RSS

За Луну или за Солнце

18 Июл

Тамара Девяткова

1. Рождается ли в спорах истина?

Когда-то в далёком детстве было «прикольно» (как сказали бы сейчас) спрашивать не знающих ответа: «Ты за луну или за солнце?» и потом отвечать: «За солнце, значит, за проклятого японца! За луну – за советскую страну!» Потом, уже в школе было забавно читать о путешествии Гулливера в страну лилипутов, устраивающих войны по поводу разногласий относительно того, с какой стороны следует разбивать яйцо. Но уже тогда становилось понятно, что для разрешения подобных споров нужно быть Гулливером. Похоже, что со времён Свифта ничего или почти ничего не изменилось. Развитие политических, экономических, социальных, исторических и прочих и прочих событий в мире и, особенно, в России это «успешно» демонстрирует. Практически нет ни одного вопроса, ни одной проблемы, при обсуждении которых все или хотя бы большинство были единомышленниками. При этом даже одни и те же события трактуются по-разному специалистами в одной и той же области. Одна и та же информация может использоваться для доказательства противоположных суждений. Что бы ни обсуждалось, вся страна делится на тех, кто «за», и тех, кто «против». Можно было бы не обращать на это внимание, считая, что в спорах рождается истина. Однако споры становятся всё более ожесточёнными, а для рождения истины никаких предпосылок не видно.

Достаточно нескольких примеров. Один из них касается оценки итогов недавних выборов (пока — недавних). Путин — это хорошо или плохо? А непримиримая оппозиция – это нормально или её представители правы? И хоть активность оппозиции сейчас будто бы пошла на спад, вряд ли это свидетельствует об общественном согласии. Может быть, это просто временное затишье? Если оценивать правоту той и другой стороны, то она им присуща обеим. Если все правы, то где же истина?

Отдавшие голоса за Путина поверили в то, что лишь он способен обеспечить стабильность в обществе и дальнейший рост экономики, улучшение социальных условий для большинства граждан страны. Были ли для этого основания? Ну, конечно же, были. Если сравнивать нашу жизнь с периодом 90-х, изменилось к лучшему многое. После почти всеобщей бедности мы стали лучше питаться, лучше одеваться, можем ездить по всему миру, приобретать автомашины, строить дачи и многое – многое другое. Заслуга Путина в этом бесспорна. Здесь уместно вспомнить голодные послевоенные годы и старания советской власти накормить людей. И как же долго мы старались жить экономно, бережно относясь ко всему. Или другая аналогия: на что только не идёт мать, чтобы накормить и одеть голодных и оборванных детей своих?! Но – не хлебом единым живёт человек, и вот уже встаёт вопрос о цене. Позволительно ли платить за «сытость» утратой территорий, целых отраслей производства, деградацией образования, нравственной деградацией, можно ли выбрать другой вид «оплаты» полученного комфорта? Об уменьшении коррупции говорить не приходится. Или надо считать это нормальным? А «новое» правительство? Внушает ли оно уверенность в том, что после предвыборных и последующих событий страна получила «нового» Путина? Увы, увы.…Снова хочется вспомнить бессмертного Крылова – «а вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь!». Что касается «музыки», ничего не изменилось.

Теперь обратимся к оппозиции, которая хотела сначала честных выборов, потом – честного правительства. Сейчас я не о тех, кто, под прикрытием лозунгов протеста, мечтает «встать у руля», хотя, если бы они мечтали о «светлом будущем для народа» и знали способы его достижения, то к ним было бы грешно не примкнуть. Но я – о десятках и сотнях (а может быть, и миллионах) людей, которые разуверились в желании и способности власти вести честную борьбу с коррупцией, в желании и умении понимать стремления и надежды общества и которые начинают обретать «голос». Правы ли они, выступая против Путина? Да, правы, и их не устраивает цена полученной не без Путина демократии. Но совершенно ясно, что в обстановке всеобщего недовольства на протестных акциях возникает риск опасного развития событий, последствия которых могут ударить по всем без исключения. В этом смысле очень поучительна история убийства Бенно Онезорга в ФРГ в 1967 году, описанная Сергеем Нехамкиным в статье «Убить пацифиста» (Аргументы недели, №20(312) за 31 мая 2012г). В России это может оказаться гораздо страшнее. Отдают ли организаторы протестных акций отчёт о своей ответственности за то, что может произойти – даже без их намерений?

