RSS

Архив за день: 2012/07/22

Женщина, поджегшая себя в приемной «ЕдРа», скончалась


Женщина, устроившая самосожжение в приемной «Единой России» в Новосибирске, вечером 21 июля скончалась, сообщает Интерфакс.

Валентина Герасимова, родившаяся в 1955 году, умерла в Новосибирской областной клинической больнице. После акта самосожжения она прожила еще 4 дня.

Напомним, 18 июля она пришла в местную приемную «Единой России» и подожгла себя, облив бензином. На этот шаг ее толкнула многолетняя безрезультатная судебная тяжба со строителями. Герасимову не устраивало качество ее квартиры и она безуспешно пыталась добиться от застройщика решения проблем.

Напомним в этой связи, что 10 июля в больнице в Брянске от ожогов скончался 52-летний предприниматель Вадим Кибальчич. Он поджег себя 4 июля в знак протеста против бездействие полиции в расследовании мошенничества, лишившего предпринимателя всех средств.

Источник

Реклама
 

Метки: , ,

В Крымске арестованы «стрелочники»


Следственный комитет России отчитался о задержаниях в рамках уголовного дела, возбужденного после наводнения в Крымске. Под стражу попали мэр города Владимир Улановский и бывший глава Крымского района Василий Крутько.

Как сообщает пресс-служба СК РФ, и Улановский и Крутько в настоящий момент имеют статус подозреваемых по делу о халатности.

Вместе с ними правоохранители задержали также главу Нижнебаканского сельского поселения Крымского района Ирину Рябченко и Виктора Жданова, исполнявшего обязанности руководителя МКУ «Управление по предупреждению чрезвычайных ситуаций и гражданской защиты муниципального образования Крымский район».

«Все подозреваемые входят в состав комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности. Следствие намерено ходатайствовать об избрании в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу», — говорится в сообщении пресс-службы СК.

Источник

 

Метки:

Скончался Богдан Ступка


Скончался известный украинский актер, народный артист СССР Богдан Ступка. Ступка был выдающимся актером, лауреатом Государственной премии СССР 1980 года, лауреатом Шевченковской премии, Героем Украины.

Богдан Ступка родился в 1941 году, в прошлом году ему исполнилось 70 лет.

Ступка в 1999-2001 году был министром культуры и искусств в правительстве Виктора Ющенко.

Ступка был актером театра и кино, он работал в Национальном академическом драматическом театре им. Ивана Франко, снялся более чем в 90 фильмах. Последняя крупная роль Богдана Ступки — Тарас Бульба в экранизации повести Гоголя.

Источник

 

Метки:

Общага. Префект. Помощь или издевательство


А. Зимбовский 21.07.2012

20 июля жильцы общаги фабрики «Красная работница» попытались найти защиту у префекта ЦАО Москвы. «Фирма «Квинта» (фирма «правопреемник» «Красной работницы», захватившая фабричную общагу вместе с жильцами) ведет в доме, в котором мы живем, строительные работы. У нас каждый день пыль, грохот. Мы не можем нормально жить. Мы не можем нормально отдыхать. Мы задыхаемся. Мы опасаемся за свою жизнь. Мы знаем, имеем на руках заключение ОАТИ, о том, что ремонтно-строительные работы не прошли экспертизу, не были согласованы. И мы не знаем, выдержит ли наше здание, а оно было построено давно, еще в 19-том веке, подобную самодеятельность», — рассказывают жильцы общаги автору материала.

И вот люди пошли в префектуру. Они надеялись, что господин Байдаков примет их, причем в виду прямой угрозы жизнью и здоровью незамедлительно, ну или по крайне мере время ожидания приема будет разумным. Вместо Байдакова их приняла Галина Николаевна Архипова, пояснившая, что их светлость принять их не может. Их светлость соизволит принять их 6 августа. Нет, конечно, документы мы передадим ему тотчас, но прием только 6 августа. По мнению жильцов общаги, этот срок был назван после консультации с собственником, что бы собственник, к моменту приема, уже смог сделать все, что он хочет. Вконец развалить дом (застроить потом чем-то более полезным для себя); надстроить, что ему нужно; развалить комнаты так, что жильцы сами съедут и т.д. по желанию.

Что тут можно сказать. Только одно, выразить респект г. Архиповой. Когда автор материала снимал ее, она жутко застеснялась, замахала руками и начала звать охрану. Наверно, какие-то остатки совести и самоуважения в ней еще живы, и именно поэтому ей очень не хотелось светиться в качестве одной из участниц издевательства над жильцами общаги.

Дополнительная информация

8-968-75-60-556 Галина Дмитриева

8-916-737-10-33 Александр Зимбовский

Источник

 

Метки:

Рабство на ТМЗ


Работникам ОАО «Тушинский машиностроительный завод» не платят третий месяц зарплату. Долги по заработной плате за май обещают закрыть лишь к концу августа, когда, якобы, предприятие будет загружено заказами. Не имея возможности дальше работать бесплатно и голодать, многие квалифицированные рабочие вынуждены увольняться с завода по собственному желанию, что только на руку администрации завода, проводящей компанию сокращения штата. Остальные же рабочие уверены, что борьбой добьются заработанных денег и компенсационных выплат за каждый день задержки зарплат, и готовятся подавать судебные иски на администрацию Тушинского машиностроительного завода.

Российская Коммунистическая Рабочая Партия не первый раз обращает внимание на кризисную ситуацию Тушинского машиностроительного завода. Сообщения о простое и неполной рабочей недели постоянно поступают с ТМЗ с тех пор, как закончился заказ московского правительства на оснащение Мосгортранспорта. Еще полгода назад отвечая на вопросы журналистов, гендиректор ТМЗ Жидаков А.В. предсказывал такую судьбу заводу: «…оборудование салонов автобусов это временная мера». Уже в апреле завод работал по сокращенной рабочей неделе, людей уговаривали брать отпуск за свой счет. Начались массовые сокращения.

Однако, сейчас на заводе восстановлена полная рабочая неделя . Это изменение вызвано отнюдь не ростом производства — просто многие работники и так ушли с завода, не выдержав давления администрации. Но на тех, кто остался, свалилась новая напасть — задержка заработной платы. Хозяева ТМЗ пользуются незнанием трудового законодательства работников завода. Многие, спустя три месяца, еще удивляются, когда узнают, что по статье 142 ТК РФ заработную плату возможно задержать или не выплатить в полном размере лишь на 15 дней. При этом рабочие продолжают ходить на завод и вкалывать полный рабочий день. По сути, работники ТМЗ дают кредит работодателю, да еще и себе в убыток — деньги обесцениваются с каждым днем. Зато из заявлений самой же администрации видно, что каждый месяц бесплатной работы заводчан позволяет экономить более 35 миллионов рублей. Хороши прибыли за счет рабочих!

А что же заводской профсоюз? Некогда активный борец с рейдерами, а сейчас главный жандарм завода — председательница шмаковского ПрофАвиа на ТМЗ, во всем поддерживает новую администрацию и уговаривает работников затянуть пояса. Но ситуация на ТМЗ накалилась настолько, что карманный профсоюз уже не справляется с недовольством рабочих, и его профбосс в юбке видимо решила со стыда не ходить на завод.

Чего ждут рабочие, почему еще не остановили производство — при задержке зарплат это их законное право? Ведь работники ТМЗ имеют положительный пример у себя под боком. Соседнее предприятие «Молния» уже не первый год избегает банкротства благодаря активному сопротивлению трудового коллектива. Потому что на ТМЗ нет силы, способной организовать работников на борьбу, нет классово ориентированного настоящего профсоюза, такого как Межрегиональный объединенный рабочий профсоюз «Защита».

Но надежда есть. Тушинский машиностроительный завод продолжает приносить прибыль. В этой ситуации задача работников не дать администрации распилить производство, сократить весь трудовой коллектив и обогатиться с продажи земли. Только своей борьбой, сплочением вокруг рабочего профсоюза можно сохранить родной завод.

Источник

 

Метки:

Михаил ХАЗИН, «Мир на пороге новых времен»


Автор: Михаил Хазин

Статья опубликована в журнале «Дружба народов», N7 от 2012 года. Данный текст является компиляцией редакторов журнала ряда моих статей.
Сегодня мир стоит перед принципиальным, радикальным сломом. По силе и размаху он неизмеримо превосходит сломы 1917 и 1991 годов, поскольку в тех случаях были известны и даже, в некотором смысле, привычны идеи, в рамках которых шли изменения. Ныне нет ни языка описания, ни альтернативных идей.

Последний раз в истории такая ситуация сложилась в Европе в XVI—XVII веках, когда после более чем тысячи лет христианства начался жесточайший слом в идеологии и экономике феодализма. Это было крайне тяжелое время, и не дай Бог, чтобы оно повторилось. Чтобы этого избежать, необходимо еще до того, как перемены разрушат все защитные цивилизационные механизмы, предложить новые идеи, не менее цивилизационные по масштабу. Но они пока не найдены.

В чем же суть начавшихся на наших глазах перемен?

Главная проблема современности — в том, что исчерпан механизм, который обеспечивал экономическое развитие человечества в течение нескольких сотен лет.

Рождение технологических зон

Современная модель развития, которую сейчас именуют «научно-техническим прогрессом», оформилась в XVII—XVIII веках в Западной Европе после «ценностной революции» XVI—XVII веков, отменившей господствовавший более тысячи лет запрет на ростовщичество. Разумеется, как и всякий библейский запрет, он не соблюдался полностью, но в системе экономических взаимоотношений в целом ссудный процент не использовался. Там, где он применялся почти легально — в торговых республиках типа Венеции или Генуи, — он играл, скорее, роль страхового взноса. Собственно производственные процессы строились на цеховых принципах, при которых и объем, и технологии, и номенклатура производства были жестко ограничены.

Не буду сейчас обсуждать причины появления капитализма (то есть капитала как источника прибыли за счет ссудного процента), но обращу внимание читателя на одно принципиальное обстоятельство: с его возникновением появилась серьезная проблема — куда девать полученный продукт?

Не секрет, что позднеантичная мануфактура обеспечивала довольно высокую производительность труда — уж точно, выше, чем средневековое цеховое производство. Однако, вопреки тезисам Маркса, она уступила свое место менее производительному феодализму. Почему? А дело в том, что у мануфактур того времени не было рынков сбыта, рабовладельческое общество просто не создавало достаточный объем потребителей. Пока Римское государство поддерживало городской плебс (давало ему «хлеб и зрелища») за счет внеэкономических источников доходов — военной добычи и серебряных рудников в Испании, — мануфактуры работали достаточно успешно. Затем они неизбежно должны были умереть.

Аналогичная проблема неминуемо ждала и зарождающиеся центры капитализма. Да, там имелись источники денег, на которые можно было создать мануфактуры. Но избыточный объем производства и новые, инновационные продукты требовали новых потребителей. Где их найти? Единственным местом сбыта мог стать внешний рынок.

Разумеется, экспортируемая продукция должна была превосходить местную — и стоить дешевле, и быть более качественной или просто новой (условно говоря, плуг вместо сохи), а потому ее поступление неминуемо разрушало местное производство, что, в свою очередь, пополняло армию безработных на местах и создавало почву для развития капитализма. Стоит вспомнить историю огораживания в Англии, когда «овцы съели людей», поскольку получаемые мануфактурным способом ткани были дешевле тканей ручной работы, или жуткий голод в Индии, когда, как писали очевидцы, по обочинам дорог лежали кости умерших от голода сотен тысяч, если не миллионов ткачей и членов их семей, не выдержавших конкуренции с завозимыми из Англии фабричными тканями…

Впрочем, это, в некотором смысле, лирическое отступление. Главное — опережающее финансирование инноваций. Вкладывать средства в производство привычных продуктов и услуг, а также в разработку новых имеет смысл только в том случае, если постоянно расширяются рынки. С одной стороны, они должны обеспечивать сбыт неуклонно дешевеющих традиционных изделий, а с другой — обеспечить «технологической метрополии» получение дополнительных доходов, окупающих производство инновационных продуктов.

Соответственно, уже в XVIII веке началось развитие так называемых технологических зон (термин Олега Вадимовича Григорьева, разработавшего соответствующую теорию в начале 2000-х годов), которые стали такими «технологическими метрополиями» и постепенно расширяли свои рынки сбыта и политическое влияние. Иногда «технологические метрополии» и просто метрополии совпадали. Британия категорически запрещала развитие производства в своих колониях, они должны были оставаться чисто сырьевыми придатками. Даже финансовая система была приспособлена под то, чтобы в колониях не могли возникнуть самостоятельные источники капитала. На территории Великобритании ходили бумажные деньги (фунты стерлингов), запрещенные к вывозу, а в колониях — отчеканенные «на местах» золотые монеты, гинеи, которые все, кто хотел приехать или вернуться на родину, должны были везти с собой.

Великобритания и стала первой технологической зоной. Второй могла бы быть Франция, но она оказалась жертвой Великой французской революции и наполеоновских войн, а потому своей зоны не сформировала и, более того, стала частью зоны Британской. Второй технологической зоной сделалась Германия, которая включила в свой состав (именно как технологические зоны, а не государства) Австро-Венгрию, часть Италии, Северной и Восточной Европы, а также Россию. Окончательно это зона оформилась после победы во франко-прусской войне, к концу 60-х годов XIX века.

Третью зону создали США, после освобождения от британской колониальной зависимости получившие возможность развивать свою промышленность, темпы роста которой особенно ускорились во время Гражданской войны 1861—1865 годов. Четвертой в начале ХХ века стала Япония.

