RSS

«Боже, благослови Америку» (God Bless America). США, 2012

14 Июн

«Никто теперь и не разговаривает толком. Все просто пересказывают то, что они услышали по телевизору, услышали по радио или увидели в интернете…»

Если вы читаете сейчас эту статью, то, скорее всего, вы не живете отшельником высоко в горах или среди барханов в пустыне, вы не предаетесь круглосуточным медитациям, взирая днем и ночью на безлюдные пейзажи. Напротив, вы пользуетесь интернетом, социальными сетями, возможно, также слушаете радио или даже смотрите телевизор. Вы ходите на работу или на учебу, видитесь с людьми, ездите в общественном транспорте. Главный герой фильма Боба Голдтуэйта Фрэнк — интеллигентный добропорядочный офисный работник средних лет, и он так же, как и вы, ведет жизнь, обычную для современного человека. Вернее, вел. Пока однажды не достал с верхней полки шкафа оставшийся со времен его службы во Вьетнаме пистолет и не начал убивать людей.

Фрэнк больше 11 лет проработал в одном офисе. Здесь на фоне слогана «Innovative, creative» люди пересказывают друг другу сюжеты просмотренных прошлым вечером телешоу, а начальник под общий хохот выдает пошлую шутку из утреннего радиоэфира за свою. При этом никаких признаков того, в чем, собственно, состоит работа всех этих людей, в том числе и Фрэнка, нет. Это даже не бросается в глаза, ведь отчуждение, как отделение нас от процесса и результатов нашей работы, является неотъемлемой частью современного общества.

Именно отчуждение является причиной неимоверной усталости и жизни на пределе сил, знакомых многим из нас. Это, кроме того, узнаваемые черты многих героев современных фильмов, песен и книг, и Фрэнк не исключение. Чтобы достать пистолет, ему нужна была лишь последняя капля, которой отчасти стало увольнение с работы по абсурдной причине. Уволили Фрэнка за «домогательство» по отношению к полной застенчивой секретарше, проявившееся в том, что он послал ей цветы на дом, желая сделать ей приятное.

У Фрэнка есть дочь, ей на вид нет и десяти, она живет с мамой, его бывшей женой. Несмотря на возраст, жизненные приоритеты девочки выглядят уже очень определенными. У Фрэнка звонит телефон – его дочь кричит в трубку, заливаясь слезами: «Я ненавижу маму! Она купила мне BlackBerry, а я хотела iPhone!» Бедная девочка бьется в истерике на полу, пока Фрэнк в недоумении пытается понять: «Зачем ей вообще дарить BlackBerry или iPhone?» Телевизор однако подсказывает ответ. Героиня реалити-шоу, старшеклассница Хлоя тоже бьется в истерике, размахивает руками и кричит: родители подарили ей на день рождения автомобиль, но не такой, как она хотела. Ее убитый горем отец комментирует происходящее на камеру: «Это мой родительский долг – сделать дочь счастливой. А в этот раз я облажался, ведь она несчастлива».

Первой жертвой Фрэнка становится именно Хлоя, которую он находит в элитарной школе, тоже показанной в телешоу. Здесь же, в этой же школе, он находит и свою будущую напарницу, старшеклассницу Рокси. «Каждый день мне говорят, что делать и как думать, люди, которых я в миллион раз умнее», — говорит она, и это становится причиной ее протеста. Кроме того, она ненавидела Хлою не меньше, чем Фрэнк, и тоже готова убивать. Но кого?

Рокси очень эмоциональна и готова убить очень многих, например, свою учительницу по физкультуре, или всех, кто любит сагу «Сумерки». «Все эти люди действительно заслуживают смерти!» — восклицает Рокси, но Фрэнк качает головой: «Нет». Он хочет убивать только тех, кто заслуживает смерти. Правда до финальных титров таких людей найдется немало. Ими оказались, например, люди, громко разговаривающие по мобильному и жующие попкорн во время просмотра в кино. А также парень, занявший два места на парковке. Потом Фрэнк и Рокси расстреливают митинг членов консервативной партии, ратующих за отмену социальных гарантий для инвалидов, а затем религиозный митинг с лозунгами «Бог ненавидит евреев» и «Бог ненавидит педиков».

К середине фильма Рокси снова заводит разговор о том, кто заслуживает смерти, и на этот раз Фрэнк, похоже, видит куда больше потенциальных жертв, чем на момент их прошлого обсуждения: они оба без остановок называют наперебой новые и новые потенциальные жертвы. «Знаешь, кого нужно убивать? – И? – Тех, кто использует слово «рок-звезда» как прилагательное, как в «рок-звездная парковка»! – Или тех, кто глушит энергетические напитки целыми днями. – Или тех, кто говорит «крайняк»! – Всех, кто носит кристаллы и говорит, что общается с духами. – Или тех, кто говорит «намастэ». – А это что? — Это индийское приветствие, украденное хиппи. – Вот, хиппи! Тех, кто покупает анархические футболки. – Или тех, кто говорит «мужик» по всякому поводу. Как «Ну ты и мужик!» — Тех, кто на коксе сидит. – Или курит траву. – Тех, кто без конца орет «Дай пять!».