Можно ли примирить эти противостоящие силы? Не думаю, что это возможно. А найти понимание? И где тот Гулливер, который укажет, что надо для этого делать?

Ещё показательный пример – разногласия по вопросу: кто же победил в Великой Отечественной Войне – народ или полководцы во главе со Сталиным. И снова можно доказать правоту обеих сторон.

Третий пример касается отношения к распаду, а, вернее, разрушению СССР (то, что не удалось Гитлеру, сделали сами). Одни считают это событие трагическим и для страны и для себя лично, правда, расходясь во мнениях по поводу причин произошедшего. Другие, напротив, трагедией считают само существование Советского Союза и, несмотря на криминальный период 90-х, безмерно радуются «возвращению в среду цивилизованных демократических государств». Кто же прав?

Правы те, кто переживают гибель СССР, как потерю своей Великой Родины, где, несмотря на потери, ошибки, бедность народа, лживость партийной бюрократии и много чего ещё, люди стремились быть нужными стране, помогать друг другу; выпускники вузов ехали на работу туда, где трудно, верили в наступление лучшего будущего, даже если оно придет нескоро, пели «Марш энтузиастов», поднимали целину, осваивали космос и огромные просторы богатейшей ресурсами страны. Энтузиазм молодёжи – это не выдумка ностальгирующих по прошлому «совков». Конечно, были и исключения, но они лишь подтверждают правило. Однако поколение энтузиастов уходит, а новым молодым людям, выросшим в условиях предпочтения личной выгоды, сложно понять слова песни: «Забота наша простая, забота наша такая – жила бы страна родная и нету других забот!». Когда сегодня смотришь на сидящих в концертных залах людей, видишь, как загораются глаза и появляются слёзы при исполнении советских песен.

Однако лишь немногие готовы вернуть прежнее, потому что у этой прекрасной медали была и другая, тёмная, сторона. И лишь немногим удалось прожить свои советские годы на светлой и счастливой стороне. Поэтому правы и те, для кого именно она определяет крайне отрицательное отношение к советскому прошлому. Правда, и они не удовлетворены нынешним «нецивилизованным» состоянием наступившего капитализма, но надеются, что «ещё немного, ещё чуть-чуть» и он приобретёт необходимые правовые и демократические черты. Однако не замечают, что самые цивилизованные и самые правовые страны передового капитализма почему-то эти прекрасные черты потихоньку начали утрачивать. Достаточно вспомнить проблемы мигрантов, проявления терроризма, жестокости детей и к детям, религиозную нетерпимость.

Так что же происходит – медленное, постепенное движение к «светлому будущему» или постепенное разрушение более высокоорганизованной системы? Что такое советский социализм – шаг вперёд в развитии общества, даже при всех своих негативных чертах, или историческая ошибка, подлежащая исправлению? И, напротив, возврат к рыночно-капиталистической системе – шаг назад, регресс, или единственно верный путь вперёд? Уместна аналогия: мамонты стояли на более высоком уровне биологической организации, чем тараканы, но последние при всех катаклизмах выжили, а мамонты – вымерли. Но если кому-то придёт в голову разрубить мамонта на мелкие части, то вместо тараканов он получит гору кусков гниющего мяса. Нужно ли дальше продолжать? Хотя можно привести ещё один пример. Наши реки представляют сейчас цепь водохранилищ, образованных сооружением плотин ГЭС. Энергия необходима, но новые водоёмы с замедленным водообменом ухудшили экологическую ситуацию. Однако разрушение плотин и спуск водохранилищ может привести к ещё худшим, а иногда и к катастрофическим последствиям. Поэтому нужно не уничтожение гидросооружений, а разработка мероприятий по улучшению ситуации.

