RSS

Архив за день: 2012/06/27

В России произошло полное сращивание государства с криминалом


Генерал-майор МВД РФ, известный российский криминолог Владимир Семенович Овчинский, возглавлявший в прошлом российское бюро Интерпола, дал интервью, поражающее откровенностью. Генерал признал, что в России произошло полное сращивание государства с криминалом, а бандиты «окопались» на всех этажах власти.

По мнению эксперта, организованные преступные группировки (ОПГ) периода позднего СССР и становления современной российской государственности никуда не делись, а просто изменились качественно. «Наверное, главное отличие новых бандитов в том, что никогда — ни в 1980-х, ни в 1990-х — не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур. Можно с уверенностью говорить о том, что у нас в стране нет ни одной «незапятнанной» госструктуры — будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия», — говорит доктор юридических наук Владимир Овчинский.

Особое место в этом «хит-параде» коррупции занимают силовые структуры. Даже в «лихие 90-е» не было такого масштабного вовлечения в ОПГ сотрудников правоохранительных органов. «В качестве иллюстрации можно привести совершенно фантастическое дело подмосковных прокуроров, «крышевавших» игорный бизнес. Я, как бывший начальник Интерпола, утверждаю, что в мировой практике аналогов не существует», — добавил криминолог. По его мнению, подмосковные прокуроры оказались представителями совершенно новой породы преступников. Это не просто коррупционеры.

«Эти люди на себе замкнули функции бандитов. Они лично вымогали, лично угрожали, лично приводили бандитов. Никогда не было такого, чтобы зампрокурора Московской области ушел в бега и находился в розыске. Это беспрецедентно», — говорит Владимир Овчинский. Буквально в мае 2011 года завершился судебный процесс по «братской» ОПГ, которая занималась рейдерством, незаконным лесным бизнесом, убийствами и рэкетом. Возглавлял этот преступный синдикат бывший депутат от прокремлевской партии «Единая Россия», известный бизнесмен Вадим Маляков. А инициатором убийств был начальник УВД Братска Владимир Утвенко, чьи заказы исполняли милиционеры и бандиты. Наконец, координатором их действий был депутат от ЛДПР Александр Загороднев. Двадцать лет назад только редкому бандиту удавалось «пролезть во власть». Таким «счастливчиком» стал, например, вор в законе по кличке Пудель, получивший статус общественного помощника президента РФ Бориса Ельцина. «Его кто-то в свое время ему подсунул. Но длилось это недолго», — добавил генерал-майор МВД.

Другой единичный пример — известный бандит Михаил Монастырский, севший в депутатское кресло. «Но это все единичные примеры. Массового характера это не носило, вот в чем главная разница. Сейчас же происходит некое «огосударствление мафии» — мафиозные структуры фактически стали замещать реальное руководство», — говорит доктор юридических наук. Российская мафия вольготно чувствует себя даже в легальных сферах бизнеса, в то время как в Европе организованная преступность оттуда постепенно вытесняется. Пример превращения убийц в «эффективных менеджеров» — банда Цапков в кубанской станице Кущевской.

Криминолог обращает внимание и на еще одну опасную тенденцию — на смену ОПГ в России пришли кланы. «Если раньше это было характерно для выходцев с Кавказа, то теперь тенденция распространилась по всей стране. Вся Россия в кланах. И во главе этих кланов, как правило, стоят криминальные авторитеты», — утверждает Владимир Овчинский. По его словам, ОПГ можно привлечь к ответственности, но сломать клан Фемиде не под силу. Оболочка клана, состоящая из представителей интеллигенции (врачей, экономистов, учителей), считает преступное ядро авангардом и готова его защищать.

«Так было, кстати, в Кущевской. Банда, захватившая всю станицу, — это тоже своеобразный клан. В данном случае Цапки составляли ядро регионального уровня», — отмечает эксперт. Сейчас Россию может захлестнуть новая волна насилия, поскольку даже самые отъявленные преступники, осужденные в «лихие 90-е», выходят на свободу. В доказательство генерал-майор приводит статистику Верховного суда за 2004 — 2009 годы. К примеру, из совершивших умышленные убийства пожизненное наказание было назначено всего 0,2%. На 25 лет из них были осуждены только 3-4%. Из 234 тысяч осужденных за нанесение тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекшего смерть, максимальный срок получили только двое бандитов. Из этой же категории осужденных 37% получили условный срок и остались на свободе. За бандитизм за этот же период привлекались 1180 человек. Из них только три получили максимальный срок. За разбойные нападения были осуждены 147 тысяч человек. Из них максимальный срок получили только семеро. За достаточно редкую статью «Организация преступного сообщества» были осуждены 440 человек. Из них только 37 мафиози получили максимальный срок. «Но даже те, кто получает максимальные сроки, особо не расстраиваются. Они выходят на свободу по УДО (условно-досрочно) спустя полсрока. Поэтому весь контингент 1990-х годов, который, как нам кажется, сидит, уже давно вышел. Тем более все условия для этого есть», — подытожил Владимир Овчинский.

Со слов криминолога, никто из старых бандитов не стал законопослушным гражданином после «отсидки». По закону криминального мира — если был лидером, то им и остался. «Генерала МВД могут отправить на пенсию и забыть, а у мафии генералов преступного мира на пенсию не отправляют», — утверждает бывший глава российского бюро Интерпола. У российского криминала есть и свои «национальные особенности». Например, нигде в мире не получил широкого распространения такой вид преступлений, как рейдерство. Владимир Овчинский считает, что настоящим поражением в войне с преступностью обернулось роковое решение 2008 года, когда были расформированы УБОПы (управления по борьбе с организованной преступностью), а все силы вскоре были брошены на борьбу с пресловутыми экстремистами.

«Специалисты считают, что в 2008 году, после ликвидации этих спецподразделений, ситуацию одним махом вернули на 20 лет назад. В результате этого необдуманного шага мы потеряли структуры, которые должны заниматься оргпреступностью, а вместе с ними большое количество профессионалов», — говорит генерал-майор МВД. Кроме того, дела оперативного учета в отношении организованных бандитских группировок были потеряны или уничтожены. Хотя общественность уверяли, что все сохранено. Из-за этого в масштабах страны бесконтрольными остались до 80 тысяч активных членов организованных преступных групп.

Источник

Реклама
 

Метки:

США предлагают России сократить тактическое ядерное оружие


Еще в феврале 2011 года Барак Обама предложил, чтобы переговоры по тактическому ядерному оружию (ТЯО) были запущены через год после вступления в силу Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), то есть, не позднее февраля 2012-го. Позже идею президента принялись активно пропагандировать высокие представители американского внешнеполитического и оборонного ведомств.
Так насколько же искренни Соединенные Штаты в этом своем горячем намерении «бороться за мир во всем мире»? С чего вдруг Вашингтон стал проявлять интерес к урегулированию проблемы ТЯО, от решения которой он уклонялся многие годы?

Складывается впечатление, что Белый дом стал активно проталкивать идею начала переговоров с Россией, воодушевившись подписанием в апреле 2010-го Договора СНВ-3. А еще старательнее – после достижения договоренности в ноябре того же года об изучении возможностей создания совместной российско-американско-натовской системы ПРО. Пригласив нашу страну поучаствовать в ЕвроПРО на невыгодных и опасных для российской национальной безопасности условиях, Вашингтону, видимо, показалось, что Москва, не вдаваясь в детали, позитивно отреагирует и на предложение начать сомнительные переговоры по ТЯО.
Тактические ядерные средства со времени их создания никогда не были предметом переговоров ни между СССР/Россией и США, ни между всеми пятью «юридическими» ядерными державами — Великобританией, КНР, Россией, США и Францией, а также тремя «фактическими» ядерными странами — Израилем, Индией и Пакистаном.

Вашингтон неоднократно блокировал ведение переговоров по ТЯО с Москвой, считая, что американские тактические ядерные средства, выдвинутые к нашим границам в качестве средств передового базирования, вполне могут выполнять стратегические задачи.

Американцы категорически отказываюся от провозглашения отдельных районов Европы — например, ее центральной части, а также акваторий Балтийского, Черного и Средиземного морей — в качестве зон, свободных от ядерного оружия.
Сравнивая позиции Москвы и Вашингтона по этой проблеме, следует учитывать важное обстоятельство принципиального характера. Если российская сторона почти 20 лет назад вывезла из Белоруссии, Казахстана и с Украины все бывшее советское ТЯО на свою территорию, то Пентагон по-прежнему размещает аналогичные ядерные потенциалы в виде авиабомб Б-61 различных модификаций на военных базах пяти стран-членов НАТО: в Бельгии, Нидерландах, Италии, ФРГ и Турции. Озабоченность Москвы по поводу этих средств передового базирования понять легко: некоторые ядерные авиабомбы, завезенные в Европу, имеют мощность до 360 килотонн — например, Б-61-7, что многократно превышает мощь атомной бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму, а иногда превосходят и современные СНВ. Кроме того, размещая свои ТЯО в Европе и на азиатской части Турции, Соединенные Штаты грубо нарушают Договор о нераспространении, который запрещает ядерным государствам передавать национальные ядерные средства неядерным государствам, а неядерным странам – принимать и размещать его на своей территории.
Тактическое ядерное оружие США, развернутое в Европе в виде авиабомб свободного падения Б-61, останется на континенте на неопределенный период времени в качестве оружия «двойного подчинения». Это означает, что в мирное время оно находится под полным военно-политическим контролем Соединенных Штатов, являясь их собственностью. А в случае войны может быть передано в распоряжение высшего руководства этих пяти государств.
СССР и Россия никогда не обменивались с Соединенными Штатами количественными данными по данным видам вооружений. Поэтому Вашингтон постоянно навязывает мысль о «превосходстве» Москвы в этой сфере. Через многочисленные публикации западных экспертов США удалось запустить в оборот следующие показатели: Пентагон, мол, располагает в Европе только 180 ядерными боезарядами, а Россия – более чем двумя тысячами единиц.

Добавлю, что и у нас в стране есть исследователи, которые на веру воспринимают все, что им скармливает американская пропагандистская машина.

Но при этом сознательно замалчиваются неоспоримые факты:
— Соединенные Штаты располагают значительным количеством авиабомб, складированных на их территории — от 320 до 560 единиц — которые могут быть быстро переброшены на европейский континент;
— Пентагон планирует продлить срок службы своих тактических ядерных вооружений, по меньшей мере, на последующие 30 лет;
— американцы разрабатывают вариант авиабомбы Б-61-12 с максимальной мощностью 50 килотонн. У нее будет повышена точность наведения, поэтому она способна нанести такой же ущерб, как и Б-61-7. Их планируется произвести от 400 до 930 единиц;
— ВВС США в ближайшие годы получат новое средство доставки таких бомб — истребитель-бомбардировщик Ф-35A;
— две из ныне находящихся на вооружении ядерных авиабомб, а именно, Б-61-7 и Б-61-11, а также перспективная Б-61-12 могут быть доставлены не только самолетами тактической авиации, но и стратегической, тяжелыми стратегическими бомбардировщиками Б-52Н и Б-2А;
— на американское ТЯО, дислоцированное в Европе, распространяется наступательная стратегия нанесения «первого удара». Оно может быть использовано как в глобальной ядерной войне, так и в ходе региональных конфликтов.
Спектр потенциального использования авиабомб Б-61 остается весьма широким. Так, согласно директивам руководства Соединенных Штатов, американо-натовское ТЯО в Европе предназначено для использования в целях «коллективной» обороны всех стран–членов Североатлантического блока. Генеральный секретарь блока Андерс Фог Расмуссен назвал размещение американского ядерного оружия на европейском континенте «важной составляющей надежного сдерживания». При этом давайте не будем забывать: все эти тактические ядерные средства «двойного назначения» являются оперативно развернутыми, то есть готовыми к применению. Кроме того, самолеты пяти стран–членов НАТО, где размещено американское ТЯО, регулярно задействуются в боевых учениях ВВС с использованием макетов ядерных авиабомб Б-61. Причем к таким учениям привлекаются неядерные государства блока. Они не имеют на своей территории тактических ядерных средств США, но проявляют «ядерную солидарность» с ними в рамках программы «Поддержка ядерных операций с помощью обычных ВВС». Также эти государства участвуют в учениях, в ходе которых отрабатываются задачи по имитации доставки ТЯО. Плюс к этому в ходе недавнего саммита альянса в Чикаго была подтверждена готовность продолжать операцию «Балтийское воздушное патрулирование» в воздушном пространстве Латвии, Литвы и Эстонии. С марта 2004-го по июнь 2012-го к операции уже привлекалась истребительно-бомбардировочная авиация 14 стран, то есть половина участвующих в НАТО государств. Где гарантия, что в ней не будут задействованы натовские истребители-бомбардировщики, потенциальные носители ТЯО?

Предложение США о начале переговоров с Россией не может быть реализовано без решения, по крайней мере, пяти проблем, по которым у сторон имеются принципиальные разногласия.

Одна из первоочередных, с которой столкнутся российско-американские переговорщики в ходе официальных дискуссий, будет определение понятийного аппарата. Что следует считать тактическими ядерными средствами? Те из них, которые могут быть доставлены к целям, удаленным на расстояние до 500 километров? Или надо учитывать дальность действия тактической авиации в 1500-2000 километров? Стратегической – свыше 5500 километров?
Обязательно возникнет «географический фактор»: самые ближние точки размещения американского ТЯО близ нашей страны — Италия, Турция и ФРГ. В то время как на американском континенте отсутствуют аналогичные российские виды оружия. Нет его и за пределами Российской Федерации и в других частях света – ни в Европе, ни в Азии, ни в Африке.
Противоречие между Москвой и Вашингтоном всплывет и по такому вопросу: когда производить подсчеты по ТЯО? До начала или в процессе переговоров? Американцы настаивают на подсчетах до, игнорируя существующую практику: стороны обменивались данными о своих ядерных потенциалах и средствах их доставки только в ходе переговоров. Так было и с СНВ, и с ракетами средней и меньшей дальности. Естественно, что должно быть скрупулезно подсчитано все ТЯО, которое имеется у США и в Европе, и на их континентальной части, а также все американские тактические ядерные потенциалы, размещенные на военных базах пяти неядерных союзников Вашингтона по Североатлантическому блоку.
Помимо этого, при рассмотрении вопроса о сокращении тактических ядерных вооружений следует учитывать следующие факторы. Первый: насколько скрупулезно и в полном ли объеме Вашингтон будет выполнять Договор СНВ-3, так как стратегическое и тактическое ядерное оружие взаимно дополняет и усиливает потенциал друг друга. Второй: как прочно будут увязаны между собой ядерные, обычные и противоракетные вооружения в рамках новой «триады» США и НАТО, как это было зафиксировано на чикагском саммите альянса. Ведь сочетание системы ПРО в Восточной и Южной Европе даже при минимальном сохранении СНВ и ТЯО у США может негативно сказаться на национальной безопасности России. Третий: насколько быстро и эффективно США и их ближайшие союзники по НАТО согласятся устранить недостатки Договора об обычных вооруженных силах в Европе.

Поскольку натовские страны-участницы договора по всем пяти видам таких вооружений «перевешивают» Россию на 23-48 процентов — по танкам, боевым бронированным машинам, артиллерии крупных калибров, боевым самолетам и вертолетам.

Да и пожелает ли НАТО ратифицировать этот договор? Ведь ни одно государство, входящее в альянс, до сих пор не сделало этого. Четвертый: сохранит ли Североатлантический блок возможность размещения ТЯО на территориях государств, недавно вошедших в его состав, например, Балтии? Будет ли Брюссель скрупулезно выполнять обязательство, сформулированное им в Основополагающем акте Россия-НАТО в мае 1997-го: не размещать ядерное оружие на территории новых участников блока? Пятый: будет ли американская сторона готова договариваться о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, которое усилит и потенциал СНВ, и ТЯО США?
И, наконец, шестой фактор: сохранят ли Вашингтон и НАТО в своих ключевых ракетно-ядерных стратегиях положение о возможности безусловного применения в первом ударе ядерного оружия против любого государства мира и в любое время? В том числе — и против России?
Вот они, обстоятельства, по которым не могут начаться переговоры между Россией и США по ТЯО.

Вашингтон должен вначале серьезно пересмотреть свои военно-стратегические установки и наращивание различных видов вооружений в регионах, непосредственно прилегающих к территории России.

Выведет он полностью свои тактические вооружения с европейского континента, учтет национальные интересы России при размещении ЕвроПРО – значит, продемонстрирует свою готовность к серьезному разговору с Москвой. Сегодня же нам навязывают в качестве презента нового троянского коня «Made in USA»…
Владимир Козин – член Экспертного совета Межведомственной рабочей группы при Администрации Президента Российской Федерации по взаимодействию с НАТО в области ПРО, кандидат исторических наук

Источник

 

Метки:

О статусе СССР как временно оккупированной страны


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Съезда граждан СССР второго созыва
О СТАТУСЕ СССР КАК ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ СТРАНЫ
Москва, 27 октября 2001 г.
В развитие Декларации о единстве Советского народа, его праве на воссоединение и на осуществление всей полноты власти и государственного суверенитета на территории СССР, принятой СГ СССР первого созыва, а также в дополнение и подытожение документов Исполкома СГ СССР, выпущенных за истекший период, Съезд граждан СССР второго созыва
ПОСТАНОВЛЯЕТ:

исходить из следующей оценки событий.

1. Союз Советских Социалистических Республик продолжает существовать де-юре.

