RSS

Перелицовка истории преступна

29 Июн

Обсуждая нынешний визит президента России на Ближний Восток, мировая пресса считает ключевым его фактором демонстрацию актуальности антифашистской борьбы. Она тем более важна сегодня, когда фашизм меняет своё лицо, но сохраняет свою античеловеческую сущность — достаточно вспомнить Белград под американскими бомбёжками и многочисленные надписи на стенах домов: «1939 — фашистская Германия, 1999 — фашистская Америка!»

Эхо Победы

НАТО угрожает Сирии. Говоря о турецком самолёте-нарушителе, сбитом сирийскими ПВО над территориальными водами своей страны, министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг прямо заявил: «Этот возмутительный акт подчёркивает, как далеко за рамки принятого поведения вышел сирийский режим, и я это осуждаю всей душой. Режим Асада не должен заблуждаться, что он может действовать безнаказанно». После натовских бесчинств в Югославии, Афганистане, Ираке и Ливии к таким заявлениям мир относится очень серьёзно.

В то же время избранный президент Египта Мохаммед Мурси заявил, что намерен пересмотреть условия Кэмп-Дэвидских соглашений и мирного договора с Израилем 1979 года. Это означает, как минимум, эскалацию напряжённости на Ближнем Востоке, в которую всё активнее будет вовлекаться гигантская военная машина Соединённых Штатов. Не зря же говорят в Америке, что Израиль — это хвост, который виляет собакой: независимо от того, кто станет хозяином вашингтонского Белого дома, США не поступятся своими интересами в Израиле.

Если прибавить к этому ещё и широко известную позицию иранского президента по ближневосточной ситуации, и постоянно тлеющий израильско-палестинский конфликт, обстановка обретёт чётко выраженную предвоенную окраску.

И вот именно сейчас президент России едет на Ближний Восток. Кто-то называет этот шаг мужественным, кто-то — экзотическим. Очевидно, можно сойтись на третьем варианте — поездка была необходима, России абсолютно не нужна большая война с непредсказуемыми последствиями у её границ.

Мероприятие было непростым. Ещё на стадии подготовки визита израильскому премьеру Биньямину Нетаньяху досталось от его доморощенных противников. Они широко запустили тезис о том, что глава правительства преследует свои собственные цели: он хочет «привлечь таким образом на свою сторону русскоязычный электорат и угодить авторитарному российскому лидеру».

Естественно, политики зачастую говорят одно, делают другое, а имеют в виду третье. Но есть здесь и очевидность: если кто-то способен предотвратить новую бойню на Ближнем Востоке, которая вполне органично может перерасти во всемирное побоище, то это только Россия. Американский президент безнадёжно увяз в предвыборных боях, Европа практически не существует как единый субъект международной политики. Россия же остаётся важнейшим фактором сохранения мира.

Хотя оценки этого мира у противоборствующих сторон весьма различны, есть и точки соприкосновения. Председатель Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас в связи с визитом Владимира Путина в Палестину сказал: «Россия — гарант того, что квартет (США, ЕС, ООН, РФ) не встанет на позиции Израиля». В то же время он очень осторожно высказался по сирийской проблеме: «Сирия пожертвовала многим ради справедливого палестинского дела, приняла на своей территории около полумиллиона палестинцев, занимает важную стратегическую позицию на Ближнем Востоке. Наша позиция — не вмешиваться во внутренние дела Сирии». Кстати говоря, не менее осторожен был и израильский министр иностранных дел Авигдор Либерман, сказавший журналистам накануне визита Владимира Путина, что позиции России и Израиля по Сирии близки: смена лидера там не решит проблемы.

Конечно, нынешняя Россия — это всего лишь одна из развивающихся стран, государство «третьего мира», как говорили раньше. Правда, она ядерная страна.

Но, как известно, атомный потенциал не всесилен, это последний аргумент в политическом споре. Остальные возможности России более чем ограниченны — эдакая «Верхняя Вольта с атомной бомбой», как назвал нас один из крупных американских политиков.

Но у Москвы есть прошлое — великое и славное прошлое героического советского народа. Это мощнейшее психологическое оружие, которое действенно, кто бы и как бы ни проклинал коммунизм. Нынешние хозяева России используют его охотно. Хотя дело доходит и до комических ситуаций. Путин говорит в Израиле: «Перелицовка истории преступна!» А рядом с ним в группе сопровождающих радостно улыбается господин министр Мединский — главный перелицовщик славной отечественной истории. Надо бы сегодняшним хозяевам страны определиться, с кем они — с великим советским народом или с услужливым пигмеем, всегда готовым этому народу плюнуть в душу.

Эта великая Красная Армия!

