RSS

Сага о дворцах и оффшорах

20 Окт

Евгений Ихлов, Сергей Колесников 20.10.2012

В дореволюционном русском уголовно-процессуальном законодательстве было понятие «оставить в подозрении» — доказать вину на одних косвенных уликах суд не мог, но и прекратить дело, как сейчас говорят, «по реабилитирующим основаниям» тоже было явно невозможно. Поэтому обвиняемого освобождали в зале суда, но пятно не смытых подозрений на нём оставалось.

Именно в таком положении 29 августа 2012 года коллегия по уголовным делам Московского городского суда оставила «президента* Российской Федерации» гражданина Путина Владимира Владимировича, 07.10.1952 г.р.

Эта история началась 27 февраля 2012 года, когда Путин В.В. ещё был главой российского правительства и кандидатом на пост президента. Популярный в либеральной среде журнал «New Times» («Новое время») публикует материал «Чисто конкретный кандидат», в котором интервью с находящемся в Лондоне предпринимателем Сергеем Колесниковым, который подробно рассказывает об участии кандидата Путина в длинной цепочке финансовых афер, незаконном обретении им многомиллиардного состояниями, о том, как крупный бизнес в обмен на выгодные контракты и возможность глубоко запускать руки в государственный карман.

Если говорить юридическим языком, то были «опубликованы сведения о том, что лицо, занимающее государственную должность РФ — Председатель Правительства Российской Федерации Путин Владимир Владимирович, являвшийся кандидатом на пост Президента Российской Федерации, в течение 11 лет был замешан в многочисленных коррупционных преступлениях, получал взятки в особо крупных размерах, совершал в составе организованной преступной группы преступления экономического характера, в т.ч., открывал банковские счета в оффшорах на подставные имена с целью уклонения от уплаты налогов, осуществлял предпринимательскую деятельность с использованием служебного положения, а также многократного грубо нарушал предвыборное законодательство в части обязательного декларирования доходов и имущества».

28 февраля, в соответствии с российским Уголовно-процессуальным кодексом, к котором органы прокуратуры и следствия обязаны проводить проверку по сведениям о преступлениях, опубликованных в прессе, исполнительный директор Общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарев и руководитель Информационно-аналитической службы Движения Евгений Ихлов направили Генеральному прокурору РФ заявление «О коррупционных и иных преступлениях лица, занимающего государственную должность РФ – кандидата на пост Президента РФ (в порядке ч. 3 ст. 140, ч.2 ст. 144 УПК РФ, ст. ст. 10, 21 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации»). Текст публикации прилагался.

В обращении к Генпрокурору Пономарев и Ихлов просили:

1) провести проверку по опубликованным фактам нарушения Путиным Владимиром Владимировичем уголовного и избирательного законодательства;

2) по результатам проверки возбудить уголовное дело;

3) результаты проверки в части, относящийся к нарушениям Путиным Владимиром Владимировичем избирательного законодательства, направить в ЦИК РФ

Обращение было адресовано в Генпрокуратуру, а не сразу в Следственный комитет России, который только полномочен расследовать нарушения закона со стороны кандидата в президенты, поскольку надзор за соблюдением кандидата обязанности сообщать о своих доходах и имуществе возложен на прокуратуру. Только Генпрокуратура могла сделать представление ЦИК РФ с требованием реагировать на нарушение Путиным избирательного законодательства.

Дальше началась нормальное российское юридическое кафкианство. Строго по закону Генпрокуратура направила заявление о преступлении в Следственный комитет. Но затем отдел Генпрокуратуры по надзору за деятельностью Следственного комитета вернул заявителям их обращение с 10 страницами приложения (текст публикации с сайта журнала).

Но другая копия с приложением продолжила своё путешествие по инстанциям и достигла следственного отдела Тверского района Москвы. Одновременно, в апреле 2012 года сам Колесников направил заявления о преступлениях Путина в Генпрокуратуру и Следственный комитет.

20 июня 2012 г. пришёл ответ из Следственного отдела по Тверскому району г. Москвы. Он был датирован 25.05.2012, а значит либо провалялся две недели в экспедиции следователей, либо три недели тащился по столице. В ответе и.о. заместителя руководителя Следственного отдела А.А. Петреченко указывается, что (пунктуация сохранена) «объективных данных, указывающих о наличии в действиях Путина В.В., признаков преступления, предусмотренного УК РФ не имеется».

26 июня Лев Пономарев и Евгений Ихлов обжаловали этот ответ в Тверской районный суд Москвы. В своей жалобе они указали, что следователи:

1) превысили срок разрешения обращения. Согласно письму из ГСУ СК России по г. Москве, полученному Л.А. Пономаревым 16.04.2012, обращение было направлено руководителю СУ по Центральному АО г. Москвы еще 29.03.2012. Ответ же на наше обращение был направлен Следственным отделом по Тверскому району г. Москвы только 25.05.2012, т.е. спустя почти два месяца;

2) обращение было рассмотрено не уполномоченным на это должностным лицом. 28 февраля 2012 г. (в момент направления нашего обращения) В.В. Путин являлся кандидатом на должность Президента РФ, а (как уже отмечено выше) решение о возбуждении уголовного дела в отношении кандидата в Президенты Российской Федерации принимается Председателем Следственного комитета Российской Федерации (п.8 ч.1 ст. 448 УПК РФ);

3) не был дан мотивированный и понятный ответ, поскольку фразу «объективных данных, указывающих о наличии в действиях Путина В.В., признаков преступления, предусмотренного УК РФ не имеется» нельзя рассматривать в качестве такого ответа. Следственный орган был обязан подробно объяснить, почему именно в действиях В.В. Путина не содержится признаков преступления.

