. И сто крат заслуживает название героя тот, кто, несмотря на рост числа жертв, предпочитает идти на прямое столкновение с оберегателями этих гнусных порядков, полицейскими, чем согласиться с ними. Но это не означает, что мы, активисты политического рабочего движения, хотим сказать, что прямые стычки с полицейскими есть лучшая форма борьбы. Напротив, мы всегда указывали трудящимся, что в их же интересах сделать борьбу более спокойной и выдержанной, постараться направить всякое недовольство в русло осмысленно организованной борьбы. Но главным источником, питающим политическое рабочее движение, является именно тот дух протеста в трудящихся, который при окружающем их гнёте, безысходной бедности и лицемерии власти не может не прорываться от времени до времени в тех отчаянных вспышках, которые так пугают капиталистов, так ободряют активистов политического рабочего движения. Эти вспышки приводят даже самые отсталые слои трудящихся к пониманию необходимости бороться против эксплуататоров. Поэтому активисты политического рабочего движения обязаны всячески поддерживать любые проявления недовольства трудящимися современным капиталистическим общественным строем.

С другой стороны, борьба трудящихся никогда не станет осмысленно организованной, пока они не осознают, что причины своего бедственного положения им следует искать не в безответственности власти, не в отсутствии контроля над властью со стороны пресловутого гражданского общества, а в самом капиталистическом обществе, точнее, в капиталистических производственных отношениях.

Капиталистические производственные отношения основаны на частной капиталистической собственности на землю и средства производства, которая раскалывает общество на две части: с одной стороны, горстка капиталистов, собственников средств производства и предметов потребления, а с другой – огромная масса рабочих, не владеющих ни чем, кроме своей рабочей силы. Здесь каждый свободно владеет тем, чем располагает; капиталист свободно владеет средствами производства, а рабочий свободно владеет своей личной рабочей силой. Но эта свобода не означает, что капиталист и рабочий абсолютно не зависят друг от друга. Наоборот, уже простое наблюдение, что процесс труда невозможен без средств производства и что средства производства многократно превосходят рабочую силу, – уже одно это простое наблюдение показывает, что на самом деле рабочий находится в полной зависимости от капиталиста. Рабочий, лишённый средств производства, вынужден работать на капиталиста. Однако капиталист не принуждает рабочего к труду. Нет. Рабочий сам продаёт свою рабочую силу капиталисту. Ведь рабочий волен поступать со своей рабочей силой так, как ему угодно, например, продать её; продаёт же рабочий свою рабочую силу под угрозой голодной смерти. А продажа-покупка рабочей силы есть не что иное, как наём рабочего капиталистом. Таким образом, в условиях капиталистических производственных отношений, свободное владение рабочим своей рабочей силой выражается в том, что труд является наёмным трудом. Рабочий продаёт в наём капиталисту свою рабочую силу за определённую плату в день. В течение нескольких часов работы он воспроизводит стоимость этой платы. Но согласно условиям своего договора он должен работать ещё ряд часов, чтобы целиком заполнить рабочий день; стоимость, которую он создаёт в эти дополнительные часы прибавочного труда, составляет прибавочную стоимость (прибыль), которая ничего не стоит капиталисту, но всё же идёт в его карман. Но тем самым, однако, доказывается, что обогащение современных капиталистов происходит посредством присвоения неоплаченного прибавочного труда рабочих; что весь смысл жизни капиталистов состоит в стремлении увеличить этот даровой труд путём удлинения рабочего дня или путём поднятия производительности труда, соответственно – путём большего напряжения рабочей силы; что, следовательно, наёмный труд является рабством, и притом рабством тем более суровым, чем больше развиваются общественные производительные силы труда, безразлично, лучше или хуже оплачивается труд рабочего.

И таковы действительные причины бедственного положения огромной трудящейся части населения современного российского капиталистического общества. Отсюда следует, что рабочие могут освободиться от всех мерзостей капиталистического общества только тем, что уничтожат собственно само капиталистическое общество.

