RSS

Архив за день: 2012/11/09

Правозащитники опубликовали доклад о пытках в российских СИЗО, психбольницах, армии и полиции


Российские правозащитные организации опубликовали доклад, в котором говорится, что в России все еще не искоренены пытки, а также продолжают поступать жалобы на СИЗО, полицию, армию и психбольницы.

«Правозащитные организации фиксируют факты пыток и жестокого обращения в системе исполнения наказаний и отмечают рост жалоб в последние несколько лет. Систематической проблемой являются пытки в СИЗО, что в первую очередь связано с активной работой в СИЗО оперативных сотрудников, представляющих интересы следствия. Данная практика имеет распространение во всех регионах России», – говорится в докладе, который правозащитники направили в комитет ООН против пыток.

«Проводимая реформа МВД до сих пор не привела к существенным изменениям в деятельности полиции. Проблема пыток была проигнорирована в ходе реформы МВД – не было предпринято ни одного целенаправленного реформаторского решения, которое создавало бы на практике превенцию от пыток и гарантии защиты от их применения. Реформа прокуратуры и следственного комитета пока не привела к повышению качества расследования сообщений о пытках», – отмечается в докладе.

«В подавляющем большинстве случаев сообщения о пытках не приводят к возбуждению уголовных дел и проведению всего комплекса мероприятий для расследования случая пыток. Необходимо признать, что сложившаяся практика рассмотрения сообщений о пытках и жестоком обращении несовместима со стандартами эффективного расследования. Анализ дел, находящихся в производстве правозащитных организаций, показывает, что чаще всего люди жалуются на пытки и жестокое обращение со стороны сотрудников МВД», – подчеркивается в докладе.

Правозащитники добавили, что сотрудники правоохранительных органов, отвечающие за поддержание порядка во время публичных акций, нередко применяют насилие к мирным демонстрантам.

«Как правило, полиция применяет силу неизбирательно, не учитывая возраста, пола и физического состояния лица. Как правило, сотрудники полиции, применившие недозволенные методы при разгоне акций, не несут ответственности, и никто из пострадавших не получает компенсации за полученные травмы», – отмечается в документе.

«Безнаказанность за пыточные практики является системной проблемой в российских вооруженных силах. Российские правозащитные организации продолжают получать хорошо подтвержденную информацию о случаях пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения либо наказания в вооруженных силах», – говорится в докладе.

Кроме того, пытки применяются в системе психиатрических клиник.

«Пациент психиатрических больниц может пожаловаться на качество лечения, условия содержания и обращения в органы власти. Но администрации цензурируют жалобы, расценивая их как образцы патологической продукции. На практике возможности подать жалобу, находясь в стационаре, сильно сокращены. Независимая от органов здравоохранения служба защиты прав пациентов, создание которой предписывается законом «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании», до сих пор не создана», – пишут правозащитники.

Доклад о пытках подготовила правозащитная коалиция, в которую вошли фонд «Общественный вердикт», комитет «Гражданское содействие», центр «Мемориал», «Комитет против пыток», «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и Независимая психиатрическая ассоциация России.

В 2012 году внимание российской общественности привлекли два громких случая с пытками в отделах полиции в Татарстане, в результате которых задержанные скончались.

В марте полицейские в казанском отделе полиции «Дальний» изнасиловали бутылкой от шампанского местного жителя Сергея Назарова, который позже умер в больнице.

В конце октября стало известно еще об одном случае пыток в отделе полиции «Юдино», в котором заключенный также скончался в результате пыток.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Семья политруков Воробьевых


Вице-спикер Госдумы и глава фракции «Единой России» Андрей Воробьев назначен и.о. губернатора Московской области.Это назначение никого не должно удивлять.

Семья Воробьевых, сделавшая неоценимый вклад в создание «партии власти», подарившая стране сразу двух патриотически настроенных вице-спикеров, а попутно и создавшая крупную бизнес-империю, давно уже занимает особое место в шеренге сторонников «нацлидера» и его друзей.Столь талантливая семья: отец семейства Ю. Воробьев является вице-спикером Совета Федерации, а его сын – Андрей Воробьев – вице-спикером Государственной Думы и руководителем фракции Единая Россия – является наглядным примером того, как в постсоветской России делали карьеру вчерашние пламенные функционеры КПСС и их отпрыски.

Судьба коммуниста или КПСС – МЧС — СовФед

В последние годы существования Советского Союза Юрий Леонидович Воробьев самоотверженно трудился на посту инспектора Красноярского крайкома КПСС. В 1989 г. в крайкоме появился еще один инспектор – сын высокопоставленного партийного функционера из Тувинской АССР по имени Сергей Кужугетович Шойгу. Два коллеги в области марксизма-ленинизма быстро сдружились и сумели пронести это чувство сквозь десятилетия.

В 1990 г. С. Шойгу перебрался в Москву, а весной 1991 г. возглавил Российский корпус спасателей – первоначально небольшую структуру, созданную незадолго до этого на базе добровольных спасательных отрядов, появившихся после землетрясения в Армянской ССР.

В августе 1991 г. С. Шойгу открыто выступил в поддержку Б. Ельцина, а члены корпуса спасателей защищали Белый Дом. Это и был переломный момент. Уже осенью 1991 г. под контроль ведомства были переданы силы гражданской обороны с личным составом около 20 тыс. человек, а структура стала называться Государственный комитет по делам ГО, ЧС и ликвидации последствий стихийных бедствий при президенте РСФСР…

Так и появилось не имеющее аналогов в мире министерство по чрезвычайным ситуациям…

Ю. Воробьев также покинул Красноярский край и уже весной 1991 г. стал бессменным заместителем С. Шойгу на следующие 16 лет. Примечательно, что ни сам Юрий Леонидович, ни его многолетний руководитель до этого никакого отношения к деятельности спасателей не имели…

В 2007 г. Ю. Воробьев покинул пост первого заместителя главы МЧС и стал сенатором от Вологодской области; с сентября 2008 г. он является вице-спикером Совета Федерации.

Вице-спикер Воробьев-младший

В декабре 1999 г. в России состоялись выборы в Государственную Думу.

Не без оснований опасаясь победы блока Лужкова-Примакова — ОВР, что могло самым негативным образом отразиться на шансах кандидата от Семьи (В. Путина) на предстоящих в 2000 г. президентских выборах, Б. Березовский начал экстренное создание избирательного блока, ориентированного на поддержку этого кандидата.

Вот слова дочери Б. Ельцина Т. Юмашевой про создание блока: «Сейчас «Единая Россия» не любит вспоминать, что Березовский имел какое-то отношение к идее возникновения «Единства». Но история – есть история. Нельзя забывать тех, кто стоял у ее истоков.»

Березовский: «Единство» я создавал как презерватив одноразового пользования, то есть лишь для того, чтобы выиграть парламентские выборы

Избирательный блок, ласково названный контролируемой группой МОСТ газетой «Сегодня» «зверинец Березовского», получил название «Межрегиональное движение-Единство» (Медведь)». Руководство блоком доверили С. Шойгу, который, по мнению кремлевских аналитиков, уже тогда пользовался любовью среднестатистического обывателя.

Благодаря контролю над основными СМИ и грамотной пиар-кампании «Единство» сумело набрать 23,32% голосов, получив в итоге 73 мандата. В декабре 2001 г. на базе «Единства», «Отечества» и «Всей России» была создана партия «Единая Россия», одним из сопредседателей Высшего совета которой стал С. Шойгу.

Именно в этот период А. Воробьев решил покинуть семейный бизнес и, подобно многим отпрыскам из семей советской партноменклатуры, навсегда связать свою жизнь с Партией:

2000 г. — помощник С. Шойгу;
2002-03 г.г. – сенатор от Адыгеи;
в 2003 г. А. Воробьев становится депутатом Госдумы, где и трудится до сих пор;
в Госдуме VI созыва сын вице-спикера Совфеда продолжил семейную традицию и сам стал вице-спикером палаты.

Занятия на ниве законотворческой деятельности всегда имели, впрочем, для Воробьёва-младшего второстепенное значение. Подобно многим пламенным большевикам начала «эпохи исторического материализма», именно партийная деятельность занимала все мысли молодого депутата и являлась его основным занятием:

с 2000 г. А. Воробьев руководил партийным фондом партии «Единство»;
с 2002 г. он становится бессменным президентом Межрегионального общественного фонда поддержки партии «Единая Россия»;
в 2005 г. А. Воробьев возглавил Центральный исполнительный комитет партии, но в феврале 2012 г. был вынужден покинуть этот пост. В качестве причины ухода с должности многие эксперты указывают на давний конфликт между А. Воробьевым и многолетним соратником В. Володина С. Неверовым;
в Госдуме VI-го созыва Воробьев-младший возглавил фракцию «Единой России».

В эпоху массовых акций вице-спикер Госдумы является одним из наиболее яростных критиков протестного движения. «Иностранные агенты» или «ответные меры на список Магнитского», «снятие неприкосновенности с депутата Бессонова» или ужесточение «антимитингового» законодательства – потомственный вице-спикер и опытный партийный функционер Воробьев находит время отреагировать на все…

Семейные ценности и Gunvor

В то время как вице-спикер папа и вице-спикер сын посвятили себя партийному строительству и законотворчеству, на роль руководителя семейного бизнеса был определен младший сын Ю. Воробьева – Максим. Наиболее известной составной частью многопрофильного бизнеса семьи вице-спикеров является компания с патриотическим названием «Русское море», занимающаяся согласно информации на официальном сайте производством готовой рыбной продукции, поставкой охлажденной и свежемороженой рыбы и морепродуктов и аквакультурой. Производственные мощности «Русского моря» находятся в городе Ногинск Московской области.

В 2011 г. в состав совладельцев компании вошла структура путинского кошелька Тимченко (кликуха «Гангрена», №49,56,68 на схеме путинского клана, бизнес-партнёр Путина по петербургской мэрии, один из 60 правящих воров в законе), получившая контроль над 30,5% акций компании. Сотрудничество с владельцем знаменитого Gunvor’а отразилось на семейном бизнесе положительно. М. Воробьев вошел в совет директоров подконтрольных Гангрене «Стройтрансгаза» и производителя напитков «Акваника». А «Русское море» начало подготовку к приобретению рыбодобывающих активов. В настоящее время разворачивается эпопея вокруг приватизации Архангельского тралового флота. Конкуренты «Русского моря», абсолютно не принимая во внимание заслуги семьи Воробьевых на партийном и парламентском фронтах, не только во всеуслышание ставили под сомнение деловую чистоплотность компании и требуют проведения открытого аукциона по продаже предприятия, но и, сумев заручиться поддержкой ряда депутатов Госдумы, придали скандалу действительно федеральный уровень. А в конце октября стало известно о том, что продажа АТФ состоится, вопреки чаяниям бизнес-тандема Гангрены и Воробьева, путем аукциона.