СССР потерпел временное поражение в ходе Третьей мировой («холод-ной», или информационно-психологической) войны, зачинщиком которой выступил американский империализм.
Санкционирование и практическое развязывание высшим американским руководством широкомасштабной диверсионной войны против СССР можно датировать уже 1948-50 годами, когда президент Трумэн утвердил ряд директив Совета национальной безопасности США, в совокупности представлявших собой стратегию сокрушения социализма на земном шаре и установления мирового господства Соединённых Штатов.
С 1950 г., после того как СССР начал производить у себя атомное оружие и прямое военное столкновение с ним стало для Соединенных Штатов обоюдоопасным, упор в американских планах достижения мирового господства был в значительной мере перенесён на подрывную деятельность, которая деформировала бы и разрушала советскую систему изнутри.
Массированная информационно-психологическая агрессия имела своим результатом быструю реанимацию в СССР правотроцкистской и буржуазно-националистической «пятой колонны» и захват ею командных высот в самых разных сферах идеологической, научной, культурной, политической и хозяйственной жизни советского общества. Тяжелейшим ударом по основам социалистического строя в СССР явились так называемое «разоблачение культа личности Сталина» в 1956 г. и последующая серия хрущёвско-косыгинских «экономических» новаций, завершившихся катастрофической «хозяйственной реформой» 1965-б7 гг.
Оказалось резко застопорено нормальное продвижение социализма в Советском Союзе ко второй, высшей фазе коммунистической общественно-экономической формации, затормозилось разрешение естественных, присущих любому обществу внутренних противоречий. Кризисные явления, проистекавшие из всего этого комплекса деструктивных воздействий, та же «пятая колонна» исподтишка изображала как неискоренимые, якобы, дефекты самого социалистического общественного устройства, порождая тем самым сумбур в головах у людей.
В этой обстановке затяжного кризиса, который обильно подпитывался и искусно усугублялся извне, к власти в СССР пришли уже откровенные предатели, совершившие прямую национальную измену. Они расчленили страну и образовали на ее территории коллаборационистские, национал-сепаратист-ские режимы, обслуживающие всецело и исключительно интересы мирового империализма.

2. В настоящее время СССР должен рассматриваться как страна, фактически оккупированная транснациональным капиталом. Непосредственным орудием оккупации выступают нелегитимные с момента их возникновения режимы национальной измены, образовавшиеся в России и других союзных республиках как результат длительного ведения политически диверсионной войны внешним классовым врагом в теснейшей смычке с классово чужеродными элементами внутри Советского государства.

В СССР не произошло смены общественного строя в том смысле, какой вкладывает в понятие «смены общественного строя» марксистская наука, т.е. через приведение устаревших базисных отношений в соответствие с новыми потребностями развития производительных сил. Поэтому не существует объективных оснований утверждать, будто СССР «больше нет», а на его территории появились какие-то «другие страны», функционирующие в системе координат другой общественной формации. На территории СССР по сей день находится единственно лишь сам СССР, только в оккупированном, т.е. механически разрушенном состоянии.
В сталинскую эпоху в Советском Союзе был построен, в основных и определяющих его чертах, социализм как первая фаза коммунистической общественно-экономической формации. Была успешно решена главная социально-экономическая задача нового, неэксплуататорского общества: найдена ФОРМА ОБОБЩЕСТВЛЕНИЯ не просто средств производства, но и создаваемого при помощи этих средств производства СОВОКУПНОГО ПРИБАВОЧНОГО ПРОДУКТА,- т.е. форма его аккумуляции в народнохозяйственном процессе и последующего распределения в интересах трудящихся. Это открытие, одно из величайших за всю историю развития общественного производства на нашей планете, сделано в СТАЛИНСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ. Трудящийся при социализме получает свою долю в совокупном прибавочном продукте, или чистом доходе общества, в виде регулярного снижения базовых розничных цен и систематического расширения фондов бесплатного общественного потребления, на основе непрерывного технического совершенствования производства, снижения производственных затрат.
Задействование сталинской модели в экономике открывало перед советским обществом реальные перспективы достижения изобилия высококачественных потребительских благ, постепенного изживания товарного производства как такового, перехода ко второй фазе коммунизма.
Хотя и с гораздо меньшей степенью проработанности, но в СТАЛИНСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ, или программе всемерного развёртывания самокритики и массовой критики снизу, были намечены пути приведения в соответствие общественных отношений социализма с неисчерпаемым глубинным потенциалом социалистических производительных сил.
Однако, как результат информационно-психологической войны, классовому противнику удалось в середине 1960-х годов демонтировать сталинскую экономическую модель. Социалистический принцип формирования и распределения общественного чистого дохода «по труду», в интересах трудящихся, оказался подменён неким уродливым суррогатом формирования дохода по типу «прибыли на капитал».
Это были действия, прямо противоречившие требованиям объективного закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил. Они тормозили рост общественного производства в СССР, гасили творческую инициативу у людей, вносили бесчисленные деформации во все другие области общественной жизни.
Сопротивление этому крупномасштабному диверсантству со стороны различных общественных слоев и групп не было достаточно энергичным, и следующий удар вражеская агентура, в лице Горбачёва с его «радикальной экономической реформой», нанесла уже по самому принципу общественной собственности на средства производства.
Таким образом, частная собственность в СССР появилась не в результате срабатывания объективных экономических законов, а в результате подрывных действий геополитического противника. Она представляет собой явление политическое, а не экономическое, и не может рассматриваться как фактор становления в России и других союзных республиках буржуазного общественного строя. На территории России и ряда других союзных республик функционирует не буржуазный строй как таковой, а закамуфлированный под стандартные атрибуты буржуазной демократии и «рыночной экономики» оккупационно-колонизаторский режим, в различных его вариантах.
Частная собственность на территории СССР ни одной минуты не слу-жила и не служит наращиванию производительных сил. Это есть инструмент финансового обескровливания государства, сокращения во много раз государственного бюджета и полной дезорганизации, тем самым, сложившихся в советский период мощных и высокоэффективных систем как развития промышленного и сельскохозяйственного производства, так и жизнеобеспечения населения. С введением в СССР частной собственности на территории страны заработал механизм по ее деиндустриализации, целенаправленному разрушению гигантского народнохозяйственного комплекса СССР и приспособлению его остатков под ресурсные нужды пресловутого «золотого миллиарда». «Лишнее», с точки зрения новых поработителей, население столь же целенаправленно уничтожается, с такой же варварской «изобретательностью».

3. В Декларации о единстве Советского народа, принятой Съездом граждан СССР первого созыва, показана политическая и юридическая нелегитимность режимов правления, образованных на территории СССР в процессе ее искусственного оккупационного расчленения.

Настоящим Постановлением мы, делегаты Съезда граждан СССР второго созыва, желаем всячески подчеркнуть ЭКОНОМИЧЕСКУЮ НЕЛЕГИТИМНОСТЬ коллаборационистских режимов.

Совершенно необоснованно и недопустимо относиться к ним — по отдельности или в их совокупности — как к какому-то самостоятельному общественному устройству, имеющему историческое право на существование. Недопустимо видеть в них что-либо иное, кроме как инструмент десуверенизации, оккупационного грабежа и обезлюживания территории Советского Союза, терпящего временное поражение в Третьей мировой войне.

Суммируя все вышеизложенное и вышеупомянутое, Съезд граждан СССР второго созыва

ОБЪЯВЛЯЕТ Союз Советских Социалистических Республик страной, временно оккупированной силами и структурами транснационального глобалистского империализма, возглавляемого империалистами США и стремящегося к неограниченному мировому господству.
Ввиду продолжения действия де-юре Конституции СССР 1977 г., со всем вытекающим из неё законодательством, — что подтверждено Декларацией о единстве Советского народа, — на территории СССР ПРОДОЛЖАЮТ считаться преступлениями предусмотренные уголовным законодательством СССР общественно опасные деяния, в той или иной форме посягающие на социалистический правопорядок: на советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права советских граждан. (См. ст.7 УК РСФСР.)
Сохраняет свою силу определение измены Родине как деяния, умышленно совершенного гражданином СССР в ущерб государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи СССР: переход на сторону врага, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, заговор с целью захвата власти. (См. ст.64 УК РСФСР.)

ПРЕДЛАГАЕТСЯ дополнить понятие измена Родине понятием коллаборационизм. Коллаборационизм — это крайняя, предельно опасная форма содействия врагу, выражающаяся в создании марионеточного, т.е. контролируемого врагом режима правления и в обеспечении тем самым фактической вражеской оккупации той или иной части территории СССР.

Отличительным признаком коллаборационизма является то, что все особо опасные посягательства на социалистический правопорядок совершаются при помощи захваченных классово враждебными элементами властно-управленческих структур, в связи с чем сами эти посягательства принимают вид открытого контрреволюционного мятежа, а их последствия — масштабы и характер общенациональной катастрофы. Вследствие же исключительного геополитического положения СССР как великой евразийской державы национальная катастрофа в нашей стране немедля оборачивается ломкой общестратегического баланса в мире и постольку катастрофой планетарного уровня. Доказательством этому служит совершающийся на наших глазах перевод американскими империалистами Третьей мировой войны из информационно-психологической в «горячую» фазу, — о неизбежности чего Съезд граждан СССР как постоянно действующий орган предупреждал едва ли не в каждом своем документе, выпущенном начиная с 1995г.

Сказанное выше даёт основания квалифицировать коллаборационизм в целом как преступление против мира и человечности, ответственность за которое не зависит от времени совершения составляющих данное преступление в целом предельно опасных деяний. (См. УК РСФСР, Постатейные материалы, К ст.48, §§1-2.)

Съезд граждан СССР второго созыва полагает, что в уголовном законодательстве СССР должны быть специально оговорены следующие составляющие преступление коллаборационизма предельно опасные деяния.
а) Издание различных псевдоправовых актов, в том числе «конституций», «кодексов» и пр., демонстративно противоречащих Конституциям СССР и союзных республик, иному советскому законодательству, результатом чего оказывается силовое оккупационное разрушение основ Советской союзной государственности и социалистического общественного строя, ликвидация органов Советской власти, целенаправленный развал социалистической системы хозяйства, расчленение единого народнохозяйственного комплекса, дезорганизация порядка землепользования в стране.
б) Издание псевдоправовых актов, демонстративно легализующих такие виды деятельности, которые согласно законодательству СССР и союзных республик являются преступлениями: например, частнопредпринимательская деятельность с использованием чужого наемного труда, коммерческое посредничество, спекуляция. (См. УК РСФСР, ст.ст. 153, 154.)
От частнопредпринимательской деятельности, носящей противоправный характер, т.е. применяющей наёмную рабочую силу, следует отличать индивидуальную или групповую производительную деятельность граждан, ос-нованную на их личном труде. (См. ст.7 проекта новой редакции Конституции СССР от 27 декабря 1997 г.)
в) Выведение из-под контроля государства (на языке коллаборационистских режимов «разгосударствление») и передача тем или иным способом — прямая или замаскированная — в частные руки (»приватизация») объектов общенародной собственности СССР: земли, её недр, вод и лесов, растительного и животного мира, производственных основных фондов промышленности, строительства и организованных государством сельскохозяйственных предприятий, производимой при помощи указанных фондов продукции, основных топливно-энергетических потоков, банков, средств транспорта и связи, основного городского жилищного фонда, материальной базы организованных государством торговых и коммунальных предприятий, учреждений народного образования, здравоохранения, науки и культуры, материальной базы Вооружённых Сил, прежде всего предприятий военно-промышленного комплекса, материальной базы электронных СМИ и массовотиражных органов печати. (См. ст.11 Конституции СССР 1977 г.; ст. 5 проекта новой редакции Конституции СССР.)
г) Насильственная деколлективизация села, издание псевдоправовых актов, нарушающих конституционное положение о передаче Советским государством земли, занимаемой колхозами, в их бесплатное и бессрочное пользование. (См. ст. 12 Конституции СССР.)
д) Издание псевдоправовых актов, в том числе «конституций», «кодексов» и пр., организация вредительских действий (на языке коллаборационистских режимов «реформ»), имеющих своей целью и практическим результатом частичную или полную отмену социально-экономических и политических гарантий, предоставляемых гражданам Конституцией СССР (право на труд, на отдых, на бесплатную квалифицированную медицинскую помощь, на достойное материальное обеспечение в старости, на жилище, на бесплатное образование всех видов, на общедоступность пользования достижениями культуры и др.).

е) Вредительские манипуляции с денежной и ценовой системами страны: привязка рубля к доллару, допущение беспрепятственной перекачки безналичных средств государства в наличные с последующим их разграблением криминальными элементами, искусственное сжатие находящейся в обращении денежной массы с целью обескровливания и подрыва народного хозяйства, конфискация трудовых сбережений населения и оборотных средств государственных предприятий путём крупномасштабного мошенничества на государственном уровне (так называемая «либерализация цен»), снижение реальных денежных доходов основной массы трудящихся, путём того же мошенничества, в несколько раз по сравнению с их величиной в советское время.

ж) Организация преступления геноцида, т.е. умышленного планомерного истребления Советского народа посредством
искусственного снижения в несколько раз жизненного уровня основной массы советских людей, резкого понижения порога их социальной защищенности;
создания в обществе перманентной стрессовой социально-психологической обстановки (угроза безработицы, обнищания, бездомности, разгул преступности, систематическое разжигание конфликтов на этнической и религиозной почве и т.п.);
фактического развала системы здравоохранения и профилактики заболеваний, в связи с чем по существу исчезнувшие в СССР болезни вернулись из небытия и начали принимать характер эпидемий (напр., туберкулез);
преднамеренного культивирования антисоциальных явлений (пьянства, проституции, сексуальных извращений и т.п.), губительно отражающихся на здоровье людей и продолжительности их жизни;
мероприятий по так называемому «планированию семьи», т.е. сокращению рождаемости, в первую очередь среди трудового населения, всеми способами, вплоть до находящихся полностью за гранью всяких нравственных норм.

В данной связи Съезд граждан СССР второго созыва вынужден напомнить, что согласно советскому уголовному законодательству, вовлечение детей и подростков в преждевременную половую жизнь ПРОДОЛЖАЕТ оставаться преступлением (развратные действия в отношении несовершеннолетних, ст. 120 УК РСФСР), а возведение этих общественно опасных деяний в ранг государственной политики не только не умаляет, но лишь усугубляет ответственность за них.

з) Ведение информационно-психологической войны против народа в интересах внешнего и внутреннего классового врага: применение различных форм обмана, оболванивания, зомбирования населения при помощи электронных СМИ и массовотиражной печати; пропаганда насилия, жестокости, безнравственности и цинизма в отношениях между людьми; антисоветская и антикоммунистическая пропаганда в государственном масштабе, превратившаяся в официальную идеологию режима, фабрикация и распространение в государственном масштабе заведомо лживых измышлений, оскорбляющих национально-гражданское достоинство Советского народа, порочащих Советскую власть, социалистический общественный строй, послеоктябрьский период нашей истории, видных государственных и общественных деятелей, выдающихся патриотов этого периода.
Сюда же следует отнести систематически чинимые изощрённые надругательства над памятниками советской истории, советской государственной символикой, орденами и медалями СССР, другими материальными и культурно-духовными атрибутами советской эпохи.
и) Умышленный подрыв обороноспособности страны: развал созданной в советский период системы оборонительных внешнеполитических союзов; заключение заведомо неравноправных в военном отношении договоров с геополитическим противником; выборочное уничтожение наиболее опасных для геополитического противника отечественных видов вооружений; содержание армии «на голодном пайке», неоправданное ее сокращение; прямой допуск вооружённых сил противника, ведущих в данный момент боевые действия на территории третьих государств, в воздушное пространство и на территорию СССР.

Съезд граждан СССР второго созыва
ПОДТВЕРЖДАЕТ и СЧИТАЕТ ПРАВИЛЬНОЙ последовательно проводимую Исполкомом СГ СССР линию на то, что способ избавления от фактической агрессии и оккупации может быть только один — это ответная национально-освободительная борьба Советского народа.

Советский народ должен быть выведен из затянувшегося шокового состояния, причинённого информационно-психологической войной, заново консолидирован и поднят на борьбу за свободу, независимость и территориальную целостность своего Социалистического Отечества — Союза ССР. На текущем этапе важнейшей задачей, без решения которой не произойдёт позитивный перелом во всём ходе борьбы, является формирование повсюду, где только возможно (по месту жительства, в трудовых коллективах и т.д.), Советского большинства — устойчивого ядра из людей, продолжающих считать себя гражданами СССР, проникшихся духом советского патриотизма, верой в правоту и объединяющую силу для наших дней советской освободительной идеи.

В свою очередь, решение этой задачи требует качественного прорыва на информационном фронте, т.е. создания мощного и конкурентоспособного информационно-пропагандистского центра. Движение граждан СССР не испытывает недостатка в идейно-теоретических наработках, разнообразных по форме, ярких и глубоких по содержанию, но нельзя не видеть, что из-за отсутствия должной материально-издательской базы это концептуальное богатство остается, по существу, неизвестным народу. Съезд граждан СССР второго созыва ПОРУЧАЕТ вновь избранному составу Исполкома ускорить образование Фонда СССР (наименование условное), предназначенного для сбора средств на вышеуказанные цели.
Сегодня идеология советского патриотизма (коротко: советская идея) — это современная форма большевизма, творческого марксизма-ленинизма, современное воплощение коммунистической, пролетарской революционности. Противопоставлять советской идее различные теории «новой социалистической революции» в СССР — это или вызывающая сожаление отсталость теоретической мысли, или сознательно проводимая уловка информационно-интеллектуальной войны. Какая может быть «революция» на оккупированной территории? Оккупированную территорию надо освобождать, священная освободительная война Советского народа в сложившихся условиях, как и Великая Отечественная война, — это и есть единственно возможное на сей день продолжение дела Великой Октябрьской социалистической революции, защита её идеалов и ее практических свершений, высочайшее среди которых, это сам СССР.
Что же касается распространяемых проповедниками «новой пролетарской революции» домыслов о том, будто Советский Союз и Советский народ прекратили свое существование, Съезд граждан СССР второго созыва объявляет подобные домыслы идейной власовщиной, нацеленной исключительно на срыв консолидации Советского народа, на вселение в умы советских людей политической путаницы и капитулянтских настроений.
Идеология советского патриотизма — естественная платформа объединения советских коммунистов. Съезд граждан СССР второго созыва ПОДТВЕРЖДАЕТ стратегическую установку на возрождение КПСС и проведение её Восстановительного съезда, но считает поспешными и не идущими на пользу делу попытки «возродить КПСС», прежде чем советская идея будет широко и осознанно взята на вооружение всеми участниками восстановительного процесса.

Съезд граждан СССР второго созыва ПОДТВЕРЖДАЕТ общую стратегическую установку Движения граждан СССР на то, что победа в национально-освободительной борьбе должна быть достигнута путём по возможности некровопролитного принуждения коллаборационистского режима к самоликвидации. Но это не может быть осуществлено, покуда Советский народ не вернётся в национально-самосознательное состояние. Режим и его заокеанские хозяева должны почувствовать, что у них из рук выбивают главное оружие информационно-интеллектуальной войны: контроль над логикой поведения народа в целом, и в особенности его исторически активного ядра. Режим должен почувствовать, что люди в массе воспринимают его не как какой-то новый строй, но именно и только как преступное сообщество, способствующее грабежу, национальному унижению и уничтожению страны ее смертельным врагом. И он должен почувствовать также, что Народ прозрел и твердо намерен положить этому конец.

