RSS

Собкор выступил с критикой

05 Июл

Почти четверть века проработал в «Правде» Алексей Александрович Воротников, представлявший главную газету страны в Саратовской и Пензенской областях. Ныне наш бывший собственный корреспондент (один из лучших!) — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой экономической и политической истории Саратовского государственного социально-экономического университета. Недавно вышла очень интересная книга его воспоминаний «Потребность в правде».

Публикуем фрагмент из неё.

…ВСПОМИНАЕТСЯ история, связанная с очень острой моей статьёй. Называлась она «Быть хозяином слова», и речь в ней шла о недостатках в стиле работы обкома партии по руководству сельским хозяйством области.

«Правда» мой материал охотно опубликовала. А дальше началось невероятное. По какой-то случайности моя статья вышла в свет как раз в день рождения первого секретаря обкома Алексея Ивановича Шибаева. Ему исполнилось тогда 60 лет. Незадолго до этого, после короткого посещения Генеральным секретарём ЦК КПСС Л.И. Брежневым Саратова, Шибаев получил звезду Героя Социалистического Труда. А в день своего юбилея втайне надеялся на орден Ленина. Раскрыл «Правду», думал прочитать там Указ Президиума Верховного Совета СССР о своём награждении, но вместо него увидел на целый подвал материал о плохой работе обкома.

Как мне потом рассказывали близкие к Шибаеву люди, Алексей Иванович побагровел, скомкал газету и в ярости заходил по комнате, приговаривая:

— Достукались, твою мать!

Самое любопытное, что в тот же самый день в Саратове, в Театре оперы и балета им. Н.Г. Чернышевского, должно было состояться собрание партийно-хозяйственного актива, на котором область по итогам минувшего года награждалась переходящим Красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС. Вручать его приехал заместитель заведующего одним из отделов Центрального Комитета партии. Я знал об этом, и утром собрался идти на собрание актива.

В семь часов утра, как обычно, центральное радио передавало обзор «Правды». Я всегда его слушал, потому что частенько в обзорах диктор называл и мою фамилию, если газета публиковала какой-нибудь мой материал. Вот и на этот раз прозвучала фамилия «Воротников», и диктор пересказал краткое содержание моей критической статьи «Быть хозяином слова». В день, когда «Правда» публиковала мои материалы, настроение всегда поднималось, появлялось ощущение того, что ты не зря живёшь на этой грешной земле, что у тебя хорошая профессия и ты в меру своих сил и возможностей пытаешься влиять на те процессы, которые идут в обществе…

Когда я вошёл в фойе театра оперы и балета, народу было уже предостаточно. Однако, оглядевшись по сторонам, заметил довольно странную картину: от меня почему-то все отворачиваются, даже очень близкие, знакомые мне люди. Я здороваюсь, а они молчат, поворачиваются боком, а то и спиной. «Что за фокусы? — думаю. — Почему народ от меня, как от чумного, отворачивается?» В недоумении и в гордом одиночестве бреду дальше. Вдруг из-за угла слышу тихое:

— Алексей Алексаныч…

Оборачиваюсь и вижу испуганное лицо Зинаиды Михайловны Бубновой, секретаря обкома партии. Она машет рукой: дескать, подойти. Я подхожу к ней, хочу поздороваться, а она перебивает и скороговоркой выпаливает:

— Что вы наделали?

Я опешил и недоуменно спрашиваю её:

— А что я наделал?

— Ваша статья в сегодняшней «Правде».

— И что тут особенного?

— Это же разгромная статья.

— Такая вот получилась, — отшучиваюсь я.

— Но надо же было вам её опубликовать сегодня, в день рождения Алексея Ивановича. А тут ещё некстати актив, — вздохнула Бубнова. — Ну и заварили вы кашу.

Она отрешённо махнула рукой и торопливо отошла от меня.

* * *

Вскоре на сцене появился президиум. Собрание актива, как было положено в те времена по статусу, открыл Шибаев, который сразу же предоставил слово работнику ЦК партии.

Что же он скажет? Обычно при вручении переходящих красных знамён шёл поток трафаретных, помпезных слов, пожеланий «так держать», «оправдать доверие» и т.д.

Однако на сей раз первые слова представителя Центрального Комитета заставили меня поднапрячься, буквально навострить уши. Дело в том, что своё выступление он начал с упоминания моей статьи в сегодняшней «Правде».

— Я внимательно её прочитал, — заявил он, — и пришёл к выводу: а не поторопились ли мы в ЦК с вручением вашей области этого Красного знамени? У корреспондента «Правды» Воротникова на этот счёт, как видим, другое мнение. Вы посмотрите, какие он приводит недостатки в работе Саратовского обкома партии по руководству сельским хозяйством.

Я прирос к креслу: вот так поворот. Любопытно, что же будет дальше?

Гость из Москвы говорил резко, обрушив на областных чиновников всё своё недовольство. Смотрю, Шибаев нервно теребит в руках карандаш. Президиум замер, чувствовалось, что никто не ожидал такого начала. Представитель ЦК, вручая Шибаеву знамя, был строг и сдержан.

Передав эту награду в президиум почётному караулу, первый секретарь обкома подошёл к трибуне. Я уже давно заметил, когда Алексей Иванович был не в духе или чем-то недоволен, у него на лице всегда появлялась саркастическая улыбка, которая не предвещала ничего хорошего.

Вот и на этот раз у Шибаева на лице появилась эта хитрющая улыбочка. «Быть грозе», — подумал я.

Он тоже начал своё выступление с анализа моей статьи.

— Собственный корреспондент «Правды» Воротников, — заявил Алексей Иванович, — поставил нам «двойку» за работу. Мы, конечно, проверим все факты, которые журналист приводит в своей статье, и дадим им соответствующую оценку. Но я знаю, этот правдист — человек серьёзный, и я не думаю, что он что-либо нафантазировал.

Семь раз в своём коротком выступлении Шибаев называл мою фамилию. Такого резонанса я, честно говоря, не ожидал. Но самое удивительное произошло после окончания работы актива. Я выходил из театра в окружении огромной толпы участников собрания. Все протягивали ко мне руки, радостно здоровались, обнимали, широко улыбались и говорили:

— Молодец, хорошую статью написал!

— Так держать, Алексей Саныч!

И так далее, в том же духе…

Только заявился домой, а мне уже звонит редактор «Правды» по отделу сельского хозяйства Болдин из Москвы:

— Как волжане встретили твою публикацию?

Пришлось всё ему рассказать. Сделал предположение: статью, скорее всего, будут обсуждать на бюро обкома. Болдин подхватил:

— Вот и хорошо. Обязательно поприсутствуй на этом заседании, а потом ещё раз выступишь в газете по следам обсуждения.

* * *

Шибаев слов на ветер не бросал: обком действительно сразу создал авторитетную комиссию из партийных и советских работников, специалистов сельского хозяйства. Проверены были все колхозы, районные и партийные комитеты, совхозы, где я бывал, встречались с теми же людьми, что и я. И вскоре вопрос о статье в «Правде» был вынесен на обсуждение бюро Саратовского обкома партии.

Я пришёл в зал заседания бюро за несколько минут до его начала. Сел на своё привычное место в центре зала, оттуда хорошо были видны и президиум, и члены бюро, и выступавшие. Впереди меня обосновался З. Ягудин — первый секретарь Саратовского райкома партии. Кстати, его район был раскритикован в моей статье, поэтому Зяки Хасянович, обычно добродушный и приветливый, поздоровался со мной на этот раз довольно сухо.

Неожиданно Ягудин обернулся ко мне и тихо прошептал:

— Ну что, товарищ корреспондент, сегодня мы дадим вам бой.

— А разве факты не подтвердились? — спросил я.

— Сейчас всё увидите.

В зал заседания медленной походкой вошёл Шибаев, за ним цепочкой растянулись члены бюро. На лице Алексея Ивановича блуждала хитроватая улыбка. «Кажется, разговор будет непростым», — подумал я. Так, собственно, и произошло.

Первый секретарь обкома напомнил собравшимся содержание моей статьи, коротко рассказал о работе комиссии по её проверке.

— А теперь, — заявил Шибаев, — давайте послушаем руководителей тех районов, которые подверглись критике в «Правде». Давайте начнём с Лысогорского района.

Бодрым шагом к столу, где сидели члены бюро, подошёл Евгений Степанович Рогожин, первый секретарь Лысогорского райкома партии. Коренастый, круглолицый, с копной русых волос, он начал с места в карьер:

— Уже несколько лет в нашей области работает собственным корреспондентом «Правды» товарищ Воротников. И что же? Всё, о чём он пишет, ему не нравится. Касается ли это промышленности, транспорта, быта — всё не так, всё он пытается критиковать. И, конечно, наше сельское хозяйство. Видите ли, обком партии неправильно руководит этой отраслью. А нам кажется, что правильно, и тут мы с Воротниковым расходимся во мнениях.

Смотрю, Шибаев побагровел. Потом как стукнет кулаком по столу и резко выпалил:

— Ты что, вышел сюда, чтобы обсуждать работу собкора «Правды»? У него есть своё начальство, и оно знает, как он трудится. А вот почему в твоём районе столько серьёзных недостатков, о которых справедливо пишется в газете?

Чувствуется, Рогожин не ожидал такой реакции от первого секретаря обкома. Евгений Степанович хотел, видимо, подыграть руководителю области, смягчить газетную критику…

У Рогожина сразу опустились плечи, он как-то мгновенно обмяк, лицо покрылось пунцовыми пятнами.

— Ну как, будете продолжать бой? — спросил я у сидящего впереди Ягудина.

Ягудин молчал.

Обсуждение статьи было очень бурным. Обком партии признал критику в «Правде» справедливой.

Алексей ВОРОТНИКОВ.

Источник

Реклама
 

Метки: , , ,

Обсуждение закрыто.