RSS

За бодрыми отчётами беды деревни не спрячешь

21 Июн

К чему привело развитие сельхозпроизводства по капиталистическому пути

В 90-е годы, которые губернатор Белгородской области Е. Савченко ныне оценивает как годы «огромных и ничем не оправданных потерь», сельское хозяйство Белгородчины пережило тяжелейший спад. Но, как уверяют «капитализаторы» России, включая и самого губернатора, трудности уже позади. Год назад в своём отчёте в облдуме Е. Савченко с гордостью отметил, что рост сельхозпроизводства с 1990 года составил 64%. И в 2011 году производство сельхозпродукции выросло аж на 28,4%.

НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ НАЗАД территориальная служба статистики по запросу депутатов-коммунистов подготовила документ о положении в сельском хозяйстве и его изменении с 1990 года по 2010 год. Знакомство с ним делает понятным, почему исчезли из белгородских газет развёрнутые статотчёты о положении в области. Не потому ли, что приведённые данные резко диссонируют с победной тональностью выступлений чиновников?

Вот несколько показателей, которые свидетельствуют, как менялось положение в сельском хозяйстве области за двадцатилетие «реформ».

Парк основных видов техники заметно «отощал». Тракторы: 23019 штук в 1990-м, 14422 — в 2000-м… и 6046 — в 2010-м; зерноуборочные комбайны соответственно: 6138 — 2906 — 1327; кормоуборочные комбайны: 2213 — 1190 — 242; свеклоуборочные машины: 2130 — 1399 — 337.

Быть может, в аграрное производство были внедрены передовые технологии, существенно снижающие нагрузку на единицу сельскохозяйственной техники? Так ведь нет. То, что положение с нехваткой машин на селе порой просто отчаянное, подтверждает факт, выявленный недавно контрольно-счётной палатой Белгородской области: в одном из сельских поселений средства, выделенные на обустройство парка, решили направить на то, что нужнее хозяйству: на приобретение трактора.

А вот как выглядит производство целого ряда видов сельхозпродукции. Производство зерна: 1990 год — 2174 тысячи тонн, 2000 год — 1347, 2011 год — 1038; сахарной свеклы соответственно: 4412 тысяч тонн — 1843 — 1788; молока: 1024 тысяч тонн — 604,8 — 539,1; шерсти: 1527 тонн — 127 — 69.

Каким же чудом удалось добиться столь впечатляющего общего роста сельхозпроизводства в Белгородской области, о котором докладывал губернатор? Официальные данные дают основание для вывода: за счёт тех производств, где можно извлечь высокую и быструю прибыль. Например, в области есть немало сельских районов, которые при значительном числе убыточных предприятий показывают высокий доход. Так, в Красненском районе в 2011 году было 75% убыточных организаций, тем не менее прибыль превысила потери почти в пять раз.

Красноречивы и данные увеличения производства некоторых видов продукции с 1990 года к нынешнему времени. Производство подсолнечника выросло примерно в 2,5 раза. Яиц — в два с лишним раза. Мяса — примерно в 4 раза. Однако если учесть, что поголовье крупного рогатого скота всё это двадцатилетие неуклонно снижалось (и 2011 год не изменил тенденции) и «удельный вес» говядины в производстве мяса ныне менее 3%, то понятно, что общий рост сельхозпроизводства в значительной степени определяется ростом производства на частных птицефабриках и свинокомплексах.

Словом, это не столько развитие сельского хозяйства в полном смысле, сколько развитие капиталистического сельхозпроизводства. Разберёмся, в чём проявляется эта разница.

Развитие сельского хозяйства при социалистическом устройстве общества позволяло многие годы поддерживать цены на основные виды продовольствия на стабильно низком уровне, то есть выигрывало от этого всё общество. И при этом подавляющее большинство колхозов и совхозов были прибыльными. Так, уже в 1990 году сельское хозяйство Белгородчины дало суммарную прибыль в 600 с лишним миллионов советских рублей. Рост производительности сельского хозяйства стимулировал развитие социальной сферы села и способствовал существенному повышению уровня жизни сельского населения.

Для капиталистического производства определяющая, всё себе подчиняющая цель — извлечение прибыли. А в современной России власть делает всё, чтобы эта природа бизнеса могла проявляться максимально свободно.

Поэтому не приходится удивляться, что при росте производства яиц, мяса кур и свиней цены на них неудержимо растут. Скажем, по данным статистики, в декабре 2011 года производство яиц выросло по сравнению с декабрём 2010 года на 15,5%. А цены на них при этом отнюдь не снизились, но выросли примерно на 23% (это уже по данным ценников в магазине).

Ещё один способ повышения дохода — сокращение «ненужных» расходов. Вопреки давнему утверждению, что деньги не пахнут, доходы, которые «эффективные собственники» извлекают из птицеферм и свинокомплексов, порой смердят, и очень даже сильно. В Белгородский обком КПРФ пришло письмо из Алексеевского района — хозяева свинокомплексов, вероятно, ради большей экономической эффективности, ввели в действие предприятие с открытыми жижесборниками, зловоние от которых накрыло окрестные сёла. И этот пример — не единичный.

Стремление новых хозяев сельхозпредприятий к наибольшей прибыли любой ценой сказывается и на качестве продукции. Взять проект губернатора Е. Савченко. Он поставил цель открыть «новую страницу в развитии агропромышленного комплекса нашей области». В частности, предполагается резкое повышение использования «биологических» (органических) удобрений, а попросту — навоза. Но, как выяснилось, прежде необходимо решить другую задачу: все компании по производству мяса должны освоить новый технологический регламент: выращивать скот и птицу без применения или с незначительным применением ветеринарных препаратов и прочих синтетических химических средств. По сути, признано, что сегодня использовать образующееся на птицефабриках и свинокомплексах «биологическое» удобрение небезопасно для почвы. Но насколько безвредно производимое таким способом мясо для людей? Эту тему губернатор предпочёл обойти молчанием.

А какие же социальные последствия имеет экономически столь эффективное развитие сельхозпроизводства по капиталистическому пути?

В колхозе забота о человеке была в порядке вещей. Здесь всегда находилось посильное дело для каждого, чтобы человек не просто имел возможность зарабатывать на жизнь, но и чувствовал себя как бы членом одной семьи. Да и сегодня, даже в условиях борьбы за выживание, в сохраняющихся ещё коллективных хозяйствах, таких, к примеру, как «Советская Россия» Ровеньского района, стараются заботиться о том, чтобы работой были обеспечены все труженики. Для собственника капиталистического предприятия труженик — это безликая рабочая сила, которую хозяин должен оплачивать из своего кармана. Естественно, при вытеснении колхозов капиталистическим сельхозпроизводством проблема «лишних людей» должна была возникнуть неизбежно. И она возникла в Белгородской области в чудовищных масштабах. По признанию самого губернатора, «численность занятых в сельскохозяйственном производстве уменьшилась в 2,5 раза».

Замечу, по данным статистики, зарегистрированных безработных в Белгородской области всего 1,3%. Не раз я слышал от местных жителей, что человеку, лишившемуся работы, найти её в селе чрезвычайно трудно. Так куда же делось это огромное число потерявших работу людей? Разъехались в поиске средств к существованию по городам и весям? Махнули на всё рукой и спиваются? Вымерли?

Если раньше колхоз поддерживал социальную сферу села, то теперь она оказалась брошенной на произвол судьбы. Закрыты десятки сельских школ и участковых больниц. Остро стоит проблема с местами в детских садах; в некоторых сёлах не стало даже магазинов…

И вот итог: более двадцати лет «эффективного» развития продолжается вымирание сельского населения. В 2011 году в целом по области смертность превышала рождаемость, по данным статистики, в 1,3 раза, а в сельской местности — в 1,67 раза. Последняя перепись населения показала, что в Белгородской области полностью обезлюдели 69 сёл, почти вдвое больше населённых пунктов насчитывают менее, чем по десять жителей…

И это в области, которая считается образцом развития сельского хозяйства для всей России!

Виктор ВАСИЛЕНКО. (Корр. «Правды»). г. Белгород.

Источник

 

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.