Содействовать всеми силами такому прозрению Советского народа и его скорейшему возвращению в исторически осмысленный и исторически дееспособный вид — цель и задача Советов граждан СССР и других форм объединения советских граждан, линию на создание и всемерное распространение которых Съезд граждан СССР второго созыва ПОДТВЕРЖДАЕТ и считает необходимым продолжать.

Чрезвычайно важно уже сейчас позаботиться о том, чтобы освободительная борьба Советского народа, когда она по-настоящему развернётся, не была тут же объявлена «терроризмом», со всеми вытекающими отсюда последствиями: произвольными бомбёжками территории СССР под флагом какой-нибудь «контртеррористической операции» и т.п. карательными мерами. Съезд граждан СССР второго созыва оценивает как В ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ СВОЕВРЕМЕННЫЕ и требующие всестороннего дальнейшего развития внешнеполитические инициативы Исполкома СГ СССР:
обращение к главам дружественных Советскому Союзу государств с призывом подтвердить существование СССР де-юре (1997 г.);
неоднократные настойчивые обращения в ООН (1996, 1997, 1998 гг.), с требованиями

а) признать факт продолжающегося существования Советского народа;
б) признать Советский народ насильственно разделённым народом, имеющим неоспоримое право на воссоединение в государственной форме Союза ССР;
в) признать информационно-психологическую («холодную») войну тем, чем она являлась с самого начала и является по сей день, — т.е. Третьей мировой войной в полном международно-правовом смысле: захватнической агрессивной войной, в которой агрессором выступают Соединённые Штаты Америки и их союзники по НАТО, а первой и главной жертвой агрессии — Советский народ;
г) предоставить гражданам СССР, в лице избираемых ими органов, возможность высказывать свое мнение при рассмотрении политических вопросов в Совете безопасности ООН и учитывать это их мнение независимо от мнения представителя РФ, поскольку РФ, возникшая в результате серии особо тяжких уголовных преступлений против СССР, никаким «правопреемником» СССР не является и занимает место в Совете безопасности незаконно, — как не является «правопреемником» убитого и ограбленного человека тот, кто его ограбил и убил или пытался убить.

Если бы удалось добиться, чтобы по крайней мере прогрессивная часть мирового сообщества воспринимала СССР как оккупированную страну, имеющую священное право бороться за свое освобождение и за воссоединение в прежней государственной целостности (международно признанное право restitutio in integrum), это была бы дипломатическая победа в подлинно сталинском духе, примерно равнозначная образованию антигитлеровской коалиции в годы Великой Отечественной войны.

Столь же своевременной и правильной является активно пропагандируемая Исполкомом СГ СССР идея создания силами прогрессивной мировой общественности негосударственного аналога ООН, действующего методом «народной дипломатии». Съезд граждан СССР второго созыва ПОРУЧАЕТ вновь избранному составу Исполкома продолжать и наращивать усилия на всех выше- очерченных направлениях, но при этом ещё раз обращает внимание участников Движения граждан СССР на необходимость быстрейшего оформления Фонда для привлечения материальных средств, поскольку деятельность такого рода требует больших материальных затрат (современной оргтехники и средств связи, свободного выхода в Интернет и т.д.).

Съезд граждан СССР второго созыва одобряет также и проводимую Исполкомом СГ СССР на протяжении нескольких лет кампанию по защите и сохранению советского гражданства. Эту работу, равным образом, следует продолжать. Делегаты Съезда призывают участников Движения граждан СССР включиться в сбор подписей под Обращением к президенту РФ В.В.Путину от 17 марта 2001 г. о прекращении на территории России принудительного изъятия советских паспортов.

Съезд граждан СССР второго созыва выражает уверенность в том, что процесс консолидации Советского народа, благодаря кропотливой и неустанной работе участников нашего Движения, будет набирать темпы и размах, и уже нынешнее поколение советских людей увидит нашу великую Социалистическую Родину вновь единой, свободной и могучей, указывающей всему человечеству путь к миру без эксплуатации, насилия и глобалистского гегемонизма.

Советские люди, объединяйтесь!
Советское большинство победит!
Советский Союз — наша Родина, освободим ее от кровососов!
Советская Конституция — наше знамя, сплотимся под ним для борьбы!

Источник

 

Метки:

«Горячее» лето Киргизии


В отличие от осенних и особенно весенних сезонов лето в Киргизии традиционно является временем спокойным: бурных политических событий обычно не происходит. Наиболее горячие головы отдыхают от «жаркой» весны и готовятся к не менее «жаркой» осени. Однако на этот раз времена года словно поменялись местами.

ВО-ПЕРВЫХ, под правительством республики закачалось кресло. Для многих это стало полной неожиданностью. Дело в том, что кабинет министров, проработавший всего полгода, был сформирован коалицией парламентского большинства, в которую, напомним, вошли четыре из пяти фракций Жогорку Кенеша. Однако столь широкая поддержка не спасла правительство республики от критики и обвинений в бездарной экономической политике. Причем не только со стороны оппозиции (в парламенте ее представляет партия «Ата-Журт»), но и членов коалиции.

Дошло до того, что в Жогорку Кенеше незадолго до ухода депутатского корпуса на летние каникулы начался сбор подписей за выражение вотума недоверия правительству. Его инициировали представители провластных (как это казалось вплоть до недавнего времени) фракций — «Ата Мекен» и «Ар-Намыс». По некоторым данным, собрано уже около 30 подписей за инициирование вопроса о выражении недоверия кабинету министров. Между тем, по законодательству, для этого нужно согласие трети депутатского корпуса (или 40 парламентариев).

На фоне инициатив фрондирующего Жогорку Кенеша произошло задержание одного из известных оппозиционных политиков — Наримана Тюлеева. 21 июня депутат парламента и экс-мэр (в годы президентства Курманбека Бакиева) Бишкека был задержан и доставлен в Генеральную прокуратуру. Позже под давлением депутатов Тюлеев был отпущен на свободу, однако 23 июня снова задержан (на этот раз Госкомитетом национальной безопасности) и водворен в изолятор временного содержания столичного ГУВД.

Политика обвиняют в том, что, будучи градоначальником, он закупил 200 автобусов из Китая по завышенной цене и причинил ущерб государству на сумму почти 1,5 миллиона долларов. Любопытно, что уголовное дело на Наримана Тюлеева было заведено еще в 2010 году, однако задержан он только сейчас. Преследование его подлило масла в огонь в отношения законодательной и исполнительной властей. По мнению депутатов, задержание их коллеги незаконно, поскольку Тюлеев обладает иммунитетом. Генпрокуратура и Государственный комитет национальной безопасности с доводами парламентариев не согласны. Позиция этих ведомств такова: коррупция относится к числу особо тяжких преступлений, на которые депутатская неприкосновенность не распространяется.

Очевидно, что отложенное было в «долгий ящик» уголовное дело в отношении Наримана Тюлеева реанимировано не случайно. Учитывая рост оппозиционных настроений, власть пытается избавиться от одного из влиятельных оппонентов (на севере Киргизии Тюлеев — наиболее популярный оппозиционный политик).

Тем временем экономическая ситуация в республике заставляет нервничать не только рядовых граждан, но и представителей власти. Значительное снижение производства на золотодобывающем месторождении «Кумтор» вынуждает правительство переписывать бюджет. Согласно опубликованным данным, канадские владельцы рудника снизили прогноз производства золота на 40 процентов. А поскольку доля «Кумтора» в общем объеме промышленного производства республики составляет ни много ни мало 60 процентов, кабинет министров уже снизил прогнозируемый рост ВВП в текущем году с 7,5 до 1,8 процента. Следовательно, расходная часть бюджета будет снижена, что, без сомнения, отрицательно скажется на благосостоянии сотен тысяч граждан республики.

В этих условиях в парламенте страны заговорили о национализации «Кумтора». По мнению народных избранников, договор с зарубежными инвесторами заключен без учета интересов Киргизии. Годовой доход предприятия, по словам председателя депутатской комиссии Садыра Жапарова, составил 4 миллиарда 800 миллионов долларов, в то время как республика получила всего 130 миллионов долларов. Правительство выступает против национализации месторождения, пугая депутатов международными судами и многомиллиардными исками.

Так или иначе эксперты предсказывают, что к осени экономическое положение жителей страны значительно ухудшится, а политическая ситуация — обострится.

Сергей КОЖЕМЯКИН. (Корр. «Правды»). г. Бишкек.

Источник

 

Метки:

Ни школы, ни детсада


Посёлок Старт считается микрорайоном Комсомольска-на-Амуре, но при этом находится на приличном расстоянии от самого города. Милый такой (500 жителей), аккуратный посёлочек. На территории расположены воинская часть, исправительная колония. Бо`льшая часть взрослых жителей там и работают. Но кто-то ездит на работу и в сам Комсомольск (добираться не меньше тридцати минут, автобус ходит раз в час).

НАИБОЛЕЕ ОСТРО сегодня в посёлке стоит проблема, куда пристроить детей. Ни школы, ни детского сада в Старте нет. А тем временем здесь подрастает 151 ребенок, в том числе 78 — дошкольники.

В далёком теперь 1989 году в посёлке построили детский сад на 120 детей. Дошкольное учреждение по всем показателям было лучшим во всём Комсомольске-на-Амуре. Сегодня здание смотрит на посёлок глазницами пустых оконных проемов.

Долгое время сад содержала, управляла им колония. Все были довольны, веселы и счастливы. Детишки делились на три группы: у каждой своё помещение, место для игр и прогулок во дворе, даже маленький, но всё-таки бассейн.

В 1997-м часть помещений детского сада заняла начальная школа, и всё шло хорошо до 2005 года, когда после выхода какого-то очередного указа президента колония была вынуждена снять со своего обеспечения детский сад и другие непрофильные активы (трансформаторную подстанцию, клуб-спортзал, о котором мы расскажем ниже). Принять эти здания на обслуживание должна была администрация Комсомольска-на-Амуре. Должна, но не сделала. Как следует из справки по передаче объектов недвижимости, составленной в колонии, администрация города мотивирует отказ от принятия в муниципальную собственность объектов социально-культурного назначения тем, что таковых у города предостаточно (хотя многие и многие маленькие комсомольчане томятся в очередях в детские сады или просто не имеют возможности туда попасть, что наблюдается и в самом Старте).

С 2005 года и по сегодняшний день руководство колонии ведет бесконечную переписку со всевозможными инстанциями, заботясь о том, чтобы детский сад был принят на учет администрацией города, восстановлен и туда вновь вернулись поселковые ребятишки и их звонкий смех. Однако борьба пока ничего не дала, несмотря на то, что одно решение суда было вынесено в пользу колонии, но затем его отменила апелляционная инстанция.

Сегодня из 78 дошкольников 13 ходят (а точнее, ездят) в сады Центрального округа Комсомольска-на-Амуре, 20 детей посещают садик, который пока еще содержит в посёлке Министерство обороны. Стоит отметить, что этот импровизированный сад находится в четырех квартирах жилого дома и туда принимают только детей военнослужащих. Будущее этого учреждения сегодня под вопросом: ведь оборонное ведомство тоже вынуждено от-казываться от непрофильных активов. Судьба же остальных 45 детей никого не волнует. Раз администрация города сказала, что все дети устроены и мест в детских садах хватает всем, значит, так и есть.

Детей с 1-го по 9-й класс возят на школьном автобусе в посёлок имени Попова (радиоцентр) в три захода. У последних занятия начинаются в 11, а заканчиваются в 16 часов! А учащиеся 10-го и 11-го классов вообще вольны выбирать любую городскую школу по своему вкусу: с 2011/12 учебного года в школе этого посёлка больше нет старших классов. Коммунисты помогали жителям отстоять школу, но 10-й и 11-й классы спасти так и не удалось. Более того, есть мнение, что в следующем учебном году могут не открыться и 1—9-й классы.

Выше мы упомянули, что в посёлке Старт есть еще клуб-спортзал. Раньше в этом здании располагался спортивный зал с тренажерами для жителей посёлка. Теперь часть помещений занимает магазинчик, а остальные просто-напросто заколочены. Этот объект также вызывает беспокойство у руководства колонии, а местные жители очень хотят, чтобы клуб был восстановлен и они могли бы заниматься там спортом.

Руслан НАЗАРОВ. Помощник депутата Законодательной думы Хабаровского края.

Источник

 

Метки: ,

На митинг в подгузниках


БОЛЕЕ СОТНИ молодых матерей, которым чиновники отказали в предоставлении путёвок в детский сад, вышли в Ижевске на демонстрацию и митинг.

Всего в Удмуртии в очереди на детские сады сегодня стоят почти 18 000 семей. Неразбериха в системе недавно введенной «электронной очереди», блат, льготы многочисленным судейским и прочим «слугам народа», поборы и взятки, угрозы в адрес решившихся родить малыша потерять работу — всё это и заставило женщин выйти под палящим солнцем к Дому правительства республики вместе со своими совсем маленькими детьми.

За отказ в путёвках в муниципальные детсады молодые мамы потребовали ввести в Удмуртии компенсации в размере прожиточного минимума, увеличить нищенскую зарплату работникам дошкольных учреждений.

Чтобы чиновники хорошо их расслышали, протестовавшие начали скандировать:

Пока путевку в садик ждем,

Дружно в армию пойдем!

В том строю у нас всегда

Есть свободные места!!!

А один из плакатов, напоминающих нашей щедрой и заботливой власти о пособии по уходу за ребенком старше полутора лет, гласил: «Не обожраться бы на 57 рублей в месяц!»

Никто из представителей республиканского правительства и городской администрации к матерям так и не вышел.

Если в течение недели всё останется по-прежнему, заявили молодые родители, то начнется подготовка к новой акции протеста — уже с политическими лозунгами.

Андрей КОНОВАЛ.

Источник

 

Метки:

К 200-летию I Отечественной войны


Если представить себе некий гипотетический хронометр, отсчитывающий историческое время, то в русской истории его можно уподобить песочным часам. Большей частью социальные «песчинки» вяло опускаются по верхней колбе под воздействием слепой силы «всемирно-исторического тяготения», мало влияя друг на друга. Но далее на их пути возникает узкая горловина – кто-то стиснул стране горло. Протискиваясь через него, «песчинки» перемешиваются и вступают в острое взаимное соприкосновение. Бывает, в горловинах случаются заторы, и тогда история останавливается. А бывает и наоборот: после прохождения горловины течение истории многократно ускоряется. Но в любом случае «песчинки» перетекают из верхней колбы в нижнюю уже в новом порядке.

КРИТИЧЕСКИ важной горловиной в потоке русской истории стал 1812 год, когда Наполеон буквально взял Россию за горло. Этот год предопределил все дальнейшее историческое движение вплоть до нынешних времен. По словам Александра Герцена, «подлинную историю России открывает собой лишь 1812 год; все, что было до того, – только предисловие». Эти слова великого русского мыслителя и революционера прямо перекликаются с тезисом Карла Маркса об отличии подлинной истории человеческого общества от его предыстории, завершением которой явля­ется буржуазная общественная формация. Сходство немудрено: хотя оба мыслителя сильно недолюбливали друг друга, они были верными учениками Гегеля.
Именно в тот короткий исторический промежуток, когда Александр I уже бежал, а Наполеон только еще пытался овладеть ситуацией, русская история выдвинула истинных героев – не князей и царей, а «простонародье» – Герасима Курина, Василису Кожину, Федора Онуфриева, Егора Стулова и еще множество других известных и безымянных народных героев. Неважно, что их имена сразу же обросли полезными для власти мифами. Главное в том, что они были, состоялись и свободно действовали по собственному почину, а не «по манию царя».
«Начало подлинной истории» ознаменовалось переломом в русском национальном самосознании. В записках московского генерал-губернатора Ростопчина есть замечательная сцена зачтения госсекретарем Шишковым московским купцам царского манифеста о войне. «Сначала обнаружился гнев, но когда Шишков дошел до того места, где говорится, что враг идет с лестью на устах, но с цепями в руке, негодование прорвалось наружу и достигло своего апогея. Присутствующие ударяли себя по голове, рвали на себе волосы, ломали руки, видно было, как слезы текли по лицам, напоминающим лица древних. За шумом не слышно было, что говорили эти люди, но то были угрозы, крики ярости и стоны».
До момента пролития слез – картина вполне казенная, ничем не отличающаяся от аналогичных изображений во все времена, начиная с египетских фараонов. Но далее Ростопчин сделал потрясающее признание: «Это было единственное в своем роде зрелище, потому что русский человек выражал свои чувства свободно и, забывая, что он раб, приходил в негодование, когда ему угрожали цепями, которые готовил чужеземец, и предпочитал смерть позору быть побежденным».
Если оставить без внимания неизбежную верноподданническую риторику генерал-губернатора, то в сухом остатке имеем следующее. Для спасения государства (самодержавной власти царя) понадобилась свобода его граждан, то есть именно тот фактор, который государство усердно подавляло все предыдущие 950 лет своего существования. Это одно из тех противоречий, благодаря которым только и движется вперед История.
Поэтому свидетельство Ростопчина заслуживает быть отлитым в бронзе и высеченным в граните на всех памятниках, триумфальных арках и храмах в честь той войны. Повторим еще раз: В 1812 ГОДУ РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК ЗАБЫЛ, ЧТО ОН РАБ, и вступил в войну свободным человеком. В предыдущий раз он забыл об этом во времена восстания Емельяна Пугачева. Именно это стало ключом к его победе, ибо европейское войско Наполеона состояло из свободных людей, и потому никакая армия крепостных рабов никогда не смогла бы его победить. Но очень скоро после победы русскому человеку напомнили, что он как был, так и остается рабом. В манифесте по случаю великой победы Александр I так и провозгласил: «Крестьяне, верный наш народ, да получат мзду свою от Бога». Мол, никто не может быть щедрее Господа. Царь посчитал, что благодарственный молебен и возведение в Москве храма Христа Спасителя – вполне достаточное вознаграждение «верного народа» за его беспримерный патриотизм. Но такой ли награды ждали крестьяне? Вернее говоря, они не просто «ждали» царских милостей, а открыто боролись в той войне за свое освобождение от крепостной зависимости.
Таким образом, подлинная история России началась с противоречия между триумфом русского оружия и крупнейшим обманом народных надежд. И немудрено, что она весьма выборочно отложилась в народной памяти. Как писал Герцен, «русский народ помнит лишь о Пугачеве и 1812 годе».

