RSS

«Скоринг» и еще «400 мер»

15 Июн

Высокое совещание по ВТО, похожее на спектакль

7 июня 2012 года прошло совещание правительства РФ по вопросам развития экономики Российской Федерации в условиях ВТО. Вел совещание премьер-министр Д.А. Медведев, в совещании участвовали: вице-премьер А.В. Дворкович, министр экономического развития А.Р. Белоусов, директор департамента торговых переговоров министерства экономического развития М.Ю. Медведков, иные важные чиновники правительства, представляющие министерства экономического развития, промышленности, сельского хозяйства и другие ведомства. На совещание были приглашены представители российского бизнеса, в частности: А.А. Мордашов – руководитель комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по интеграции, торгово-промышленной политике и ВТО, А.Л. Злочевский – президент Зернового союза России, А.Л. Даниленко – член совета директоров ООО «Русская молочная компания», председатель правления Агропромышленной ассоциации Таможенного союза. Совещание состояло из двух частей – открытой и закрытой. Про закрытую часть сказать ничего не могу – чести быть приглашенным не удостоился. А вот про открытую (публичную) часть хотел бы высказаться. Тем более что по первой части совещания опубликована стенограмма.

«Рукоплескания, переходящие в овации»
Общая оценка духа совещания – совершенно зашкаливающий энтузиазм участников в связи с ожидаемым присоединением России к ВТО. О таком энтузиазме в застойные годы говорили: «рукоплескания, переходящие в овации». «Рукоплескания» исходили от представителей «народа», то есть представителей бизнеса. А власти с удовольствием получали поздравления в связи с успешным завершением переговоров о присоединении к ВТО. Злочевский заверил премьер-министра в своей полной лояльности: «Мы с самого начала поддерживали вступление в ВТО». Выступление Мордашова изобиловало фразами типа «полезность членства в ВТО», «плоды вступления, которое мы так долго готовили», «особых негативных последствий ждать не стоит» и т.п. Даниленко убеждал Медведева, что «ВТО далеко не самая страшная проблема для молочной отрасли». В общем, смысл выступлений представителей «народа» таков: альтернативы вступления России в ВТО нет, надо скорее ратифицировать протокол, а до момента вступления протокола в силу (ориентировочно с 1 сентября) «адаптировать» российскую экономику к новым условиям.
Судя по всему, подготовка совещания велась тщательно. Главным от «народа» был определен А. Мордашов. Причина очевидна – он владелец металлургического гиганта «Северсталь». Черная металлургия – почти единственная отрасль российской экономики, которая, по оценкам экспертов, не должна понести потерь при вступлении в ВТО (есть надежда, что может быть даже небольшой выигрыш). Так что морально Мордашову на совещании было легче, чем другим гостям из «народа».
В стенограмме не было фамилии ни одного из тех сотен руководителей российских предприятий, которые в течение последних месяцев высказывали свое решительное «нет» вступлению страны в ВТО. Не было среди выступавших и Константина Бабкина – одного из наиболее активных и стойких противников ВТО. Так что спектакль под названием «ВТО – наше все» прошел в Белом доме на высоком идейном и художественном уровне.

Программа «400 мер», или Подзабытые «грабли»
О необходимости «адаптации» говорил подробно г-н Медведков. Оказывается, наши чиновники (совместно с «избранными» представителями «народа») подготовили список из 400 неотложных мер по подготовке российской экономики к новым условиям. Цитирую Медведкова: Вот из этих мер примерно 200 касается промышленности и сельского хозяйства, они находятся сейчас в проработке федеральных органов исполнительной власти. По части мер решения приняты – по не очень большой, поскольку у нас, я еще надеюсь, есть время (полтора-два месяца), до того как мы эти планы должны выполнить. В частности, приняты решения о мониторинге ввоза чувствительных товаров, принято решение о выделении некоторых субсидий сельхозпроизводителям, в частности производителям свинины, приняты нормативные акты, которые предоставляют преференции закупкам отечественных товаров в рамках системы государственного заказа в России. По другим идет активная работа, и решение пока не принято.
Вдумайтесь, уважаемый читатель, с момента начала переговоров о вступлении России в ВТО прошло 18 лет, а список мер появился только сегодня. Даже с момента подписания протокола в Женеве в декабре 2011 года до момента появления «списка мер» прошло полгода. И вот теперь за полтора-два месяца (45–60 дней) правительство собирается принять несколько сот мер по подготовке российской экономики к жизни в новых условиях.
Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Все мы знаем, каковы скорости принятия решений нашим правительством. А уж об исполнении этих решений я вообще молчу. Напомню читателю лишь некоторые статистические данные, иллюстрирующие реалии эффективности функционирования нашего чиновничьего аппарата. Эти данные я заимствовал из публикаций бывшего директора НИИ статистики В.М. Симчеры: более 1/3 властных обязательств, включая те, которые вошли в тексты посланий президента РФ, не выполняются, свыше 1/2 уголовных дел и около 2/3 административных дел разваливаются в судах, все 3/4 чиновничьих прогнозов, решений и обещаний не выполняются.
Не знаю почему, но озвученная Медведковым программа «400 мер» по степени своего авантюризма напомнила мне программу «500 дней перехода к рынку» (короче – «500 дней») Григория Явлинского. С тех времен прошло два десятилетия, выросло новое поколение людей, имеющих смутные представления о событиях тех бурных лет «перестройки». Новые «реформаторы» решили подложить народу похожие грабли.

