RSS

ЕЩЁ РАЗ О ПРИРОДНОЙ РЕНТЕ

26 Май

«Капитал» – это наш меч, наша броня, оружие нападения и защиты.
И.Ф. Беккер

Нищета и нещадная эксплуатация как молот на наковальне куют здравомыслие у трудящихся масс. Идея обобществления земли и основных средств производства, казалось бы, вытравленная из общественного сознания либеральной демагогией, снова овладевает массами.

Никто больше не верит в то, что средства производства передаются в частную собственность для эффективной организации производства и что частное производство эффективнее общественного. Напротив, все больше и больше людей приходит к убеждению, что современное частнокапиталистическое производство означает не что иное, как то, что непосредственному производителю – рабочему, лишенному средств производства, – разрешают работать лишь постольку, поскольку он известное количество времени даром работает в пользу неработающего частного собственника средств производства – капиталиста.

Никто больше не верит в то, что частный собственник земли и других природных ресурсов будет использовать эти последние в интересах всего общества. Напротив, все больше и больше людей приходит к убеждению, что частная собственность на землю и другие природные ресурсы означает не что иное, как то, что одна, небольшая, часть общества наделяет саму себя правом взимать с другой, большей, части общества дань за право жить; что частное строительство жилья путем так называемого ипотечного кредитования на самом деле есть хитроумная форма гнусного ростовщичества; что в основе роста платы за жилье лежит не стремление частных домовладельцев и пресловутых «товариществ» собственников жилья улучшить качество условий проживания, а дань, которую они выколачивают с жильцов за право жить в человеческих условиях.

Словом, сама жизнь заставляет трудящихся в общественно-политических вопросах опираться на свой собственный разум.

Между тем невежество трудящихся является одним из важнейших условий политического господства буржуазии. И если новоявленная российская буржуазия еще на начальном этапе своей борьбы за завоевание политической власти была убеждена в необходимости снижать образовательный уровень российских (советских) рабочих, то сегодня (когда сама жизнь вдалбливает здравомыслие в головы рабочих) она еще больше убеждена в необходимости уже деморализовать их.

Первым и деморализующим средством, которым буржуазия воздействует на трудящихся, является пропаганда пресловутой концепции прав человека, концепции, которая на деле есть учение Ч. Дарвина о борьбе за существование в животных обществах, перенесенная в человеческое общество. Однако такое перенесение логически несостоятельно, ибо человеческое общество существенно отличается от общества животных. Животные необходимые им средства существования находят в готовом виде, тогда как люди необходимые им средства существования не только находят в готовом виде, но и производят и воспроизводят эти средства существования. Уже одно это – единственное, но фундаментальное – различие делает невозможным перенесение, без соответствующих оговорок, законов животных обществ в человеческое общество. Благодаря этому различию борьба за существование в человеческом обществе предполагает ещё и борьбу за производство средств существования. Но если производство средств существования в своей капиталистической форме, как это происходит в настоящее время, искусственно отстраняет от потребления этих средств существования огромную массу трудящихся, которые и производят эти средства существования, то борьба за существование может заключаться только в том, что трудящиеся отнимут руководство производством и распределением у класса капиталистов, в руках которого это производство и распределение в настоящее время находится и который стал теперь не способен к этому руководству и распределению.

Но за этим срывается ещё нечто другое. Если вспомнить, что чувства современных российских трудящихся были вскормлены коммунистической идеологией, – теоретическим и практическим выражением которой была марксистская критика капиталистического общества, – то станет ясно, что дальнейшая борьба трудящихся будет направлена собственно против самого капиталистического общества. Следовательно, тут уже безусловный интерес политически господствующего класса капиталистов требует отрицать, извращать учение К. Маркса, подменять это учение нелепыми домарксовыми экономическими теориями.

Именно с этой целью с некоторых пор буржуазные политэкономы стали вытаскивать на свет и в захлеб пропагандировать ложную теорию природной ренты, от которой, как хорошо известно, К. Маркс не оставил камня на камне. Согласно этой ложной теории, так называемая, природная рента, получается не из производственной деятельности людей, а получается прямо из земли и других природных ресурсов.

Но уже простое наблюдение, что рента выплачивается из цены продукта земли (природы), – стало быть, является экономической категорией, – показывает насколько нелепо объяснять её происхождение прямо из земли, а не как результат производственной деятельности людей.

Конечно, рента связана с землёй, а следовательно, и с полезными свойствами продуктов земли. Но поскольку она возникает как результат производственной деятельности людей, то ее возникновение не имеет никакого отношения ни к земле, ни, тем более, к пресловутому праву частной собственности на землю.

Хотя вопрос о ренте уже давно был строго научно разрешен, тем не менее, споры вокруг нее ведутся до сих пор. Почему же так? Откуда вообще возникают споры вокруг ренты? Из трудности объяснить условий, её порождающих. Следовательно, чтобы понять природу (сущность) ренты, надо выяснить условия, при которых она получается. Но прежде, чем приступить к выяснению этих условий, необходимо сделать следующие замечания:

во-первых, в данной статье не ставится задача дать строгое научное объяснение ренты, здесь достаточно показать её возникновение в самых общих чертах;

во-вторых, поскольку в общественном сознании рента напрямую связывается с нефтью, то в качестве примера для объяснения возникновения ренты берется добыча нефти;

в-третьих, для упрощения изложения рассматриваемого вопроса, неодинаковые условия добычи нефти представим как лучшие, средние и худшие.

