RSS

Архив за день: 2012/05/17

Давление на рабочих активистов Жезказгана усиливается


16 мая рабочей активистке Жезказганской ТЭЦ (корпорация «Казахмыс») Айжан Махановой позвонили из Прократуры г. Жезказган и предложили в приказном порядке прибыть к 15-00 в Прокуратуру. После консультации с общественниками Айжан отказалась приходить без повестки. Тогда ей стали угрожать, что доставят в принудительном порядке при помощи сотрудников полиции.

Позже сотрудники полиции нашли ее и вручили официальную повестку. Предположительно, такая активность работников прокуратуры связана с намерением инициативной группы работников ТЭЦ провести митинг 3 июня независимо от того, дадут им разрешение или нет.

Телефон Айжан Махановой: 8 705 916 48 09

Источник

 

Метки:

Жители об­щежитий разобьют сегодня лагерь ­протеста перед мэрией Москвы


17 мая в 17:00 жители общежитий и ведомственных домов, которых пытаются выселить в никуда, разобьют лагерь перед Мэрией и будут требовать немедленного рассмотрения их вопросов. В акции принимают участие жители бывших общежитий авиамоторного завода «Салют», воинской части ВЧ 62112 (Внуково), ткацкой фабрики, ведомственных домов вертолетного завода им. Камова.

Предистория

Бывшие общежития, вместо того чтобы быть переданными в муниципальную собственность, незаконно приватизировали вместе с живущими в них людьми, а теперь «эффективные собственники» пытаются выгонять людей на улицу, мотивируя это тем, что они незаконно занимают жилье, предоставленное им предприятиями.

Собственники не гнушаются ничем, чтобы зачистить приглянувшуюся и приобретенную вместе с жильцами жилплощадь:

Отключают людям воду и свет, как это было сделано в общаге ткацкой фабрики «Красная работница», в общаге авиамоторного завода «Салют», в общаге воинской части ВЧ 62112; причем в ВЧ 62112 собственник дошел до того, что похитил генератор, предоставленный жильцам Управой, чтобы организовать электроснабжение дома;

Пробивают принятие судебных решений о выселении людей, как это было сделано в общаге воинской части ВЧ 62112, в служебных домах вертолетного завода «Камова»;

Устраивая бандитские избиения жильцов, как это было сделано в общаге воинской части 62112, общаге ткацкой фабрики;

Заказывают поджоги домов, как это произошло в служебном доме вертолетного завода им. Камова и могло произойти в общаге «Салюта» .

По мнению жильцов общежитий, настало время спросить с власти за все это.

Дополнительная информация:

8-968-75-60-556 Галина Дмитриева

8-916-737-10-33 Александр Зимбовский

Источник

 

Метки:

В Екатеринбурге за подготовку мятежа осужден сторонник Квачкова


К шести годам заключения условно приговорил Свердловский областной суд Владислава Ладейщикова, признанного виновным в содействии терроризму. По данным следствия, он входил в «Народное ополчение имени Минина и Пожарского», которое ставит своей задачей насильственное свержение конституционного строя в РФ, сообщает РАПСИ.

Ладейщиков был арестован в июле 2011 года вместе с еще несколькими участниками ополчения. Следствие считает, что на 2 августа 2011 года они запланировали операцию «Рассвет», в ходе которой намеревались осуществить захват власти в Екатеринбурге, убить руководителей силовых структур и глав национальных диаспор, а также прекратить подачу в город электроэнергии путем подрыва линий электропередач и ТЭЦ.

Количество арестованных заговорщиков и их имена не назывались. Неофициально сообщалось об аресте замглавы Свердловского союза ветеранов Афганистана, члена Всероссийской общественной организации «Боевое братство» Леонида Хабарова.

По данным ФСБ, при аресте у участников митинга изъяли оружие, боеприпасы, взрывчатку и экстремистскую литературу. Кроме того, заговорщики при подготовке операции по захвату власти проходили занятия по минно-взрывному делу.

По данным газеты «Коммерсантъ», Ладейщиков заключил сделку со следствием и дал показания на других участников заговора, которые могут быть использованы в суде против них и отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова, находящегося в Москве под арестом по обвинению в подготовке вооруженного мятежа.

С Ладейщикова были сняты обвинения в организации мятежа. Он осужден по статьям «содействие террористической деятельности» и «незаконное хранение боеприпасов и взрывных устройств».

Среди других фигурантов дела «Коммерсантъ» на основании материалов следствия называет уже упомянутого Хабарова, который руководил Институтом военно-технического образования и безопасности при Уральском федеральном университете, предпринимателя Сергея Катникова, изобретателя Виктора Кралина и некоего Александра Ермакова, которого считают лидером мятежников. Следствие в их отношении еще продолжается.

Источник

 

Метки:

КПРФ и мир «Пусть враги загнутся от того, что я все еще жив!». Генерал Младич в гаагских застенках продолжает битву за свой народ и свою Родину!


В Гааге начался процесс над генералом Ратко Младичем. МТБЮ выдвинул против генерала Младича обвинения по 11 пунктам, среди которых геноцид в Сребренице и еще семи боснийских общинах и осада и обстрелы Сараево.

Процесс открывает шестичасовая речь представителей обвинения Дермота Грума и Питера Макклоски, которая будет продолжена и сегодня. Грум, в частности, заявил, что «рука Младича» присутствует практически во всех преступлениях против мусульман и хорватов, совершенных сербами. По его словам, ровно двадцать лет назад, став начштаба армии Республики Сербской, Младич возглавил «преступное мероприятие по этническим чисткам, которое было реализовано военной силой». Генерал слушал его выступление внимательно и что-то записывал.

Прокуратура собирается вызвать 410 свидетелей, из которых 158 должны появиться в зале суда, и предоставить 28 тысяч улик. По оценкам экспертов, ей потребуется около 200 часов для того, чтобы изложить все имеющиеся у нее доказательства вины Ратко Младича.

Правда, на деле все это может оказаться не столь впечатляюще. Так, на продолжающемся сейчас процессе бывшего президента Республики Сербской Радована Караджича многие свидетели обвинения и эксперты оказались просто не в курсе событий, о которых давали показания. Еще хуже обстоят дела на процессе сербского политика, лидера радикалов Воислава Шешеля, обвинение против которого фактически развалилось. Однако вот уже десятый год Шешель находится в тюрьме без приговора суда.

В декабре прошлого года число конкретных преступлений, вменяемых Ратко Младичу, было уменьшено со 196 до 106. Организаторы процесса стремятся по возможности сократить его из-за опасений за здоровье подсудимого. Иными словами, они опасаются, что 69-летний генерал, страдающий рядом серьезных заболеваний, может не дожить до приговора.

Однако сам Младич перед началом суда заявил, что чувствует себя намного лучше и готов к борьбе за правду. Он также попросил не публиковать в качестве иллюстраций процесса фотографий годичной давности, сделанных в момент его ареста 26 мая в селе Лазарево: «Я поправился и хочу, чтобы мои друзья, которых очень много, и мой народ видели, как я держусь. А враги пусть загнутся от того, что я все еще жив. Кто друг, а кто враг, это я знаю».

Перед началом процесса председатель трибунала Теодор Мерон отклонил ходатайство защиты Младича, потребовавшей отстранить судью Альфонса Ори от ведения процесса. Адвокаты считают, что Альфонс Ори не может быть беспристрастным на слушаниях, потому что он уже председательствовал на процессах подчиненных Младича – и они закончились обвинительными приговорами.

Вторая, по их мнению, причина для отвода – гражданство Ори. Он из Нидерландов. Именно голландские миротворцы находились во время боснийской войны в Сребренице и, как считается, не смогли защитить мирное мусульманское население от сербских сил в июле 1995 года.

Но в течение почти трех лет голландские «голубые каски» не делали ничего, чтобы хоть как-то защитить сербское население общины Сребреница. В результате мусульманские боевики убили здесь более трех тысяч сербов.

В Голландии, можно сказать, на государственном уровне культивируется комплекс вины, но только перед одной из сторон конфликта – мусульманской. Так что есть все основания подозревать голландца Ори в необъективности. Впрочем, как и Кристофа Флюге из Германии – страны, чью роль в развале Югославии трудно переоценить. Еще одним судьей, участвующим в процессе, является Баконе Молото из ЮАР.

Последние два месяца в Боснии и Герцеговине – череда печальных годовщин. Ровно двадцать лет назад в этой югославской республике, объявившей 6 апреля 1992 года о независимости, разгоралась гражданская война. Апрельские и майские дни 1992 года были страшным временем для боснийских сербов, до последнего выступавших за сохранение Югославии. Объявленная «оккупационной», Югославская народная армия оказалась не способна защитить не только местное население, но и саму себя. Подконтрольные мусульманам полиция и вооруженные формирования практически беспрепятственно совершали нападения на сербов.

12 мая 1992 года сербский парламент Боснии постановил создать Войско РС. Младич был назначен начальником Главного штаба и занимал этот пост до декабря 1996 года. Со своей задачей генерал и его армия справилась. В противном случае в Боснии сегодня не было бы ни Республики Сербской, ни самих сербов. А преданный нынешними сербскими властями Младич теперь в гаагских застенках продолжает битву за свой народ и свою родину.

Источник

 

Метки: ,

Взвейтесь кострами, синие ночи!


Взвейтесь кострами,
Синие ночи!
Мы — пионеры,
Дети рабочих.
Близится эра
Светлых годов,
Клич пионера:
«Всегда будь готов!»

Кто из представителей старшего и среднего поколения советских людей не знает пламенных строк этой пионерской песни, ставшей гимном юного поколения нашей страны?

А создал стихи этой песни мой земляк-можаец, уроженец села Семёновское, что на знаменитом Бородинском поле, настоящий певец комсомольской юности Александр Жаров. Я длительное время работал в редакции можайской районной газеты «Новая жизнь» и много раз встречался с поэтом в Можайске и Москве. Сопровождал его во время приезда на малую родину, присутствовал на встречах известного поэта с молодёжью и школьниками, записал его воспоминания. Александр Алексеевич неоднократно рассказывал о том, как он работал над своей первой песней «Взвейтесь кострами!», ставшей гимном нашей Пионерии. Вот вкратце его рассказ.

* * *

— Дело было весной 1922 года. Комсомольцы того времени, к числу которых принадлежал и я, задумали новое дело — решили позаботиться о своей смене, о новом поколении строителей коммунизма и создать организацию юных пионеров.

В Центральном Комитете комсомола на совещаниях обсуждались во многих подробностях задачи и цели будущей организации, её порядки. Говорилось и о пио-нерской работе в школе, и о летнем отдыхе в лагерях, о пионерских линейках, о больших сборах, о походах, о пионерских кострах.

На нескольких таких совещаниях присутствовала Надежда Константиновна Крупская. Она с большим интересом отнеслась к почину комсомольцев и высказывала свои соображения, давала ценные советы.

Мы знали, что идея создания пионерской организации одобрена Центральным Комитетом Коммунистической партии. Но нам хотелось знать: известно ли об этом лично Владимиру Ильичу Ленину?

Кто-то решил спросить у Надежды Константиновны. Она удивилась этому вопросу и ответила:
— Как же Владимиру Ильичу не знать о таком деле? Знает, конечно! И очень одобряет комсомольское начинание.
Присутствовавшие стали аплодировать. А Надежда Константиновна сказала:
— Такое дело нельзя без песни начинать. Позаботьтесь, товарищи, чтобы у первых пионеров своя песня была! Своя, советская…
О характере будущей песни подробный разговор шёл уже без Н.К. Крупской. Все соглашались, что песня должна быть боевой, маршевой.
Но кто напишет её? Один из секретарей ЦК комсомола, подводя итоги обсуждения, заявил:
— Песня нужна обязательно. А написать ее поручим Саше Жарову. Дадим ему двухнедельный срок… Так и запишем в протоколе.

Скажу прямо, меня не очень обрадовало это почётное поручение. Я был тогда молодым и неопытным поэтом, песни мне писать не приходилось. С огорчением думал, что не напишу никакой песни и таким образом подведу товарищей. Но сказать об этом сразу духа не хватило.

Я вспомнил, что есть у меня хороший товарищ, бывший комиссар 25-й Чапаевской дивизии Дмитрий Фурманов. После демобилизации из Красной Армии он поступил в Московский государственный университет и учился там вместе со мной на факультете общественных наук. Я решил попросить его «заступиться» за меня.

Думал, что Дмитрий поможет мне освободиться от явно невыполнимого задания. Но он в ответ рассказал интересную историю, как в их дивизии во время Гражданской войны сочиняли новые песни, хотя не было ни поэтов, ни музыкантов. В заключение беседы Дмитрий сказал:

— Задумайся, Саша, над этой историей. И не забудь, что у тебя возможностей больше, чем у чапаевцев, чтобы сочинить песню.

* * *

Так я приступил к работе над песней. Начал с поиска мелодии. Мои товарищи-комсомольцы рассудили:

— Главное, за какой-нибудь мотив зацепиться, а дальше — дело пойдёт!..

И двинулись все вместе в культпоход на поиски мотива. Ходили по концертам, посещали музыкальные театры. Оперу «Фауст» слушали в Большом два раза. Потому что в первый раз нам приглянулся в ней один кусочек, один музыкальный ход в знаменитом «Марше солдат». Во второй раз я даже ухитрился расслышать и запомнить слова этого «кусочка»:

Башни с зубцами,
Нам покоритесь!
Гордые девы,
Нам улыбнитесь!

Мои друзья в общежитии напевали эти строки, несколько упрощая музыку Гуно. А мне нужен был ритмический рисунок! Я ухватился за «башни с зубцами». Днём и ночью, наяву и во сне целыми сутками отстукивал ногой или рукой в такт строчку за строчкой. «Башни с зубцами», — говорил я про себя, а громко произносил: «Взвейтесь кострами!» «Нам покоритесь», — слышалось мне, а выговаривалось: «Синие ночи…»

В результате этих творческих поисков родились первые строчки:

Взвейтесь кострами,
Синие ночи!
Мы — пионеры,
Дети рабочих…

Всё остальное писалось уже легче. Товарищи, слушавшие меня, говорили:

— Эх, хорошо бы вставить в песню слова призыва: «Будь готов!» Это мне удалось. Так родился следующий куплет:

Близится эра
Светлых годов,
Клич пионера:
«Всегда будь готов!»

И вот родилась песня, но… без музыки. Тем не менее мы её пели на тот мотив, который у нас получился в результате упрощения и даже некоторого искажения мотива, взятого из «Фауста». Песню в конце концов заслушали на заседании Секретариата ЦК комсомола и приняли решение: «Привести в порядок музыку, уточнить мелодию песни».

Этим уточнением занялся не какой-нибудь опытный музыкант, а наш товарищ, ученик музыкального техникума Сергей Дешкин. Он слушал то, что мы пели, записывал на плотную бумагу, поправлял, наводил необходимый музыкальный порядок. Он и стал автором музыки песни «Взвейтесь кострами!»

* * *

Первый костёр, на котором была спета эта песня, состоялся в Москве, на территории нынешнего парка культуры и отдыха «Сокольники». Собрались не только пионеры, но и многие родители, в большинстве рабочие-железнодорожники. Были партийные руководители, журналисты. Были тут и активисты-комсомольцы, представители всех районов столицы. Песня исполнялась вначале специально организованным детским хором, расположившимся на помосте недалеко от костра. А в завершение сбора пели её уже все — под духовой оркестр:

Радостным шагом,
С песней весёлой
Мы выступаем
За комсомолом…

Этот куплет с особым подъёмом звучал в рядах комсомольцев. Им приятно было, что и за ними идут помощники, юные ленинцы, будущие комсомольцы и коммунисты.

В числе почётных гостей этого пионерского сбора был и Дмитрий Андреевич Фурманов.

— Какое чудесное лесное собрание получилось! Свежестью веет от него… А от костра, смотри, зарницы образуются. Это зарницы великого нашего будущего! — говорил Фурманов седому большевику из Иваново-Вознесенска, приехавшему вместе с ним на костёр. И повернувшись ко мне, Дмитрий Андреевич шепнул: — Песня-то, братец, кажется, крепкая вышла! Ты не забудь рассказать мне, как она писалась…

* * *

Так родился гимн советской Пионерии, вошедший в золотой фонд отечественной музыкальной культуры. И потом к пионерской теме А.А. Жаров обращался ещё неоднократно. Так, в 1956 году в соавторстве с известным композитором К.Я. Листовым он написал жизне-утверждающую песню «Пионерия шагает». Есть в ней такие слова:

Пионерия шагает
по родной стране
С бодрой песней
навстречу весне.
И сверкает,
расцветает юности пора,
Словно пламя
яркого костра.

…Со времени основания Всесоюзной пионерской организации имени В.И. Ленина и создания песни «Взвейтесь кострами, синие ночи!» прошла целая эпоха — 90 лет. Уже нет великого Советского Союза. Вопреки воле народа, изменён общественно-политический строй. В стране утвердился дикий, бандитский капитализм. Государственная политика направлена на искоренение и дискредитацию всего советского. На головы молодёжи в первую очередь обрушился мутный поток антисоветской, антикоммунистической пропаганды. Делается всё, чтобы отвлечь юношей и девушек, школьников и студентов от участия в решении реально стоящих перед ними задач.

Но все эти усилия напрасны! Как сказочная птица Феникс, возродилась наряду с другими патриотическими организациями Всесоюзная пионерская организация имени В.И. Ленина. В неё вошли лучшие представители нынешнего юного поколения страны.

На родине А.А. Жарова, в Можайском районе Подмосковья, вот уже 15 лет действует районная пионерская организация. В её составе около 100 юных ленинцев. Ежегодно в их ряды вливаются 30—40 мальчишек и девчонок. Лучших из лучших принимают в пионеры в Москве, на Красной площади. И в мае этого года, в год 90-летия пионерской организации, большая группа можайских школьников примет участие во Всероссийской пионерской линейке на главной площади страны.

На счету можайских пионеров немало добрых дел. Они занимаются тимуровской работой, ухаживают за братскими могилами и памятниками времён двух Отечественных войн — 1812 и 1941—1945 годов. Шефствуют над малышами.

— Районная пионерская организация, — говорит первый секретарь Можайского райкома КПРФ Юрий Геннадьевич Гагамов, — очень помогает нам в работе с молодёжью. Ребята заняты полезными делами. Среди них нет правонарушителей. Они подают пример остальным детям. Для пионеров мы организуем экскурсии по памятным местам. Только в последнее время они побывали на родине первого космонавта Земли Ю.А. Гагарина — в городе Гжатске Смоленской области, в Музее танковых войск в посёлке Кубинка, на месте героиче-ской гибели Зои Космодемьянской в деревне Петрищево, в Государственном Бородинском военно-историческом музее-заповеднике, в ряде других памятных мест. Это расширяет кругозор юных ленинцев, воспитывает настоящих патриотов.

Ежегодно 19 мая, в день рождения пионерской организации имени В.И. Ленина, в Можайске, у памятника павшим советским воинам проходит торжественный пионерский сбор. Ребята рапортуют о своих добрых делах, им вручают памятные подарки. Получают подарки и проживающие в Можайском районе ветераны пионерского движения, которые работают с детьми, передавая им свой богатый жизненный опыт.

…Продолжающие славные традиции своих предшественников-пионеров, современные юные ленинцы, как и прежде, вдохновенно поют:

Близится эра
Светлых годов…

И мы твёрдо верим: несмотря ни на что, она, эта светлая эра, обязательно наступит!

Анатолий СИВЦОВ. Журналист, член КПРФ. г. Можайск, Московская область.

Источник

 

Метки: ,

Сегодня — орлята, завтра — орлы!


ПОД ТАКИМ вдохновляющим девизом создана и много лет действует Льговская пионерская организация «Орлята курской земли». Её создателем, вдохновителем и главным воспитателем все эти годы является педагог дополнительного образования городской средней школы № 5 Геннадий Яковлевич Барышев. В его организации 50 школьников.

Льговская красногалстучная организация входит в Курский областной союз детских пионерских организаций. Она действует при компьютерном историческом досуговом центре, который тоже создал Геннадий Яковлевич.

Вот расписание, по которому живут и действуют пионеры: вторник — киновидеодень, среда — шахматно-шашечный день, четверг — логические игры с компьютером, пятница — исторический день, суббота — после уроков съёмка кинофильмов.

Кинокамера, компьютер с программами, шашки и шахматы, аппаратура, проигрыватели — всё это приобретено или сделано самим Геннадием Яковлевичем с помощью средств школы, конечно.

Ребята под его руководством ведут большую поисковую работу, издают газету, участвовали в восьми велотурах по области. А ещё они штудируют историческую литературу, рисуют портреты героев. Это, по мнению наставника, расширяет кругозор.

А вот заметка из газеты пионерского объединения «Орлята курской земли»:

«… Есть на карте России городок Дедовск. От него до Москвы примерно двадцать километров. От шумной Москвы Дедовск отличается спокойствием и экологией. В этом красивом городке интересный, добрый человек, который нас не видел, но которого познакомила с нами небольшая статья в центральной газете. Раиса Васильевна Лаврентьева всю свою трудовую жизнь работала областным судьёй, прокурором. Немало ей пришлось сталкиваться с трудными детскими судьбами… Это было давно. Ребята, при которых началась заочная переписка, дружба, выросли, закончили нашу школу, вуз и даже успели создать свои семьи. А вот Раиса Васильевна нет-нет да и напоминает о себе добрым и бескорыстным вниманием. В честь 90-летия Пионерии страны наш центр «Орлята курской земли» обновился. Красивые тёмно-красные шторы на окнах и на входе, красивая облицовка… И это благодаря Раисе Васильевне. Наш поклон и наше большое спасибо Раисе Васильевне Лаврентьевой! Желаем ей хорошего здоровья, благополучия и всего-всего только-только доброго!»

Наталья ЛАЩЁВА. (Соб. корр. «Правды»). Курская область.

Источник

 

Метки: ,

Салют, Пионерия!


Всесоюзная пионерская организация имени В.И. Ленина — массовая детская коммунистиче-ская организация — была образована решением Всероссийской конференции комсомола 19 мая 1922 года, с тех пор этот день отмечается как День Пионерии.

Идея создания организации для работы с детьми была сформулирована Н.К. Крупской, которая в 20-х числах ноября 1921 года несколько раз в разных местах выступила с докладом, в котором предложила комсомолу создать детскую организацию, «скаутскую по форме и коммунистическую по содержанию». После выступления Крупской на бюро ЦК РКСМ была создана специальная комиссия, начались поиски конкретных организационных форм.

Символами Пионерии стали красный галстук (три его конца означают три поколения: пионеров, комсомольцев и коммунистов), белая блуза, девиз «Будь готов!» и отзыв «Всегда готов!»

На протяжении 1922 года пионерские отряды возникают повсеместно (самый первый появился в Петрограде). Пятый Всероссийский съезд РКСМ постановил объединить все отряды в детскую коммунистическую организацию «Юные пионеры имени Спартака». 21 января 1924 года, в день смерти Ленина, решением ЦК РКСМ организации было присвоено имя Ленина, а в марте 1926 года установлено официальное название: Всесоюзная пионерская организация имени В.И. Ленина.

Пионерский галстук

Как повяжешь галстук,
Береги его.
Он ведь с нашим знаменем
Цвета одного.
А под этим знаменем
В бой идут бойцы,
За отчизну бьются
Братья и отцы.
Как повяжешь галстук,
Ты — светлей лицом…
На скольких ребятах
Он пробит свинцом.
Пионерский галстук:
Нет его родней!
Он от юной крови
Стал ещё красней.
Как повяжешь галстук,
Береги его,
Он ведь с нашим знаменем
Цвета одного.

Степан ЩИПАЧЁВ «Правда», 8 октября 1942 г.

Источник

 

Метки: ,

Резервация для офицеров


Военный городок в подмосковном Глаголево теснят коттеджные посёлки

С НЕДАВНО обновлённого Киевского шоссе мы свернули на бетонку. Странно было видеть на этой некогда секретной дороге огромные баннеры с приглашением отобедать в дорогом ресторане и прочую рекламу. По правую руку потянулся бесконечный забор резиденции «очень авторитетного человека». Слева — железный забор, из-за которого торчал макет ракеты, точно указывающий на род войск дислоцированной тут части. Потом уже с двух сторон мимо побежали дворцы с колоннами и без, коттеджи, особняки и заборы, заборы, заборы. Наконец — КПП и прямиком через грязь несколько тоскливых пятиэтажек и облупленных жёлтых домов типа «барак», железные гаражи и огородики. Всё смешалось в подмосковном Глаголеве.

Ошибиться было трудно: этот отрезанный от мира «всеобщего благоденствия» остров невезения и есть военный городок, где приходится выживать бывшим и нынешним защитникам нашей Родины, крепившим ракетную мощь державы.

Для справки: жилой военный городок находится по адресу: Московская область, Наро-Фоминский район, п/о Селятино, в/ч 92925. Площадь составляет 12,7 га, кадастровый номер 50:26:0151502:269. В составе жилого городка три пятиэтажных, четыре двухэтажных дома, то есть 182 квартиры. Проживают тут около 600 человек, в основном семьи военнослужащих, выслуживших установленный срок (435 гражданских, 50 военных, 40 — дети дошкольного возраста, 75 — школьники и студенты). На территории находятся здания: газовая котельная, водозабор, электроподстанция, магазин Военторга, штаб части, склады, казарма, солдатская баня, солдатская столовая, санчасть.

Живут здесь бывшие и действующие военные невесело. В газовую котельную, обслуживающую эти несколько домов, страшно заходить: работает лишь один котёл на подачу горячей воды. Постоянные аварии. Каждую зиму жители ждут со страхом: переживут ли, не вымерзнут ли?

Питьевую воду приходится покупать в магазине.

— Холодной водой жители городка не пользуются даже в технических целях, так как с момента открытия скважины идёт вода, которая, согласно анализам, непригодна к употреблению, — вспоминает заместитель командира воинской части подполковник в отставке Валентин Борисович Суходольский. — Жители городка бьются с этой водонасосной уже больше двадцати лет.

Резервуар для накопления и подачи воды проржавел, образовались трещины, в результате чего в ёмкость просачиваются сточные воды. Эта же вода без очистки поступает и в котельную. Когда-то здесь действовала система очистки, для этого завозили специальную соль. Потом кто-то решил, что это слишком дорогое удовольствие. И сейчас грязная вода идёт прямо в трубы, которые моментально зашлаковываются. Сантехника, понятное дело, такого режима не выдерживает. С газом тоже одна беда: приходится пользоваться баллонным. Куда только ни обращались жители, куда только ни писали — в ответ тишина.

— Вот эти три двухэтажных дома 1952 года постройки. Я их в своё время, когда служил, дважды списывал, — говорит Валентин Суходольский. — Но они и сейчас всё ещё на балансе. И люди продолжают в них существовать.

Но и в пятиэтажках жизнь у защитников Отечества ой какая несладкая. В подъезды страшно зайти: темень, лампочки с патронами держатся на скрутках, плафонов нет, шкафы для счётчиков электроэнергии не закрываются, на грязных, потрескавшихся стенах висит паутина, напольная плитка выбита, окна давно не мыли, сломаны форточки. И запах! В подвале одного из домов прямо под полами жителей стоят канализационные стоки, так как система канализации сделана с грубейшими нарушениями и введена в старую систему 50-х годов. Да и на улице не лучше: переполненные мусорные контейнеры вывозятся абы как и абы когда.

В прошлом году сюда приезжала жилинспекция. Даже вроде нашли деньги. В результате, по словам жителей, повесили в подъездах… почтовые ящики. На чём ремонт благополучно и кончился. При этом, к слову сказать, почтальоны в военный городок редко когда добираются.

Между тем за все эти безобразия людям приходится платить весьма внушительные суммы. Например, майор запаса Николай Борисович Творогов ежемесячно выкладывает из семейного бюджета за трёхкомнатную квартиру 6500 рублей. А вдова Юрия Анатольевича Галкина, который в течение 26 лет нёс боевое дежурство в подземном бункере, отдаёт за свою «двушку» практически без удобств 4 тысячи.

В данный момент за всю эту территорию, дома, а значит, и за жизнь людей отвечает Минобороны. Самая большая мечта жителей, чтобы их городок превратился в обычный населённый пункт со своим муниципалитетом, который, как они надеются, позаботится о них. Со слов главы городского поселения Селятино Евгения Голубева на встрече с жителями военного городка, муниципалитет уже два месяца назад подал документы в Минобороны о передаче этой земли в муниципальную собственность Селятино. Однако воз и ныне там. Минобороны как собака на сене и не торопится передавать свою территорию, и в то же время полностью игнорирует проблемы людей, на ней живущих.