«Чего изволите-с?»
Ни для кого не секрет, что г-н Медведков на протяжении многих лет жил и действовал по принципу «чего изволите-с?». Но на совещании Максим Юрьевич в порыве верноподданничества превзошел сам себя. Даже нашим гениальным русским писателям (Н.В. Гоголь, М.Е. Салтыков-Щедрин, А.П. Чехов и др.), остро высмеивавшим подобострастие петербургских и провинциальных чиновников, не удалось бы найти более яркого примера «с натуры», чем г-н Медведков. Закончив описание вышеупомянутого списка «400 мер», г-н Медведков обратился к Медведеву со следующими словами: Минэкономразвития… интересовала бы Ваша точка зрения: достаточны ли те меры, которые запланированы, или что-то нужно сделать еще для того, чтобы присоединение к ВТО прошло безболезненно и у нас не было бы никаких проблем, а если бы они возникали, мы бы знали, какими инструментами пользоваться? Спасибо.
Вот так. Оказывается, министерство экономики терпеливо ждало целых 18 лет этого волнительного момента: получить от премьер-министра «указание». На совещании вскрылась страшная тайна: оказывается, министерство многие годы мучилось и не знало, какими «инструментами» пользоваться. Все ждали «указания». Будет «указание» – появится и знание, появится знание – будут «инструменты», будут «инструменты» – не будет никаких проблем. Эх, надо было бы Максиму Юрьевичу записаться еще в какой-нибудь из «нулевых годов» на прием к премьер-министру (Касьянову, Фрадкову или даже Путину) и получить вожделенное «указание»! Мы бы уже давно жили как белые люди в «цивилизованном мире» ВТО.
Впрочем, не хочу быть несправедливым и необъективным. Некоторые представители «народа» были вполне «конкурентоспособны» на фоне чиновника Максима Юрьевича по части подобострастия и верноподданничества. Взять, к примеру, г-на А.Л. Даниленко. Андрей Львович – тонко чувствующая душа, он знает тайную любовь нашего премьер-министра к иностранному капиталу и желает сделать ему (Дмитрию Анатольевичу) приятное.
Представитель «молочного лобби» Андрей Львович начинает издали: он предается мечтаниям насчет того, что было бы неплохо принять программу поддержки товаропроизводителя до 2020 года. Но не думайте, что это программа поддержки российского товаропроизводителя. Цитирую (с сохранением неповторимости речевых оборотов): …Эта программа дол­жна тогда быть ориентирована, чтобы те, кто дает результат, чтобы им был стимул, чтобы иностранные инвесторы, которые хотят производить на территории России, видели, что это лучше производить на территории России, чем поставлять из-за рубежа на российскую территорию.
Г-н Даниленко – настоящий гуманист, так как считает, что смертная казнь через расстрел более гуманна и приятна, чем, скажем, через повешение. Но вообще российскому товаропроизводителю без разницы, от чего погибать: от конкуренции иностранных поставщиков товаров на российский рынок или от конкуренции иностранных инвесторов, приходящих захватывать тот же рынок. («Советская Россия» уже рассказывала в статье «Ковбойская маниловщина» за 31.05.2012, как американские пастухи с министерской зар­платой вытесняют с отчей земли брянских крестьян.)
Ради того чтобы быть «полезными» и «приятными» премьер-министру и остальным чиновникам, наши гости из «народа» готовы идти на все. Вот, например, Мордашов заявил: …Мы в рамках рабочей группы (рабочая группа РСПП по присоединению к ВТО. – В.К.) несколько лет вели оценки (силами членов рабочей группы, привлеченных экспертов) возможных негативных последствий. Надо сказать, что практически все сектора серьезных негативных последствий не назвали.
Алексей Александрович, ваша рабочая группа все это время на луне находилась? Посмотрите хотя бы подборку мнений руководителей предприятий разных отраслей и отраслевых союзов (ассоциаций) на сайте «Россия против ВТО». Впрочем, судя по некоторым источникам, Российский союз промышленников и предпринимателей – организация закрытая. Совещания в РСПП готовятся тщательно (как в Белом доме), инакомыслящих представителей бизнеса там не жалуют. Там, как и в Белом доме, полное «единомыслие».

