RSS

Владислав Жуковский, Выступление Примакова – ультиматум либералам

25 Дек

В конце декабря Евгений Примаков, экс-председатель правительства России, обеспечивший вывод России из тупика «рыночных реформ» и преодоление кризиса 1998г., дал весьма знаковое интервью «Российской газете. По большому счёту, ничего принципиально нового и уж тем более революционного экс-глава СВР и ТПП не сказал. Он в очередной раз напомнил обществу и властям о провале ультралиберальной доктрины «Вашингтонского консенсуса», неадекватности оккупировавших финансово-экономический блок правительства «либеральных микки-маусов» и несовместимость проводимой правительством политики «честной приватизации» и «дерегулирования экономики» с совершенно правильными и актуальными планами по модернизации и развитию инноваций.

Другое дело, что сказанные Примаковым слова по-прежнему остаются крайне актуальными для России даже спустя много лет после того, как они были озвучены им впервые. Он совершенно верно указывает на катастрофические последствия антинаучной и откровенно вредительской деятельности «младореформаторов» в 1990-е годы и хроническое нежелание их сегодняшних последователей отказаться от проводимой в стране макроэкономической политики.

Как и положены настоящим сектантам (или мафиозной структуре?) доморощенные либералы, наотрез отказываются воспринимать объективную реальность и учиться на ошибках. Причём не только на чужих, но даже на своих собственных. Они с редким энтузиазмом втягивают Россию на убийственную колею 90-х и заставляют страну наступать теперь уже двумя ногами на те же самые грабли, на которые уже однажды встали 15-20 лет назад.

Примаков объясняет свой возврат к проблематике современного российского либерализма, который в отличие от западного варианта превратился в инструмент разрушения своей собственной страны, демонтажа суверенитета, уничтожения производственного и научно-технического потенциала, а также целенаправленного геноцида коренного населения. Он говорит об этом следующим образом: «Может быть, не стоило останавливаться на уже пережитом Россией прошлом, если бы не одно «но»: правые в современной России за редким исключением не только не выступают с критикой так называемых либералов 90-х, но, напротив, превозносят их».

По его мнению, «политика псевдолибералов потерпела полный провал — им принадлежало авторство дефолта в 1998 году, переросшего в экономический кризис, чуть не обрушивший Россию в пропасть. Политическим провалом псевдолибералов можно считать расстрел танками российского парламента в 1993 году». И именно они продолжают уничтожать страну сегодня – разрушили единую энергосистему, приватизировали ЖКХ, урезают финансирование социальной сферы и экономики, втягивают экономику в долговую петлю внешних займов, купили России билет на тонущий «титаник» ВТО, разрушают систему доступного и качественного образования, отказываются поддерживать внутреннего производителя и т.д.

Примаков напоминает, что «в начале 90-х годов псевдолибералы призывали государство вообще уйти из экономической жизни. Это привело к тому, что появилась группа лиц, присвоивших при антинародной приватизации природные богатства страны, ее экономический потенциал и претендовавших на власть в России. В результате российская экономика потеряла за 90-е годы больше, чем за время Второй мировой войны».

Государственное вмешательство

Совершенно верно Примаков говорит о необходимости возврата государства к исполнению своих конституционных обязанностей, без которых невозможно обеспечить нормальное развитие общества, повышение уровня жизни населения, создание новых рабочих мест и структурную перестройку экономики на новой технологической основе. Он напоминает, что «государственное регулирование в США достаточно развито по сей день. С этой целью создано множество федеральных служб. Важная роль отводится борьбе с монополизмом, поддержке малого бизнеса, соблюдению трудового законодательства, охране окружающей среды. Осуществляются государственные меры по регулированию банковской сферы».

То есть даже в цитадели либерализма и главном «разносчике демократии» у финансово-политических элит есть чёткое понимание того, что государство является одним из ключевых субъектов экономики, которое призвано не просто отстранённо наблюдать за ходом экономических процессов, но активно участвовать в формировании приоритетов развития, создавать стимулы развития частной инициативы в перспективных отраслях промышленности, оказывать поддержку наукоёмким производствам, ограничивать произвол монополий и перекупщиков. Всего этого в России как не было 10-15 лет назад, так и по большому счёту нет.

Российские либералы, для которых смысл государственного управления сводится к продвижению интересов глобального бизнеса и крупного олигархического капитала (как квинтэссенции частной собственности), воспринимают любую (и, прежде всего, созидательную) попытку государственного вмешательства в экономику в качестве проявления «экономического сатанизма» и попрания всех антинаучных догм политики «невмешательства». Другое дело, что в тех же самых странах «победившего капитализма» (США и ЕС), за аналогичные действия властей, точнее даже за само озвучивании такого рода тезисов, любой чиновник независимо от занимаемой им должности сел бы в тюрьму по статье «измена родине» и «вредительская деятельность».

По этому поводу Примаков замечает следующее: «Либеральные идеи и неолиберальные представления в России — не идентичные понятия. Российские неолибералы — и в этом, пожалуй, их основная ошибка — исходят из универсальности западных экономических теорий, игнорируют их эволюцию и, главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в нашей стране. Выдающемуся русскому философу Н.А. Бердяеву принадлежит высказывание, которое совершенно справедливо можно распространить на нашу современность: «То, что на Западе было научной теорией, подлежащей критике, гипотезой или, во всяком случае, истиной относительной, частичной, не претендующей на всеобщность, у русских интеллигентов превращалось в догматику, во что-то вроде религиозного откровения».

С эти тезисом Примакова крайне рудно поспорить – либерализм в России уже давно превратился в антинаучную и откровенно иррациональную веру, своего рода секту, приверженность которой хорошо вознаграждается со стороны её остальных участников. Тем более, что за их плечами стоит глобальный бизнес и транснациональный капитал, которые и являются одновременно основными лоббистами и бенефициарами политики либерализации внешнеэкономических отношений, сворачивания программ государственной поддержки отечественных производителей, приватизации наиболее лакомых и высокорентабельных объектов государственной собственности, поддержания инвестиционного кризиса в экономике, коррупции и т.д.

Другое дело, что складывается такое ощущение, что Примаков, искренне верящий в светлое будущее России и надеющийся на приведение в чувства правящих властей, пытается в определённой степени выгородить руководство страны. По этому поводу он говорит следующее: «Определенная акцентировка принципов либерализма стала более заметной, чем ранее в выступлениях и действиях российского руководства. Но это не должно свидетельствовать — хочу особо отметить — о переходе на позиции неолиберализма».

Судя по всему, ситуация обстоит гораздо хуже, чем это пытается себе представить Примаков – власти страны взяли уверенный курс на приватизацию бюджетной сферы, повышение платности социальных услуг при одновременном снижении их качества, сокращение финансирования науки. Образования, медицины и ЖКХ, а также урезание государственной поддержки и без того хронически недофинансированной экономики.

Борьба кланов

Помимо прочего Примаков высказал свою позицию по вопросу усиливающегося противостояния властных группировок в Кремле и аппарате правительства по вопросу установления контроля над наиболее лакомыми кусками государственной собственности и наиболее высоко рентабельными секторами экономики. Экс-премьер министр России напомнил, что на заседании правительства Медведев назвал «абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемой им структуры приобретает профильные и непрофильные активы».

По большому счёту, ничего экстраординарного Примаков не сказал – просто выразил точку зрения вменяемого и патриотично настроенного политика, который прекрасно отдаёт себе отчёт, что без сохранения контроля над стратегически значимыми секторами экономики (включая нефтегазовый сектор, естественные монополии, транспортную инфраструктуру, ВПК, финансовый сектор и т.д.) Россия со своей деиндустриализированной экономикой трубы, деградирующим научно-техническим потенциалом демонтированными механизмами от действия глобального бизнеса (привет валютной либерализации и втягиванию на «титаник» ВТО) просто не сможет противостоят напору глобального бизнеса и колонизации со стороны транснационального капитала. И практически наверняка закрепит за собой статус «сырьевой колонии» и рынка сбыта для международных корпораций и ТНК.

Как и следовало ожидать, Евгений Примаков выступает на стороне группы так называемых силовиков, которые имеют весьма слабое отношение к России и подавляющей части населения, но в отличие от либералов, превратившихся в штурмовую пехоту и передовой заградотряд глобального бизнеса, призванный расчищать внутренний рынков и подавлять отечественного производителя для дальнейшей финансово-экономической колонизации со стороны ТНК, не готовых сдать за бесценок наиболее лакомые куски госсобственности в руки транснационального капитала.

Складывается такое ощущение, что доморощенные либеральные фундаменталисты готовы отдать за дарма (либо даже не за дарма – не важно, так как Центробанки стратегических конкурентов России только за период с 2007г. эмитировали более 5 трлн. долларов и вопрос цены за стратегические активы их не сильно интересует) хоть всю экономику ради получения легитимности со стороны ТНК и интеграции в мировую элиту.

Пускай даже на правах лакеев и «мальчиков для битья». В отличие от них, окружающие Путина силовики нацелены не только на материальное потребление и набивание своих карманов в оффшорных банках, но также на статусное потребление. Судя по всему, они хотят общаться в глобальным бизнесом и американскими финансово-политическими элитами на равных — им важно чувствовать власть и наслаждаться ею.

Именно по этой причине Примаков как бы вскольз упоминает о разгоревшемся конфликте между Игорем Сечиным, ставшим «серым кардиналов» российского нефтегазового комплекса (т.е. ключевого сектора экономики), и вице-премьером Аркадием Дворковичем, несмотря на свой высокий статус превратившимся в мальчика для битья и издёвок со стороны силовиков.

Он открыто раскритиковал демарш Дворковича и его обращение к Путину с предложением отдать в федеральный бюджет 150 миллиардов рублей, которые «Роснефтегаз» получит от BP за продажу акций «Роснефти». По мнению Примакова, «это совпало с решением правительства обязать госкомпании отдавать в казну 25 процентов прибыли в виде дивидендов. Многими экспертами все это рассматривается как реальные ограничители для инвестиционной деятельности государственных компаний».

Другими словами, Евгений Максимович продолжает придерживаться неоднократно высказыванной им точки зрения, что государство обязано сохранять контроль над стратегически значимыми секторами экономики, позволяющими извлекать колоссальные сверхприбыли от эксплуатации ренты (природно-сырьевой, инфраструктурной, монополистической и т.д.). И направлять полученные сверхдоходы на финансирование масштабных и капиталоёмких инвестиционных проектов, направленных на модернизацию экономики, развитие научно-технического потенциала, и развитие инфраструктуры.

Примаков прекрасно понимает, что есть сферы общественных отношений (так называемые «общественные блага»), на которые не распространяются рыночные отношения, но без которых в принципе невозможно нормальная жизнь граждан, развитие несырьевой промышленности, построение «экономики знаний» и прочие замечательные вещи. Либо издержки на финансирование такого рода проектов окажутся столь колоссальными, что попытки частного капитала окупить вложения сделают цены на их товары и услуги запретительно высокими (классический пример с частными дорогами в условиях отсутствия бесплатных аналогов приемлемого качества). Либо приход частного капитала в такого рода нерыночные сферы (зачастую отличающиеся высокой степенью монополизированности) рискует создать угрозу злоупотребления доминирующим положением (ЖКХ, энергетика, транспорт) или попытку нажиться на общественных бедах (ВПК и т.д.)

Усиление либералов

Более того, Примаков указал на произошедшее за последние годы усиление позиций либерального клана, сгруппировавшегося вокруг премьер-министра Дмитрия Медведева. Действительно, «с появлением бюджетного дефицита в годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам госинвестирования, государственного субсидирования также из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ».

По его мнению, «большое значение имеет провозглашенная в Послании позиция Путина, корректирующая, по его словам, прежние договоренности. Констатировав, что уже сложилась подушка безопасности (около 9% ВВП), президент предложил начиная с 2013 года вкладывать часть Фонда национальной безопасности в российские ценные бумаги для реализации инфраструктурных проектов. Очевидно, это первый шаг навстречу призывам целого ряда российских экономистов. Хотелось бы надеяться, что последуют и другие шаги в этом направлении».

В принципе, идея здравая – и Примаков вполне резонно о ней напоминает. Другое дело, что совершенно непонятно, кто на самом деле управляет российской экономикой – президент? Или Минфин и Центральный Банк, которые, судя по проводимой ими политики изъятия денег из экономики и поддержания инвестиционного кризиса в наукоёмкой обрабатывающей промышленности, превратились в инструмент внешнего управления отечественной экономикой?

Возникает логичный вопрос – Чубайс, Кудрин, Игнатьев, Силуанов, Улюкаев, Сторчак, Моисеев и прочие «гайдаровцы» даны Путину сверху? Он не может от них избавиться? Кто-то более сильный и влиятельный не позволяет ему это сделать? Или президента всё устраивает и все последние заявления про модернизацию, инновации, возврат к суверенной финансово-экономической политике и необходимость финансирования структурных изменений являются лишь красивыми фигурами речи и предвыборным пиаром? Судя по тому, что никаких значимых изменений в проводимой в стране политике не происходит уже много лет, а коррумпированные чиновники продолжают сдавать финансово-экономический суверенитет и превращать страну в «сырьевую колонию» и финансовый придаток Запада, все попытки Примакова апеллировать к здравому смыслу президента окажутся пустой тратой времени.

Недопустимость приватизации бюджетной сферы

Совершенно верно Примаковым был подмечен тезис о недопустимости дальнейшей приватизации бюджетной сферы и повышения платности базовых социальных, образовательных и медицинских услуг, которые в результате людоедской монетизации льгот и приватизации бюджетной сферы, легитимизировавшей произвол жилищно-коммунальной мафии, стали непозволительной роскошью для 75% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до среднего показателя по России.

Он ссылается на недавнее интервью Генри Киссинджера издательству Handelsblatt, в котором серый кардинал американской политики, касаясь положения дел в Европейском союзе, сказал следующее: «Вот что меня беспокоит: я не уверен, что понимаю, как за счет жесточайшей экономии можно добиться экономического роста. И даже пусть в теории все правильно, но я боюсь, что если требования новых урезаний расходов возобладают, то политическая система может рухнуть еще до того, как весь процесс завершится». По мнению Примакова, этот «вывод весьма актуален и для России, которой крайне необходимо (это подчеркивается и в Послании) увеличение темпов, по сути удвоение, роста ВВП».

Примаков открыто заявляет: «Что касается России, то без государственного индикативного планирования (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание, несомненно, существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в октябре 2012 года в докладе Global Wealth Report, на долю 1% самых богатых россиян приходится 71% всех личных активов — в 2 раза больше, чем в США, Европе, Китае, в 4 раза больше, чем в Японии. 96 российских миллиардеров владеют 30% всех личных активов российских граждан. Этот показатель в 15 раз выше общемирового».

Это совершенно верное утверждение – эпоха ультралиберального загула и демонтаж государства в «кровавые 90-е» привели к чудовищной по своим масштабам имущественной поляризации общества. Они создали практически непреодолимую пропасть между 10% наиболее состоятельных россиян, сконцентрировавших в своих руках свыше 90% крупной собственности, 60% населения, относимых Институтом социологии РАН к бедным и нищим слоям общества.

Без решительного и, что самое главное, обдуманного и последовательного вмешательства государства в экономику и социальную сферу будет происходить дальнейшая концентрация капитала и, соответственно, власти в руках узкой группы лиц. Совершенно очевидно, что уже сегодня по масштабам и глубине имущественной пропасти Россия сопоставима с слаборазвитыми странами третьего мира и африканскими колониями транснационального капитала, застрявших в состоянии средневековой архаики и феодальной системы отношений.

Уже сегодня разрыв в уровне доходов 10% наиболее состоятельных и наименее социально защищённых россиян достигает 16,3 раз. Однако, по оценкам академиков С.Глазьева, О.Богомолова, Р.Гринберга и В.Ивантера, а также В.Катасонова и М.Делягина, с учётом скрытых доходов от капитала и предпринимательской деятельности, а также неучитываемых официальной статистикой коррупционных прибылей, криминальных доходов и оффшорных активов, пропасть между бедными и богатыми достигает 50-70 раз. А, возможно, и все 100 раз. Совершенно очевидно, что с такой катастрофической имущественной поляризацией общества долго не живут – предельно допустимая оценка ООН, после которой резко существенно повышаются риски социальной нестабильности и недовольства властями, составляет порядка 10 раз.

Хуже всего то, что ситуация имеет тенденцию к ухудшению – за период 2000-2011гг. разрыв в уровне доходов 10% самых богатых и социально обездоленных россиян не только не снизился, но даже подскочил с 13,9 до 16,1 раз. Тогда как ещё в конце 1980-х годов значение децельного коэффициента не превышало 3,5-4 раз, что соответствует уровню экономически развитых стран Скандинавии с развитой системой социальной поддержки населения.

Неудивительно, что в последнее время наблюдается устойчивый рост недовольства населения проводимой социально-экономической политикой и властями, а 80% россиян считают себя обворованными в ходе фиктивных и противозаконных кредитно-залоговых аукционов середины 1990-х годов.

Не стоит приукрашивать либеральных сектантов

Примаков совершенно резонно замечает, что «один из начальных принципов неолиберализма заключается в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование обеспечивает социальную справедливость». И ещё верней подчёркивает, что «этот вывод не выдерживает столкновений с действительностью не только в России, но и в других странах».

Не желая сжигать мосты между либералами и силовиками, и те, и другие из которых работаю в интересах своего собственного кармана, оффшорных счетов и глобального бизнеса, он сохраняет политес и делает реверанс в сторону доморощенных «гайдаровцев». Примаков заявляет: «Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач».

Насколько можно судить, это была в чистом виде фигура речи, призванная не внести ещё больший раздор и в без того рассыпающееся на глазах правительства и расшатанную «властную вертикаль», скованную судорогой коррупции. Российские либералы, насколько можно судить, на полном серьёзе верят в то, что государство призвано служить не абстрактным национальным интересам и преумножать благосостояние населения, а вполне конкретным коммерческим интересам олигархического капитала и глобального бизнеса. И именно по этой причине российские «рыночные фундаменталисты» всеми силами стараются минимизировать расходы государства на социальные нужды и переложить бремя финансирования социальной сферы с государства и крупного бизнеса, захлёбывающихся от притока нефтедолларов, на плечи и без того бедного в своём подавляющем большинстве населения.

Либералы в силу своей веры в примат эффективности работают в интересах наиболее эффективной с коммерческой точки зрения части общества – бизнеса. А так как в условиях продвигаемой транснациональным капиталом финансовой глобализации наиболее рентабельной фракцией бизнеса является именно глобальный бизнес, то российские либералы служат именно ему – ТНК, международным банкам, ИТ-монополиям и т.д. И все свои усилия, в большинстве случае хорошо вознаграждаемые и осуществляемые на возмездной основе, направляют на максимизацию прибылей и минимизацию издержек транснационального капитала.

Было бы большой ошибкой считать, что российских «гайдаровцев», которые ради пополнения содержимого своего собственного кармана, продвижения интересов олигархов и выслуживания перед Западом в 1990-е годы целенаправленно реализовывали политику геноцида коренного населения и сдачи финансово-экономического суверенитета, интересуют проблемы имущественной дифференциации и нищеты. Насколько можно судить, они уже воспринимают Россию в качестве трофейного пространства, предназначенного для перекачивания природно-сырьевой ренты в оффшоры и перерабатывания населения в замки и яхты в фешенебельных странах, а государственную службу в качестве источника безнаказанного личного обогащения.

Те же самые либералы, которые сегодня стоят у руля финансово-экономическим блоком правительства и определяют вектор движения, ещё 15-20 лет назад занимались незаконной передачей государственных активов в руки приближенной к власти олигархии, разворовывали бюджет, выстраивали пирамиду ГКО-ОФЗ, разрушали промышленность и социальную сферу, сегодня либо сами руководят финансово-экономическим блоком (Игнатьев, Улюкаев и т.д.), либо формируют идеологию (Ясин, Чубайс и т.д.).

Также стоит упомянуть ссылку Примакова на недопустимость приватизации бюджетной сферы. «Не способствуют этому (сокращению имущественной пропасти) и распространение частнособственнической инициативы вширь — на здравоохранение, образовательные учреждения, на коммерциализацию науки с тем, чтобы она самофинансировалась. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России».

В настоящий момент практически у 70% россиян на долю расходов на ЖКХ, транспорт, продукты питания и медицинские услуги приходится от 60 до 80% расходной части бюджета. Взятый либеральными сектантами вектор на скрытую приватизацию бюджетной сферы и повышение платности социальных услуг выталкивает подавляющую часть россиян на обочину нормальной социальной жизни и оставляет без шансов на получение гарантированных Конституцией бесплатных и качественных услуг в сфере образования, здравоохранения и социальной поддержки.

Государство не ночной сторож, а регулятор экономики

Одновременно с этим экс-председатель правительства России, сумевший вывести Россию из кризиса 1998г. и дать стимул возрождению экономики после крушения пирамиды ГКО-ОФЗ, предупреждает правящие власти, что есть определённые границы, «красные линии», за которые ни при каких условиях нельзя выходить. «Переходить «красную линию» нельзя также по вопросам необходимости государственного, а не рыночного управления для изменения структуры экономики и перевода ее на инновационные рельсы. Уже сегодня ясно, что сам рынок в России здесь не преуспеет. Пока, однако, активного государственного вмешательства в этой сфере не наблюдается».

Более того, Примаков предлагает конкретное решение: «В России стало модным говорить о том, что нет национальной идеи, которая бы мобилизовала общество в его движении в будущее. Думаю, что такая идея есть — это объединение социально ориентированной политики и экономики с истинно либеральными ценностями, а не с неолиберальными представлениями и подходами».

По большому счёту, абстрагируясь от духовной составляющей вопроса и религиозной точки зрения, можно сказать, что предложенный Примаковым рецепт вывода России из «псевдолиберального» тупика и преодоления дефолта «экономики трубы» является вполне здравым и верным. Варианта ровно два – либо под руководством «либеральных сектантов» Россия продолжит скатываться в состояние феодальной раздробленности с примитивной структурой экономики и архаичным производством.

Либо стоящие у руля государством люди под страхом обвала России в системный кризис начнут исполнять свои служебные обязанности и откажутся от антинаучной либеральной риторики в пользу самостоятельной национально ориентированной социально-экономической политики возрождения финансово-экономического суверенитета, подъёма наукоёмких производств, структурной перестройки экономики, модернизации инфраструктуры и технологического перевооружения. Однако для этого необходимо чёткое понимание того, что в условия финансовой глобализации и обострения международной конкуренции (особенно по мере сползания мировой экономики в новую фазу кризиса) без активного вмешательства государства в экономику и оказания поддержки отечественным производителям Россия рискует окончательно превратиться в сырьевую колонию и рынок сбыта для транснациональных корпораций.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Обсуждение закрыто.