НА РАССВЕТЕ 24 июня (12 июня по старому стилю) 1812 года Великая армия Наполеона по четырем мостам форсировала Неман и вторглась в пределы Российской империи. К вечеру Наполеон был уже в Ковне (Каунасе), где его восторженно встретила польская шляхта.
Чего добивался Наполеон от России формально? Для дипломатической практики требования были рутинные: подтвердить условия заключенного пять лет назад Тильзитского мира об участии России в торговой блокаде Англии и невмешательстве в германские дела. Особенно настойчиво император французов требовал от русского императора запрета на ввоз товаров.
До Тильзитского мира Россия вела значительную торговлю с Англией, на долю которой приходилось до 50% всего ее внешнеторгового оборота. Присоединение к континентальной блокаде поставило российскую экономику на грань краха. Разразились «хлебные» кризисы на Юге и «соляные» кризисы в Прибалтике и Подолье, резко упал курс рубля, началась инфляция, стал быстро нарастать дефицит госбюджета. Поэтому не оставалось ничего иного, как втихомолку возобновить торговлю.
Следует, впрочем, заметить, что ради установления «справедливых» цен на тогдашние энергоносители типа сала и хлеба, заменявшие России нефть и газ, на протяжении XVIII века были умерщвлены несколько российских императоров. Послед­него из них – Павла I, демонстративно разорвавшего все торговые сношения с Англией, ударили табакеркой в висок и придушили офицерским шарфом. Разными свидетелями оба «подвига» приписываются барону Беннигсену, ставшему в 1806–1807 годах главнокомандующим русской армией, а в 1812-м – начальником штаба Кутузова. (В своих записках знаменитый генерал А.П. Ермолов иронично уточняет подробности карьеры барона: «Императрице Екатерине II он был известен с полковничьего чина не одною отличною храбростию».) Известно, что Александр I и Кутузов, мягко говоря, недолюбливали друг друга, но еще меньше оснований было у Александра любить и терпеть в верхах действующей армии бывшего любовника своей бабки и убийцу своего отца. Однако терпел. Это позволяет предполагать, что знаменитая непреклонность Александра в войне с Наполеоном имела мало общего с патриотическим порывом. Наполеон, рассчитывавший одним молниеносным ударом принудить Александ­ра к новому кабальному миру, не учел крайне двусмысленного и шаткого положения русского императора, не учел печальной истории его деда (Петра III) и отца. Зато Александр, помня горький семейный опыт, упорно отказывался заключать мир. Мотивы его поведения определены Пушкиным: «Под Австерлицем он бежал, в двенадцатом году дрожал». Но дрожал он не столько перед Наполеоном, сколько перед англичанами, контролировавшими каждый его шаг.
Александр, пребывавший в момент вторжения в Вильне (Вильнюсе), отправил на переговоры с Бонапартом своего министра полиции генерала Балашова. Кроме официального письма он поручил Балашову передать Наполеону еще кое-что на словах. А именно то, что на современном дипломатическом жаргоне можно назвать нулевым вариантом: «Если Наполеон намерен вступить в переговоры, то они сейчас начаться могут, с условием одним, но непреложным, то есть чтобы армии его вышли за границу; в противном же случае государь дает ему слово, докуда хоть один вооруженный француз будет в России, не говорить и не принять ни одного слова о мире».
Наполеон столь стремительно продвигался вперед, что принял посла уже в Вильне, в той же самой комнате, которая еще пару дней назад служила кабинетом Александру. Поговорив и пообедав с Балашовым, он отверг все предложения компромисса. А после отбытия русского генерала сказал в узком кругу своих самых доверенных придворных: «Александр насмехается надо мной. Не думает ли он, что я вступил в Вильно, чтобы вести переговоры о торговых договорах? Я пришел, чтобы раз и навсегда покончить с колоссом северных варваров. Шпага вынута из ножен. Надо отбросить их в их льды, чтобы в течение 25 лет они не вмешивались в дела цивилизованной Европы».
Итак, ультиматум русского императора наткнулся на встречный ультиматум императора французов. И это были уже не просто европейские династические разборки, а «высокая геополитика». Война, обещавшая ограничиться «веселой прогулкой» по привислинским и прибалтийским территориям, превратилась в ожесточенную битву на выживание. У Наполеона не было иного выхода. Он настолько запутался в европейских делах, что добровольно полез туда, куда совать нос категорически не рекомендуется, – в российскую геополитическую мышеловку. И было совершенно непонятно, хватит ли у него ресурсов на эту авантюру.
Действительно, вторжение в Россию было для Наполеона актом отчаяния – пан или пропал. В любом случае он был обречен на поражение, ибо не смог обеспечить себе ни тыла, ни флангов. Он верховодил в Центральной Европе – в Германии и Поль­ше. Но с тыла через Ла-Манш нависала Англия, флот которой по-прежнему господствовал на всех морях. Кроме того, Наполеон оставил в своем дальнем тылу непокорную Испанию. Победив Россию в двух кампаниях борьбы за Германию 1805–1807 годов, Наполеон был готов все же уступить России северный и южный фланги ее стратегической обороны. На севере Россия отобрала у Швеции Финляндию в обмен на отнятую у Дании Норвегию и заключила с ней союз. Все досаднее было то, что шведским наследным принцем являлся француз – бывший наполеоновский маршал Бернандот. А на южном фланге была Турция, только что побежденная Кутузовым и также заключившая мир с Россией, уступив ей Молдавию и Валахию. Наполеон был взят в жесткие клещи, и стало ясно, что его крах – вопрос лишь времени. Вырваться из клещей можно было только через «бутылочное горлышко», в которое он и ринулся, уповая на свой военный гений и счастливую звезду.
С учетом всех этих факторов, российскому военно-стратегическому руководству оставалось лишь выбрать оптимальный путь к победе. Выбор диктовался первичным соотношением сил на границе. Сведения о размерах противостоящих армий в исторической литературе приводятся разные, но бесспорно, что подавляющее численное преимущество было на стороне Наполеона. Сам он оценивал размер своих перешедших через Неман войск в 400 тысяч человек. По позднейшим подсчетам историков, у него было 360 тысяч пехоты, 70 тысяч кавалерии и 35 тысяч артиллерии – круглым счетом полмиллиона. Почти половину этих сил составляли немцы и прочие новые французские подданные – 16 наций, по оценке Барклая-де-Толли.
Русское же командование располагало на участке вторжения (то есть без Дунайской армии) 118 тысячами в 1-й армии Барклая-де-Толли и 35 тысячами во 2-й армии Багратиона. Отчаянный сорвиголова Багратион требовал немедленно идти на Варшаву, но трезвомыслящий Барклай понимал, что придется отступать. В ходе отступления в обе армии вливались гарнизоны и пополнения, но одновременно для охраны петербургского направления из них был отряжен 25-тысячный корпус генерала Витгенштейна. Поэтому когда армии соединились в Смоленске, в них осталось всего 113 тысяч личного состава.
Возникает резонный вопрос: могла ли Российская империя более основательно подготовиться к неизбежному нашествию, имелись ли у нее для этого материальные и людские ресурсы? Имелись. Если учесть масштабы великого разорения, понесенного русским народом в ходе похода Наполеона на Москву и обратно, то придется признать, что в денежном выражении снаряжение армии для отпора агрессору прямо на Немане обошлось бы казне гораздо дешевле полугодового мотания по стране, сожжения первопрестольной столицы и опустошения нескольких губерний.
Однако даже если бы царь сделал соответствующие распоряжения, ничего бы из них не вышло – все было бы моментально раскрадено. Редко когда так крали, как в ту первую Отечественную. В течение всей кампании главной для обеих сторон была продовольственная проблема. И чем более грозно назревали решающие бои, тем хуже питался личный состав. А в канун Бородинского сражения снабжение русской армии вообще прекратилось! «Провиантские хищники, – пишет академик Тарле, – просто морили голодом армию, воруя уже сто процентов отпускаемых сумм и сваливая отсутствие сухарей на «отбитие неприятелем». Солдаты питались неизвестно чем, офицеры и генералы, у которых были деньги, бывали сыты, у кого не было денег – голодали». Вот, например, знаменитый генерал М.А. Милорадович. В Бородинском сражении он командовал правым крылом 1-й армии, а затем возглавил арьергард, сдержавший натиск французов и обеспечивший отход основных русских сил. А вот пара строк из дневника одного из сослуживцев героя: «Наш генерал не имеет сам ни гроша, и часто бывает, что он, после сильных трудов, спрашивает поесть. Но как чаще всего у нас нет ничего, то он ложится и засыпает голодный без упрека и без ропота».
Что делать, но в такую позу поставил Россию сам царь! А полководцам – Барклаю и сменившему его Кутузову – оставалось только за ним подчищать. То есть отступать, искусно маневрируя. По одному из свидетельств, Кутузов так прямо и сказал: «Мы Наполеона не победим. Мы его обманем».
История кампании 12-го года есть история двух следующих друг за другом грандиозных стратегических отступлений: отступления русской армии от Немана до Москвы и отступления наполеоновской армии от Москвы до Березины и далее до Немана. Было не так уж и много прямых боестолкновений регулярных войск, и ни одно из них, не исключая даже великой Бородинской битвы, не принесло решающей победы ни одной из противоборствующих сторон – все они завершились практически вничью. При Бородине обе стороны понесли огромные потери, но сохранили порядок в войсках. Наполеон лишь потеснил левый фланг русской армии на пару верст, но это все. Использовать свой последний резерв – старую гвардию для удара в тыл русскому центру он не рискнул. Эта предосторожность свидетельствует о том, что, кажется, он уже тогда понял, что русская кампания проиграна, но еще не решался сам себе в этом признаться. Хотя интуиция полководца должна была ему подсказать, что в свете общего стратегического положения эта ничья была равноценна победе Кутузова и его собственному тяжкому поражению. Строго говоря, Наполеону следовало бы сразу же отступить от Бородина в Смоленск. Но он упрямо пошел на Москву. Кутузову оставалось только не тратить остававшиеся в его распоряжении силы и ждать, когда французские силы окончательно иссякнут. И вынудить Наполеона отступить по той же дороге.
После отступления из Москвы Наполеону не удалось зацепиться не только за Смоленск, но и за многие лежавшие западнее него города. Даже за Вильно.
Подводя итоги войны, высоко ценившийся Лениным прусский военный теоретик, служивший в 1812 году в русской армии и участвовавший в Бородинском сражении, Карл фон Клаузевиц, с нескрываемым удивлением констатировал: «Русские редко опережали французов, хотя и имели для этого много удобных случаев; когда же им и удавалось опередить противника, они всякий раз его выпускали; во всех боях французы оставались победителями; русские дали им возможность осуществить невозможное; но если мы подведем итог, то окажется, что французская армия перестала существовать, а вся кампания завершилась полным успехом русских за исключением того, что им не удалось взять в плен самого Наполеона и его ближайших сотрудников». Согласитесь, что это утверждение не укладывается в рамки формальной логики: всегда оставались победителями, но в итоге перестали существовать.

ЕВРОПЕЙСКИЕ историографы приписывают успех русской армии воздействию на французов сурового русского климата, «генерала мороза». Точно такая же версия процветает и при объяснении причин разгрома Гитлера. Парадокс: с одной стороны, единодушно утверждается, что Наполеон был величайшим полководцем, военным гением, а с другой – говорят, объясняя причины полного провала кампании 1812 года, что он не учел целого ряда важных факторов. Он будто бы плохо представлял себе огромное пространство России, не идущее ни в какое сравнение с пространствами старушки Европы. Для него-де явились неожиданностью слаборазвитая сеть дорог вообще и полное отсутствие мощеных дорог в особенности; редкая плотность населения и немногочисленность крупных городов; суровый климат (хотя настоящие морозы начались только после Березины). Наконец, он не предвидел такого мощного подъема народного патриотизма.
А ведь это понимали абсолютно все, даже далекий от военного дела Александр I. Еще в мае 1811 года он разъяснил французскому послу: «Если император Наполеон начнет против меня войну, то возможно и даже вероятно, что он нас побьет, если мы примем сражение, но это еще не даст ему мира. За нас – необъятное пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию. Если жребий оружия решит дело против меня, то я скорее отступлю на Камчатку, чем уступлю свои губернии и подпишу в своей столице договоры, которые являются только передышкой. Француз храбр, но долгие лишения и плохой климат утомляют и обескураживают его. За нас будут воевать наш климат и наша зима». Не нужно иметь никакого военного образования и опыта, чтобы все это понять. Тем не менее в непонимании столь элементарных вещей уличают одного из величайших пол­ководцев мира!
Нет, Наполеон, будучи действительно великим полководцем, как раз все учел. И прежде всего он учел опыт всех своих предшественников, отдав предпочтение опыту хана Батыя. И решил действовать единственно возможным методом «в стране варваров» – террором и устрашением. Ведь Батый был единственным успешным полководцем, сумевшим благодаря этим методам покорить Русь. Он учинял по ходу вторжения чудовищный геноцид, а потом требовал мирного договора. По этому договору он обложил Русь данью, установил право Орды утверждать великого князя, усыновил «равноапостольного» Александра Невского и облагодетельствовал православную церковь, ставшую на полтора века вперед надежнейшей духовной опорой монголо-татарского ига. Наполеон также рассчитывал одним молниеносным ударом заиметь в России своего «карманного» Александра, но не Невского, а Романова.
Однако, сам же первым прибегнув к монголо-татарским методам, Наполеон после первых же сражений стал вдруг жаловаться на усвоенную русскими «новую манеру войны». В особенности он сетовал на то, что ежедневные стычки не давали никаких пленных, никаких трофеев. На протяжении всей кампании пленные и трофеи оставались самой болезненной и неудовлетворенной идеей фикс Наполеона. Их просто не было! Население пряталось или уходило, русские войска забирали с собой раненых, а имущество, которое не удавалось эвакуировать, предавалось огню. Не было зримых свидетельств победы, которые можно было бы отправить в Париж на всеобщее обозрение. А раз нет свидетельств, значит, нет и побед. Значит, это поражение – сначала моральное, а затем неминуемо и материальное. Однако император ошибался, считая это «новой манерой». В «Истории России с древнейших времен» С.М. Соловьева есть одно весьма важное наблюдение: «Борьба моравов с немцами продолжалась еще с большим ожесточением; чехи и сербы принимали в ней также участие; моравы вели войну по старому славянскому обычаю: они давали врагу свободно опустошать открытые места, и враг, опустошив землю и не покорив народа, должен был возвращаться без всякого успеха и гибнуть с голоду на дороге». Не правда ли, точная картина итогов наполеонова нашествия? Из всей «великой армии» через Неман переправилось в обратном направлении не более тысячи человек с оружием.
В октябре, когда французы, сполна хлебнув этого старого славянского обычая, бессмысленно прозябали в разоренной Москве, начальник генштаба маршал Бертье написал Кутузову, убеждая его придать войне такой характер, при котором страну берегли бы, вместо того чтобы ее опустошать. Старый полководец ответил ему, что «народ, который в течение трех столетий не видел неприятелей на своей земле, не в состоянии разбираться в тех тонкостях, которые установились среди цивилизованных наций в результате частых оккупаций и современного способа ведения войны». Когда еще один наполеоновский представитель, генерал Лористон, жаловался Кутузову на «варварские поступки» крестьян с французами, тот ответил: «Нельзя в три месяца сделать образованной целую нацию, которая, впрочем, если говорить правду, отплачивает французам той монетой, какой дол­жно платить вторгнувшейся орде татар под командой Чингисхана». «Однако есть же некоторая разница», – возразил Лористон, но Кутузов отрезал: русский народ никакой разницы не усматривает.
В этих ответах принципиально важен тезис Кутузова о том, что триста лет неприятель не вторгался на территорию исторической России. Следовательно, Кутузов не считает иноземным вторжением ни Смутное время, ни Северную войну со Швецией (хотя в ее ходе была Полтавская битва). Последнее столкновение с иноземными захватчиками произошло, стало быть, на рубеже XV–XVI веков, то есть во время Великого стояния на Угре 1480 года. Далее, Кутузов не считает русских «цивилизованной» нацией, привыкшей к частым оккупациям и современным способам ведения войны. На утверждение Наполеона «я веду политическую войну» русский народ ответил, что он не знает никаких иных войн на своей территории, кроме войн на полное уничтожение противника любыми способами. Память о монголо-татарском нашествии была слишком свежа.
Однако мы знаем, что за три предшествовавших века в России было множество войн. Но все это были войны гражданские: Опричнина, Смута, Болотников, Разин, Булавин, Пугачёв. Единственный имевшийся у русского народа опыт войны на своей территории – это опыт гражданской войны, и он очень пригодился в войне с Наполеоном. Такие войны коренным образом отличаются от войн династических тем, что втягивают в себя так или иначе все население страны, а не только профессиональные армии. Собственно, это была великая крестьянская война, не уступавшая крестьянским войнам Разина и Пугачёва. Из этого и надо исходить, оценивая ее цели и характер.