Но разнообразные мединские не могут, как бы ни старались, изменить ход времени. История, как известно, не учитель, а палач. И её приговор фашизму привела в исполнение именно Красная Армия — как бы кому-то не хотелось представить дело иначе. Президент Израиля Шимон Перес говорил на открытии памятника красноармейцам, что его «охватывает ужас», когда он думает об альтернативе победе Красной Армии: «Что стало бы со всем миром, если бы не Красная Армия взяла Берлин, а нацистам удалось бы захватить Москву…» И с гордостью напомнил: «Полмиллиона евреев воевали в рядах Красной Армии. Из них 200 тысяч пали на поле боя. И Красная Армия оценила их геройский подвиг. Более 150 еврейских солдат стали Героями Советского Союза».

Визит российского президента всколыхнул просоветские настроения во многих странах — отзвук его стал топ-новостью в мировых СМИ. Знакомый французский журналист сказал мне: «В Волгограде, у памятника героям Сталинградской битвы, в преддверии 22 июня маршировали фашисты со свастикой. В Израиле подобное невозможно — там антифашизм безусловен. Если так дальше пойдёт, это будет едва ли не единственный свободный от нацизма уголок Земли. И прав Путин — там не подвергают сомнению решающую роль Красной Армии во Второй мировой войне. Что нынче редкость».

С возмущением моего собеседника «сопливым фашизмом» — мальчишками, «украсившими» себя свастикой, я согласился. А вот с безусловностью израильского антифашизма поспорил бы. Когда эстонские фашисты вознамерились разорить памятник советскому воину — знаменитого Бронзового солдата — и ликвидировать братскую могилу героев, произошёл весьма примечательный случай. Там же была погребена и медицинская сестра — этническая еврейка. Иудейская религия запрещает тревожить прах усопшего. Если бы государство Израиль или какая-либо из еврейских религиозных организаций, которые порой влиятельнее любого чиновника в Тель-Авиве, возразили против намерения надругаться над памятником и братской могилой, затея эта в Эстонии умерла бы, не родившись. Но Израиль промолчал, найдя способ договориться с эстонскими фашистами: прах медицинской сестры был перевезён на историческую родину и там захоронен. Иудейские религиозные нормы, которые в Израиле вроде бы священны, не помешали нахождению общего языка с фашистами. Так что для политиков самые святые слова об антифашизме нередко оказываются всего лишь разменной монетой в сложных политических комбинациях. Но это, конечно, не умаляет значения памятника воинам Красной Армии, открытого несколько дней назад в израильской Нетании.

А политика — она политикой и остаётся. Когда Путин на другой день приехал в Палестинскую автономию и сказал её главе Махмуду Аббасу, что Россия поддерживает восстановление политического единства автономии на платформе Организации освобождения Палестины, это было политическим заявлением в чистом виде. Причём с минимальными шансами на успех — радикально настроенные приверженцы Хамаса не одобряют реформистскую, как они считают, ФАТХ. Оппоненты платят им тем же. Но всё-таки лучше разговаривать, чем воевать, лучше дипломатия, чем пушечный огонь. И тот факт, что Совет НАТО, заседавший в дни поездки российского президента по Ближнему Востоку, не решился принять резолюцию о нападении на Сирию, аналитики склонны считать большим успехом дипломатии. Подводя итог своему ближневосточному визиту, Путин сказал журналистам в Иордании, что, по его мнению, сейчас нужно готовить следующий шаг на пути разрядки израильско-арабского конфликта и путь этот реален.

Когда президент Обама сказал в Мексике, что выступает за урегулирование в Сирии на основе политического процесса, «который помешает кровопролитию, предотвратит жертвы среди мирного населения, и этот процесс надо всеми силами продолжать», многие сочли его слова дипломатической фигурой речи. Последующие события сомнения подтвердили. С чего бы это Турция, у которой были многолетние дружественные отношения с Сирией, вдруг затеяла целую серию пограничных провокаций, вызывая сирийские средства ПВО на ответную жёсткую реакцию? Трудно объяснить это чем-то иным, нежели подготовкой к «войне по доверенности». Подобная ситуация складывалась на советских границах в конце сороковых — начале пятидесятых годов. Тогда там служил мой отец, и я мальчишкой видел процесс собственными глазами: часто выли сирены воздушной тревоги, ударные средства советских ПВО жгли вторгавшиеся в наше небо самолёты-нарушители. Потом ТАСС сообщал, что неопознанный летающий объект «ушёл в сторону моря». Великая страна была начеку.

Сейчас начеку сирийцы. Любой провокационный полёт любого самолёта может оказаться началом волны бомбардировок. Кому такие провокации нужны, если даже президент США говорит о приоритете политического урегулирования? Очевидно, есть в Америке силы повлиятельнее президента, Верховного главнокомандующего. Именно они провоцируют пожар в Сирии, именно они настолько могущественны, что могут втянуть в свои опасные затеи даже Турцию, мощнейшую военную силу на Среднем Востоке. Они способны спровоцировать и большую войну, которая может оказаться опасной для России. А значит, нужно не только точно анализировать ситуацию на возможном театре военных действий, но и иметь там союзников. Вне зависимости от того, нравятся эти союзники кому-то или нет. Ведь Черчилль, как известно, был самым лютым врагом Советской власти во время её становления. А потом сгодился как самый влиятельный наш союзник в смертельной схватке с фашизмом. И если сегодня в ходе поездки Путина на Ближний Восток удаётся договориться о перспективах размещения в Израиле опорного пункта ГЛОНАСС — объекта, конечно же, мирного, но отнюдь не бесполезного в случае войны, то, наверное, это стоит дороже, чем многолетние предрассудки.

Почему Сирия

На первый взгляд весь этот вселенский грохот вокруг Сирии представляется странным. Страна не очень богата, её запасы углеводородов весьма скромны по сравнению с другими ближневосточными государствами. Из-за чего же бои?

Тут нужно посмотреть на карту. Через территорию Сирии проходят нефтепроводы из Ирака к терминалам Средиземного моря. «Труба» эта может служить и Багдаду, и нефтяным монархиям Персидского залива. Сирийский транзит дёшев и надёжен. Ирану ничего не стоит в случае опасности закупорить Ормузский пролив, перекрыть пути доставки горючего из главной ближневосточной «бензоколонки» в Европу и другие страны. В Сирии добиться такого же эффекта много труднее.

Но есть закавыка. Президент Асад дружит с Ираном. Более того, он опирается на алавитов (приверженцев одной из шиитских сект), а Иран — страна шиитская. Монархии государств Персидского залива исповедуют суннитскую ветвь ислама. Налицо религиозные противоречия, очень важные в мусульманском мире.

Есть тут и политические антипатии — Сирия и Иран республики (хотя республиканство там весьма условно), а государства Персидского залива — самые крутые монархии.

И главное — нефтяные шейхи ориентируются на США, чего нельзя сказать ни об Иране, ни о Сирии. Так что проблема «нефтяной трубы» обрастает кучей других трудноразрешимых противоречий.

Американцы — люди деловые: если нефтяникам мешает Асад, значит, нужно убрать Асада. При этом Вашингтон предпочитает держаться в сторонке.

И вот уже новый президент Франции Франсуа Олланд заявляет: «Недопустимо позволять режиму Асада убивать собственный народ». Американский постоянный представитель при ООН Сюзан Райс, говоря о силовой операции против «режима Асада», заявляет: «Это самый худший вариант, который, к сожалению, на данный момент выглядит самым вероятным». В арабских СМИ появляются сообщения о проведении в Иордании специфических учений. Их цель — захват сирийских запасов химического оружия военнослужащими США, Великобритании, Франции, Италии и ряда арабских стран. Нечто подобное мир уже слышал применительно к Ираку. Туда вломилась коалиция «миролюбцев» якобы для того, чтобы обезвредить оружие массового уничтожения. ОМУ не нашли, но легитимного президента страны повесили. Живы у всех в памяти и ливийские кошмары.

Всё это очень не нравится Тегерану. По сообщениям СМИ, Иран направил на помощь Башару Асаду спецподразделение Корпуса стражей исламской революции. Со ссылкой на высокопоставленного иранского военного мировые агентства сообщают: «Без нашего (иранского) присутствия жертв в Сирии было бы гораздо больше. До этого оппозиционеры убивали слишком много людей. Но с тех пор, как Исламская Республика установила в Сирии своё физическое и нефизическое присутствие, массовую бойню удалось предотвратить».

Москва тоже не одобряет военное вмешательство в сирийские дела. Выступая в Тегеране, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил: «Вопрос об иностранной интервенции впервые за всё время кризиса ставится столь остро и эмоционально». Он также подчеркнул: «Внешние игроки подталкивают вооружённую оппозицию занять непримиримые подходы, что создаёт у оппозиционеров надежду на повторение ливийского сценария. Это очень опасная игра». Такое заявление главы российского МИД легло на благодатную почву: из Москвы шли потоки сообщений то о подготовке контингента ОДКБ к броску в Сирию для принуждения боевиков к миру, то о снаряжении десантных кораблей с той же задачей для российской морской пехоты, то о крупных поставках российского оружия Дамаску… Все эти сообщения не подтверждались. Но атмосферу создавали.

И вот теперь — турецкие провокации, за которыми последовало очень вялое заявление НАТО. Конец войне? Мир?

Вряд ли. Ситуация может меняться. Соответственно, могут меняться и действия сторон. Но до мира на многострадальной сирийской земле, думается, ещё далеко: «нефтяная труба» и сопутствующие ей проблемы по-прежнему актуальны.

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.