О таинственных «инструментах» адаптации к условиям ВТО
Вообще, оптимизм представителей «народа» относительно будущего России в составе ВТО основывался в значительной мере на их уповании на некие мистические «инструменты». Это одна из современных разновидностей религиозного сознания. Так, А.Л. Злочевский сетует на то, что государство не обеспечивает отечественного товаропроизводителя (конкретно – производителя сельскохозяйственной продукции) необходимыми дотациями, а банки душат его высокими процентами, причем «длинных» кредитов предприятиям реального сектора экономики вообще не дает. Однако, по мнению Аркадия Леонидовича, это все можно компенсировать некоторыми «профилактическими мерами», а также используя «риск-менеджмент».
Позволю себе привести обширную цитату из его выступления: А с нашей точки зрения – надо вырабатывать профилактические меры, чтобы пожар не возникал, не надо заниматься тушением пожаров, надо заниматься тем, чтобы он просто не загорался. В общем, мы изучали международный опыт детально и подробно (ряд стран, таких как Бразилия и ЮАР) и на основе компиляции международного опыта лечения подобных проблем разработали систему. Система риск-менеджмента – она комплексная, большая и многослойная, включает в себя мышь-платформу, такую как примерно «Биглион», всякие «Групоны», скидочные системы, работающие на потребительских рынках, только для аграрного комплекса. Включает скоринг. Этот скоринг должен обязательно иметь поверочную систему, включающую приборы навигации на единицах техники, привязанной к системе ГЛОНАСС, безусловно. Это дол­жны быть поверочная система и рейтингование сельхозпроизводителя с точки зрения надежности его как заемщика, то есть некий кредитный рейтинг, от которого в дальнейшем будут зависеть и ставки кредитования в том числе. Также система должна включать фьючерскую торговлю, которая в комплексе, в комплекте с этими предыдущими названными системами будет покрывать коммерческие риски – то, что у нас не закрыто сейчас и не закрывает ни одна страховая компания, то есть система страхования не способна закрывать коммерческие риски, а только природные катаклизмы и так далее. В общем, там много еще чего, сейчас не имею возможности долго это описывать. Но самое главное, что она позволяет именно нивелировать коммерческие риски, повысить надежность производителя как заемщика, дать прозрачность рынку и перевести ряд мер господдержки в «зеленую корзину». Мы готовы это предложение, соответственно, сделать, и я понимаю, что преимущества у системы есть. Рассчитываю, что она будет поддержана, поскольку система не требует никаких бюджетных средств финансирования – ничего не надо, нужно только административные ресурсы вложить, а это важно на самом деле.
Вот так, уважаемый читатель. Мы думали, что капитализм – общество товарно-денежных отношений, что для международной конкурентоспособности нужны бюджетные дотации и дешевые кредиты. Ничего подобного! «Бюджетные средства финансирования» – анахронизм, пережиток допотопного капитализма. На самом-то деле нашему аграрию нужны таинственные «мыши» и «платформы», «скидочные» и «поверочные системы», «Биглионы» и «Групоны», «скоринги» и «рейтинги», «ГЛОНАССы» и «фьючерсы», куча других «инструментов» с иностранными названиями, от которых конкуренты должны сразу сдаваться без боя. А если честно, то думаю, что Аркадий Леонидович сам не шибко понимает то, что он озвучил. А сам втайне надеется понравиться Дмитрию Анатольевичу своей любовью ко всему иностранному и хай-тековскому. А очаровав премьера, персонально («адресно») получить все тот же допотопный «инструмент» под названием «бюджетные средства финансирования».
Смешным выглядят и рекомендации по хозяйствованию в новых условиях г-на Даниленко, который, напомню, представляет производителей молока: Следующий вопрос – это в целом то, что у нас потребление на душу населения молока существенно ниже и медицинской нормы, и вообще европейских стандартов. Везде в мире существует практика социальной рекламы потребления молока и молочной продукции, школьное молоко, продовольственные карточки и так далее… Мы предлагаем по максимуму воспользоваться теми западными инструментами, которые сегодня есть, для продвижения отечественной продукции на нашем соб­ственном рынке, как это делают и другие страны.
Во-первых, у нас в России не только по молоку, но и по многим другим видам пищевых продуктов душевое потребление «ниже медицинской нормы». И это потребление никакой рекламой в нашей стране не поднимешь. По той простой причине, что у людей нет денег, а часто и работы. При ВТО денег и работы будет еще меньше, поэтому потребление будет еще намного «ниже медицинской нормы». Мне совет г-на Даниленко напоминает историю с французской королевой Марией-Антуанеттой. Ее подчиненные сказали, что у народа нет хлеба и он голодает. На что королева ответила: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!»
Во-вторых, г-н Даниленко лучше меня должен знать, что значительная часть молочной промышленности уже сегодня находится в руках иностранцев, а с вступлением России в ВТО их присутствие в отрасли будет подавляющим. Иностранцам советы Даниленко не нужны, они сами знают, что такое социальная реклама, и используют ее на полную катушку.