ТАК ЧТО ЖЕ защищали, за что воевали русские в 1812 году? Казалось бы, странный вопрос! Само собой разумеется, они воевали за Веру, Царя и Отечество. Эта историческая версия держится уже двести лет с определенными поправками на текущую политическую конъюнктуру. В зависимости от нее из триединой формулы изымались в разные времена разные составляющие – или Вера, или Царь. Но на Отечество никто никогда не покушался, за исключением короткого периода господства в советской историографии конца 20-х – начала 30-х годов прошлого века вульгарно-социологической «школы Покровского». В оценке первой Отечественной войны эта школа солидаризировалась с оценкой лакея Смердякова: «В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с». Какие же порядки могли бы установиться после гипотетической победы Наполеона и насколько они могли бы стать реакционными или прогрессивными?
Как думал Смердяков и как думают по сей день современные наши либералы, Наполеон нес русскому крестьянству освобождение от крепостного состояния, а русский мужик «по неразумию» поднял против него дубину народной войны. В доказательство ссылаются на реформы, проведенные Наполеоном в Германии: окончательное уничтожение крепостного права и введение прогрессивного Гражданского кодекса. Энгельс писал: «Наполеон был в Германии представителем революции, он распространял ее принципы, разрушал старое феодальное общество. «Славная освободительная война» 1813–1814 и 1815 годов, «самый славный период в истории Германии» и т.п., как ее называют, была проявлением безумия, за которое еще долго будет краснеть каждый честный и разумный немец».
Но можно ли прямо экстраполировать реальные результаты покорения Наполеоном Германии на Россию? Нес ли Наполеон в Россию освобождение и гражданские права? Нет, не нес. У него были совершенно иные планы. Он не только не пытался уничтожить крепостное право в занятых им областях, но и беспощадно по­-
дав­лял всякое самостоятельное покушение крестьян избавиться собственными силами от гнета своих помещиков. Впоследствии он заявлял, что не хотел «разнуздать стихию народного бунта», не желал создавать положения, при котором «не с кем» было бы заключить мир. И действительно, главной военно-политической целью Наполеона было превратить Россию в своего союзника против Англии. От империи Александра I были бы, конечно, в случае победы отторгнуты некоторые привислинские и прибалтийские владения, но подрывать крепостничество как экономическую основу царизма Наполеону не было никакого резона.
Ну а если бы такой экономический резон был, если бы Наполеон издал манифест об освобождении? Потекла бы история по другому руслу? Гадать бесполезно. Но что-то подсказывает, что русский крестьянин инстинктивно видел залог своей вольности не в поражении царя от Наполеона, а в народной победе над Наполеоном. Не в милости завоевателя, а в своей собственной силе. Россию спасла великая крестьянская война, в равной мере направленная как против иноземных захватчиков, так и против собственных угнетателей, ставшая прямым продолжением крестьянских войн Степана Разина и Емельяна Пугачева. Старый товарищ Герцена Михаил Бакунин прямо утверждал, что «Россия освободилась от наполеоновского ига не столько благодаря сопротивлению своих армий, сколько благодаря восстанию своего народа. Даже суровый климат не мог бы победить Наполеона, если бы он нашел в России благоприятно настроенный народ, а вместе с ним продовольствие и зимние квартиры. Но народ повсюду поднялся массою; опустошая и сжигая собственные деревни, он бежал в леса, оставляя Наполеону пустые поля, и повел против него жестокую партизанскую войну. Таким образом, он, по крайней мере на большую половину, способствовал освобождению страны. Это сознание прочно держится в народе. В 1813 и 1814 годах во всех частях империи произошли крупные народные восстания: возмутившийся мужик заявлял, что он участвовал в изгнании неприятеля и таким путем заслужил себе волю, и не хотел больше возвращаться к подневольному труду».
Партизанское движение отнюдь не было направлено на защиту помещичьих усадеб. Наоборот, оно было направлено против них. Если уж пришел француз, то «не доставайся же ты никому!» Русское крестьянство видело во французах еще более свирепых крепостников, нежели свои «родные» помещики. В его глазах это был спор между угнетателями. Оно не без оснований подозревало, что никакой воли от крепостного права Наполеон им не несет. Но, видя конфликт между своими угнетателями, решило не упустить момент, дабы разделаться как с теми, так и с другими.
Наполеон не имел ни малейших намерений принести русскому народу свободу. Но своим нашествием он невольно стимулировал в русском народе свободолюбие. Только в этом смысле можно понять Пушкина:

Хвала!.. Он русскому народу
Высокий жребий указал
И миру вечную свободу
Из мрака ссылки завещал.

Сервильная историография истолковывала и продолжает истолковывать первые две строки этого четверостишия исключительно в духе верноподданнического патриотизма.

ДА, ПАТРИОТИЗМ есть великое социальное чувство. Но оно потому и великое, что является равнодействующей разных социально-классовых интересов. Помещик хочет сохранить свое поместье, а его крепостной крестьянин жаждет прямо противоположного. Возьмем для примера описание крестьянского Богучаровского бунта в «Войне и мире» Льва Толстого.
Множатся слухи о приближении Наполеона к родовому поместью князей Болконских Богучарову (Ясная Поляна). Несчастная, всеми покинутая княжна Марья решает эвакуироваться в другое имение, но не одна, а вместе с крестьянами – крещеной собственностью. Более того, она обещает кормить их во время переезда. Но крещеная собственность вдруг оказала неповиновение.
– Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды.
– Много довольны вашей милостью, только нам брать господский хлеб не приходится, – сказал голос сзади.
– Да отчего же? – сказала княжна.
– Чего соглашаться-то, не нужно нам хлеба. – Что ж, нам все бросить-то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна…
– Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
– Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего! Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома¢́ разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Вот она, главная военная идея русского крестьянина: прежние баре пусть убегают, а новых мы сами перебьем. Туда им обоим и дорога! И таких больших и малых богучаровских бунтов было сотни, если не тысячи. На кого нападали крестьянские партизанские отряды? На всех фуражиров и квартирьеров подряд, не особенно интересуясь их принадлежностью, – не только на французских, но, случалось, и на русских. Эту превратность судьбы в полной мере испытал на себе один из основоположников офицерского партизанского движения Денис Давыдов. «Путь наш, – вспоминал он, – становился опаснее по мере удаления от армии. Даже места, неприкосновенные неприятелем, немало представляли нам препятствий. Общее и добровольное ополчение поселян преграждало путь нам. В каж­дом селении ворота были заперты; при них стояли стар и млад с вилами, кольями, топорами и некоторые из них с огнестрельным оружием. К каждому селению один из нас принужден был подъезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним и на защиту православныя церкви. Часто ответом нам был выстрел или пущенный с размаха топор. Тогда я на опыте узнал, что в Народной войне должно не только говорить языком черни, но приноравливаться к ней и в обычаях и в одежде. Я надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ св. Николая и заговорил с ними языком народным».
Помните Чацкого? Он мечтал, чтоб умный, бодрый наш народ хотя по языку нас не считал за немцев. Да, русский народ считал своих бар именно за «немцев». Именно на эту «немецкую» сторону дворянства очень надеялся Наполеон. Как вспоминал один из его придворных, «он заговорил о русских вельможах, которые в случае войны боялись бы за свои дворцы и после крупного сражения принудили бы императора Александра подписать мир». Но русские вельможи, или «бояре», как еще называл их Наполеон, повели себя точно так же, как и их крепостные крестьяне. Крестьяне разбегались из деревень, не вступая с французами ни в какие деловые отношения. Русские вельможи покинули Москву, оставив наполеоновским мародерам и пожарам «500 великолепных дворцов». В чем причина солидарности? Русские вельможи инстинктивно поняли, что если в этой войне они не последуют примеру своей крещеной собственности, то эта собственность обойдется с ними гораздо более жестко, нежели любой мародер наполеоновской армии. Патриотизм дворянства был во многом вынужденным. Ни о каком положительном народном единстве не было и речи. Будь иначе, солдаты не вступили бы в Бородинское сражение оголодавшими. Известный профессор петербургского университета А.В. Никитенко вспоминал о настроениях в провинции в 1812 году: «Странно, что в этот момент сильных потрясений, которые переживала Россия, все окрестное общество равнодушно относилось к судьбам отечества. Отца часто навещали соседние помещики и горожане. Все, правда, безропотно несли тягости, вызванные народною войною, поставляли и снаряжали рекрут, терпели во всем дороговизну и прочее. Но никогда не слышал я в их разговорах ноты теплого участия к событиям времени. Все, по-видимому, интересовались только своими личными делами. Имя Наполеона вызывало скорее удивление, чем ненависть. Словом, общество наше поражало невозмутимым отношением к беде, грозившей России. Это отчасти могло происходить от отдаленности театра войны: до нас, дескать, враг еще не скоро доберется! Но главная причина тому, я полагаю, скрывалась в апатии, свойственной людям, отчужденным, как были тогда русские, от участия в общественных делах и привыкшим не рассуждать о том, что вокруг делается, а лишь беспрекословно повиноваться приказаниям начальства».
Разумеется, позднейшая официальная историография изобразила крестьянскую войну 12-го года войной за веру, царя и отечество. Но народ восстал за свою свободу – не только от француза, но от своих помещиков. Политически выразить эту народную теорию освобождения могли только образованные классы. Декабрист Алек­сандр Бестужев писал из тюрьмы царю Николаю I: «Наполеон вторгся в Россию, и тогда-то народ русский впервые ощутил свою силу; тогда-то пробудилось во всех сердцах чувство независимости, сперва политической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России. Правительство само произнесло слова: «свобода, освобождение!» Само рассевало сочинения о злоупотреблении неограниченной власти Наполеона, и клик Русского Монарха огласил берега Рейна и Сены. Еще война длилась, когда ратники, возвратясь в дома, первые разнесли ропот в классе народа. «Мы проливали кровь, – говорили они, – а нас опять заставляют потеть на барщине. Мы избавили родину от тирана, а нас опять тиранят господа». Войска от генералов до солдат, пришедши назад, только и толковали, как хорошо в чужих землях. Сравнение со своим, естественно, произвело вопрос: почему же не так у нас? Тогда-то стали говорить военные: «Для того ли мы освободили Европу, чтобы наложить ее цепи на себя? Для того ли дали конституцию Франции, чтобы не сметь говорить о ней, и купили кровью первенство между народами, чтобы нас унижали дома?»
Таким образом, первыми возроптали простые ратники, народ. И только затем – лучшая часть дворянства. Поэтому дело не только и даже не столько в том, что облаченные в офицерские мундиры русские дворяне дошли до Парижа и познакомились с тамошними более либеральными порядками, сколько в том, что они проделали поход по России от Немана до Москвы и обратно бок о бок с русскими крестьянами, одетыми в солдатские мундиры.
Так начиналась подлинная история России. Именно с «остервенения народа». Вспышки этого остервенения много раз озаряли отечественную историю, направляя ее по новому руслу.

Александр ФРОЛОВ

Источник

 

Метки:

«Мы диалектику учили не по Гегелю…»


Историческое мышление

В предыдущей статье на тему «Историческое мышление» шла речь о том, как диалектический материализм превратил историю в практическую науку. Ныне с экрана телевидения понятия «диалектический метод», «марксизм-ленинизм», «исторический материализм» если и произносят, то не иначе как с насмешкой. Вот, мол, какой дурью забивала мозги совков коммунистическая пропаганда! Подобное отношение к научным открытиям Маркса, Энгельса, Ленина и их последователям, их деятельность по превращению истории в практическую науку свидетельствует не только о моральной, но и об интеллектуальной ущербности трубадуров капитализма.
Понять марксизм-ленинизм, изучить коммунистическое учение, осво­ить диалектическое мышление эти умственные пигмеи просто не в состоянии. Пытаясь объяснить влияние марксистской теории на общественное сознание, создание массового движения, а затем мировой системы социализма, их враги делают это на уровне привычных для них представлений об окружающем мире. Приписывая классикам марксизма-ленинизма и их продолжателям низменные мотивы, они лишь раскрывают свою низменную суть. Излагая исторические события в виде анекдотов или триллера, они показывают, что не способны по-иному воспринимать окружающую действительность и поступки людей.
Поскольку главным для них является денежное вознаграждение, а основным методом получения его служат использование личных связей, подкупы, взятки, их любимые зрелища и книги строятся на примитивных детективных, шпионских или конспирологических сюжетах, – они охотно повторяют или придумывают версии о «коммунистических заговорщиках», о том, что Маркс и Энгельс были платными агентами мировых финансистов, а Ленин получал деньги от германского кайзера.

Вымыслы о дореволюционном Сталине
Ярким свидетельством ущербности хулителей коммунизма являются их нападки на Сталина. Так, Э. Радзинский в написанной им биографии Сталина уверял, что Ленину для его «удобной жизни» в эмиграции требовались деньги, а поэтому ему «пришло в голову использовать в бомбовой работе преданного грузина», то есть Сталина. Ссылаясь на Троцкого, Радзинский утверждал, что Сталин был участником нападения на экипаж с деньгами 26 июня 1907 г. на Эриванской площади в Тифлисе. Проявляя неуемную фантазию, Радзинский уверял, будто именно тогда Сталин повредил свою левую руку. (На самом деле это случилось в детстве.)
Утверждая, что впоследствии Сталин стал устранять свидетелей своего участия в этом нападении, Радзинский сочинил, что участник этих акций С.А. Тер-Петросян (Камо) погиб под колесами автомобиля в 1922 г. – наезд на него был-де заказан Сталиным.
Между тем часть из того, о чем Радзинский повествует тоном первооткрывателя сенсационных разоблачений, была давно и широко известна в нашей стране. События 26 июня 1907 г. на Эриванской площади в Тифлисе в советское время не только не скрывались, а были многократно описаны в исследовательской и художественной литературе – они были даже экранизированы. Деятельность революционеров, совершавших нападения на банки и транспорты с деньгами, рассматривалась в контексте революционной борьбы. «Экспроприации», или сокращенно «эксы», особенно участились в разгар революции 1905–1907 годов. Захваченные деньги, которые воспринимались как боевые трофеи революции, использовались для нужд революционного движения.
Как написано в шестом томе «Советской исторической энциклопедии», выпущенном в 1965 г., Камо «в марте 1906-го выехал в Петербург, где впервые встретился с В.И. Лениным. По поручению Ленина выезжал за границу для закупки и тайной транспортировки оружия в Россию. Чтобы обеспечить партию денежными средствами, в 1905–1906 гг. организовал ряд экспроприаций денег у царского правительства, в том числе в 1907-м – экспроприацию на Эриванской площади в Тифлисе 250 тыс. руб., принадлежавших казначейству. Деньги были отвезены в Петербург и переданы в распоряжение партии». Одновременно Камо «в 1905–1907 гг. неоднократно доставлял из Петербурга в Тифлис оружие и боеприпасы».
Совершенно очевидно, что в советское время участие большевиков в «эксах» в годы революционной борьбы считалось делом достойным и героическим, а поэтому никто не пытался скрыть его в подобных акциях. Особенно много внимания было уделено руководителю и участнику этих акций С.А. Тер-Петросяну. Его яркие деяния получили широкую огласку в советское время. О нем было написано немало книг и создано несколько кинофильмов. В 1931 г. написал очерк о Камо и Максим Горький, которому тот рассказывал в 1920 г. об обстоятельствах некоторых своих «эксов», о том, как он имитировал сумасшествие в берлинской тюрьме, чтобы избежать выдачи российской полиции, разыскивавшей его после налета на Эриванской площади. Нигде – ни в фильмах, ни в очерке Горького, ни в других книгах – ни разу не упоминается имя Сталина как соучастника операций Камо или организатора его акций.
Следует учесть, что многие авторы старались подчеркнуть причастность тех или иных выдающихся деятелей революции к «эксам». Так, в книге И. Дубинского-Мухадзе «Шаумян» утверждалось, что главным организатором нападения на Эриванской площади был Степан Шаумян, который с 1905 г. был одним из руководителей Кавказского комитета РСДРП в Тифлисе. При этом автор книги рассказывал об этом, чтобы лишний раз подчеркнуть заслуги Степана Шаумяна в революции, а не для того, чтобы его дискредитировать.
Однако Радзинский, а затем и его последователи старались объяснить революционную борьбу сугубо корыстными мотивами, как в заурядном детективном боевике. Развивая версию Радзинского, А.Н. Гордиенко в своей книжке «Иосиф Сталин» утверждает, будто из похищенных денег И. Сталин и С. Шаумян присвоили себе 15 тысяч, что позволило им вести разгульный образ жизни в Баку. Радзинский же, в свою очередь, утверждал, что, находясь в Баку, Сталин занимался организацией терактов против нефтяных промышленников, чтобы заставить их платить ему выкупы.
Радзинский скрыл, что Сталин не только не организовывал теракты на нефтяных промыслах, а энергично агитировал против них, видя в этом проявление примитивной формы. В статье «Экономический террор и рабочее движение», опубликованной 30 марта 1908 г. в бакинской профсоюзной газете «Гудок», Сталин говорил о бунте рабочих против орудий и средств производства как об архаичном и давно пройденным во времена луддитов этапе рабочего движения.
Поразительно, что Э. Радзинский, выдающий себя за исторического писателя, так закономерно тенденциозен и вовсе не дорожит своей творческой репутацией.

Главное оружие Сталина
Мнением Радзинского, Гордиенко и многих других можно было бы пренебречь, если бы оно не совпадало с оценками – которые упорно распространяют большинство российских либеральных СМИ – и не соответствовало официальной позиции правительства России. «Сталин – преступник», – утверждает бывший президент, а ныне премьер РФ Д.А. Медведев.
Однако, защищая Сталина от несправедливых нападок, многие патриоты России не видят различия между ним и такими «державниками», как Витте и Столыпин. Другие же, приводя свидетельства о роли Сталина в становлении и развитии социалистического отечества и отдавая должное его таланту или даже гениальности, говорят лишь о его индивидуальных качествах. При этом забывают указать, что основным оружием Сталина была марксистская теория диалектического материализма, а главной причиной его достижений – блестящее овладение им этой теорией. Об этом справедливо сказано в недавно опубликованной книге В.В. Суходеева «И.В. Сталин: истый марксист-ленинец».
Еще в юные годы, вступив в ряды социал-демократической подпольной организации, Сталин осознал огромные возможности марксистской теории. В своей ранней работе «Коротко о партийных разногласиях» Сталин писал о невозможности рабочего движения добиться побед без теории.

Помимо тщательного изучения марксистской теории Сталин приобрел немалый опыт применения этой теории на практике. В отличие от своих будущих оппонентов в партийном руководстве (Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина), которые провели большую часть дореволюционного времени в заграничной эмиграции, Сталин постоянно работал в России в условиях царского подполья, лишь иногда выезжая за рубеж, главным образом для участия в съездах партии.
Сталин был убежден в том, что марксистская теория не должна была оставаться вещью в себе. Он так определял место теоретических знаний в общественных процессах: «Что такое научный социализм без рабочего движения? – Компас, который, будучи оставлен без применения, может лишь заржаветь, и тогда пришлось бы его выбросить за борт». Лишь в соединении стихийного протеста с теорией он видел возможность создания упорядоченного и целеустремленного движения: «Соедините то и другое вместе, и вы получите прекрасный корабль, который прямо понесется к другому берегу и невредимым достигнет пристани. Соедините рабочее движение с социализмом, и вы получите социал-демократическое движение, которое прямым путем устремится к «обетованной земле».
Постоянно применяя марксистский анализ к опыту рабочего движения, выделяя отдельные стадии его развития, сравнивая их по наиболее существенным признакам и обращая внимание на происходившие качественные изменения в классовой борьбе, Сталин, как и другие большевики, учился прогнозировать будущее развитие революционного процесса в России и намечать будущие действия даже местных организаций партии. Об этом свидетельствуют, например, его работы «Надо бойкотировать совещание!», «Совещание и рабочие», «О декабрьской забастовке и декабрьском договоре», написанные в 1907 г. в бакинском подполье.
Глубокий анализ далекого прошлого и сравнительно недавно прошедших событий позволял Сталину делать верные прогнозы. Можно сравнить прогностическую способность марксиста-ленинца Сталина и венценосного властителя России, имевшего в своем распоряжении все источники информации царского режима. 8 января 1905 г. Николай II записал в своем дневнике: «Ясный морозный день. Было много дела и докладов. Завтракал Фредерикс (министр царского двора. – Ю.Е.). Долго гулял. Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона. Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120 000 ч. Во главе рабочего союза какой-то священник – социалист Гапон. Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах». Из этих слов ясно, что хотя забастовки в Петербурге вызывали у царя известное беспокойство, за несколько часов до «кровавого воскресенья» он и не подозревал о глубине и размахе революционных настроений рабочих России.
Вряд ли самодержец знал, что в этот же день, 8 января 1905 г., нелегальная Авлабарская типография опубликовала прокламацию, в которой говорилось: «Возмущенные народные массы готовятся к революции, а не к примирению с царем… Русская революция неизбежна. Она так же неизбежна, как неизбежен восход солнца. Можете ли вы остановить восходящее солнце?» Эту прокламацию написал Иосиф Джугашвили за пару дней до начала первой русской революции.

Изучение истории в разгар революции и Гражданской войны
Объясняя политику партии в ходе бурных событий 3–4 июля 1917 г. на экстренной конференции Петроградской организации РСДРП (большевиков), Сталин ссылался на исторический опыт партии. Он говорил: «Напомню вам аналогичные случаи из истории нашего рабочего движения. 9 января 1905 г., когда Гапон вел массы к царю, партия не отказалась идти с массой, хотя знала, что идут черт знает куда. Теперь, когда движение шло не под лозунгами Гапона, а под нашими лозунгами, мы тем более не могли уйти от движения. Мы должны были вмешаться как регулятор, как партия сдерживающая, чтобы охранить движение от возможных осложнений».
В этом выступлении Сталин показывал динамику революционного процесса 1917 г., обращая внимание на быстро сменявшие друг друга периоды. Говоря о свержении самодержавия, Сталин заявлял: «В результате первого кризиса власть помещичья уступила место власти буржуазии, поддержанной Советами, «представляющими» интересы пролетариата и мелкой буржуазии».
Давая оценку итогам апрельских событий 1917 г., Сталин сказал: «Второй кризис разрешился в «пользу» Советов путем вступления в буржуазное правительство «социалистов» от Советов».
«При третьем июльском кризисе, – подчеркивал Сталин, – солдаты и рабочие открыто поставили вопрос о взятии власти трудящимися – мелкобуржуазной и пролетарской демократией, с устранением из правительства всех капиталистических элементов».
На проходившем в подполье VI съезде большевистской партии Сталин, руководивший съездом, на основе анализа истории развития революции в России сделал оправдавшийся прогноз: «Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму». Отвечая на возражения сторонника троцкизма Е. Преображенского, Сталин высказал важную самохарактеристику: «Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего».
Гражданская война еще не завершилась, а Сталин уже подверг историческому анализу ее ход. Выступая с докладом на торжественном заседании Бакинского Совета 6 ноября 1920 г. по случаю третьей годовщины Октябрьской революции, Сталин не ограничился историческим анализом Гражданской войны, но постарался осмыслить ее уроки для дальнейшей политической деятельности Коммунистической партии. В своей статье «К вопросу о стратегии и тактике» Сталин сравнивал выбор РСДРП политического курса в первые годы своего существования с выбором направления главного удара по войскам Деникина. Он иллюстрировал положение о тактическом успехе в политике напоминанием о том, как «успехи нашей кавалерии под Воронежем и пехоты под Орлом создали обстановку, благоприятную для удара под Ростовом».
В то же время он доказывал гибельность для кампании тактического успеха, если он не соответствует стратегическим возможностям, указав на увлечение Деникиным прорывом к Москве осенью 1919 г. и попытку Красной армии решить «непосильную задачу прорыва в Европу через Варшаву».
На основе опыта Гражданской войны Сталин сумел выработать ряд положений о политической стратегии и тактике, которые затем вошли в его работу «Об основах ленинизма». Сталин показал, что не только на войне, но и в условиях мировой политической борьбы важно сосредоточить главные силы в решающий момент на наиболее уязвимом для противника пункте. Не только на войне, но и в политической борьбе, подчеркивал Сталин, важен выбор момента решающего удара.
Опыт Гражданской войны убедил его в важности неуклонного проведения уже принятого курса «через все и всякие затруднения». В то же время Сталин осознал необходимость умело маневрировать резервами, для того чтобы порой осуществить «правильное отступление, когда враг силен, когда отступление неизбежно».
Важнейшим уроком из опыта войны для Сталина стало «нахождение в каждый данный момент того особого звена в цепи процессов, ухватившись за которое можно будет удержать всю цепь и подготовить условия для достижения стратегического успеха».

Против мечтаний о мировой революции
Политические оппоненты Сталина плохо знали не только российскую действительность и рабочее движение России, но и зарубежное рабочее движение, они не участвовали активно в деятельности рабочих организаций стран пребывания. Их знания о конкретных проблемах трудящихся и их борьбе были во многом взяты из книг, газет и бесед с интеллигентами западных стран.
С одной стороны, полагаясь на эту информацию, вожди оппозиции нередко сбивались на утопические схемы, которые не были основаны на подлинных фактах и научном анализе. Так, весной 1920 г. Троцкий не исключал «возможности, что мы перейдем к более или менее развитому социалистическому хозяйству в течение 3–4–5 лет». Он рассуждал о том времени, когда «колеса промышленности и сельского хозяйства будут вертеться, повинуясь электрической кнопке в руках ЦК нашей партии», и превращении всего сельского хозяйства «в одну пшеничную ферму, руководимую одним центром». Ему вторил Бухарин, который в своем докладе о работе Коминтерна неожиданно сбивался на фантазии об аэропланах, которые «управляются из любого кабинета».
С другой стороны, вожди оппозиции сильно переоценивали революционные возможности пролетариата западных стран и исходили из того, что фантастические цели могут быть достигнуты благодаря скорой мировой революции или хотя бы после революции в Германии. Считалось, что после революции германская промышленность, германские инженеры, техники и квалифицированные рабочие помогут превратить Россию в передовую страну мира.
В разгар полемики по Брестскому договору в марте 1918 г. Ленин в своем выступлении на VII съезде партии так отвечал Бухарину: «Да, мы увидим международную мировую революцию, но пока это очень хорошая сказка, очень красивая сказка – я вполне понимаю, что детям свойственно любить красивые сказки. Но я спрашиваю: серьезному революционеру свойственно ли верить сказкам?»
Однако поражения революций в Венгрии, Баварии, Словакии в 1919 г., разгром частей Красной армии в Польше в августе 1920 г. показали, что время мировой революции еще не настало. Констатируя реальное положение на международной арене, в своем выступлении в начале 1921 г. на Х съезде РКП(б) Л.Б. Каменев признавал: «Наши предположения о быстрой помощи, которая могла бы прийти к нам из Западной Европы в виде мировой революции по крайней мере в одной или двух капиталистических странах, не осуществляются с той быстротой, которая была бы желательна и которая чрезвычайно быстро облегчила бы нашу задачу». Было очевидно, что желание мировой революции оставалось для советских руководителей неисполнимой мечтой.
Мечтания ряда партийных руководителей о мировой революции объяснялись их неготовностью решать проблемы России и страхом перед российским крестьянством. В предисловии, написанном в 1922 г. к книге «1905 год», Троцкий, доказывая неизбежность «перманентной революции», утверждал: «Пролетариат… придет во враждебные столкновения не только со всеми группировками буржуазии, которые поддерживали его на первых порах его революционной борьбы, но и с широкими массами крестьянства, при содействии которых он пришел к власти. Противоречия в положении рабочего правительства в отсталой стране, с подавляющим большинством крестьянского населения смогут найти свое разрешение только в международном масштабе, на арене мировой революции «пролетариата». Поэтому они ждали революции в стране с численным преобладанием пролетариата.
Острый экономический, социальный и политический кризис в Германии в 1923 г. вновь всколыхнул надежды на революцию в этой стране. 23 сентября 1923 г. Политбюро приняло тезисы «Грядущая германская революция и задачи РКП», и была даже определена дата этой революции – 9 ноября 1923 года.
Автор этих тезисов – Зиновьев, а также Троцкий и другие, считавшие до сих пор Октябрьскую революцию лишь прологом для «чисто пролетарских революций», механически переносили опыт Октября на Германию. Доказывая авантюризм этих предложений, направленных на экспорт социалистической революции в Германию, Сталин в своем письме от 8 августа 1923 г. писал Зиновьеву: «Беря власть, мы имели в России такие резервы, как: а) мир, б) земля крестьянам, в) поддержка громадного большинства рабочего класса, г) сочувствие крестьянства. Ничего такого у немецких коммунистов сейчас нет. Конечно, они имеют по соседству советскую страну, чего у нас не было, но что можем мы дать им в данный момент? Если сейчас в Германии власть, так сказать, упадет, а коммунисты подхватят, они провалятся с треском. Это «в лучшем случае». А в худшем случае – их разобьют вдребезги и отбросят назад». События осени 1923 г., в ходе которых выступления германских коммунистов были подавлены, подтвердили правильность сталинского прогноза.
Поражение германской революции стало поводом для Троцкого обвинить советское руководство в нерешительности. В своей работе «Уроки Октября» Троцкий продолжал механически переносить опыт Октябрьской революции в России на Германию, совершенно игнорируя национальные особенности двух стран и специфику исторических условий двух революций.

За социализм в одной отдельно взятой стране
Иным был ответ Сталина на поражение германской революции. Глубокое изучение реального положения в мире и в СССР на основе метода диалектического материализма позволило Сталину пересмотреть распространенное среди марксистов положение о том, что построение социализма возможно лишь в стране с преобладанием пролетариата среди населения. Вскоре после смерти Ленина в апреле 1924 г. Сталин выступил в Свердловском университете Москвы с циклом «Об основах ленинизма».
В этих лекциях, которые затем легли в основу главной книги Сталина «Вопросы ленинизма», он попытался объяснить, почему первая социалистическая революция, вопреки прежним представлениям марксистов, произошла в России. Одновременно он постарался объяснить место ленинизма в научной коммунистической теории.
Прежде всего Сталин выступил против противопоставления России остальному миру, доказывая, что в эпоху империализма «отдельные страны и отдельные национальные хозяйства перестали быть самодовлеющими единицами, превратились в звенья единой цепи, называемые мировым хозяйством». Сталин утверждал: «Фронт капитала прорвется там, где цепь империализма слабее, ибо пролетарская революция есть результат разрыва цепи мирового империалистического фронта в наиболее слабом ее месте, причем может оказаться, что страна, начавшая революцию, страна, прорвавшая фронт капитала, является менее развитой в капиталистическом отношении, чем другие, более развитые страны, оставшиеся, однако, в рамках капитализма. В 1917 г. цепь империалистического мирового фронта оказалась слабее в России, чем в других странах. Там она и прорвалась, дав выход пролетарской революции». Так Сталин объяснил то, что ставило в тупик не только троцкистов, но и многих марксистов в мире: почему Россия, отстававшая от других стран Запада по уровню развития, стала родиной первой пролетарской революции, предсказанной Марксом и Энгельсом.
На основе марксистского анализа всемирного общественного развития Сталин делал вывод о том, что Россия «должна была стать узловым пунктом противоречий империализма», а «центр революционного движения должен был переместиться в Россию». Подчеркивая роль Ленина как теоретика Октябрьской революции, Сталин говорил, что ленинизм – это не чисто российское явление, а «марксизм эпохи империализма и пролетарских революций».
Одновременно Сталин указывал на то, что слабость России как звена мирового империализма объяснялась также мощью антикапиталистических сил в нашей стране – революционного пролетариата и союзного ему многомиллионного крестьянства. При этом он резко осуждал теорию «перманентной революции» Троцкого – Парвуса.
На основе положений этой работы Сталин вскоре сделал вывод о возможности построения социализма в «одной, отдельно взятой стране» – в СССР. Это теоретическое положение не было взято с потолка, а стало результатом внимательного и глубокого изучения возможностей Советской страны.
Ленин в декабре 1922 г. в своем «Письме съезду» написал, что, «сделавшись генсеком», Сталин «сосредоточил в своих руках необъятную власть», но он не упомянул, что на этом посту Сталин прежде всего постарался сосредоточить в своих руках небывалую до тех пор информацию обо всех сторонах жизни страны. И это ему было нужно не для укрепления личной власти, а для понимания того, что происходит в стране, для разработки наиболее верных решений в интересах страны.
По словам вновь назначенного в аппарат Сталина Л.М. Кагановича, секретари обкомов или губкомов должны были регулярно информировать ЦК партии в закрытых письмах о самых различных сторонах жизни в своей области или губернии. В ежемесячных отчетах они должны были указывать «важнейшие явления хозяйственной жизни за истекший месяц (состояние урожая, ход продработы, работа основных предприятий, состояние транспорта, развитие кооперации, поступление местных налогов)».
Отчеты должны были показать «настроения рабочих и различных слоев крестьянства (по возможности сообщать один-два характерных факта). В отчетах сообщалось «о враждебных нам политических партиях (их влиянии в тех или иных слоях населения, методах работы и т.п.)».
Надо было указать на «состояние работы советского аппарата», рассказать о «жизни партийной организации, в том числе о волнующих членов партии вопросах». При этом следовало обращать внимание на характерные особенности той или иной губернии, области или республики.
Каганович вспоминал, что отчеты должны были составляться «не как лаконические, сухие ответы на вопросник, а в форме описательного доклада, в котором выделяются наиболее важные и характерные моменты, где отдельные его части причинно связаны друг с другом, подтверждая общие положения фактами, конкретными данными, даже ссылками на протоколы, избегая общих мест, не подтвержденных фактами и конкретными данными, а также повторений одних и тех же сведений из месяца в месяц». Поскольку подобная информация поступала также от откомандированных на места инструкторов ЦК, то открывалась возможность перепроверить точность получаемых сведений.
С помощью таких отчетов Сталин получал всестороннюю и полную информацию о положении дел в стране. Однако он не ограничивался сведениями по официальным каналам. Сталин учредил службу так называемых информаторов, которые должны были секретно сообщать объективные сведения о положении в различных областях жизни Советской страны. Среди информаторов ЦК Л.М. Каганович назвал ряд писателей, а также лиц, впоследствии занявших посты секретарей райкомов партии, ректоров учебных институтов.
Такие отчеты, поступавшие к нему каждый месяц, позволяли Сталину увидеть динамику развития страны по множеству направлений.
На этой основе он мог выделить движущие силы происходящих процессов, определить смену одного этапа развития другим, появление новых тенденций, которые могут стать ведущими на следующем этапе, и на основе этого определить политику страны. Неверию в силы страны и пассивному ожиданию мировой революции Сталин противопоставил выводы, основанные на научном анализе огромной информации о возможностях страны для ее дальнейшего развития.
Никогда не отделяя развитие СССР от процессов, происходивших во всем мире, Сталин постоянно изучал всю доступную информацию о положении в мире, включая разведанную из-за рубежа. На этой основе он делал обоснованные прогнозы дальнейшего развития международных событий. Так, в своем отчетном докладе на XVI съезде партии (июнь–июль 1930 г.) Сталин обратил особое внимание на мировой экономический кризис, разразившийся в октябре 1929 года. В то время как многие политики и даже экономисты различных стран мира утверждали, что речь идет о временном спаде, который завершится к концу 1930 года, последующие события показали, что Сталин оказался прав – «нынешний кризис является самым серьезным и самым глубоким кризисом из всех существовавших до сих пор мировых экономических кризисов».
Сталин оказался так же прав, предсказав, что «мировой экономический кризис будет перерастать в ряде стран в кризис политический. Это значит, во-первых, что буржуазия будет искать выхода из положения в дальнейшей фашизации в области внутренней политики». Это было сказано почти за три года до прихода Гитлера к власти. Не ошибся Сталин, указав на то, что «во-вторых… буржуазия будет искать выхода в новой империалистической войне в области внешней политики». Этот прогноз был сделан за девять лет до начала Второй мировой войны.
На основе анализа международной действительности Сталин в 1928 г. пришел к выводу: «Противоречие между капиталистическим миром и СССР… не ослабевает, а усиливается. Нарастание этого противоречия не может не быть чревато опасностью военной интервенции… Опасность новых империалистических войн и интервенций является основным вопросом современности». Вместе с тем он еще в 1921 г. предлагал: «Использовать все и всякие противоречия и конфликты между окружающими нашу страну капиталистическими группами и правительствами в целях разложения империализма». Этими принципами Сталин руководствовался перед войной и в ходе войны.
Исходя из наличия возможностей в СССР для ускоренного движения вперед и сравнивая ситуацию в стране с положением в остальном мире, Сталин сделал вывод: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Этот прогноз оказался точным. Если бы к февралю 1941 г. СССР не приблизился к уровню передовых стран в создании оборонной промышленности, вряд ли он бы смог устоять через несколько месяцев под натиском гитлеровской Германии.
На основе глубокого и поэтапного анализа развивавшихся процессов вырастали поэтапные планы грядущего развития страны. Если сталинский анализ пройденного пути уподобить глубоким шахтам, то можно представить, что они использовались для запуска многолетних планов развития, которые, как многоступенчатые ракеты, устремлялись к дальним целям. Советский Союз, руководители которого постоянно проверяли свою текущую деятельность на основе марксистского анализа исторического развития общества, стал первой страной в мире, в которой начали разрабатывать планы развития хозяйства на многолетнюю перспективу.
Программа ускоренного движения страны вперед, выдвинутая Сталиным, была встречена в штыки Троцким, Зиновьевым, Каменевым и их сторонниками, а затем Бухариным и его единомышленниками, которые держались за книжные схемы, не исследуя саму диалектику жизни. В отличие от них, Сталин, как всегда, полагался на свое главное идейное оружие – марксистскую теорию диалектического материализма.
Правда, полагаясь порой на недоброкачественную информацию или выдавая желаемое за действительное, Сталин делал неверные выводы.
Поэтому иногда его прогнозы и планы оказывались ошибочными. Однако тот же метод диалектического материализма помогал ему увидеть корни своих ошибок и принять меры к их исправлению.

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ

Источник

 

Метки:

Шкатулка с Красной площадью


Из книги Саманты Смит «Путешествие в Советский Союз»

29 июня исполнилось бы сорок лет Саманте Смит. Судьба отмерила ей короткую, но яркую жизнь. Недаром юная американка стала символом целого поколения людей доброй воли, которые стремились к лучшему и более справедливому миру.

В разгар холодной войны 10-летняя школьница из американского городка Хоултон отправила тогдашнему советскому генсеку, руководителю СССР Юрию Андропову, письмо. Она спрашивала: «Если вы против войны, скажите, пожалуйста, как вы собираетесь предотвратить войну?..» Это был мужественный поступок, ведь Советский Союз в США тогда именовали «империей зла». Однако девочка сумела переступить через вдалбливаемые пропагандой предубеждения. На ответ она особенно не надеялась. Но советский лидер посчитал, что ответить на большой вопрос маленькой девочки, который волнует миллионы жителей земли, необходимо. Он ответил и пригласил ее посетить Советский Союз, увидеть своими глазами, как и чем живет наша страна.
В июле 1983-го Саманта вместе с родителями провела две недели в Москве, Ленинграде, международном пионерском лагере «Артек». Потом честно и бесхитростно рассказала обо всем в в книжке «Путешествие в Советский Союз». Это книжка не только о мире, но и о советской жизни.
Спустя два года 13-летняя Саманта трагически погибла вместе со своим отцом в авиакатастрофе.
В Советском Союзе эту искреннюю, чистосердечную и неравнодушную девочку сразу полюбили. После ее смерти в нашей стране делали все, чтобы память о ней и ее благородной миссии посла доброй воли не стерлась. К сожалению, сегодня, когда нет уже Советского Союза, о Саманте Смит вспоминают редко. Но сказанные ею по-русски при отлете из Советского Союза слова «Будем жить!» стали завещанием для тех, кто и ныне противостоит вражде, отстаивает гуманные ценности.

Эта книга посвящается всем детям Земли.
Они должны быть уверены в том, что на нашей планете всегда будет мир.

…Все началось, собственно говоря, когда я спросила у мамы, будет ли война. По телевидению всегда бывает что-нибудь о ракетах и атомных бомбах. В тот день я смотрела научно-популярную программу, в которой ученые говорили о том, что ядерная война погубит Землю и что никто не сможет выиграть такую войну. Я вспомнила, как проснулась однажды утром и подумала: а что если это последний день Жизни на Земле? Я спросила маму, кто начнет войну и почему. Она показала мне журнал, в котором рассказывалось об отношениях между США и СССР. На обложке был портрет нового советского руководителя Ю.В. Андропова. Мы прочитали журнал вместе. Оказалось, что люди и в СССР, и в США обеспокоены, не начнет ли другая сторона ядерную войну. Все это показалось мне просто бессмысленным. Я уже знала об ужасах, которые принесла Вторая мировая война, и подумала, что никто никогда не захочет, чтобы случилось нечто подобное.
Я попросила маму написать господину Андропову письмо. Ведь нужно же узнать, почему в мире так неспокойно. А мама сказала: «Почему бы тебе самой не написать ему?» Так я и сделала.

Уважаемый господин Андропов!
Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашим новым назначением. Я очень беспокоюсь, не начнется ли ядерная война между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Вы за войну или нет? Если Вы против, пожалуйста, скажите, как Вы собираетесь не допустить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на этот вопрос, но я хотела бы знать, почему вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну. Господь сотворил землю, чтобы мы все вместе могли жить в мире и не воевать.
Искренне Ваша
Саманта Смит
Манчестер,
штат Мэн, США

Я выводила каждую букву, хотя вообще-то пишу не очень красиво, но так хотелось, чтобы получилось разборчиво и ему легко было читать. Мама помогла мне написать адрес:
СССР
Москва
Кремль
господину Андропову Ю.В.

А папа отправил письмо по почте. Марка стоила 40 центов, ведь письмо должно было проделать долгий путь.
Прошло четыре или пять месяцев…
Тогда я решила написать другое письмо, в надежде узнать, в чем дело. На этот раз я написала послу А.Ф. Добрынину. Он возглавляет посольство СССР в Вашингтоне [c марта 1986 года секретарь ЦК КПСС. (Здесь и далее прим. ред.)]. Я спрашивала посла, ответит ли господин Андропов на мои вопросы, и еще написала, что мои вопросы были правильными, а то, что мне десять лет, совсем неважно.
Примерно через неделю мне позвонил незнакомый человек, который говорил с сильным акцентом, и сказал, что он из Советского Союза и что скоро я получу письмо от Генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Ю.В. Андропова. Все это было необычно, как в кино. Я даже подумала, что, может быть, кто-то из папиных друзей разыгрывает меня.
Незнакомец попросил меня позвонить ему, когда придет письмо, и продиктовал кучу телефонных номеров. Позже мой папа проверил – это были телефоны посольства СССР! Через несколько дней позвонила Элис, начальница почтового отделения, и сказала, что мне пришло письмо. Мы с папой сразу же отправились на почту и прочитали письмо по дороге в школу.

Саманте Смит
Манчестер
штат Мэн США
Дорогая Саманта! Получил твое письмо, как и многие другие, поступающие ко мне в эти дни из твоей страны, из других стран мира. Мне кажется – я сужу по письму, – что ты смелая и честная девочка, похожая на Бэкки, подружку Тома Сойера из знаменитой книги твоего соотечественника Марка Твена. Эту книгу знают и очень любят в нашей стране все мальчишки и девчонки.
Ты пишешь, что очень обеспокоена, не случится ли ядерная война между двумя нашими странами. И спрашиваешь, делаем ли мы что-нибудь, чтобы не дать вспыхнуть войне.
Твой вопрос – самый главный из тех, которые волнуют каждого человека.
Отвечу тебе на него серьезно и честно.
Да, Саманта, мы в Советском Союзе стараемся делать и делаем все для того, чтобы не было войны между нашими странами, чтобы вообще не было войны на земле. Так хочет каждый советский человек. Так учил нас великий основатель нашего государства Владимир Ленин.
Советские люди хорошо знают, сколь ужасна и разрушительна война. 42 года тому назад нацистская Германия, которая стремилась к господству над всем миром, напала на нашу страну, сожгла и разорила многие тысячи наших городов и сел, убила миллионы советских мужчин, женщин и детей.
В той войне, которая закончилась нашей победой, мы были в союзе с Соединенными Штатами, вместе боролись за освобождение от нацистских захватчиков многих народов. Я надеюсь, что ты это знаешь по урокам истории в школе. И сегодня мы очень хотим жить в мире, торговать и сотрудничать со всеми своими соседями по земному шару – и с далекими, и с близкими. И конечно, с такой великой страной, как Соединенные Штаты Америки.
И у Америки, и у нас есть ядерное оружие, страшное оружие, которое может в один миг убить миллионы людей. Но мы не хотим, чтобы оно когда-либо было пущено в ход. Именно поэтому Советский Союз торжественно на весь мир объявил, что никогда – никогда! – не применит ядерное оружие первым ни против какой страны, и вообще мы предлагаем прекратить его дальнейшее производство и приступить к уничтожению всех его запасов на земле.
Мне кажется, что это достаточный ответ на твой второй вопрос: «Почему вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, Соединенные Штаты?» Ничего подобного мы не хотим. Никто в нашей огромной и прекрасной стране – ни рабочие и крестьяне, ни писатели и врачи, ни взрослые и дети, ни члены правительства – не хотят ни большой, ни малой войны.
Мы хотим мира – нам есть чем заняться: выращивать хлеб, строить и изобретать, писать книги и летать в космос. Мы хотим мира для себя и для всех народов планеты. Для своих детей и для тебя, Саманта.
Я приглашаю тебя, если твои родители разрешат, приехать в нашу страну, лучше всего было бы летом. Ты познакомишься с нашей страной, встретишься со своими сверстниками, посетишь международный детский лагерь «Артек» на берегу моря. И убедишься сама: в Советском Союзе все за мир и дружбу между народами.
Спасибо за письмо. Желаю тебе всего самого лучшего.
Ю. Андропов


Саманта Смит среди пионеров «Артека»