Итак, каждая «монета» имеет две стороны, но какой из них отдать предпочтение? В обыденной жизни мы привыкли руководствоваться здравым смыслом и жизненным опытом, но этого становится мало, когда речь идёт о больших социальных проблемах. Здесь нужен объективный научный критерий. В статье «Наука и научные теории» (будет опубликована позже – примеч. редакции) я доказывала необходимость создания теории коммунистического общества, как обязательного условия практических действий. Название «коммунизм» — условно, оно следует традиционно марксистскому представлению при доведении его до конструктивного проекта. После упомянутой статьи следовало бы описать сущность методологии и метода по реализации проекта, однако отсутствие какой бы то ни было реакции, заставляет меня снова обратиться к теме, но несколько в ином аспекте. Если представить путь от нынешнего хаоса в мыслях до осознания необходимости «коммунистического проекта» и затем до начала его воплощения (какая фантазия!!!), то станет понятно, что это время гораздо больше отпущенного человечеству на само его существование. И тогда возникает вопрос – а зачем тогда что-то придумывать, и пусть всё будет так, как есть. «Придумывать» необходимо, потому что это теоретическое представление, и только оно, способно быть «Гулливером», т.е. критерием всех политических и социально-экономических предложений, планов и действий. Если они направлены на то, что должно быть (даже если это неосуществимый идеал), значит это то, что нужно. И наоборот, если уводят от идеала в противоположную сторону, то от них надо отказываться.

Иногда можно услышать высказывания о возможности взять всё лучшее от советского социализма и цивилизованного капитализма, «сложить» вместе – и будет то, что надо. Однако при этом забывается, что даже в ботанике скрещивание видов – чрезвычайно сложная вещь. А если и появится техническая возможность создать некоего зверя, соединив хватку волка и нежность кролика, то в любом случае получится, либо волк, либо кролик. Так кого же мы хотим – волка или кролика? Что, применительно к общественному устройству, принять за основу, а что и как дополнять – капитализм или социализм?

Для пояснения этой мысли опять обращусь к примерам, знакомым всем живущим в стране – и в столицах, и в провинции. Среди полицейских (хотя мне по душе название «милиция») есть честные и порядочные люди, но всех возмущают евсюковы, кущёвцы и им подобные. Ещё (или уже?) есть грамотные, отлично знающие своё дело, врачи, однако всё чаще (или реже?) попадаются не умеющие лечить терапевты, педиатры и пр. При ужасающей и безнаказанной коррупции в вузах в то же время есть университеты, где ещё работают настоящие преподаватели. Во всех приведённых примерах бескорыстное служение людям противостоит жажде наживы. Но в одних условиях будет побеждать одно, а в других – другое. Как узнать, какие должны быть условия? Без идеального представления об общественном устройстве не обойтись. Остаётся его найти.

2. На подступах

При отсутствии на сегодняшний день «технологии» создания «идеала» общественного устройства, можно лишь полагать, каким условиям он должен удовлетворять. Несомненно, он должен представлять сложную системную структуру, ориентированную на устойчивое развитие. Необходимость перехода мирового сообщества в целом и каждой страны к устойчивому развитию признана на Саммите в Рио-де-Жанейро в 1992 г. и подтверждена в 2002 г. в Иоаханнесбурге.
В докладе Д.Х. Медоуз, Д.Л. Медоуза и И. Рандерса «За пределами роста» (1992) на основе многочисленных сценариев мирового развития, проанализированных с помощью модели WORLD-3, сделаны выводы о возможных направлениях (моделях) развития человеческой цивилизации: «Мир ожидает не заранее предопределенное будущее, а выбор. Это выбор модели. Одна модель говорит, что для всех практических целей этот конечный мир не имеет пределов. Выбрав такую модель, мы окажемся еще дальше за пределами и, как нам кажется, не сможем избежать катастрофы.
Другая модель утверждает, что пределы существуют, и что времени почти не осталось, и что люди не могут умерить свои запросы, стать ответственными, испытывать сострадание. Эта модель самореализуема. Если мир предпочтет поверить в нее, то убедится в своей правоте, поскольку результатом также явится катастрофа.
Согласно третьей модели, пределы существуют и они близки, но есть в запасе время, если, конечно, не тратить его попусту. Окружающая среда еще способна к восстановлению, а у человечества имеется ровно столько энергии, материальных ресурсов, денег, добродетелей, чтобы произошел революционный переход к лучшему миру.
Возможно, это утверждение неверно. Однако статистические данные и компьютерные модели мира говорят обратное. И нет иного пути убедиться в адекватности этой модели, как попытаться ее реализовать».

