RSS

К вопросу о пенсионном возрасте

19 Ноя

Рафик Кулиев 19.11.2012

Капитал не изобрёл прибавочного труда. Всюду, где часть общества обладает монополией на средства производства, работник, свободный или не свободный, должен присоединять к рабочему времени, необходимому для содержания его самого, излишнее рабочее время, чтобы произвести жизненные средства для собственника средств производства.

Карл Маркс

Что в общественном производстве установилась тенденция к уменьшению работающих по сравнению с пенсионерами, – это факт бесспорный. Между тем, этот бесспорный факт, в свою очередь, породил спорный вопрос, а именно: повышать или не повышать пенсионный возраст? С другой стороны, чем сильнее заостряется этот спорный вопрос, тем очевиднее становится тот простой факт, что современное российское общество расколото на два непримиримо противостоящих друг к другу класса: с одной стороны, работающее большинство, которое против повышения пенсионного возраста, а с другой – неработающее, паразитирующее меньшинство, которое за его повышение.

Поскольку само природное чутьё работающего большинства подсказывает ему, и правильно подсказывает, выступать против повышения пенсионного возраста, то в данной статье я ограничиваюсь рассмотрением доводов только за повышение пенсионного возраста.

Не ставя себе задачей обсудить здесь все доводы, приводимые сторонниками повышения пенсионного возраста – биржевыми спекулянтами, либеральными экономистами и записными демографами, я лишь отмечу здесь, прежде всего, следующий момент. Несмотря на тот очевидный факт, что уменьшение работающих по сравнению с пенсионерами вызывается главным образом искусственной безработицей, и что, следовательно, это уменьшение является относительным, а не абсолютным, сторонники повышения пенсионного возраста нагло утверждают, что это уменьшение является не относительным, а абсолютным. Если это последнее утверждение верно, то верно и то, что, с развитием общественного производства, рождаемость не повышается, а падает; следовательно, население земли не увеличивается, а уменьшается. Это – бред. С другой стороны, эти цепные псы капитала дело изображают так, будто с развитием общественного производства производительная сила каждого отдельного работающего никак не изменяется. Но если эта, с позволения сказать, теория правильна, то правильными являются и выводы из неё вытекающие. А именно, в процессе труда, во-первых, уменьшение количества работающих выражается в уменьшении количества предметов потребления; во-вторых, этому уменьшению количества предметов потребления соответствует уменьшение того количества предметов потребления, которое необходимо для содержания увеличивающегося количества пенсионеров по сравнению с работающими; а между тем потребности всякого человека в предметах потребления постоянно растут. Но если в процессе труда происходит изменение, которое приводит к тому, что производится меньшее количество предметов потребления, – то, что же показывает это изменение, как не то, что падает общественная производительная сила труда? Таким образом, по логике сторонников повышения пенсионного возраста, выходит, что, с развитием общественного производства, общественная производительная сила труда не повышается, а понижается. А это фактически означает, что производительной силы каждого отдельного работающего оказывается уже недостаточной для того, чтобы содержать одного пенсионера; что, следовательно, для содержания одного пенсионера теперь требуется два, три, четыре и большее количество работающих. Короче говоря, если последовательно проводить «логику» сторонников повышения пенсионного возраста, то, в конечном счёте, окажется, что законом развития общественного производства является не прогресс, а регресс. Это – вздор. Опираясь именно на это вздор, сторонники повышения пенсионного возраста с пеной у рта доказывают, что единственная возможность обеспечить пенсионерам «достойную» пенсию – это повышение пенсионного возраста. Дескать, так как для содержания одного пенсионера требуется всё большее количество работающих, и так как количество работающих в общественном производстве уменьшается не относительно, а абсолютно, то тут уже для сохранения пенсионного обеспечения вообще нет никакой другой возможности, кроме как увеличения количества работающих путём повышения пенсионного возраста. И эта бредятина называется научным решением пенсионного вопроса вообще. Какое лицемерие – обосновывать повышение пенсионного возраста нехваткой трудоспособного населения, когда огромная масса трудоспособного населения искусственно отстраняется от высокопроизводительных средств производства.

В действительности, однако, дело с развитием общественной производительной силой труда происходит как раз наоборот. Источником и движущей силой любого общества является добывание людьми материальных предметов потребления для удовлетворения своих естественных потребностей. (Здесь, во избежание возможных недоразумений, следует заметить, что в обществе, разделённом на противоположные классы, движущая сила общественного развития осуществляется в виде классовой борьбы между этими противоположными классами). В свою очередь, люди начинают добывать предметы потребления на основе того очевидного факта, что каждый отдельный человек способен добыть большее количество предметов потребления, чем то, какое требуется для поддержания его собственной жизни; в противном случае он не смог бы прокормить своих детей. Способность человека добывать большее количество предметов потребления, чем необходимо для поддержания его собственной жизни, обусловлена самой деятельной природой самого человека. Отсюда следует, что добывание предметов потребления – труд, как единое целое, изначально структурирован, т. е. разделён на две части: на необходимый труд и прибавочный труд, соответственно этому и продукт труда разделён на необходимый продукт и прибавочный продукт; рабочий день, т.е. рабочее время, разделён на две части: на необходимое рабочее время и прибавочное рабочее время.

Необходимое рабочее время и необходимый труд – это то рабочее время и тот труд, которые необходимы человеку для добывания того количества предметов потребления, какое требуется для поддержания его собственной жизни. Прибавочное рабочее время и прибавочный труд – это то рабочее время и тот труд, которые затрачиваются человеком на добывание предметов потребления сверх того количества, какое необходимо ему для сохранения своей трудоспособности.

С другой стороны, материальные предметы потребления добываются людьми не в готовом виде, а производятся ими в процессе труда посредством орудий (средств) труда. Кроме того, люди всегда стремятся облегчить себе производство материальных предметов потребления. Как достигается это облегчение? Очевидно, путём постоянного совершенствования средств труда, методов организаций труда, повышения квалификации работника и т.д., короче говоря – постоянным развитием общественных производительных сил. А в чём выражается развитие общественных производительных сил? В том, что материальных предметов потребления производится столько же и даже больше с использованием меньшего количества работающих в течение более короткого времени. Что же доказывает увеличение производства количества материальных предметов потребления, с использованием меньшего количества работающих в течение более короткого времени, как не то, что, с развитием общественного производства, общественная производительная сила труда повышается? Законом развития общественного производства является всегда тенденция не к понижению, а к повышению общественной производительной силы труда. Словом, по мере развития общественного производства, количество работающих хотя и уменьшается, но производительная сила каждого отдельного работающего повышается настолько, что он может производить такое количество материальных предметов потребления, которое вполне хватает для того, чтобы обеспечить вполне достаточные условия существования двум, трём, четырём и большему количеству людей. Но тем самым у сторонников повышения пенсионного возраста выбивается последнее основание для лицемерных фраз, будто проблема пенсионного обеспечения по старости заключается в уменьшении трудоспособного населения.

То обстоятельство, что, по мере развития общественного материального производства уменьшается количество трудоспособных людей, которое требуется для того, чтобы осуществлять данное материальное производство в увеличивающемся масштабе, на деле есть не что иное, как экономическое выражение того факта, что с повышением общественной производительной силы труда изменяется структура труда.

Труд, как уже было сказано, разделяется на необходимый труд и прибавочный труд; соответственно этому и рабочий день разделяется на необходимое рабочее время и прибавочное рабочее время. Далее, было установлено, что это разделение состоит в том, что каждый отдельный работник за рабочий день производит продуктов сверх того количества, которое необходимо для поддержания его собственной жизни. Повышение общественной производительной силы труда действует именно так, что этот избыток дневного продукта работника над продуктом, который необходим для поддержания его собственной жизни, возрастает; что, следовательно, возрастает и общая сумма (масса) дневного продукта. Структура труда, таким образом, изменяется, а именно: доля необходимого труда относительно уменьшается, а доля прибавочного труда увеличивается, но увеличивается так, что общая сумма труда, которая требуется для производства и увеличения общей массы продукта, уменьшается. Точнее, если говорить собственно о количестве работников и величине рабочего дня, во-первых, количество работников, которое требуется для производства необходимого материального продукта и увеличения прибавочного продукта, уменьшается: во-вторых, необходимое рабочее время уменьшается, а, следовательно, прибавочное рабочее время увеличивается, но увеличивается так, что рабочий день относительно укорачивается. Такое изменение структуры труда, казалось бы, должно служить существенным фактором обеспечения всем членам общества не только вполне достаточные и с каждым днём улучшающиеся материальные условия существования, но также полное свободное развитие и применение их физических и умственных способностей. В обществе, например, в СССР, где, с одной стороны, условия труда (земля и средства производства) находятся в общественной собственности, а с другой – господствуют принцип всеобщей обязательности труда, так и происходит.

Итак, чем сильнее в СССР растёт общественная производительная сила труда:

1) тем меньше требуется работников для сферы необходимого материального производства, тем больше, следовательно, открывается возможностей для того, чтобы готовить работников для выполнения необходимой социально-просветительской работы, как-то: здравоохранение, образование, наука, культура, просвещение и т.д. Кроме того, открывается возможность для того, чтобы определённую часть трудоспособного населения использовать с большей эффективностью для выполнения необходимых общественно-государственных функций, как-то: государственное управление, оборона, безопасность, экология и т.д. Вместе с тем необходимый труд расширяет свои границы: с одной стороны, потому, что жизненные потребности работников возрастают, а с другой стороны, потому, что к необходимому труду причисляется часть прибавочного труда, которая требуется для образования общественного фонда резервов, используемого при стихийных бедствиях, и накопления элементов производительного капитала для производства в расширяющемся масштабе;

2) чем короче рабочий день, тем больше, следовательно, время, остающееся для культурного досуга, свободной умственной и общественной деятельности для каждого члена общества. Кроме того, при господстве всеобщности и обязательности труда естественная необходимость труда вообще распределяется более или менее равномерно между всеми работающими членами общества, и таким образом, необходимая трудовая нагрузка, приходящаяся на каждого отдельного работающего, сокращается до незначительных размеров.

А как обстоят дела с повышением общественной производительной силой труда в современном российском капиталистическом обществе – в обществе, где, с одной стороны, условия труда (земля и средства производства) находятся в частной собственности, а с другой – господствует принцип отрицания всеобщей обязательности труда? Все плоды от повышения общественной производительной силы труда присваивают, в первую очередь, крупные частные собственники условий труда – олигархия, которая вообще не работает, которая, в силу «священного права частной собственности», эксплуатирует трудящихся, т.е. безвозмездно присваивает себе постоянно растущий прибавочный продукт, создаваемый прибавочным трудом трудящихся. С другой стороны, «избыточное» трудоспособное население, которое образуется вследствие повышения общественной производительной силы труда, и которое должно кормиться, распадается на две части. Одна часть «избыточного» трудоспособного населения попадает в разряд безработных, живёт на пособие по безработице, а следовательно, кормиться за счёт работающих. Другая же часть «избыточного» трудоспособного населения паразитирует на том, что учит трудящихся, – в обмен на определённую часть прибавочного продукта, создаваемого, опять-таки, прибавочным трудом трудящихся, – правам человека, толерантности, рыночной экономике, ипотеке, избирать и избираться, спекулировать, размножаться, петь и плясать, «делать деньги», стирать, чистить, жевать и т.д. Во всяком случае, всё «избыточное» трудоспособное население кормиться за счёт работающих. Наконец, не требуется особого глубокомыслия, чтобы понять, что, при отсутствии всеобщей обязательности труда, для паразитов всех мастей открывается возможность сбросить с себя и возложить на работающих естественную необходимость труда, а следовательно, увеличивать необходимую трудовую нагрузку, приходящуюся на каждого работающего, до крайнего предела.

Источник статьи

Реклама
 

Метки: ,

Обсуждение закрыто.