RSS

Китайские товарищи защищают т. Сталина от клеветы ЦК КПСС

21 Дек

Сегодня трагические последствия печально знаменитого доклада Хрущева «О культе личности и его последствиях», зачитанного после официального закрытия ХХ съезде КПСС в 1956 году , уже напрямую определяют горькую участь не только бывших союзных республик СССР, но и всего мира. По прошествии полувека, перед нами открылась картина грандиозного предательства, совершенного верхушкой послесталинского СССР, в котором деяния Андропова и Горбачева стали лишь промежуточной и завершающей фазой в уничтожении результатов трудов и побед ленинско-сталинкого поколения большевиков. Как оказалось, созданный ими СССР имел такой колоссальный запас прочности, что потребовалось более 30 лет – время обращения целого поколения – что бы окончательно уничтожить большевистский дух и подготовить социалистический лагерь к сдаче мировому капитализму. На эту главную тему столетия написано море литературы.

Досконально изучен весь процесс ликвидации, начиная от тезисов КПСС о «мирном существовании» и отказа от «экспорта революций» до переориентации сознания граждан социалистических стран с приоритетов революционной борьбы за коллективистские ценности нового строя жизни на индивидуализм материального потребительства.

Таким образом, в который раз была подтверждена народная примета, что рыба гниет с головы. В понятиях теории информационных систем данный тезис хорошо выразил Расторгуев в своей «Философии информационной войны» .

В конце жизни Сталина , а если учесть некоторую инерцию, то к 1960-му году была сформирована мировая Система Социализма, имевшая свою структуру, связи элементов/подсистем и управляющие центры. На тот момент мировой лагерь социализма имел в своем составе ядро – СССР плюс Китай, КНДР, соц-страны Восточной Европы, С.Вьетнам и Кубу, а кроме того активные , многочисленные революционно-коммунистические и соц- партии, ставящие своей целью свержение местных проимпериалистических правительств.

Итак , говоря об устойчивости сложных информационных систем, Расторгуев пишет.
Информационный агрессор добивается победы, исключительно подчинив себе структуры управления противника, которые являются информационной мишенью.
Отсюда следуют и основные направления организации защиты:
1) уменьшение размера мишени;
2) защита мишени (постановка преграды);
3) регулярное уничтожение «информационных сорняков»;
4) установка собственного жесткого контроля за собственной системой управления.
При появлении в системе признаков информационного поражения немедленно (любой ценой) уничтожить собственный механизм управления и сформировать новый.

С этих позиций интересно посмотреть, а были ли попытки защиты мирового коммунистического движения в условиях , когда ставшая при Сталине действительно авторитетной — направляющей и организующей ВКП(б)-КПСС , начала после Хрущевского переворота, дрейфовать к «мирному существованию», «борьбе за мир во всем мире» , а то и к прямой духовно- информационной диверсии, очерняя ключевой этап сталинизма и позиционируя Советский Союз, как догоняющего «развитые страны капитализма», хотя в 20-30 годы СССР считался наиболее передовым и авангардным отрядом Мировой Социалистической Альтернативы.

Как известно, сопротивление хрущевскому курсу в СССР носило вялый пассивный характер, и было быстро подавлено, как репрессивными методами, так и через СМИ , в основном — кинематограф и прессу. Кульминацией окончательной победы хрущевской верхушки стал вынос тела Сталина из Мавзолея . Решение обставили 30 октября 1961 на закрывавшемся съезде КПСС. И уже на следующий день его притворили в жизнь.

Как это ни горько осознавать, но пятно позора легло не только на верхи партии, армии и госбезопасности, но и на всех коммунистов , фронтовиков, на весь советский народ .( Впрочем, такое же пятно позора сегодня ложится и на всех нас, так и не сумевших до сих пор организовать не то, что активное сопротивление марионеточному режиму мировой капиталистической верхушки, но хотя бы войну предателям и растлителям из КПРФ и прочих псевдокоммунистических театров , отрабатывающих свои серебрянки по лекалам хрущевких перевертышей.)

Параллельно с угасанием недовольства XXсьездом в СССР, большинство коммунистических партий мира постепенно перенимают тезисы КПСС, по сути отказываясь от ключевой коммунистической ( на тот момент – марскистско-ленинской) установки по мобилизации масс на военно-революционные действия для взятия власти и освобождения своих стран от империализма.

Высказать свое несогласие с оценками личности Сталина и его руководства отважилась только Коммунистическая партия Китая и Албанская партия труда.

В связи с этим, сегодня, в день годовщины со дня рождения И.В. Сталина интересно перечитать претензии коммунистов Китая по поводу антисталинской политики КПСС. Но прежде чем начинать чтение обращения КПК к Хрущеву и КПСС в статье «К вопросу о Сталине» , необходимо пару слов сказать и о самой КПК.

Ведь удивительно даже не то, как точно они вскрыли сущность и политику хрущевско-брежневских верхов. Самое поразительное то, что критикуемую китайцами политику и идею «двойной морали» антикоммунистическое крыло КПК возьмет на вооружение уже в 70-е годы в своей борьбе со сторонниками ленинско-сталинско-геваристской (революционно-коммунистической) линии в КПК.

Таким образом , это послание явилось описанием своеобразной программы и алгоритма, с помощью которого сами сторонники Ден Сяопина переориентировали КПК и Китай на капиталистический курс рыночного товарно-денежного насилия , учтя …. ошибки КПСС , допущенные при проведении десталинизации ( а по сути деленизации) Советского Союза.

Дело в том, что сама КПК и китайская революционная армия 20-40-х годов была сформирована из достаточно идейно- разнородных элементов, объединенных лишь общей стратегией национального освобождения страны от проимпериалистических марионеток.

Начиная с 1949 года КПК разделяется на две тенденции : революционно-коммунистическую и рыночно-националистическую . Между ними всегда велась борьба за главенство в партии и влияние на умы китайцев. Борьба велась с переменным успехом, и к середине 60-х Мао со сторонниками «красной» линии начинает открытую войну против пробуржуазного крыла. Это противоборство получило название «Культурная революция». Оно велось и за захват власти в сфере управления и за влияние в сфере управления сознанием.

В ходе этой большой идейно-политической битвы , по масштабности и сути равной сталинским «репрессиям» 30-х (не случайно в антикоммунистической литературе озабоченность «человеколюбием» при описании «ужасов Культурной революции» соизмерима лишь со « сталинскими репрессиями 30-х») верх одерживает линия Ден Сяопина.

В начале 70-х годов, идя на очередной компромисс со сторонниками буржуазного неоконфуцианства, одряхлевший Мао по сути предает красное крыло партии и ключевую фигуру Китайской Революции министра обороны Китая Линь Бяо. Он гибнет при загадочных обстоятельствах в сентябре 1971 года. Самолет с ним и его семьей разбивается на территории Монголии. Линь Бяо поставили в вину заговор против Центрального Комитета и Мао Цзэдуна, а также тайную поддержку конфуцианской идеологии. Однако, эти версии уже тогда не выдерживали критики – Линь Бяо занимал второй пост в ЦК, а сам комитет состоял из его близких сторонников чуть ли не на треть. И по вопросу о конфуцианстве он стоял на обновленческих позициях «Культурной революции». До этого никаких противоречий между Линь Бяо и Мао не было замечено, председатель сам выдвинул его в качестве своего преемника на пост председателя.

Таким образом Мао выводят из-под критики , сваливая все на Линь Бяо и его группу. С этого момента сторонники Ден Сяопина получают «контрольный пакет власти» и начинают зачистку КПК от коммунистов-ленинцев. «Идеологическая борьба» между КПК и КПСС начинает постепенно принимать форму политического спектакля и фарса, а КПК перенимает почти все стили и методы управления хрущевско-брежневской КПСС. Отличие лишь в том, что «Сяопиновцы» не стали смешивать с грязью маоистский период истории Китая, на словах заявляя свою преемственность «Идеям Мао».

Важным признаком победы рыночного крыла КПК в начале 70-х становится прекращение военно-технической и финансовой поддержки Китая коммунистическим подпольщикам и партизанам Азии. Ведь Китаю скоро будут нужны инвестиции и рынки сбыта продукции. Как мы знаем, открыто о переходе к «товарно-денежному социализму » КПК заявила в 1979 году после 7-6 лет китайской «Перестройки» в ходе которой был основательно зачищен партаппарат и «коммунистические перегибы» в сознании китайцев. К тому времени «перепалки» между КПСС и КПК окончательно превращаются в никому не нужный и бессодержательный фарс.

Итак ниже сама обещанная статья тех времен, когда Китай был действительно опасен, как системе мирового капиталистического насилия , так и партийным перерожденцам КПСС.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Обсуждение закрыто.