О некоторых «тайнах», озвученных на совещании
Вообще, если бы у рассматриваемой нами стенограммы не было заголовка, то я бы подумал, что речь идет не о совещании в Белом доме, а некоей «неструктурированной» (как выражаются психологи и психиатры) дискуссии пациентов – обитателей палаты №6. Потому что те выводы, которые делали участники совещания («альтернативы ВТО нет», «надо ратифицировать протоколы» и т.п.), никак, мягко выражаясь, не корреспондируют с многочисленными фактами, которые приводили те же самые участники. Причем некоторые факты явно с грифом «секретно». Например, А.А. Мордашов говорит: «…мы видим сегодня, что ВТО замахивается на расширение круга регулирования, на движение капитала, на движение рабочей силы».
Что ж, вполне правильно. Только наши власти предпочитают об этом помалкивать. А ведь это один из ключевых рисков нашего присоединения к ВТО: когда мы окажемся «там», нас никто уже слушать не будет, до нас просто будут доводиться решения главных «акционеров» ВТО (США и другие страны «золотого миллиарда») и требовать неукоснительного их исполнения. Глядишь, большая часть китайцев предпочтет в связи с либерализацией движения рабочей силы жить в Сибири или, скажем, в Московской области. Говорят, им нравится наш климат. А либерализация движения капитала приведет к тому, что все 100% предприятий в РФ быстро окажутся в руках западных ТНК. Лично Мордашова, наверное, устраивает, если на его «Северстали» будут китайцы, они ведь дешевле местной рабочей силы. Но вот о том, что «Северсталь» может перейти в руки какой-нибудь западной финансово-промышленной группы, я Алексею Александровичу советую подумать в перерывах между заседаниями в Белом доме и в РССП. При желании готов ему расписать алгоритм действий западного «инвестора», который будет поглощать «Северсталь». Так что «выигрыш» нашей металлургии от присоединения к ВТО подобен прикормке, которую глотает рыба, прежде чем попасть на крючок.
Мордашов выдает еще одну «тайну». Цитирую: Еще один аспект, о котором хотелось бы сказать, последний, – поддержка экспорта в ВТО, во многом не столько о защите внутреннего рынка, хотя, конечно, сегодня к этому приковано основное внимание, сколько о поддержке экспорта, о проникновении на другие рынки. Здесь есть целый ряд мер поддержки экспорта, которые были бы очень полезны, начиная с повышения информированности, может быть, повышения роли торгпредств и поддержки российского экспорта напрямую, особенно высокотехнологичного, в том числе экспортными кредитами. Понятно, что возможности здесь лимитированы, но, тем не менее, сегодня есть российский высокотехнологичный экспорт. Например, «Силовые машины» могут экспортировать больше продукции, выигрывать больше тендеров, но зачастую мы сталкиваемся с конкуренцией даже на российском рынке иностранных производителей, таких как «Альстом», китайские производители, которые подкреплены экспортным кредитованием со стороны правительственных агентств, чего сегодня мы себе позволить не можем. И конечно, внимание к этому вопросу со стороны правительства, всемерная поддержка экспорта в различных формах, мне кажется, была бы тоже очень полезна, чтобы воспользоваться преимуществами членства в ВТО.
То, что для продвижения товаров на внешний рынок нужна поддержка со стороны государства в виде экспортных кредитов, гарантий и страхования политических и иных рисков экспортеров и что такая поддержка существует в десятках стран мира, знает любой студент экономического вуза. Тайна заключается в том, что у России накануне вступления в ВТО такая поддержка отсутствует. Впрочем, если быть точным, она существует на бумаге, так как еще в 1994 году в РФ было принято решение о создании Российского экспортно-импортного банка. С горем пополам его создали. Но реальными операциями по части поддержки экспорта он до сих пор почти не занимается, «сублимируя» свою коммерческую энергию на других направлениях банковской деятельности.
А вот еще одно откровение Мордашова: …Экономика российская уже очень открыта международной конкуренции, и уровень ее защиты внутренней очень низок по сравнению с подавляющим большинством стран в мире. Как так? Мы еще не вступили в ВТО, а уже задавлены? Кто же понизил этот самый «уровень защиты»? На каких основаниях? Знает ли об этом народ? Зачем тогда Россию «вступают» в ВТО? Все это вопросы табуированные, неполиткорректные. В «демократическом» обществе только очень глупые и невоспитанные люди могут задавать такие вопросы.
А вот в сердцах проговаривает еще одну страшную тайну Даниленко: У нас сегодня есть, Дмитрий Анатольевич, страшная ситуация с несправедливой конкуренцией внутри нашего рынка по фальсификации молочной продукции, которая вытесняет 30% нашего отечественного производства с нашего же соб­ственного рынка. То есть этот фальсификат – это чисто административный вопрос (ФАС и, соответственно, Роспотребнадзора), который бы серьезно изменил ситуацию на нашем рынке и потребление серьезно бы изменилось. Проще говоря, нетарифные барьеры защиты внутреннего российского рынка не работают. А ведь сегодня во всем мире странам – участницам ВТО пришлось пойти на снижение тарифных барьеров, и в этой связи нетарифные барьеры стали основным средством защиты внутренних рынков. Другие страны (неколониальные) нашли бы достаточно возможностей для того, чтобы предотвратить поступление откровенных фальсификатов во внутреннюю торговлю.

Выводы
Хочу пожалеть себя и читателя. Останавливаю дальнейший анализ стенограммы. И так уже многое понятно. Какие выводы можно сделать из этого документа?
1. Россия совершенно не готова к вступлению в ВТО. Это следует из тех многочисленных фактов, которые участники совещания вынуждены были приводить в своих выступлениях.
2. На протяжении 18 лет Россия вела переговоры о присоединении к ВТО, но практически ничего не делала для перестройки экономики, необходимой для того, чтобы выдерживать международную конкуренцию. Подготовка (или видимость подготовки) началась лишь после подписания протокола о присоединении России к ВТО в декабре 2011 года.
3. Даже подготовка «на бумаге» упоминавшейся на совещании «программы 400 мер», потребует времени, которое исчисляется многими месяцами (речь идет о законах, поправках к законам, подзаконных нормативных актах, программах и т.п.). Практическая реализация решений, заложенных в бумагах, даже при условиях эффективного государственного управления потребует от 5 до 10 лет для того, чтобы экономика смогла окрепнуть и выдерживать те удары, которые начнут по ней наноситься сразу после вступления в ВТО.
4. Несмотря на все сказанное выше (пункты 1–3), участники совещания высказались однозначно в пользу ратификации протокола о присоединении России к ВТО.
Очевидное противоречие между сверх­активной поддержкой участниками совещания ратификации протокола и реальной степенью готовности (вернее, неготовности) страны к вхождению в ВТО заставляет высказать следующие гипотезы (версии):
а) полная неспособность участников управлять чем-либо (страной, экономикой, предприятием и т.п.);
б) пренебрежение интересами России (вполне вероятно, что в Уголовном кодексе это называется как-то иначе – я не юрист).
В рамках первой версии возможны разные варианты: от элементарной экономической неграмотности участников до полной неспособности к логическому мышлению. В последнем случае возможно и нужно проведение медицинской экспертизы. Признание лиц недееспособными будет означать ничтожность (проще говоря, недействительность) принимаемых ими решений, подписываемых протоколов, соглашений и других документов. В том числе и тех, которые относятся к ВТО.
В случае подтверждения второй версии принимаемые чиновниками решения, подписываемые ими протоколы и другие документы, относящиеся к ВТО, также будут считаться ничтожными.

В.Ю. КАТАСОНОВ, профессор, доктор экономических наук

Источник

 

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.