RSS

Германия: между реальной оккупацией и формальной независимостью

18 Май

Известный американский специалист по России Стивен Коэн как-то заметил, что к числу кошмарных снов, мучающих по ночам американских политиков, принадлежит возрождение самостоятельной единой Германии с ее ведущей ролью в Западной Европе. Нынешний мировой экономический и политический кризис, пожалуй, может подтолкнуть процесс материализации этих страхов.
Наверное, за все послевоенные десятилетия в сегодняшней Германии недовольство Америкой как ведущим партнером достигло исторического максимума. Конечно, на уровне официоза обнаружить его непросто. Однако в глубине сознания элит – политической, экономической и военной – оно укрепляется как никогда раньше.
Первым сигналом к пробной «атаке» стала книга бывшего генерала и начальника военной контрразведки ФРГ Герда Комоссы «Немецкая карта. Скрытая игра секретных служб», изданная в 2007 году в Австрии. Он раскрыл сведения о секретном договоре, подписанном ФРГ с Соединенными Штатами в 1949 году, в котором зафиксированы жесткие условия будущего «суверенитета», а по существу, колониальной зависимости Западной Германии от Америки.
Сам факт издания такой книги говорит о том, что немецкое общество испытывает дискомфорт от отведенной ему унизительной роли вассала США (такой термин применяет по отношению к Европе Збигнев Бжезинский) и созрело для восприятия правды о том, в какие условия поставлен немецкий народ западными победителями во Второй мировой войне.

В те послевоенные годы поверженным немцам на срок в 150 лет (до 2099 года) были навязаны три обязательных условия; они в силе до сих пор.
Во-первых, каждый новый канцлер ФРГ обязан в обязательном порядке подписать в США так называемый «канцлер-акт». Что написано в этом сверхсекретном документе, неизвестно. Однако об этом нетрудно догадаться в контексте остальных двух условий и самого факта наличия секретного договора.
Во-вторых, США осуществляют полный контроль за германскими средствами массовой информации: радио, телевидением, печатными изданиями (газеты, журналы, издательства), кинопродукцией, театром, музыкой, школьной воспитательной программой и учебными планами.
В-третьих, США «хранят» весь государственный золотой запас ФРГ на своей территории.
То есть договор поставил под тотальный контроль США все жизненно важные процессы в Германии – от формирования мировоззрения новых поколений до хозяйственной жизни и политики. Именно послевоенной немецкой молодежи настойчиво прививали вину за гитлеровский период истории своей страны и комплекс стыда за то, что их угораздило родиться в Германии. Какой разительный контраст с порядком вещей, бытовавшим в ГДР. Несмотря на идеологический пресс марксистко-ленинской идеологии, главной установкой СССР все же было иное: «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается». То есть Советы не стремились «переформатировать» душу народа.
В послевоенном мире для США было важно другое: адаптировать и абсорбировать Германию в свою систему – от экономики и военной мощи до единомыслия в системе «политических и культурных ценностей». В первые послевоенные годы существенных позиций в экономике ФРГ добились американские ТНК (транснациональные корпорации), дорогу которым проложила американская помощь по «плану Маршалла». Из 30 крупнейших компаний ФРГ почти треть сегодня контролируются иностранным капиталом. Это «Опель», «Юнилевер», «Дойче Шелл», «Ай-Би-Эм Дойчланд» и ряд других.
В эпоху холодной войны Америка считала крайне важным усилить НАТО за счет немецких солдат, которые были бы переодеты в новую форму и максимально денацифицированы, а по своим боевым качествам не уступали бы немецким солдатам времен Второй мировой войны. Такой солдат был нужен западным союзникам не только для войны с советским блоком, но и для более широкой экспансии. При этом бундесверу отводилась роль «пушечного мяса» в возможном конфликте с СССР и странами Варшавского договора.
Западногерманская армия имела полумиллионную численность. Но при этом, что примечательно, ее основой были танковые и механизированные дивизии, то есть соединения, которые несут основные потери в крупномасштабной войне. Авиацию бундесвера намеренно держали в черном теле. Она никогда – с момента своего создания и до наших дней – не имела самолетов для завоевания превосходства в воздухе, а лишь самолеты непосредственной поддержки сухопутных войск. До сих пор единственным типом самолета, который, мягко говоря, обладает весьма ограниченными возможностями ведения воздушного боя, остается машина американского производства F-4 «Фантом» 1970-х годов выпуска. К примеру, ВВС Бельгии и Голландии имеют на вооружении истребители F-16 «Файтинг фалкон», а ВВС Испании – F-18 «Хорнет», то есть машины следующего поколения. Это означает, что Соединенные Штаты никогда до конца не доверяли своему главному военному союзнику в Европе.
Германский общественный деятель Генрих Гроут (в 90-е годы председатель Всесоюзного общества советских немцев «Возрождение», сейчас живет в Германии) отметил, что книга Комоссы – это по существу первый открытый бунт против американского всевластия над Германией. По его словам, «всеми политическими партиями ФРГ руководит специальный контрольный орган из Вашингтона, а созданная американцами в Германии лицензионная пресса является еще более унифицированным средством промывания мозгов, чем при нацистском режиме».
«Бунт» Комоссы прямо указал на то, о чем думает и чем возмущается молчаливое большинство немцев: «Полагаю, что немецкий народ не может дальше оставаться в американской удавке на виду у всего человечества. Ведь если остальные народы пассивно согласятся с таким исходом, то этот прецедент может быть тиражирован… Тогда нужно будет признать банкротство самой системы демократического устройства человеческой цивилизации и доминанту закона джунглей. Патриотически настроенные граждане Германии связывают желанное освобождение своей страны от оккупации США с восстановлением веса России в международной политике. Россия, как основной победитель во Второй мировой войне, давно вывела свои войска из Германии и отказалась от любых форм дальнейшего давления на побежденный народ. Сделано это было в достойной форме при объединении западной и восточной Германии, при условии, что и другие страны-победительницы сделают то же самое. Но США, воспользовавшись развалом СССР и ослаблением России, проигнорировали соответствующие договоренности и сохраняют оккупационный режим».

Последние двадцать лет американцы стремятся навязать Германии вооруженное участие в своих военных действиях в разных точках земного шара. Однако давление на Берлин с целью добиться присоединения немцев к операциям в Сомали, Боснии, принять участие в войне против Сербии, Афганистана, Ирака дало обратные результаты и привело к зарождению новых подходов к этим вопросам в германских общественно-политических кругах.
Внутреннее неприятие американской политики и принципиальные расхождения между Берлином и Вашингтоном по поводу роли и места немецкого народа в современном мире достигло критической точки. Из Вашингтона тем временем все громче звучит призыв: «Немцев на фронт!» Да, Берлину пришлось-таки отправить войска в Афганистан. Но и это не удовлетворило американских союзников. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, обвинив подразделения бундесвера в Афганистане в том, что они отсиживаются на относительно спокойном севере, в то время как другие воюют, потребовал расширения миссии бундесвера, а также проявления «оперативной гибкости», под которой понимается направление боевых подразделений бундесвера в южные районы Афганистана.
Но более всего США опасаются установления тесных партнерских связей между Германией и Россией. В этом смысле сигнал тревоги для Штатов прозвучал 5 июля 2010 года. По многим немецким оценкам, это важнейшая дата в истории геополитики, фактом стал топливный российско-германский проект Nord Stream. Не случайно верные клиенты США – поляки – отнеслись к нему с какой-то иррациональной злобой. Министр иностранных дел Польши неоконсерватор Сикорский сравнил консорциум Nord Stream с советско-германским пактом «Молотов – Риббентроп» 1939 года.
После распада Советского Союза политика Вашингтона состоит в поддержке Поль­ши в роли разделяющего клина, блокирующего наращивание российско-немецкого экономического и политического сотрудничества. В эти действия входит и решение о размещении элементов американской системы противоракетной обороны, а ныне ракет «Пэтриот» в Польше. Запуск же Nord Stream устраняет «клин» между Россией и Германией, и не только в формате Польши. А некоторые аналитики уже обозначили новую реальность как «третий российско-германский союз».
Новый «сигнал» из Германии прозвучал на днях. «Немецкие экспортеры готовы обойтись без единой европейской валюты» – так заявили в Объединении немецких экспортеров. Его руководитель Антон Бернер отметил:
– Для нас важен свободный рынок, а единая валюта не обязательна. Есть ли жизнь в Германии после евро? Да, есть!
Вопрос о выходе из еврозоны в Германии поднимался уже неоднократно. Согласно опросу, проведенному в сентябре 2011 года, больше половины немцев хотели бы вернуться к национальной валюте. Кроме того, из утечки посланий американских дипломатов в Берлине стало известно, что эту тему уже обсуждали на высшем уровне, – во время прошлогоднего саммита ЕС. Главный экономист «Дойче банка» Томас Майер в разговоре с американцами на той встрече напомнил о решении конституционного суда ФРГ 1990-х годов, согласно которому возвращение к марке возможно в случаях, если еврозона станет источником инфляции или немецкие налогоплательщики будут вынуждены стать «фактическими спасителями» единой валюты.
…В Германии отдают себе отчет в том, что США стараются использовать глобальный финансовый кризис для усиления влияния на ЕС, и в первую очередь для давления на Германию. Поэтому на разных «этажах» немецкого общества всё чаще критически отзываются о необходимости сохранения таких наднациональных структур, как НАТО и Евросоюз. А среди части политиков Германии вырос интерес к политическому наследию генерала де Голля, который еще в 1960-х годах пришел к выводу, что безопасность и независимость Европы несовместимы с наличием НАТО.

Александр КОРШУНОВ

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.