Однако уже к концу XIX века у первых трех зон начались проблемы: их расширение в Атлантическом бассейне стало резко замедляться, так как исчерпались свободные рынки. Что это означало с точки зрения капитала? А то, что вложения в инновации и новое производство становились все менее и менее рентабельными. Начался кризис падения эффективности капитала. Заметить и понять его было достаточно сложно, поскольку процесс шел неравномерно и в отдельных отраслях, и в разных регионах, но сама мысль о том, что для нормального развития капитализму нужны расширяющиеся рынки сбыта, мелькала уже у Адама Смита. В начале минувшего века она стала источником спора между Лениным и Розой Люксембург, причем последняя активно критиковала тезис Ленина о том, что «капитализм сам себе создает рынки сбыта». Люксембург, как мы сегодня понимаем, была права, но из-за этого спора сама тема на многие десятилетия стала в СССР «табу», что во многом и привело страну к гибели.

Итогом вышеупомянутого кризиса стало резкое усиление циклических кризисов, бывших до того обычным, но не критичным явлением. Теперь они стали намного продолжительнее. Депрессию после кризиса 1907 года даже лет двадцать назад называли в США «Великой». Главное же, стало понятно, что единственный способ продолжить развитие — это перераспределить рынки сбыта в свою пользу. Первая мировая война была битвой за рынки с единственным прямым результатом — одна из технологических зон, имевшая до того не только собственное производство, но о собственную валютную систему, эту систему потеряла. Имелось и косвенное, но немаловажное следствие: приход к власти в бывшей Российской империи партии, которой удалось сделать то, что не удалось национальной буржуазии царского времени, — построить собственную технологическую зону. Пятую и последнюю.

К началу ХХ века объем рынка, который было необходимо контролировать по-настоящему независимому государству, составлял около 50 миллионов потре-
бителей…

Хочу пояснить, что в данном контексте подразумевается под словом «независимость» и его не совсем точным синонимом «самодостаточность». Независимое государство — это такое, у экономики которого имеется независимое от внешних факторов ядро. Во-первых, в нем имеются все (или почти все, за исключением непринципиальных) отрасли экономики. Во-вторых, во всех этих отраслях государство находится на передовых мировых позициях или может выйти на них достаточно быстро. И, в-третьих, страна способна достаточно долго развиваться даже при полном отсутствии внешней торговли. Изоляция на какой-то срок не должна стать для нее катастрофой. Реально независимое государство не может не иметь независимой экономики. Обратное же, вообще говоря, может быть и неверно.

Итак, к началу прошлого столетия в Европе осталось только пять-шесть реально независимых государств, имеющих самодостаточную экономику. Российская империя, Германская, Австро-Венгрия, Франция, Великобритания и, возможно, Испания. Все остальные страны неизбежно были вынуждены присоединиться в качестве сателлитов или «младших» партнеров к объединениям, возглавляемым одной из перечисленных стран.

Первая мировая война не разрешила базовые экономические противоречия. Для передела рынков необходима была война вторая, из которой вышли невредимыми только две технологические зоны из пяти. Германская и Японская попросту исчезли, а Британия еще до конца войны от претензий на собственную зону отказалась, разрешив США напрямую торговать с колониями Соединенного королевства, минуя Лондон.

Как и следовало ожидать, первое время Соединенные Штаты отлично развивались, осваивали новые рынки, делали бомбы и рвались в космос… А вот дальше начались те же самые проблемы со сбытом.

К середине ХХ века объем рынков, который было необходимо контролировать стране для обеспечения самодостаточной и развивающейся экономики, составлял около 500 миллионов человек. В этот момент по-настоящему независимыми и лидерами крупных межстрановых объединений могли быть лишь два государства, не более. Так и произошло — остались только СССР и США. Китай и Индию можно было не принимать во внимание — они не являлись потребительскими рынками в современном понимании этого слова, их экономики во многом носили натуральный характер. Однако мировая экономика продолжала развиваться, и к концу третьей четверти ХХ века объемы рынков, необходимые для нормального развития самодостаточной экономики, достигли величины порядка миллиарда человек… И стало понятно, что в мире может остаться только одно независимое государство.

Несостоявшаяся победа

Вопреки распространенному мнению, шансы стать победителем склонялись на сторону Советского Союза.

Кризиса было не миновать обеим сверхдержавам. Но поскольку объем рынков у Советской зоны был существенно меньше, чем у Американской, у нас кризис начался раньше, а именно — в самом начале 60-х годов. Однако диспропорции благодаря плановой советской экономике, по возможности, компенсировались, так что кризис развивался медленно. К концу 70-х мы только вышли на нулевые темпы развития экономики. А вот в США все началось хотя и позже, но быстро и жестко. 1971 год — дефолт, отказ от обмена долларов на золото, затем поражение в войне во Вьетнаме. 1973—74 годы — нефтяной кризис, резкий рост цен на нефть и, соответственно, издержек, затем — стагфляция1. Это был натуральный кризис падения эффективности капитала, реинкарнация кризиса конца XIX — начала XX века. Маркс мог бы улыбнуться: капитализму грозило поражение в полном соответствии с его теорией, но не потому, что социализм рос быстрее, а потому, что он падал медленнее.

Сознавали ли члены Политбюро ЦК КПСС после катастрофического «нефтяного» кризиса 1973 года, что Советский Союз выиграл «холодную войну» и что перед ними встал вопрос — нужно ли добивать противника и форсировать разрушение «западной» экономики и США? Я достаточно много сил потратил на то, чтобы разобраться, был ли этот вопрос сформулирован в явном виде, и какой на него был дан ответ. Мое расследование (которое состояло в беседах с бывшими высокопоставленными функционерами ЦК КПСС и КГБ СССР) показало следующее. Во-первых, вопрос был поставлен. Во-вторых, ответ был сведен к двум значительно более простым, а главное, технологическим проблемам.

Одна из них касалась возможностей СССР контролировать территории, входившие на тот период в зону влияния США. После распада «суверена» там неминуемо должны были начаться неконтролируемые, во многом разрушительные и опасные для всего мира процессы. Вторая касалась готовности СССР оказаться один на один с Китаем, который к тому времени уже начал технологическую революцию.

Ответы на оба эти вопроса оказались отрицательными — руководители страны пришли к выводу, что СССР не имеет возможности контролировать почти половину мира, скатывающуюся к тоталитаризму, разгулу терроризма и анархии, и одновременно ограничивать растущие возможности Китая. СССР начал процесс, который позже получил название «разрядка».

По сути дела это была длинная цепь уступок противнику. Советский Союз вступил в переговоры с Соединенными Штатами по стратегическим вооружениям, которые понизили остроту бюджетных проблем Америки. Запад находился в остром нефтяном кризисе, а СССР начал поставлять туда нефть и газ. Идеологи капитализма не знали, как бороться с советским идеологическим и политическим давлением (достаточно почитать тексты, которые писали в то время Киссинджер и Бжезинский), а СССР пошел на переговоры по гуманитарным вопросам, которые завершились подписанием в 1975 году знаменитого акта в Хельсинки, включившего в себя так называемую «гуманитарную корзину» — она и легла потом в основу тотальной критики СССР/России в части нарушений «прав человека».

Иными словами, руководство СССР решило сохранить status quo — не расширяться за счет разрушения конкурента, а попытаться закрепиться в более или менее фиксированных границах проектных территорий. Это было принципиальнейшей ошибкой — как если бы ребенок не просто отказался расти, но и принял бы меры для реального осуществления этой идеи (например, вместо школы продолжал бы ходить много лет в детский сад).

Тем временем руководство США нашло выход из положения. Было необходимо запустить новую «технологическую волну», что невозможно сделать на спаде и без войны. А поскольку расширить рынки нельзя, необходимо это расширение имитировать. Денежные власти США начали стимулирование конечного спроса, что и составляло суть политики «рейганомики».

Цель была достигнута: новая «технологическая волна» запущена, СССР распался — и как технологическая зона, и как отдельная страна. Теоретически в этот момент следовало остановиться. Нужно было активами (в том числе рынками), полученными на распаде противника, «закрыть» долги, образовавшиеся за десятилетие «рейганомики». Однако к власти в то время уже пришла администрация Клинтона — ставленники Уолл-Стрита, для которых эмиссия и создание новых долгов были главными источниками доходов. Вместо того, чтобы «закрыть краник», они использовали полученные активы как залоги под новые долги. Как следствие, пришел «золотой век» Клинтона, который сменился перманентными кризисами 2000-х годов. И сегодня можно смело сказать, что современный кризис — это реинкарнация кризиса 70-х годов. Очередной кризис падения эффективности капитала. Только раньше падение происходило в рамках конкуренции нескольких технологических зон, а сегодня — в рамках одной. Сути дела это не меняет.

Есть и еще одна тонкость. Предыдущие два кризиса происходили в ситуации более или менее естественного накопления долгов. Исключением стало начало 30-х годов. Тогда ужас «Великой» депрессии был во многом вызван падением частного спроса после 20-х годов, когда он несколько стимулировался кредитным механизмом. Сейчас заканчивается период массового стимулирования спроса за счет механизма «рейганомики», поэтому всех ждет не медленное загнивание (как это было в 80-е годы в СССР), а предшествующее весьма и весьма глубокое падение.

Но это еще полбеды. Главное же — отказывает механизм научно-технического прогресса, который несколько веков определял развитие человечества. Он исчерпан. Целиком и полностью. У него нет больше ресурса.

Поэтому Россию ждут серьезные проблемы, связанные со списанием неподъемных долгов и, соответственно, разрушением всей мировой финансовой системы. Это значит, что искать новую модель развития нам придется не в тиши кабинетов, имея впереди как минимум несколько десятилетий, а в крайне жестких социально-политических условиях. Можно сколько угодно объяснять, что проблемы Египта нам не грозят, но давайте рассуждать здраво: наше отличие только в одном: что большая часть населения Египта тратит на еду 80 процентов своих доходов, а мы — только 40. Но при том росте цен, который сегодня наблюдается, долго ли нам ждать?

Торжество ссудного процента

Именно в тот период отказа от победы в «холодной войне» фактически начался отказ от базовых принципов «Красного» проекта. Несколько позже, уже во второй половине 1980-х годов, Горбачев объявил, что СССР больше не будет нести миру свои ценности, поскольку переходит к ценностям «общечеловеческим». Отказавшись от советской системы глобализации, Горбачев неминуемо ввел нас в систему глобализации «Западного» проекта, поскольку другой попросту не было.

О концепции глобальных проектов я уже рассказывал читателям «Дружбы народов» в 6-м номере журнала за 2009 год. Сейчас лишь напомню основные положения.

Основой любого глобального проекта является надмирная идея, выходящая далеко за пределы видимого и ощущаемого пространства. Мало того, изначально подобная надмирная идея должна быть заявлена как Истина для всех, на все времена и без альтернатив. Однако одного этого недостаточно. Для того, чтобы массы людей, вдохновившись идеей, занялись ее воплощением во всемирном масштабе, необходимо эту идею перевести в политическое измерение, в котором, собственно, и реализуются любые идеи. Для успешного развертывания глобальный проект должен утвердиться в опорной стране. Она должна быть крупной, мощной в экономическом и военном отношении. Только сильная страна, являясь признанным лидером проекта, может удержать прочие государства от беспрерывных конфликтов между собой и обеспечить присоединение к проекту все новых и новых участников. С этого момента глобальный проект становится иерархическим, управляемым из единого центра и откровенно экспансионистским.

За историю человечества таких надмирных идей возникло не так уж много. В нашей стране более или менее известна история всего-навсего трех проектов: Христианства (которое уже давно распалось на несколько проектов), Ислама и Коммунизма.

Остановимся более подробно на ситуации последних 500 лет в Европе.
В XVI веке, после катастрофического «золотого» кризиса, случившегося в результате резкого падения цены на золото, игравшего тогда (да и почти всю писаную историю) роль Единой меры стоимости (ЕМС), и последующего разрушения системы натурального феодального хозяйства, в Европе начал развиваться новый, Капиталистический проект. Его идейной базой стала Реформация. В доктринальном плане этот проект отошел от библейской системы ценностей и отказался от одного из догматов — запрета на ростовщичество, поскольку экономической базой Капиталистического глобального проекта стал ссудный процент. Запрет, разумеется, не мог быть отменен в догматике. В тезисах Мартина Лютера, например, он присутствует в полном объеме, но был снят в мифе о так называемой «протестантской этике». В системе ценностей принципиально изменилась базовая цель. Если в Христианском проекте, во всех его вариациях, основой является справедливость, то в Капиталистическом — корысть, нажива.

Именно с Капиталистическим проектом, с наличием ссудного процента, связан еще один феномен человечества — так называемое технологическое общество. Его не смогло создать ни одно государство или цивилизация, которое не одобряет ссудный процент. Единственное исключение — Советский Союз.

Золото в реторте

Капиталистического проекта «в явном виде» сегодня не существует. В XIX веке произошли серьезные изменения в его экономической основе, существенно преобразовавшие базовые ценности. Связано это с тем, что догматическая структура Капиталистического проекта была неустойчива и настоятельно требовала изменений. Либо дальнейшего отказа от библейских ценностей (новые капиталистические государства еще во многом были христианскими), либо же возврата к запрету на ростовщичество. Примечательно, что реализовались обе идеи.