Авторы доклада называют революционным переход к устойчивому развитию, под которым в настоящее время понимается комплексное развитие человеческого общества на основе принципов целесообразного существования, рационального природопользования, экономической эффективности и социальной справедливости, представляющего экологические, экономические и социальные услуги всем его членам, поддерживая при этом природно-экологическую, социально-экономическую и жизнеобеспечивающую системы в стабильном состоянии, и служащего целям удовлетворения духовных и материальных потребностей нынешнего и будущих поколений и всестороннего развития их личности.

Представление об устойчивом обществе, приведённое в работе Dennis L.Meadows, ed. Alternative to Growth-1.Cambridge: Ballinger, 1977, включает следующие положения, сохранившие актуальность и сегодня, спустя 35 лет:

— устойчивость, эффективность, достаточность, правосудие, справедливость и общность, как высшие социальные ценности;
— лидеры, которые честны, уважаемы и заинтересованы в выполнении своей работы больше, чем в сохранении своего положения;
— материальная достаточность и социальные гарантии для всех, стабильная численность населения;
— труд, возвеличивающий, а не унижающий людей; способы, побуждающие людей отдавать себя обществу и получать за это вознаграждение в условиях гарантированного обеспечения при любых обстоятельствах;
— экономика, являющаяся средством, а не целью, служащая на благо человеческого общества и окружающей среды, а не наоборот;
— эффективные системы возобновимых источников энергии, эффективные замкнутые системы материального производства;
— технические решения, сводящие к минимуму загрязнение окружающей среды, общественный договор о непроизводстве загрязняющих веществ и отходов, которые не могут быть поглощены природными системам;
— способное к самовосстановлению сельское хозяйство;
— сохранение экосистем в их разнообразии, существование в гармонии с ними человеческих культур;
— социальные и технические нововведения, интеллектуальная активность; расцвет науки, постоянное расширение сферы человеческих знаний;
— более глубокое понимание целостности систем как существенная часть образования каждого человека;
— децентрализация экономической власти, политического влияния и научной экспертизы;
— политические структуры, позволяющие обеспечить баланс между ближайшей и отдаленной перспективой;
— умение граждан и правительств разрешать конфликты без применения насилия на основе социальной справедливости;
— средства массовой информации, отражающие разнообразие мира и одновременно связывающие воедино культуры, делая это точно, своевременно, непредвзято и интеллигентно в историческом и цельно-системном контексте;
— причины уважать себя и вести образ жизни, не требующий накопления материальных благ.

Создание устойчивого общества невозможно без создания организации единомышленников (формальные и неформальные организации и объединения); информационной правдивости; системного обучения населения и, в особенности, лидеров; воспитания гуманизма, понимания солидарности, веры в лучшие человеческие качества; предвидения, т.е. представления сначала в общем виде, а затем более детально того, что мы действительно хотим.

Однако всё перечисленное – это принципы и благие желания. Устойчивый мир никогда не станет реальностью, если его невозможно представить как действующую систему с четкой структурой, иерархией, механизмом функционирования и развития.

А без представления об идеальной структуре такой системы у нас никогда не будет критерия оценки не только того, что предлагается создавать, но и того, что было в историческом прошлом.

Постскриптум. Понимают ли всё это лидеры страны? Надеюсь, что понимают (иначе пришлось бы усомниться в их интеллекте). Почему же упорно продолжают движение в никуда?

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.