Итак, само собой ясно, что вся та совокупная масса нефти, которая находится на мировом рынке, добывается в неодинаковых условиях: лучших, средних и худших; также само собой ясно, что издержки добычи нефти, добываемой в худших условиях, выше издержек добычи нефти, добываемой в лучших условиях. Но на мировом рынке вся совокупная масса нефти продается по общей рыночной цене, определяемой именно худшими условиями ее добычи; т.е. общая рыночная цена нефти определяется более дорогой по стоимости нефтью и, в силу этого, держится выше средней рыночной цены.

Почему же общая рыночная цена нефти определяется худшими условиями ее добычи? Это объясняется ограниченным количеством лучших условий добычи нефти и невозможностью обойтись без средних и худших условий добычи нефти. Ограниченность добычи нефти в лучших условиях и занятость этих лучших условий отдельными частными компаниями обуславливает монополию владельцев лучших условий добычи нефти (как на объект капиталистического хозяйства), базирующуюся на регулирующей роли закона спроса и предложения. Вот эта самая монополия и приводит к тому, что общая рыночная цена нефти на мировом рынке определяется худшими условиями ее добычи и, в конечном счете, держится выше средне рыночной цены.

Но, чтобы было выгодно добывать нефть в худших условиях, ее цена должна покрывать издержки ее добычи и обеспечивать еще и среднюю прибыль, ибо средняя прибыль есть низший предел рентабельности, ниже которого капиталистическое производство становится невозможным. Средняя прибыль, таким образом, выступает в качестве масштаба и в качестве регулятора добычи нефти. Среднюю прибыль обеспечивает и нефть, добываемая в лучших условиях. Но так как эта нефть обходится дешевле, а продается по общей рыночной цене, то она и обеспечивает избыток над средней прибылью. Вот этот самый избыток над средней прибылью и называется рентой, точнее, дифференциальной (разностной) рентой, которую присваивают, как не трудно сообразить, монополисты лучших условий добычи нефти.

Вся российская нефть добывается в худших условиях. Следовательно, именно российская нефть, как самая дорогая по издержкам ее добычи, выступает на мировом рынке в качестве определяющей уровень рыночной цены. Однако не Россия, а англо-американские нефтяные компании, добывающие нефть в лучших условиях, извлекают ренту из «уникальных недр России».

Но откуда же берутся сверхдоходы российских нефтяных олигархов, если рента по неумолимым законам капиталистического производства перехватывается англо-американскими нефтяными компаниями?

Ответ на этот вопрос простой.

В такой стране, как Россия, где добыча нефти ведется в худших условиях, т.е. в условиях, когда капиталистическая рентабельность падает до средней прибыли и даже ниже, а российским нефтяным олигархам, тем не менее, удается получать баснословные сверхдоходы, – в такой стране сверхдоходы нефтяных олигархов, и не только нефтяных олигархов, но и всей олигархической части класса капиталистов, могут получаться исключительно путем снижения зарплаты трудящихся ниже прожиточного минимума. Разве минимальная зарплата законодательно не установлена ниже действительного прожиточного минимума? И разве зарплата и прибыль не связаны между собой обратной зависимостью?

Здесь, однако, нужно принять во внимание еще одно обстоятельство. Выше было сказано, что именно российская нефть держит на мировом рынке общую рыночную цену нефти выше средне рыночной. Но хорошо известно, что англо-американские нефтяные компании сознательно ограничивают добычу нефти в лучших условиях, опять-таки, в погоне за сверхприбылью (средняя прибыль + рента). Но, с целью устранения на мировом рынке своего главного конкурента – Россию, англо-американские нефтяные компании могут резко увеличить добычу, соответственно, долю дешевой нефти на мировом рынке, и, таким образом, изменив соотношение между количеством дешевой нефти и дорогой на мировом рынке в пользу дешевой, опустить общую рыночную цену нефти, без ущерба для самих себя, ниже издержек добычи российской нефти. А это фактически означает банкротство российской нефтяной промышленности, следовательно, банкротство российского государства, со всеми отсюда вытекающими последствиями.

С другой стороны, движимое безудержным стремлением к максимальной прибыли (средняя прибыль + рента), организационное развитие капиталистического производства приводит к тому, что даже в таких отраслях хозяйственной жизни, где нет никаких естественных ограничений для производства жизненных средств существования, – даже в этих отраслях хозяйственной жизни искусственно ограничивается производство жизненных средств существования, между тем как огромное большинство трудящихся всего человечества остро нуждается в них. Ярким свидетельством этого является так называемая Всемирная Торговая Организация (ВТО) – организация, которая, под предлогом рационального размещения мировых производительных сил, в действительности квотирует, т.е. ограничивает, во всех сферах хозяйственной жизни производство именно жизненно необходимых средств существования, в границах, соответствующих потребности капитала в выколачивании максимальной прибыли – средняя прибыль + рента.
Впрочем, в обществе, основанном на капиталистическом способе производства, иначе и быть не может. Ибо «цель капиталистического производства – это прежде всего не «приобретение других продуктов», а присвоение стоимости, денег, абстрактного богатства». (К.Маркс)

За рабочий класс
Рафик Кулиев

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.