Но много ли среди рабочих тех, кто осознаёт, что рабочий в современном капиталистическом обществе фактически является рабом и что это его рабство маскируется именно тем обстоятельством, что он, как свободный человек, якобы вольно продаёт свою рабочую силу капиталисту? Много ли среди рабочих тех, кто осознаёт, что на службе у капиталиста рабочий не только воспроизводит стоимость своей рабочей силы, оплачиваемую капиталистом в виде зарплаты, но сверх того производит и прибыль, которая присваивается капиталистом даром, без оплаты? И много ли тех рабочих, которые осознают, что они вынуждены продавать свою рабочую силу капиталисту именно потому, что лишены собственности на средства производства и что причиной лишения их собственности на средства производства является именно возможность нахождения средств производства в частной собственности отдельных лиц? Всякий активист политического рабочего движения скажет, что большинство рабочих обо всём этом даже и не задумываются, а всякие попытки обратить их внимание на причины их хитроумно замаскированного рабства, мягко говоря, вызывает у них недоумение. При таком положении дел, при полном отсутствии у рабочих осознания ими своего истинного положения в капиталистическом обществе, говорить, об их осмысленно организованной борьбе за уничтожение капиталистических порядков, не приходится.

Но – спрашивается: могут ли рабочие исключительно своими силами осознать, что действительные причины их бедственного положения заключаются в самом капиталистическом обществе, и, следовательно, направить свою борьбу непосредственно на уничтожение самого капиталистического общества? Нет, не могут. Об этом свидетельствует история всех развитых капиталистических стран, где рабочее движение, организованное по профессиональному признаку (тред-юнионы), дальше требований о повышении заработной платы, улучшений условий труда и т.д. словом, дальше экономических требований никогда не шло.

При таких условиях, при неспособности рабочими самостоятельно осознать необходимости уничтожения капиталистического общества, активисты политического рабочего движения больше всего помогут рабочим тем, что помогут им осознать, что действительные причины их бедственного положения вытекают именно из природы самого капиталистического общества. Но для того, чтобы эта их помощь рабочим достигала цели, они должны побудить рабочих думать обо всех явлениях общественной жизни, побудить их оценивать все попытки протеста, все заявления различных общественных и политических деятелей по различным поводам исключительно с классовой точки зрения, которого как огня боятся капиталисты.

Вместе с тем, в самых широких слоях трудящихся есть тьма недоразумений в отношении собственно самого понятия классовая точка зрения (классовый подход). Поэтому здесь необходимо разъяснить, что такое классовая точка зрения? Классовая точка зрения означает, что явления общественной жизни рассматриваются не сами по себе, не в своей голой абстракции, а с позиции реальных жизненных интересов того или иного класса, например, класса частных собственников земли и средств производства – капиталистов и класса наёмных рабочих, лишенных средств производства, владеющих лишь своей рабочей силой. Возьмём, например, такое явление общественной жизни, как частная собственность на землю и средства производства. Как относятся капиталисты и рабочие к этому явлению общественной жизни? Капиталисты заинтересованы в сохранении частной собственности на землю и средства производства, ибо она является основой их паразитического существования, между тем как рабочие заинтересованы в ликвидации частной собственности на землю и средства производства, ибо она является причиной их бедственного положения. Отсюда следует, что интересы этих двух классов в отношении частной собственности на землю и средства производства враждебно противоположны и не могут быть примирены. Для активистов политического рабочего движения враждебная противоположность и непримиримость классовых интересов капиталистов и рабочих – абсолютная истина. Но для широких слоёв трудящихся, которые не вполне осознают эту истину, они должны уметь объяснить эту истину общедоступным, вполне понятным языком, ибо пропаганда и агитация среди трудящихся обыкновенно превращается в простое обличение капиталистов в нарушении всех писаных и неписаных законов. Обличения, конечно, пробуждают трудящихся к борьбе против капиталистов. Но так как люди в своей повседневной жизни относятся к условиям своей жизни непосредственно, т.е. эмоционально, то эти обличения проявляются в форме морального негодования, которое, в конечном счёте, приводит к тому, что затемняет в сознании трудящихся тот основной факт, что причины их бедственного положения заключаются в самом капиталистическом обществе. В результате этого борьба трудящихся против капиталистов ограничивается борьбой за улучшение условий труда, повышение заработной платы, лучшее обращение и т.д., – словом, борьба трудящихся ограничивается борьбой экономической: за достойный труд – достойную зарплату, которая, поскольку ведётся на основе капиталистических производственных отношений, ничего не изменяет в отношениях между капиталистами и трудящимися. Конечно, в отдельных случаях экономическая борьба приводит к тому, что трудящиеся добиваются и повышения заработной платы, и улучшения условий труда и лучшего обращения; угроза перерастания экономической борьбы трудящихся в борьбу политическую заставляет капиталистов идти на частичные уступки трудящимся. Но как лучшая одежда, пища, улучшение обращения не уничтожает для раба отношения зависимости и эксплуатации, точно так же это не уничтожает отношения зависимости и эксплуатации и для наёмного рабочего.

Но для активистов политического рабочего движения задача в том и состоит, чтобы экономическую борьбу трудящихся превратить в борьбу политическую, т.е. в борьбу за государственную власть с тем, чтобы уничтожить безраздельное господство капиталистической частной собственности на землю и средства производства. А для того, чтобы превратить экономическую борьбу трудящихся в борьбу политическую, необходимо добиваться того, чтобы трудящиеся оценивали условия своей жизни не с обще моральных понятий, а с классовых понятий, т.е. с понятий отношения собственности: частная собственность и общественная собственность. Как этого добиваться? Просто спрашивать:

На каком основании заводы и фабрики, энергетические комплексы и агрокомплексы, все виды транспорта и связи, банки и кредитно-финансовые учреждения, – словом, всё, что создаётся исключительно трудом рабочего класса, – могут находиться в частной собственности отдельного человека, который вообще не работает, которого порой и найти-то не могут? Зачем вообще нужен частный собственник, который никакого полезного эффекта обществу не даёт? Что это за функция – частный собственник?

На каком основании земля и её недра, леса и воды, – словом, объективно данные необходимые условия жизнедеятельности людей, – могут находиться в частной собственности? Разве нахождение этих объективно данных условий жизнедеятельности людей в частной собственности не ставит в зависимое положение общество от отдельного частного собственника?

Зачем нужны отдельному частному лицу крупные средства производства, гектары земли, леса, водоёмы? Что он будет со всем этим делать? Какую пользу он для себя извлечёт из этой «своей» частной собственности, если рабочий класс откажется работать? Каким же образом случается, что рабочие, работая на капиталиста, теряют то, что капиталист приобретает для себя, не работая на них?

Справедливо ли, честно ли, что крупные средства производства, т.е. такие средства производства, которые могут быть созданы и приведены в действие усилиями исключительно всего общества, находятся не в общественной собственности, а в частной собственности отдельных лиц?

Нужно ли особое глубокомыслие, чтобы понять, что именно частная собственность на крупные средства производства и землю является первопричиной всех бед и несчастий трудящихся, – и разве эта первопричина не узаконена в Конституции РФ?

Можно ли верить лицемерным фразам государственных и прочих общественных деятелей о борьбе с бедностью, с коррупцией, с жульничеством, с мошенничеством, с безответственностью и т.д., если первопричина этих капиталистических мерзостей узаконена в Конституции РФ?

Короче говоря, вбросьте эти и другие подобные вопросы в среду трудящихся, – и всякие недовольства и стихийные протесты против существующего капиталистического общества превратятся в осмысленно организованную политическую борьбу за уничтожение собственно самого капиталистического общества.

За рабочий класс!
Рафик Кулиев
8 мая 2012 г.

Источник

 

Метки:

Трёхгорка. Собственник начинает разрушать дом. Люди идут к префектуре


10 мая представители собственника общежития Трёхгорной мануфактуры начали разрушение общежития.

Городские власти и правоохранительные органы, вопреки ранее заключенной договоренности, оставили жителей без защиты и не вмешиваются в процесс разрушения здания, предоставляя собственнику свободу действий.

Напоминаем, что в прошлом месяце жителям бывшей общаги отказали в помощи по защите от выселения на улицу и бандитских преследований Управа и Прокуратура. Только лагерь, разбитый ими перед Мэрией, помог добиться переговоров, на которых были достигнуты некоторые договорённости, в частности о выставлении поста полиции во избежание новых провокаций. Гарантии этих договорённостей были даны заместителем префекта г. Литошиным в письменном виде.

11 мая жители Трёхгорки вынуждены снова идти к префектуре Центрального округа.
Сбор участников состоится в 14 часов по адресу: ул. Марксистская, 24, стр. 2

РРП-информ

Источник

 

Метки:

Профсоюз «Форд Мотор Компани» снова грозит забастовкой


kommersant.ru
Раздел: Акции протеста

Профсоюз ЗАО «Форд Мотор Компани» (Всеволожск, Ленинградская область) может организовать очередную забастовку на предприятии в начале июня, говорится на сайте Межрегионального профсоюза работников автопрома. Как пояснил «Интерфаксу» председатель профсоюзной организации завода Александр Кашицин, большинство работников завода — около 80% — считают необходимым объявление забастовки. «Де-факто решение о забастовке принято, де-юре — его надо оформить», — сказал он. 14 мая состоится заседание профкома, на котором будет принято решение об объявлении забастовки, после чего решение должно быть утверждено трудовым коллективом путем сбора подписей более 50% работников. По словам Александра Кашицина, до 1 июня профсоюз планирует провести ряд предзабастовочных акций, направленных на то, чтобы администрация завода и профсоюз смогли договориться.

Напомним, в рамках трудовых споров профсоюза ЗАО «Форд Мотор Компани» с руководством предприятия были сформированы пять примирительных комиссий по решению различных проблем. Среди вопросов, по которым не удалось достичь договоренностей, — режим труда и отдыха, компенсации за работу на вредном производстве, а также изменение схемы получения рабочими грейдов (квалификаций).

Источник

 

Метки:

Лидер белорусского народа Александр Лукашенко: Патриотизм проявляется, когда человек живёт не только для себя, но и для своего Отечества


Президент Белоруссии Александр Лукашенко обратился с ежегодным посланием к народу и Национальному собранию республики.
«НАШИ ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ПРИНЦИПЫ и наш путь неизменны» — эти слова в послании Александра Лукашенко можно назвать ключевыми. Выступая перед депутатами обеих палат парламента, он подчеркнул, что стратегия, основные направления социально-экономического развития страны утверждены Всебелорусским народным собранием и ежегодное послание определяет наиболее эффективные средства и методы выполнения намеченных планов: «Это тактические вопросы с попыткой взглянуть в будущее».
Тем не менее, достаточно широко были освещены и вопросы стратегические. Прежде всего — о собственности. Лукашенко отметил, что одной из предпосылок притока прямых иностранных инвестиций является реформирование отношений собственности. Словом, хочешь получить инвестиции — приватизируй государственные предприятия.
— У нашей страны, — заметил он, — есть уникальное преимущество: мы точно знаем, как нельзя проводить приватизацию, к чему приводят ваучерные эксперименты и залоговые аукционы. Не всегда приватизация — благо для предприятия. Не всегда инвестор приходит, чтобы развить бизнес и передать лучшие технологии.
Повышение эффективности государственных активов, в том числе путём привлечения инвесторов, будет происходить последовательно на основе современной нормативной правовой базы. Никаких обвальных массовых распродаж при этом не будет. В республике, напомнил белорусский президент, отказались от всяких списков объектов, подлежащих приватизации. Не потому, чтобы, как пишут некоторые «аналитики», из-под полы распродать государственную собственность. Составление и публикация списков приватизируемых предприятий — это, убеждён Лукашенко, «унижение работников, которые трудятся на таких предприятиях». Люди, сообщил он, задают прямо вопрос: «Мы вам, президент, больше не нужны, что вы нас решили продать?»
Не будет в Белоруссии и номенклатурной приватизации. В подтверждение Лукашенко привёл пример с ОАО «Керамин», которое в конце прошлого года перешло под контроль государства: «Как только мне доложили, что тогдашний менеджмент пытался через родственников и подставных лиц скупить акции, приобретённые в ходе льготной приватизации, то в течение суток вопрос был решён. Там не оказалось никого из этих менеджеров и их родственников. И так будет впредь».

Дело не только в позиции нынешнего главы белорусского государства.

— Если любой президент или правительство её (номенклатурную приватизацию. — О.С.) допустят, то они будут сметены в течение суток ментально спокойными белорусами, — резонно заметил Лукашенко. — Тот, кто хочет нагреть руки на белорусской приватизации, зря тратит время. Решения о приватизации будут приниматься в спокойных условиях, а не под давлением экономических обстоятельств или международных организаций. Причём главным при принятии таких решений будет соблюдение интересов рядовых работников предприятий. Люди должны сохранить свои рабочие места, зарплату и социальный пакет.
Так же чётко был сформулирован и вопрос о государственном регулировании цен на товары для населения: «Нельзя всё отдавать рынку. Разумный контроль за ценами должен иметь место и будет иметь место в Беларуси». Это особенно важно сейчас, когда цены на продукты в России и на Украине вдвое-втрое, а в отдельных случаях и в шесть—восемь раз выше, чем в Белоруссии. И вывоз дешёвых продуктов из республики приобрёл массовые масштабы.
Необходимость ценового регулирования, резонно заметил Лукашенко, подтверждает и практика развитых стран. В Германии, например, правительство приняло на днях решение контролировать цены на бензин. Владельцы заправок должны будут отчитываться по каждому факту их повышения или понижения и сообщать, у кого и по какой цене они закупали топливо.
— Вот и весь рынок! Надо для народа Германии — супер-рыночное, демократическое правительство ФРГ, не советуясь ни с Россией, ни с Америкой, пошло на эти шаги. А мы боимся все, трясёмся: что о нас подумают, — упрекнул он в нерешительности белорусское правительство. — Ещё раз подчеркиваю: трястись надо за то, что подумает о нас наш народ.
То, как бизнес, гонясь за прибылью, взвинчивает цены, показали недавние проверки Комитета госконтроля, проведённые в минских ресторанах и кафе. Наценки доходили до тысячи процентов.
— Обычную чашку чая продавали чуть не в десять раз дороже её себестоимости, — возмутился президент. — А потом объясняли: «Нам надо платить иностранному повару». Я так и не понял: им что, нужен иностранный повар, чтобы налить чашку обычного чая? Поэтому нам надо меньше разглагольствовать о свободных ценах, но при этом сделать всё, чтобы рыночные отношения в Беларуси на деле приобрели цивилизованный характер.
В прошлом году, отметил Александр Лукашенко, в условиях максимального за всю историю страны роста цен на нефть и газ белорусская экономика не остановилась. Хорошо стартовала она и в 2012 году. Республика вышла на положительное сальдо внешней торговли в сумме 1,3 миллиарда долларов. Растут золотовалютные резервы и экспорт. Замедлены темпы инфляции. Постепенно увеличиваются доходы людей. Государство оказывает населению существенную социальную поддержку. Жилищно-коммунальные услуги, к примеру, на 70 процентов оплачиваются из бюджета. Уровень безработицы практически на нуле.
— Даже международные эксперты, не питающие к Беларуси особой любви, признают, что нам удалось выстроить успешную антикризисную политику. Сегодня можно уверенно сказать: сложный период в истории нашего государства мы проходим достойно, — констатировал белорусский президент.
Успешно преодолевать трудности помогает крепкая основа, что создана за пятнадцать последних лет. Благодаря своему социально-экономическому курсу республика увеличила промышленное производство по сравнению с 1990 годом почти вдвое. В полтора раза больше, чем в конце 80-х годов, вводится жилья. По объёму жилищного строительства Белоруссия стала лидером в СНГ. А по качеству здравоохранения заняла 30-е место в мире, 20-е — по качеству образования и такому исключительно важному показателю, как социальный капитал.
В то же время Александр Лукашенко отметил, что прошлый год обнажил многие проблемы белорусской экономики, которые требуют безотлагательного устранения. Республику, обделённую природными ресурсами, не обошёл кризис, привнесённый в основном извне — дороговизной покупных энергоносителей, торговыми войнами, которые развязывало российское руководство. Были допущены ошибки и в банковско-финансовой, а также тесно связанной с ней торговой системе. Получивший свободу бизнес развязал спекулятивные атаки, увеличившие трудности экономики.
Ошибки, ярко проявившиеся в прошлом году, надо исправлять и смелее идти дальше во всех сферах жизни государства и общества. Прежде всего — в экономике. Чтобы придать новое качество всей экономической деятельности, послание предусматривает сосредоточить усилия на нескольких основополагающих направлениях. Среди них — модернизация, привлечение прямых инвестиций, рост доходов населения, повышение эффективности управления, поддержание стабильности белорусского рубля, наращивание экспорта, импортозамещение и экономия, развитие науки и инноваций, агропромышленного комплекса, жилищного строительства.
Каждое из этих направлений тщательно проработано. Техническое обновление будет проводиться одновременно с совершенствованием управления экономикой. Заметные результаты принесёт создание крупных производственных объединений в промышленности и сельском хозяйстве. Уже в 2012 году намечено получить качественный эффект от организационных реформ, радикально снизить непроизводственные затраты, накладные расходы и не менее чем в два раза — административно-управленческий персонал. Бесспорно эффективными окажутся меры по переходу на информационное общество. К слову, в развитии телекоммуникационной структуры Белоруссия, по данным ООН, за два последних года перешла с 84-го места в мировом рейтинге на 48-е.
Большие возможности появились в связи со снижением цен на газ и нефть. «Достигнутые (с российским руководством. — О.С.) договорённости по ценам на энергоресурсы — это не подачка и не субсидии. Это базовые условия функционирования Единого экономического пространства. Когда у нас, как совсем недавно, цена была в пять раз выше, чем в Казахстане или России, не было свободной конкуренции, не могло быть единого рынка. Это простые истины. Поэтому в Едином экономическом пространстве Беларуси, Казахстана и России мы не просим низких цен для наших предприятий. Главное, — подчеркнул Александр Лукашенко, — это единый уровень цен и принципы их формирования. Для всех — белорусских, российских, казахстанских компаний».
Общий рынок Таможенного, а затем — Евразийского экономического союза предоставляет дополнительные возможности по сбыту продукции, прежде всего высокотехнологичной, и полностью отвечает интересам Белоруссии.
Как и в прошлых посланиях, президент дал оценку нынешней международной ситуации. Он высказал серьёзную озабоченность тем, что политики, прежде всего западных стран, говорят на языке силы и угроз. В том числе и по отношению к Белоруссии.
— Я просто хочу сказать европейцам и американцам: нас невозможно сломать, — предупредил президент. — И не только Лукашенко, или, как вы говорите, его силовой блок или правительство. Нас, белорусов, невозможно сломать! Нас можно просто похоронить. А потом сделать со страной, что захотите.
Преодолевать разногласия, подчеркнул он, надо диалогом, переговорами, а не санкциями и запретами.
Успех Белоруссии зависит от многих факторов. Один из них Лукашенко назвал самым главным:
— Убежден: движущей силой прогресса являются не материальные блага, а патриотизм. Движение вперёд невозможно без искренней любви к Родине, земле предков, к своему народу. Патриотизм проявляется не в словах и лозунгах, а в жизненной позиции человека, его повседневных трудах. В том, что он живёт не только для себя, но и для своего Отечества.
Многое может меняться вокруг нас, но эта истина остаётся непоколебимой. Патриотизм был, есть и должен оставаться незыблемым постулатом нашей государственности. Это вечная ценность, которая скрепляет поколения.
Выступление Александра Лукашенко длилось два часа. Почти столько же времени он уделил ответам на вопросы депутатов. Естественно, их прежде всего интересовали перспективы дальнейшей интеграции с Россией, президентом которой в третий раз стал Владимир Путин. Выразив уверенность в непременном прогрессе белорусско-российских отношений, Лукашенко напомнил о многочисленных публикациях на эту тему:
— Некоторые думают, что Путин пришёл (на пост президента. — О.С.), обязательств нет, он более свободен, начнёт душить Беларусь. Нет ресурсов ни у России (имеется в виду российское руководство. — О.С.), ни у Путина для того, чтобы задушить Беларусь.
Он попросил вспомнить то время, когда для республики были очень высокие цены на энергоносители: «Россия поняла, что ещё год такой политики в отношении Беларуси и Беларусь больше никогда не будет на стороне России, поэтому аккуратненько отступила». И задал депутатам риторический вопрос: «Вы хотите сказать, что Путин второй раз на эти грабли наступит? Нет».
Действительно, наступать Путину второй раз на эти грабли резона нет. Он уже сделал своё дело: заблокировал, на потребу и радость Западу, создание Союзного государства Белоруссии и России, заменив его рыхлым формированием Таможенного союза. И потому Лукашенко был полностью прав, когда заметил: «Если кто-то надеется, что Путин пришёл и завтра тут нас начнут душить, петлю на шею накинут, — не дождутся. Мы будем прогрессировать только в лучшую сторону — по крайней мере, такого курса мы будем придерживаться в отношениях с Российской Федерацией».
Похоже, что Путин, сделавший, повторяем, своё дело, уже не станет открыто душить Белоруссию. А это позволит ей успешнее выполнять планы, намеченные в послании Александра Лукашенко.

По страницам газеты «Правда». Олег Степаненко
Источник

 

Метки: , ,

Не вам поучать белорусов, господа! Мнение экономиста


Олег Черковец, доктор экономических наук
Минимальная зарплата в богатой нефтью и газом России почти на треть не дотягивает до официального прожиточного минимума.
В ПОСЛЕДНИЕ НЕДЕЛИ наши сограждане не раз слышали из уст представителей правящего «тандема» самовосхваления о повышении «под их чутким руководством» уровня жизни россиян, в частности, о поднятии зарплаты бюджетникам — миллионам учителей, врачей и других категорий трудящихся. То есть тех, чьи доходы рассчитываются на базе всем известного МРОТ — минимального размера оплаты труда.
Прошедший Первомай как раз и даёт очень хороший повод посмотреть, а какая же действительно минимальная зарплата установлена сейчас в России и, главное, насколько она соответствует ещё одной официальной базовой величине — прожиточному минимуму. Причём сделать это мы можем в сопоставлении с другими ведущими странами СНГ — нашими ближайшими соседями и экономическими партнёрами.
Поможет нам в этом официальная информация, распространённая Всеобщей конфедерацией профсоюзов (ВКП) — координационным органом профсоюзов стран СНГ. Так вот, на начало 2012 года минимальная зарплата в большинстве стран СНГ оказалась меньше установленного у них же прожиточного уровня, при том, что сам этот «уровень», как всем известно, далёк даже от среднеприличной жизни. Тем не менее, этот показатель существует официально, и тем более важно подчеркнуть, что за 20 с лишним лет после развала Советского Союза в большинстве бывших союзных республик экономика в целом и социальная сфера до сих пор не пришли в нормальное состояние. Но ещё куда более показательно то, что только в трёх государствах Содружества — в Белоруссии, Казахстане и на Украине — минимальная зарплата равна прожиточному уровню или превышает его. Россия, хвастающая своими «нефтегазовыми успехами», в этом списке не числится. Вот вам и качественная оценка результатов работы «тандема»!
Цифры, официально приводимые профсоюзами СНГ, бьют, как говорится, не в бровь, а в глаз. В Казахстане «минималка» равна прожиточному минимуму и составляет 118 долларов. Так же равны эти величины и на Украине — с той лишь разницей, что составляют они 134 доллара. А вот в Белоруссии, где МРОТ установлен на уровне 120 долларов, он значительно превышает прожиточный минимум: в стране ведь, как известно, сохраняется строгий государственный контроль за ценами на товары первой необходимости, прежде всего — продукты и лекарства, а они-то в первую голову и формируют «корзину», рассчитываемую для прожиточного минимума.
И вот, наконец, Россия. Начнём с того, что минимальная оплата у нас установлена на уровне 143 доллара. Как видим, мягко говоря, даже по абсолютной величине российский МРОТ недалеко ушёл от белорусского и украинского, при том, что Россия буквально захлёбывается от выкачиваемых из её недр нефти и газа, а в двух указанных странах ни того, ни другого просто нет. Но главное — другое. В условиях, когда Кудрин и его наследник год за годом категорически отказывались и продолжают отказываться даже от самой постановки вопроса о государственном контроле над основными ценами, величина прожиточного минимума постоянно растёт. Поэтому в сегодняшней России МРОТ почти на треть не дотягивает до прожиточного минимума. Порочная политика имени Ельцина — Гайдара, которую продолжают проводить нынешние правители, не позволяет преодолеть очевидный абсурд и подтянуть минимальную зарплату к прожиточному минимуму.
Но тогда возникает принципиальный вопрос: если вам, господа, даже при нынешних мировых ценах на нефть и газ не удаётся при определении МРОТ подняться выше 143 долларов, то какое моральное право есть у вас и ваших телевизионных дикторов, извините, врать в отношении «сложного экономического положения» в Республике Беларусь и всячески поучать наших соседей? Не лучше ли хотя бы просто помолчать и подумать, как позорно на фоне других вы сами выглядите?

Источник

 

Метки: ,