Заявители обратили внимание суда на то, что Следственный комитет РФ должен был отреагировать на сообщение о преступлении следующим образом:

а) направить заявление на рассмотрение Председателю Следственного комитета РФ в семидневный срок и уведомить об этом заявителей;

б) в тридцатидневный срок дать мотивированный ответ.

Таким образом, работники Следственного отдела по Тверскому району г. Москвы недобросовестно отнеслись к проверке заявления, проявили противозаконное бездействие и подлежат дисциплинарной ответственности в соответствии с федеральным законодательством.

Поэтому Пономарев и Ихлов просили суд: признать бездействие работников Следственного отдела по Тверскому району г. Москвы, полученный из Следственного отдела по Тверскому району ГСУ СК России по Москве ответ незаконными и необоснованными, обязать устранить допущенные нарушения, привлечь к дисциплинарной ответственности виновных работников.

24 июля федеральный судья Тверского суда г. Москвы Неверова Т.В. отклонила жалобу Льва Пономарева, его представителя – юриста Движения «За права человека» Владислава Старочкина и Евгения Ихлова на бездействие Следственного отдела по Тверскому району г. Москвы СУ по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве. Судья сочла, что: «уголовно-процессуальный закон не содержит чётких требований… к форме и содержанию заявлений о преступлении и определяющим значением для решения вопроса о порядке рассмотрения имеет оценочный критерий». Поэтому суд счел, что сведения, опубликованные в журнале «New Times» («Новое время») про Путина не требуют проверки.

Суд отказался приобщить к делу материалы, указывающие на то, что сведения о коррупционных аферах президента уже направлены в правоохранительные органы. Это цветные фотокопии обращения Колесникова к Юрию Чайка и Александру Бастрыкину.

Одним словом, суд, в нарушение УПК РФ, уполномочил следователя самого решать, какое заявление о преступлении ему интересно проверять (а по результатам проверки писать постановление – о возбуждении уголовного дела или об отказе – но подробно), а какие — нет.

Вот Постановление Тверского суда: «заявители излагали субъективную оценку сведений… не указывая каких-либо доводов и обстоятельств, свидетельствующих о совершенном или готовящемся преступлении».

26 июля Пономарев и Ихлов направили в Московский городской суд кассационную жалобу, в которой указали, что писать подробное, мотивированное постановление на каждое сообщение о преступлении – прямая обязанность органа следствия.

Они указали, что из текста публикации конкретно следует, что:

«- Путин В.В. был замешан в коррупционных преступлениях;

— Путин В.В. получал взятки в особо крупных размерах;

— Путин В.В. в составе организованной группы совершал преступления экономического характера».

В кассации было указано, что в направленной следствию публикации интервью С.В. Колесникова, озвучена сумму, принадлежащую Путину В.В., которую тот скрывает от налогов: 439 миллионов 968 тысяч долларов США. а также сообщается:

— о том, что Путин В.В. участвовал при заключении договоренности о сумме коммерческого подкупа («отката») между Шамаловым и Абрамовичем;

— о перечислении средств, предназначенных для приобретения медицинского оборудования, в оффшоры, и дальнейшем их использовании Путиным В.В.;

— о строительстве дворца Путину В.В. на бюджетные средства.

Копии обращений Колесникова были приложены к жалобе, как доказательства, неизученные первой инстанцией.

Но, разумеется, 9-й состав коллегии по уголовным делам Мосгорсуда отклонил кассационную жалобу Льва Пономарева, Владислава Старочкина и Евгения Ихлова на постановление Тверского суда. В кассационном определении лаконично сказано, что ответ органа следствия (о том, что нет данных для проверки сообщений о совершении Путиным преступлений) был законным, а решение районного суда, это подтвердившее – правильным.

Тем самым, право следователя на глаз определять, какая информация о преступлении заслуживает проверки, а какая – нет, закреплена решением второй инстанции.

Но разрешив Следственному комитету не проверять заявление о деяниях Путина, суд как бы оставил его в подозрении. В случае нормального с процессуальной точки зрения, пусть и криводушного, постановления следователя, защитники репутации Кремля могли бы говорить – невиновность Путина доказана.

Но раз нет проверки, нет и опровержения информации, а значит вопрос: вор** ли Путин — оставлен на будущее.

* Легитимность его нахождения на этом посту, как демократически избранного главы государства, не просто сомнительна, её не существует ни с точки зрения международного, ни с точки зрения российского права. Кандидатура Путина была выдвинута партией «Единая Россия», результаты которой на выборах 4 декабря 2011 года, по данным других партий, множества независимых наблюдателей и высококвалифицированных экспертов были безбожно сфальсифицированы.

** Примечание: ВОР, а, мн. ы, о́в, м.

1. Человек, занимающийся воровством, совершающий кражи, расхищающий чужое имущество.

2. Злодей, обманщик (старин.). Тушинский в. (т. наз. Лжедимитрий II).

Толковый словарь Ушакова, 1935-1940

Источник статьи

Реклама
 

Метки:

Обсуждение закрыто.