Печально, конечно, что неприятности в семейном бизнесе отвлекают вице-спикеров от их службы Отечеству…

Какой все-таки неблагодарный народ достался нынешней правящей верхушке…

Так что, уважаемые читатели, когда в следующий раз Вы увидите в магазине «филе сёмужки», «икорку красную», «Селедочку Столичную» под брендом «Русское море», «Исландку. Сельдь атлантическую» или «Флоттику», то вспомните добрым словом дружную семью государственников Воробьевых, на протяжении многих лет сидящих в удобных креслах за наш с Вами счет…

Алексей Блиндул

Источник статьи

 

Метки:

Вернем Волгограду имя города-героя Сталинграда! В Госдуме состоялся «круглый стол», посвященный 70-летию битвы за город на Волге


Сегодня, 9 ноября, в Малом зале Государственной Думы состоялся «круглый стол» по теме: «О преемственности подвига сталинградцев», организованный фракцией КПРФ в нижней палате парламента и Всероссийским женским союзом – «Надежда России» к 70-летию победы советского народа в Сталинградской битве. В обсуждении принял участие лидер российских коммунистов Г.А. Зюганов.

«В ходе Второй мировой войны, — сказал Геннадий Андреевич, — мы победили в трех самых выдающихся битвах, сломав хребет фашистскому зверю, обеспечив наше стратегическое превосходство и сделав вопрос окончательного разгрома фашизма, водружения Красного Знамени Октября и Победы над рейхстагом, вопросом времени. Это Московская битва, Сталинградская битва и сражение на Орловско-Курской дуге».

Как отметил далее лидер российских коммунистов, под Сталинградом сражалось около 2 миллионов человек, а сама битва развернулась на 200 квадратных километров и продолжалась более 200 огненных дней и ночей.

«Под Сталинградом была разгромлена 800-тысячная вражеская группировка, 300 тысяч попали в плен, в том числе фельдмаршал Паулюс и его генералы. Враг потерял 3,5 тысячи танков, 3 тысячи самолетов и 12 тысяч орудий», — напомнил Председатель ЦК КПРФ, возмутившись тем, как сегодня искажаются события этой великой битвы в «исторических» фильмах, транслируемых различными телеканалами.

Говорил Г.А. Зюганов и о значении этой битвы как для всего советского народа, так и для борцов с фашизмом за рубежом. «Каждое утро в эти дни ровно 70 лет назад люди по всей Земле включали радиоприемники, чтобы узнать последние вести из Сталинграда: не удалось ли фашистам покорить эту твердыню на Волге. Речь шла о спасении не только нашей державы, но и всего мира», — сказал лидер КПРФ.

Геннадий Андреевич также привел текст телеграммы, направленной президентом США Рузвельтом советскому руководству. «От имени народа Соединенных Штатов Америки я вручаю эту грамоту городу Сталинграду, чтобы отметить наше восхищение его доблестными защитниками, храбрость, сила духа и самоотверженность которых во время осады с 13 сентября 1942 года по 31 января 1943 года будут вечно вдохновлять сердца всех свободных людей. Их славная победа остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны союзных наций против сил агрессии», — зачитал лидер КПРФ его обращение.

«Уверен, что и сейчас справедливость восторжествует. Во многих странах мира есть улицы, площади и бульвары, которые названы в честь Сталинграда и Сталинградской битвы. Думаю, будет справедливо вернуть городу его справедливое название – Сталинград», — заявил лидер КПРФ.

«Я хочу подчеркнуть, что сегодня историческая правда исключительно важна для всех нас. Она воспитывает, она формирует гражданина, она дает нам возможность преодолеть трудности и проблемы, которые стоят перед страной. Мы все делаем для того, чтобы система образования опиралась на реальную историю и воспитывала достойных, храбрых граждан, способных отстаивать нашу державу», — сказал в заключение Г.А. Зюганов.

В своем выступлении депутат Государственной Думы, председатель Всероссийского женского союза – «Надежда России» А.В. Апарина рассуждала о причинах героической победы в Сталинградском сражении. «Мы знаем ответ на этот вопрос – истоки в единстве народа и партии. Это и дало возможность одержать победу», — сказала она.

Алевтина Викторовна также напомнила, что в этом заслуга не только солдат, но и гражданского населения. «Даже во время боев в Сталинграде работали заводы», — добавила депутат-коммунист.

«Наша задача – не только воспитать молодежь, но и успеть выполнить главный долг перед погибшими товарищами: захоронить останки тех, кто так и остался на полях. К примеру, в Волгоградской области 100 тысяч человек не найдены и не погребены до сих пор», — подчеркнула А.В. Апарина.

Генерал армии, депутат Госдумы М.А. Моисеев включил Сталинградскую битву в список «исторических событий, которые не забываются народом». Как отметил военный, именно там решался вопрос, сможет ли Германия продолжить свое наступление на восток, либо же Советский Союз одолеет врага, разгромив его главные силы. «Именно со Сталинграда начался героический путь наших отцов и дедов», — сказал Михаил Алексеевич.

М.М. Рохлина, гвардии сержант, ветеран Великой Отечественной войны и участник Сталинградской битвы, призвала собравшихся помнить битву за Сталинград и сделать все возможное, чтобы вернуть городу-герою его историческое название.

«Мы обращаемся к жителям города на Волге, где произошло великое Сталинградское сражение, поддержать нас, и вернуть ему гордое имя «Город-герой Сталинград», — сказала она под аплодисменты зала.

Вспомнила М.М. Рохлина и военные годы. «Было неимоверно трудно, каждый сантиметр земли простреливался фашистами, мороз сковывал дыхание, но мы не сдались», — говорила ветеран.

«Сидя в окопах, мы мечтали, что после победы наш подвиг будет запечатлен названием городов и улиц. Но то, что Сталинград исчезнет с лица земли, представить было невозможно», — продолжила она.

Как отметил в ходе своего выступления депутат Государственной Думы от КПРФ В.Н. Лихачев, чем дальше в историю уходит Вторая мировая война, тем больше доводов приходится приводить российским патриотам в защиту победы СССР. «В Европе голову поднимает неофашизм. Международные акции типа Евросоюза, которые гордятся своими демократическими посылами, эти тенденции не замечают», — сказал депутат.

Говоря о значении для истории Сталинградской битвы, В.Н. Лихачев напомнил, что именно благодаря ее исходу мы можем наблюдать современную мировую политическую систему такой, какая она есть. «Если бы не было сталинградской победы, вряд ли бы состоялась Тегеранская конференция. Не была бы создана ООН, не был бы созван Совет безопасности. Не было бы соглашений, которые сегодня фактически составляют международное право», — отметил парламентарий.

Кроме того, Владимир Николаевич выказал опасения, что историческая катастрофа может повториться вновь. «Руководство НАТО элементарно обманывает российских правителей. Обещая не распространять структуру военного блока на восток, они обманывали и Ельцина, и Путина. Сегодня мы не можем не замечать, что натовские силы уже находятся на западных рубежах нашей страны», — подчеркнул он.

Первый секретарь ЛКСМ РФ Ю.В. Афонин заявил, что «не может позволить, чтобы антисоветская и русофобская пропаганда вносила смуту в сознание молодого поколения нашей страны».

Как отметил Юрий Вячеславович, для этого возглавляемый им Ленинский комсомол проводит десятки патриотических акций в память о Великой победе. Так, по его словам, каждый год в мае в России проходит акция «Я знаю, как выглядит знамя победы», а на улицах комсомольцы раздают жителям красные ленты с серпом и молотом.

«Комсомольцы регулярно организуют поездки в детские дома, где ведут просветительскую работу, проводят викторины, посвященные Великой Отечественной войне, проводят уборку на могилах ветеранов войны, постоянно работают комсомольские поисковые отряды», — рассказал Ю.В. Афонин.

В свою очередь, Юрий Вячеславович воспринимает Сталинградский комсомол времен Великой Отечественной войны как родоначальника многих традиций современной молодежной организации КПРФ. «Сталинградский ЛКСМ был одним из самых крупных в Советском Союзе. С первого дня мобилизации добровольцами на фронт ушло более 8 тысяч комсомольцев области», — сказал он.

«От имени 30-тысячной армии комсомольцев я хочу поддержать инициативу сталинградских товарищей – мы будем участвовать во всех акциях по восстановлению имени Сталинграда», — заявил в заключение своей речи Ю.В. Афонин.

Генерал-лейтенант, доктор исторических наук, ветеран Сталинградской битвы Г.Н. Орлов раскритиковал политику «Единой России» по извращению исторических фактов, а также призвал помнить о подвиге гражданского населения, которое первые несколько дней героически защищало город на Волге от массированного наступления нацистов. «Они шли на это по зову своих сердец», — сказал участник Великой Отечественной войны, вспоминая о рабочих сталинградских заводов, принимавших активное участие в сдерживании танковых дивизий, надвигавшихся на населенный пункт.

Первый секретарь Сталинградского обкома КПРФ, руководитель фракции Компартии в Волгоградской областной Думе Н.А. Паршин негодовал, что «сегодняшняя жизнь больше ценит рубль, чем память, честь и совесть».

«Именно в наше время разрушаются памятники, которые построили люди после войны, во время, когда не хватало даже хлеба», — сказал он. Как сообщил Н.А. Паршин, только в прошлом году коммунистам удалось отстоять герб Волгоградской области, на котором изображена Родина-мать. «Хотели поменять его на две селедки… И эти же люди сейчас собираются разрушить мемориальный комплекс «Мамаев курган», а саму статую Родины-матери перенести в степь», — сообщил депутат.

«Мы будем продолжать нашу битву», — заявил Н.А. Паршин, напомнив, что за 2011 год активистам КПРФ удалось собрать более 600 тысяч подписей за возвращение Волгограду имени Сталинград.

«Я верю, что Сталинград вернется на карту нашей Родины», — такими словами завершил свое выступление волгоградский коммунист.

А.Г. Козырев, заместитель директора ГКОУ «Волгоградский лицей», рассказал о работе своего образовательного учреждения по подготовке педагогических кадров, где патриотическое воспитание занимает особое место в учебном процессе. «Память о сталинградцах, защитивших наш город, навсегда останется в сердцах наших воспитанников», — сказал он.

На «круглом столе» также выступили представители Кадетского корпуса памяти героев Сталинградской битвы гвардии полковник, заместитель директора этого учебного заведения В.В. Воронков и кадет А. Леховец. Как отметил Воронков, получить в название корпуса слово «Сталинград» оказалось очень непросто, и удалось это сделать лишь при поддержке ветеранов.

Полковник в отставке, кандидат исторических наук З.П. Мишурина подробно остановилась на роли женщин в Сталинградском сражении. «Вокруг города было возведено три оборонительных рубежа – и женское население было при их возведении основной рабочей силой», — рассказала она. Кроме того, отметила З.П. Мишурина, именно женщины воздвигли железную дорогу Сталинград-Владимировка в 1941 году. Позднее, по словам выступавшей, она стала одной из главных артерий снабжения Сталинградского фронта. Не забыла З.П. Мишурина упомянуть и роли воинских подразделений, полностью укомплектованных жензщинами. Так, 8 тысяч женщин сражались в Сталинградской битве в войсках ПВО и зенитной артиллерии.

Заместитель директора ГУ «Волгоградский областной центр по патриотической и поисковой работе» Е.М. Цунаева рассказывала о работе по поиску незахороненных останков участников сражений под Сталинградом. «В нашей организации в 1992 году было всего 3 отряда. Сегодня – уже 35 отрядов из более чем 1000 молодых людей», — сообщила она.

С.П. Петраков, старший научный сотрудник Музея истории МВД заострил внимание слушателей на роли войск НКВД в обороне Сталинграда. Так, он напомнил, что на момент наступления Вермахта в городе почти не оставалось соединений регулярной армии, и эту роль приняли на себя сотрудники внутренних войск. «Эта дивизия 56 суток держала оборону Сталинграда, не пуская немцев на переправу через Волгу», — напомнил он.

Депутат Владимирской гордумы, председатель регионального отделения организации «Дети войны» Л.А. Гундина обратила внимание на несовершеннолетних, поневоле оказавшихся в «аду Сталинградской битвы». «Мы предлагаем приравнять «детей Сталинграда» по статусу к жителям блокадного Ленинграда», — сказала она.

Также на «круглом столе» выступили летчик-испытатель, генерал-лейтенант М.Л. Попович, заместитель директора по науке музейного комплекса «История танка Т-34» И.Г. Житков, студент Волгоградского государственного университета В. Гончаров, депутат Московской областной Думы от КПРФ Н.Н. Еремейцева, а также член совета школьного музея школы №479 им. маршала Советского Союза В.И. Чуйкова Е. Дорофеева и депутат Волгоградской областной Думы Т.П. Головачева.

***

В заседании «круглого стола» принимали участие депутаты Государственной Думы и региональных законодательных собраний, ветераны Великой Отечественной войны и участники Сталинградской битвы, коммунистическая молодежь, студенты высших учебных заведений и кадеты, а также педагоги и общественные деятели.

Участникам мероприятия были продемонстрированы документальный фильм о Сталинградской битве и аудиозапись выступления маршала В.И. Чуйкова, в котором он рассказывал об обстоятельствах и значениях этого сражения.

Также в ходе работы «круглого стола» Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов наградил присутствовавших в зале ветеранов Сталинградской битвы памятными медалями Компартии, посвященными юбилею И.В. Сталина.

В завершение заседания были приняты два обращения. Первое касалось необходимости вручения премии им. маршала Г.К. Жукова писателю Ю. Бондареву за книгу «Горячий снег». Во втором обращении участники «круглого стола» рекомендовали предложить композитору А.Н. Пахмутовой, уроженке города на Волге, написать песню о Сталинградской битве.

По итогам мероприятия была принята резолюция, в которой присутствовавшие на заседании потребовали вернуть городу-герою Волгограду его историческое имя – Сталинград.

Источник статьи

 

Метки: ,

10 дней календаря


11 ноября

— 95 лет назад СНК РСФСР принял декрет «О восьмичасовом рабочем дне».

— 95 лет назад в Киеве началось вооружённое восстание рабочих и революционных солдат под руководством большевиков за власть Советов на Украине.

12 ноября

— 70 лет назад в ходе битвы за Кавказ в районе г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ) советские войска разгромили группировку 1-й немецкой танковой армии.

13 ноября

— 95 лет со дня завершения разгрома под Петроградом контрреволюционных войск Керенского — Краснова.

14 ноября

— 70 лет со дня гибели К.С. Заслонова (1910—1942) — одного из организаторов и руководителей партизанского движения в Белоруссии, Героя Советского Союза (посмертно).

15 ноября

— 95 лет назад Советское правительство провозгласило Декларацию прав народов России.

— 90 лет со дня рождения И.Я. Стечкина (1922—2001) — конструктора автоматического оружия, создателя автоматического пистолета (АПС) и других стрелковых автоматов, лауреата Сталинской премии.

16 ноября

— 120 лет назад родился Го Можо (1892—1978) — китайский учёный, историк, писатель, переводчик, президент Академии наук Китая, член ЦК КПК.

— 70 лет исполняется Омскому государственному техническому университету — одному из ведущих вузов Западной Сибири.

17 ноября

— 95 лет назад была выдана первая плавка на подмосковном заводе «Электросталь» — первом в России электрометаллургическом заводе качественных сталей.

18 ноября

— 90 лет со дня рождения В.Г. Афанасьева (1922—1994) — советского партийного деятеля, философа, академика АН СССР. В 1976—1989 гг. возглавлял газету «Правда». Лауреат Государственной премии СССР.

19 ноября

— 70 лет со дня начала контрнаступления Красной Армии под Сталинградом, завершившегося окружением и ликвидацией группировки германских войск.

20 ноября

— 90 лет назад В.И. Ленин выступил с речью на расширенном заседании пленума Московского Совета. Это было последнее публичное выступление Владимира Ильича.

— 85 лет назад родился М.А. Ульянов (1927—2007) — выдающийся актёр театра и кино, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда. Снимался во многих фильмах. Создал на экране образ Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Лауреат Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР.

Источник статьи

 

Метки:

Сияет звезда на доме фронтовика


Иду по улице Есенина (в микрорайоне Шереметьевский) подмосковного города Долгопрудный и вижу: на калитке дома №17 сияет пятиконечная красная звезда. Яркая, лучистая, со словом «ВЕТЕРАН» — крупными буквами.

— ВСПЫХНУЛА эта звёздочка в мае перед Днём Победы. Я видел, как прикрепляли её ребятишки. Знак — памятная мета: здесь живёт фронтовик. Мало, совсем мало их у нас тут осталось, — пояснил мне седовласый мужчина, стоящий у изгороди из штакетника дома №15. Сразу вспомнилась песня на слова Алексея Фатьянова «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» из репертуара Клавдии Шульженко:

Чтобы видно было по всему:

Здесь живёт семья

российского героя,

Грудью защищавшего страну.

Старожил есенинской улицы назвал имя соседа, российского героя: «Константин Дмитриевич Антонов. Вон возится на пасеке — у него четыре улья. Такой же великий труженик, как они».

Калитка со звездой — без запора, открываю, иду по асфальтированной дорожке. На двери дома, смотрю, красуется ещё одна звезда.

— Эта загорелась в прошлом году перед 9 Мая, — рассказывает Константин Дмитриевич. — Выхожу утром, гляжу — красная звезда с изображением гвардейской ленты, как на ордене «Славы», сияет. Откуда взялась? Спросил у соседских ребятишек: мол, ваш сувенир? Ответили: нет. Я целый год не знал, чья это работа. А нынче, накануне Дня Победы, смотрю, пришли ребята из школы №4 вместе с сотрудницей администрации нашего микрорайона Марией Касаткиной. На этот раз на моих глазах прикрепили пластмассовую звезду-2012. Дом, мол, за кустами сирени, в глубине участка, прохожие не видят того знака, что на двери, вот и решили повесить второй на калитку, — поведал мне ветеран.

Оказывается, именно Мария Касаткина предложила школьникам-тимуровцам зажечь звёзды на калитках или домах двадцати восьми здравствующих ныне фронтовиков, проживающих в Долгопрудном в микрорайонах Шереметьево, Хлебниково и Павельцево. Чтоб знали люди: рядом с ними живут солдаты и офицеры Великой Отечественной.

— Мне отрадно осознавать: вот прикрепили ребята святой для нас, старых солдат, знак и тем самым оставили добрую зарубку в памяти своей. Да что же мы на дворе стоим? Пойдёмте в дом, чайку с мёдом попьём!

Константин Дмитриевич — интересный рассказчик. Поразительно: ему 86 лет, а помнит имена и фамилии из далёких лет века минувшего, названия и номера воинских частей, в которых служил, местностей Маньчжурии, где громил японских самураев. Воистину, феноменальная память! Дотошно, с мельчайшими деталями, живописует события. Рассказывает:

— Я родом из посёлка Хлебниково. Там появился на свет в 1925-м, 30 ноября. А в 1933-м, когда строился канал Москва—Волга, русло его пролегло прямо по нашей улице, пришлось отцу переносить только что срубленный дом на новое место — на полустанок Шереметьево. Много и других семей Хлебникова справили там новоселья.

В конце ноября грозного 41-го война подошла совсем близко к порогу дома Антоновых — до Лобненского рубежа обороны столицы всего-то два километра.

— В первых числах декабря мы уже собрались уходить, зарыли под домом сундук со своим небогатым скарбом, но тут началось контрнаступление наших войск. Артиллерия стояла в Лианозове, била по немцам. Снаряды со свистом-шипением пролетали над Шереметьевом и рвались где-то за Лобней. Первую победу мы праздновали 8 декабря, когда узнали, что наши выбили немцев из Красной Поляны, — продолжает рассказчик.

А вскоре парнишка, которому не было и шестнадцати, поступил на Лобненский райпромкомбинат. Быстро освоил токарный станок и стал вытачивать замочки для вещмешков красноармейцев: «Всё для фронта! Всё для победы!»

Константина Антонова призвали в армию 8 января 1943 года. Новобранцы из Дмитрова, Озерецкого, Катуара собрались в Лианозовском клубе (тогда Лианозово входило в состав Краснополянского района Московской области).

— Сыновей-призывников привезли на конных санях родители, — продолжается рассказ. — Матери плакали. Но вообще-то атмосфера проводов была бодрая. Надрывались гармони, молодёжь пела и плясала. Дух, чувствовалось, у народа ядрёный, крепкий, победный. Никакого уныния или страха. Если бы снять тот день на киноплёнку да показать теперь, вряд ли бы кто поверил, что так вот, с песнями, уходили новобранцы на фронт.

Константин, как и все другие парни, рвался воевать. Однако офицер военкомата остудил его пыл: «Тебе лишь 30 ноября будет 18 лет. До совершеннолетия, до принятия присяги о фронте и думать нечего. Пока будешь учиться Родину защищать».

— Меня на радиста учили год. Нас, молодых и необученных, обожжённые войной офицеры берегли по-отечески заботливо. Болтовня о «мясниках» в погонах, которую часто слышу сейчас по телевидению или радио, читаю в газетах, — злобная клевета.

После учёбы новоиспечённого радиотелеграфиста направили в 177-й артиллерийский гаубичный полк резерва Верховного Главнокомандования.

У старшины Антонова есть медаль и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», и «За победу над Японией». Домой защитник Отечества вернулся лишь в феврале 1950-го. Семь с половиной лет служил Родине. С августа 1945-го — на Дальнем Востоке. Кстати, в Порт-Артуре радист 1-го класса нашёл и свою вторую половину.

После войны 35 лет проработал в Москве на заводе №405. Это на Соколе.

На фронтоне дома Антоновых, слева от входной двери, красуется стальная конская подкова. На счастье, известно, крепят её. Что ж, счастье в нём поселилось ещё в 30-е годы прошлого века, когда здесь поставили пятистенок. Главное, с войны вернулся старшина живым и здоровым. Да и потом судьба была благосклонна к нему.

— Красная звезда, которую школьники приладили сначала к калитке, а потом ещё и к двери дома, — это, полагаю, их доброе пожелание нам с Паной Сергеевной многих лет жизни и крепкого здоровья. Шутка сказать: 62 года идём рука об руку. В 2010-м отметили бриллиантовую свадьбу.

Напомню, пятиконечные звёзды стали появляться на домах, построенных в войну и после неё. В Дмитрове, Талдоме сохранилось много «звёздных» наличников. В Запрудне, на длинной, тянущейся через весь город улице Первомайской, на каждом доме горят звёзды.

На улице Есенина — пока всего лишь один дом со знаком, извещающим прохожих, что в нём живёт участник Великой Отечественной войны.

Юрий МАХРИН.

Источник статьи

 

Метки:

Реальная власть в стране находится у людей, никаких государственных постов не занимающих


Скоропостижная отставка министра обороны Анатолия Сердюкова, вопреки расхожему мнению, не означает неизбежной череды других громких отставок. Точнее, не надо преувеличивать степень громкости любых отставок. Один из парадоксов позднего путинизма заключается в том, что режим и власть расходятся друг от друга «географически» все дальше. Проще говоря, вся реальная власть в стране находится у людей, никаких государственных постов не занимающих.

Именно поэтому практически никакие отставки в сегодняшней России не являются громкими и не покушаются на устои. Скорее могут быть громкие назначения—попытки разбавить «двор» совершенно новыми и неожиданными персонажами вроде Игоря Холманских. Что и подтверждает назначение главы фракции «Единой России» Андрея Воробьева и.о. губернатора Московской области. Но, надо заметить, полпред от станка после назначения явно не стал сколько-нибудь влиятельным политическим игроком в России — просто заставил элиту нервно и брезгливо поморщиться.

Разговоры о вступлении режима в стадию терминального самопожирания (ту самую, выраженную Корнеем Чуковским в «Тараканище» блестящей политтехнологической формулой на все времена: «волки от испуга скушали друга») после отставки Сердюкова вспыхнули с новой силой. Действительно, Сердюков был в доску свой, назначался на пост министра обороны лично президентом Путиным и через женитьбу на дочери экс-премьера Виктора Зубкова входил в число самых приближенных особ. Назначение на это место Сергея Шойгу, вроде бы самим Путиным из федеральной власти совсем недавно низринутого, вполне вписывается в логику рассуждений о «кадровом голоде». Но пока этот голод и это самопожирание для режима не терминальны.

По большому счету, кроме премьера Дмитрия Медведева непосредственно во власти не осталось ни одного знакового путинского человека, чья отставка могла бы считаться серьезным сигналом к началу «революции сверху». Да и гипотетическая отставка Медведева при нынешней конструкции власти стала бы громкой лишь из-за его четырехлетнего зиц-президентства и безвозвратно канувшего в Лету слова «тандем».

История Михаила Касьянова доказала, что в путинской России ничего не гарантировано бывшим премьерам. Однако Касьянов никоим образом не был человеком Путина и даже человеком тех, кто ставил Путина на президентство в 2000-м. На карьеры бывших президентов постсоветская Россия до сих пор не покушалась никогда. Более того, Путина никто не сможет обвинить в том, что он нарушил политический контракт с Ельциным и его окружением. Федеральный закон с красноречивым названием «О гарантиях президенту Российской федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» был одним из первых после прихода нынешнего президента в Кремль. Завизированный Путиным в феврале 2001 года, этот закон стал одним из немногих в России, который действующая власть всегда честно исполняла.

В этом смысле уход Медведева стал бы революционным сигналом для элиты. Причем, как раз из этих соображений Медведева увольнять даже опасно: ведь Путин вряд ли допускает для себя возможность существования в качестве бывшего президента без государственных постов. А если и допускает, надо искать такого преемника, который обойдется с ним не хуже, чем он сам с Ельциным. Так что лучше не создавать прецедент.

Разумеется, все ключевые должности во властных структурах по-прежнему занимают люди, обязанные своей карьере Путину. Это и глава кремлевской администрации Сергей Иванов, когда-то едва ли не главный кандидат в преемники. И первый замглавы администрации Вячеслав Володин. И мэр Москвы Сергей Собянин. И даже первый вице-премьер Игорь Шувалов, который еще до Сердюкова мог оказаться жертвой публичного финансового скандала. Но ни одна из этих политических фигур очевидно не является «режимообразующей». Не они формируют власть в сегодняшней России.

Если говорить о силовых ведомствах, всегда играющих особую роль в недемократических государствах, едва ли можно утверждать, что сколько-нибудь принципиальной для прочности режима стала, например, замена Рашида Нургалиева на Владимира Колокольцева в МВД. Хотя тоже ведь была очень громкая отставка после нескончаемой череды скандалов с милиционерами, а потом с их клонами-полицейскими. Ничего не изменила по существу и более давняя перестановка в ФСБ, когда Николая Патрушева, одну из знаковых фигур раннего путинизма, сменил Александр Бортников.

Все принципиально значимые для сути режима фигуры никогда не занимали или более не занимают постов в органах государственной власти. Сечин, Тимченко, братья Ротенберги и Ковальчуки, Якунин, Миллер—вот верховные главнокомандующие сегодняшней России, а заодно индикаторы готовности режима жертвовать своими ради самосохранения. Реальными показателями самопожирания стали бы отъем и передел собственности внутри этого круга, а также уголовные дела против крупнейших российских бизнесменов путинского розлива. Поэтому приобретающий публичные очертания бизнес-конфликт Сечина и Тимченко куда более опасен для судьбы нынешнего режима, чем сколь угодно скандальный уход в политическое небытие или даже посадка в тюрьму экс-министра обороны.

В таких режимах, как поздняя клептократия третьего срока, есть только одна по-настоящему громкая и значимая отставка—верховного главнокомандующего.

В российской истории такие прецеденты были. Но ни власти, ни ее противникам о них лучше даже не вспоминать.

Можно, как говорила одна моя знакомая школьная учительница, «льстить себя надеждой лестной», что нынешняя власть окончательно разрушит себя сама. Но даже если это произойдет, непонятно, сколько ждать. К тому же едва ли мы с вами не окажемся под руинами этого обрушения властных конструкций вертикального типа.

Источник статьи

 

Метки: ,

За что в армии не любили министра Сердюкова


Подчиненные не простили исполнительному директору отношения к бренду, презрения к истории компании и полное отсутствие корпоративной культуры

Сразу после известия о снятии с должности министра обороны Сердюкова огромное количество военных по всей стране отправили друг другу СМС с искренними поздравлениями. Мой товарищ за сутки получил более 50 таких посланий. На Северном флоте кое-где даже накрыли столы и радостно отпраздновали отставку министра. И сидели за тем столами и лейтенанты, и адмиралы. Так не провожали ни Ачалова, ни Родионова, ни Сергеева, ни чуждого Иванова из КГБ, ни даже Грачева.

Могут возразить, что это нормально — сокративший армию человек и не может рассчитывать на симпатию сокращенных. Но в том и дело, что мы с помощью друзей опросили более 50 военных, служащих сегодня на самых разных должностях в нескольких регионах, которые вписались в реформу и имеют в армии будущее. Получившие немалые прибавки к денежному содержанию, они, казалось, должны бы сочувствовать Сердюкову, но что-то пошло не так. В чем же была ошибка министра?

Существует армейская и флотская традиция, без которой армии нет. Для ее сохранения денег не требуется, требуется понимание. Военные всегда внимательно следят за поведением своего начальства, полагая, что он личным примером задает планку для всех. И среди них мгновенно расходятся новости о том, что министр, присутствующий на параде войск, не знает слов гимна (а их всех обязывают его учить).Что вывел крейсер «Аврора» из состава флота в то время, когда любой офицер мог бы подсказать, что и знамя полка в такой бухгалтерской логике – тряпка, слишком дорогая в обслуживании.

Даже если бы Сердюков был выдающимся финансистом, он обязан был в силу должности неукоснительно заботиться и об этой, нематериальной части армейской машины. А он ее демонстративно игнорировал, как факультативную, необязательную пред лицом гигантских сумм и организационных проблем, с которыми имел дело в ходе реформы.

Заместитель начальника Нахимовского училища в Санкт-Петербурге:

— Вскоре после назначения министром обороны Сердюков прибыл с инспекцией. В ходе осмотра ему показали медный трап с выгравированными на поручнях именами всех выпускников училища, начиная с первого выпуска 1949. Реакция была странной: «Немедленно убрать». При этом он весьма внимательно осматривал все помещения, какие виды открываются из классов, куда выходят запасные выходы – мы ведь находимся в историческом центре города, рядом с Петропавловской крепостью. Поэтому решили, что трап надо убрать для того, чтобы не пришлось отвечать на вопросы покупателей, которые придут осматривать здание, когда его выставят на продажу. Началась борьба – моряки обратились к выпускникам, среди которых нашлось немало людей с деньгами и влиянием. Трап отстояли, но история стала широко известна.

Военно-морская академия им. Адмирала Кузнецова готовит высший офицерский состав (командиры соединений, бригад и дивизионов – на выходе адмиралы и капитаны 1 ранга). Рассказывает начальник кафедры:

— Господин министр обороны приехал в академию. Ему показывали, какая у нас научная база, тренажеры, потенциал. На выходе он спросил лишь: «А какая площадь в зданиях академии?» И нам стало ясно, зачем он приезжал. В скором времени академия фактически перестала существовать. Одновременно закрыты училища подводного плавания им. Ленинского комсомола, Высшее военно-морское училище радиоэлектроники и много чего еще. Подводники перешли на учебу в училище им. Фрунзе, ранее выпускавшее противолодочных штурманов, гидрографов, минно-тральный факультет, артиллерийский. Говорят, в Кронштадте планируется грандиозное строительство военного учебного центра, где будут обучать всех, начиная со старшин, до капитанов 1 ранга. Но это только лишь планы, даже еще не утвержденные, а почти все преподаватели уже ушли.

Александр, подполковник, служит на Урале в ракетных войсках стратегического назначения:

— Отягощенные семьями офицеры среднего звена, кому за сорок, в крупных городах работают на вторых работах практически все без исключения. Составляют график присутствия на объекте (штаб части, казарма, кафедра) и уходят на подработки. Чаще всего в охране офисов, менеджерами и т.д. Они просто выживают на съемных квартирах с денежным содержанием в 30-45 тысяч (такова, например, в Санкт-Петербурге зарплата капитана 2 ранга – В.Ш.) в ожидании пенсий и жилья. Они реально не понимают, что в стране происходит, да многие давно уже и не интересуются.

Командир атомной подлодки:

— Да, пенсионерам в 2 раза подняли пенсии. Но Путин это сделал для всех, и для гражданских в том числе. Сердюков тут ни при чем. Зарплата командира лодки после реформы около 250 000. Вроде как в приличных странах. Я ведь атомное оружие вожу, на мне, если что, критические решения. Но 200 000 из этих денег – премия. А пенсия сложится из 50 000, как у обычного менеджера в какой-нибудь туристической фирме. То есть, как оружие сдам сменщику – сразу на помойку.

А главное – реформа это не только деньги, это в первую очередь организация четкой рациональной работы. И в этом Сердюков себя не показал. Когда Главный штаб флота переехал в Питер, там не были готовы даже системы секретной связи. Часть радиоразведки и акустики перевели в Питер, а принять смогли только старших офицеров. В результате служить некому, целая служба стоит мертвая, перевод абсолютно не подготовлен.

Даже задачи Главного штаба еще не понятны. Много неясного. Например, командующий Северным флотом от предложения стать главкомом флота отказался. Ведь все флота теперь реально замыкаются на местное оперативно-стратегическое командование. И, получается, главком – пустая фигура.