Доходит до того, что, стоя в тихий солнечный день на улице, глядя на проходящих мимо людей, Рокси вздыхает: «Ух, ты! Только посмотри на всех этих людей!» На что Фрэнк отвечает: «Хотел бы я иметь сейчас АК-47!» И здесь их протест, если он и выглядел в начале сколь либо обоснованным, или, во всяком случае, вызывал сочувствие, доходит до абсурда. Они забывают о том, что каждый человек, в том числе, и они сами, является в той или иной мере лишь носителем той культуры, в которой находится и в которой воспитывался. Так, и Фрэнк, к досаде Рокси, в один момент говорит «Дай пять!», а Рокси безудержно хочет, чтобы ее показали по телевизору в новостях.

Протест Фрэнка и Рокси, начавшись с ненависти к «зомбоящику», отупляющим телешоу и конкретным неприятным людям, быстро выходит за пределы этих границ. Он направлен далеко не только против массовой культуры, ведь герои также выступают против всех наиболее массовых альтернатив ей, как, например, движение хиппи. Кроме того, Рокси и Фрэнка не в меньшей мере огорчает низкий уровень образования и общей культуры людей, и то, что эти люди не могут найти в жизни смысла большего, чем телевизор, социальные сети и наркотики.

Постоянное навязчивое наличие в кадре американских флагов, а также название фильма, вероятно, указывают на то, что создатели фильма считают все эти проблемы преимущественно американскими. У ненавистных соседей Фрэнка в окне сияет подсвечиваемый отблесками телевизионного экрана американский флаг, на плюшевых мишках, которых Рокси использует в качестве мишени, также футболки с американским флагом. А в чем наши герои могли бы найти свой смысл жизни, если бы не избрали в качестве своего пути осуществление самосуда над недостойными людьми? Довольно прозаично: «Переедем во Францию. Или еще куда, где ненавидят американцев».

Однако, поднятые в фильме проблемы характерны не только для Америки. Не понаслышке знакомы мы с ними и в России. И дело вовсе не в «американском заговоре» по отуплению и зомбированию всех наций, включая, в первую очередь, свою. Дело в том, что культурная жизнь является надстройкой над экономическими отношениями, в которых находятся люди. Если человек ходит изо дня в день на работу, пользы которой не чувствует и результаты которой от него отчуждены, он привыкает не задумываться о смысле чего-либо, будь то собственная жизнь или наполнение вечернего телеэфира. Если человек формируется в окружении навязываемых ему со всех сторон рекламой и героями реалити-шоу искусственных потребностей, он становится хорошим потребителем, достойным сыном взрастившего его потребительского общества.

Финальный манифест Фрэнка, произносимый под прицелами пистолетов десятка полицейских на сцене телешоу «Американские звезды», несмотря на искренность, совершенно идеалистичен, и не совсем ясно, ни к кому он обращен, ни какие выводы должны из нее сделать слушатели. «Меня зовут Фрэнк. Но это не важно. Важно другое — кто вы? Америка стала рассадником коррупции и жестокости. Мы вознаграждаем недальновидность, тупость, грубость и крикливость. Больше нет ни всеобщего чувства достоинства, ни чувства стыда, ни понятий о добре и зле. Мы подражаем худшим человеческим качествам и прославляем их. Ложь и сеяние страха — это обыкновенное дело, ведь это приносит деньги. Мы стали нацией цепких слоганов, желчных циников и торгашей ненавистью. Мы потеряли всякую доброту… Мы потеряли душу…»

Через несколько минут после этой речи Фрэнк умрет, так и не успев сказать ничего более конкретного. То, что по сюжету эта речь прозвучала в прямом эфире для всех, кто собирался расслабленно посмотреть «Американские звезды», а вместо этого увидел кровавую бойню, приправленную горькой моралью, вряд ли делает смерть Фрэнка более ценной в деле возрождения американской культуры и нравственности.

В последнее время коммерческий кинематограф все чаще обращается к критике существующей системы общественных отношений, и это в очередной раз доказывает востребованность идеи о необходимости создания нового общества, с новыми ценностями и моралью. Однако, ответить на вопрос, что это за новое общество, режиссеры не могут, оставаясь зависимыми от воли продюсеров, либо грантодателей. Так что, художники лишь ставят вопрос, ответить на который – уже задача политических активистов. И мы знаем этот ответ.

14 июня 2012 — Наталья Журавлева — РСД

Источник

 

Метки: , , ,

Обсуждение закрыто.