Господин Андропов приглашал меня в Советский Союз! Я спросила папу, сможем ли мы поехать, и он ответил: «Посмотрим». Он всегда так говорит, прежде чем сказать «да». Мне стало ясно, что мы почти наверняка поедем в СССР.
Когда после уроков я вышла из школьного автобуса около нашего дома, то увидела, что во дворе полным-полно репортеров и телеоператоров. Все это показалось мне довольно странным, но забавным. Особенно когда все наперебой начали задавать одни и те же вопросы: «Почему ты написала господину Андропову?», «Ожидала ли ты, что господин Андропов ответит на твое письмо?», «Поедешь ли ты в СССР?», «Что ты думаешь обо всем этом?».
Когда я впервые увидела себя по телевизору, я даже заплакала. Нет, мне было совсем не страшно, но я не могла отделаться от странного ощущения. Хотя я совсем не волновалась, журналисты меня так часто спрашивали, не волнуюсь ли я, что мне уже начало казаться, что, может быть, действительно нужно волноваться.
Затем нам стали звонить из радио- и телестудий со всех концов света – из Лондона и Японии, из Австралии и других далеких мест. Американские телекомпании Си-би-эс и Эн-би-си направили в штат Мэн специальный самолет, чтобы доставить маму и меня в Нью-Йорк, где я участвовала в телепрограммах «Си-би-эс морнинг ньюс», «Тудей шоу» и «Найтлайн».
Мы получали сотни писем, на которые папа пытался отвечать. Он как раз закончил преподавать в университете, но мама, как обычно, целыми днями была на работе. По-моему, папа сдался, когда число писем перевалило за тысячу. А когда Джонни Карсон [популярный ведущий развлекательных телепрограмм] пригласил нас с мамой в Калифорнию принять участие в его телешоу, папа остался дома, чтобы отвечать на телефонные звонки, которые раздавались каждые две минуты…
Мы решили отправиться в Россию в июле и провести там две недели. Мама и папа были уверены, что это поможет нам понять, о чем наши две страны ведут спор.
Нужно было как следует подготовиться, поэтому моя бабушка Нонни и мой кузен Тайлер приехали помочь нам. Они даже решили остаться у нас, чтобы взять на себя все домашние хлопоты и присмотреть за кошками и моей собакой Кимом.
В библиотеке я нашла путеводители по России. Оказалось, что на самом деле Россию следует называть Советским Союзом, а людей, живущих там, советскими, потому что Россией, а точнее, Российской Федерацией называется лишь одна из пятнадцати советских союзных республик. В библиотечных книгах все выглядело красиво и не похоже на жизнь в штате Мэн.
Множество вопросов приходило мне в голову, когда я рассматривала фотографии, на которых были изображены советские люди. Интересно, смогу ли я подружиться с советскими ребятами? Не подумают ли они, что я шпионка какая-то или что я боюсь их? А может быть, они подумают, что я их враг? Может быть, они вообще не станут со мной разговаривать? Некоторые наши ребята писали мне в письмах, что я очень смелая, раз решилась написать господину Андропову. В общем-то, чтобы написать письмо, особой храбрости не надо, но мне бы хотелось быть действительно смелой на тот случай, если бы я не понравилась советским ребятам.
Советский авиалайнер вылетел из Монреаля, и через девять часов мы приземлились в московском аэропорту Шереметьево. Там тоже было полным-полно шумных репортеров из Америки и Европы и, конечно, из Москвы. От яркого света юпитеров резало глаза, и я почти ничего не видела. Я страшно устала от долгого полета, а репортеры все спрашивали, что я думаю о Москве. Что я могла им ответить, когда только что сошла с трапа самолета? Подумать только – я и вправду попала в Советский Союз. Но я еще не успела придумать, что буду говорить, ведь так трудно сообразить, когда тебя буквально забрасывают вопросами.
В аэропорту нас встретили гиды – Геннадий Федосов и Наташа Семенихина, которые потом сопровождали нас во время всей поездки. Они отвезли нас в гостиницу «Советская», очень красивую, прямо-таки похожую на дворец.
У нас в номере было даже пианино. Нам прислали роскошный торт, фрукты и другие угощения, но я слишком устала и совсем не могла есть. Мы с мамой поиграли на пианино в четыре руки, и я легла спать. Проснувшись, я сначала не могла сообразить, где нахожусь. Потом, конечно же, вспомнила, что я в Москве, и мне почудилось, что я все еще сплю. Но это был не сон…
На следующее утро мы встретились с Зинаидой Кругловой, которая рассказала нам о том, что мы увидим в Москве. Она возглавляет Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами, является членом ЦК КПСС. Мы были в кабинете Зинаиды Кругловой, когда позвонила Валентина Терешкова, первая женщина-космонавт (советские люди употребляют слово «космонавт» вместо «астронавт»). Она несколько раз повторила: «Целую тебя, Саманта! Целую тебя, Саманта!» и пригласила нас к себе на чай. Валентина Терешкова побывала в космосе почти двадцать лет тому назад, а сейчас она – председатель Комитета советских женщин.
Днем мы поехали на Красную площадь. В сопровождении милицейских машин мы неслись по улицам с такой скоростью, что несколько раз мне казалось, что мы вот-вот разобьемся.
Красная площадь – большая и необыкновенно красивая. Первым делом мы пошли в Мавзолей В.И. Ленина, в котором было довольно темно и немного страшно. Тело Ленина находится в освещенном стеклянном саркофаге. У входа в мавзолей стояли на страже часовые. Впереди нас шел начальник караула, за ним папа с большой корзиной цветов.
В.И. Ленин – вождь Октябрьской революции, свершившейся в России в 1917 году. Думаю, что тот, кто хоть раз побывал в СССР, согласится с тем, что советские люди испытывают огромное уважение к В.И. Ленину и его идеям.
Затем мы возложили цветы к месту погребения Юрия Гагарина и к Могиле Неизвестного Солдата.
Юрий Гагарин был первым человеком, побывавшим в космосе. Он похоронен у Кремлевской стены, неподалеку от того места, где похоронен Джон Рид, американец, рассказавший об Октябрьской революции 1917 года в книге «Десять дней, которые потрясли мир».
За Кремлевской стеной находятся старинные церкви и дворцы, и мы побывали во многих из них.
Это очень древние здания, украшенные иконами и золотыми сокровищами. Слово «кремль» означает крепость. В наши дни часть старой Москвы, находящейся внутри крепостной стены, называют «Кремль». Здесь расположены также многие важные правительственные здания. Мы осмотрели Большой Кремлевский дворец, в котором проходят заседания Верховного Совета СССР. Какие же там красивые люстры! Каждая величиной с комнату!..
Мы побывали в квартире, где В.И. Ленин жил в последние годы своей жизни, и увидели его спальню, кабинет, письменный стол, на котором до сих пор лежат его книжки и письменные принадлежности. Здесь все сохраняется так, как это было при жизни В.И. Ленина. Он был основателем Советского государства, как Джордж Вашингтон у нас в США.
Перед ужином мы поехали в американское посольство и встретились с послом Артуром Хартманом. (Я думала, что посол будет строгим, но он оказался приветливым и почти таким же высоким, как мой кузен Чарли.) Он сказал, что надеется увидеться с нами еще раз после того, как мы вернемся из пионерского лагеря «Артек», который находится в Крыму, на берегу Черного моря.
На следующий день мы вылетели на юг, за сотни километров от Москвы, в город Симферополь, где было тепло и солнечно. Когда я сошла с трапа, ко мне подбежали пионеры с букетами цветов. Они скандировали: «Саманта! Саманта!» и при этом произносили мое имя на свой лад. Это потому, что в русском языке нет английского звука «Θ». С ними было весело, смех не утихал ни на секунду. И я тоже поддалась этому веселому настроению. По дороге в «Артек» ребята вместе с аккордеонистом спели для меня несколько популярных советских песен, в том числе и знаменитую «Пусть всегда будет солнце!» (мы ее пели на английском языке):
Пусть всегда будет солнце,
Пусть всегда будет небо,
Пусть всегда будет мама,
Пусть всегда буду я!
В «Артеке» нас с песнями встречали несколько сотен ребят, одетых в праздничную пионерскую форму. Играл оркестр, и пионеры скандировали мое имя. Я оробела и не могла произнести ни слова. Ко мне подошли юные танцовщицы, которые несли каравай хлеба с маленькой солонкой. Их танец был похож на сцену из балета, и на мгновение я вновь почувствовала себя словно во сне.
К нам подошел директор «Артека», представился и спросил, с кем я буду жить, с родителями или с девочками из «Морской» дружины. Я уже немного пообвыкла и поэтому смело ответила: «С девочками!» Директор познакомил меня с Ольгой, вожатой пионерского отряда, и мы отправились вместе с ней посмотреть, где я буду жить. Меня определили в Ольгин отряд, потому что почти все ребята из ее отряда немного говорили по-английски.
У нас в палате было десять девочек: Вера, Света, Илона, Василина, Наташа Каширина и другие. С Наташей мы сразу же подружились. Она была немножко застенчивой, но говорила по-английски очень хорошо, потому что ее мама работает учительницей английского языка в одной из ленинградских школ. Наташа очень красивая, чудесно играет на пианино и занимается балетом.
В нашей палате был балкон с видом на море, и, лежа в кровати, я смотрела на прибрежные скалы и чувствовала соленое дыхание Черного моря.
Вообще-то оно не черное, а такое же, как Атлантический океан, только волны не такие большие, а вода очень соленая. В такой воде легче плавать – чувствуешь себя почти как в спасательном жилете.
Я думала, что «Артек» будет похож на наши загородные лагеря скаутов, где все живут в палатках, но все оказалось по-другому. В «Артеке» повсюду красивые сады и извилистые дорожки, ведущие к морю, красивые светлые корпуса. Здесь одновременно отдыхают около четырех тысяч ребят со всего Советского Союза. Все они очень умные и талантливые. Чтобы попасть в «Артек», нужно не только очень хорошо учиться, но также быть хорошим музыкантом, или преуспевать в науках, или быть чемпионом в спорте, или, наконец, знать иностранные языки. Все ребята были очень дружелюбными и приветливыми, и я ни разу не почувствовала себя одинокой. У меня появилось много друзей, среди них были ребята, которые английского не знали вовсе.
Ольга с девочками из моей палаты одели меня в артековскую пионерскую форму и завязали мне на голове белые шифоновые банты. Еще у меня был белый с голубым галстук, специально предназначенный для гостей, потому что красный могли носить только пионеры. Когда пришло время готовиться ко сну, девочки дурачились так же, как и я, что мне очень понравилось. Наконец Ольга сказала, что нам пора ложиться спать и прекратить болтать. Но даже после того, как она выключила свет, некоторые девочки продолжали шептаться в темноте. Мне тоже хотелось пошептаться, но я так устала, что сразу же заснула.
В «Артеке» жизнь бьет ключом. Все прекрасно организовано во многом благодаря вожатым и воспитателям. Приближался конец смены, и все ребята участвовали в репетициях, готовясь к празднику закрытия. Никогда еще в жизни у меня не было столько дел.
Надолго мне запомнится веселый шумный праздник Нептуна. Здесь было все: соревнования по плаванию, театрализованное представление на воде, смех, шутки, а под конец пионеры бросали в море своих вожатых.
Ребята часто расспрашивали меня об Америке, особенно о том, как мы одеваемся и какая музыка нам нравится. Всем хотелось знать, как я живу, а иногда по вечерам мы говорили о войне и мире, но это казалось лишним, потому что все хорошо относились к Америке и уж, конечно, не хотели никакой войны. Почти у всех ребят во Второй мировой войне погибли родные и близкие, и они очень надеялись, что новой войны никогда не будет. Да и вообще нелепо было даже говорить о войне, когда все так хорошо ладили друг с другом.
Собственно, я и приехала в Советский Союз, чтобы убедиться в этом. Раз мы смогли подружиться, стоило лишь нам лучше познакомиться, так почему же тогда соперничают наши страны? Если война может погубить все, самое главное – не воевать. Так я считаю.
На второй день моего пребывания в «Артеке» все ребята из «Морской» дружины написали на листочках бумаги свою заветную мечту. Мы вложили наши пожелания в пустые бутылки, заткнули их пробками и залепили воском.
Лагерный катер отвез нас подальше от берега, где мы бросили бутылки в воду. Черное море было вроде волшебного колодца. Я загадала, чтобы вечно были мир и дружба. На катере играл оркестр, мы пели советские песни: «Пусть всегда будет солнце!» и «Морская душа» (в этой песне поется о душе моряка). Держась за руки, мы покачивались из стороны в сторону и пели. Я тоже пела немножко по-русски.
На следующий день мы на автобусе отправились вдоль побережья в сторону Ялты. Побывали в Ливадийском дворце. В этом дворце в 1945 году встретились руководители Соединенных Штатов и Советского Союза, а также Англии и договорились вместе победить фашизм во Второй мировой войне.
Вместе с нами поехали Наташа и некоторые другие ребята. У входа во дворец мы встретили туристов из Америки, и среди них была госпожа Чарльз Шульц. Ее муж – автор знаменитых детских рисунков. Она подарила нам с Наташей значки с изображением Снупи, и мы прикололи их на пионерские рубашки. Директор Ливадийского дворца разрешил мне посидеть в кресле, которое занимал на знаменитой Ялтинской конференции президент Ф. Рузвельт. Кресло было очень большое, и я старалась достать ногами до пола, чтобы они не болтались, как у маленькой.
Мой последний вечер в «Артеке» совпал с праздником, посвященным окончанию смены.
Праздник – торжественные шествия, фейерверк, маскарад и танцы, в которых участвовали все пионеры, – продолжался несколько часов. Даже мои родители танцевали. Некоторые девочки танцевали в красивых народных костюмах, а другие ребята нарядились в костюмы медвежонка Миши. Представьте себе – целая сотня пляшущих медвежат. Это было грандиозное зрелище! Праздник подходил к концу. Я подошла к микрофону и поблагодарила всех.
Моих родителей пригласили на праздничный ужин неподалеку от гостиницы «Артек», в которой они остановились. А нам с Наташей разрешили переночевать в гостинице. Но мы были слишком взбудоражены, чтобы как следует заснуть. Где-то в полночь мы поднялись, оделись и потихоньку пробрались в зал, где ужинали взрослые, чтобы попробовать пирожных и попить воды. Там был директор «Артека», и он разрешил Наташе поехать с нами на следующий день в аэропорт. Мы обрадовались и пообещали сразу лечь спать.
Спали мы всего около пяти часов, потому что еще хотели перед вылетом в Ленинград заехать в совхоз и на опытную станцию…
В Симферопольском аэропорту, когда заработали моторы самолета, мне стало очень грустно, но я не заплакала, потому что мы с Наташей договорились встретиться через несколько дней в Ленинграде.
Ленинград – это город старинных дворцов, которые мне нравятся больше, чем современные небоскребы. Во время Второй мировой войны фашисты бомбили город почти три года, но он выстоял, хотя многие его жители умерли от голода. Погибло более полумиллиона ленинградцев, о чем сегодня напоминают кладбища и памятники. Мы побывали во многих таких местах и возложили цветы.
На следующий день, вечером, Геннадий и «большая» Наташа пригласили нас в знаменитый Театр оперы и балета имени С.М. Кирова. Внутри он весь отделан голубым плюшем и позолотой. Мы посмотрели балет «Бахчисарайский фонтан».
Главную роль исполняла Алла Сизова. В перерыве наш гид провела нас за кулисы, где танцоры готовились к следующему акту. Сначала я с трудом их различала, – так там было темно. Потом Алла Сизова подбежала к нам и подарила мне свои балетные тапочки. Она поставила на них свой автограф, сказала что-то по-русски и убежала готовиться к выходу на сцену. А мы вернулись на свои места, свет погас, и следующий акт начался.
Мне трудно было следить за представлением, потому что я пыталась надеть балетные тапочки.
Мама сделала мне замечание, и тогда в перерыве я пересела к «большой» Наташе, которая позволила мне их надеть. Я завязала ленточки – балетные тапочки пришлись мне впору! Как хорошо, что у нас с Аллой Сизовой одинаковый размер! Из-за близости Северного полюса в Ленинграде летом бывают белые ночи. Когда мы вышли из театра, было около одиннадцати часов, а солнце только начинало садиться. Не знаю, может, ленинградцам и нравится, что темнеет так поздно, но, пока наконец не стемнело, я так и не смогла заснуть. У гостиницы толпились группы молодых людей. Смех и песни были слышны далеко за полночь.
На следующий день мы с родителями, «маленькая» Наташа и ее мама отправились на теплоходе на подводных крыльях в Петродворец, который находится на берегу Финского залива. Мы осмотрели дворец, полюбовались его прекрасными фонтанами и садами и опять вернулись в гостиницу, чтобы пообедать и выпить чаю…
Вечером мы побывали в Зимнем дворце, в котором теперь находится знаменитый музей Эрмитаж.
Наташа уже бывала там много раз. У нас хватило времени осмотреть лишь несколько залов. Кто-то подсчитал, что, если смотреть на каждый экспонат Эрмитажа одну минуту, понадобиться шесть лет, чтобы увидеть их все. Мы вышли из музея, и, как ни тяжело было расставаться, после грустного прощания Наташа с мамой отправились к себе домой.
В день нашего отъезда в Москву Вера Бровкина из ленинградского Общества дружбы пригласила нас на ужин. Все присутствовавшие произносили тосты (советские люди любят и умеют это делать).
Я тоже попыталась произнести один тост. Подняв бокал с пепси-колой, я провозгласила тост в честь Скотти и Мэтью, кинооператоров из штата Мэн, которые всюду таскали на себе все свое снаряжение, и однажды, когда они нас снимали и им пришлось пятиться назад, они обо что-то споткнулись и упали.
Наш поезд отправлялся в Москву в пол­ночь. Он назывался «Красная стрела». На перроне нас встретила проводница, похожая на стюардессу, которая проводила нас в купе, а позднее приготовила для всех русский чай в большом самоваре. Я была в одном купе с «большой» Наташей и уснула сразу же, как только поезд стал выстукивать свое «тук-тук».
И снова Москва. Казалось, что мы уехали отсюда давным-давно, хотя на самом деле прошла всего неделя…
…Большой театр был закрыт (труппа вы­ехала на гастроли), но мы пришли туда как-то днем, и заместитель директора любезно провел нас по театру. Если послушать москвичей, то лучший в мире театр – это Большой, то же самое говорят ленинградцы о театре Кирова. То же самое они говорят и о метро! За оставшееся до отъезда время мы смогли побывать в самых разных местах. Посетили Олимпийский центр в Крылатском, где я прокатилась по велотреку на настоящем гоночном велосипеде. Побывали на тренировке советских гимнасток.
Мы также побывали в знаменитом Московском цирке, где один из артистов нарисовал и подарил мне дружеский шарж. Посмотрели представление в Театре Натальи Дуровой и в Театре кукол. А во время поездки в подмосковный город Загорск несколько часов провели в Музее игрушки.
За день до нашего отъезда Зинаида Круглова устроила для нас своего рода прощальный обед в Доме дружбы с зарубежными странами, в громадной комнате, где было много официантов и вообще все, что положено. Я надела русский национальный костюм с расшитым жемчугом головным убором, который называется кокошником; его сделали для меня московские пионеры. Зинаида Круглова крепко обняла меня и даже не рассердилась, когда я нашла в углу комнаты пианино и начала играть, вместо того чтобы сидеть все время за столом. В Советском Союзе очень любят детей, и, мне кажется, что если бы я жила здесь, меня бы быстро избаловали.
В последний день нашего пребывания в Москве Геннадий и Наташа выяснили, что господин Андропов все еще занят государственными делами, но пообещал прислать в гостиницу для встречи с нами своего представителя. Нас посетил Л.М. Замятин. Седовласый, он чем-то напоминал американского бизнесмена. Он и его спутники держались несколько официально, но очень дружелюбно. Л.М. Замятин сказал, что Ю.В. Андропов просил передать свои извинения в связи с тем, что не смог встретиться с нами. Мы говорили о том, что нашим странам нужно жить в дружбе и как моя поездка может помочь этому.
Геннадий был переводчиком, но я думаю, что Л.М. Замятин знает английский: несколько раз он останавливал Геннадия и уточнял перевод. Один из официантов подавал всем русский чай и так нервничал, что чашки громко стучали о блюдца, когда он подносил их к столу. Я с интересом следила за этим официантом, но не смеялась.
Думаю, что нервничал он не из-за меня.
Затем помощники Л.М. Замятина внесли подарки, присланные Ю.В. Андроповым. Среди них был настоящий русский самовар с роскошным чайником для заварки, лакированная деревянная шкатулка (палехская) с изображением Красной площади. Подарки были чудесными, причем в каждый из них была вложена визитная карточка господина Андропова. Мы передали господину Андропову свой подарок – книгу, в которой собраны все речи Марка Твена, под названием «Говорит Марк Твен». Мы подумали, что книга может понравиться господину Андропову, потому что, во-первых, он любит рассказы Твена и, во-вторых, ему тоже приходится произносить речи. Вскоре мы распрощались, пожав друг другу руки, и Л.М. Замятин и другие наши посетители уехали. Это была наша последняя официальная встреча, и я поняла, что поездка подходит к концу.
Утром мы простились со всеми на пресс-конференции в гостинице, поехали в аэропорт Шереметьево и обнялись на прощание с нашими новыми друзьями…
Трудно поверить, что мне так повезло и что одно письмо так сильно изменило мою жизнь. Мир уже не кажется мне таким сложным, как это было, когда я рассматривала путеводители, взятые в библиотеке. И советские люди показались мне больше похожими на добрых соседей. Вероятно, это самое важное из того, что мне удалось понять и осмыслить.
Иногда я все еще с беспокойством думаю, не станет ли следующий день послед­ним днем Жизни на Земле.
Но я уверена: чем больше людей будут задумываться о судьбах мира, тем скорее победит мир на планете.
Вот я и снова дома!

Перевод с английского
Е.С. КАЛИНИНОЙ

Источник

 

Метки:

Лукашенко и Чавес видят широкие возможности для наращивания белорусско-венесуэльских связей


Президенты Беларуси и Венесуэлы Александр Лукашенко и Уго Чавес видят широкие возможности для наращивания белорусско-венесуэльских связей. Убеждение в этом главы государств выразили сегодня, встречаясь в Каракасе, передает корреспондент БелТА.
Президент Венесуэлы Уго Чавес, ожидая прибытия во дворец Мирафлорес своего белорусского коллеги, пообщался с собравшимися журналистами, поблагодарил белорусский народ за помощь в развитии Венесуэлы, обратил внимание на высокое качество белорусской продукции.
Когда к дворцу подъехал кортеж белорусского лидера, Уго Чавес тепло поприветствовал Александра Лукашенко и попросил позвать его сына Николая. «Сегодня в Венесуэле торжественный день, поскольку мы принимаем Александра Лукашенко и его сына Николая», – сказал президент Венесуэлы.
После краткого обмена приветствиями лидеров двух государств началась церемония официальной встречи президента Беларуси. Военный оркестр Венесуэлы исполнил Государственный гимн Беларуси, пропев его слова на белорусском языке. После исполнения Государственного гимна Венесуэлы Уго Чавес вновь отошел от протокола и захотел произнести несколько слов о белорусско-венесуэльском сотрудничестве. «В течение последних лет мы выстроили не просто стратегический союз, а братство», – отметил венесуэльский лидер. Обращаясь к Александру Лукашенко, он упомянул о его визите на Кубу и обратил внимание на намерения Беларуси расширять взаимоотношения со странами Латинской Америки и, в частности, с АЛБА (альянс стран Латинской Америки и Карибского бассейна).
Уго Чавес поблагодарил Александра Лукашенко за визит в Венесуэлу, а также передал приветственные слова «работящему, трудолюбивому, скромному, веселому и героическому» народу Беларуси. Он подчеркнул, что президентам предстоит рассмотреть множество проектов, которые уже реализуются, в частности, в сферах добычи нефти, газа, нефтехимии, строительства жилья, промышленности, сельского хозяйства, энергетики и газификации.
Александр Лукашенко в свою очередь заверил, что все договоренности, которые были заключены Беларусью и Венесуэлой, будут выполнены досрочно.
«Некоторые начали сомневаться в серьезных перспективах сотрудничества Беларуси и Венесуэлы, здесь находится мой сын Николай, и это говорит о том, что мы всерьез и надолго заложили основы сотрудничества и есть кому перенять эстафету лет через 20–25», – сказал глава белорусского государства.
Александр Лукашенко особо отметил, что Беларусь пришла в Венесуэлу для оказания помощи в развитии страны. «Мы среднеевропейская страна, у нас много мест приложения труда, но мы хотим частичку себя оставить здесь, в Венесуэле. Мы пришли сюда не как колонизаторы. Мы строим, обучаем венесуэльцев», – сказал белорусский лидер. «Решение о диверсификации экономики спустя годы люди оценят как подвиг», – отметил Александр Лукашенко, обращаясь к Уго Чавесу.
Затем венесуэльский президент предложил сказать несколько слов и Николаю, однако тот отказался.
Уго Чавес также рассказал про свою беседу с президентом России Владимиром Путиным, который на тот момент находился с визитом в Израиле. Венесуэльский лидер положительно оценил тот факт, что Владимир Путин совершил свой первый визит в качестве главы российского государства именно в Беларусь. Президент Венесуэлы в очередной раз поблагодарил белорусскую сторону за передачу венесуэльцам технологий и обучение специалистов.
БелТА

Источник

 

Метки:

Сергей Удальцов осужден на 240 часов обязательных работ


ИНТЕРФАКС-ПОВОЛЖЬЕ

Судья Ленинского мирового суда Ульяновска Екатерина Трофимова в среду признала лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова виновным в нанесении побоев местной студентке Анне Поздняковой и приговорила оппозиционера к 240 часам обязательных работ.

Он осужден по части 1 статьи 116 УК РФ.

«Это не суд, а позор», — заявил С.Удальцов по оглашению приговора.

Присутствующие в зале суда сторонники оппозиционера и журналисты стали скандировать «Позор», после чего были выпровожены из здания судебными приставами.

21 апреля лидер «Левого фронта» С.Удальцов был задержан полицией Ульяновска, куда он прибыл для участия в антинатовском митинге. Поводом к задержанию послужило заявление местной студентки А.Поздняковой, представившейся также журналисткой, утверждающей, что С.Удальцов ударил ее в ходе интервью. А.Позднякова сообщала, что врачи диагностировали у нее сотрясение мозга и ушибы.

Через несколько часов С.Удальцов был отпущен на свободу, впоследствии полиция предала заявление А.Поздняковой и материалы проведенный проверки в мировой суд Ленинского района Ульяновска.

С.Удальцов подал на А.Позднякову заявление в полицию о ложном доносе. Однако УМВД Ульяновска 25 апреля отказало ему в возбуждении уголовного дела.

Видео, на котором С.Удальцов якобы ударил ульяновскую студентку, было выложено на ресурсе YouTube.

Супруга С.Удальцова Анастасия разместила в его Твиттере ссылку на видеоролик, разоблачающий сведения о нападении лидера «Левого фронта» на А.Позднякову. На видео в замедленном режиме воспроизводится весь инцидент в сопровождении титровых комментариев. Интерпретаторы ролика считают, что исходное видео, снятое самой А.Поздняковой, содержит элементы монтажа, и что никакого удара со стороны С.Удальцова не было.

Источник

 

Метки:

Питерский парламент высказался в поддержку крейсера «Аврора»


Депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга на последнем в весенней сессии пленарном заседании приняли обращение к Президенту РФ Владимиру Путину. В документе они просят президента вмешаться в ситуацию с крейсером «Аврора», который лишился статуса корабля № 1 в составе Военно-морского флота России.

Депутаты городского парламента напоминают Путину, что в 2010 году главнокомандующий военно-морским флотом России адмирал Владимир Высоцкий подписал директиву о расформировании экипажа легендарного крейсера. Позднее выяснилось, что экипаж не расформировывается, а переформировывается. То есть штат сокращается до 3 военнослужащих и 28 человек гражданского персонала.

Депутаты выяснили, что информация, которая поступила к ним от адмирала Высоцкого, не соответствует действительности: командира на корабле нет, численность военного экипажа значительно снижена, гражданский персонал отсутствует.

ЗакС просит президента вернуть на «Аврору» военный экипаж, без которого крейсер не может занять почетное место в боевом строю ВМФ России. Депутаты также считают, что необходимо обеспечить свободный доступ туристов на крейсер, которого в настоящий момент нет.

Обращение сегодня же будет отправлено в Кремль. Документ поддержали 36 депутатов.

Источник

 

Метки: