RSS

Нападая на Сталина, мы разрушаем страну

12 Май

Помещаю статью Святослава Рыбаса, напечатанную месяц назад в «Известиях». Вспоминаю, что много лет назад я имел честь познакомится с некоторыми членами семьи и родственниками Святослава Юрьевича, которые произвели на меня впечатление умных, открытых, думающих людей, настроенных патриотически.
Читая статью, поймал себя на мысли, что даже в советское время, Сталин и его период подвергались в описании серьезным искажениям, а теперь уж и подавно! Сначала советская история (не без влияния Никиты Хрущева) назвала первые 40 лет Советской власти временем «культа», а затем Сталина, усилиями внутренних либералов и западных борзописцев, вообще записали в дуэт главных мировых злодеев.
Только, когда серьезно берешься изучать историю, начинаешь приходить к пониманию некоторых действий и «преступлений» этого жесткого, но очень умного и прагматичного человека, чей исключительный патриотизм никогда не ставился под сомнение западными лидерами. К примеру, мне открылысь полная историческая обоснованность и необходимость Пакта о ненападении с Германией — шага, который, по сути, спас страну от войны с Германией и Японией одновременно без каких-либо союзников в лице западных демократий, которые именно к этому и толкали весь ход мировой истории.
Очень рекомендую своим читателям статью Рыбаса.
Сосипатр Изрыгайлов©

Мы перекладываем на Сталина собственные ошибки

Четыре года, затраченные мною на создание 900-страничной биографии Сталина в серии «ЖЗЛ», дали возможность ответить на многие вопросы, связанные с вождем народов, и развенчать массу мифов. Первый из которых: Сталин поднялся на вершину власти случайно, безосновательно; в противостоянии ярких революционеров, уничтожавших друг друга, победил серый, неприметный персонаж. Это абсолютно не соответствует действительности.
Когда Сталин бежал из вологодской ссылки, ему доверили финансы партии. Представляете уровень признания? Грузин, сын сапожника, без университетского образования. Хотя, надо заметить, что Сталин вышел из тифлисской семинарии с правом преподавать в народных училищах. Прибавьте к этому огромный потенциал, связанный с уникальной способностью к самообразованию. Он умел учиться, отбирать нужные книги, находить компетентных людей.
Накануне революции Сталин отнюдь не являлся серым, малоизвестным работником низшего или среднего звена. Наоборот, к этому моменту он был уже очень крупным руководителем. Не случайно летом 1917-го именно Сталин делает отчетный доклад на съезде партии. Такой чести удостаиваются только признанные лидеры.
В 1922 году Сталин с подачи Ленина становится генсеком. Хотя послушным, верным ленинцем его не назовешь. Вскоре между ними возник спор по поводу образования Советского Союза — очень важный для нашего времени. Сталин выступал за единое государство с национальными автономиями, а политика Ленина — это отдельные государства, которые объединяются в союз. Победил Ленин. В 1991-м ленинская линия дала себя знать — союз беспрепятственно развалился.
Противоречия во взглядах Ленина и Сталина проявились еще до революции. Ленин был сторонником развития партии на эмигрантской основе. Сталин говорил, что борьба должна происходить внутри страны, в местных заводских парторганизациях, т.е. надо опираться на рабочих. В 20-30-е годы сторонники двух этих позиций разделятся на тех, кто жаждал мировой революции, и на тех, кто собирался строить социализм в одной отдельно взятой стране.
Сталин принадлежал ко второму лагерю и конечно же не был настоящим коммунистом. Он был государственником. Герцен говорил о Николае I: «Чингисхан с телеграфом». Троцкий, перефразируя Герцена, называл своего главного противника Сталина «Чингисхан с телефоном». Да, Сталин — восточный деспот. Но, с другой стороны — европейский руководитель. Рационалист. Возьмем его отношение к церкви. В период голода, в 1920-е годы, он лично подписывал постановления ЦК о расстреле священников. Потому что церковь политически была структурой, оппозиционной советской власти. Однако в 1939 году Сталин отменяет все антицерковные ленинские постановления Политбюро. Более того, обращается к русской истории как к своему союзнику. Он противится переводу шрифта с кириллицы на латиницу. Понимает, что происходящее в стране нельзя полностью уложить в рамки коммунистических теорий.
В 1936 году, разрабатывая проект новой Конституции, Сталин пытался ввести альтернативные выборы, чтобы противопоставить партийно-бюрократическим кланам на местах мнение общества. У него ничего не получилось — кланы не позволили. Он понял, что сам потеряет власть, будет свергнут, и отказался от своей идеи. Репрессии 1930-х годов означали, что революция еще не закончилась, — поэтому Сталин и прибегал к подобным методам. Не надо его оправдывать, но революция — дело жестокое, ее, увы, в бархатных перчатках не делают. Сталин действовал так, как мог и считал нужным действовать — в отсутствие ресурсов, в отсутствие элиты, способной воспринять идею модернизации.
Кланы тормозили развитие страны. Они обставляли свою жизнь роскошью — по той норме, которая тогда была доступна. Занимались очковтирательством и, выражаясь современным языком, осваивали бюджет. Сталин не мог с этим мириться. Да, под борьбу с кланами попадали невинные люди. Но как попадали? В архивах КГБ десятки, сотни тысяч доносов — сосед на соседа, коллега на коллегу, зять на тещу… Поднятые революционной волной обывательские низы боролись за личное благополучие, за лишние десять метров в коммуналке. Этот феномен — бытовое наушничество, сведение личных счетов — во многом сказался на масштабе репрессий. Мельница была запущена, туда сыпалось все подряд. Но сыпал не Сталин. Валить на него можно — только учтите, что мы теряем ощущение реальности, когда валим все на Сталина.
В 1952 году Сталин пишет работу «Экономические проблемы социализма в СССР». Из нее ясно следует, что он видел будущее развитие СССР по так называемому «китайскому пути». Однако в 53-м он умер, и к власти пришел Хрущев, который в юности был троцкистом и навсегда сохранил энтузиазм мгновенных преобразований, свойственный Троцкому. Портреты Сталина на лобовых стеклах грузовиков начали появляться после того, как Хрущев провалил реформы. Так продолжается по сей день: Сталин — это вызов всем последующим политикам.
С другой стороны, когда западные журналисты буквально с ножом к горлу пристают к руководителям России: «Отрекитесь от Сталина, признайте, что Сталин — преступник!» — надо четко осознавать, что за этим стоит чистая геополитика. Борьбу наций и государств за свои интересы никто не отменял. Французы не отрекаются от Наполеона, при котором население Франции значительно сократилось. Британия не отказывается от Кромвеля. Американцы не покаялись за то, что сделали с индейцами, и не вернули им захваченные земли. Зато все хотят переписать нашу историю. Не Сталин сегодня важен для Запада, это ширма. Дело не в Сталине, а в нас самих — считаем ли мы себя правосубъектными на нашей территории.
Мы не имеем права признать, что 73 года советской власти были черной дырой и всем завоеваниям этого периода место на помойке. Отбросив СССР, где мы оказываемся? Во Временном правительстве. В эпохе санкт-петербургской элиты, которая все провалила, не удержала власть и экономику и довела ситуацию до того, что пришли другие модернизаторы — большевики.
Помните, что ответил вождь, когда его сын Василий сказал: «Я — Сталин»? «Ты — не Сталин. Сталин — это СССР». Он полностью идентифицировал себя с государством, с идеей могучего колосса — Советского Союза. И в итоге сам — вместе со своей семьей — был раздавлен этой мощью.
Иосиф Сталин в русской истории — это реинкарнация Петра I. Петр модернизировал страну, собственноручно рубя головы, и весь Санкт-Петербург, откуда вышла наша нынешняя элита, построен в буквальном смысле на костях. Тем не менее мы называем императора Великим. При том, что цена этого величия — громадная и страшная.
В 1931 году Сталин заявляет, что Россию всегда били, потому что слабых вечно бьют, и если мы не пройдем за десять лет путь, который страны Запада прошли за столетие, нас сомнут. Колонизируют. Ровно через десять лет началась война. Страна успела подготовиться — но какой ценой? Очень жестокой. Мы расплачиваемся по тем счетам до сих пор. Я считаю, что Сталин — и создатель Советского Союза, его величия, мощи, но он же и разрушитель. Потому что тогда был подорван национальный потенциал. А потом еще и война…
Мы не имеем права признать, что 73 года советской власти были черной дырой и всем завоеваниям этого периода место на помойке. Отбросив СССР, где мы оказываемся? Во Временном правительстве
Другое дело, что деградация народов, живущих в России — в основном русского народа, — продолжалась и после Сталина. До сих пор продолжается — причем совершенно неоправданно. А тогда были высшие смыслы. Как говорил философ Александр Зиновьев, «войну выиграл советский десятиклассник». То есть поколение, воспитанное Сталиным. Именно поэтому я считаю: правильно восстановили на станции метро «Курская» строку из первого советского гимна. Иначе мы уподобимся варварам, талибам, расстреливающим скульптуры из пушек. Был текст «нас вырастил Сталин…», написанный Сергеем Михалковым? Был. Сталинский десятиклассник выиграл войну? Выиграл. Хрущев стер эти строки — при поощрении части политической элиты, и тем самым расписался в трусости. Не надо бояться своей истории.
Когда меня спрашивают: «Если бы Сталин прожил еще лет десять, инициировал бы он Третью мировую войну?» — я твердо отвечаю: нет. К тому нет никаких логических предпосылок и никаких фактических доказательств. Сталину не нужна была война. Ему нужны были мир, торговля, обеспечение роста промышленности. Беда в том, что он обладал крайне малым потенциалом: нищая страна, ужасающие потери после войны. У американцев появилась атомная бомба. Существовали десятки планов ядерных атак на СССР. Сталин санкционировал Корейскую войну, чтобы оттянуть внимание Соединенных Штатов, обезопасить страну с запада. Когда летчики корпуса Кожедуба обрушили эскадру лучших американских стратегических бомбардировщиков Б-29, способных носить ядерное оружие, Америка поняла, что из попытки ядерной атаки на Советский Союз ничего не выйдет. В силу неприемлемости потерь — есть такой военный термин. Безопасность страны всегда была для Сталина вопросом номер один.
Он и Великую Отечественную отодвигал максимально — заключив пакт с гитлеровской Германией. Пакт Молотова — Риббентропа был ответом на Мюнхенский договор, когда Сталин понял, что Запад хочет защитить себя, а Восток оставить открытым.
Очень модный сегодня либеральный тезис, что Сталин и Гитлер — это практически одно и то же, не выдерживает критики. Сталин никогда не уничтожал людей по принципу национальной ущербности, никогда не делил нации на цвет и отбросы человечества, никогда не стремился поработить мир. В борьбе с фашизмом Сталина поддержала западная демократия. Значит, если выстроить логическую цепочку, Черчилля и Рузвельта тоже допустимо приравнять к Гитлеру?
Мы должны осознать главное: нельзя свергнуть Иосифа Виссарионовича силовыми методами. Чем яростнее вы проклинаете Сталина, тем больше вы его пропагандируете. Пока, как только возникает проблема, мы вытаскиваем труп отца народов и говорим: он во всем виноват! Оправдывая таким образом свои ошибки, свою некомпетентность. Только когда жизнь в стране наладится, Сталина забудут и отдадут историкам. Кому нужен Сталин, если все в порядке?

Источник
Источник

Реклама
 

Метки: ,

Обсуждение закрыто.