Надо сказать, что претензии к организации реформы в части, за которую отвечало ближайшее окружение Сердюкова, у наших собеседников серьезные.

Рассказывает доктор технических наук, член Научно-Технического совета Военно-Морского флота:

— Весной этого года на базе Первого научно-технического института кораблестроения состоялось очень представительное совещание с участием всех предприятий, конструкторских бюро и министерства обороны, посвященное важнейшей проблеме – переходу на новую систему обслуживания флота. Как личный представитель министра на нем присутствовала Евгения Васильева, нынешняя фигурантка по делу «Оборонсервиса». Там выступил представитель этого самого «Оборонсервиса» и сообщил всем, точнее, зачитал уже подписанные документы, о том, что отныне гарантийное обслуживание новейших атомных подводных лодок «Борей» и «Ясень» переходит к «Оборонсервису».

У всех, конечно, сразу возник вопрос: как можно тратить деньги на гарантийное обслуживание новой, не имеющей для этого никаких мощностей, специалистов и опыта организацией, если все средства на гарантийное обслуживание уже включены в стоимость лодки при постройке? Это же два раза платить! Больше всех допытывался представитель завода «Севмаш», который эти лодки строит, и сам же обслуживает всю жизнь.

В качестве примера он спросил у товарища из «Оборонсервиса», где и какими силами тот собирается вести работы? Ведь всем известно, что они забрали себе для обслуживания судов на Черном море базу в Новороссийске. И там до сих пор пусто, нет дока, специалистов, голое поле. Представитель «Оборонсервиса» только улыбался и заверял всех, что скоро все будет и вообще: «это не ваша проблема».

Как не наша проблема, если одну лодку в этом году уже спустили, вторую спустят в следующем году – экипаж сформирован и в декабре уходит на Север, да и третья на подходе? Их же уже надо обслуживать, и деньги на сервис «Севмаш» уже получил. С комсомольским задором нам объяснили, что если будут надо, наймут для этого «Севмаш». Понятно, что их волновали финансовые потоки и схемы. Но внедрять новую систему предполагали, не создав ее в реальной жизни.

И вот так совещание длилось четыре часа. Евгения Васильева просидела это время с плотно закрытым ртом и прямой как у отличницы спиной. Все ждали хоть какой-то реакции министерства как распорядителя денег – «все правильно, так и будет», «пересмотрим, учтем вашу позицию», «надо взять паузу», что угодно. Она молча встала и вышла. Все. Зал был в тягостном недоумении, конечно.

В понимании наших источников Сердюков показал себя скорее как бухгалтер, а не управленец более высокого порядка, знающий, что в мире нередко встречаются нематериальные активы (лицензии, патенты, товарные знаки, сопряженные со славной историей бренда и т.д.) стоимостью в миллиарды долларов, без которых бизнес просто рухнет. Никто не принуждал его демонстративно интересоваться площадями зданий, идущих на продажу или сносить реликвии для удобства их покупателей. На понятном ему языке объяснить это можно так: подчиненные не простили исполнительному директору отношения к бренду, презрения к истории компании и полное отсутствие корпоративной культуры.

Открытое презрение к подчиненным уязвляют людей в погонах. Министра обороны они за это ненавидят, ведь всем хочется гордиться командиром, с которого можно брать пример. А фигуры подходящего масштаба на горизонте нет.

Источник статьи

 

Метки:

Правозащитники направили информацию о Развозжаеве в комитет ООН против пыток


Правозащитники передали в Комитет ООН против пыток информацию о Леониде Развозжаеве, жаловавшемся на похищение в Украине и пытки. Об этом 9 ноября сообщает Интерфакс со ссылкой на председателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы, члена МХГ Валерия Борщева.

«Информация заинтересовала Комитет ООН. Уже 12 ноября вопросы, касающиеся Развозжаева, будут заданы официальной российской делегации», — рассказал он.

Правозащитник отметил, что, в частности, в Комитет ООН передан акт, который был составлен членами ОНК, посетившими Развозжаева в московском СИЗО «Лефортово».

Напомним, активист Левого фронта Леонид Развозжаев, которого российские власти обвинили в подготовке массовых беспорядков, заявил, что его два дня пытали, чтобы выбить признательные показания.

Развозжаева похитили в Украине после того, как он попросил политического убежища, и частным самолетом переправили в Москву. 22 октября Басманный суд арестовал его на два месяца, не допустив на процесс адвокатов.

Источник статьи

 

Метки:

К.К. Тайсаев: «Либералам плевать на целостность России и межнациональный мир в стране»


Скандальные откровения одного из вожаков так называемой «белоленточной оппозиции» Д. Быкова в Казани повергли в шок даже бывалых местных националистов. «Татарстан является сегодня во многих отношениях территорией чуждой и потерянной», — заявил либеральный писатель.

Дальний Восток, Сибирь, Татарстан – все это, по его мнению, будущие независимые штаты с собственным законодательством. «Россия упустила тот момент, когда еще можно было жить единой территорией… Надо привыкать будет с этим жить, как привыкать жить с независимым Кавказом, независимой Сибирью, независимым Дальним Востоком», — добавил Быков.

Не уступает Быкову в антигосударственной риторике и другой известный либерал — политолог Д. Орешкин. «Когда шла война с Грузией, рейтинг Путина и Медведева подскочил выше 80%: у людей создалось ощущение, что прирастает державная мощь. Откусили два куска земли у скверного парня Саакашвили, это так приятно! Хотя на самом деле мы получили новую черную дыру в бюджете, в которую приходится ежегодно вкладывать от 10 до 20 миллиардов рублей только в виде госбюджета Южной Осетии. Плюс плата за поддержание и функционирование военной базы, личного состава», — говорит господин Орешкин в своем интервью «Новым Известиям».

«Когда некоторые политобозреватели говорят о том, что у «белоленточного» движения нет никакой программы, то они, конечно, лукавят, — считает Секретарь ЦК КПРФ, депутат Госдумы Казбек Тайсаев. – Программа, безусловно, есть, и она всем нам очень хорошо знакома. Эта программа уже была опробована в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века в Советском Союзе, но не доведена до конца.

Помните, в те времена нам говорили абсолютно тоже самое: надо немедленно избавляться от «нахлебников» в союзных республиках, надо сокращать армию, надо жить как на Западе? В итоге — великая страна расчленена на кровавые «обрубки», и ни один народ за 20 лет так не стал жить на постсоветском пространстве так, как сегодня живут в США.

Господа политологи, подчитывающие в тиши кабинетов государственные затраты на содержание национальных республик, пока могут себе это позволить. Они не нюхали пороха, не хоронили убитых близких, не видели крови и страданий людей. Их покой охраняет кто-то другой. Но таким, как господа Быков и Орешкин, плевать и на целостность России, и на межнациональный мир в стране».

Источник статьи

 

Метки:

Революция и контрреволюция


От нашего корреспондента из Дамаска

В России отмечается 95-я годовщина Октябрьской революции, а Сирия вновь хоронит убитых. В районе Дамаска Меззе-86 – сразу две трагедии.

5 ноября в густонаселенном квартале произошел взрыв заминированного автомобиля. Десятки человек погибли, около сотни раненых. Среди погибших и пострадавших много детей. Один снаряд попал в жилой дом. Второй разорвался на стоянке общественного транспорта.
А ранним утром 7 ноября район был обстрелян из минометов. И снова есть погибшие и раненые. Три человека, в том числе женщина, погибли сразу же. Госпитализировано семь раненых, трое из них в критическом состоянии.
Кроме того, 7 ноября в Дамаске, в квартале Аль-Вуруд, произошел еще один террористический акт. Тактика бандитов та же – взрыв заминированного автомобиля. 11 человек погибли, в том числе женщины и дети, 57 ранены.
И в этот же день совершен обстрел из минометов лагеря палестинских беженцев «Ярмук». В результате двое погибших и десятки раненых. Это бандиты уже не первый раз мстят палестинцам за то, что они не примыкают к этой кровавой «революции».
В очередной раз беря слово «революция» в кавычки, не могу не думать о том, что я с детства воспитывалась на идеалах революции. Это было для нас святое слово. Мы учили наизусть стихи о революции – о Великой Октябрьской социалистической революции, писали поздравления с Великим Октябрем, читали рассказы и эпопеи о ней. Можно сказать, вместе с молоком матери всосали, что революция – это святое.
И вот теперь в мире это слово опоганили. Теперь революциями называют перевороты в угоду Западу и США, когда беснующиеся толпы, не понимая, что убивают свою же страну, берут штурмом парламент и телецентр ради того, чтобы поставить у власти ставленника НАТО. Или стоят на «майданах», чтобы похоронить идеи славянского братства. Или же теперь, когда тактика заокеанских режиссеров изменилась, они превращаются не просто в беснующиеся толпы, а в бандформирования и, изрядно пополнив свои ряды мразью со всех концов мира, идут стрелять в своих же братьев, разрушая страну, в которой родились и выросли, и призывая на головы ее граждан бомбы НАТО.
Я вспомнила, как во время поездки в Хомс нашла книгу «Весна человечества». Это было в разрушенном в ходе «революции» квартале Баб-Амра. Квартал этот долго находился под контролем бандитов. В бывшей библиотеке они устроили камеру пыток и держали там заложников. Беспомощно валялись на полу не нужные бандитам книги. Мое внимание привлекли несколько книг, названия которых написаны не арабской вязью, а славянскими буквами. Сперва я подумала, что это русские книги, но оказалось болгарские. А одна из книг – на русском и болгарском языках. Это сборник стихов русских и болгарских поэтов «Весна человечества», посвященный Великому Октябрю. Стихи русских поэтов даны в оригинале и в переводах болгарских поэтов и наоборот. Я не могла оставить эту книгу валяться в растерзанной библиотеке и взяла с собой.
Весна человечества… Это про Октябрь, холодный и ненастный месяц, который тем не менее принес надежду не только нашему народу, но и многим, многим другим… Название книги взято из стихов Маяковского:
И я, как весну человечества,
Рожденную в трудах и в бою,
Пою мое Отечество,
Республику мою.
А то, что происходит в арабском мире, называют «арабской весной», но этот процесс уже принес многим не надежду, а разочарование, не свет, а мглу, не улучшение жизни, а гибель. Это не весна, это осень человечества. Это не революция, а контрреволюция. Это то же самое, когда в нашей стране действовали банды, пытаясь задушить юную Советскую страну. Когда в Средней Азии действовали басмачи, пытаясь не дать дорогу новой жизни. Когда в Западной Украине действовали бандеровские банды, убивая лучших людей. Сирийские мятежники – прямые наследники этих контрреволюционных банд, неоднократно терзавших нашу Родину.
Я открываю книгу, найденную на развалинах сирийского города Хомс, и читаю стихи болгарского поэта Димитра Методиева:
Когда бы не Страна… Один приказ –
И лютый враг, не знающий пощады,
Ожесточенно двинул бы на нас
Морские и воздушные армады.
Когда бы не Страна… Но есть она,
Могучая и гордая страна,
Непобедимая Страна Советов.
И не на нас разбойники кричат,
А ты им твердо говоришь: «Назад!»
Ты охраняешь мир для всей планеты.
С такой глубокой и искренней надеждой смотрел на нашу Родину болгарский автор… После того, как не стало Страны Советов, враг, воистину не знающий пощады, уже на многие страны двинул свои армады, свои самолеты и ракеты. И разбойники злобно кричат на всех, кто смеет не покоряться их воле, и некому крикнуть им «Назад!». В результате мы имеем страшные трагедии Югославии, Ирака, Ливии, потому что не нашлось могучей и гордой страны, которая сохранила бы мир для этих стран и для всей планеты.
Сейчас Россия, пока еще робко и неуверенно, делая шаг вперед, два шага назад, все же шепчет врагу «Назад!», и только поэтому на Сирию еще не посыпались бомбы и ракеты демократизаторов. Но если даже такая неуверенная, но все же попытка независимой политики России остановила (или приостановила на какое-то время) прямую натовскую агрессию против очередного суверенного государства, что же будет, когда наша Родина возродится и сможет говорить во весь голос?! Как же подожмут хвосты все мировые шакалы! И сейчас с глубокой и искренней надеждой смотрят на нас сирийцы.
А вот стихи Ильи Сельвинского из той же книги, спасенной из разрушенного сирийского квартала:
Какие ж трусы и врали
О нашей гибели судачат?
Убить Россию – это значит
Отнять надежду у Земли.
Здесь, в Дамаске, я каждый день прохожу мимо дома, на стене которого написано по-русски «Спасибо, Россия». Значит, еще не отнята надежда у Земли, еще не убита Россия. Идя по сирийской столице и не зная, какое здание еще будет взорвано бандитами, я верю, что Сирия не будет убита ни контрреволюцией, ни интервенцией. Она обязательно победит назло всем заговорщикам. Потому что кто-то должен выстоять среди наступающей тьмы, откуда-то должен родиться новый свет и новая весна.
С праздником Великого Октября, Россия!
С грядущей победой, Сирия!

Елена ГРОМОВА
Дамаск

Источник статьи

 

Метки:

Тракторозаводский щит Сталинграда


«Правда» продолжает публикацию глав книги Алексея Шахова «Тракторозаводский щит Сталинграда», основанной на воспоминаниях и архивных документах, которые собирал до конца жизни один из героических участников Сталинградской битвы — генерал-полковник Советской Армии Владимир Александрович Греков.

Первая глава была опубликована в № 91 (29865), 24—27 августа, с последующим продолжением по пятницам.

Дни и ночи пылающего города

Уже двадцать дней шли жесточайшие бои на самом берегу Волги — точно на том месте, где теперь возведена Волжская ГЭС. После того как гитлеровский танковый корпус с армадой пикировщиков, проложив себе путь от Дона к Волге, едва не ворвался на знаменитый Сталинградский тракторный завод, ставший в дни боёв за Москву основным поставщиком танков Т-34, у противника господствовала полнейшая уверенность в обречённости Красной Армии. «Окрылённые успехом» генералы танковой и полевой армий уже заговорили о новой операции после Сталинграда — «Серая цапля» с ударом танковых и моторизованных дивизий от Сталинграда на Астрахань.

Сколько можно было окинуть взглядом, берег Волги, овраги, крутые склоны берегов Мокрой и Сухой Мечёток, все позиции батальонов 124-й бригады пестрели многоцветными листовками ведомства Геббельса. «Памятки», «пропуска» нацистских пропагандистов психологически упирали в разных словосочетаниях на одно и то же: «Не надейтесь, никто вас не выручит. Всех утопим в Волге. Англичане в Дюнкерке были умнее вас. Они быстро убрались из Франции к себе на острова». Ко всем этим страшилкам добавлялись изображения разного рода «клещей», «удавок» для защитников Сталинграда.

В сводках Совинформбюро, которыми жила вся страна, изо дня в день сдержанно повторялись сообщения о боях под Сталинградом. И не больше того. И только эта многократная повторяемость означала, что немцев там всё-таки остановили. По штатам того времени на 12 тысяч бойцов двух стрелковых бригад группы полковника Горохова не полагалось ни своей типографии, ни многотиражки. Сводки Совинформбюро по ночам принимали по единственному в 124-й бригаде политотдельскому приёмнику, а затем их от руки переписывали работники политотдела, чтобы утром сообщить бойцам в окопах. Какой же великой была тогда нужда в моральной поддержке, ободрении стремительно таявших рот, батальонов, сражавшихся у самого берега Волги. Сильнее, чем враг, людей терзали безвестность, безымянность их борьбы. Совсем иначе чувствует себя человек, когда «Родина слышит, Родина знает…»

В сентябре 1942 года в газете «Красная звезда» чередой пошли сталинградские очерки Константина Симонова, которые прекрасно дополнялись снимками фотокорреспондента газеты Виктора Темина. Речь шла о бригаде полковника С.Ф. Горохова. Съёмки красноармейцев, командиров и политработников проводились в расположении рот первого эшелона, а то и прямо в боевом охранении. Серию опубликованных фотографий объединял заголовок «Героические защитники Сталинграда».

Сколько же они доставили так необходимой тогда человеческой радости и гордости фронтовикам!.. Константин Симонов и Виктор Темин стали за все пять месяцев — целых двадцать недель бессменных боёв гороховцев на волжском берегу — их единственными летописцами. Но какими!

В группе Горохова Симонов появился нежданно-негаданно. Никаких предуведомлений не было. На позиции близ Тракторного завода он прибыл в составе группы журналистов с задачами, которые были восприняты как действия передового отряда «Красной звезды». Тем более что группу лично возглавлял ответственный редактор газеты Д.И. Ортенберг (Вадимов). Это счастливое обстоятельство сокращало пространство и время для публикаций.

Гости тракторозаводского участка обороны города сумели накоротке побывать во фронтовом и армейском штабах. Разузнали общую обстановку. А вот капитально вникнуть в боевые дела нацелились непосредственно в войска, ведущие боевые действия в первой линии. Им назвали бригаду полковника С.Ф. Горохова. Сюда, к Тракторному заводу, привлекло и услышанное в Комитете обороны Сталинграда. Разные люди говорили примерно одно и то же: если немцам не удалось ворваться на Тракторный, так это потому, что быстро отладилась оборона военных и заводских сил на общем рубеже по крутому берегу речушки Мокрая Мечётка.

В журналистскую группу предусмотрительно включили и Василия Коротеева, в недавнем прошлом — секретаря Сталинградского обкома комсомола. Он-то город знал не понаслышке. Не терпелось «десанту» московских военных журналистов поближе сойтись, познакомиться с людьми в красноармейских частях, которые не только отстояли гордость страны — Сталинградский тракторный завод, но и нанесли поражение хвалёным немецким «гренадерам». Расстояние семнадцать километров от центра города до Тракторного завода на его северной окраине через пожарища, развалины группа журналистов «Красной звезды» с помощью Коротеева преодолела по тем временам быстро. А уж оттуда было рукой подать до командного и наблюдательного пунктов обороняющихся батальонов бригады полковника Горохова.

Так состоялась на самой северной окраине Сталинграда первая встреча батальонного комиссара К.М. Симонова с бойцами 124-й бригады. Это было в дни, когда вражеские снаряды подорвали находившиеся здесь нефтебаки. Горящая нефть текла в Волгу, и горела не только земля, но и волжская вода. Тогда же состоялось и знакомство комиссара бригады В.А. Грекова с писателем, переросшее уже после войны в добрые дружеские отношения фронтовиков-единомышленников.

Четыре дня пробыл Константин Михайлович на передовой, знакомился с людьми, собирая материалы для очерка «Бой на окраине» и повести «Дни и ночи». У комиссара бригады была возможность видеть, как находил, отбирал, уточнял Константин Симонов материалы для своих очерков. В архиве Владимира Александровича Грекова сохранилось немало интересных наблюдений об этом:

«Тогда, в сентябре сорок второго, Симонов показал себя молодцом. Тогда мы ещё не знали его журналистского, писательского кредо: «Меньше рискуешь, меньше видишь — хуже пишешь». Но привычку рисковать заприметили сразу. В Сталинграде Симонов пять раз переправлялся через Волгу. Как бы там ни гудело в небе и на земле, он изловчался вести довольно обстоятельные беседы с обитателями окопов и землянок на переднем крае. Случалось, миномётным, пулемётным огнём противной стороны и его укладывало плашмя под защиту каменных стенок, на счастье, во множестве возведённых на границах подворий в посёлке».

С помощью Василия Коротеева московские журналисты и в Заводском районе, и в посёлках, и на переправах ориентировались уверенно, порой и без сопровождающих. В Сталинграде Симонов встречался с танкостроителями, ремонтниками, ополченцами Тракторного. Побывал на борту канонерской лодки «Усыскин». На канонерке московских журналистов прихватил плотный артналёт. Краснофлотцы приметили, что «армейцы» не приняли предложения укрыться в щели на берегу. Один из них сказал морякам: «Сами-то остаётесь на палубе. Мы вам не помешаем. Места хватит». Так и перестояли «армейцы» на палубе.

Гороховцы запомнили Симонова уравновешенным, рассудительно отважным офицером. Знали его как автора покорившего фронтовиков, обжигающего стихотворения «Жди меня». Естественно, хотелось взглянуть, каков он, поэт лирического склада? Оказалось, никакой предполагаемой томности. Молодец молодцом с гвардейской выправкой. А ко всему — орден Красного Знамени на гимнастёрке. На всю бригаду только двое — комбриг Горохов и комбат Саша Графчиков — удостоились такого ордена.

Бесспорно, эта высшая аттестация помогала Симонову быстро находить общий язык с фронтовиками всех рангов. Казалось, что интересные факты как бы сами шли ему в руки. Но это, конечно, только казалось. Он быстро стал своим человеком среди обитателей окопов и землянок переднего края. Но самое главное, имел не только звание, но и сердце комиссара. Громыхающий передний край, и тут же — его спокойный голос, не показное, а искреннее уважение к собеседнику любого ранга. Он всегда знал, как направить ход беседы. Правда, ему не нравились говоруны. И он умел корректно избавляться от них. Выбирал подходящую паузу и обращался к молчаливо сидящему рядом бойцу, обескураживая говоруна: «А что вы знаете об этом случае?» И ему удавалось разговорить даже закоренелых молчунов. Внимательный, терпеливый собеседник, Симонов не выпускал нить разговора. Тактично подводил собеседника к выяснению интересовавших его событий.

«Непробиваемый» батальон

В бригаде Горохова Константин Симонов и его верный спутник Виктор Темин чаще всего бывали в стрелковом батальоне Вадима Ткаленко. Передний край батальона одновременно являлся самым дальним оголённым флангом Сталинградского фронта, а внутри фронта — флангом армии В.И. Чуйкова. За спиной, в тылу батальона, имелось более двух километров водного пространства Волги и Ахтубы. С юга соседями были наши войска. С запада и севера нависали гитлеровцы.

Как уже рассказывалось в предыдущей главе, первое испытание огнём и кровью пехотинцы, артиллеристы бригады, батальон Ткаленко держали в тяжёлом бою с частями танковой дивизии вермахта. Она покоряла Бельгию. Участвовала в походе на Балканы. Перед летним наступлением её перевооружили более мощными танками. Тщеславие солдат дивизии подстегнули присвоением наименования «гренадеры». Враг был несравненно сильнее в танках и авиации.

Первый бой батальона, как вы помните, получился очень тяжёлым, кровопролитным. И всё же роты Петра Кашкина и Степана Бондаренко потеснили противника подальше от завода. Были очищены от врага два прибрежных заводских посёлка — Спартановка и Рынок. Эти роты, батарея истребителей танков и миномётчики лейтенантов Локтева и Юмашева и составляли авангард сил того самого ткаленковского батальона, оборонявшего северную окраину Сталинграда.

Отбитые у врага населённые пункты и устья притоков Волги — речушек Мокрая Мечётка и Сухая Мечётка батальон удержал «напостоянно». На круче берега Волги начали оборудовать передний край обороны. Ломы звенели, лопаты ломались на фортификационных работах в этой тысячелетиями спрессованной, никогда не паханной земле приречной террасы. Батальоном, вросшим здесь в неподатливую, но родную сталинградскую землю, который так и не смогла за долгих три месяца «сковырнуть» с этой позиции вся 16-я танковая дивизия врага, командовал двадцатитрёхлетний лейтенант Вадим Ткаленко. Его Симонов назвал одним из центральных героев очерка «Бой на окраине».

Лейтенант Ткаленко в повести и в жизни

С него же взяты некоторые внешние приметы и черты характера капитана Сабурова для повести «Дни и ночи». Ткаленко был высокого роста, немного сутулился. Носил усы с хорошо смотревшимися, ладными завитками. Не только батальон, но и вся гороховская бригада в этих усах приметила сходство с Чапаевым по кинофильму в чудесном исполнении артиста Бабочкина. В бригаде комбата прозвали Чапаем. Симонов не знал об этом. Под первым впечатлением, вроде про себя, промолвил: чем-то похож на Горького в молодости. Со временем и Симонов принял сравнение с Чапаевым. Но приметы Вадима Ткаленко приберёг для будущего. На первой же странице повести «Дни и ночи» автор так описывает своего главного героя Сабурова — Ткаленко: «Очень большой и казавшийся, несмотря на свои могучие плечи, всё-таки слишком высоким, он своей огромной, сутуловатой фигурой, простым и строгим лицом чем-то неуловимо напоминал молодого Горького».

А командира роты в этом же батальоне Степана Бондаренко все нарекли «декабристом» за его внушительные бакенбарды на молодом, мужественном лице. Тут и сам Константин Симонов в очерке «Бой на окраине» засвидетельствовал это общественное прозвище.

И ещё одно ткаленковское обнаруживает писатель в своём Сабурове. Рядом с ним часто появляется начальник штаба лейтенант Масленников, с румяным, оживлённым мальчишеским лицом, который все поручения комбата выполняет с особой аккуратностью и тщательностью. Ну конечно же, это Андрей Семашко — начальник штаба батальона Ткаленко, влюбленный в своего комбата. Старательно утверждая свою репутацию заправского военного, он и в самые тяжелейшие периоды боёв обращался к комбату по-военному: «Разрешите сверить часы», «Разрешите идти»…

Но есть и ещё весьма интересные приметы происхождения образа Сабурова. В повести «Дни и ночи» корреспондент столичной газеты Авдеев с комиссаром Ваниным идут в роту Гордиенко на передний край. Там Авдеев выпускает несколько очередей из пулемёта в сторону немцев, на что противник немедленно ответил обстрелом из миномётов. Разрывы мин довольно близко. Два осколка на излёте попали в лежавшую донышком кверху фуражку корреспондента. Командир отделения Конюков с лукавинкой говорит об этом происшествии: «Они её, как целиться стали, сняли и вот положили. А немец, аккурат как яиц в лукошко, туда осколков насыпал».

Тут уж и сам комбриг Горохов, и комбат Ткаленко, и комроты Бондаренко, и комиссар бригады были свидетелями подобной перестрелки с участием самого Симонова. Только с двумя небольшими поправками. Симонов в отличие от героя своей повести стрелял не из пулемёта «максим», а из трофейного МГ-42, установленного на самодельной турели для стрельбы по немецким самолётам. И вряд ли немцы открыли миномётный огонь только из-за этих пулемётных очередей. Скорее всего они среагировали на появление большой группы людей в командирском одеянии и снаряжении. Только фотокорреспондент Темин был одет в полевое обмундирование. А Симонов, Ортенберг и Коротеев были в довоенных фуражках с красными околышами и блестящими козырьками. Да и фуражка оказалась подставленной под осколки не по доброй воле её владельца, а потому, что миномётчики и сам комбриг Горохов уж очень энергично подтолкнули Симонова в окопчик, когда тот отстал от всех, любопытствуя, где ложатся мины.

Комбат Вадим Ткаленко переживал тогда больше всех: не хватало ещё, чтобы в расположении его батальона что-нибудь произошло с такими высокими московскими гостями. И он, высокий, сутуловатый, стоял у стенки, не зная, что ему предпринять. Он так и не прыгнул в окоп. А когда все укрылись, прилёг для порядка, вытянувшись вдоль заборчика из камня-дикаря.

Красноармейцы батальона подобрались в основном из двадцатилетних амурских, кокчетавских, акмолинских хлеборобов. Более половины из них по году-полтора прослужили в дальневосточных частях Красной Армии. Рядом с дальневосточниками новобранцы ловчее овладевали солдатским делом. Командирами, политруками пришли школьные учителя. Взводами командовали выпускники краткосрочных училищ и курсов. По возрасту из них мало кто был старше красноармейцев. Коммунисты с двадцатых годов Влас Макаренко и Иван Ершов, призванные в армию по партийной мобилизации, стали политическими вожаками восьмисот человек, объединённых в воинском коллективе батальона. Фронтовой опыт был у комбата Ткаленко. Кстати, наградное представление на лейтенанта Ткаленко имело пометку «посмертно». Бригадная парткомиссия после первых боёв в Сталинграде приняла комбата кандидатом в члены ВКП(б). Начальником штаба в батальон назначили выпускника физмата МГУ Андрея Семашко. Рано потерявший отца, он воспитывался под влиянием семьи своего дяди, первого наркома здравоохранения нашей страны.

В беседах с бойцами батальона Константин Симонов уяснил, как внезапное появление 124-й бригады и незамедлительный переход её частей в наступление застигли врасплох самоуверенных «гренадеров». Их оттеснили от стен завода-танкостроителя и выбили из двух прибрежных посёлков. Кажется, уже сам журналист видел, как к исходу светлого времени, что называется, из-под закатного солнца, резервный батальон немецкой дивизии на танках и бронетранспортёрах врезался в боевые порядки измотанных боем стрелковых рот Степана Бонадареко и Петра Кашкина. Танковый удар застиг наших пехотинцев на ровном, как стол, картофельном поле. Окопаться время не позволяло.

Батальон понёс тогда чувствительный урон. Через десять дней его пополнили рабочими Тракторного завода. А тогда обошлись наличными силами. За ночь дали людям малость прийти в себя. Накормили. Подали боеприпасы. Батальону на подмогу выделили пять танков. Ранним утром внезапно ударили по заснувшему охранению противника. Вражеских солдат выбили из посёлка или уничтожили.

По мере сближения с людьми у Симонова складывалось точное знание фактов. Мотаясь по подразделениям и частям, он всегда пробивался и на командный пункт бригады и группы войск под командованием Горохова. Надо было сопоставить то, что видел сам, с тем, что знают в штабе и политотделе. По отзывам комиссара бригады, Константин Михайлович свободно ориентировался в этой текучке войсковых дел, ни для кого не обременительно впитывал новости, приглядывался к людям.

Тогда на командном пункте 124-й бригады, разместившемся в недостроенном здании (теперь Дворец культуры Тракторного завода), Симонов исподволь приступил к подготовке материалов для будущей повести «Дни и ночи». И всё же в то время журналист был наполнен желанием сказать читателям «Красной звезды» мужественную правду, звать их к стойкости, порадовать примерами сталинградской воинской доблести.

Сталинградские очерки

Читатели очерка «Дни и ночи», на основе которого была написана одноимённая повесть, дивились приметливости журналистского взгляда. Немногословно переданы подробности обстановки в городе, на заводе, в поселениях жителей во времянках по балкам, оврагам, на командном и наблюдательных пунктах воюющей части, в покинутых квартирах заводчан — всё это было очень сходно с действительным обликом города на исходе первого месяца его обороны гороховскими частями:

«Самоходный паром, на котором мы переправлялись, был перегружен. На нём было пять машин с боеприпасами, рота красноармейцев. Паром шёл под прикрытием дымовых завес (вечерело). Переправа казалась долгой. Пристань, крутой подъём в гору…

Ночь. Мы почти на ощупь едем на разбитом газике из штаба к одному из командных пунктов. Из ворот выезжают скрипучие подводы, гружённые хлебом… Город живёт…

Утро. Над головой ровный голубой квадрат неба. В одном из недостроенных заводских зданий расположился штаб бригады. Улица, на север уходящая в сторону немцев, простреливается вдоль миномётным огнём… Под прикрытием обломка стены стоит автоматчик, показывая место, где улица спускается под уклон и где можно переходить невидимо для немцев и не обнаруживая расположение штаба.

Уже совсем светло. Солнечный день. Время близится к полудню. Мы сидим на наблюдательном пункте в мягких плюшевых креслах, потому что наблюдательный пункт расположен на пятом этаже одного дома, в хорошо обставленной инженерской квартире. На полу стоят снятые с подоконников горшки с цветами, на подоконнике укреплена стереотруба. Впрочем, стереотруба здесь для более дальнего наблюдения — так называемые передовые позиции отсюда видны простым глазом.

Вот вдоль крайних домов посёлка идут немецкие машины, вот проскочил мотоциклист, вот идут пешие немцы. Несколько разрывов наших мин. Одна машина останавливается посреди улицы, другая, заметавшись, прижимается к домам посёлка. Сейчас же с ответным завыванием, через головы, куда-то в соседний дом ударяет немецкая мина.

Я отхожу от окна к стоящему посреди комнаты столу. На нём в вазочке засохшие цветы, книжки, ученические тетрадки. Как и во многих других домах, здесь жизнь внезапно оборвалась…»

Очерк передавал ощущение огромного накала борьбы в сражавшемся городе. Писатель разглядел крепнувшую героику и боевую славу защитников города. Симонова захватила, окрылила атмосфера сплочённости, непоколебимой уверенности в своих силах, духовного подъёма, которую во многих проявлениях он ощущал, находясь в батальоне Ткаленко. И не ошибся! С того первого боя и до конца оборонительных боёв на Волге этот батальон гороховской бригады удерживал посёлок Рынок — самый северный край огненной черты обороны города. Никто его не подменял, на отдых не отводил. И так целых двадцать недель!

По мере сближения с воинами 124-й бригады Симонов находил точные слова для своих сталинградских очерков. Непобедимость, стойкость обороны на Волге создавали люди. «За Волгой для нас земли нет!» — эти слова приобрели здесь, у Горохова, огромную силу потому, что были не только обращённым ко всем призывом, но и собственным решением каждого, с кем встречался и беседовал писатель. Вот как сказал об этом Симонов в очерке «Зимой сорок третьего»:

«Все помыслы и душевные силы людей были направлены на одну, казалось бы, маленькую, но на самом деле великую задачу — отстоять от немцев… деревеньку Рынок. Это было задачей жизни… У себя на фронте в один километр они хотели во что бы то ни стало добиться, и добивались, победы по-солдатски, по-русски, не мудрствуя лукаво… Здесь они хотели победить».

Фронтовику Константину Симонову важно было ясно выразить, что именно сила духа, а не численный перевес, техника или военная премудрость — то главное, что стало основой нашей победы в Сталинграде. И сказал он об этом просто и мудро, как итоговый вывод, обобщение записей впечатлений в сталинградском дневнике:

«Сила духа не только в том, чтобы ежечасно быть готовым отдать жизнь за Родину, но и в том, чтобы при общем тяжёлом положении не дать себе душевно потеряться перед врагом».

Именно это великое свойство души русского, советского бойца и офицера и привлекло Симонова в гороховцах.

Журналист и сталинградский комбат понравились друг другу. По счастливому стечению обстоятельств Симонов встретил на войне человека, с которым завязалась дружба на всю жизнь. Через двадцать лет, узнав, что Ткаленко жив, Константин Михайлович написал ему:

«22 января 1963 года.

Многоуважаемый Вадим Яковлевич!

Недавно был очень обрадован, узнав от генерал-майора Сергея Фёдоровича Горохова Ваш адрес. Держу на памяти, как был когда-то в Сталинграде у Вас в батальоне, и давно как-то думалось о том, как бы найти Вас. И вообще хотел бы повидать Вас.

Работаю сейчас над продолжением моего романа «Живые и мёртвые». То, о чём пишу, происходит в январе 43-го года, в последний период Сталинградских боёв. Был бы рад повидать Вас, если это окажется возможным…

А пока что рад послать Вам на память о прошлой встрече и в надежде на будущую свою последнюю книжку.

Жму Вашу руку.

С товарищеским приветом Ваш Константин Симонов».

Так завязалась их послевоенная переписка. Потом Константин Симонов и Вадим Ткаленко не раз виделись. Писатель просил легендарного сталинградского комбата вместе работать над материалами военной кинохроники для его документального фильма «Шёл солдат…» к 30-летию Победы.

И ещё один сталинградец-гороховец навсегда запал в душу писателя. 31 марта 1971 года «Литературная газета» опубликовала очерк Константина Симонова «Комиссары». В нём он писал:

«Зимой 1963 года, в Волгограде, в двадцатую годовщину Сталинградской битвы, среди приехавших на годовщину ветеранов я увидел высокого смуглого моложавого генерал-лейтенанта. Лицо его мне показалось очень знакомым, но в первые минуты я никак не мог вспомнить: где я его видел? И вдруг вспомнил: здесь же, неподалёку, в нескольких километрах отсюда и видел! Только был он тогда не генерал-лейтенант, а батальонный комиссар Греков.

Бригада или, как тогда её чаще называли, группа полковника Сергея Фёдоровича Горохова дралась с немцами на самой северной окраине Сталинграда, в районе Тракторного завода и посёлка Рынок, а Владимир Александрович был тогда комиссаром бригады — молодой, подвижный, стройный, чернявый, похожий чем-то на Григория Мелехова, каким я его себе тогда мысленно представлял. И даже где-то осталась его тогдашняя фотография вместе с командиром бригады Гороховым на их наблюдательном пункте, в одном из крайних домов посёлка Тракторного. А потом мы ходили с ним в батальон к старшему лейтенанту Вадиму Ткаленко, а потом пробирались в роту по узкой тропочке под прикрытием крутого откоса волжского берега.

И когда я потом писал повесть «Дни и ночи» о тех днях в Сталинграде, я часто вспоминал и Горохова, и Грекова, и Ткаленко. Не будь тех встреч с ними на том клочке волжского берега, который они, окружённые со всех сторон, так до конца и не отдали немцам, не было бы и книги.

А встретившись через двадцать лет, мы пошли с Грековым туда, где он воевал вместе со своими товарищами, и целый день лазали по берегу, и он узнавал то одно место, то другое, то один НП, то другой, то третий, то вдруг видел под снегом очертания ямы, где когда-то была ротная землянка, в которую угодило прямое попадание, то вдруг останавливался и вспоминал людей своей бригады, погибших вот здесь, на этом самом месте, и вот здесь — в другом, и в третьем. Вспоминал имена, фамилии и особенности характеров этих давно погибших людей. Вспоминал с такой точностью, как будто и не прошло двадцати лет.

Он вспоминал обстоятельства тех дней с несравненно большей точностью, чем я, и я думал тогда, что хотя у меня, журналиста, цепкая профессиональная память, но у него, комиссара, память сильней, глубже. Наверное, потому, что я тут только присутствовал, а он воевал и сейчас как бы заново переживал каждую понесённую потерю. И, наверное, нет цепче памяти, чем память о том клочке земли, на котором стоял насмерть!

Мы не раз после этого встречались с Грековым совсем в других местах — в Белорусском округе, где он служил, но у меня было такое ощущение, что, где бы он ни служил, он всюду возит с собой в душе и в памяти тот клочок сталинградского берега и тех людей, чьим комиссаром он был тогда».

Алексей ШАХОВ.

Источник статьи

 

Метки:

У ликвидаторов разыгрался аппетит


Как стало известно, в августе коллективу ФГУ «442-й окружной военный клинический госпиталь имени З.П. Соловьёва» зачитали телефонограмму Министерства обороны РФ, которой предписывается ликвидировать данное военное медицинское учреждение. Многим известен этот старейший госпиталь, расположенный в Петербурге по адресу: Суворовский пр., д. 63 и занимающий большую территорию между Кирочной и Тульской улицами. Видимо, эта территория и строения давно приглянулись современным нуворишам. И руководство Минобороны решило прикрыть славное и такое нужное городу и России медучреждение для последующего использования площадки и зданий в качестве развлекательного бизнес-центра либо чего-то подобного. Такие просторы, а «бабла» не приносят — непорядок.

НЕМНОГО ИСТОРИИ. Госпиталь был учреждён в 1835 году и в 1840-м открыт для приёма 1340 больных. Его назвали Первым военно-сухопутным Санкт-Петербургским госпиталем. В 1869-м переименовали в Петербургский Николаевский военный госпиталь. С ним связаны славные страницы военной медицины. Здесь трудились видные учёные-медики, среди них — В.М. Бехтерев, В.И. Воячек, П.А. Куприянов, Г.Ф. Ланг, Р.Р. Вреден и другие.

В период Гражданской войны, разрухи и эпидемий медперсонал госпиталя внёс большой вклад в борьбу с инфекционными болезнями, сумев вернуть в строй тысячи красноармейцев. В годы Великой Отечественной войны свыше 60% врачей и 30% медсестёр были направлены в действующую армию. С августа 1941 по август 1944 года госпиталь находился в Вологде. В нём прошли лечение десятки тысяч раненых и больных.

В послевоенный период госпиталь совершенствовал оказание всех видов медицинской помощи, повышалась его роль как методического центра медицинской службы Ленинградского военного округа. За достигнутые успехи ему был присвоен статус клинического учреждения. Он был рассчитан на 1750 коек.

Если зайти на ещё существующий сайт госпиталя, то прочитаем: «В настоящее время окружной военный клинический госпиталь имени З.П. Соловьёва — крупное многопрофильное лечебное учреждение, имеющее в составе более 50 специализированных лечебно-диагностических центров, отделений и кабинетов. Он укомплектован высококвалифицированными специалистами. Среди них — 16 кандидатов и один доктор медицинских наук, 20 заслуженных врачей Российской Федерации, более 400 врачей и медицинских сестёр высшей и первой квалификационной категории.

Госпиталь оснащён новейшими медицинскими приборами и аппаратурой…

В хирургической практике успешно выполняются органосохраняющие операции на органах брюшной полости, оперативные вмешательства повышенной сложности на головном мозге, позвоночнике, мочеполовых органах, микрохирургические операции по восстановлению слуха и зрения» и т.д. В год делалось свыше 6000 операций, проходили лечение 18000 больных.

И такое медучреждение — под нож. Это не головотяпство, это вредительство. Не только развал военной медицины и армии, это уничтожение нашего исторического прошлого, надругательство над историей Петербурга и всей России. В городе осталось не так много учреждений, имеющих богатую историю. Их надо беречь, а не уничтожать. Государство к тому же обязано создавать рабочие места. И вдруг около 1800 человек медперсонала и технических работников — на улицу.

Та же участь, насколько мне известно, постигла ещё одно старейшее военное медучреждение —

1-й морской госпиталь, расположенный по адресу: Старо-Петергофский пр., д. 2, у Калинкина моста. Морской госпиталь был основан ещё Петром I в 1715 году и размещался на Выборгской стороне Петербурга. В 1836 году для госпиталя, ставшего Адмиралтейским, был куплен дом княгини Шаховской (Фонтанка, 162). В 1880 году ему переданы соседние морские казармы. На его фасаде размещена мемориальная доска с надписью: «Первый в России Boeнно-морской госпиталь. Основан в 1715 году». Здесь работали выдающиеся врачи, в том числе крупный гигиенист А.Г. Бахерахт, основатель отечественной эпидемиологии Д.С. Самойлович, основоположник отечественной терапии М.Я. Мудров.

Во время Великой Отечественной войны коллектив госпиталя вернул здоровье и боеспособность десяткам тысяч солдат и офицеров. Госпитальные хирурги выезжали на боевые корабли Балтийского флота, оперируя там тяжелораненых. В последние годы Военно-морской госпиталь являлся крупнейшим лечебным и научным центром Ленинграда и всей страны. Что с ним стало? Где он? Где люди, которые там работали и приносили пользу обществу? На улице?

А попытка Минобороны ликвидировать Военно-медицинскую академию в центре Петербурга и перевести её в Курортный район? До сих пор руководители ведомства не оставляют этой затеи, которая, полагаю, могла прийти в головы только больным душой и разумом людям.

Действия министра обороны Сердюкова (теперь уже бывшего) вышли за грань разумного. О нём и о ситуации в верхах очень ёмко сказал один мой товарищ:

Разрывается душа,

Рушатся законы,

Посадили торгаша

Министром обороны.

Подобных «торгашей» много в высших эшелонах власти. Да и не только в высших. Их главный орган — желудок, который вместо мозга, сердца, глаз определяет их интересы. Они готовы проглатывать всё на своём пути, не думая о последствиях. Они жуют, глотают наши святыни, наше прошлое, наше имущество, пытаясь насытиться. Но насыщения не наступает и никогда у таких, как они, не наступит.

К счастью, в нашем городе есть люди, которые противостоят этим прожорливым существам. Они отстояли Охту от возведения небоскрёба, отстояли ряд исторических зданий. Давайте отстоим и старейшие военные госпитали. Они нужны нашей армии, нужны нам. И эта задача нам по силам.

Андрей АНТОНОВ.Адвокат, член Союза писателей России.г. Санкт-Петербург.

Источник статьи

 

Метки: