RSS

Резервация для офицеров

17 Май

Военный городок в подмосковном Глаголево теснят коттеджные посёлки

С НЕДАВНО обновлённого Киевского шоссе мы свернули на бетонку. Странно было видеть на этой некогда секретной дороге огромные баннеры с приглашением отобедать в дорогом ресторане и прочую рекламу. По правую руку потянулся бесконечный забор резиденции «очень авторитетного человека». Слева — железный забор, из-за которого торчал макет ракеты, точно указывающий на род войск дислоцированной тут части. Потом уже с двух сторон мимо побежали дворцы с колоннами и без, коттеджи, особняки и заборы, заборы, заборы. Наконец — КПП и прямиком через грязь несколько тоскливых пятиэтажек и облупленных жёлтых домов типа «барак», железные гаражи и огородики. Всё смешалось в подмосковном Глаголеве.

Ошибиться было трудно: этот отрезанный от мира «всеобщего благоденствия» остров невезения и есть военный городок, где приходится выживать бывшим и нынешним защитникам нашей Родины, крепившим ракетную мощь державы.

Для справки: жилой военный городок находится по адресу: Московская область, Наро-Фоминский район, п/о Селятино, в/ч 92925. Площадь составляет 12,7 га, кадастровый номер 50:26:0151502:269. В составе жилого городка три пятиэтажных, четыре двухэтажных дома, то есть 182 квартиры. Проживают тут около 600 человек, в основном семьи военнослужащих, выслуживших установленный срок (435 гражданских, 50 военных, 40 — дети дошкольного возраста, 75 — школьники и студенты). На территории находятся здания: газовая котельная, водозабор, электроподстанция, магазин Военторга, штаб части, склады, казарма, солдатская баня, солдатская столовая, санчасть.

Живут здесь бывшие и действующие военные невесело. В газовую котельную, обслуживающую эти несколько домов, страшно заходить: работает лишь один котёл на подачу горячей воды. Постоянные аварии. Каждую зиму жители ждут со страхом: переживут ли, не вымерзнут ли?

Питьевую воду приходится покупать в магазине.

— Холодной водой жители городка не пользуются даже в технических целях, так как с момента открытия скважины идёт вода, которая, согласно анализам, непригодна к употреблению, — вспоминает заместитель командира воинской части подполковник в отставке Валентин Борисович Суходольский. — Жители городка бьются с этой водонасосной уже больше двадцати лет.

Резервуар для накопления и подачи воды проржавел, образовались трещины, в результате чего в ёмкость просачиваются сточные воды. Эта же вода без очистки поступает и в котельную. Когда-то здесь действовала система очистки, для этого завозили специальную соль. Потом кто-то решил, что это слишком дорогое удовольствие. И сейчас грязная вода идёт прямо в трубы, которые моментально зашлаковываются. Сантехника, понятное дело, такого режима не выдерживает. С газом тоже одна беда: приходится пользоваться баллонным. Куда только ни обращались жители, куда только ни писали — в ответ тишина.

— Вот эти три двухэтажных дома 1952 года постройки. Я их в своё время, когда служил, дважды списывал, — говорит Валентин Суходольский. — Но они и сейчас всё ещё на балансе. И люди продолжают в них существовать.

Но и в пятиэтажках жизнь у защитников Отечества ой какая несладкая. В подъезды страшно зайти: темень, лампочки с патронами держатся на скрутках, плафонов нет, шкафы для счётчиков электроэнергии не закрываются, на грязных, потрескавшихся стенах висит паутина, напольная плитка выбита, окна давно не мыли, сломаны форточки. И запах! В подвале одного из домов прямо под полами жителей стоят канализационные стоки, так как система канализации сделана с грубейшими нарушениями и введена в старую систему 50-х годов. Да и на улице не лучше: переполненные мусорные контейнеры вывозятся абы как и абы когда.

В прошлом году сюда приезжала жилинспекция. Даже вроде нашли деньги. В результате, по словам жителей, повесили в подъездах… почтовые ящики. На чём ремонт благополучно и кончился. При этом, к слову сказать, почтальоны в военный городок редко когда добираются.

Между тем за все эти безобразия людям приходится платить весьма внушительные суммы. Например, майор запаса Николай Борисович Творогов ежемесячно выкладывает из семейного бюджета за трёхкомнатную квартиру 6500 рублей. А вдова Юрия Анатольевича Галкина, который в течение 26 лет нёс боевое дежурство в подземном бункере, отдаёт за свою «двушку» практически без удобств 4 тысячи.

В данный момент за всю эту территорию, дома, а значит, и за жизнь людей отвечает Минобороны. Самая большая мечта жителей, чтобы их городок превратился в обычный населённый пункт со своим муниципалитетом, который, как они надеются, позаботится о них. Со слов главы городского поселения Селятино Евгения Голубева на встрече с жителями военного городка, муниципалитет уже два месяца назад подал документы в Минобороны о передаче этой земли в муниципальную собственность Селятино. Однако воз и ныне там. Минобороны как собака на сене и не торопится передавать свою территорию, и в то же время полностью игнорирует проблемы людей, на ней живущих.

При этом люди, выходя из дому, каждый день видят пугающие их изменения. Так, вдруг буквально за две недели было вывезено управление воинской части. Ворота сняли, КПП заколотили. Срочно вывозится техника, автотранспорт. При этом, как уверяют жители, ракеты стоят, боевое дежурство исправно ведётся. Но офицерам теперь приходится добираться до нового штаба по два часа и более, застревая в постоянных автомобильных пробках.

Что происходит в данный момент с окружающей территорией, никто не знает. Оттого рождаются панические слухи: будто бы вся территория вокруг домов будет или уже продана. Добиться вразумительного ответа от Минобороны, который мог бы успокоить людей, невозможно.

Подозрения жителей основываются на многих косвенных обстоятельствах. Например, не так давно какая-то коммерческая фирма делала обмер земли. И снова: кто, с какой целью, что будет с людьми — молчок.

Уровень доверия к собственному министерству у военнослужащих на уровне плинтуса. Ведь Минобороны уже давно проявляет свою незаинтересованность судьбой здешних жителей, а командование части отгородилось забором, причём прихватило и часть дороги, по которой люди ходили на остановку «маршрутки», так что теперь приходится обходить забор по бездорожью, увязая то в снегу, то в грязи.

Военный городок поистине отрезан от мира: негде работать, негде учиться. На работу, в школу, детский садик, детям в кружки, даже в магазины приходится добираться за семь километров до ближайшего населённого пункта — Селятина. Туда раз в час ходит «маршрутка» (35 руб. в одну сторону). Люди предпочитают добираться пешком, некоторые покупают подержанные машины.

Впрочем, если людьми Минобороны не интересуется, то этого нельзя сказать о здешней земле. Из уст в уста передают глаголевские жители байку о том, что первым вопросом приезжавших генералов был: сколько здесь ст`оит сотка?

А земля сейчас по Киевскому направлению, в 30 км от МКАД, через дорогу от «новой Москвы», — поистине золотая. Судя по рекламе риелторов, активно осваивающих здешнюю территорию, её стоимость от 10000 до 45000 долларов за сотку в лесной зоне. Так что, если Минобороны откусило от военного городка часть дороги, то надвигающиеся коттеджные посёлки отхватывают всё больше и больше земли. За забором оказалась уже так называемая прилегающая территория к военному городку — от 150 до 300 метров — с бывшим футбольным полем и даже насосной и котельной, обслуживающими военный городок.

— Поставили забор. Зачем? — удивляется Валентин Суходольский. — Жители гадают: уже продали или нет? Пруд принадлежал воинской части, его кто-то выкупил, оборудовал пляж. И… отгородил забором. Теперь жители городка должны платить, чтобы пройти туда искупаться. Но мы этого не позволяем: ломаем заборы и ходим, что приводит к конфликтам.

В последнее время застройщики стали покушаться даже на клочок земли, где стоят железные гаражи и распаханы маленькие огородики. Жители уверяют, что слышали угрозы спалить эти постройки. Трудно относиться к подобным предупреждениям без страха, ведь по соседству — резиденция некоего весьма «авторитетного человека», который, по-видимому, и стоит за спинами «застройщиков».

Для риелторов игра стоит свеч: с одной стороны — бесправная группка бывших военных и их семей, с другой — огромные деньги. Цена усадеб в посёлках Новое Глаголево и Глаголево-Парк достигает от 1,5 млн. до 4 млн. долларов. К слову сказать, это излюбленное место проживания нашей «творческой элиты». Тут до последнего времени жила Людмила Гурченко и продолжают благоденствовать композиторы Александр Морозов и Александр Градский, певец Крис Кельми, многие депутаты, чиновники и другие известные и не очень известные личности. Даже непосредственное соседство с ракетным дивизионом не останавливает этих випов от пребывания в столь привлекательном месте.

А тем временем заборы подходят к военному городку всё ближе, скоро жителям уже некуда будет ступить.

— Минобороны нас бросило, — говорит Валентин Суходольский, — по сути превратив посёлок в подобие гетто.

Так проявляют наши власти и Минобороны заботу о защитниках Родины, так благодарят за многолетнюю службу. И таких «резерваций» для офицеров в ближнем Подмосковье — десятки.

Мария ПАНОВА.

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.