Обе родились в конце XVIII века. Первой из них, положенной в основу «Западного» проекта, стал обходной путь осуществления многовековой мечты алхимиков о синтезе золота в реторте. Понятно, почему стремились создать именно золото — на тот момент оно было для всего человечества Единой мерой стоимости. Затем пришло простое решение: если невозможно синтезировать золото, то следует изменить меру стоимости — установить такую, которую можно создать в реторте. А потом контролировать этот сосуд, не допуская к нему никого постороннего. Именно из этой идеи (о второй я расскажу ниже) вырос механизм финансового капитализма, а затем и новый глобальный проект.

Не вдаваясь в детали, можно сказать, что сегодня Единая мера стоимости — это американский доллар. А единственная «реторта», где он рождается, — Федеральная резервная система США, частная контора, владельцами которой являются крупнейшие инвестиционные банки Уолл-стрит. Вся мировая финансовая система, с ее институтами, такими как МВФ, Мировой банк и многие другие, своей главной задачей видят именно сохранение монополии ФРС на денежную эмиссию.

Разумеется, этот проект, который активно развивался в XIX—XX веках, процветал исключительно благодаря ссудному проценту. Основными его стадиями стало создание первого частного госбанка (с монопольным правом денежной эмиссии) в Англии в середине XIX века, создание ФРС США в начале XX века, Бреттон-Вудские соглашения 1944 года, отмена привязки доллара к золоту в 1973 году и, наконец, распад «Красного» проекта в 1991 году. А изменение названия с Капиталистического на «Западный» связано с тем, что укоренившееся в наших СМИ выражение «Запад» обычно упоминается именно для описания проектных организаций «Западного» глобального проекта — таких стран, как США или Великобритания, и некоторых чисто проектных образований, вроде МВФ, НАТО и т.д.

Базовая система ценностей в «Западном» проекте по сравнению с Капиталистическим изменилась довольно серьезно. Именно «Западному» проекту мы обязаны созданием новой Нагорной проповеди — «Протестантской этики», которая de facto отменила оставшиеся библейские ценности. Да и в экономике произошли серьезные изменения, поскольку основные богатства стали создаваться не в материальной сфере, не в производстве или за счет природной ренты, а путем безудержной мультипликации чисто финансовых активов. Такая модель привела к тому, что доля финансовых ценностей, которые в XIX веке составляли менее половины всех активов человечества, на сегодня составляют более 99 процентов. Только объем финансовых фьючерсов, например, на нефть, превышает объем физической нефти (в ценовом выражении) в сотни и тысячи раз.

Такой способ создания активов «на печатном станке» в условиях уже существующей технологической цивилизации вызвал к жизни феномен «сверхпотребления». Развитие системы потребительского кредита на базе эмиссии доллара позволило резко увеличить уровень жизни немалой части населения в границах «Западного» проекта. Вместе с тем это одновременно уменьшило желание бороться за реализацию проектных ценностей, поскольку борьба неминуемо снижает жизненный уровень. До распада мировой системы социализма рядовых последователей «Западного» проекта сплачивала внешняя угроза. После ее исчезновения они полностью расслабились. В результате одно из основных направлений межпроектной борьбы, демографическое, оказалось для «Западного» проекта потерянным навсегда.

Кроме того, изменение основного способа производства не могло не только серьезно изменить психологию проектной элиты, но и резко сузило ее управленческую часть: на сегодня, основные проектные решения в «Западном» проекте принимает фактически узкая группа лиц, состоящая от силы из нескольких десятков человек.

Ренессанс социалистических идей

А теперь вернемся к судьбе второй идеи — запрету на ростовщичество.
В XVIII веке, практически одновременно с появлением идеи финансового капитализма, в работах социалистов-утопистов появились идеи, которые стали основой для развития «Красного» проекта. С точки зрения библейской догматики, он был попыткой вернуть запрет на ростовщичество (в форме обобществления средств производства). Однако его идеология имеет одну важную особенность — серьезный уклон в социальную сферу, мощное развитие социальных технологий.

Слабое место «Красного» проекта — полное отсутствие мистической составляющей, которое вначале было не слишком заметно из-за контраста с проектами Капиталистическим и «Западным». Однако, когда противники начали перенимать у «Красного» проекта социальные технологии, этот недостаток стал играть все большую роль. Не исключено, что именно стремлением восполнить пробел объясняются попытки Сталина «реанимировать» православие в 40-е годы, но его смерть остановила эти начинания.

«Красный» проект, который в СССР развивался, если так можно выразиться, в достаточно резкой «коммунистической» форме, проиграл, но не исчез окончательно, а перешел в латентную форму. Резкое падение уровня жизни в странах «Западного» проекта после неизбежного и скорого глобального экономического кризиса неминуемо вызовет мощный ренессанс социалистических идей.

Кроме того, скорее всего в силу проблем с долларом в качестве Единой меры стоимости, человечество (по крайней мере, на время), объективно будет вынуждено всерьез рассмотреть возможность возвращения в житейскую практику библейского догмата о запрете на ростовщичество. Подобный вариант подкрепляется еще одним обстоятельством.

Дело в том, что в VII веке за пределами Европы возник еще один проект на библейской системе ценностей — Исламский. Он активно развивался почти
1000 лет, но переход к имперской стадии в рамках Османской империи практически привел к его замораживанию. И только в XX веке попытки «Западного» и «Красного» проектов разыграть в своих интересах «исламскую карту» привели к возрождению Исламского глобального проекта в новой редакции. Немаловажным фактором его оживления стала также демографическая динамика, в результате которой стремительно выросло население мусульманских стран.

Основная черта Исламского проекта — очень сильная идеологическая составляющая. Связано это с тем, что включенные непосредственно в догматику Корана нормы и правила общежития делают его активными проповедниками практически любого носителя проекта. Это существенно отличает его от всех остальных глобальных проектов, которым такая активность бывает присуща только на самых ранних стадиях развития.

Однако следует вспомнить о феномене «технологической цивилизации». Основной проблемой Исламского проекта, который явно рвется к контролю над Европой и ищет базовую страну для перехода к иерархической стадии, — это полная невозможность отстроить на собственной базе современную технологическую структуру. Использовать опыт Капиталистического и «Западного» проектов он не может — ссудный процент в Исламе запрещен категорически. По этой причине не исключено, что проникновение Ислама в Европу начнет принимать социалистический оттенок, что неминуемо будет коррелировать с подъемом аналогичных настроений в условиях острого экономического кризиса.

И в заключение несколько слов о Китае, который сегодня стоит на распутье. Пока еще не понятно, какой путь развития он выберет. Поднимет ли упавшее знамя «Красного» проекта, то есть пойдет по интернациональному проектному пути, либо же останется в рамках чисто национальной империи, которую в принципе не будут волновать мировые процессы, напрямую не затрагивающие национальные интересы этнических китайцев и их вассалитет. Многое говорит за то, что коммунизм в его классической форме не является целью Поднебесной. Китай в полной мере адаптирует капиталистический инструментарий, в то время как коммунистическая атрибутика сохраняется только затем, чтобы смягчить преобразования.

Пока создается впечатление, что Китай не заинтересован в создании собственного глобального проекта ни на «Красной», ни на какой-либо другой (например, буддистско-конфуцианской) основе, чем существенно ограничивает собственные возможности по контролю над миром.

Крах «Западного» проекта

В начале 1990-х годов США вели себя в полном соответствии с базовыми
проектными принципами. Они активно пропагандировали свои ценности как «единственно верные и универсальные в мире» и заявляли, что «огнем и мечом» вменят их всему человечеству. Не будем сейчас говорить о том, как такая позиция сочетается с библейскими принципами (хотя одна из интерпретаций притчи о «Вавилонском столпотворении» утверждает, что «башня» американской экономики должна рухнуть так же и по той же причине, что и Вавилонская). Однако факт остается фактом — попытка построить глобальную «Вавилонскую башню» по американским чертежам, навязать миру господство ценностей «Западного» проекта, в общем, не очень удалась. И какова же оказалась реакция американских властей?

На мой взгляд, они начали движение назад. Если вспомнить политику президента Буша, то можно отчетливо увидеть попытки изменить экономическую модель. Грубо говоря, он (явно или неявно) рассматривал вопрос о возврате к Капиталистическому проекту, о выходе из экономического кризиса за счет возврата к исходно христианским ценностям (в противовес либерализму и политкорректности), об изоляционизме и сбросе с американского бюджета тяжести поддержки мировой финансовой системы. Иными словами, речь шла о выходе США из «Западного» проекта.

Курс продолжил и преемник Буша. В своем выступлении на открытии
64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2009 года президент США Барак Обама сказал примерно следующее: по его мнению, в том году больше, чем когда-либо прежде, не просто в современной, а в человеческой истории вообще, «интересы государств и народов являются общими». «Настало время для того, чтобы мир двинулся в новом направлении», — подчеркнул глава Белого дома. — Мы должны начать новую эру сотрудничества, основанную на взаимных интересах и взаимном уважении, и наша работа должна начаться прямо сейчас». (Удивительным образом этот пассаж почти дословно воспроизводит тезис Михаила Горбачева о новой доктрине «баланса интересов», которая-де должна была прийти на смену «балансу сил».) Обама признал, что «многие в мире стали смотреть на Америку со скептицизмом и недоверием» и что политика прежней администрации США, привыкшей действовать в одностороннем порядке, порождала в мире «рефлексивный антиамериканизм».

Какой же должна быть, по Обаме, грядущая «эра мирового милосердия»? «Демократия не может быть привнесена в какую-либо страну извне. Каждая страна будет следовать по пути, который коренится в культуре ее народа, и в прошлом Америка слишком часто была избирательна в своей пропаганде демократии». Иными словам, США фактически отказываются от своей позиции лидера «Западного» проекта и более не намерены силой вменять всему миру его принципы (что не помешало Соединенным Штатам пару лет участвовать в военной агрессии против Ливии или, наверное, будет точнее сказать — инициировать эту агрессию).

Выводы просты. Во-первых, если США отказываются от своей роли лидера «Западного» проекта (независимо от того, есть у них ресурсы продолжать эту политику или их уже нет), то последнему пришел конец. А значит, рано или поздно (с учетом начавшегося мирового экономического кризиса — скорее, рано) начнется распад и технологической зоны США, то есть всей системы мирового разделения труда, построенной на американском спросе, выраженном в долларе. Можно долго рассуждать, каковы будут последствия, но самое простое — это вспомнить Россию 1990-х годов, в которой жесточайшая технологическая деградация была следствием не только откровенно антигосударственной политики «либерал-реформаторов», но и сугубо объективного фактора — разрушения собственной системы разделения труда с утратой большей части рынков сбыта. И такая же перспектива ждет завтра США и весь мир.

Во-вторых, отказ США от жесткого насаждения своей ценностной базы оставляет весь мир в глубоком идеологическом вакууме. На протяжении уже пары десятилетий народу говорилось о том, что социалистические идеи — это заведомый вред (что сопровождалось колоссальным иллюстративным материалом, специально для этого изготавливаемым). Про то, что сделали с религиозными идеями сторонники «прав человека» и «политкорректности», и говорить нечего. И если в СССР/России еще можно было отказываться от базовых идей, кивая на то, что альтернатива («Западная») есть, то сегодня ситуация совсем другая: альтернативы как раз нет. Что само по себе крайне опасно и чревато серьезными проблемами. В первую очередь распадом мира на многочисленные и весьма враждебно относящиеся друг к другу кластеры. В-третьих, не нужно забывать, что США — это довольно сложно устроенное общество, в которое входят носители самых разных идеологий. Да, сегодня они все находятся под жестким контролем, что, в общем, естественно, поскольку высокий уровень жизни обеспечивается именно за счет доминирования идеологии «Западного» глобального проекта. Но, как мы знаем на примере СССР, сказавши «А» (то есть отказавшись от доминирования в мире своей идеологии), придется говорить и «Б» (отказаться от этого же и во внутренней жизни). А это значит, что в среднесрочной перспективе США предстоит ввергнуться в пучину жесточайших идеологических споров и баталий, которые вряд ли будут способствовать быстрому выходу из экономического кризиса.

Способы сохранить власть

Собственно, баталии уже идут. И в США, и в Евросоюзе, и в России продолжаются митинги, с которыми власти борются теми или иными способами. При этом они вполне отдают себе отчет в том, в каком направлении разворачивается ситуация:
в США, как пишут в интернете, полицейских и армию тренируют на макетах американских городов (почти в натуральную величину), в России всерьез обсуждают варианты повышения налогов, в том числе, на недвижимость и на роскошь. Все это говорит о том, что общий негатив ближайшего будущего власть понимает. Но вот как она это понимает?

Обращаю внимание на митинги. Несмотря на активные попытки (у нас — так точно) придать им антивластную направленность, на самом деле они обращены не против власти, а апеллируют к ней. Общество, точнее, его наиболее деятельная часть (а выступает, в основном, «средний» класс), пытается объяснить власти, что нужно что-то менять в политике. А та реагирует достаточно своеобразно — придумывает разные способы, как бы сохранить существующую систему любой ценой.

Дело в том, что на памяти человечества не было еще ситуации, когда бы элита получала такой колоссальный (и по объему, и по относительной доле) кусок общественного пирога, при этом практически не неся никакой ответственности за свою деятельность. И дело даже не в том, что никто не хочет отказываться от такого счастья — это понятно. Проблема еще и в том, что какая бы ни была новая общественно-политическая система, она неминуемо будет предусматривать куда большую личную ответственность.

А вот это уже просто страшно! Работать эти люди не умеют — просто потому, что их статус и их доходы никак не зависели от качества их деятельности как администраторов и политиков, причем многие десятилетия. В отличие, скажем, от 60-х — 70-х годов прошлого века, не говоря уже о более ранних временах. Разумеется, под работой я имею в виду осуществление некоторых общественных функций, которые почти автоматически предполагаются у представителей элиты, даже не обязательно государственной. Сама мысль о такой ответственности была начисто вычищена в рамках «либеральной революции», начиная с конца 60-х годов. Последствия мы сегодня и ощущаем.

Эти люди, наши (и российская, и мировая) элиты, не могут себе позволить ни взять ответственность на себя, хотя бы потому, что не понимают, что это такое, ни позвать во власть людей, которые это понимают. Опасаются, что на их фоне будут выглядеть как-то не очень убедительно. А то, что негатив будет множиться и множиться, элиты понимают. Отказываясь от конструктивного диалога с обществом, они неминуемо готовят меры борьбы с диалогом деструктивным. До которого, рано или поздно, дело дойдет по мере ухудшения экономического состояния.

У нас в этом смысле еще не самый плохой вариант. В России, в общем, нет «среднего класса» как инструмента стабилизации социально-политической жизни. Ну, вернемся мы в 90-е годы с узким классом олигархии и нищим, как и в то время, прочим населением. Власть такого поворота не боится, она уже «проходила» подобную ситуацию. Без бунта. Правда, тогда почти у всех имелись бесплатные квартиры, полученные от Советской власти, а сегодня с жильем уже появились проблемы. Завтра, если поднимут налоги на недвижимость, их станет еще больше.

Разумеется, налог можно ввести так, чтобы у бедных проблем не было, но кто поверит, что наши власти не сделают все максимально глупо? Уж сколько раз наступали на одни и те же грабли, наступят и еще раз, тем более, что депутаты никакой ответственности не несут. Богатые смогут пролоббировать для себя лазейки — а бедные (то есть люди без значимых текущих доходов), но владеющие полученными еще в СССР квартирами, станут платить «по полной», чтобы обеспечить элите бюджет, достаточный для поддержания привычного уровня «откатов» и «распилов».

На Западе тоже все «не слава Богу». Там сохранить «средний» класс не получится по той простой причине, что последние десятилетия он, в основном, существовал за счет роста долговой нагрузки. Напомним — рост долга домохозяйств перед кризисом (то есть до осени 2008 года) составлял около 10 процентов в год — или
1,5 триллиона долларов в год.

Сегодня Обама резко увеличил дефицит бюджета с той же целью — стимулировать частный спрос. Однако долго это продолжаться не может, а значит, неизбежно должен установиться уровень спроса, соответствующий реальным доходам домохозяйств. А доходы эти, в общем, известны. Если реально оценить сегодняшние инфляцию и покупательную способность доллара, то получится, что средние зарплаты такие же, как в конце 50-х, а доходы домохозяйств — такие же, как в первой половине 60-х годов (разница образовалась из-за увеличения среднего количества работающих в одной семье).

Но по современным меркам, жизнь в стиле начала 60-х — это отнюдь не уровень жизни «среднего» класса! Опять же, эти расчеты справедливы только для нынешних доходов, а по мере сокращения спроса начнут падать и они. Так что ситуация будет только ухудшатся. И вот тут нужно вспомнить, что одно из определений «среднего» класса — люди с типовым потребительским поведением (обеспеченным соответствующими доходами, разумеется). Но потребляют они не только товары или услуги, но и — поведение власти. Нынешней власти, которая формируется современной элитой. Если культура потребления у большей части населения изменится — власть станет крайне непопулярной.

Вот и получается, что у элит практически всех стран возникли серьезные проблемы. Они еще пытаются объяснить, каждая — своему обществу, что все вернется «на круги своя», но никто этому не верит. Ни сама элита, ни общество, которое выходит на митинги.

А вариантов развития ситуации всего три. Точнее, два, но с переходным периодом, который может затянуться. Первый вариант — элита выдвигает из своих рядов лидера, который меняет ситуацию, «правила игры», социально-политическую модель, сохранив при этом часть элиты. Не всю, конечно. Второй — общество «сносит» элиты, и к власти приходит антиэлита (как это было в России в октябре 1917 года). И есть промежуточный вариант, при котором элита тщательно ликвидирует в своих рядах потенциальных «наполеонов» и при этом активно усмиряет общество. Подобная ситуация неустойчива, мы это хорошо знаем из нашей истории в период с февраля по октябрь 1917 года (вспомним Корниловский мятеж!), но, по всей видимости, именно с ней предстоит столкнуться, например, США.

Удержать ситуацию по прежним «правилам игры» невозможно, необходимо
жестко централизовать управление экономикой и государством. А резкое изменение правил требует серьезных поводов. И намеренно создавая их, элиты не станут гнушаться и уже не гнушаются ничем.

В общем, целенаправленная работа по созданию «подушки безопасности» для элит идет уже давно. Главный вектор, определяющий направление развития современного либерального общества, — это упор на «средний» класс. Представителям этого класса постоянно внушают убеждение, что разные традиционные ценности гроша ломаного не стоят, коль они компенсируются ростом доходов. Зачем это делается, понятно. Это один из способов сохранения власти. Элита таким образом объясняет народу, что самая главная и, в общем, единственная ценность на свете — это деньги. А деньги дает она, любимая. Стало быть, за нее, элиту, и надо держаться изо всех сил…

Именно отсюда идет разрушение семьи (которая, если сильна, всегда «забивает» государство, что хорошо было видно на примере СССР) через ювенальные технологии и постоянную пропаганду гомосексуализма, разрушение религии и церкви, уничтожение образования, национальной культуры (именно культуры, а не ее имитации для поддержания туризма) и развитие так называемого мультикультурализма.

Разумеется, людям это все не нравится, однако постоянный рост уровня жизни и усиление контроля спецслужб за счет развития информационных технологий до последнего времени позволяли держать ситуацию под контролем. И вот здесь, совершенно некстати, случилось страшное — начало «острой» стадии кризиса вызвало падение уровня жизни «среднего» класса. Разумеется, процесс только начался, но уже и то, что произошло, показало современной «западной» элите — ее положение под угрозой. Все наработанные технологии управления обществом стали давать сбои.

Одно дело — контролировать небольшой процент недовольных, другое — массовые выступления. И здесь, естественно, элиты сплотились. Объединило их понимание того, что допускать неконтролируемое развитие событий нельзя. Недолго и власть потерять. А значит, нужно любой ценой заставить пока еще существующий «средний» класс сплотился вокруг элиты. Точнее, вокруг государства, которое эта элита пока контролирует. Необходимо, чтобы народ испугался чего-то большего, чем потеря денег. А поскольку страх перед грозящей бедностью весьма силен, то обычным страхом его не перешибешь. Необходим ужас.

По этой причине я был уверен: в скором времени следует ждать чего-то, что повергнет людей в ужас. И такое событие действительно произошло. Я говорю о бойне в Норвегии, устроенной Брейвиком. Массовое убийство настолько всех ошеломило, что большинство не заметило немалого количества странностей и натяжек, сопровождающих официальную версию событий. Тем не менее, террористический акт идеально отвечает целям элиты. Пресса всячески подчеркивает традиционалистские убеждения массового убийцы. Ужас должен был исходить непременно от традиционного общества — «средний» класс нужно толкать в объятия либерального государства и либеральных элит, а не в сторону традиционных ценностей. Поэтому СМИ, контролируемые элитой, молчат о групповых изнасилованиях школьниц в Норвегии выходцами из южных стран, хотя они случаются все чаще. Поэтому СМИ не говорят о росте наркомании и падении рождаемости — перед ними поставлены другие задачи. А вот массовое убийство, совершенное человеком, который, якобы (правды мы все равно уже сегодня не узнаем), поддерживает традиционные ценности, — это именно то, что нужно элите и власти.

Трудно сказать, будут ли в будущем предприняты аналогичные акции, но, в любом случае, достигнуть цели современной «западной» элите не удастся — падение экономики окажется слишком сильным. Впрочем, элита в это пока не верит. Но вот что она сумеет сделать — это устроить массовый межнациональный конфликт, который резко усилит традиционные ценности в обществе. К сожалению, это произойдет через очень сильное обострение ситуации, сравнимое с нашей Гражданской войной. И основной вопрос, который сегодня стоит задать: сможет ли общество в европейских странах понять, кто был реальным заказчиком кровопролития на острове Утейя? Или уже никогда не поймет? В конце концов, образование и культура уничтожаются не просто так, а с глубоким смыслом.

Возвращение «Красного» проекта

Как пойдет ситуация дальше? Новых пророков пока не видно, так что выбирать приходится из существующих проектов. Поскольку предстоящий экономический кризис резко опустит уровень жизни во всех западных странах (который сейчас существенно завышен за счет феномена сверхпотребления, связанного с эмиссией доллара), то концепции «наживы» во многом сменятся на «справедливость». И это означает ренессанс «Красного» проекта и еще большее усиление Исламского проекта. Что произойдет в США, автор предсказывать не берется, а в Европе вопрос будет только один: сможет ли социалистическая идея ассимилировать исламское население или Европа вольется в исламский мир? Отметим, что до сих пор ассимилировать ислам удавалось только в рамках развития социалистических идей, в связи с чем я считаю, что именно в Европе «Красный» проект ожидает мощная экспансия.

Ренессанса чисто Христианских проектов («Византийского» в форме православия и «Католического») в ближайшем будущем ждать не приходится. Дело в том, что такой мощный кризис, как распад мировой системы разделения труда, распад единого долларового пространства, будет требовать от всех участников активных, если не агрессивных действий. Политика же «христианских» проектов существенно определяется их догматикой, которая в качестве одного из главных достоинств называет смирение. Иными словами, возрождение этих проектов возможно, но не в среднесрочной, а тем более не в краткосрочной перспективе. Это потребует весьма длительного времени.

Есть и еще одна причина, по которой именно «Красный» проект должен приобрести в ближайшем будущем особое значение. Я уже говорил о том, что ссудный процент, разрешенный в XVI веке, создал новый феномен в истории человечества — «технологическое общество». Ускоренный технический прогресс последних столетий, который, в частности, резко уменьшил смертность и позволил существенно нарастить численность человечества, вызван именно этим явлением. Не исключено, что обязательным условием для этого феномена является одновременное наличие ссудного процента и библейской системы ценностей. Даже Япония и Китай, в общем, развивают свои технологии только за счет западных стран — инвесторов и потребителей произведенной ими продукции. Про ислам и говорить нечего — все попытки создания технологической цивилизации на внутренней базе исламских народов оказались неудачными.

В то же время отказаться от технологических достижений человечество на сегодня не готово. И тем более важно то, что было одно исключение из этого довольно жесткого правила. О нем я уже говорил выше, но стоит повторить. Технологическая цивилизация была построена в СССР — стране, в которой ссудный процент был запрещен не менее, если не более жестко, чем в исламских странах. Этот уникальный опыт «Красного» проекта не может не быть востребован, поскольку, скорее всего, предстоящий кризис Единой меры стоимости вызовет по крайней мере временный отказ от использования ссудного процента. Связано это с тем, что разрушение единого эмиссионного долларового пространства будет, вернее всего, происходить постепенно. На первом этапе, с большой вероятностью, мир разделится на несколько эмиссионных валютных зон: доллара США (выпускать который, видимо, рано или поздно станет не частная контора, а федеральное казначейство), евро и юаня.

Не исключено, что возникнут еще две зоны: так называемого «золотого динара» и российского рубля. Собственно говоря, последнее абсолютно обязательно для сохранения России как единого государства. Правда, при нынешнем руководстве нашей экономикой это достаточно маловероятно.

Если учесть, что рынки должны быть глобальными, такая система окажется заведомо менее рентабельной и, скорее всего, продолжит свой распад. В результате отдельные государства, чтобы защитить свои суверенитеты, начнут все жестче и жестче ограничивать права отдельных частных субъектов на присвоение прибыли. Это, в конце концов, почти неминуемо приведет к законодательному или даже идеологическому запрету на частное использование ссудного процента.

Возвращаясь к основной теме, можно отметить, что в Европе ближайших десятилетий мощная экспансия «Исламского» проекта встретит три серьезных сопротивления. Первое — со стороны умирающего «Западного» проекта. Схватка будет безжалостной и бескомпромиссной. Второе — со стороны национальных государств, объединенных в рамках Евросоюза. Здесь давление «Исламского» глобального проекта окажется слабее, поскольку национальные проекты, по определению, не в силах долго противостоять проекту глобальному. Третьим субъектом сопротивления станет возрождающийся «Красный» проект, и здесь отношения будут очень сложными. С одной стороны, «Красный» проект может ассимилировать исламское население Европы (как это было сделано в СССР), и в этом смысле он представляет для «Исламского» проекта главную опасность. С другой — некоторые его черты необходимо максимально поддерживать, поскольку именно они должны будут обеспечить сохранение технологической цивилизации в Европе. В результате этих процессов, скорее всего, в Европе возникнет новый глобальный проект, некий симбиоз ислама и социализма, который можно условно назвать «исламским социализмом».

Ситуация в России будет отличается от европейской только одним: куда более развитыми принципами и механизмами «Красного» проекта. И это несет огромную угрозу «Западному» проекту, поскольку описанные выше варианты развития событий в Европе могут существенно быстрее реализоваться в России и тем самым серьезно ускорить окончательный распад «Западного» глобального проекта.

Неслучайно «Западный» проект бросил значительные силы на срочное разрушение в России реликтов «Красного» проекта: его наемные менеджеры начали агрессивно проталкивать немедленное вступление России в ВТО, разрушать государственную систему пенсионного обеспечения, здравоохранения, образования. Смысл этих действий понятен. Россия на протяжении тысячелетия была исключительно проектной страной и попросту не может существовать без великой идеи. Разрушение «Красного» проекта впервые в истории оставило ее в идейном вакууме: никаких проектных ценностей для России пока не видно. Вменить нашим народам ценности «Западного» проекта, прямо скажем, не удалось. Однако у России все еще остался некоторый оборонно-технический и образовательный потенциал, и «западные» проектанты не желают допустить, чтобы какой-либо другой глобальный проект захватил эту территорию. Следовательно, надо превратить ее в пустыню, населенную агрессивными и неконструктивными племенами. До тех пор, пока «Западный» проект был «единым и неделимым», с Россией можно было бороться на технологическом уровне. Но теперь, когда он зашатался, требуются более жесткие и решительные меры. Что мы и наблюдаем на практике.

Теоретически после распада «Западного» проекта возможен и другой путь развития. Этот отказ и от оставшихся библейских догматов. Однако в этом случае придется формулировать новую догматику проектного масштаба.

Как бы то ни было, неизбежный распад «Западного» проекта приведет к сложному процессу борьбы уже существующих глобальных проектов в попытках усилить свое влияние или просто возродиться. Главными из них, по всей видимости, на первом этапе станут два: Исламский и «Красный». Первый — в силу своей очевидной на сегодня мощи, второй — как гарант сохранения «технологической цивилизации». И если Россия хочет играть в ближайшие десятилетия хоть какую-нибудь роль в мире, а то и просто сохраниться как государство, нам жизненно необходимо с предельной активностью реанимировать оставшиеся от времен социализма механизмы и технологии и попытаться создать новую российскую проектную идеологию.

Кто найдет выход из идейного тупика?

Таким образом, современная ситуация предоставляет нам совершенно уникальные возможности. Почему именно нам?

Дело в том, что западное общество жестко тоталитарно. Любые попытки заниматься чем-то, не одобренным официальной идеологией, неуклонно преследуются. Наказания, правда, помягче, чем те, что применялись в СССР. Людям всего лишь закрывают возможности карьерного роста. Даже если школьник начинает в своих рассуждениях и высказываниях противоречить основополагающим догмам, то можно смело сказать — хорошего образования он уже не сможет получить никогда. Вместе с тем существуют разного рода институты и механизмы, предназначенные контролировать положение так, чтобы не завести его в тупик, — при критическом развитии ситуации снимаются запреты на вольную мысль. Этот механизм действовал неоднократно на протяжении нескольких веков.

В последний раз он был пущен в ход совсем недавно, когда Фрэнсис Фукуяма, известный тем, что двадцать лет тому назад написал книжку «Конец истории», опубликовал в первом номере журнала «Foreign Affairs» за 2012 год статью под названием «Будущее истории». Коротко перескажу своими словами этот знаменательный текст.

Мы уткнулись в идейный тупик, — пишет Фукуяма. — Современный капитализм умирает у нас на глазах, и по этой причине нам нужная новая идеология. Сочинить ее на старом фундаменте мы не можем потому, что нас сдерживает слишком много запретов. Однако давайте отдадим себе отчет в том, что эти запреты появились в результате противоборства с СССР и вообще с «Красным» проектом. Этого проекта теперь нет, и потому мы можем снять все запреты и дать свободу творчеству, народу. Пусть, дескать, народ сочинит нам новую капиталистическую идеологию. Он даже рисует забавную картинку: «Представьте на мгновение неизвестного сочинителя, который, ютясь где-нибудь на чердаке, пытается сформулировать идеологию будущего, способную обеспечить реалистичный путь к миру со здоровым обществом среднего класса и прочной демократией». Однако Фукуяма тут же предупреждает: есть четыре пункта, от которых ни в коем случае нельзя отказаться. Это частная собственность, свобода, демократия и «средний» класс.

Понятно, почему в этот перечень затесался «средний» класс, который вообще-то не имеет никакого отношения к философским понятиям. Именно он, «средний» класс, собственно, и требует наличия частной собственности, свободы и демократии. Бедным эти блага ни к чему — им от них ни жарко, ни холодно. А богатым свобода и демократия не нужны, потому что свою собственность они могут защитить самостоятельно. Таким образом, «средний» класс становится очень важным связующим звеном.

Итак, Запад открыто заявил, что объявляет конкурс на новую идеологию. И здесь мы сталкиваемся с совершенно любопытной вещью. Мировоззрение, философия, тщательно проработанная и многократно переписанная история Запада создавались в последние сто лет в ходе борьбы с коммунистической идеологией, одним из ключевых элементов которой является тезис о конце капитализма. Соответственно, в западной модели, в либеральной философии и прочих построениях капитализм принципиально бесконечен. По этой причине новая философия, которую предлагает разрабатывать Фукуяма, если и будет разработана, станет всего лишь обновлением капитализма.

Возможно ли такое обновление?

Давайте разберемся, откуда в коммунистической идеологии взялся тезис о конце капитализма? Мы привыкли считать, что его придумал Карл Маркс и что он естественно вытекает из Марксовой теории смены формаций. Но тогда возникает другой вопрос: почему Маркс решил заниматься теорией смены формаций? А дело вот в чем. Маркс как ученый — не как идеолог и пропагандист, а именно как ученый — политэконом. Политэкономия как наука появилась в конце XVIII века, и разработал ее Адам Смит, потом подхватил Давид Рикардо, и Маркс, в некотором смысле, был продолжателем их традиции. Так вот тезис о конце капитализма появился у Адама Смита, и не исключено, что Маркс и занялся-то концепцией смены формаций, потому что понимал, что капитализм конечен. Ему было интересно разобраться, каким будет посткапиталистическое общество.

Согласно Адаму Смиту, уровень разделения труда в конкретном обществе определяется масштабами этого общества, то есть рынком. Чем больше рынок, тем глубже может быть разделение труда. (Объясню этот тезис, что на называется, «на пальцах». Предположим, есть некая деревня, в которой сто дворов. Так вот, хоть умри, но строить паровозы там невозможно. Не тот масштаб.) Со времен Смита этот тезис получил массу подтверждений, и из него вытекает довольно простое следствие — с какого-то момента, с какого-то уровня разделения труда дальнейшее разделение может происходить только путем расширения рынка.

И вот в наши дни мир зашел в ситуацию, которую Адам Смит и даже Маркс описывали как абстрактную, чисто гипотетическую. Сегодня она стала вполне конкретной. Расширение рынков более невозможно. Следовательно, невозможно и дальнейшее углубление разделения труда в рамках существующей модели экономики. Конечно, можно попытаться сделать это в какой-то отдельной отрасли, но никак не во всей экономике в целом. Не получится. Отсюда следует вывод — современный капитализм закончился. Нынешний кризис — это кризис конца капитализма. У него больше нет ресурса развития. Развиваться далее в тисках капиталистической идеологии мир не может.

С точки зрения человечества, это не самая большая беда. Только в Европе и только за последние две тысячи лет сменились по крайней мере две базовые модели экономического развития, о чем я уже говорил выше. Ничто не мешает произойти еще одной смене.

Поэтому мне представляется, что сегодня ключевым моментом является поиск нового механизма развития и нового языка, на котором это развитие можно описать. Тот, кто это сделает, станет цивилизационным чемпионом на ближайшие лет двести-триста. Из всего сказанного выше ясно, что сделать это можно только за пределами западного мира. И я не могу отыскать на карте страну, кроме России, где могла бы родиться новая идея.

1 Стагфляция — инфляция, сопровождаемая застоем или падением производства, высоким уровнем безработицы.

( написано 22.07.2012, опубликовано 22.07.2012)

Источник

 

Метки: ,

Две крупнейшие российские правозащитные организации инициировали кампанию гражданского неповиновения


Движение «За права человека» объявило, что не будет подчиняться подписанному Путиным закону о НКО и инициировало кампанию гражданского неповиновения. Об этом исполнительный директор одной из крупнейших российских некоммерческих общественных организаций Лев Пономарев заявил в субботу, 21 июля, в интервью агентству «Интерфакс». «Мы никогда не будем агентами и не подчинимся этому закону. Мы — агенты российских граждан. Мы будем продолжать получать иностранные гранты и будем говорить об этом открыто», — подчеркнул Пономарев.

На неизбежную в случае бойкота закона реакцию властей движение собирается реагировать мерами правового характера — обращаться в суды, в частности, в Конституционный суд. «Тогда власть нас каким-то образом закроет, но это будет решение власти», — отметил Пономарев, объявив о начале «кампании гражданского неповиновения» законам, принятым с нарушением Конституции и ряда международных конвенций.

С похожим заявлением выступил и глава российского правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов. «Это унизительно и глупо было бы — идти и регистрировать себя в качестве иностранного агента, — отметил Орлов в интервью РИА «Новости». По его словам, «Мемориал» не станет отказываться от иностранных пожертвований, а вместо этого будет «предпринимать все возможные правовые шаги против дискриминационной практики», установленной новым законом. Таким образом, две крупнейшие российские правозащитные организации — «За права человека» и «Мемориал» — приняли решение фактически бойкотировать закон о НКО.

Между тем председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заявила о готовности отказаться от западных грантов, что повлечет за собой сокращение проектов и штатов, но избавит от необходимости регистрировать МХГ в качестве «иностранного агента». «Мы попробуем начать новую эру — работать на российские деньги», — заявила Алексеева. (Почему то кажется, что Алексеева работала на российские деньги изначально — ЭР)

Напомним, в субботу Владимир Путин подписал федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, в законе понимается российская НКО, которая получает финансирование и иное имущество от иностранных государств, их госорганов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц или от российских юрлиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории РФ.
Tweet

Источник

 

Метки:

И.А.Данилов. Создание 25 млн. рабочих мест — утопия. Нам нужны другие ориентиры.


В теории искусственного интеллекта получил широкое распространение «эффект-горизонта» или Horizon Effect. Свободная Википедия дает объяснение этому эффекту на примерах шахмат, объясняя, в конечном итоге, задержками в движении главных фигур
Идея создания 25 млн. рабочих мест в этом смысле является полным аналогом указанного «эффекта», задерживающая развитие страны. Она не дает ответа на главный вопрос: сможем ли мы этим самым обеспечить решительный рывок в развитии страны ?
Вы спросите почему? По порядку:
1. А сколько вообще нам нужно рабочих высокотехнологических мест исходя из баланса трудовых ресурсов и перспективного плана размещения производительных сил, и
2. Где и в какой отрасли (отраслях) должны быть созданы первоочередные рабочие места, способные наибольшим образом породить потребительский спрос и вовлечение наиболее массового инвестора – собственного народа в инвестиционный процесс.
Ни один из иностранных инвесторов не только не способен, он не заинтересован в создании конкурентно-способной среды у потенциально возможных противников или союзников. Любое государство призвано решать интересы, прежде всего, своего народа. Почему именно 25 млн. рабочих мест? Кто определил это количество? В предыдущей статье, на основании данных уважаемой организации МОТ (Международной организации труда) я показал, что количество трудовых ресурсов у нас уменьшается к 2020 году почти на 5,9 млн. человек.
Найти на сайтах уважаемых министерств и ведомств, планы развития подведомственных им отраслей в увязке с интересами всей страны — тщетно и бесполезно, кроме емких и столь же бессодержательных программ.
Скажу больше, недавнее выступление Премьер-министра меня поразило. Поразило, прежде всего, тем, что даже Председатель Правительства не представляет где нужно создавать эти самые высокопроизводительные рабочие места. Назвать приоритетные отрасли. Это далеко не все. Насколько планы развития приоритетных отраслей обеспечены трудовыми, материальными и финансовыми ресурсами. А ведь 2020 г. через восемь лет. Какой эффект мы получим? Во сколько раз увеличится валовой продукт и, главное, во сколько раз увеличится средняя заработная плата работников бюджетных отраслей и увеличится ли их благосостояние. Как преобразится экономика нашей страны? Экономика страны, Энергетическая стратегия которой закрепляет ее сырьевой статус.
Я уже не раз говорил, что принцип демократии для технократа заключается в способности ответить на три простых вопроса: кому, сколько и почему???
Расчеты показывают, что к 2035 г. мы способны будем реально обеспечить примерно 272 млн. кВт генерирующих мощностей. Расчеты же , выполненные столь известной организацией как EIA, корреспондируются с выполненными расчетами (замечу в скобках, что наши расчеты основываются на статистическом ряде ввода энергетических мощностей , начиная с 1945 по 2009 гг.). Так вот, расчеты EIA показывают, что к 2035 г. в России следует ожидать 277 млн. кВт и производство электроэнергии-нетто 1423 млрд. кВт·ч. Что это означает? Это означает что качественно меняются местами страны-лидеры.
Сравните темпы роста генерирующих мощностей крупных стран мира, приводимые в таблице 1.

Таблица 1.Установленная мощность электростанций отдельных крупных стран мира, млн. кВт

Источник: собственные расчеты, EIA

Россия становится замыкающим звеном в системе мирового развития. И возрастная проблема генерирующих мощностей лишь усугубляет эту проблему, а проблема демографических изменений делает ее почти неразрешимой. Значит, задача создания 25 млн. рабочих мест – очередная утопия. Утопия, потому что не подкреплена никакими расчетами.
Судите сами. В соответствии с данными МОТ по прогнозу экономически активного насления, к 2020 г. Бразилия будет обладать 113,5 млн. работников, Индия – 564,8 млн., Канада – 19,6 млн., Китай -826,0 млн., Россия – 70,3 млн., США – 165,7 млн., Южная Корея – 25,3 и Япония – 62,5 млн. работников.
Следовательно, электровооруженность труда к 2020 г. в перечисленных странах, исчисленная к экономически активному населению, составит: Бразилия — 1,3 кВт/чел; 0,5 кВт/чел и 1,6 кВт/чел — соответственно Индия и Китай, Канада – 7,3 кВт/чел., Россия – 3,3 кВт, США – 6,6 кВт/чел., Южная Корея – 3,8 и Япония — 4,6 млн. кВт. Все перечисленные данные не включают отрицательные последствия возрастной проблемы генерирующих мощностей и отрицательной динамики демографических изменений.
В заключении этой, возможно спорной, заметки, приведу еще две таблицы, характеризующие электровооруженность труда работников в России (таблица 2) и в Швеции (таблица 3), в том числе по сопоставимым видам деятельности.

Таблица 3. Электровооруженность труда работников в России по видам экономической деятельности (тыс. кВт•ч на одного рабочего)

Источник: Росстат

Таблица 3. Электроворруженность труда работников отраслей промышленности Швеции, тыс. кВт·ч/чел

Источник: SBS

Выводы:
1. Мы катастрофически отстаем по электровооруженности работников отдельных отраслей промышленности, имеющих, как правило, высокую добавочную стоимость. Так, в химическом производстве электровооруженность в России составляет всего лишь 86,8 тыс. кВтч/работника, в то время как в Швеции 552 тыс. кВтч, или если в России электровооруженность в такой отрасли промышленности, как производство кокса и нефтепродуктов составляет только 139, 2 тыс. кВтч/чел., в Швеции — 6767 тыс. кВтч/чел. Эти сравнения можно продолжать, но повысится ли от этого производительность труда?
2. Считаю, что главными приоритетами на ближайшую и обозримую перспективы в России и на территории Евразийского экономического пространства должны стать опережающие темпы развития электроэнергетики и газохимии.
Очень рассчитываю, что желание снять наконец пустообразные тюрбаны со статуэтками придет к руководству страны. Практике высокоэффективных, точно просчитанных проектов — нет альтернативы. Правда, у нас громадный резерв в организационных мерах. Эти самые меры способны породить качественно новую деловую и инвестиционную атмосферу в нашей стране и на Евразийском экономическом пространстве. Однако об этом в следующий раз. С уважением, инженер-электрик Данилов Илья Анатольевич.

Источник

 

Метки:

Акции протеста трудящихся за рубежом


Миллионы нищих против кучки миллиардеров в Гонконге

Массовые демонстрации, числом до 400 тысяч участников, состоялись 1 июля 2012 года в Сянгане (Гонконге). Протесты эти были самыми крупными с 2003-го года.
Июльские протесты 2012-го организованы противоречивым конгломератом официальных буржуазных оппозиционных партий, профсоюзов, студенческих структур, женских организаций. Но столь массовые протесты подпитываются недовольством по поводу увеличивающегося разрыва между богатыми и бедными. Этот разрыв зрительно выражается кучкой миллиардеров, щеголяющих своим богатством — и множеством людей, живущих в крохотных, где едва можно сесть, клетушках в Коулуне, страдающих от бедности, отсутствия государственного пенсионного обеспечения, заоблачных цен, нехватки жилья, загрязненного воздуха.

Более 1,3 миллиона из семи миллионов жителей Сянгана нынче живут за чертой бедности. За последние 5 лет, по официальным данным, количество “экономически неактивных домохозяйств” (то есть, таких, где не работает ни один член семьи) увеличилось на 48% и достигло 420 тысяч — что указывает на хроническую безработицу. Горстка крупных капиталистов буквально господствует над каждым аспектом социальной жизни автономии — от телекоммуникаций до магазинов и транспорта.

Тем временем, несмотря на различия в политических оттенках, буржуазные оппозиционные группировки играют общую роль — сдерживают растущее недовольство трудящихся, стараются использовать его для собственной выгоды, сеют иллюзии, будто “главное — оказать давление на Пекин и добиться парламентской реформы”. При этом все они выступают за прорыночную реструктуризацию, которая лишь углубит ненавистную массам социальную пропасть. Они ни в малейшей мере не указывают на ответственность эксплуататорской системы за расширение этой пропасти между миллиардерами и “простым народом”, и отражают интересы тех фракций корпоративной элиты и среднего класса, которые отодвинуты сейчас от власти пропекинскими фракциями, и переживают, что роль Гонконга как международного финансового центра может быть подорвана контролем Пекина над его внутренними делами.

Впрочем, многие из участников демонстраций выражали свою враждебность ко всему политическому истеблишменту, в котором господствует тонкий слой магнатов-миллиардеров. Обуржуазившейся же пекинский режим в целом защищает интересы прибылей гонконгских капиталистов, банкиров и баронов недвижимости против трудящихся.

Источник: “Пролетарское действие” proletar.org.ua

Врачи Португалии начали забастовку

Профсоюзы работников сферы здравоохранения Португалии выступают против намерений правительства сократить государственные ассигнования на медицину и требуют повышения зарплат и улучшения условий труда, передает канал EuroNews.
В двухдневной акции протеста принимают участие около девяноста процентов медперсонала. В целом по стране отменены около четырехсот тысяч консультаций и четыре с половиной тысячи хирургических операций. На время проведения забастовки пациентам оказывается только экстренная помощь.
“Необходимо пересмотреть подход к карьере медиков, когда их практическую работу оценивают коллеги, а продвижение по службе возможно только после сдачи экзамена чиновникам. Кроме того, мы не хотим иметь предлагаемую министерством систему здравоохранения, при которой в госклиники нанимают врачей по самой низкой ставке”, — заявил лидер Независимого профсоюза врачей.
Власти объясняют сокращение финансирования национальной системы здравоохранения необходимостью снизить бюджетный дефицит, сообщает сайт http://news.liga.net.

Нищета, коррупция и произвол в капиталистической Румынии

«Благодаря” капитализму, на грани нищеты живет 48,7% румынской молодежи — это самый высокий процент в Евросоюзе. Система здравоохранения в стране на грани краха. Многие румыны из-за экономических трудностей покинули страну. С 2002-го население страны сократилось на 12%. Но постепенно в стране возрождается революционный дух, опирающийся на славные традиции антикапиталистической и антифашистской борьбы. Нынче Румыния вновь, как в старые времена,- неоколония, принадлежащая и контролируемая западными империалистами. У страны — 150 миллиардов долларов иностранного долга, международный финансовый капитал и евроэлита навязывают ей меры жесткой экономии. Но рост протестной активности трудящихся показывает: многие рабочие страны явно задумались о том, чтобы разорвать свои цепи.

Источник: “Пролетарское действие” proletar.org.ua

Источник

 

Метки:

Со Сталиным – победим! Сталинские пикеты в Новосибирске


17 июля в Новосибирске, на пл.Ленина, состоялся Сталинский пикет, организованный ВКПБ, «Трудовой Россией» и ВМГБ. Цель пикета: сбор подписей за установку Галереи Полководцев Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) на Бульваре Победы в Ленинском районе, донесение до граждан города правды о И.В.Сталине, распространение большевистской печати.


Новосибирская организация ВКПБ уже третий год подряд летом организует Сталинские пикеты. На пикете были развернуты портреты И.В.Сталина и наша символика, распространялись газеты «Серп и Молот», «Рабоче-крестьянская правда», «Вперед», «Революция», собирались подписи за установку Аллеи Маршалов Советского Союза, среди которых и И.В.Сталин.


Многие граждане, в том числе и молодежь (а это очень показательно), подходили к нашему блокпосту, завлеченные красной символикой и портретами И.В.Сталина, интересовались нашей инициативой об установке Аллеи Маршалов, охотно оставляли подписи, брали наши газеты.


Следующий пикет состоится 19 июля, в 18:00-20:00, на пл.Калинина. Также мы намереваемся провести такие пикеты и в августе, но дополнительно сопроводив их советской и революционной музыкой.

ВКПБ-Новосибирск

Источник

 

Метки:

Пенза. Как в Пензе изводят старушек


Один древний православный праведник заметил, что государство существует для того, чтобы граждане не сожрали друг друга. Иными словами, должно быть над схваткой. А в Пензе Власть усиленно поддерживает одну сторону. Праведники ей не указ. Она сама указы издаёт!

К примеру, закон Пензенской области от 20.12. 2004 № 715 ЗПО «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан», утверждённый правительством Пензенской области гласит, что поддержка малоимущих производится только при отсутствии у них задолженности за жильё и коммунальные услуги.

А как же узнает социальное управление города, что у нищих имеется задолженность? Так на основании сведений, которые подают те, кто оказывает эти услуги. Забавно-с, государство не может сделать бабульку богатой, но зато может выдать ей справку, что она нищая с долгами. До сих пор наличие задолженности в гражданском споре определял только суд. Теперь это запросто, без всякой излишней волокиты и тягомотины, делают ребята из ЖЭКа.

Каменское чудо

Как же образуется эта «задолженность»? К примеру, в богоспасаемом уездном граде Каменке, известном тем, что отсюда местный помещик и столичный придворный Воейков начал поставлять воду к царскому столу, богоспасаемой Пензенской области в угаре либерализма – а согласно этому учению надо всё взять и поделить — разделили местный Горводоканал на Водоотведение и на Водоснабжение и передали оные в частные руки. Причём Водоотведение передано не полностью, а наполовину; часть сетей осталась бесхозной. Очевидно, на случай, если прибудут иностранные вложенцы, чтобы поучаствовать в прибылях. Смелое решение, достойное того, чтобы прославить Пензу до степени созыва Всероссийского совещания по вопросам успехов в перетряске ЖКХ.

Предчувствуя беду, жильцы спешно оснастились приборами учёта воды, чтобы было чем доказывать свою правоту. Ан, не тут-то было!

«За вами задолженность!» — известил жильцов Владелец водоотведения.

«Откуда?!!» — поразились жильцы: — «Ведь мы платим точно по счётчику!»

— А вот как раз по счётчику платить-то и не надо, — как рентгеном просветил их Владелец водоотведения: — по счётчику вы платите за водоснабжение, а водоотведение – это совсем другое дело; тут у вас приборов учёта нет, и потому вы обязаны платить по нормативам.

Но что означает платить по нормативам? Только то, что платить придётся больше, ибо нормативы завышены, по меньшей мере, разика в три. Потребляет, к примеру, житель Каменки по счётчику в месяц 6 кубометров воды, а по нормативу ему полагается оплатить 16. Почувствуйте разницу. Причём на своей шкуре.

Жители пытались — и это во времена, когда Главдальновиденье при живейшем участии захолустной мелкоты усиленно вдалбливает народу православие, мистику, пришельцев, жизнь после смерти, смерть после жизни, потусторонние силы и прочее — воззвать к здравому смыслу: мол, не может никто из людей земнородных сливать в водоотведение больше, чем получает из водопровода. Разве что им помогут пришельцы, сливающие в Каменское водоотведение отработанное топливо своих звездолётов.
— Может! – бодро отвечали водоотводчики. – Ведь вы не только водопроводную воду потребляете, но и из родника приносите, минералку, квас, пиво, водку покупаете – вот лишних десять кубов и набралось.

К сожалению, в России много сильно пьющих людей. Но чтобы пропускать через себя по десять тонн пива в месяц – это достижение мирового уровня!

Тут сразу видно: человек, который так говорит, ничего кроме самописки в руках никогда не таскал. Десять тонн воды и здоровому молодому человеку перетаскать на себе на большое расстояние не просто, а в домах, о которых идёт речь, значительная часть населения составляют престарелые и не очень здоровые люди. Но, очевидно, с точки зрения господ водоотводчиков, паралитики-то как раз и неистовствуют в перетаскивании больших объёмов питьевой воды. Пускаются калеки во все тяжкие, чтобы увеличить прибыль некоторых водоотводовладельцев.

В конце концов, поскольку заморочить головы и запугать лишением подачек на оплату завышенных нормативов народ не удалось, водоотводчики обратились в суд, рассчитывая на то, что старикам будет трудно таскаться вслед за ними. Особенно, после того, как воды из родника натаскаются. И добились отмены здравого смысла уже в судебном порядке именем Российской Федерации. Суд начал штамповать приказы на взыскание с такой скоростью, что не всегда успевал поставить номер на бумаге. Некоторые люди предпочитают поставить себя в глупое положение, нежели лишний раз подумать.

Мироеды

Кстати, некоторые либералы уверены, что про кулаков-мироедов всё сочинили большевики. К сожалению, наличие оных подтверждается бытописанием не только из российских источников, но и многих земледельческих общин по всему миру. В Индии, к примеру, тамошние мироеды, судя по описаниям, настолько набожны, что нанимают слуг, которые подметают перед ними дорогу во время ходьбы, чтобы их хозяева, не приведи господи, не раздавили какую-нибудь козявку по дороги, ибо для буддиста это большой грех.

Вот и каменские мироеды, скоро, глядишь, построят для местного населения храм какого-нибудь Николая Чудотворца-на-фекалиях. Тех самых, на которых уже строят своё благополучие хозяева ЖКХ. Они, сами того не подозревая, руководствуются словами одного древне-римского императора, коротко и ёмко определившего сущность либерализма: «Деньги не пахнут». Построят, естественно, на средства, украденные у этого же населения. У нас ведь как принято? Обворует какой-нибудь начальник старушку, а потом ещё и чай к ней придёт пить, увеличивая тем самым объём сточных вод. Впрочем, на Том Свете населению всё вернут. Так что, кто хочет познакомится с мироедами поближе, пожалуйте в Каменку.

(Пока заметка готовилась, в Каменке и вправду был заложен очередной храм, ибо число храмов возрастает в соответствии с возрастанием числа беззаконий и преступлений. Разумеется, их строят не для того, чтобы проповедовать оттуда недопустимость сдирания шкуры с ближнего своего: «Кто обидит одного из малых сих…» Очевидно, для того, чтобы было, где оплачивать отпущение грехов. Строить будут, естественно, «всем миром». Чтобы сплотить народ. О том, что можно всем миром починить водопровод, никто не догадывается.

Между тем, качество водопроводной воды в России таково, что забил тревогу даже главврач Онищенко: похоже, кому-то выгодно побыстрее переселить нас всех в Царствие Небесное).

И хотя, казалось бы, население добровольно проголосовало за то, чтобы его и далее обворовывали, оно начало роптать. Не хотят люди становится нищими, хотя только бомжи унаследуют Царствие Небесное.

Есть женщины в русских селеньях!

Тогда за дело взялась Нина Ивановна Женихова, возглавляющая местный райком компартии. Первым делом она добилась приёма у губернатора В.К.Бочкарёва. Но это было всё, чего она добилась от губернатора Бочкарёва, поскольку Василий Кузьмич выразил полную уверенность, что в водопроводном деле так и должно быть. Губернатор не против чудес в народном хозяйстве.

Кстати, Василий Кузьмич часто плакался, что ему не с кем работать, но ему почему-то и в голову не пришло назначить сидящего перед ним неравнодушного человека, к примеру, на должность по защите прав человека. Ибо назначение на эту должность – как и на все остальные — производится не за то, что человек всю жизнь посвятил защите чьих-то прав, а за умение не перечить начальству. Надеюсь, вы не думаете, что в России можно продвинуться по службе, возражая начальству?

Впрочем, беседа не прошла вовсе бесследно: вскоре Василий Кузьмич объявил о своём решении облагодетельствовать избирателей новой службой. Теперь тщательно подобранные правоведы будут защищать народ от ребят из ЖКХ. Это заявление, сделанное губернатором по собственному почину, свидетельствует только о том, что, даже обзаведясь учёной степенью, он, в сущности, так и остался простым сельским парнем, не всегда понимающим, что именно он ляпнул.

А сказанул Василий Кузьмич следующее: существующие госучреждения – технадзор, роспотребнадзор, прокуратура, антимонопольная службы, жилищная инспекция, уполномоченный по правам человека, представитель президента в области (и не какой-нибудь захудалый, а полномочный), газета «Коммунальная правда», созданная по заявлению её издателей именно для «борьбы с беспределом в ЖКХ» – это просто орава дармоедов, зря получающих зарплату. Получила пинок от Василия Кузьмича и партия Единая Россия, имеющая везде большинство и уже открывшая в здании городской управы юридическую консультацию для населения, чтобы удобнее было его обманывать именно в вопросах ЖКХ. Чем же заняты все эти дармоеды? Тем, что направляют жалобы на рассмотрение в то учреждение, на которое вы жалуетесь. Похоже, что главный паралитик у нас – это государство.

А ещё призвал Василий Кузьмич пензенскую молодёжь не покидать родные края, поскольку, если дело так и дальше пойдёт, скоро губернатору руководить будет некем. Не хочет народишко, чтобы жизнь ушла на борьбу с ЖЭКами, словно вода сквозь гнилые трубы, вот и перетекает туда, где начальники поумнее. Кстати, дочка у Василия Кузьмича

Не добившись правды в Пензе, поехала Нина Ивановна в Москву, с большим трудом, оторвав представителя Пензенской области в Госдуме Игоря Руденского от вступления в ВТО – бедняга долго не мог дозвониться: всё время по привычке набирал номера каких-то международных учреждений – через его посредство пробилась в Миэкономразвития, где ей разъяснили то, что и до этого было известно: Постановлением-307, по-другому именуемом «Правила предоставления коммунальных услуг» установка приборов учёта сточных бытовых вод не предусмотрена. Расчёты производятся по приборам потребления воды.

На заводе, выпускающем приборы учёта, дополнительно пояснили, что счётчики сточной воды изготовляют только для химической и нефтяной промышленности.

Ну и что? Плевать хотели пензенские чиновники на распоряжения из белокаменной. Те распоряжения, которые им не выгодны, они сразу спускают в водоотвоедение. Предварительно использовав, разумеется.

Как Иванушка-дурачок за чудом ходил

Встреча с народным избранником в Госдуме тоже не прошла бесследно: на днях господин Руденский толкнул речугу по пензенскому дальновиденью, посредством которого власть давно уже общается с населением, о благости вступления России в ВТО. Оказывается, «мы научимся жить в цивилизованном рынке», завалят нас дешевыми предметами потребления. (Помнится, про то, что нас завалят, уже кричали, и весьма громко, когда предлагали всё передать в частные руки – и теперь у нас кроме китайского, почитай, ничего и нет в продаже). А своё пензяк будет покупать, только если оно будет дешевле и лучше. Что вряд ли случиться, поскольку наши производственники берут займы под 12 – 15%, а иностранцы под 2%.

Откуда такая разница? 10% — это итог рвачества наших монополистов, начиная от водопровода и заканчивая железнодорожными перевозками и производством тепла и электроэнергии. Именно они раскручивают инфляцию (6%) и ещё норовят содрать на «инвестиционную составляющую». Любят у нас звучные иностранные слова, а по-русски это называется оброк. Ну, не хотят новые баре знать о займах и выпуске акций. Зачем мучится, если крепостное право позволяет увеличить оброк Ваньке? Не совладельцем же его делать, и тем более, не прибылями делиться! Тем не менее, либеральная Дунька остёрвенело рвётся в Европу.

Жаль, не уточнил Игорь Николаевич, на какие шиши население заморские гостинцы покупать будет. Продавать-то кроме сырья нечего

Ещё более значимо замечание Игоря Николаевича о том, что соперничество зарубежных хищников заставит-таки наших предпринимателей работать! Из чего следует, что просто позволить разворовать госимущество оказалось недостаточным для обретения «эффективного собственника». А ведь многие до сих пор уверены, что частное работает лучше государственного и что, стоит только передать предприятие в частные руки, как оно расцветёт.

Теперь, оказывается, в ВТО необходимо вступить, чтобы заставить «эффективного собственника» работать. Бог уж с ней, с эффективностью – хоть как-нибудь. (Тот же итог, похоже, и с ВТО будет).

Теперь новые хозяева что делают? Выжимают всё, что можно, из попавшего в их лапы оборудования и рабочих. Из всех технических правил в РФ пока действует одно: «После нас – хоть потоп!» Когда прорвёт плотину или очередной водоотвод, поскольку средства на починку были разворованы.

И партия Единая Россия, видным деятелем которой является Игорь Николавевич, добившись монополии на власть и подмяв под себя все основные СМИ, тоже начнёт эффективно работать под влиянием ВТО. Вот теперь-то Каменский Водосток заработает на мировом уровне! И иностранные влагатели начнут давить друг друга в очередях за право вложить свои кровные в Каменку.

При этом все выжатые из населения средства вкладываются в укрепление своего денежно-вещевого довольствия. Да и нельзя починять-то. В силу того же Здравого Смысла. Сами посудите, если вы в три раза завышаете потребление воды, так и водосточные трубы тоже должны стать в три раза больше, чтобы пропустить это количество сточной воды. А это в три раза дороже. Кому охота нести совершенно бессмысленные расходы?

В Каменке уже и чугунные крышки у колодцев водоотведения не всегда в наличии. Так что скоро можно ожидать проваливания отдельных граждан в эти самые колодцы. Со смертельным естественно, исходом. После чего Высшие Должностные Лица, приняв скорбное выражение лица, распорядятся наказать виновных и провести Самую Тщательную Проверку из числа возможным в остальных городах, где имеется такое же точно водоотведение. Оно и понятно: пока гром не грянет, на Руси креститься не принято. За исключением случаев, когда крестятся взрослые люди, чтобы получить должность в Кремле.

На днях Владимир Владимирович Путин выразил готовность выбросить ещё 10 млрд. долларов на поддержку мирового порядка. Поддержать своих у него желания по-прежнему нет. Точка зрения тут простая: вот проедим накопленные золотые запасы, вложенные в американские ценные бумаги, самые большие в летописях России, тогда и будем чинить водопроводы.

Господин Руденский обещает поддержку «экспортно-ориентированным предприятиям», к числу которых водопроводы и водостоки не относятся. И, добавим, экспортно-ориентированным партиям. Самим-то нам есть не надо… «Живём мы уже в условиях ВТО, а правами не пользуемся!» — возмущается Игорь Николаевич. Из чего следует, что правителям земли Русской не хватило ума сказать заграничным хищникам: «Вы сначала нас примите в ВТО, а потом мы выполним ваши условия по уничтожению значительной части нашего народного хозяйства».

Высказался Игорь Николаевич и по вопросам образования. Оказывается, и его перетряхнули не очень удачно: вузы должны готовить не юристов, экономистов и прочих менеджеров, которых уже девать некуда, а ухарей «по продвижению брэндов», т.е. очередных торговцев воздухом, умеющих, как выразился один из них ещё на заре Великих Потрясений, «впарить холодильник эскимосу». Или господина Руденского народу. Вот на Каменский водосток брэнд присобачить – и все вопросы будут решены, и европейцы ломанутся густыми толпами покупать его продукцию. Иными словами, наш выдающийся государственный деятель явно считает, что в России не хватает жулья, и его надо готовить в вузах за казённый счёт.

Нет, недаром Платон, рассматривая современное ему государство, сказал: умный человек говорит, когда есть что сказать, а государственный муж – перед выборами.

В переводе на обычный русский язык словечко «брэнд» означает «клеймо». Которое ставили на коров, чтобы не перепутать. В России одно время тоже часто ставили клеймо на лоб из трёх букв – «вор». Потому что на некоторых наших чиновниках и предпринимателях брэнды ставить некуда.

«Мы все становимся умнее год от года». Расчленили расчленители «Аэрофлот», РАО ЕЭС и прочее, а теперь выяснилось, что лучше работать они не стали. Вот Игорь Николаевич и собирается издать закон, согласно которому предприятие нельзя распродавать по частям. Раньше-то он, когда, начиная свою руководящую работу, колоски мял в поле, чистом, словно мозги монашки, и некоторые части тела, об этом не догадывался, поскольку начальники земли Русской крепки, в основном, задним умом. Точнее сказать, задним местом. Благодаря чему и оказался Каменский водоканал поделённым на три части. Впрочем, скажите спасибо, что половину Водоканала, к примеру, ведающую подачей воды, вообще не упразднили ради сбережения средств, и не стали гнать питьевую воду по водоотводу: по нечётным часам работает водоотведение, по чётным – в обратном направлении идёт питьевая вода.

Непосредственное управление Или истопите мне баньку по-белому

А что же местная выборная власть? Она, родимая, прозрачно намекает: надо бы вам, милые, вступить в одну из двух местных управляющих компаний, которые непрочь пособирать за умеренную плату средства с населения. Ибо, пока шёл делёж имущества и водоканала, допустила местная власть крупную ошибку: не сумела вовремя повесить на шею жильцам управляющие компании. Лопухнулась, и теперь у неё нет возможности проворачивать темные делишки по серым образцам, поскольку у управляющих компаний нет возможности собирать платежи: граждане отслюнявливают их напрямую поставщикам услуг и дополнительных дармоедов содержать не хотят-с. Кстати, ходят слухи, что весь Дальний Восток на прямом управлении. Что, впрочем, не удивительно: там ведь, в отличие от благословенных пензенских пажитей, крепостного права никогда не было.

Собственно, непосредственное управление и означает управление без посредников. Вот их и исключили, словно из школы за неуспеваемость. Что ж, несчастным теперь, с голоду помирать прикажете? Им ведь тоже дворцов и тачек с наворотами хочется. А работать не хочется. И воровать возможности нет. Прямо революционная ситуация в уездном городе Каменке получается: верхи не могут – в данном случае наживаться, — а низы не хотят. Чтобы их обворовывали.

Евгений Пырков

Источник

 

Метки:

СРЕДНИЙ КЛАСС


Существенно то, что основные классовые интересы всех, кто продаёт свою рабочую силу, однородны и что сплочение вместе всех, кто извлекает хоть часть средств к жизни от работы по найму в «чужих людях», безусловно необходимо.
В. Ленин

Средний класс, самый многочисленный слой народонаселения, стал великой проблемой, от решения которой зависит будущее общественного (конституционного) строя современной России.

Не ставя себе задачей рассмотреть здесь в деталях классовую структуру современного российского общества, я лишь замечу здесь, что, поскольку основным способом производства этого общества является капиталистический способ производства, основными классами, т.е. классами, непосредственно связанными с капиталистическим способом производства, в этом обществе являются буржуазия (класс капиталистов) и рабочий класс. Если основными классами современного российского общества являются буржуазия и рабочий класс, то и главной движущей силой развития этого общества, разумеется, является классовая борьба между этими двумя классами.

Вместе с тем было бы ошибкой упрощать социальную структуру современного буржуазного общества. Научно-технический прогресс, характерный для XX века, информатизация всех сфер общественной жизни, которой отмечен XXI век, не могли не вызвать определенных сдвигов в классовой структуре современного буржуазного общества. Это нашло своё отражение, в частности, в том, что в общей численности населения резко снизилась численность буржуазии, с одной стороны, и увеличилась численность рабочего класса (наёмных работников), с другой стороны. Но, во-первых, количественное уменьшение буржуазии не означает ослабления её политического господства; напротив, концентрация гигантски выросшего общественного капитала в руках немногочисленных представителей государственно-монополистической буржуазии привела к гигантскому росту экономической и политической силы этой верхушки буржуазии. Во-вторых, численность рабочего класса хотя и возросла, но она возросла так, что буржуазия и рабочий класс, вместе взятые, составляют меньшинство в общей численности народонаселения. Наконец, между этими двумя основными классами буржуазного общества находится неосновной класс, – самый многочисленный слой в общей численности народонаселения. Неосновной класс, называемый также средним классом, – это класс, который с господствующим капиталистическим способом производства непосредственно не связан; и поэтому он не занимает определённое положения в обществе. Средний класс занимает экономически промежуточное (переходное) положение между буржуазией и рабочим классом. С одной стороны, он являются частным собственником, но эта его собственность, в отличие от нетрудовой частнокапиталистической собственности, преимущественно трудовая собственность, основанная на личном труде. С другой стороны, он является тружеником и испытывает гнёт капитала. Положение среднего класса в системе общественных отношений, таким образом, противоречиво. В нём взаимно притупляются интересы буржуазии и рабочего класса. В результате этого он обычно не занимает своей самостоятельной линии в классовой борьбе, а выступает либо на стороне буржуазии, либо на стороне рабочего класса. Но, так как средний класс составляет наибольший слой в общей численности народонаселения, то понятно само собой, что от того, на чьей стороне он выступает в классовой борьбе между буржуазией и рабочим классом, решающим образом зависит конечный итог этой классовой борьбы, т.е. борьбы за политическое господство в обществе.

Но социальное положение среднего класса постоянно меняется. На ранних стадиях капиталистического способа производства, когда он осуществляется на базе примитивных технических и организационных условий труда, к среднему классу принадлежат крестьяне, ремесленники и мелкие торговцы, словом, люди, источником доходов которых является физический труд. Сегодня же, когда капиталистический способ производство осуществляется на базе гигантски выросших технических и организационных условий труда, к среднему классу принадлежат преимущественно научные работники, инженеры, менеджеры, системные администраторы, учителя, врачи, служащие, офицерство и т.д., словом – люди, основа доходов которых связана с полученным образованием, с интеллектуальным трудом. Отсюда видно, что социальное положение современного среднего класса сильно запутано, отличается большой сложностью. По этой причине очень трудно определить к какому классу он больше примыкает: к буржуазии или к рабочему классу. Но логика классовой борьбы необходимо требует чёткого разделения среднего класса по отношению к буржуазии и к рабочему классу. Как это можно сделать? Только путём выявления основных признаков класса, по которым можно было бы дать наиболее полное определение понятия «класс». Буржуазные социологи выделяют в качестве основного признака класса только один признак – различие в доходах. Слов нет, этот признак очень важен. Но, прежде чем выделять этот признак в качестве единственно основного, нужно объяснить, что является источником дохода и от чего зависит размер дохода, ибо без этих экономических факторов нельзя точно охарактеризовать класс. Однако буржуазные социологи сознательно игнорируют это вопрос. Но без знания того, как и каким способом получается доход и размер его, невозможно дать точную характеристику класса. (Количественные оценки о некотором явлении имеют смысл лишь постольку, поскольку отнесены к качественно определённому явлению.) Наиболее полное определение класса даёт ленинское определения класса, которое выделяет четыре основных признака: 1) место в исторически определённой системе общественного производства, 2) отношение к средствам производства, 3) роль в общественной организации труда, 4) способ получения и размеры дохода. Всестороннюю характеристику класса дают только все четыре признака в совокупности. Но поскольку главное отличие одного класса от другого состоит в том, как каждый из них относится к средствам производства, то ясно само собой, что главным (самым важным) из этих признаков является отношение к средствам производства. Положение класса в обществе, его роль в процессе общественного производства, источник и размер дохода – всё это, в конечном счёте, вытекает (зависит) от отношения к средствам производства. Наконец, отношение к средствам производства проявляется в определённой форме собственности. При господстве частной собственности одни классы владеют средствами производства, другие – лишены их, что делает возможной эксплуатацию последних собственниками средств производства. Короче говоря, «классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства». (В. Ленин).

Теперь, после того, как мы выявили самый важный признак, однозначно характеризующий понятие «класс» – отношение к средствам производства, мы можем заняться более или менее правильным разграничением среднего класса по отношению к буржуазии и к рабочему классу.

Итак, как уже было сказано, современный средний класс, это преимущественно тот слой народонаселения, основа доходов которого связана, как правило, с полученным образованием, с интеллектуальным трудом. Однако в условиях господства частной собственности на средства производства такая основа дохода, как образование, необходимо приводит к качественной дифференциации самого среднего класса, делает его социально неоднородным. Уже сам факт возможности нахождения в частной собственности средств производства обуславливает для высших государственных чиновников, топ менеджеров государственных компаний, а также элиты интеллигенции (творческой и учёной), высшего офицерства и т.д., – словом, для тех, кто в силу своего статута распоряжается государственной собственностью, – преимущественное право, прямо или косвенно, приватизировать средства производства. В результате этого последнего обстоятельства этот верхушечный слой среднего класса помимо дохода от государственной службы, имеет ещё и такой источник дохода, как предпринимательская деятельность, спекуляция земельными участками, спекуляция на фондовой бирже, банковско-финансовые операции и т.д. Отсюда вытекает, что верхушечный слой среднего класса – это не труженик, а частный собственник, эксплуатирующий чужой труд. Тот факт, что верхушечный слой среднего класса является носителем эксплуататорских отношений, следовательно, носителем буржуазной идеологии, показывает, что верхушечный слой среднего класса однозначно примыкает (принадлежит) к буржуазии.

Но если верхушечный слой среднего класса является носителем буржуазной идеологии, прямо примыкает к буржуазии, то этого нельзя сказать о низших слоях среднего класса: мелких чиновниках, о низшем менеджерском и научно-техническом персонале государственных и частных компаний, учителях, врачах, продавцах, официантах, социальных работниках, низшем офицерстве и т.д. Эти низшие слои по своему статуту не имеют права распоряжаться средствами производства, – следовательно, как и рабочие, они лишены права собственности на продукт своего же труда. В общественном производстве они занимают положение свободного в двояком смысле труженика: 1) труженика лишённого средств производства, и 2) свободного от личной зависимости, или, точнее говоря, свободного в том смысле, что, в силу экономической зависимости от собственника средств производства, он вынужден продавать свой интеллектуальный труд (рабочую силу) тому, кто его купит. При всех различиях в материальных условиях жизни этих низших представителей среднего класса, им всем присуще то общее, что основа их доходов связана не с частной предпринимательской деятельностью, а связана с продажей своего интеллектуального труда. Принципиальная разница между высшим и низшим слоем современного среднего класса собственно в том и состоит, что, если первые одновременно эксплуатируют и эксплуатируются, то вторые, поскольку живут лишь только за счёт дохода, основа которого связанна с продажей интеллектуального труда, только эксплуатируются. Низшие слои современного среднего класса – это такие же наёмные работники, как и рабочий класс, и, следовательно, имеют с ним одни и те же интересы непосредственно. Отсюда вытекает, что низшие слои современного среднего класса идеологически однородны с рабочим классом, и, следовательно, в классовой борьбе между буржуазией и рабочим классом, решающим образом примыкают к рабочему классу.

И победа рабочего класса в борьбе против буржуазии возможна лишь в том случае, если он привлечёт на свою сторону низшие слои современного среднего класса, а также «старый» средний класс (мелких крестьян, торговцев, ремесленников).

Между тем, привлечению среднего класса на сторону рабочего класса препятствует одна огромная трудность, а именно, различие в психологии рабочего класса и низших слоёв среднего класса, которое возникает опять-таки из-за различия условий их труда. Если трудовая деятельность рабочих осуществляется непосредственно в сфере материального производства, то трудовая деятельность низших слоёв среднего класса главным образом осуществляется в сфере торговли, оказания услуг и т.д.

Когда с конвейера сходит, скажем, компьютер, то ни один рабочий не может сказать: «Этот компьютер сделал я», ибо он есть продукт труда совокупного (коллективного) рабочего. Отсюда, из коллективной деятельности, в рабочей среде преобладает психология коллективизма. Напротив. Отдельный менеджер, когда продаёт компьютер (партию компьютеров), который произведён совокупным трудом, может сказать: «Эту партию компьютеров продал я». Возможность сказать: «Эту партию компьютеров продал я», конечно же, порождает экономическое соперничество (конкуренцию), которое, в свою очередь, необходимо вызывает выпячивание своего «я», преувеличение своей личной роли из-за личной выгоды, личной популярности. Отсюда, из соперничества, в низших слоях среднего класса преобладает психология индивидуализма. Различие в психологии рабочего класса и низших слоёв среднего класса со всей очевидностью обнаруживается при продаже ими своей рабочей силы собственникам средств производства – капиталистам. Если рабочие продают свою рабочую силу главным образом на основе заключения коллективного договора найма, то низшие слои среднего класса продают свою рабочую силу главным образом на основе заключения индивидуального договора найма. Словом, условия труда низших слоёв среднего класса таковы, что в их сознании осознание ими своего действительного положения – положения наёмного работника – настолько притупляется, что они, фактически понимая, что являются наёмными работниками, и тем не мене, думают, что не являются ими, следовательно, не осознают одинаковость своих интересов с интересами рабочего класса.

При таком положении дел, при полной запутанности в сознании низших слоёв среднего класса их действительного положения в общественном производстве, возникает вопрос, каким же образом должна быть построена пропаганда в низших слоях среднего класса, чтобы привлечь их на сторону рабочего класса?

Ответ на это простой.

Прежде всего, пропаганда в низших слоях среднего класса должна быть направлена не столько на морализаторское обличение чиновничьего беспредела, а сколько на разъяснение того, что причины их бедственного положения те же самые, что и причины бедственного положения рабочего класса, и что эти причины заключаются именно в купле-продаже рабочей силы. Далее, разъяснять, что купля-продажа рабочей силы, восхваляемая идеологами буржуазии как высшее проявление полной независимости личности в обществе, на самом деле есть демагогия, обман. Чтобы жить, люди должны трудиться. Но процесс труда не может начаться без соединения орудий труда, т.е. средств производства, и рабочей силы. А так как рабочие лишены средств производства, и так как средства производства многократно превосходят рабочую силу, то понятно само собой, что рабочие, лишённые средств производства, находятся в экономической зависимости от собственников средств производства. В результате этой экономической зависимости рабочие вынуждены наниматься на работу к собственнику средств производства – капиталисту. А наём капиталистом рабочего есть не что иное, как покупка-продажа рабочей силы: рабочий продаёт свою рабочую силу, капиталист её покупает. Однако рабочая сила, которая продаётся как обычный товар, на самом деле есть особенный товар. Особенность этого товара состоит в том, что он обладает специфическим свойством – быть источником стоимости, и притом источником большей стоимости, чем та, которую он сам имеет. Капиталист покупает рабочую силу по её стоимости, а выколачивает из неё гораздо больше стоимости, заставляя рабочего работать дольше, чем необходимо для воспроизводства цены, т.е. заработной платы, уплаченной за рабочую силу. Стоимость, которую создаёт рабочий в эти дополнительные часы прибавочного труда, составляет прибавочную стоимость, т.е. прибыль, которая ничего не стоит капиталисту, но всё же, сначала, присваивается им, а в дальнейшем распределяется среди всего класса капиталистов с их оплачиваемой обслугой, начиная от личного массажиста и кончая звездами эстрады и спорта. Если бы капиталист уплачивал бы в зарплате всю стоимость, которую создаёт рабочий в течение полного рабочего дня, то не было бы никакой прибыли. Тем самым, однако, доказывается, что все, кто не трудиться вообще, или трудиться не в сфере материального производства, могут жить только за счёт прибыли, которая создается исключительно трудом рабочего класса и низших слоев среднего класса. Но тем самым доказывается, что причины эксплуатации, бедственного положения низших слоёв среднего класса, – которые, как и рабочие, живут за счёт продажи своей интеллектуальной рабочей силы, – заключаются не в чиновничьем беспределе, а в купле-продаже рабочей силы, которая в действительности есть хитроумная система эксплуатации чужой рабочей силы, или, говоря словами К. Маркса, система рабства, которая, в свою очередь, основана на частной собственности на средства производства. А отсюда уже однозначно вытекает, что интересы низших слоёв среднего класса совпадают с интересами рабочего класса и что, следовательно, у них с рабочим классом один и тот же путь избавления от эксплуатации, бедственного положения, а именно: уничтожение частной собственности на землю, средства производства и банки.

За рабочий класс!
Рафик Кулиев
8 июля 2012 г.

Источник

 

Метки: