RSS

Ю.Щегловин: Сирия — переход противостояния в новый формат

24 Июл

В Сирии объявлено «о генеральном наступлении» повстанцев на Дамаск. В городе уже неделю идут бои, продолжаются столкновения в Хомсе, Хаме и других городах и областях страны. Фактически одновременно с боями в столице было совершено и резонансное покушение в штаб-квартире сирийских спецслужб, в результате которого погиб министр обороны и его заместитель Асеф Шаукат (муж сестры Башара Асада). И пока по неподтвержденным данным, один из руководителей спецслужб генерал Бахтияр. О покушении мы поговорим отдельно, а сейчас остановимся на анализе продолжающихся боестолкновений.

Рискнем утверждать, то, что происходит сейчас, нельзя назвать «генеральным наступлением» с целью свержения режима Башара Асада. Это, безусловно, удачная пропагандистско-боевая операция, которая, к сожалению, для оппозиционеров, пока «не тянет» на наступление. Если удобнее представить себе картину происходящего по аналогии, то вспомним бои в Грозном в 1996 году, которые закончились перемирием в Хасавюрте. В российском варианте боевики действительно захватили практически весь город, блокировав федералов в нескольких опорных точках. В случае с Дамаском мы имеем дело с восстанием в двух суннитских кварталах с попыткой «перебросить огонь» на центральные районы столицы, которая успеха не имела, правительственным войскам удалось центр города зачистить, а вот суннитские кварталы продолжают держаться в осаде. Это вообще классическая схема всех боевых действий в Сирии, которые, в отличие от той же Чечни, основываются, прежде всего, на конфессиональной поддержке. То есть сунниты берут под контроль исключительно «свои кварталы» и населенные пункты, не рискуя выходить в алавитские и христианские кварталы. Так было и в Хаме, и в Хомсе. С военной точки зрения сопротивление суннитского очага будет стихать, поскольку при такой схеме действий возможен или молниеносный успех, или долгая осада, как это было в том же Хомсе. Кстати, ровно по такому же признаку развивались события в свое время и в Ливане, где противоборствующие стороны держались исключительно своих районов, что могло продолжаться до бесконечности. Но осада не подразумевает наступления, а лишь краткие вылазки (пока хватает сил и боеприпасов) с целью отвлечь внимание наступающих. Ровно это и происходит сейчас в столице Сирии. Вообще отметим, что пока у повстанцев нет паритета в авиации, артиллерии и танках с правительственными войсками, говорить об успехе или «ливанском варианте» не приходится.

У правительства свои проблемы, которые связаны, прежде всего, с дефицитом живой силы просто в силу особенностей сирийской демографии. Иранцы в классическом понимании этого слова в Сирии не воюют, то есть не действуют полками и ротами, а исключительно советниками. А ливанская «Хизбалла» все больше оглядывается назад, на свои собственные проблемы в Ливане, концентрируя там свои силы для решающей схватки у себя на родине. Тем не менее, в последних боях погибло семь членов «Хизбаллы», которые были захоронены с почестями в Ливане. Шиитская «Армия Махди» из Ирака тоже «свернула» своих добровольцев, прежде всего из-за напряженности по этому поводу с приграничными с Ираком сирийскими племенами бедуинов.

Именно из-за этого сирийскому режиму и не хватает чисто людских резервов, для того чтобы оперативно реагировать на все выступления оппозиции по всей стране. Жертвенная акция суннитов Дамаска отвлекла алавитские части от Хомса и других районов страны и позволила повстанцам вновь вернуть свои позиции во многих частях страны. В том числе, если верить их пропаганде, и на КПП на турецкой и иракской границах. Это, безусловно, необходимо боевикам для переброски новых партий оружия и добровольцев. При этом такое положение дел будет кратковременным.

Вообще, констатируем, что одновременное выступление повстанцев в разных частях страны свидетельствует о растущем взаимодействии между ними. При этом не обходится и без срывов. Мы имеем в виду, прежде всего, усиление роли радикальных исламистов в боевых действиях. Это районы Хама и Идлиба, а также совершение терактов смертниками в других крупных городах, прежде всего в Алеппо и Дамаске. Как мы и предполагали, в Сирию «потянулись» не без благословения из Эр-Рияда отряды «каидовцев» из Афганистана и Ирака. В частности, все активнее в Сирии действует группа «Ахрар Аль-Шам» под командованием ближайшего помощника печально известного радикала Заркауи Абу Иссы. Ее костяк составляют ветераны именно его «иракского» отряда, и действуют они без оглядки на указания командования Сирийской свободной армии (ССА). Более того, стал известен случай, когда исламисты расстреляли эмиссара ССА полковника А.Юнуса. который прибыл в их расположение для «передачи директивы общего командования». Это очень тревожный момент, о котором предупреждали многие эксперты: с усилением военного противостояния будет в геометрической прогрессии расти влияние исламистских радикалов, которые, не в пример ССА, хорошо финансируются «заливниками».

Таким образом, напрашивается очевидный вывод о том, что ситуация в Сирии стремительно переходит в новый формат, который в чем-то напоминает «югославский вариант». Он подразумевает раздробление страны на «зоны влияния», которые определяются местами компактного проживания той или иной конфессии. При этом на стороне режима остается подавляющая часть алавитской общины, значительная часть христиан и армян, черкесы, часть суннитов, а также курды в лице Рабочей партии Курдистана. Последние фактически создали свой анклав на севере страны, поддерживают Дамаск и не признают нынешнего председателя Сирийского национального совета (СНС) А.Сида «представителем курдских интересов».

«Генеральное наступление» оппозиции на Дамаск, безусловно, должно было сыграть и очень важную пропагандистскую роль. Широко известно на примере той же Ливии, что войны сейчас выигрываются не сколько на полях боя, сколько на экранах телевизоров. Выступление боевиков в столице, прежде всего, было связано именно с этим моментом. Необходимо было показать миру накануне решающего голосования в Совете Безопасности ООН, кто в Сирии «хозяин». Отсюда же и заявления оппозиционеров о том, что они «контролируют 75% территории страны и все КПП на границах», и т.п. Все это пропаганда, а голые факты в том, что оппозиционеры контролируют только те кварталы и территории, где компактно проживают сунниты. И только там, где «мирное» суннитское население решило восстание поддержать. То, что на стороне режима остается в настоящее время еще значительная часть суннитов, является сейчас основной проблемой для оппозиции и их спонсоров за рубежом. И в этом пока спасение для Б.Асада.

Это очень четко понимают «друзья Сирии», и ровно по этой причине основные надежды сейчас возлагаются именно на раскол правящей элиты. Это снова «ливийская схема», и спецслужбы суннитских монархий и ЦРУ США работают очень активно над этим планом. Бегство суннита, генерала и приятеля сирийского президента Манафа Тласа готовилось несколько месяцев, и совершенно оправданно можно утверждать, что подобного рода операции в отношении ряда лиц в сирийском руководстве ведутся и сейчас. На данном направлении на первых ролях конечно саудовцы с их неограниченным денежным ресурсом.

В этой связи необходимо несколько иначе взглянуть на теракт в здании сирийских спецслужб, во время которого подтверждена гибель министра обороны и его заместителя Асефа Шауката. Последнего уже пытались отравить около месяца назад во время примерно такого же совещания, но он все-таки выжил. Теперь, судя по всему, Шаукат окончательно ушел со сцены. Что настораживает в этом покушении?. Прежде всего, то, что по нашим данным, взрыв в помещении, где проводилось совещание, был результатом заранее заложенной взрывчатки, а не делом рук смертника, как об этом было официально объявлено. При таком сценарии напрашивается вывод о том, что спецслужбы страны вообще уже никак не работают, а режим безопасности объектов (включая рамки детекторов взрывчатки) отсутствует. Полагаем, что это не так. Сирийские спецслужбы всегда были на высоте по вопросам режима безопасности, а в условиях, когда к их офисам то и дело прорываются смертники на автомобилях, этот режим по логике должен быть усилен десятикратно. В этой связи есть смысл прислушаться к версии бежавшего сирийского посла в Ираке, который утверждает, что это покушение – дело рук самих спецслужб и является отголоском раскола в правящей элите.

Это очень похоже на правду, и является, скорее всего «адекватным ответом» режима именно на попытки недружественных разведок проводить среди высших чиновников правящего режима работу по разложению. В случае отравления, покушение также носило очень точечный характер, а его предполагаемый исполнитель (то ли повар, то ли телохранитель одного из сирийских бонз) так и остался неизвестным. По версии оппозиции, он бежал на Запад, но никаких известий от него после этого эпизода не было, сам он на экранах телевизоров «не мелькал», а утверждения пропагандистов Сирийского национального совета (СНС) о его причастности к этому покушению как-то сошли на «нет».

Во втором случае взрывчатка также была заложена точечно, погиб министр обороны и А.Шаукат (данные о гибели одного из руководителей сирийских спецслужб Бахтияра не подтверждены официально). Напомним, что А.Шаукат находился в очень неприязненных отношениях с братом президента Махером, периодически то попадал в опал», то вновь поднимался. Убийство же христианина-министра обороны вообще подоспело кстати, поскольку произошло накануне решающего голосования в Совбезе ООН, и все страны, включая и «друзей» Асада, были вынуждены его публично осудить.

Да и ответственность за теракт взяли на себя неизвестные до сих пор радикальные исламистские группировки, но не СНС, и не Сирийская свободная армия (ССА). Представить себе, что радикалы, которые долгое время были «на вторых ролях» в сопротивлении и не имели хорошо развитой структуры подполья, сумели завербовать телохранителя одного из генералов для самоубийственного теракта, или тайно заминировать комнату для совещаний в штаб-квартире спецслужб, сложно.

Резолюция СБ ООН, на которую большие надежды возлагали в оппозиции, и ради которой в Москву приезжала очень представительная делегация СНС, вновь все оставила без изменений. Попытки Запада навязать свой вариант, что ставило режим Асада в очень сложное положение и фактически оставляло ему «жизни» месяца на 2-3, провалились. Это означает, что в Сирии продолжится война сторон «на истощение»: периодически будут возникать неподконтрольные властям анклавы сопротивления, с такой же очередностью они будут «зачищаться» армией и спецслужбами. Повторим, что главный козырь режима сейчас – это преимущество в авиации и тяжелой технике, которое позволяет даже при дефиците лояльной «живой силы» удерживать власть. Возникает также вопрос о степени моральной усталости суннитского населения, которое лишено средств к сосуществованию из-за закрытия рынков и магазинов. Это фактор может сыграть свою роль в дальнейшем, если боевикам не удастся в ближайшие месяцы достигнуть военного перелома, и может вынудить оппозицию согласиться на непрямые переговоры с режимом. Сейчас время работает на Асада, и его основная задача –продержаться как можно дольше.

Ю.Б.Щегловин
23.07.2012

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1343117400

Источник

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.