RSS

Простить это невозможно

24 Май

Дорогая редакция «Правды»! Я уже писала вам, что каждый номер вашей (нет, нашей!) газеты прочитываю от начала до конца. И вот в номере за 2 марта меня буквально ошеломило, потрясло открытое письмо почётного гражданина города Тайшета писателя Ямиля Мустафина депутату Государственной думы В.И. Долгих под заголовком «Измена самому себе оправданий не имеет».

КОНЕЧНО, я давно знала, кто такой Владимир Иванович Долгих, и уважала его: он был видной фигурой в КПСС — первым секретарём Красноярского крайкома партии, секретарём Центрального Комитета и даже кандидатом в члены Политбюро ЦК. Но неизвестным для меня оказалось, как-то прошло мимо, что этот человек, возглавляющий в последние годы Московский городской совет ветеранов войны, труда и правоохранительных органов, поддержал на парламентских выборах «Единую Россию» и стал депутатом Госдумы от неё, а во время президентской избирательной кампании вошёл в состав московского предвыборного штаба В.В. Путина.

Ямиль Мустафин, земляк Долгих, обращается к нему в заключение своего письма так: «…Были бы живы Ваша сестра Евгения Ивановна и Ваша матушка Елена Пимоновна, думаю, они не одобрили бы Ваш поступок. Вы же, Владимир Иванович, всегда были для них, самых близких для Вас людей, убеждённым коммунистом! Стойким, никогда не шедшим на сделку с совестью, никогда своим убеждениям не изменявшим. И вдруг…»

Да, коммунист с многолетним стажем перешёл на сторону наших идейных противников. Как это могло произойти? «Что заставило Вас, дважды Героя Социалистического Труда, изменить тем идеалам, которым Вы были преданы всю жизнь, тем людям, с которыми вместе трудились и которые верили в Вас и уважали? — спрашивал через «Правду» одновременно с Я. Мустафиным член Совета старейшин при Иркутском обкоме КПРФ Пётр Иванович Мирошников. — Хватит ли у Вас духу ответить честно мне и моим товарищам по работе и партии, что произошло с Вами?»

Признаюсь, я ждала от В.И. Долгих ответа в «Правде», но, видимо, духу на это не хватило у него…

Горько, обидно, больно. Представьте себе, у меня такое чувство, будто мне нож в спину вонзили. Когда поливают грязью годы Советской власти, руководство СССР, героев Великой Отечественной войны наши противники, это понять можно: у нас, коммунистов, своя идеология, а у них — своя. Но когда наш единомышленник, да ещё такой известный, заслуженный, смыкается с ними, оправдания этому невозможно найти.

Как такое назвать? Малодушие, слабость, появившиеся с возрастом и этим возрастом вызванные?

Но я вспоминаю легендарных героев Великой Отечественной войны. Среди них были и совсем юные, как мои однополчанки Зоя Космодемьянская и Вера Волошина, а были и люди пожилые, как, например, генерал Карбышев или профессор Леонид Алексеевич Кулик. Однако, попав в плен к врагу, будучи в тяжелейшем состоянии, как стойко и мужественно они держались!

Известно, что фашисты, привязав Карбышева к дереву, поливали его на морозе водой, пока он не превратился в глыбу льда. А знаменитый учёный Л.А. Кулик, несмотря на посулы врагов, тоже отказавшийся прислуживать им, был брошен в тифозный барак, где умер мучительной смертью. Умер, но пощады не попросил!

Поэт-коммунист Муса Джалиль, создавший в гитлеровских застенках 125 стихотворений и поэму, тоже не просил пощады у врагов. Вот как написал он в стихотворении «Палачу»:

Нет, врёшь, палач, не встану
на колени,
Хоть брось в застенки,
хоть продай в рабы!
Умру я стоя, не прося
прощенья,
Хоть голову мне топором
руби.

И фашистские палачи после изуверских пыток казнили Мусу Джалиля — отрубили ему голову.

А девятнадцатилетнего комсомольца Юру Смирнова они распяли на стене блиндажа, прибив гвоздями, но не добившись от него предательства.

— Или ты будешь работать на нас, или мы тебя расстреляем! — изрёк в ярости фашистский палач, допрашивавший секретаря подпольного райкома комсомола Пеновского района Калининской области Лизу Чайкину. — На раздумье даём полчаса!

Но комсомолка, выдержавшая невыносимые пытки, сказала:

— Я готова, стреляйте…

После чего её вывели на площадь посёлка, согнав туда всё население, и расстреляли.

Почему я вспоминаю всё это и не могу уйти от военных воспоминаний? Да потому, что сегодня у нас тоже идёт борьба. Идеологическая, не с танками, пушками и самолётами, но тоже очень острая, где требуются стойкость, мужество, верность своим убеждениям.

А вот В.И. Долгих в острейший момент поступился этой верностью. Так ведь не казнили бы его, самое большее — отставили бы от должности председателя Московского совета ветеранов. Неужели ради должности можно изменять самому себе?!

Из-за предательства горбачёвых и ельциных мы лишились великой Советской страны. Будем же бдительны.

Клавдия СУКАЧЁВА., член ВКП(б) — КПСС — КПРФ с 1943 года. г. Москва.

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.