При этом люди, выходя из дому, каждый день видят пугающие их изменения. Так, вдруг буквально за две недели было вывезено управление воинской части. Ворота сняли, КПП заколотили. Срочно вывозится техника, автотранспорт. При этом, как уверяют жители, ракеты стоят, боевое дежурство исправно ведётся. Но офицерам теперь приходится добираться до нового штаба по два часа и более, застревая в постоянных автомобильных пробках.

Что происходит в данный момент с окружающей территорией, никто не знает. Оттого рождаются панические слухи: будто бы вся территория вокруг домов будет или уже продана. Добиться вразумительного ответа от Минобороны, который мог бы успокоить людей, невозможно.

Подозрения жителей основываются на многих косвенных обстоятельствах. Например, не так давно какая-то коммерческая фирма делала обмер земли. И снова: кто, с какой целью, что будет с людьми — молчок.

Уровень доверия к собственному министерству у военнослужащих на уровне плинтуса. Ведь Минобороны уже давно проявляет свою незаинтересованность судьбой здешних жителей, а командование части отгородилось забором, причём прихватило и часть дороги, по которой люди ходили на остановку «маршрутки», так что теперь приходится обходить забор по бездорожью, увязая то в снегу, то в грязи.

Военный городок поистине отрезан от мира: негде работать, негде учиться. На работу, в школу, детский садик, детям в кружки, даже в магазины приходится добираться за семь километров до ближайшего населённого пункта — Селятина. Туда раз в час ходит «маршрутка» (35 руб. в одну сторону). Люди предпочитают добираться пешком, некоторые покупают подержанные машины.

Впрочем, если людьми Минобороны не интересуется, то этого нельзя сказать о здешней земле. Из уст в уста передают глаголевские жители байку о том, что первым вопросом приезжавших генералов был: сколько здесь ст`оит сотка?

А земля сейчас по Киевскому направлению, в 30 км от МКАД, через дорогу от «новой Москвы», — поистине золотая. Судя по рекламе риелторов, активно осваивающих здешнюю территорию, её стоимость от 10000 до 45000 долларов за сотку в лесной зоне. Так что, если Минобороны откусило от военного городка часть дороги, то надвигающиеся коттеджные посёлки отхватывают всё больше и больше земли. За забором оказалась уже так называемая прилегающая территория к военному городку — от 150 до 300 метров — с бывшим футбольным полем и даже насосной и котельной, обслуживающими военный городок.

— Поставили забор. Зачем? — удивляется Валентин Суходольский. — Жители гадают: уже продали или нет? Пруд принадлежал воинской части, его кто-то выкупил, оборудовал пляж. И… отгородил забором. Теперь жители городка должны платить, чтобы пройти туда искупаться. Но мы этого не позволяем: ломаем заборы и ходим, что приводит к конфликтам.

В последнее время застройщики стали покушаться даже на клочок земли, где стоят железные гаражи и распаханы маленькие огородики. Жители уверяют, что слышали угрозы спалить эти постройки. Трудно относиться к подобным предупреждениям без страха, ведь по соседству — резиденция некоего весьма «авторитетного человека», который, по-видимому, и стоит за спинами «застройщиков».

Для риелторов игра стоит свеч: с одной стороны — бесправная группка бывших военных и их семей, с другой — огромные деньги. Цена усадеб в посёлках Новое Глаголево и Глаголево-Парк достигает от 1,5 млн. до 4 млн. долларов. К слову сказать, это излюбленное место проживания нашей «творческой элиты». Тут до последнего времени жила Людмила Гурченко и продолжают благоденствовать композиторы Александр Морозов и Александр Градский, певец Крис Кельми, многие депутаты, чиновники и другие известные и не очень известные личности. Даже непосредственное соседство с ракетным дивизионом не останавливает этих випов от пребывания в столь привлекательном месте.

А тем временем заборы подходят к военному городку всё ближе, скоро жителям уже некуда будет ступить.

— Минобороны нас бросило, — говорит Валентин Суходольский, — по сути превратив посёлок в подобие гетто.

Так проявляют наши власти и Минобороны заботу о защитниках Родины, так благодарят за многолетнюю службу. И таких «резерваций» для офицеров в ближнем Подмосковье — десятки.

Мария ПАНОВА.

Источник

 

Метки:

Бюджет с двойным дном


Повестка рабочего дня Государственной думы на 16 мая составлялась, как всегда, с размахом — 59 вопросов. А это означает одно: опять будет рассмотрена только часть заявленного, а остальные вопросы будут переноситься с заседания на заседание. Это тоже одна из технологий «единороссовского» большинства: из долгого ящика под сукно, из кулька в рогожку, а реально заняться вопросом — когда это будет политически выгодно думским «медведям».

«РАЗМИНКА» началась с выступления депутата от фракции КПРФ В.С. Никитина. Он ярко и убедительно сказал о необходимости защиты русского языка и проведении Дня русского языка. Об этом же принято постановление Секретариата ЦК КПРФ, публикуемое в сегодняшнем номере.

После «разминки» — обсуждение повестки дня, и, конечно, все депутаты ждали выступления на «правительственном часе» председателя Центробанка С.М. Игнатьева, это было главной темой заседания. Депутат-коммунист В.С. Романов напомнил, что за прошлый год из России «утекло» 115 миллиардов долларов. «Это грозный симптом. Капитал бежит, что ожидает Россию? Какие меры вырабатываются с учётом неизбежности второй волны мирового кризиса? То, что происходит в Европе, вызывает большую тревогу», — заявил депутат.

Работа банковской системы — вещь очень сложная, и, чтобы выносить суждение по поводу работы Центробанка, явно недостаточно выслушать оптимистичный доклад его председателя. Поэтому так важно было выступление другого нашего депутата — Б.С. Кашина.

Он отметил, что почему-то обсуждение работы банка назначено на сегодня, а отчёт о его работе поступит в Государственную думу только завтра. Таким образом, депутаты были лишены возможности серьёзно исследовать его деятельность. А пороки банковской системы — главная причина глобального экономического кризиса, и эти проблемы уже привели к смене руководства во многих государствах мира. И парламенты очень внимательно следят за деятельностью центральных банков. Б.С. Кашин привёл оценку деятельности Банка Англии британским парламентом: «Семьи трудящихся и британская экономика в целом ещё долго будут страдать от катастрофически плохих суждений и бездействия Банка Англии в период, предшествующий началу кризиса».

В деятельности Центрального банка РФ депутат отметил такие проблемы, как слабая связь целей банка с запросами реальной экономики и граждан, зависимость от правительства, недостаточная борьба с отмыванием денег, недостаточная забота о реальном секторе и, конечно, утечка капитала.

О последней было сказано: «Эта проблема перешла уже в политическую плоскость и будет только обостряться до тех пор, пока у нас в стране так называемая стабильность будет обеспечиваться с помощью фальсификации выборов и полицейских зачисток».

Ещё одна проблема — потеря сотен миллиардов долларов, брошенных на спасение проблемных банков. В России собственники банков, укравшие огромные средства, уходят от ответственности, и этому очень способствует инициатива Медведева выпускать до суда всех подозреваемых в экономических преступлениях. А вот американский президент Обама пообещал лично разобраться с трейдером, из-за которого банк J.P. Morgan потерял два миллиарда долларов.

В России же деятельность крупнейших банков, таких, как ВТБ и Сбербанк, где основным акционером является государство, абсолютно непрозрачна и средства государства в них используются бесконтрольно.

— Именно поэтому фракция КПРФ, — заявил депутат-коммунист, — выступает за национализацию Сберегательного банка, что позволит чётко разграничить государственные средства и частный капитал и сохранить средства вкладчиков.

Другим ключевым вопросом повестки дня, также касающимся финансов, был проект федерального закона № 67894-6 о внесении изменений в бюджет на 2012 год, с докладами по которому выступили и.о. министра финансов А.Г. Силуанов, глава Счётной палаты С.В. Степашин и председатель думского Комитета по бюджету и налогам А.М. Макаров. По регламенту каждая фракция могла задать после доклада по два вопроса и выступить с общей оценкой. Первый вопрос от фракции КПРФ задал депутат В.А. Коломейцев. Он спросил министра финансов, почему так неравномерно осваиваются бюджетные средства: неужели готовится ситуация прошлого года, когда за последнюю неделю декабря было профинансировано 10% годового бюджета? На что министр-оптимист ответил, что хотя «к сожалению, такая конструкция будет и в этом году», но «напряжённость на IV квартал будет значительно меньше».

Член фракции КПРФ В.И. Таранин напомнил министру, что в России каждый год исчезает с лица земли более тысячи деревень, почти по три деревни каждый день. И для того, чтобы поддержать село, не дать ему исчезнуть, потребуется не менее 15 миллиардов рублей. Думает ли власть вмешаться и изменить ситуацию? «Наверное, здесь речь идёт об увеличении доходной части органов местного самоуправления», — попробовал догадаться министр. И сообщил, что «предложения подготовлены», что «мы говорим сейчас», что «поэтому, наверное, надо смотреть в целом» и т.д. А ведь реагировать надо — срочно! От момента, когда он произнёс эти слова, до момента, когда вы прочитали их, десять российских деревень стали пустошами…

Общую оценку доклада от имени нашей фракции дал депутат В.Н. Федоткин. «Уважаемые коллеги, российской власти действительно повезло!» — так начал он своё выступление. И убедительно пояснил свой тезис: такие страны, как Китай и Индия, быстро развиваются, им надо всё больше энергоресурсов, и они за них больше платят. Но долго ли это будет продолжаться? А Россия уже перешагнула все допустимые проблемы зависимости от мировых рынков, и устойчивость бюджета полностью упала. «В 2000 году нефтегазовые доходы в бюджете составляли 24%, в 2004-м — 30%, год назад Дума принимала изменения в бюджет — 46%, а сейчас предлагается 50,4%», — напомнил депутат. И подчеркнул, что только вложение денег в развитие производственного сектора экономики, наукоёмкого производства — единственный шанс спасения страны. Он напомнил также, что средства, которые Россия вкладывает в Резервный фонд, на 45% — доллары США, на 45% — евро, на 10% — английские фунты стерлингов. Значит, власть сама не верит в

устойчивость рубля — и капитал тоже не верит: отток капитала по сравнению с первым кварталом прошлого года увеличился вдвое.

И если «рост российской экономики оказался выше среднемирового уровня», как утверждается в докладе, то почему же падает рубль и почему Россия хранит запасы в иностранной валюте? Почему тогда 2,5 миллиарда рублей предлагается выделить для компенсации роста доллара по отношению к рублю?

24 миллиарда рублей предлагается направить из бюджета на обеспечение жильём ветеранов Великой Отечественной войны. Хорошее дело, но В.Н. Федоткин напомнил, что Путин ещё к 60-летию Победы обещал обеспечить жильём всех ветеранов. И вот уже пять лет, пять раз ежегодно похваляются «единороссы» с думской трибуны: «Вот видите, какое мы внимание ветеранам войны уделяем! Какие мы хорошие!» А проблема как не была решена, так и осталась нерешённой.

517 миллионов рублей предложено направить на обеспечение продовольственной безопасности стран Африки. Доброе дело. Но нашим-то бедным кто помогать будет? Ведь даже Медведев всего три недели назад признал, что свыше половины двухдетных семей в России — бедняки, а среди трёхдетных — бедных почти три четверти.

Четыре миллиарда предлагается внести в бюджет Европейской экономической комиссии, но что мы получим, какую выгоду? Когда вкладываются американцы, они стремятся с каждого доллара получить 2-3 доллара прибыли, а что получим мы?

И в заключение В.Н. Федоткин сказал: «Это бюджет с двойным дном. С одной стороны, выделяется что-то вузам, преподавателям, ветеранам, простым людям, чтобы было чуточку полегче. А с другой — в расходную часть бюджета направляется всего 10% от поступлений. Это хитрость, это уже не экономика, это политика. Вы помните басню «Ворона и Лисица», вы знаете, кому достался сыр. Так вот, мы хотим, чтобы сыр достался народу, а не каким-то лукавым лисицам!»

лександр ТРУБИЦЫН.

Источник

 

Метки:

Аракчеевщина


Фракция КПРФ, сообщает агентство «Интерфакс», будет голосовать против принятия в первом чтении законопроекта, инициированного «единороссами», который значительно увеличивает штрафы за нарушение правил проведения массовых акций, заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов на пресс-конференции в центральном офисе Интерфакса в среду, 16 мая.

«Я ДУМАЮ, нас поддержат практически все. Мы не только не поддержим, мы жёстко выступим против», — заявил Г.А. Зюганов.

Накануне Комитет ГД по конституционному законодательству и госстроительству, несмотря на возражения депутатов оппозиционных фракций, рекомендовал Госдуме принять в первом чтении данный законопроект. Документ, в частности, предусматривает, что на организаторов массовых мероприятий может быть наложен штраф до 1,5 миллиона рублей, если в ходе проведения таких акций был нарушен закон, допущены беспорядки. Законопроект также вводит новый вид наказания — обязательные работы на срок от 20 до 200 часов. Соответствующие поправки предлагается внести в Кодекс РФ об административных правонарушениях. Комитет предложил вынести рассмотрение данного законопроекта в первом чтении на 18 мая.

«Это не закон, это аракчеевщина, самая откровенная и циничная», — считает Г.А. Зюганов.

Источник

 

Метки:

От хаоса к вершинам


Размышления о судьбе учёного, его коллег и друзей, о науке и времени, в котором нам суждено жить. А точнее — о долге, чести и мужестве человека, сумевшего в тяжкие годы взять на себя ответственность, которая и нынче лежит на его плечах.

Это рассказ об академике Е.Н. Каблове и о Всероссийском институте авиационных материалов (ВИАМ) — одном из самых знаменитых и легендарных научных центров России. Фрагмент из новой книги правдиста Владимира Губарева «Моя «Правда», которая вышла накануне 100-летия «Правды», мы предлагаем нашим читателям.

ОН НАПОМИНАЕТ МНЕ сказочника. Будто выпорхнул из старой доброй русской сказки в нашу жизнь, обосновался здесь, чтобы показать всем нам, как надо работать, жить, сражаться и побеждать — в общем, делать всё то, что надобно и чему мы так и не научились. К сожалению, конечно.

Я ожидал, что на мой банальный вопрос: «Счастливы ли вы?» он ответит столь же банально (как это делали очень многие мои собеседники, точнее — все!): мол, конечно же, счастлив. Но к моему удивлению, а потом и к радости, услышал: «Чтобы ответить, надо подумать, потому что одним словом не определишь суть, да и надо избежать банальностей». А я-то хотел эффектно завершить запись нашей беседы: вот передо мной счастливый человек, а такое встречается нечасто в нашей повседневности. Теперь же предстоит доказывать, что академик Евгений Николаевич Каблов намного сложнее, глубже и многограннее, чем может показаться на первый взгляд и издалека.

Впрочем, близко к себе он «подпускает» только родных и друзей, и это, на мой взгляд, хорошо, потому что Каблов в свои 60 лет стал в Российской академии наук символом её, академии, успехов. Это, конечно, льстит, но прежде всего обязывает — лидерам всегда приходится пробиваться сквозь тернии, чтобы если уж не достичь звёзд, то хотя бы их увидеть. Впрочем, Каблов их не только «взял», но и сумел высоко поднять, чтобы видели их издалека — со всех концов света. И это — отнюдь не преувеличение, а реальность.

Начало нашей беседы — и сразу о наболевшем:

— Есть ценности, к которым надо вернуться. Когда мне говорят, что предприятием руководят менеджеры, то сразу же возникают сомнения, потому что нужны специалисты, высококвалифицированные специалисты, которые знают производство, а не так называемый рынок. Немало из прошлого надо возвращать, там ведь было очень много полезного, нужного и важного. А отмахиваться от прошлого сразу и во всём — неразумно, более того, преступно.

— Вы когда сюда пришли работать?

— Сразу после института, в 1974 году.

— А что оканчивали?

— Московский авиационно-технологический институт.

— Думали ли, что станете руководителем ВИАМ? Ну как каждый солдат мечтает стать генералом?

— Нет, конечно. Я знал, что руководил институтом всегда большой человек. Всесоюзный институт авиационных материалов слишком масштабный, а потому и возглавлять его нелегко — требуются и специальные знания, и нестандартный подход к делу. Так называемые современные менеджеры, которых теперь много и которые готовы возглавлять любой институт или предприятие — лишь бы были «денежные потоки», не смогут руководить ВИАМ, так как направления работ охватывают широкий диапазон материалов — от герметиков до конструкционной керамики.

— А почему только «авиационные» материалы?!

— Началось именно с них. В 1922 году Туполев, Ветчинкин, Архангельский пришли к выводу, что нужно создавать институт авиационных материалов. Однако потребовалась встреча двух сотрудников ЦАГИ, чтобы это осуществилось.

— Почти как для появления МХАТ, когда Станиславский и Немирович пришли в ресторан поужинать…

— В 1932 году вышел приказ Орджоникидзе о создании института. Однако перед этим два выдающихся учёных — профессор Сидорин, руководитель кафедры материаловедения в МВТУ, и профессор Акимов, основатель теории коррозии, книга которого изучается во всём мире, — решили донести до Сталина идею о том, что такой институт нужен для системного развития авиации в стране. Всегда «пробиться к начальству» сложно, будь это у нас или в Америке. Но, к счастью, Акимов учился в МВТУ вместе с будущим помощником Сталина Баженовым. Тот при удобном случае и передал записку учёных. Сталин заинтересовался их предложением. Ведь время было особенное — авиационная промышленность развивалась стремительно, самолёты и лётчики у всех были на слуху. И с 32-го года ВИАМ практически отвечал за все материалы, которые используются в авиационной технике, за их разработку, за их паспортизацию, специализацию материалов в конструкции самолёта и двигателя, за систему защиты, за продление ресурсов.

— Историю родного предприятия надо знать…

— Безусловно. Мы стараемся студентам и всем, кто приходит в ВИАМ работать, рассказывать о тех великих людях, которые трудились в этих стенах. А их было немало. Каждый оставил яркий след в науке. Их портреты представлены в зале президиума НТС ВИАМ: ведь это не только память о прошлом, но и преемственность поколений. К сожалению, об этом часто забывают сегодня. А это вовсе не идеология, а жизненная необходимость. К примеру, та же коррозия…

— А что с ней случилось?

— Как о науке о ней начали забывать. И о тех, кто создал это направление, кто внёс решающий вклад в его становление. В 1929 году Г.В. Акимов организовал первую в СССР коррозионную лабораторию. А затем по его инициативе лаборатории этого профиля появились у нас в институте и на авиационных заводах.

Акимов стал первым в мире учёным, который совместил теорию коррозии с практикой. По его инициативе после войны была создана единая национальная сеть станций в различных климатических зонах страны для испытания металлов

и конструкций. На базе этих испытаний разрабатывались средства защиты. В 1991 году климатические испытания были свёрнуты, а созданная сеть климатических станций перестала существовать.

— Почему же сегодня надо воевать за создание центров климатических испытаний, если ещё 80 лет назад было ясно, насколько они необходимы?

— К сожалению, после развала Советского Союза практически разрушена система, которую создавали за многие годы. Она действовала под эгидой Академии наук. Велось изучение влияния коррозии на материалы и на сложные технические системы, разрабатывались программы, научно-исследовательские суда выходили в Мировой океан, то есть велись обширные исследования и их результаты систематизировались. А потом все станции были разрушены, перестала существовать единая методика, исчезли типовые виды оборудования и так далее. Трудно стало ориентироваться в происходящем.

Сейчас необходимо создать единую Национальную сеть климатических испытаний, в которой были бы представлены все климатические зоны Российской Федерации плюс тропическая зона: кстати, тропцентр академии работает во Вьетнаме, — всё это нужно объединить, воссоздать и организовать работу по единым методикам и стандартам.

— Но почему именно вам такие хлопоты?

— Я этим занимаюсь потому, что других «желающих», мягко говоря, немного. Руководить этой работой в стране должен Межведомственный совет во главе с вице-президентом РАН. Наверное, мне как генеральному директору ВИАМ — института, который имеет более чем 70-летний опыт работы по этой проблеме, лучше других понятно, что без системного решения этих проблем ничего хорошего не будет.

— Можно привести конкретный пример?

— История реставрации известной скульптуры В. Мухиной «Рабочий и колхозница». Только знание и опыт, накопленный сотрудниками института, позволили коллективу реставраторов во главе с известным скульптором В.М. Церковниковым решить очень сложную в научном, инженерном и архитектурном плане задачу.

Сейчас в страну завозится из-за рубежа очень много металлических материалов по документам с высокими характеристиками коррозионной стойкости, но результаты испытаний некоторых из них на площадке ГЦКИ ВИАМ в Геленджике показали, что характеристики, представленные в сертификатах, на тот или иной материал существенно отличаются от реальных результатов. Либо продавец этих материалов предоставляет липовые сертификаты, либо коммерческие структуры, которые получили право выдавать сертификаты за соответствующую плату. Они выдают документы, содержащие недостоверную информацию.

— А как вы оказались в центре этой истории?

— Опять-таки это связано с теми внутренними ощущениями, которые живут в душе. На мой взгляд, этот монумент — символ мощи государства, Советского Союза — моей Родины. Скульптура В. Мухиной «Рабочий и колхозница» венчала павильон СССР на Всемирной выставке в Париже в 1937 году.

Монумент был изготовлен по технологии строительства самолёта, то есть имелся силовой каркас и на каркас навешивались элементы оболочки скульптуры из нержавейки. Всего таких элементов было около 5000 штук, листы нержавейки выстукивались по шаблонам, а затем приваривались точечной сваркой. Так же, как планер самолёта имеет несколько крупных элементов конструкции (крылья, хвост, отсеки фюзеляжа), так и скульптура была расчленена на 40 крупных блоков. Эти блоки в специально оборудованных вагонах были доставлены в Париж.

Советский павильон и особенно скульптура Мухиной вызвали настоящий фурор. Французы дважды обращались с просьбой к Советскому правительству оставить эту скульптуру в Париже, но получили отказ. Монумент после завершения Всемирной выставки без соблюдения необходимых технологий разобрали и как металлолом отправили в СССР. Когда готовились к открытию Всесоюзной сельскохозяй-

ственной выставки (ВСХВ), зимой 1939 года Сталин вспомнил об этой скульптуре и дал команду установить её у входа. Но поскольку элементы скульптуры были сильно повреждены, заменить их не было времени и сил, а сроки открытия ВСХВ приближались.

Монтаж скульптуры был осуществлён с большими отступлениями от первоначального проекта в плане точной стыковки отдельных блоков. Однако время своё берёт. «Рабочий и колхозница» требовали реставрации или реконструкции, иначе скульптура могла упасть, так как силовой каркас из простой стали практически был разрушен коррозией. Под руководством ведущих учёных ВИАМ молодые специалисты — ребята из коррозионной лаборатории, из лаборатории неразрушающего контроля и других подразделений — провели все необходимые исследования пяти тысяч образцов всех 49 блоков. В 49 отчётах подробно описаны повреждения, какую площадь они занимают, какое произошло изменение свойств металла — все необходимые измерения были проведены.

После такой тщательной работы было сделано заключение. В частности, ясно было, что надо менять каркас. Определили, из какой стали его надо делать, а также выдали рекомендации по работе над всеми элементами. И потом нам было предложено сделать состав, который позволял бы снимать коррозионные повреждения, не трогая здоровую основу материала. А если какие-то части вырезались, то нам надо было подобрать новые материалы, отработать методы сварки их с нержавейкой.

Однажды я поднялся наверх к косынке. Меня поразило, что эта пятитонная громадина надета на каркас — очень оригинально всё придумано! — и снизу кажется невесомой. Эту косынку, как и всю скульптуру, делали на авиационном заводе… Но если раньше в Париже и Москве монумент собирали блоками, то тут было решено поднимать и устанавливать его целиком. А его вес где-то около 150 тонн. Есть только один кран, способный поднять такую тяжесть. Кран японский, грузоподъёмностью 180 тонн. Выделили 120 миллионов рублей, кран заказали. Я присутствовал в тот момент, когда скульптуру устанавливали. 30 минут шла операция… Всего тридцать минут…

— Об этом мало говорили…

— К сожалению. Мелкие политические страсти превалировали над большим делом. А это событие внушает гордость за страну, за людей, способных свершать такое. Оно вселяет какую-то надежду, уверенность, что мы обладаем уникальной мощью и величием. Не случайно же французы просили оставить «Рабочего и колхозницу» в Париже… К чему я это рассказываю? А дело в том, что когда шёл монтаж скульптуры здесь, то французских телевизионных компаний было больше, чем наших. Французы, буквально как дети, радовались, что памятник монументальному искусству возрождается.

— По-моему, «Рабочий и колхозница» «вышли» вперёд?

— Да, скульптура стала ближе к проспекту Мира и восстановлена полностью, как это было в Париже. Кстати, монумент монтировали с лазерной системой наведения. Его сразу посадили на мощные штыри, тут же зафиксировали. Сделано всё было безукоризненно точно. Когда всё завершилось, мы подписали ряд документов. Я поставил свою подпись под документом, где значилось, что «Рабочий и колхозница» будут стоять сто лет.

— Пожалуй, это один из немногих примеров вашей работы, которая не связана с авиацией?

— Таких примеров множество. Просто раньше о ВИАМ было мало известно. Случалось, наши работы приписывались другим… Это в последние годы центр начал выделяться. Я прямо могу сказать, что ни один научный центр не обладает такими инновационными производствами, которые есть у нас.

— Но ведь совсем недавно — 15 лет назад — ВИАМ считался банкротом?!

— Почему «считался» — он был таковым! Общая численность коллектива была две четыреста, в возрасте Иисуса Христа было всего 30 человек. Долги составляли 80 миллионов нынешних рублей, зарплата была 500 рублей, причём не выплачивалась она более полугода. На основании указа Ельцина институту открыли «счёт недоимщика», а это фактически означало банкротство института.

— А было что продавать?

— Конечно. Две территории в центре города, базы отдыха в Конаково, детский сад в Плетешках, детскую дачу «Берёзка» в ближайшем Подмосковье (Катуар) и пионерский лагерь «Дружба» в Ступинском районе, а также другие объекты. В общем, ВИАМ не приватизировали. Нам всё-таки удалось доказать руководству отрасли, что этого делать нельзя. Меня поддержали. И случилось это 2 декабря 1996 года — запомнил этот день на всю жизнь.

— Как случилось, что именно вы стали во главе ВИАМ?

— Генеральным директором ВИАМ предполагалось назначить «человека со стороны». Однако было написано коллективное письмо сотрудников, которые считали, что возглавлять коллектив должен человек, который хорошо знает институт.

— ВИАМ относился к военно-промышленному комплексу, а команда Ельцина и его последователи уничтожали всё, что имело отношение к нему?

— Безусловно. Гайдар заявил, что главная задача — «сломать хребет» военно-промышленного комплекса бывшего СССР. Пытались избавиться от всего — и хорошего, и плохого. ВИАМ относился к важнейшим предприятиям оборонного комплекса, его руководители утверждались в ЦК партии. В том числе и секретарь парткома.

— То есть вы?

— Да, некоторое время я работал в этой должности, коммунисты института избрали…

— И к вам не относились с подозрением?

— А это уже зависит от человека: сжигает ли он свой партбилет, выбрасывает его, отрекается ли от всего, что вчера ещё боготворил, или остаётся самим собой. Я не стал сдавать партбилет и не отрекался от прошлого, как делали некоторые руководители ВИАМ. Вакханалия же процветала.

Зал на шестьсот человек. Тебя ставят на сцену и требуют, чтобы ты отказался от партии: мол, вступил в неё по определённым соображениям и так далее, обвиняют, что ты поддержал ГКЧП. В общем, требуют покаяния. Мне не в чем было каяться, а потому я выдержал напор зала. Заверяю вас: не каждый способен на такое. Через эти испытания я прошёл. В общем, в то время каждый выбирал свой путь. И в жизни, и в науке.

— Этим можно только восхищаться!

— Люди меняются иногда слишком быстро, приспосабливаются. Классический пример с субботником, в котором участвовал Ленин. В нём, оказывается, десятки людей вместе с ним носили бревно. А современные «брёвна» уже носили для обороны «Белого дома» и позже этим бравировали. Многие совсем недавно шли ко мне как к секретарю парткома «посоветоваться», попросить о помощи, проконсультироваться, а после 23 августа 1991 года, когда уже всё стало ясно, они же бежали в партком и бросали партбилеты. А заявления о выходе из партии датировали 19-м августа, чтобы позже использовать эту дату: мол, они боролись, сражались, всё предусмотрели… Я сам себя виню в том, что не смог защитить ту страну, за которую отец мой отдавал жизнь. Чувство вины живёт во мне, оно есть. Я не знаю, что делать с ним…

— Но ведь отличие того времени от нынешнего есть?

— Конечно. Если Советский Союз обладал огромным потенциалом, который мы используем и сегодня, то у России такой базы нет. Потому времена ныне более опасные для судьбы Отчизны. Однажды особо остро я почувствовал это в Китае. Одна китаянка спросила меня, почему мы уходим с выбранного пути: ведь в мире останется лишь один центр влияния — это США. Вы уходите с одного полюса, планета ведь потеряет своё равновесие. Я ответил, что для равновесия останется Китай… Это была уже не шутка — так и происходит. Но где в это время будет Россия?

— Поэтому вы и стали во главе института?

— Была борьба. Я хотел сохранить институт, дать возможность сотрудникам заниматься своим делом. Мао Цзэдун говорил: власть, как винтовку, не дают — её берут. Я это и сделал при поддержке коллектива института и моих друзей.

— Секретарь парторганизации не мог же поступить иначе!

— Я не хотел быть секретарём. У меня были очень хорошие отношения с Сергеем Александровичем Купреевым. Это был замечательный государственный человек. Порядочный, человек слова. Для руководителей любого ранга слово и дело должны быть неразрывны. И тогда ему будут верить. Ему верили, и я в том числе. Случилось так, что меня, ленинского стипендиата, студента МАТИ, включили в делегацию Москвы на первый Всесоюзный слёт молодёжи и студентов. Он с нами беседовал, так мы и познакомились. Он был сначала первым секретарём Московского горкома комсомола, потом первым секретарём Бауманского райкома партии.

— Самого «важного» в Москве, так как Генеральный секретарь неизменно избирался здесь на высшие посты?

— Вот именно… Он пригласил меня однажды к себе, предложил перейти на партийную работу. Я ответил, что хочу заниматься наукой, готовлю диссертацию. Он сказал, чтобы я продолжал работу, но к этому разговору вернёмся обязательно… Так и случилось. И вот когда я защитил диссертацию, мне предлагают быть секретарём парторганизации. Раздаётся звонок, вызывают к начальнику института (это потом он стал называться генеральным директором). Захожу, а там уже всё руководство. Начальник говорит: есть мнение, чтобы я возглавил партком. Я отказываюсь: мол, только что защитил диссертацию, избран начальником сектора, а потому хочу заниматься наукой. К тому же у меня нет никакого опыта такой работы, никогда не входил даже в состав парткома. В общем, отказался. Через несколько дней начальник института вновь вызывает: «Передумал?» — «Нет». — «Тогда пиши заявление об уходе. Уже всё согласовано с ЦК партии, везде твою кандидатуру поддержали, а ты вдруг отказываешься. Несерьёзно получается». И, оказывается, «подставляю» я и начальника, и Купреева. Уговорил меня пойти в секретари на один срок, то есть на два года.

— А получилось?

— На пять лет. Сначала на два года, потом ещё на три… Но сначала пошёл «по инстанциям», по собеседованиям. Райком, оборонный отдел горкома, потом инструктор ЦК по авиационной промышленности, заведующий оборонным отделом и утверждение на Секретариате ЦК.

Я перечисляю все ступеньки, чтобы понятно было, насколько большое значение придавалось нашему институту в советское время. Он был одним из ключевых в авиапромышленности, а потому руководители — начальник и секретарь парткома — входили в номенклатуру ЦК.

— Не пожалели об этих пяти годах жизни?

— Безусловно, нет. Я прошёл очень большую школу организаторской и политической работы. Моя деятельность на посту секретаря парткома позволила мне на другом уровне понимания оценить масштабность проблем и задач, стоящих перед ВИАМ и авиационной промышленностью, установить необходимое взаимодействие с внешним миром. ВИАМ постепенно «поднимался вверх», приобретал авторитет, его начали замечать. В этом была и моя работа как секретаря.

Мы получали красные знамёна района, города, страны. Меня избрали членом бюро райкома. Эти достижения института и работа в бюро райкома партии мне весьма пригодились позже, когда пришлось снимать все долги, гасить их. Помогли те люди, с которыми установил контакты как раз в то время, когда был секретарём парткома. Так что пять «партийных» лет были очень полезными для меня, так как партийный комитет решал важные научно-производственные вопросы государственного значения.

— Когда это было?

— В 1983 году я был избран в партком, а в 88-м ушёл из него. Мне предложили должность первого заместителя, но я понимал, что для такого поста я ещё не созрел.

— Объективно оценивали свои возможности?

— Это всегда следует делать, иначе не избежать беды. Подобные человеческие ошибки всегда дорого обходятся как самому человеку, так и окружающим. Я попросил «жаропрочные сплавы и материалы для двигателя», то есть ту область науки, которой я всегда занимался. Мне поручили именно это научное направление, я им занимался с удовольствием, а потому уже вскоре защитил докторскую диссертацию.

— Наука всё-таки главное?

— Для меня — да. Всё остальное вырастает как раз из неё, в том числе и всевозможные организационные дела. Они нацелены на то, чтобы наука шла вперёд.

— Первое, что было сделано, когда стали генеральным директором?

— Надо было сделать так, чтобы люди поверили.

— Это трудно, если зарплата 500 рублей…

— И даже её они не получали полгода. Мы сделали тщательный анализ ситуации, поняли причины, почему институт оказался на грани краха. Объём выполняемых работ был на уровне 15 миллионов рублей. А общие затраты на «коммуналку» — 40 миллионов. Плюс к этому наши несоизмеримые долги… Первое, что сделал, — отдал приказ, что финансовая подпись должна быть одна — моя. До этого было пять… Второе: закрыл всё фирмы, которые работали вокруг ВИАМ. Третье: собрал людей, объяснил, что часть оклада необходимо перевести в надбавки. Тогда с этой суммы не нужно будет платить налоги. Деньги всё равно не платятся, а задолженность института растёт. Ваши деньги верну, если мне верите… И люди пошли на это…

И самое тяжёлое: надо было сократить семьсот человек — тех, кто держал свои трудовые книжки в ВИАМ, будто в камере хранения. Они ничего не делали, в институте не работали, а занимались своими делами. Я приглашал их к себе, говорил: делитесь с институтом своими доходами, а если не работаете на него, то уходите… Причём беседы шли публично, не тайком, и народ это видел. Хочешь разделять с нами трудности — оставайся, нет — уходи, потому что платить за тебя налоги мы не намерены. Это, так сказать, была «внутренняя часть» работы, а «внешняя» — с министерством, с властями различного уровня… В общем, очень трудные были времена. Погасить все долги было просто невозможно, но всё-таки нам удалось это сделать.

К счастью, во власти ещё можно было найти разумных людей. Мы представили расчёты, убедили, что России будет намного выгоднее, если нам дадут работать и мы начнём платить налоги. Нам удалось заключить контракт с Китаем (моторостроительная компания «Дун-Ан», г. Харбин) на пять миллионов долларов. Они для повышения ресурса работы гражданских авиационных двигателей по нашим предложениям приняли решение использовать наши сплавы и технологии для литья лопаток газотурбинного двигателя.

— Китайцы спасли?

— Я с уважением отношусь к этой стране. Индусы, китайцы сейчас на волне. У них ментальность народа-победителя. Они помнят, что было и что есть. Считается, если они это сделали, то смогут сделать ещё больше, и добиваются своего.

Мы, к сожалению, потеряли эту ментальность. Она была после Великой Победы, оттого и достижения появились в авиации, космосе и атомных делах. Но потом вера в руководителей исчезла… В 1997 году наши разработки для авиации и космоса были не востребованными, промышленность фактически не работала, заказов у института не было. Необходимо было искать работу по профилю ВИАМ.

А здесь я узнал, что стоит задача заменить в Москве более трёхсот тысяч изоляторов из текстолита для троллейбусных контактных линий. Сотрудники института по авиационным технологиям из своих материалов организовали производство этих изоляторов. Но конструкция и материалы были авиационные, и поэтому они стали существенно прочнее и легче. Мы получили заказ и изготовили более 50000 изоляторов, заработали первые 3 миллиона рублей. Эта работа улучшила финансовое состояние института, вселила уверенность в коллектив. Так что первые деньги для возрождения ВИАМ мы заработали не на самолётах и не на ракетах.

— Странно, что не на самолётах…

— Здесь они никому не были нужны. По самолётам и ракетам основные деньги шли из-за рубежа — от китайцев, американцев, французов. Мы с Америкой давно сотрудничали. На установке, которая стоила гроши, мы изготовили лопатки с более совершенной монокристаллической структурой. На небольшой установке, в которую вложили 50 тысяч рублей, мы заработали пять миллионов долларов. Но как именно «заработали»?

Когда наши выводили войска из Германии (точнее, в панике бежали), там остались самолёты МиГ-29. Американцы сняли с них двигатели, проанализировали, посмотрели, каков уровень технологий. Их поразило то, что лопатки турбины имели монокристаллическую структуру с минимальными междендритными расстояниями: у них — 500 микрон, а у нас — 150—200. Они были поражены этим. И перед их специалистами встала задача выяснить, кто в России сумел это сделать. В конечном итоге, они вышли на нас. Смогли вместе сразу же создать новое поколение оборудования, а наш коллега в Америке сделал промышленную установку по производству крупногабаритных монокристаллических лопаток для энергетики. Так что сотрудничество действительно оказалось выгодным обеим сторонам.

Но потом президентом стал Буш. Он прекратил все контакты с Россией. Мы, к сожалению, потеряли большие деньги. Вот как сказывается роль личности в отношениях между странами и людьми.

— Но вы уже крепко стояли на ногах?

— Да, уже были другие перспективные проекты. В них участвовали разные страны. В ряде международных журналов появились статьи о ВИАМ. В них говорилось, что мы — лидеры по ряду областей, а потому контакты с разными странами и крупными фирмами не только устанавливались, но и развивались.

— Странно, что всё происходит за рубежом. Я имею в виду лопатки для турбин.

— Безусловно, это очень мощная разработка. Но в России она оказалась невостребованной. Дело в том, что новая энергетика у нас не развивается. Такое впечатление, будто мощные установки не нужны. Или их закупают за рубежом: мол, так выгоднее для бизнеса. Турбины можно делать в России. Нужны только проекты, а материалы и технологии (подчёркиваю: уникальные!) у нас есть. Даже простой расчёт показывает, что лучше всего создавать турбины здесь, а потом их продавать, чем покупать западные. Но с интересами бизнеса, созданного у нас, это не всегда совпадает. Вот такой рынок у нас действует. Он, к сожалению, зависит от уровня знаний отдельных олигархов, которые захватили в свои руки энергетический комплекс.

Вместе с академиком Фортовым мы написали записку в правительство о турбинах. Но ответа по существу так и нет. Объясняют это тем, что нет лидера, который взял бы на себя ответственность за создание таких турбин. Странная ситуация? В России — и нет лидера?! Казалось бы, у нас они на каждом шагу.

— В чем всё-таки главный залог успеха?

— В людях. Они не предали институт, не разбежались. Они остались, поверили, что для них институт — главное в жизни и творчестве. В конце концов, они начали получать то, о чём мечтали. Надо было понять: изменилось время, и можно рассчитывать только на свои силы. На 90 процентов мы обновили всё оборудование, провели полную модернизацию, перешли на автоматизированную систему управления технологическим и экспериментальным оборудованием.

Важно, что пришла молодёжь. Мы создали целую систему, при которой начинаем отбирать молодых ещё на первых курсах вузов, привлекать их к работе в лабораториях, увлекать нашей наукой. Работает совет молодых специалистов. Он реально способствует карьерному росту. Есть возможно-

сти выезжать за границу на конференции, где выступают с докладами. ВИАМ — институт многоплановый, и возможности в нём для молодых поистине неограниченные.

— Пора вернуться к понятию «счастье». Что оно для учёного?

— Человек может быть счастлив тогда, когда видит, что люди верят ему и уважают. Тогда ты счастлив как руководитель. А учёный может быть счастлив тогда, когда видит, что его научное предположение состоялось.

Я был молодым парнем, меня приняли на работу, поручили провести исследование, которое, казалось бы, ничего нового дать не может. Обычно у литейного жаропрочного сплава был определённый предел выносливости, а я получил на образце, изготовленном по разработанной мною технологии, в два раза больше. Конечно же, я был бесконечно счастлив. Понял, что в жизни я могу решить то, что другие не могут. Потом по этой технологии изготовили лопатку и поставили на перспективный двигатель, и она проработала на государственных испытаниях намного дольше, чем лопатки, изготовленные по стандартной технологии на моторостроительных заводах СССР. Ресурс работы авиационных газотурбинных двигателей 4-го поколения, где применялись охлаждаемые лопатки с более сложной системой охлаждения, был увеличен в 2—3 раза. Министр Дементьев, находясь в больнице, контролировал внедрение этой технологии. Я был счастлив, понимая, что принимал участие в очень важном для Родины деле — укреплении её обороноспособности. Но счастлив был не только поэтому, но и потому, что оправдал надежду родителей и их веру в меня.

В составе авторского коллектива получали Государственную премию, и никто не верил, что я, молодой человек, являлся его руководителем. В эти минуты, конечно же, я был счастлив. А потом было немало случаев, когда я испытывал те же чувства… Американцы признали, что созданная нами высокоградиентная технология в 30 раз (!) превосходит все мировые технологии получения литых лопаток — конечно же, я был счастлив. И гордился тем, что мы — сотрудники ВИАМ — получили фундаментальное инженерное образование в Советском Союзе и доказали, что наши мозги значительно более подвижные и мы в отличие от американцев можем более широко посмотреть на проблему и найти эффективное решение. Они работают более «узко», и преступно, что нас заставляют идти за ними.

Фундаментальное образование приводит к успеху, оно необходимо как хорошим учёным, так и хорошим инженерам. Не понимать это — значит не думать о будущем страны. Надо мыслить образно, масштабно. И это всегда отличало нас, славян, от остальных. Не случайно же говорят, что если надо пробить стену, то дайте такую возможность русским, сербам, белорусам. А если вам нужно потом собрать осколки этой стены, то поручите это китайцам, японцам и индусам… Надо готовить людей, способных генерировать идеи. Именно такие специалисты нужны сегодня России.

Вместе с коллегами по науке сотрудниками ВИАМ разработано 2658 конструкционных материалов, более 3500 новых технологических процессов. Общее число изобретений и патентов превышает пять тысяч. Выполнено 65 международных проектов и контрактов.

В ВИАМ работали 16 академиков и членов-корреспондентов АН СССР и РАН, создано 12 научных школ, защищено 205 докторских и 770 кандидатских диссертаций. Сейчас в ВИАМ — 1800 сотрудников, из них 32 доктора и 132 кандидата наук, 16 профессоров и 46 доцентов.

Сотрудникам ВИАМ присуждено 36 Сталинских и 14 Ленинских премий, 55 Государственных премий СССР и 13 Государственных премий РФ, 47 премий Совета Министров СССР и 51 премия правительства РФ, 16 премий ЦК ВЛКСМ и Ленинского комсомола, 5 премий союзных республик — РСФСР, УССР и Казахской ССР и 2 премии президента РФ в области науки и инноваций для молодых учёных.

Теперь понятно, почему ВИАМ является лидером не только отечественной, но и мировой материаловедческой науки?

Владимир ГУБАРЕВ.

Источник

 

Метки:

Новочеркасск без боя не сдастся


Противникам мэра Новочеркасска не удалось отстранить от должности коммуниста Анатолия Кондратенко

В казачьей столице 15 мая состоялось заседание городской Думы, на котором депутаты-«единороссы» намеревались объявить импичмент красному градоначальнику. Для защиты от народного гнева, в случае начала процедуры досрочной отставки, в город доставили тысячу омоновцев.

С САМОГО УТРА центр Новочеркасска перекрыли, стянули десятки автозаков, здание городской администрации было взято в плотное кольцо полиции. Под контролем блюстителей порядка оказались все думские входы и выходы, коридоры, внутренний двор. За полтора часа до начала заседания перед зданием возникла настоящая давка. Пропускали внутрь только по выверенным спискам. В результате, подсчитали коммунисты, в помещение допустили в основном привезённых из Ростова активистов «Единой России». Зал Думы оказался переполнен, люди даже стояли в проходах.

Оценив обстановку, почувствовав предвкушение, с которым думское большинство ждёт экзекуции члена КПРФ, Анатолий Кондратенко принял решение не выступать с отчётом в этот день. Выйдя на трибуну, он обратился к присутствовавшим с политическим заявлением, в котором сообщил, что не может допустить превращения годового отчёта мэра перед Думой в политический фарс и не будет участвовать в акции, запланированной «Единой Россией». Отчёт готов, глава города уже отчитался перед горожанами, выслушав и слова одобрения, и суровую критику, но он представит его в сроки, которые определит сам, депутаты же не вправе диктовать ему не установленные законом правила:

— Мы открыты к взаимопониманию, конструктивному диалогу. Мы не боимся ответа и ответственности. Но за мной — моя команда, мои избиратели, мой город, который я не сдам без боя. Есть достижения, позволяющие жителям Новочеркасска жить лучше и уверенно смотреть в будущее. Но есть силы, которые, наплевав на волеизъявление новочеркасцев, хотят вернуть к власти казнокрадов, приватизировавших за 9 лет множество земельных участков, объектов недвижимости, включая даже детские сады. Их делишки и фамилии хорошо известны новочеркасцам. Эти люди открывают телеканалы и издают газеты. Они неимоверно жаждут реванша, рвутся вызвать раздор и ненависть между различными социальными группами, дестабилизировать обстановку, нарушить управление всем городским хозяйством. Они действуют по принципу: чем хуже Новочеркасску, тем лучше им самим, — заявил Анатолий Кондратенко.

Поблагодарив «здоровую часть депутатского корпуса», находящуюся под прессингом своих однопартийцев, избирателей, всех новочеркасцев за доверие и поддержку, глава города под выкрики «единороссов» и бурные аплодисменты своих сторонников покинул зал.

Информация о выступлении мэра моментально разлетелась по городу, текст заявления множили и распространяли на рабочих местах, в учреждениях, на улицах. В знак солидарности с народным мэром новочеркасцы вышли на пикеты, коммунисты развернули красные палатки с символикой КПРФ. В адрес Кондратенко идут сотни телеграмм и обращений, в которых содержится не просто просьба, а требование не поддаваться на провокации, не дать возможности депутатам выставить заведомо неудовлетворительную оценку деятельности городской администрации, которая позволит парламентариям объявить мэру импичмент.

Противники коммунистической власти в Новочеркасске не оставляют намерений продолжать борьбу с инопартийным градоначальником.

Наталья КРЮКОВА. (Соб. корр. «Правды»). г. Ростов-на-Дону.

Источник

 

Метки: