RSS

Архив за день: 2013/01/01

Открытое письмо Умарали Куватова из зиндана


Арестованный в Дубае таджикский диссидент Умарали Куватов смог написать небольшую записку и передать ее на волю.

Дорогие соотечественники!

Мое открытое письмо предназначено для всех тех, кому не безразлична судьба таджикского народа , кто хочет позитивных изменений и тех, кто еще не потерял надежду на справедливость и мирное развитие Таджикистана.

Вот уже 8 дней как меня задержали в аэропорту Дубая, и с тех пор я нахожусь в одном из следственных изоляторов города. Обвинений мне до сих пор не предъявлено и я не ведаю причину моего задержания, хотя догадаться не сложно. Вся моя жизнь на протяжении последнего года, была направлена на борьбу против тоталитарного режима президента Таджикистана Э. Рахмона и я думаю, что мое задержание – это прямое следствие моей открытой деятельности против гнета таджикского народа .

Чтобы не говори таджикские власти — не верьте! Знайте, что я боролся, и буду бороться за справедливость, что бы со мной не случилось и если мне придется пожертвовать собой, то это будет жертва во имя блага моего многострадального народа. Я знаю точно, что на мое место придете вы, тысячи и тысячи таких же, кто хочет другой Таджикистан, процветающий, гордый, и вставший с колен!

Умарали Куватов

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , ,

Транспорт в Таллине стал бесплатным по решению референдума


Анатолий Баранов

Таллинцы, зарегистрированные в реестре жителей эстонской столицы, с 1 января смогут бесплатно пользоваться городским общественным транспортом, право бесплатного проезда распространяется также на всех учащихся в возрасте до 19 лет независимо от места регистрации. В марте 2012 года в Таллине был проведен референдум, на котором более 75% проголосовавших поддержали переход на бесплатный проезд в городском общественном транспорте.

Таллинская мэрия, принимая городской бюджет на 2013 год, выделила 12 миллионов евро или 2,5% от общего объема бюджета на проект бесплатного общественного транспорта. Общественным транспортом в столице Эстонии пользуются ежедневно свыше 100 тысяч человек.

Для бесплатного проезда жители Таллина приобретают единые проездные карточки. Карточка должна быть персонифицирована через интернет и, входя в автобус, троллейбус или трамвай, ее нужно приложить к электронному регистратору — валидатору. Поскольку на карточках нет фотографии, имени и иных признаков владельца, то имеющий право на бесплатный проезд пассажир должен иметь при себе удостоверение личности.

От редакции: У нас как-то принято заходиться в истерике по поводу антирусского режима в Эстонии. А вот о том, что этот режим является продуктом воли большинства, говорить не принято. Не принято говорить, что эта воля большинства реализуется не только в отношении к нацменьшинствам, но и в отношении отношения к полноправным гражданам тоже.

Вы можете себе представить референдум в Москве или хотя бы в Таганроге по поводу цен на проезд в общественном транспорте? Нет, у нас этот вопрос решается кулуарно. В Москве, например, все решает мэрия, а потом 35 мудозвонов депутатов из городской думы этот проект проштамповывают — можно посмотреть статистику голосований, сколько законопроектов поступает из мэрии и какой процент из них немедленно принимается. В результате в Москве самый дорогой общественный транспорт на всем постсоветском пространстве.

Мне возразят, что в 12 миллионной Москве транспорт дорогой, потому что он очень большой и развитый. Но это какая-то перевернутая экономика — ведь крупносерийное производство всегда рентабельней мелкого. Но в Москве экономические законы не работают, здесь работают законы, принятые Мосгордумой с подачи мэрии. Поэтому на большом метро в Москве проезд стоит почти доллар, а в Киеве, где всего три ветки, — 25 центов в долларовом выражении.

А теперь прикинем: в полумиллионном Таллине бесплатный проезд горожан обойдется казне в 12 миллионов евро. То есть в 5-миллионном Киеве, соответственно, в 120 миллионов (на самом деле еще меньше), а в 12,5-миллионной Москве — в 300 миллионов.

За что же с нас дерут почти что по доллару за каждый проезд в одном только метро? Ведь таким макаром только метро должно давать при ежедневном потоке в 6-7 миллионов пассажиров, соответственно, около 6 миллионов долларов ежедневно. Или 180 миллионов долларов в месяц. В год — больше 2 миллиардов долларов!

Получается, что стоимость городского транспорта зависит не от расходов на его содержание и развитие, а исключительно от аппетитов городских властей и способности граждан платить. В Москве народу больше, чем Киеве и народ побогаче в среднем — вот цена и в 4 раза выше, хотя на самом деле должна быть ниже за счет размеров транспортной системы. В советское время, кстати, цена была везде одна и та же — 5 копеек метро и автобус, 4 копейки троллейбус и 3 копейки трамвай.

Про то, чтобы устанавливать цену на проезд, согласовывая ее размер с гражданами, просто умолчим. Про перспективу бесплатного проезда горожан — тем более.

Как видим, власть народа, помимо всего прочего, еще и очень выгодна народу в самом утилитарном смысле. Когда цену на проезд устанавливает фактический собственник городской транспортной системы — житель города; когда он же, фактический собственник, устанавливает и цены на ЖКХ, аренду городских торговых площадей и городской земли; когда бюджет города не имеет закрытых и полузакрытых статей и утверждается голасно и открыто.

Понятно, что таллинцем куда приятней быть, чем москвичом или таганрожцем. Не случайно угнетенные в Эстонии инородцы стремятся не уехать на историческую родину, к чем их усердно подталкивают националисты во власти, а всеми силами стараются приобрести именно эстонское гражданство, а вовсе не российское, украинское или узбекское. Потому что чувствовать себя человеком всегда приятней, чем стадом, о котором поэт сказал: «Зачем стадам дары свободы? Их должно резать или стричь».

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Космонавты СССР. Борис Волынов


Олег Комолов

Продолжаем публикацию глав из книги «Космонавты СССР» («Просвещение», Москва, 1977 г).

Не с неба началась его мечта. Наоборот, его тянуло под землю, как и многих других мальчишек, которые жили в Прокопьевске — городе шахтеров, с копрами и терриконами на каждом шагу. Борису порой казалось, что копры и терриконы охраняют его родной город, как сторожевые вышки. По ночам на них загорались огни, а на иных и красные звезды — символ трудовой славы. Бабушка говорила, что ночью город спит, не спят только шахты. Они никогда не спят — там добывается уголь.

Впервые Борис попал в шахту в дни школьных каникул. Сначала на экскурсию, потом на «субботники»: помогали как могли, гордились первыми трудовыми рублями. На эти деньги покупал Борис книги. Одна из них поведала ему об удивительной судьбе летчика Анатолия Серова, о воздушных боях в небе Испании, об испытании самолетов…

Он увлекся авиамоделизмом. Пытался соорудить реактивную вертушку по собственным чертежам. После одного пробного запуска вертушки школьный кабинет физики наполнился удушливым дымом и треском. Ребята чихали и кашляли, старый учитель Владимир Никитович Уса- нов, хотя и ворчал, но признал опыт удачным. Потом Борис мастерил реактивный снаряд и ракету. Как признанный авторитет выступал перед кружковцами с лекциями об авиации…

Словом, путь в жизнь был выбран осознанно и окончательно. Недолгие сборы, проводы на вокзале, пронзительный гудок паровоза и монотонное постукивание колес на стыках рельс… На первой же станции выскочил на перрон, подбежал к окошку вокзальной почты, попросил бумаги, конверт с маркой и написал:

«Дорогая мама! Ты должна понять, что я уже взрослый человек.

Все будет хорошо, верь мне, мамочка. Я не хочу иной профессии. Я буду только летчиком…»

Когда прибыли к месту назначения, летной школы, как таковой, еще не было. Встретивший группу офицер, прочитав разочарование в глазах ребят, сказал:

— Предупреждаю сразу — все начинаем с нуля. Сами создаем школу: и я, и приехавшие летчики-инструкторы… И вы, стало быть. Первый год будет трудно. Очень трудно. Второй — легче. Основная трудность в том, что будем совмещать работу с учебой. Одно обещаю твердо: здесь из вас сделают хороших летчиков. А пока… Запаситесь терпением, мужеством, дисциплиной… А если кто желает, может уехать…

Школа росла на глазах. Появился свой аэродром, свои самолеты. Начались полеты. А в Прокопьевск летели письма:

«Летаю, мама! Сегодня принимали присягу. Скажу тебе, не просто дать слово трудиться и нести службу, как этого требуют уставы. Армейская жизнь трудная. Но не было в нашей клятве жертвенности, отрешенности от будничных забот и настроений. Это не было и борьбой с самим собой, колебанием, сомнением. Все было просто, как дыхание. Мы клялись знамени и себе…»

В Звездный он прибыл вместе с первой группой будущих космонавтов. Начался новый этап в его жизни, жизни необычной, трудной, наполненной особым содержанием: рождалась новая профессия — космоплаватель. Те, кто готовил себя к встрече с космосом, познавали новые науки, проходили сложные тренировки, закаляли тело и волю.

В дневнике Бориса есть такие строчки: «Почему мы стремимся в космос? В авиацию нас привело неудержимое желание летать, штурмовать скорости и высоты пятого океана. Если ты летчик, то небо и полеты для тебя главное, если хотите, вся жизнь. Небо… Оно бесконечно, как будущее. На него нельзя смотреть как на потолок планетария. Настоящий летчик все воспринимает гораздо глубже и тоньше.

Все мы немножко романтики, влюбленные в летное дело и небо, стремящиеся увидеть в труде поэзию жизни, ее смысл. Каждый из нас может припомнить свои промахи и горькие неудачи. Но если ты по-настоящему любил небо, то не отступал перед трудностями, шагал через все преграды, а если и падал, то поднимался и снова шагал. А не мог шагать сам, опирался на руку товарищей и всеми силами, всей волей стремился в небо…

Нет, не ради простого любопытства. И, честное слово, ни у одного из моих друзей — я-то их хорошо знаю — даже в самых отдаленных уголках души не таится жажда легкой жизни, стремление к славе. Таких людей космос к себе не подпускает…»

«Союз-5», на котором он был командиром, стартовал с Байконура январским утром 1969 г. Накануне на околоземную орбиту вышел космический корабль «Союз-4». Пилоты установили между собой прямую радиосвязь. Потом началось сближение. Потом…

То, что произошло на орбите, чем- то напоминало сцепку пассажирских вагонов на железнодорожной сортировочной горке. Корабли-спутники не только слились в одно тело, но и соединили свои штепсельные разъемы, объединив этим электрические цепи. Двое из экипажа, которым руководил Борис Волынов, надели скафандры и через открытый космос перешли на борт другого корабля…

Новая техника, новые космические программы требовали новых знаний. И Борис учится. Тренировки в Звездном, поездки на завод и в КБ, где создавалась орбитальная станция «Салют-5», изучение новых дисциплин, приобретение навыков экспериментатора и исследователя… Наградой за все это был новый старт и 49-суточная работа в космосе.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Память. Возвращение гвардии.


18 сентября 1941 года в соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования приказом наркома обороны № 308 100, 127, 153 и 161-я стрелковые дивизии были переименованы в 1, 2, 3 и 4-ю гвардейские стрелковые дивизии. Дивизии отличились в жестоких сражениях в августе – сентябре под Смоленском.

В приказе сказано, что они «В многочисленных боях за нашу Советскую Родину против гитлеровских орд фашистской Германии… показали образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности. В трудных условиях борьбы эти дивизии неоднократно наносили жестокие поражения немецко-фашистским войскам, обращая их в бегство, наводили на них ужас».

День приказа, 18 сентября 1941 года стал днём рождения советской гвардии. Тем самым была продолжена многовековая традиция именовать отборную, привилегированную, наиболее боеспособную часть войск гвардией. Зародилась она в рабовладельческом государстве для охраны монархов и военачальников. В Древней Греции называлась «священным отрядом» численностью 300 человек. В Древней Персии это был 10-тысячный корпус «бессмертных». К моменту распада Римской империи на Западную и Восточную (395 г.) когорты преторианцев (от латинского praetorium – ставка, палатка полководца), сведённые в особые корпуса, составляли 50 тысяч человек. Подобные формирования имелись и в других государствах Древнего мира.

В XII веке отборные военные отряды стали именоваться гвардией (от древнего garda – стеречь, защищаться). Элитные части армии возникли в средние века во Франции, в Англии, Швеции, Пруссии. Российская гвардия была создана Петром I в конце XVII века на базе Преображенского и Семеновского «потешных» полков. Боевое крещение получила в Нарвском сражении 1700 года, где спасла русскую армию от полного уничтожения. Гвардия участвовала во всех войнах, которые Россия вела с Наполеоном. Особенно отличилась в Аустерлицком (1805 г.) и Бородинском (1812 г.) сражениях.

Возродив давнюю традицию, советская гвардия вобрала в себя лучшие качества своих предшественников: смелость, отвагу, организованность, способность биться до конца, высокое воинское мастерство.

Значащаяся в упомянутом приказе первой, 100-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор И. Н. Руссиянов) была создана в 1923 году. Уже с начала Великой Отечественной – участница тяжёлых кровопролитных сражений. В июне 1941 года стойко оборонялась под Минском, сдерживала натиск врага на Березине и Днепре. Перейдя в наступление 30 августа в районе Ельни, 6 сентября вышла к железной дороге и к шоссе Ельня – Смоленск, где соединилась с южной ударной группировкой 24-й армии. При разгроме ельнинского плацдарма сотни бойцов и командиров показали себя настоящими героями. С оторванной правой рукой, взяв винтовку в левую, шёл в атаку ленинградский комсомолец Сашко. Раненый в обе ноги, продолжал командовать орденоносным 355-м полком его командир, участник гражданской войны полковник Шварев. Погиб, поднимая роты в атаку, старший батальонный комиссар Гутник. 13 танков врага уничтожили воины батальона старшего лейтенанта Безуглова…

2 декабря 1941 года дивизии было вручено гвардейское Знамя – первое гвардейское Знамя первой Советской гвардейской стрелковой дивизии. Вручение Знамени произошло на маленькой железнодорожной станции Волоконовка, что на линии Валуйки – Старый Оскол. Дивизия здесь пополнялась и получила короткую солдатскую передышку после изнурительных боёв.

Под стать первой сражались и другие дивизии, значащиеся в приказе № 308. Так, прибывшая с Урала 153-я стрелковая дивизия (командир в те дни полковник Н. А. Гаген) 5 июля вступила в бой в районе Витебска. Пять суток сдерживала непрерывные вражеские атаки с танками, нередко её бойцы схватывались с врагами врукопашную. Затем дивизия попала в окружение и 18 суток стойко держала круговую оборону, отвлекая на себя значительные силы противника. Враг непрерывно бомбил дивизию, обстреливал из орудий. Но волю советских воинов сломить ему не удалось. Экономя на патронах, на снарядах, на бензине дивизия выдержала, сумела пробиться к своим и вновь билась за Отечество на самых тяжёлых участках фронта. Действительно – несгибаемая, гвардейская.

Одновременно с рождением гвардии в боях по решению Ставки Верховного Главнокомандования началось формирование гвардейских миномётных частей. Имеются в виду части и соединения реактивной артиллерии, любовно названные в народе «Катюшами». Наименование «гвардейские» подчёркивало большое значение реактивной артиллерии как нового мощного средства поражения врага. Первая батарея её была сформирована в июне 1941 года и имела на вооружении пять боевых машин БМ-13. Первый залп по немецким войскам батарея произвела 14 июля 1941 года по железнодорожному узлу города Орша. К маю 1945 года части гвардейской миномётной артиллерии имели в своём составе 7 дивизий, 11 отдельных бригад, 114 отдельных полков, 38 отдельных дивизионов и в целом насчитывали 3081 боевую машину. Они представляли внушительную мощь Красной армии и сыграли большую роль в нашей победе над фашистской Германией.

В сентябре 1941 года ещё четыре дивизии стали гвардейскими. Это 1-я мотострелковая Московская дивизия (командир полковник А. И. Лизюков), 107 (полковник П. В. Миронов), 120 (генерал-майор И. Е. Петров) и 64-я (полковник А. С. Грязнов). Они стали именоваться соответственно: 1-й гвардейской мотострелковой Московской, 5, 6 7-й гвардейскими стрелковыми дивизиями.

В октябре-ноябре 1941 года с исключительным упорством и мужеством на пути немцев, предпринявших попытку прорваться к Москве на волоколамском направлении, стала 316 стрелковая дивизия (командир генерал-майор И. В. Панфилов). Враг бросил против неё более 200 танков. Бои повсеместно носили исключительно ожесточённый характер. В районе разъезда Дубосеково взвод под командованием сержанта И. Добробабина и политрука роты Василия Клочкова был атакован 20 танками с автоматчиками. 28 бойцов уничтожили 14 танков. Противник бросил против оставшихся ещё 30 танков. Тяжелораненый Клочков со связкой гранат бросился под танк и взорвал его. Когда загорелись ещё четыре вражеские машины, от взвода не осталось уже никого. Воины погибли в неравной схватке, но не отступили. То был массовый подвиг. 28 панфиловцев были удостоены звания Героя Советского Союза.

15 часов у деревни Строково сапёрный взвод под командованием младшего лейтенанта П. И. Фирстова (всего 11 бойцов) отражал атаки немецких автоматчиков под прикрытием 20 танков. Бойцы стояли насмерть, уничтожили семь танков и многих автоматчиков. Все 11 сапёров погибли в бою. Оставшись один, Фирстов бросил последнюю гранату в немецкий танк и подбил его. Тяжелораненый Фирстов, потерявший сознание, был схвачен гитлеровцами и повешен.

И так стояла дивизия на всей полосе обороны шириной 14 километров. Бойцы гибли, но занимаемых позиций не оставляли. Панфиловцы, многие ценой своей жизни, задержали противника. Панфиловская дивизия была одним из тех соединений, которые сорвали планы германского командования, рассчитывавшего взять Москву. 18 ноября. Дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Через несколько дней, 26 ноября, ещё одной – 9-й гвардейской стрелковой дивизией стала прибывшая с Дальнего Востока защищать Москву 78-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор А. П. Белобородов). В начале ноября дивизия приняла боевое крещение на истринском направлении. Она с честью выстояла в оборонительных боях против 10-й танковой, моторизованной дивизии СС «Рейх», 262-й и 87-й пехотных дивизий противника. Воины-сибиряки уничтожили более 12 тысяч его солдат и офицеров и много военной техники и вскоре перешли в наступление.

В битве за Москву в районе Мценска отличилась 4-я танковая бригада (командир полковник М. Е. Катуков, впоследствии маршал бронетанковых войск). За несколько дней боёв воины бригады подбили 133 немецких танка, уничтожили 49 орудий и много другой техники. 11 ноября бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду. Танкисты и далее воевали по-гвардейски. За шесть месяцев боёв по апрель 1942 года боевой счёт их составил уже 302 подбитых танка, 165 орудий, более 10 тысяч уничтоженных солдат и офицеров противника. Танкисты-гвардейцы участвовали в Курской битве, били врага под Белгородом и Харьковом, весной 44-го сходу форсировали Днестр, стремительно вышли на реку Прут и первыми среди наших войск достигли государственной границы. Летом 44-го участвовали в освобождении Польши. Последний, завершающий бой вели на улицах Берлина. За ратные подвиги в годы войны около 4,5 тысяч её воинов отмечены орденами и медалями, а 29 из них удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Таковы первенцы нашей гвардии.

Гвардейским частям, соединениям и кораблям вручались гвардейские знамёна, на одной стороне которых указывался номер и наименование части. 21 мая 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР для военнослужащих гвардейских частей были введены гвардейские звания, установлен нагрудный знак «Гвардия», а для гвардейцев ВМФ – прямоугольная пластинка (колодка) с муаровой лентой оранжевого цвета с чёрными продольными полосами. В 1943 году колодочка была заменена на общий гвардейский знак, который носится на правой стороне груди.

Зимнее наступление Красной армии в 1941–1942 годах ознаменовалось дальнейшим ростом советской гвардии. В конце 1941 года гвардейскими стали три кавалерийских корпуса. Первым гвардейским авиационным полком стал 6 декабря 29-й Краснознамённый истребительный авиационный полк. Его лётчики только за два с половиной месяца боевых действий сбили в воздушных боях 47 вражеских самолётов, рассеяли и уничтожили 12 мотомеханизированных колонн, 4 колонны артиллерии, 2 колонны кавалерии, сожгли несколько складов противника.

В ходе нашего наступления ряды гвардии пополнили восемь артиллерийских полков, пять авиационных, не считая 29-го истребительного. Вскоре возникли гвардейские полки связи и другие. В апреле 1942 года появилась морская гвардия. Список её открыли крейсер «Красный Кавказ», эскадренный миноносец «Стойкий», минный заградитель «Марти», тральщик Т-205, подводные лодки «Д-3», «М-171», «М-174», «К-22». 18 июня гвардейским стал крейсер «Красный Крым». К маю 1942 года уже все рода войск наших Вооружённых Сил имели в своём составе гвардейские части.

В последующих сражениях с немецко-фашистскими захватчиками число гвардейских частей и соединений непрерывно росло. Появились гвардейские корпуса и армии. В ходе Сталинградской битвы в апреле 1943 года за выдающиеся боевые заслуги перед Родиной, высокое военное мастерство, проявленное мужество были преобразованы в гвардейские 24, 66, 21, 64, 62, 30 и 16-я армии. Они стали соответственно именоваться 4, 5, 6, 7, 8, 10 и 11-й гвардейскими армиями. Так, 62-я армия (командующий генерал-лейтенант В. И. Чуйков, впоследствии маршал Советского Союза) свыше двух месяцев отражала натиск превосходящих отборных сил вермахта. Она вместе с 64-й армией сыграла основную роль в оборонительных боях Сталинграда и не позволила врагу захватить город, проявив при этом величайшую стойкость и упорство. Участвовала и в операции по ликвидации окружённой под Сталинградом группировки немецких войск. Десятки тысяч её воинов награждены орденами и медалями, восьмерым присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1943 году появились первые гвардейские авиационные дивизии и первые гвардейские танковые армии, которые отличились в Курской битве летом 43-го. Танковые армии обычно использовались в наступательных операциях на решающих направлениях для стремительного развития оперативного успеха в глубине обороны противника.

За годы Великой Отечественной войны гвардейскими стали 11 общевойсковых и 6 танковых армий; 1 конно-механизированная группа; 42 стрелковых, 7 кавалерийских, 12 танковых, 9 механизированных и 13 авиационных корпусов; всего свыше 4,5 тысяч соединений, частей, кораблей. Свидетельство силы отечественных Вооружённых Сил.

Части, корабли и соединения советской гвардии, вошедшие в состав Вооружённых Сил Российской Федерации, стали её гвардией, сохранив свои прежние почётные наименования и награды.

Виктор Сапрыков
29.08.2012

Источник статьи

 

Метки: , ,

«Иное решение» Сталинграда


70 лет назад, в ночь с 14 на 15 сентября 1942 года, 13-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерала Родимцева переправилась с левого берега Волги в центр Сталинграда, когда в ожесточенной схватке с врагом решалась судьба города.

140 дней и ночей сражалась 13-я гвардейская в Сталинграде. Ее бойцы защищали Дом Павлова, дрались за центральный железнодорожный вокзал, Мамаев курган. Маршал Николай Крылов, во время обороны Сталинграда – начальник штаба легендарной 62-й армии писал в мемуарах: «Слава, возданная гвардейцам генерал-майора Родимцева, вполне заслужена ими. Не переправься они в ту ночь — и могло оказаться, что переправляться уже некуда. Если нам удалось помешать противнику рассечь остатки нашей армии и утвердиться на Центральной набережной 14 сентября, то сдержать следующий вражеский натиск такой силы (и теперь — с исходных позиций, отстоявших местами на километр с небольшим от Волги) мы, не получив к утру подкрепления, вероятно, не смогли бы… Подкрепление не опоздало, и это позволило удержать город. В течение одиннадцати суток — пока гитлеровское командование не изменило направления главного удара — дивизия Родимцева играла в обороне Сталинграда решающую роль».

Переправа производилась на мотопаромах, тральщиках, бронекатерах, буксирах и даже рыбацких лодках. От артиллерийского огня погиб катер, имевший на борту роту автоматчиков, были потери и на других судах. Артиллерийский полк 13-й дивизии, занявший огневые позиции на левом берегу, смог, как и другая артиллерия, размещенная за Волгой, поддерживать пехоту, только когда четче обозначился ее передний край.
Во многих местах между набережной и железной дорогой создалось нечто вроде слоеного пирога: дома, дворы, укрытия, захваченные гитлеровцами и удерживаемые нами, располагались вперемежку. Штабные операторы далеко не всегда знали, каким карандашом — красным или синим, — обвести на плане города такое-то здание.

Вот как Крылов вспоминал о первой встрече с Родимцевым: «Не помню точно, в котором часу комдив 13-й гвардейской Александр Ильич Родимцев добрался до армейского КП. Во всяком случае, к тому времени его полки уже значительно углубились в город, очистив от фашистов водокачку, универмаг, гвоздильный завод и другие объекты (Дом специалистов продолжала удерживать изолированная группа немцев).
Проводник, сопровождавший Родимцева, был по дороге убит. Самому комдиву, должно быть, не раз пришлось укрываться в развалинах или воронках, и он, как, впрочем, и все приходившие из города, вошел в подземелье, отряхиваясь от известки и пыли.
Чуйков (Василий Чуйков, командовавший 62-й армией – авт.) спросил Родимцева, какое у него тут, в Сталинграде, настроение.
Александр Ильич ответил:
— Я коммунист и никуда отсюда не уйду.

Между тем положение дивизии, точнее — двух ее переправившихся полков, становилось с каждым часом все более трудным. Гвардейцы вышли на рубеж проходящей по городу железной дороги, но закрепиться там до того, как противник возобновил наступление, времени не имели. Враг же, не решившись на крупную атаку ночью, хотя и упустил момент, когда у нас оставались в центре города фактически лишь небольшие отряды, обладал и теперь огромным численным перевесом: каждому из полков Родимцева противостояла дивизия, усиленная значительным числом танков. И как обычно, атаки гитлеровцев предварялись массированными ударами с воздуха».

Никто из сражавшихся в Сталинграде еще не знал, что в Ставке в это время уже началась работа по подготовке масштабного контрнаступления под Сталинградом. Вот с чего все началось по воспоминаниям маршала Георгия Жукова:
«Верховный достал свою карту с расположением резервов Ставки, долго и пристально ее рассматривал. Мы с Александром Михайловичем (Василевским, начальником Генштаба РККА – авт.) отошли подальше от стола в сторону и очень тихо говорили о том, что, видимо, надо искать какое-то иное решение.
— А какое «иное» решение? — вдруг подняв голову, спросил И. В. Сталин.
Я никогда не думал, что у И. В. Сталина такой острый слух. Мы подошли к столу.
— Вот что, — продолжал он, — поезжайте в Генштаб и подумайте хорошенько, что надо предпринять в районе Сталинграда. Откуда и какие войска можно перебросить для усиления сталинградской группировки, а заодно подумайте и о Кавказском фронте. Завтра в 9 часов вечера снова соберемся здесь…

Перебрав все возможные варианты, мы решили предложить И. В. Сталину следующий план действий: первое — активной обороной продолжать изматывать противника; второе — приступить к подготовке контрнаступления, чтобы нанести противнику в районе Сталинграда такой удар, который резко изменил бы стратегическую обстановку на юге страны в нашу пользу. Что же касается конкретного плана контрнаступления то, естественно, за один день мы не могли подготовить детальные расчеты, но нам было ясно, что основные удары нужно наносить по флангам сталинградской группировки, прикрывавшимся королевскими румынскими войсками. Ориентировочный расчет показывал, что раньше середины ноября подготовить необходимые силы и средства для контрнаступления будет невозможно».

19 ноября 1942 года план наступательной операции, получившей название «Уран» начал осуществляться. Идея прорыва именно через позиции румынских королевских войск оказалась блестящей и полностью себя оправдала. «Иное решение», разговор о котором Жукова и Василевского расслышал Сталина, оказалось одним из самых удачных в истории Красной Армии.

Максим Купинов

Источник статьи

 

Метки: , ,

Чтобы помнили…


Блокада Ленинграда занимает особое место в истории Великой Отечественной войны. По трагизму и жестокости равных ей событий не было и, хочется надеяться, не будет. Огромный город, в кольце врагов, в условиях голода, холода, постоянных бомбежек и артобстрелов жил, трудился, защищался.

Многие события тех страшных и героических дней еще ждут своего беспристрастного исследования…

Публикуемый ниже документ — выдержка из «Отчёта городского управления предприятиями коммунального обслуживания по работе за 1941-1942 года», посвященная организации похоронного дела в блокадном Ленинграде. Документ очень тяжелый, но настоятельно рекомендуется к полному прочтению.

Скрипят полозья в городе, скрипят…
Как многих нам уже не досчитаться!
Но мы не плачем: правду говорят,
что слезы вымерзли у ленинградцев.
Нет, мы не плачем. Слез для сердца мало.
Нам ненависть заплакать не дает.
Нам ненависть залогом жизни стала:
объединяет, греет и ведет.
О том, чтоб не прощала, не щадила,
чтоб мстила, мстила, мстила, как могу,
ко мне взывает братская могила
на охтенском, на правом берегу.

Ольга Берггольц «Ленинградский дневник»

ИЗ ОТЧЕТА ГОРОДСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯМИ КОММУНАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ ПО РАБОТЕ ЗА ГОД ВОИНЫ С ИЮНЯ 1941 ПО ИЮНЬ 1942г.

РАЗДЕЛ «ПОХОРОННОЕ ДЕЛО»

5 апреля 1943 г. Секретно

IV. Похоронное дело.

Захоронение трупов людей — жертв вражеских бомбардировок, артобстрелов и блокады.

Организация и проведение захоронений трупов людей в городе возложены на трест «Похоронное дело», подчиненный управлению. Захоронение проводилось на 11 находящихся в ведении треста действующих городских кладбищах.

За первое полугодие 1941 г. трестом «Похоронное дело» было захоронено 18909 покойников, что составляет в среднем в день 105.

Для обслуживания потребностей населения в захоронении трест к началу войны располагал:

а) транспортом для транспортировки покойников на кладбища в количестве 12 автобусов и 34 лошадей;

б) столярно-веночными мастерскими, изготовляющими гробы, венки и полностью удовлетворявшими спрос населения;

в) монументальными мастерскими, изготовлявшими и устанавливавшими памятники, ограды и т. д.

К началу войны кладбища обслуживали 109 могильщиков, 64 уборщика и 77 сторожей.

Работа по захоронению протекала нормально без каких-либо затруднений.

Одновременно с этим, еще в мирное время, штабом МПВО города через управление на трест «Похоронное дело» были возложены разработка и проведение мероприятий по уборке и транспортировке из очагов поражения на кладбища, оформление и захоронение трупов людей, ставших жертвами воздушных бомбардировок и артобстрелов.

Но, кроме наметок по формированию при тресте «Похоронное дело» специального отряда из автомашин треста и работников кладбищ для уборки из очагов поражения трупов людей и транспортировки их на кладбища, в мирное время ничего сделано не было.

Начало Отечественной войны и приближение войск противника к городу Ленинграду заставили трест и управление срочно проводить ряд мероприятий по подготовке к транспортировке из очагов поражения на кладбища трупов людей, оформлению на них документов и захоронению.

В июле 1941 г. по требованию управления и треста последнему Архитектурно-планировочным управлением исполкома Ленгорсовета были отведены земельные участки для нужд захоронения возможных жертв вражеских бомбардировок и арт. обстрелов в следующих местах:

1. Правый берег Невы — у Веселого Поселка — Володарский район.

2. Старая Деревня — севернее Серафимовского кладбища — Приморский район.

3. Куракина дорога — у ст. Купчино — Московский район

4. Краснокабацкое шоссе — Кировский район.

5. Восточное Богословского кладбища — Красногвардейский район.

6. Большая Охта — восточное Большеохтинского кладбища — Красногвардейский район.

7. Волкова деревня — юго-западнее Татарского кладбища — Московский район.

8. Остров Декабристов — от набережной реки Смоленки — Василеостровский район.

В течение июля и первой половины августа 1941 г. трестом «Похоронное дело» на первых 6 вновь отведенных земельных участках были хозяйственным способом построены легкого типа дощатые морги. Они предназначались для хранения трупов людей с момента доставки их из очагов поражения до захоронения. На двух последних земельных участках временные морги построены не были, так как рядом с ними имелись готовые постройки, которые и были использованы в качестве моргов. Морги были оборудованы деревянными топчанами, обитыми клеенкой, для складывания на них доставленных из очагов поражения трупов.

С момента начала строительства моргов, т. е. с первых чисел июля 1941 г., и до первых чисел ноября 1941 г. силами рабочих треста «Похоронное дело», а частично и силами рабочих, привлеченных исполкомами райсоветов депутатов трудящихся, на отведенных земельных участках было вырыто 280 траншей размером 20х2,5х1,7 метров. Более значительный запас траншей был вырыт на спецплощадках у Большеохтинского кладбища и на острове Декабристов. Моргами и вырытыми траншеями на спецплощадках на Куракиной дороге-у ст. Купчино и на Краснокабацком шоссе воспользоваться не пришлось, т. к. в конце августа 1941 г. они оказались в зоне военных действий и интенсивного вражеского обстрела.

В первые дни Отечественной войны при управлении трестом «Похоронное дело» из рабочих предприятий последнего был сформирован отряд в количестве 21 человека с приданными ему 4 автобусами. Личный состав отряда был обеспечен резиновыми сапогами, передниками, перчатками и переведен на казарменное положение, а дежурная часть — на круглосуточное дежурство при управлении трестом. От отряда к медико-санитарной службе города для живой связи были прикомандированы постоянные представители, через которых медико-санитарная служба штаба МПВО города вызывала в очаги поражения команды и автотранспорт отряда для уборки трупов и транспортировки в морги.

С начала Отечественной войны период с 22 июня по 8 сентября 1941 г. был напряженным организационно-подготовительным периодом к противовоздушной обороне города во всех областях, в том числе и в области захоронения. Начавшаяся 8 сентября 1941 г. систематическая бомбардировка, а позже и артиллерийские обстрелы города сопровождались разрушениями и человеческими жертвами. С этого времени начинается напряженная работа отряда треста «Похоронное дело». Команды отряда по указанию своего постоянного представителя при медико-санитарной службе штаба МПВО города круглосуточно выезжают в очаги поражения, убирают трупы людей- жертв бомбардировок и артобстрелов, транспортируют их в морги на спецплощадки, где трупы раскладывались на топчаны и, в соответствии с инструкцией, утвержденной штабом МПВО города, хранились в течение 48 часов для опознания родственниками.

В первый период бомбардировок и артиллерийских обстрелов 80-85 % трупов, доставляемых в морги из очагов поражения, опознавались родственниками и хоронились в обычном индивидуальном порядке на кладбищах города. Неопознанные трупы по истечении 48 часов фотографировались представителем соответствующего отделения милиции, прикомандированным к моргам, оформлялись составлением актов опознания, на основании актов представителя милиции и врачей оформлялись. свидетельства о смерти в ЗАГСах, после чего такие трупы работниками кладбищ, прикомандированными к спецплощадкам, захоранивались в траншеи. Над каждым захороненным в траншее устанавливалась деревянная, окрашенная в красный цвет колонка, на которой писалась фамилия захороненного, а при невозможности установить личность писалось — «Неизвестный». Ценности, обнаруженные при трупах, изымались представителем милиции и последним, по актам, сдавались представителям соответствующих райфо. Морги, построенные на спецплощадках, куда трупы людей, ставших жертвами вражеских бомбардировок и артобстрелов, доставлялись со всех очагов поражений в основном транспортом отряда треста «Похоронное дело», представляли собой жуткое зрелище. Здесь можно было видеть изуродованные, обезображенные трупы людей, части трупов, т. е. оторванные головы, ноги, руки, размозженные черепа, трупы грудных детей, трупы женщин с крепко обнятыми в агонии смерти трупиками грудных и других возрастов детей. В моргах с утра до наступления темноты бродили люди с унылыми, озлобленными лицами и искали: родители — погибших детей, дети — погибших родителей, братья — сестер, сестры — братьев и просто знакомых.

По мере нарастания бомбардировок росло и число захоронений из месяца в месяц, о чем говорят нижеприведенные цифры:

июль 1941 г. — 3688 захоронений

август 1941 г. — 5090

сентябрь 1941 г. — 7820

октябрь 1941 г. — 9355

ноябрь 1941 г. — 11401

Несмотря на значительный из месяца в месяц рост захоронений в городе за счет жертв вражеских бомбардировок и артобстрелов, трест «Похоронное дело» до декабря 1941 г. удовлетворительно справлялся с захоронениями. Правда, встречались затруднения в удовлетворении спроса населения на гробы, т. к. столярно-веночная мастерская треста (по своей производственной мощности и в связи с призывом в РККА части мужчин-мастеров) не в состоянии была удовлетворить быстро растущие запросы населения на этот вид изделий.

Исполнительный комитет Ленгорсовета депутатов трудящихся решением от 14 октября 1941 г. № 697-с обязал Лендревбумтрест (управляющего т. Шишалова) организовать к 20 октября 1941 г. производство гробов на предприятиях треста, обеспечив ежедневный выпуск 200-250 гробов.

Лендревбумтрест и его управляющий т. Шишалов недооценил значение решения СЗ исполкома о производстве гробов и систематически недовыпускал до 100 гробов в сутки — это усугубляло положение с удовлетворением все возрастающего спроса на гробы, и решением СЗ исполкома от 21 ноября 1941 г. № 810-с управляющему трестом т. Шишалову за невыполнение решения СЗ исполкома от 14 октября 1941 г. был объявлен выговор. Но выпускаемые предприятиями Ленбумтреста и мастерскими треста «Похоронное дело» 350 гробов [в сутки] ни в какой степени не удовлетворяли спроса; в особенности спрос повысился в первых числах декабря, что вынудило СЗ исполкома решением от 14 декабря 1941 г. № 881-е обязать председателей исполкомов райсоветов организовать на- предприятиях и в районных мастерских производство простейшего типа гробов и выпускать их в продажу населению не менее 15 штук в день по каждому району.

Продолжающаяся со второй половины августа 1941 г. вражеская блокада города, отсутствие подвоза продовольствия вынудили ввести в ноябре 1941 г. норму выдачи так называемого хлеба по рабочей продовольственной карточке 250 и по служащей 125 граммов на человека в сутки при том условии, что других продуктов почти никаких не выдавалось.

Это положение со снабжением населения города хлебом и другими продуктами не замедлило сказаться на небывалом росте смертности.

В дополнение к непрекращающимся вражеским бомбардировкам и ежедневным артиллерийским обстрелам, вырывавшим ежедневно из рядов героически обороняющих свой любимый город ленинградцев десятки и сотни жизней, в декабре на город и его население надвинулся страшный призрак голода. Уже г начале декабря в городе все чаще и чаще можно было встретить людей истощенных, с опухшими лицами, отекшими ногами и замедленной, неверной походкой, опирающихся при ходьбе на палочки. Наблюдались нередко случаи, когда люди разных возрастов, нередко молодые мужчины, без всякой видимой внешней причины падали на мостовых и панелях и не в состоянии были без посторонней помощи подняться. Некоторые из них поднимались и плелись дальше, не реагируя уже ни на что окружающее-людей, двигающийся транспорт, артиллерийские обстрелы, а частично тут же на улице умирали, а их трупы некоторое время оставались лежать здесь же на улице,. пока представитель милиции при помощи дворников или других лиц не уберет во двор дома, где они часто лежали длительное время, и затем поодиночке или по несколько на саночках,. грузовых тачках, автомашинах [их отправляли] в ближайшую покойницкую больницы, а в конце декабря, когда покойницкие | больниц оказались переполненными и отказывались принимать трупы, ночью они просто подбрасывались к ближайшим больницам и поликлиникам, на улицы и площади. Смертность среди населения города на почве истощения от голода, суровых холодов, отсутствия дров в декабре 1941 г. резко возросла и, по неполным данным треста «Похоронное дело», достигла 42050 человек, что по отношению к смертности ноября 1941 г. составило рост на 247 %.

Аппарат треста «Похоронное дело» с его персоналом кладбищ и контор оказался совершенно неподготовленным к провождению работ по захоронению в таких небывало больших масштабах по причинам:

а) объем работ по транспортировке трупов и их захоронению оказался небывало велик, неожиданно, внепланово выпало на долю треста;

б) в аппарате треста не были укомплектованы должности заместителя управляющего трестом, начальника транспортной конторы; главный инженер управления треста Садофьев, заведующий конторой эксплуатации кладбищ Пионтковский и ряд других работников вышли из строя, ввиду заболевания на почве истощения;

в) могильщики кладбищ, которых на 1 декабря 1941 г. состояло по списку 109 человек, — это люди, выполнявшие большую физическую работу по рытью могил, много кушавшие и выпивавшие водки и пива, очутившись на пайке 250 граммов хлеба, в первых числах декабря, за исключением единиц, оказались больными на почве истощения, неспособными работав и 46 человек из них впоследствии умерли;

г) транспорт треста не был рассчитан на такой объем транспортировки трупов, который нужно было выполнять в декабре;

д) подготовленные по плану МПВО осенью траншеи, никак не рассчитанные на декабрьскую смертность, были в несколько первых дней декабря полностью использованы.

А смертность среди населения города с каждым днем все возрастала и возрастала, транспорт треста не только совсем отказался от удовлетворения запросов населения на транспортировку покойников из города на кладбища, но далеко не справлялся с вывозом трупов из больниц, госпиталей, эвако-пунктов и других мест. Далеко не удовлетворялся и не мог быть удовлетворен спрос населения на гробы. Население вынуждено было прибегать к частным способам изготовления гробов, чем воспользовались спекулянты и мародеры, требовавшие от заказчика хлеб и другие продукты, и люди, сами голодавшие, но желавшие отдать последний долг умершему близкому человеку, за изготовление гроба отдавали свои последние крохи хлеба или карточки умерших, а те, кто не имел хлеба для уплаты за изготовление гроба, или сами сколачивали ящик из дверей, старых досок, фанеры, или просто труп покойника зашивали в простынь, одеяло (куклой). Этот последний способ, как самый легкий и простой, особенно широко применялся. Только в одиночных случаях населению удавалось воспользоваться транспортом учреждений и предприятий для транспортировки покойников на кладбища, а в основном покойники транспортировались на саночках, ручных тележках, детских колясках, на листах фанеры и т. д.

По городу двигалось множество своеобразных похоронных процессий, а на уличных магистралях, ведущих непосредственно к кладбищам (Смольный пр., Георгиевская ул., Новодеревенская ул., 16-17-я линии Васильевского острова и др.), они представляли сплошную вереницу. Тяжелое впечатление производили они на население города. В густой дымке трескучих морозов закутанные человеческие фигуры медленно и молча с сумочками-авоськами двигались по улицам осажденного, непокоренного города, волоча за собой саночки, фанерные листы с уложенными на них в самодельных гробах, ящиках или зашитыми в одеяла или простыни одним или несколькими покойниками, а иногда толкая перед собой ручную тележку с покойником, подпрыгивающим на ней, или двигающие перед собой детскую колясочку с покойником, зашитым в одеяло-простынь и усаженным в нее. Перед входами на кладбища скопились сотни людей, саночек, тележек, автомашин, детских колясок.

Конторки кладбищ были битком набиты людьми. Здесь люди ожидали оформления документов, искали кого-либо из работников кладбищ для отвода места под захоронение, но не находили их, так как их было очень мало, да и те были заняты массовым траншейным захоронением. Здесь же толпились так называемые кладбищенские «волки» с ломами, лопатами, топорами и кувалдами. Эти люди, пользующиеся бедствием других, их бессилием, отсутствием на кладбищах штатных могильщиков, за хлеб, крупу, табак, водку, продовольственные карточки нанимались рыть могилы, продавая их готовыми, но поскольку надзора за их работой со стороны администрации кладбищ не было, а граждане, доставившие покойника, усталые и озябшие, не всегда могли ждать конца захоронения покойников, то «волки» в отдельных случаях бросали незахороненных покойников на кладбище, иногда отрывали неглубокие ямки-могилы, ставили гроб или укладывали «куклу» (покойник, зашитый в одеяло или простынь), прикрывали его несколько землей или просто снегом и считали свое дело сделанным.

Граждане, доставившие на кладбище покойника с благими намерениями — своими силами вырыть могилу и захоронить, получали место или просто сами выбирали его, начинали рыть могилу, но в силу того, что земля промерзла на один-полтора метра, [а] у них отсутствовал нужный инструмент и физическая сила, вырывали незначительную ямку, прикрывали незначительным слоем земли или снега и уходили, а некоторые просто, попробовав рыть могилу (что было очень трудно), бросали на кладбище покойника и уходили.

С половины декабря 1941 г. кладбища, особенно Серафимовское, Большеохтенское и Волково, представляли такую картину: перед воротами кладбищ прямо на улице, на самих кладбищах у контор, церквей, на дорожках, в канавах, на могилах и между ними десятками, а иногда и сотнями, лежали оставленные покойники в гробах и без них; их постепенно работники кладбищ и привлеченные убирали, хоронили в траншеях, но покойников продолжали подбрасывать, и это зрелище оставаясь до марта.

В январе и феврале смертность росла, а люди еще больше физически слабели от истощения, а в связи с этим сокращалось и индивидуальное захоронение, транспортировка покойников на кладбища самим населением. Уже в декабре транспорт треста «Похоронное дело» явно не справлялся с вывозом трупов умерших людей из госпиталей, больниц, эвакопунктов и других мест. К 19 декабря их накопилось в городе больше 7 тысяч. Еще в первой декаде декабря в больнице им. 25-летия Октября прямо во дворе и у забора на территории Троицкого колхозного рынка в штабелях открыто лежало несколько сот трупов. По этому вопросу 19 декабря в 5 час. утра было созвано совещание у заместителя начальника Управления НКВД по Ленинградской области т. Иванова, на котором присутствовал я, начальник МПВО г. Ленинграда генерал-майор т. Лагуткин заведующий Горздравотделом т. Никитский, начальник отдела МПВО УНК.ВД ЛО полковник Деревянко, командир 4-го полка НКВД полковник Сидоров и начальник управления Рабоче-Крестьянской милиции Ленинграда т. Грушко. На совещании было установлено, что в городе имеется более 7 тыс. невывезенных трупов. Совещание решило организовать срочную вывозку трупов на кладбища автотранспортом МПВО города, 4-го полка НКВД, управления милиции и трестов «Похоронное дело» и уличной очистки. Между этими организациями были распределены больницы, госпитали, эвакопункты, где имелись трупы, и утром, сразу по окончании совещания, было приступлено к работе. Я, лично, прямо с совещания направился в трест «Похоронное дело» и взял в свои руки организацию и проведение работ по вывозке трупов, так как в аппарате треста кадров недоставало, а один начальник штаба МПВО треста Калистратов, инвалид (ходил на костылях), хотя и добросовестно относился к работе, но не в состоянии был руководить работой транспорта. Для вывозки трупов были привлечены 3 пятитонных автомашины 2-й автобазы треста уличной очистки и 3 автомашины треста «Похоронное дело», а для погрузки на автомашины и выгрузки трупов было выделено 50 человек — бойцов МПВО. С 19 по 25 декабря включительно был вывезен 4591 труп. Если удалось несколько очистить город от завала трупов, хотя и не на продолжительное время, то значительно усугубилось положение на кладбищах. На кладбищах не было свободных траншей, трупы хоронить было некуда, и они складывались в штабеля на кладбищах: Волковом, Серафимовском, Богословском, Большеохтенском и острове Декабристов. Траншеи, подготовленные летом и осенью, оказались уже заполненными, а 270 рабочих, мобилизованных исполкомами райсоветов в распоряжение треста, согласно решению СЗ исполкома от 6 декабря 1941 г. № 852-с для рытья траншей на правом берегу Невы у Веселого Поселка, на острове Декабристов и кладбищах: Волковском, Большеохтенском и Пискаревском не дали положительных результатов. Они высылались на работу неаккуратно, с большими пропусками и не давали выработки.

Проведенная в первой половине декабря работа по захоронению показала, что ее масштабы из ведомственных рамок треста «Похоронное дело» переросли в общегородскую проблему, которую нельзя было разрешить без непосредственного участия исполкомов райсоветов в этой работе, без привлечения к ней стройорганизаций с их механизмами и формирований МПВО как физически здоровой силы и как специалистов подрывников. 25 декабря 1941 г. СЗ исполкома приняло решение по вопросу упорядочения работы городских кладбищ, в котором отметило, что городские кладбища находятся в явно удовлетворительном состоянии. Этим решением был снят работы как не обеспечивший нормальную работу треста, управляющий Кошман, а также намечены конкретные меры по упорядочению работы кладбищ, а именно:

а) председателям райсоветов, в районах которых расположены кладбища, было предложено в течение двух дней навести полный порядок на кладбищах, закончив очищение моргов и захоронение всех незахороненных трупов, установлены санитарные нормы по захоронению и председатели предупреждены, что они будут лично отвечать за допущение в дальнейшем на кладбищах незахороненных трупов;

б) предложено начальнику городской милиции т. Грушко:

запретить перевозку трупов по городу без гробов, установив, что все трупы должны сдаваться в районные морги, а оттуда организованно транспортироваться на кладбища; очистить кладбища от случайных могильщиков (спекулянтов), привлекать злостных из них к уголовной ответственности;

в) председателям исполкомов, райсоветов и УПКО предложено навести порядок в организации работы кладбищ и превратить ломку населением на кладбищах крестов и оград;

г) было разрешено производить массовое захоронение на нижеследующих новых участках: при Большеохтенском, Серафимовском, Богословском и за Татарским кладбищах, на острове Декабристов и у Веселого Поселка;

д) предложено УПКО передать стройконтору треста зеленого строительства тресту «Похоронное дело» для производства работ по рытью траншей;

е) обязаны были начальники УЖС тов. Дроздов и УКБС т. Кутин выделить в распоряжение УПКО на арендных началах 4 вполне исправных экскаватора с необходимым персоналом для рытья траншей;

ж) до 28 декабря 1941 г. председателям исполкомов райсоветов было предложено организовать районные морги для сбора в них трупов, оформления документации и транспортировки на кладбища для захоронения средствами райсоветов;

з) в целях недопущения скопления трупов в больницах и госпиталях горздравотделу было предложено установить минимальный срок оформления документов, а УПКО по оформлению 8 течение суток вывозить трупы на кладбища для захоронения.

и) как временная мера, было разрешено производить захоронение трупов из больниц и госпиталей по спискам, составленных ими, с последующим оформлением через ЗАГС;

и) штат могильщиков на городских кладбищах доведен до 200 единиц, введены должности заместителей заведующих кладбищами, пересмотрены в сторону повышения ставки зарплаты руководящим работникам кладбищ и повышены расценки оплаты могильщиков за рытье могил.

Принятые и проведенные в жизнь мероприятия на короткий период улучшили дело захоронений на городских кладбищах но поскольку количество покойников, поступающих на кладбища в январе 1942 г., возросло в два с лишним раза против декабря 1941 г., [эти мероприятия] оказались недостаточными и не обеспечили своевременного захоронения поступающих трупов. Смертность неуклонно росла, а население слабло от истощения, вся тяжесть по захоронению ложилась на трест и исполкомы райсоветов. Если в декабре еще значительную часть умерших транспортировало на кладбища население, то в январе это резко сократилось. Приняло большие размеры такое явление, когда покойников стали в массовом порядке подбрасывать к больницам, поликлиникам, выбрасывать на лестницы, во дворы и даже на улицы города. Организации и предприятия вывозили из города трупы умерших людей и, боясь, что администрация кладбищ их не примет из-за отсутствия документов, сваливали трупы незаметно для сторожей на кладбищах или на улицах вблизи них. На Кременчугской улице у наружных дверей покойницкой больницы им. Боткина ежедневно беспорядочно в куче лежали подброшенные покойники. Кроме того, их можно было часто по утрам видеть выброшенными к воротам домов, на лестницах. При подъезде к кладбищам на дорогах, в канавах, в кустах валялись брошенные трупы людей, их можно было встретить и на свалках вывезенными вместе с мусором — это имело место на дороге, идущей от Богословского кладбища на Пискаревскую дорогу восточнее 1-го овощекомбината.

В январе опять незахороненные трупы накапливались в городе и на кладбищах, хотя к этому времени на кладбищах стало больше порядка, так как исполкомы райсоветов вплотную занялись кладбищами, прикрепили для руководства работами на них ответственных работников: к Волкову кладбищу был прикреплен зам. председателя исполкома Московского райсовета т. Романов, остров Декабристов — зам. председателя исполкома Василеостровского района Каракозов, да и председатель исполкома т. Кусков повседневно занимался кладбищем» к Серафимовскому — зам. председателя исполкома Приморского района.

С января 1942 г. к руководству трестом «Похоронное дело пришел энергичный инженер Чайкин П. И., а снятый с работы Кошман был арестован и судом Военного трибунала осужден к 8 годам лишения свободы за непринятие мер к заготовке нужного количества запасных траншей и упорядочению работы кладбищ.

В январе в городе были установлены случаи людоедства, они постепенно распространялись. Кладбища охранялись плохо из-за отсутствия нужного количества людей и занятости их на других работах. С кладбищ начали похищаться части разрубаемых тут же трупов, особое пристрастие проявлялось к детским трупам, разрубались и похищались трупы, брошенные в городе, так, например:

1. На Еврейском кладбище было обнаружено, что во вскрытом незахороненном гробу были оставлены отрубленные голова и ступни ног, а все остальные части тела унесены.

2. На Серафимовском кладбище заведующий кладбищем Беляевский и участковый инспектор милиции обнаружили брошенную отрубленную голову покойника, следы от места обнаружения головы привели в деревянные дома, расположенные на западной окраине кладбища, где и было обнаружено, что жители домов занимались варкой человеческого мяса.

3. Сторож Богословского кладбища т. Самсонова вечером в марте 1942 г. задержала гражданку, которая на ручных саночках в наматраснике что-то вывозила с кладбища, а при осмотре в мешке были обнаружены пять детских трупов. Гражданка была направлена в милицию.

4. На Кременчугской улице недалеко от покойницкой больницы им. Боткина был обнаружен труп с отрубленными мягкими частями тела.

5. На кладбищах находили черепа, из которых [были] извлечены мозги…

На кладбищах часто находили оставленные отрубленные части покойников. Такие части тела нередко, особенно весной с таянием снега, обнаруживались в жилых кварталах города и доставлялись на кладбища для захоронения. Такое положение вынудило на все большие кладбища поставить милицейскую охрану.

15 января 1942 г, исполком Ленгорсовета решением № 34-с в целях усиления работ по рытью траншей для массового захоронения обязал всех председателей исполкомов райсоветов к 17 января 1942 г. направить на спецучастки по 400 человек, разрешив им в случае необходимости перевод рабочих с оборонно-строительных работ. Это решение полностью было выполнено только исполкомом райсовета Красногвардейского района. Им был сформирован специальный батальон во главе с т. Матюшиным. Батальон вел работы на Большеохтинском кладбище по рытью траншей, захоронению и приведению в порядок траншей весной. Рытье траншей на Серафимовском кладбище и захоронение было поручено штабу МПВО города, который провел там большую работу. Проведение подрывных работ, рытье траншей и захоронение на Пискаревском кладбище было поручено 4-му полку НКВД. В связи с большими морозами, превышающими — 25 °С, и промерзанием грунта на 1,5 метра исполком выделил штабу МПВО, 4-му полку НКВД и тресту «Похоронное дело» водку для выдачи рабочим и бойцам, работавшим на рытье траншей и захоронении.

Поскольку отсутствие нужного количества траншей для массового захоронения все время являлось тормозом, а 4 экскаватора типа «Комсомолец», выделенные по решению исполкома Ленгорсовета от 25 декабря 1941 г. управлениями жилищного и культурно-бытового строительства, себя в работе по рытью траншей не оправдали, горком ВКП(б) и Ленгорисполком обязали 20 января 1942 г. 5-е особое строительное управление (Союзэкскавация), начальник т. Чернышев, располагающее мощными экскаваторами типа «АК» и опытными квалифицированными кадрами, приступить к работам по рытью траншей на Пискаревском кладбище. Это управление во главе с т. Чернышевым приступило к работам и успешно их провело. Пискаревское кладбище, где заведующей работала и в настоящее время работает т. Валерьянова Антонина Владимировна, как новое, располагающее значительным земельным участком, явилось основным местом для массового захоронения. Здесь на протяжении с 16 декабря 1941 г. по 1 мая 1942 г. вырыто и захоронено 129 траншей, не считая воинской площадки. На данном кладбище есть 6 траншей 4-5 метров глубиной, 6 метров шириной и до 180 метров длиной, которые вместили по 20 с лишним тысяч трупов каждая. По неподдающимся проверке данным, на этом кладбище только за два с половиной месяца, т. е. с 1 января по 15 марта 1942 г., похоронено около 200 тыс. покойников, а всего с декабря 1941 г. по 1 июня 1942 г.- 371 428.

Последние дни января и февраль были периодом, когда количество захоронений достигло наивысшей точки. В больницах, госпиталях, на эвакопунктах и в районных моргах опять скопилось большое количество трупов. Нужны были чрезвычайные меры, и исполком Ленгорсовета решением от 2 февраля 1942 г, № 72-с обязал:

1. Председателей исполкомов райсоветов, УПКО и начальника МПВО города генерал-майора Лагуткина в пятидневный срок произвести вывозку трупов из районных моргов, больниц, госпиталей и их захоронение на городских кладбищах.

2. Ежедневно выделять для вывозки трупов следующее количество больших грузовых машин с прицепами: АТУЛ — 10 машин, МПВО — 15 машин, УПКО — 5 машин, исполкомы райсоветов — не менее 2 машин в сутки каждый.

3. Начальника МПВО города генерал-майора Лагуткина — закрепить за машинами АТУЛа и УПКО 100 бойцов МПВО для погрузки и выгрузки трупов.

4. Установил водителям автомашин и рабочим по перевозке трупов дополнительно за каждую вторую и последующие поездки по 100 граммов хлеба, 50 граммов водки или 100 граммов вина, а рабочим, работающим по приему, отправке и захоронению трупов, дополнительно по 100 граммов хлеба и 100 граммов водки или вина в день. Этот пункт решения исполкома 2 февраля 1942 г. был утвержден постановлением Военного совета фронта.

5. Обязал генерал-майора Лагуткина выделять для повседневной работы на спецплощадку острова Декабристов, на Серафимовское и Богословское кладбища бойцов МПВО города, обеспечивающих полное захоронение всех поступающих трупов.

Трестом были установлены нормы погрузки трупов на каждую автомашину в зависимости от тоннажа, т. е. на 5-тонную — 100, на 3-тонную — 60, полуторатонную — 40 трупов.

Приведенным решением исполкома Ленгорсовета от 2 февраля 1942 г. успешно разрешался вопрос вывоза из города трупов на кладбища, но не решался вопрос захоронения, так как нужного количества готовых траншей не было, несмотря на хорошо проведенную 5-м ОСУ работу по рытью траншей. Экскаваторы работали круглые сутки при морозах, достигавших — 30 и больше градусов. Отличились на работе: бригадиры экскаваторов братья тт. Галанкины Николай Михайлович и Алексей Михайлович, которые по несколько суток не уходили с работы и обеспечивали выполнение норм на 200 %; начальник участка Ручьевский Георгий Петрович и зам. главного инженера 5-го ОСУ Гладкая Александра Никитична, которые, не уходя домой по 2-3 суток, в лютые морозы провели большую организационную работу и обеспечили своевременное начало работ и успешное их выполнение; старший прораб участка Щелоков Иван Александрович, который днем и ночью руководил, работами и проявил много энергии и упорства в выполнении спецзадания.

Надо прямо сказать, что хорошо проведенные 5-м ОСУ земляные работы по рытью траншей в основном и решили проблему захоронения трупов людей.

В течение значительного количества дней февраля только на Пискаревском кладбище привозили для захоронения 6-7 тыс. трупов в сутки. В связи с дополнительной прогрессивной выдачей хлеба и водки за вывозку трупов автомашины использовались очень интенсивно. Можно было наблюдать двигавшиеся по городу 5-тонные автомашины, нагруженные навалом трупами людей в полтора раза выше бортов автомашины, плохо прикрытыми, а наверху сидели 5-6 человек рабочих. Вопрос вывоза трупов был разрешен положительно.

Кроме работавших экскаваторов, на кладбищах города в феврале 1942 г. работало около 4000 человек ежедневно. Это были бойцы МПВО, работавшие на Серафимовском, Богословском, Большеохтенском кладбищах и спецплощадке острова Декабристов; бойцы 4-го полка НКВД под руководством очень энергичного и волевого майора Матвеева работали на Пискаревском кладбище; рабочие и служащие фабрик, заводов в учреждений, привлеченные к работам в порядке трудповинности. Специальные команды МПВО и 4-го полка НКВД производили подрывные работы, от которых на таких кладбищах как Серафимовское и Пискаревское, круглые сутки гремела канонада взрывов. Остальные бойцы, рабочие и служащие после подрыва вручную рыли траншеи, укладывали в них покойников вынимали покойников из гробов (так как захоронение в гробах в траншеи занимало много места, а траншей не хватало), зарывали траншеи, заполненные покойниками. Несмотря на такие масштабы работы по рытью траншей, их все же недоставало. Нужны были срочные меры по решению вопроса с захоронением. Вырыть требовавшееся количество траншей в короткий срок было невозможно, копить трупы в городе и на кладбищах было нельзя.

3 февраля 1942 г. исполком Ленгорсовета принял решение об использовании под братскую могилу имевшегося на Богословском кладбище песочного карьера, который был заполнен в течение 5-6 дней 60 тысячами трупов людей. Под захоронение были использованы и бомбовые воронки на Богословском, кладбище, в которые захоронено около 1000 трупов. Позже было решено использовать под захоронение часть противотанкового рва, расположенного рядом с песочным карьером с северной стороны, где было тоже захоронено больше 10 тысяч покойников. На северной окраине Серафимовского кладбища имевшиеся 18 волчьих ям, подготовленные как противотанковые препятствия, были использованы под захоронение, и в них было похоронено около 15 000 трупов. Но темпы поступления на кладбища трупов значительно обгоняли быстро нарастающие темпы заготовки траншей, а потому и проведенные мероприятия по использованию под захоронение карьера и волчьих ям не устраняли диспропорции между наличием готовых траншей и завозом на кладбища трупов. На Пискаревском кладбище количество незахороненных трупов, сложенных в штабеля длиною до 180-200 метров и высотою до 2 метров, из-за отсутствия траншей в отдельные дни февраля достигало 20-25 тысяч; на Серафимовском кладбище трупами был забит морг, церковь и часть их лежала просто на кладбище. Штабель трупов (около 5 тысяч) лежал и на Большеохтенском кладбище, там же полностью был заложен трупами морг. На кладбище имени Жертв 9 января в сенном сарае лежало около 3 тысяч незахороненных трупов.

Такое положение на кладбищах длилось до конца февраля 1942 г., т. е. до наступления переломного момента, когда началось, хотя и медленное, но снижение поступления трупов для захоронения на кладбища, в связи со снижением смертности в городе. В еще худшем, чем город Ленинград, положении в части захоронения находился город Колпино, ввиду непосредственной близости к позициям немецко-фашистских войск. У колпинцев возникла мысль о кремации трупов людей в термических печах Ижорского завода, и исполком Ленгорсовета депутатов трудящихся решением СЗ от 27 февраля 1942 г. № 140 разрешил исполкому Колпинского райсовета производить сжигание трупов людей в термических печах. Кремация колпинцами трупов людей в термических печах навела на мысль заместителя председателя исполкома Ленгорсовета т. Решкина, непосредственно руководившего в городе захоронением и весьма много сделавшего в этой области, о возможности использования для кремации трупов предприятий города. Такое предприятие было найдено — это 1-й кирпичный завод Управления промышленности строительных материалов, расположенный на Московском шоссе, д. 8, и 7 марта 1942 г. СЗ исполкома решением № 157-с обязало начальника Управления промышленности стройматериалов т. Васильева организовать. на 1-м кирпичном заводе сжигание трупов, пустив в эксплуатацию одну из тоннельных печей завода к 10 марта 1942 г. и вторую к 20 марта 1942 г. с соответствующим приспособлением вагонеток для кремации трупов. Несмотря на сопротивление старых теплотехников, доказывавших, что в тоннельных печах невозможно создать нужных температур, начальник управления т. Васильев Николай Матвеевич, главный инженер завода т. Мазохин Василий Дмитриевич, главный механик завода т. Дубровин Серафим Александрович с группой рабочих упорно и успешно провели опыты и подготовительные работы и добились положительных результатов. В противовес десятки лет проектировавшемуся крематорию, но так и не построенному, 15 марта 1942 г. в Ленинграде на указанном заводе заработал невиданный в истории и во всем мире крематорий, рожденный мыслью по-фронтовому работавших людей, блокадой и тяжелой обстановкой, в которой находился тогда наш город.

16 марта 1942 г. крематорий принял и успешно кремировал первые 150 трупов, а 29 марта он довел пропускную способность уже до 880 трупов, 18 апреля 1942 г. он кремировал 1425 трупов за сутки, работая уже на 2 печах. В апреле всего подверглось кремации 22 861 труп, в мае 29 764 трупа, а всего До 1 января 1943 г. кремировано 109 925. В качестве топлива используются дрова и сланец.

Работа крематория по сжиганию трупов значительно облегчила дело захоронения и дала возможность в конце марта ликвидировать залежи незахороненных трупов на кладбищах, привести наличие готовых траншей в соответствие с потребностью для захоронения поступающих на кладбища трупов, а с 1 июня 1942 г., благодаря успешной работе крематория и значительному снижению смертности, мы совсем прекратили массовое захоронение трупов людей на кладбищах, и все трупы из больниц, районных моргов и других мест трестом «Похоронное дело» транспортируются в крематорий и предаются кремации. С 1 июня и по настоящее время на кладбищах производится только индивидуальное захоронение.

Проведенное в зимних условиях массовое траншейное захоронение с нарушением по ряду кладбищ санитарных правил при приближении весеннего периода потребовали:

а) проведения срочной работы по подбору в первую очередь с кладбищ незахороненных трупов и перезахоронению неправильно захороненных;

б) упорядочения и изменения способа транспортировки трупов;

в) упорядочения работы районных моргов, замены некоторых помещений и приспособления их всех к приему трупов в весенне-летний период;

г) уточнения структуры управления кладбищами, районными моргами, их штатов и ставок;

д) налаживания учета и оформления документов на поступающие в районные морги трупы.

СЗ исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся 14 апреля 1942 г. приняло решение № 206-с, в котором дало конкретные указания по работе на городских кладбищах в весенне-летний период и устранению нарушений, допущенных при захоронении в зимних условиях, предложило управлению разработать и представить на утверждение штаты и ставки работников районных моргов, предложило начальнику МПВО Ленинграда генерал-майору Лагуткину сформировать специальную роту в 300 человек для обеспечения погрузки и выгрузки трупов, их захоронению и устранению недочетов захоронения, произведенного в зимних условиях.

Приближалась весна и весенне-летнее тепло. Исполком, управление и трест «Похоронное дело» хорошо понимали, что предотвратить возникновение эпидемических заболеваний в результате допущенных санитарных нарушении при захоронении зимой можно было только проведением больших и срочных работ на кладбищах города и в самом городе.

С началом таяния снега на всех кладбищах (особенно много на Волковском, Большеохтенском, Серафимовском и им. Жертв 9-го января) было обнаружено много вытаявших из-под снега гробов с незахороненными трупами. Их нужно было до наступления тепла и разложения убрать, кремировать или захоронить в имевшиеся траншеи. Приказом по Управлению

№ 29 от 15 апреля 1942 г. управляющий трестом «Похоронное дело» был обязан:

а) с утра 16 апреля 1942 г. организовать на всех кладбищах города работу по уборке вытаявших из-под снега и льда трупов и немедленному их захоронению;

б) Для организации этих работ и руководства ими к большим кладбищам в помощь заведующим прикрепить ответственных работников управления треста и нужное количество автомашин;

в) закончить уборку трупов 18 апреля 1942 г. и в этот же срок убрать с кладбища все гробы, одеяла, стружки и другой мусор, которые могли способствовать возникновению эпидемических заболеваний.

В эти три дня все работники треста во главе с управляющим т. Чайкиным, работники кладбищ, около тысячи человек рабочих и работниц фабрик и заводов, мобилизованные исполкомами райсоветов, собрали 12900 трупов-«подснежников», как их тогда называли, их вынимали из гробов, грузили на автомашины и направляли в крематорий, а если он не мог принять — на Пискаревское кладбище для захоронения в имевшиеся там подготовленные траншеи. Оставшиеся гробы и другие принадлежности захоронения тут же на кладбищах на кострах сжигались. Весь день на кладбищах пылали костры, и от них подымался сплошной дым.

Если в конце декабря 1941 г., в те тяжелые дни, исполком допустил возможность захоронения трупов из больниц и госпиталей по спискам с последующим оформлением смертей в органах ЗАГСа, чего больницы и госпитали не делали, то с 15 апреля управлением было тресту и кладбищам категорически запрещено принимать трупы к захоронению без свидетельств о смерти, это внесло порядок в дело учета смертности.

Многое в стихийно возникших и наспех организованных в декабре 1941 г. районных моргах совершенно не годилось к эксплуатации в весенне-летних условиях (в Октябрьском районе доставляемые в морг на Канонерской ул., д. 33, в Кировском районе в больнице им. Володарского, в Ленинском (районе на 12-й Красноармейской ул. — трупы прямо складывались во дворах), у них не было утвержденных штатов и ставок работникам, не было разработано форм регистрации трупов, никаких инструкций, и каждый морг работал по-своему и разным организациям в районе подчинялся.

15 апреля 1942 г. управлением и трестом на основе пункта 13 решения СЗ исполкома от 14 апреля 1942 г. № 206-с было предложено райкоммунотделам — Ленинскому, Василеостровскому, Фрунзенскому, Красногвардейскому, Дзержинскому, Володарскому, Октябрьскому, Свердловскому, Приморскому — в трехдневный срок подобрать другие помещения под районные морги. Помещения были подобраны, преимущественно бывшие церкви, и до 1 мая 1942 г. были приняты по актам специальной комиссией из представителей соответствующих райкоммунотделов, отделения милиции, райгоссанинспекции и треста «Похоронное дело». Была установлена следующая дислокация районных моргов:

1. Василеостровский — ВО, 8-я линия, д. 73

2. Володарский — Кладбищенская ул., Д. 4

3. Выборгский — ул. Батенина, д. 5

4. Дзержинский — канал Грибоедова, 2 (церковь)

5. Куйбышевский — ул. Маяковского, д. 12

6. Красногвардейский — Арсенальная ул., д. 8

7. — Пороховые, Ильинская церковь

8. Ленинский — пр. Красных Командиров (Троицкий собор)

9. Московский — Смоленская ул., д. 11

10. Октябрьский — Канонерская ул., д. 3

11. Петроградский — наб. р. Карповки, д. 2

12. Приморский — Большая Зеленина ул., д. 9

13. Смольнинский — Александро-Невская лавра (часовня)

14. Свердловский — Смоленское кладбище (церковь)

15. Фрунзенский — Лиговская ул., д. 128 (церковь)

16. Кировский — ул. Стачек, 54 (больница им. Володарского)

Установлен строгий санитарный контроль за состоянием моргов, налажена регулярная дезинфекция помещений.

Решением от 29 апреля 1942 г. исполком утвердил разработанные управлением штаты и ставки работникам районных моргов в количестве 204 штатных единиц с месячным фондом зарплаты в 64 600 рублей.

18 мая 1942 г. Управление утвердило им же разработанную инструкцию о работе районных моргов и все формы учета их работы.

Весной и летом трупы должны были вывозиться из районных моргов, из больниц, госпиталей и кремироваться немедленно. Исполком закрепил за трестом «Похоронное дело» 25 автомашин из автотранспортного управления для регулярной вывозки трупов, обязал генерал-майора Лагуткина выделить в каждом районе по одной автомашине в распоряжение районных моргов для сбора из районов трупов и доставки их в районные морги.

В апреле 1942 г. сформирована специальная рота МПВО в 200 человек для погрузки и выгрузки трупов на транспорте, для проведения других срочных работ на кладбищах. Рота размещена в отдельном помещении. Личный состав роты и районных моргов снабжен полностью специальной одеждой и обувью: непроницаемые комбинезоны, резиновые сапоги и перчатки бойцы роты и работники районных моргов получают дополнительно хлеб и водку.

Снижение смертности, проведенные перечисленные выше мероприятия, хорошая работа крематория обеспечили:

а) упорядочение работы районных моргов и возможность гражданам и учреждениям, не имеющим сил и средств для захоронения покойников, сдать их в районный морг;

б) создание достаточного для текущего захоронения покойников запаса траншей;

в) концентрацию вывозки покойников со всего города в одних руках — в тресте «Похоронное дело», ежедневную вывозку из больниц, госпиталей и районных моргов всех трупов на кладбища для захоронения и в крематорий для кремации, хотя в среднем в день в апреле было вывезено 3316 трупов.

В городе уже не стало залежей невывезенных, а на кладбищах незахороненных трупов. Только в отдельных местах в городе обнаруживались трупы, о наличии которых узнавали случайно. Так, например, после того как эвакуировался Эрмитаж, в подвалах его здания было обнаружено 109 трупов. Это умирали работники Эрмитажа, а администрация их складывала в подвале и, уезжая, оставила, никому ничего не сказав.

Зимой 1941/42 г. много индивидуальных захоронений было произведено с грубым нарушением санитарных норм, т. е. на глубине от поверхности земли на 5, 10, 15, 20, 30, 35, 40 и т. д. сантиметров вместо 80 сантиметров.

По приказу управления во второй половине апреля и первой половине мая 1942 г. на всех кладбищах города их работниками под руководством и контролем работников управления треста были обследованы все могилы индивидуального захоронения в осенне-зимний период 1941/42 г. на предмет выявления могил, где захоронение произведено с нарушением санитарных норм и подлежащих перезахоронению. На основе данных обследования была установлена очередность перезахоронений. Перезахоронение покойников проводилось силами работников кладбища и рабочих, привлеченных райсоветами к работам на кладбища в порядке трудповинности, путем углубления могил и опускания покойника, а в отдельных случаях покойника перезахоранивали тут же на кладбище в траншею. Всего за весенне-летний период на кладбищах города было перезахоронено 9173 индивидуально захороненных покойника.

Наступление весенне-летнего тепла и начало процесса разложения захороненных покойников требовали от управления, треста и работников кладбищ повседневного строгого наблюдения за индивидуальными и братскими могилами, тем более что значительная часть их была только слегка присыпана землей. Начались провалы насыпей индивидуальных и братски» могил, обнажение трупов, появление трупного запаха. Это грозило возникновением эпидемических заболеваний. Управление и трест срочно поставили на засыпку братских могил на Пискаревском кладбище два экскаватора типа «Комсомолец», а на другие — людей: всех работников кладбищ, часть личного состава спецроты МПВО и рабочих, мобилизованных райсоветами. В первую очередь были засыпаны все братские могилы с образованием на них холмов, в течение лета насыпи на некоторых могилах оседали несколько раз, их каждый раз подсыпали вновь. К осени 1942 г. были приведены в полный порядок с оформлением надмогильных холмов 17850 индивидуальных и 584 братские могилы. Только на 78 братских могилах на Пискаревском кладбище не были окончательно оформлены надмогильные холмы. Засыпку братской могилы на Богословском кладбище (песочный карьер) по решению СЗ исполкома Ленгорсовета от 17 июня 1942 г. № 309-с производило экскаваторами Управление культурно-бытового строительства. Процесс засыпки длился в течение всего лета, так как по мере разложения трупов насыпанная земля осаживалась. Всего насыпано на эту братскую могилу 15 тысяч кубометров земли, а засыпка далеко не окончена. Особо серьезное значение летним работам на кладбище в части повседневного наблюдения за братскими могилами и поддержанием их в порядке придавалось потому, что подобного нашему опыту массовых захоронений не знает история. А поэтому отдельные специалисты-санврачи — договаривались до того, что процесс разложения может привести к тому, что на отдельных братских могилах могут забить фонтаны массы разлагающихся тел. Разных панических разговоров по этому вопросу было много, а мы, работники «Похоронного дела», считали, что надо не допускать только обнажения трупов при провалах надмогильных насыпей, а остальное пойдет нормально, и мы оказались правыми. После такого массового захоронения город не имел эпидемических заболеваний.

Пережив весьма горький опыт отсутствия запасных траншей для массового захоронения в зиму 1941/42 г., а также имея ввиду продолжавшуюся блокаду, бомбардировки и обстрел города, по ходатайству управления исполком Ленгорсовета решением СЗ от 14 июня 1942 г. № 305-с разрешил тресту в течение лета произвести работы по рытью запасных братских могил. Эту работу в основном проводило 5-е ОСУ. Сейчас каждое кладбище имеет запасные братские могилы, а всего в разных местах 96 братских могил длиною 6620 метров вместимость» на 134 120 покойников.

В заключение нужно сказать, что при всех имевших мест» больших недостатках, вызванных в основном внезапностью возникновения работы по захоронению в невиданных в истории размерах, проведена гигантская работа.

К сожалению, в городе нет организации, которая могла назвать точную цифру умерших в городе Ленинграде людей за период с 1 декабря 1941 г. по 1 июня 1942 г.

Это объясняется тем, что, по неточным данным произведенных кладбищами захоронений, последние в декабре 1941 г. по отношению к ноябрю выросли на 247 %, в январе 1942 г. по отношению к декабрю — на 408 % с лишним, в феврале по отношению к январю — на 108 % с лишним.

Никто к таким размерам смертности и молниеносности ее роста не только не был подготовлен, но никто никогда и не мог мыслить о чем-либо подобном.

К оказанию помощи тресту «Похоронное дело» в проведении захоронений были привлечены исполкомы районных Советов депутатов трудящихся, штаб МПВО города .с его подразделениями, некоторые воинские части, и все они были заняты решением одной основной задачи — как бы захоронить покойников и избежать скопления их в городе и на кладбищах незахороненными.

В органы ЗАГСа за оформлением смертей ходила незначительная часть населения, предприятий и учреждений, так как в начале роста смертности ЗАГСы также оказались неподготовленными к регистрации такого большого количества смертей — создались огромные очереди. В связи с таким явлением, дальнейшим ростом смертности и ослаблением живых, количество желающих оформить в ЗАГСах [и] своими силами захоронить умершего падало, а подбрасывание покойников возрастало, и оформление их через органы ЗАГСа было невозможно. Возможен был учет только на кладбищах, но и здесь работники были заняты в первую очередь тем, чтобы скорее захоронить в большом количестве поступающих на кладбища покойников, а поэтому кладбища тоже, к великому сожалению, не имеют точного учета захороненных.

О масштабах работы по захоронению можно судить хотя бы тому, что с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1942 г., кроме индивидуального, под захоронение занято на кладбищах города и вновь отведенных участках 662 братских могилы протяжением 20233 погонных метра, из них вынуто земли в условиях суровых морозов и промерзания грунта до полутора метров — 60135 куб. метров, не считая занятых под захоронение песочного карьера, противотанкового рва, бомбовых воронок на Богсловском кладбище и волчьих ям на Серафимовском.

По данным кладбищ города, далеко не точным, возможно завышенным, ими за период с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1942 г. захоронено 1 093 695 покойников.

Транспортом городского треста «Похоронное дело» и транспортом других организаций, предоставляемым в распоряжение треста из гражданских госпиталей, больниц, эвакопункта, районных моргов и других, вывезено за период с 1 декабря 1941 г до 1 декабря 1942 г. 444 182 покойника.

По приходе в январе 1942 г. на работу управляющим в трест «Похоронное дело» т. Чайкина П. И. удалось несколько укрепить аппарат треста и кладбищ. При всех больших недостатках в работе треста и кладбищ при проведении этой гигантской работы аппарат треста (под руководством т. Чайкина, его заместителя т. Тибанова) и работники кладбищ провели очень большую и небывало трудную работу, а отдельные работники, руководимые тем, что они работают в осажденном городе-фронте, проявили в работе исключительную самоотверженность. Так например:

1. Начальник штаба отряда МПВО т. Калистратов, инвалид (без одной ноги), в течение более двух месяцев — декабрь, январь и февраль — в эти самые тяжелые дни блокады и работы треста по захоронению самоотверженно, недоедая, засыпая на 2-3 часа в сутки, а иногда и меньше, не уходя домой, руководил работой транспорта по вывозу покойников из города на кладбища. Он часто работал больной, с повышенной температурой. Он сознавал, что уйти было нельзя, так как работы было много, а заменить его было некем.

2. Заведующая Пнскаревским кладбищем т. Валерьянова Антонина Владимировна в течение более 3 месяцев тяжелых бытовых условий жила в конторе кладбища. На этом кладбище одновременно работали в некоторые дни до 700 человек рабочих по рытью траншей и захоронению, в феврале завозилось в день для захоронения до 10 000 покойников. Антонина Владимировна не растерялась, не хныкала, а день и ночь организовывала и руководила работой, в лютые морозы, вьюги, днем, поздно вечером и ночью ее всегда можно было видеть за кипучей работой на территории кладбища или в конторе. Она на деле показала себя как истинная патриотка.

3. Заведующий Серафимовским кладбищем т. Беляевский Алексей Яковлевич пришел на эту совершенно ему незнакомую работу 2 февраля 1942 г., в этот весьма трудный период блокады и разворота больших работ по захоронению на этом кладбище, быстро освоил работу, в течение двух с лишним месяцев не уходя с кладбища, проживая в тяжелых бытовых условиях, не считаясь со временем и здоровьем, организовал и проводил огромную работу, навел на кладбище порядок. Весной и летом в целях предотвращения эпидемических заболеваний провел перезахоронение 2910 индивидуальных могил и привел в порядок 199 братских могил.

4. Спиридонов Иван Алексеевич-заведующий участком) захоронений на правом берегу Невы у Веселого Поселка. В мае 1942 г., будучи направлен на эту для него новую работу исполкомом Володарского райсовета депутатов трудящихся, правильно осознал значение порученной ему работы, быстро ее освоил, сколотил дружный коллектив персонала кладбища, не считаясь со временем и силами, круглыми сутками работал на участке и обеспечивал бесперебойное захоронение. Весной и летом провел большую работу по рытью запасных братских могил и приведению в образцовое состояние захороненных братских могил.

5. Сидоров Павел Михайлович-заведующий Большеохтенским кладбищем, молодой товарищ по возрасту и стажу административной работы. На этом кладбище на одном из первых началось большое индивидуальное и массовое захоронение — с первых чисел декабря 1941 г. Могильщики почти все заболели, и т. Сидоров, собрав остатки работников кладбища, преимущественно женщин, правильно их расставил, правильно понял сам и передал своим подчиненным значение проводимой’ кладбищем работы в условиях блокады и дружно вместе с коллективом работников взялся за эту работу. Провел огромную работу по захоронению 127 братских могил. Весной и летом все братские могилы привел в порядок, произвел перезахоронение 2594 индивидуальных могил. В течение декабря, января ‘и февраля, почти не уходя с кладбища, самоотверженно работал, не считаясь со временем и здоровьем.

Руководимые высоким сознанием долга, в тяжелых условиях, не считаясь с суровыми морозами, недоеданием, хорошо работали, отдавая все свои силы следующие работники кладбищ:

По Волкову кладбищу:

1. Кузьмина Анна Васильевна

2. Лобанова Матрена Матвеевна

3. Федорова Мария Ивановна

4. Кудрявцева Пелагея Дмитриевна

5. Даниленко Сергей Семенович

6. Шишов Михаил Никитич

По Большеохтенскому кладбищу

1. Алексеев Андрей Алексеевич

2. Горячева Феодосия Харитоновна

3. Егорова Екатерина Ивановна

4. Хмелинская Клавдия Кузьминична

5. Алексеева Елена Никитична

Тов. Ефимов работал до полного истощения и, несмотря на отсутствие сил, ходил на работу до последнего дня жизни. В последний день жизни был на работе, пошел домой и, не дойдя до квартиры, умер на лестнице своего дома.

По Богословскому кладбищу

1. Меленкова Мария Ивановна

2. Самсонова Ксения Никифоровна

3. Меленков Павел Александрович

4. Андрюшов Алексей Алексеевич

5. Бужинский Виктор Иванович — работал до полной потери сил и истощения, в результате чего умер.

По Серафимовскому кладбищу

1. Филатова Наталья Васильевна

2. Тимофеева Татьяна Григорьевна

3. Лаврова Фекла Исаевна

4. Петухова Мария Алексеевна

Отдельные работники кладбищ, учитывая важность и срочность проводимой работы, работали до последних сил. Некоторые могильщики, вырыв с неимоверным напряжением сил могилу, не в силах были без посторонней помощи из нее выбраться или, опуская покойника в могилу, падали за ним сами.

Имели место случаи, когда могильщики Волкова кладбища Зуев, Новиков, Митькин, Дмитриев и Ковшов умерли на кладбище, на работе. Один из них вырыл могилу, лег на дно ее отдохнуть и больше не встал — умер.

Все это показывает, что работники кладбищ, невзирая на трудности, считали своим долгом перед родиной отдать все свои силы и жизнь за порученное им дело.

Но масштабы работы были таковы, что одним работникам кладбищ и аппарата треста эту работу без помощи исполкомов райсоветов, штаба МПВО, воинских частей и стройорганизаций провести было нельзя. Существенную роль в деле упорядочения работы по вывозу из города покойников и их захоронению сыграли исполкомы райсоветов: Красногвардейского, Московского, Василеостровского, Володарского и Приморского. Они взяли под непосредственный контроль работу кладбищ и повседневно помогали им рабочей силой, инструментом и транспортом.

Очень большую работу по вывозке покойников из города на кладбища, рытью братских могил и захоронению провели подразделения МПВО под руководством [начальника] МПВО генерал-майора Лагуткина и начальника .штаба майора Трегубова.

Из общего очень большого числа личного состава подразделений МПВО следует особо отметить хорошую работу следующих товарищей:

1. Типкин Георгий Иванович — начальник дегазационной команды МПВО участка. В период зимы 1941/42 г. все время работал по рытью траншей в тяжелых условиях при морозе 30-35°. Работы выполнял в срок, за что имеет благодарность от начальника МПВО города Ленинграда.

2. Зуев Василий Дмитриевич — боец участкового формирования МПВО. Всю зиму 1941/42 г. работал на земляных работах по рытью траншей, выполняя нормы на 150-200 %. Дисциплинированный, преданный делу боец.

3. Петров Николай Яковлевич и

4. Алексеев Александр Григорьевич — начальники штаба МПВО Приморского района — дисциплинированные, энергичные, волевые командиры. За весь зимний период 1941/42 г. формирования МПВО работали по рытью траншей под их непосредственным руководством. В результате район отлично справился с возложенными задачами.

5. Устьянцев Иван Николаевич — начальник штаба МПВО Красногвардейского района. В период зимы 1941/42 г. формирования МПВО работали на земляных работах по рытью траншей под его руководством и при его непосредственном участии. Район отлично справился с заданными работами.

6. Медведева Мария Афанасьевна — командир подрывного взвода 1-й роты штаба МПВО Ленинграда. В период зимы 1941/42 г. работала на земляных работах по рытью траншей. Тов. Медведева четко и быстро выполняла задания командования, показывала пример мужества бойцам своего взвода. В неимоверно трудных условиях работниками кладбищ при большой помощи исполкомов районных Советов депутатов трудящихся, подразделений МПВО и стройорганизаций проведена в течение года войны и блокады гигантская, невиданных масштабов работа по захоронению.

Результат работы был достигнут хороший — город и его население, пережив небывалые лишения, после такого массового захоронения с нарушением санитарных норм избежали эпидемических заболеваний.

Начальник УПКО исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся

А. Карпушенко

Источник статьи

 

Метки: , ,

Фактическая сторона помощи по ленд-лизу.


Словосочетание ленд-лиз (lend-lease) происходит от английских слов: lend – давать взаймы и lease – сдавать в аренду. В предлагаемой читателям статье кандидата исторических наук П. С. Петрова изложены взгляды американских политических и военных деятелей, а также даны оценки западных исследователей, почерпнутые из различных источников США, по вопросам советско-американского сотрудничества в рамках ленд-лиза, во многом определявшего политику по отношению к советскому союзнику в период минувшей войны.

Согласно устоявшемуся мнению, осуществляя поставки воюющим против Германии сторонам, Соединенные Штаты Америки руководствовались в первую очередь собственными интересами – защитить себя руками других и максимально сохранить собственные силы. Вместе с тем монополистическая буржуазия США преследовала определенные экономические цели, имея в виду, что поставки по ленд-лизу будут способствовать значительному расширению производства и ее обогащению за счет правительственных заказов.

Стремясь избежать предвзятости в оценках этого важного этапа сотрудничества между двумя странами и познакомить читателя с мнением оппонента из США, редакция обратилась с просьбой прокомментировать работу П. С. Петрова к послу Соединенных Штатов Америки в Советском Союзе господину Дж. Мэтлоку.

Господин посол не счел для себя возможным участвовать в обсуждении этой статьи, однако нашел иной путь, чтобы помочь редакции. Он предоставил через атташе по вопросам обороны при посольстве США в СССР бригадного генерала Грэгори Г. Гована адрес профессора Колумбийского университета Джона Н. Хазарда, принимавшего непосредственное участие в осуществлении программы ленд-лиза. Кроме того, господин Мэтлок любезно согласился оказать содействие в пересылке рукописи в Соединённые Штаты Америки и передаче её обратно в редакцию с комментариями к ней профессора Джона Н. Хазарда.

В этой связи мы выражаем сердечную благодарность послу США и СССР господину Мэтлоку, атташе по вопросам обороны при посольстве США и СССР бригадному Грэгори Г. Говану за оказанные внимание и помощь.

Мы очень признательны также господину Джону Н. Хазарду за проделанную работу, изложение своей точки зрения на исследуемую проблему. Редакция уверена, что только разноплановый подход к рассматриваемым вопросам позволит выявить и устранить многие неясности, «белые пятна» в истории нашей Родины, вскрыть истинный характер взаимоотношений СССР с другими странами и народами, в частности с США, во время второй мировой войны. Поэтому мы планируем и впредь привлекать представителей различных заинтересованных сторон к обсуждению на страницах нашего журнала принятых к печати новых публикаций. Закон о ленд-лизе (официально он назывался «Акт содействия обороне США») был принят американским конгрессом 8 марта 1941 года. Первоначально он распространялся на Великобританию и ряд других стран, против которых воевала Германия.

Согласно этому акту глава государства получал полномочия передавать, обменивать, сдавать в аренду, отдавать взаймы или поставлять иным способом военную технику, оружие, боеприпасы, снаряжение, стратегическое сырье, продовольствие, предоставлять различные товары и услуги, а также информацию правительству любой страны, «оборону которой президент посчитает жизненно важной для обороны Соединенных Штатов»1.

Государства, получавшие помощь по ленд-лизу, подписывали с правительством США соглашения. По ним поставленные машины, различная военная техника, оружие, другие предметы, уничтоженные, утраченные или потребленные во время войны, не подлежали оплате после ее окончания. Оставшиеся же после войны товары и материалы, которые можно было использовать для гражданского потребления, полагалось оплатить полностью или частично на основе предоставленных Америкой долгосрочных кредитов. А военные материалы Соединенные Штаты могли потребовать возвратить обратно, хотя, как писал А. А. Громыко, бывший послом СССР в США в 1943 – 1946 гг., американское правительство неоднократно заявляло, что оно не будет пользоваться этим правом.

Важно отметить, что страны, заключавшие соглашения с США, в свою очередь принимали на себя обязательства «содействовать защите Соединенных Штатов» и оказывать им помощь материалами, которые имелись у них, предоставлять различные услуги и информацию2. США, таким образом, получали встречный, или обратный, ленд-лиз: станки, зенитные пушки и амуницию, оборудование для военных заводов, а также различные услуги, военную информацию, стратегическое сырье, драгоценные металлы и пр.

Поставляя военную технику и материалы воюющим против Германии странам, США преследовали в первую очередь свои корыстные интересы. Об этом свидетельствуют многие американские авторы, ибо правительство предоставляло ленд-лиз как альтернативу войне. К примеру, Р. Доусон писал, что в конгрессе США и стране в конце октября 1941 года сложилось твердое убеждение, несмотря на нейтралистские, изоляционистские и даже антисоветские настроения, что «доллары, даже переданные Советской России, являлись гораздо более благоприятным вкладом, чем посылка американской армии»3. С другой стороны, поставки товаров способствовали расширению производства и получению больших прибылей. Таким образом, расчетливость, положенная в основу ленд-лиза, являлась характерным признаком всех видов помощи и политики США в войне, что особенно отчетливо проявилось в отношениях с СССР.

Правительство США, заявившее после нападения на СССР 22 июня 1941 года фашистской Германии и ее сателлитов, что оно намерено оказать ему помощь, тем не менее, прежде чем сделать это, ряд месяцев уясняло для себя, какова «способность России к сопротивлению», а затем уже определило свою позицию.

США исходили из того, какую опасность Германия представляет прежде всего для них и будут ли Великобритания и США в состоянии продолжать управлять миром или же Германия и Япония займут их место. Они понимали, что победа Германии в войне против СССР обернется «катастрофой первейшего значения для Англии и Америки», потому что в случае установления контроля над всей Европой и Азией третий рейх «будет угрожать Соединенным Штатам с обоих берегов»4. Вместе с тем их волновал и такой вопрос: «Предположим, что мы окажем помощь России и она победит Гитлера, кто будет доминировать в Европе..?» 5

Только просчитав все за и против, американское руководство приняло решение об оказании помощи СССР. Через неделю после начала боевых действий на восточном фронте при госдепартаменте США был создан специальный комитет из представителей различных служб, подготовивший небольшой список товаров, в том числе и военных, для экспорта в СССР. Советская сторона получила возможность закупать материалы за наличный расчет. Однако на пути этого начинания сразу встали волокита и бюрократические препоны, ибо различные ведомства, пересылая заявки СССР друг другу, долго спорили о том, как заполучить русское золото.

Вместе с тем США, признавая, что русские защищают и Америку, считали нужным заверить нашу страну в желании помочь, так как учитывали и необходимость иметь дружественную Россию в японском тылу. С этой целью руководящие деятели США начали наезжать в Москву. Первым приехал помощник президента Гарри Гопкинс, уяснивший обстановку в СССР и его возможность выстоять против Гитлера. На основе анализа полученной им информации президент убедился, «что помощь русским – это удачно потраченные деньги»6

В переговорах Гопкинса со Сталиным в конце июля 1941 года было определено, что Красная Армия особенно нуждается в зенитных орудиях, крупнокалиберных пулеметах, винтовках, высокооктановом авиационном бензине и алюминии для производства самолетов. Эти запросы США оценили как незначительные, тем не менее удовлетворить не спешили. «После начала войны с Россией прошло почти шесть недель, но мы практически ничего не сделали, чтобы доставить им необходимые материалы», – записал Рузвельт в одном документе. Кроме того, он считал, что самолеты, предназначенные для продажи Советскому Союзу, не обязательно должны быть последних моделей, а поставки могли носить «символический характер». Бывший министр внутренних дел США Г. Икес писал, что по заявке на 3000 бомбардировщиков отправлены были только пять7.

С июня по август 1941 года в СССР было поставлено лишь 128 т купленных за наличный расчет материалов. Шел третий месяц войны, а США поставляли нам только инструменты и промышленное оборудование, закупленные ранее. Положение не изменилось и спустя несколько месяцев. Как свидетельствует Г. Икес, американское руководство стремилось к тому, «чтобы русские передали нам все свое золото, которое пойдет на погашение за поставки товаров, пока (оно) не будет исчерпано. С этого момента мы применим к России закон о ленд-лизе»8. В уплату за поставки СССР передавал Соединенным Штатам также стратегическое сырье – марганец, хром, асбест, платину и др.

Надо считать, что Англия раньше США начала реальные поставки военных материалов Советскому Союзу, ибо 6 сентября 1941 года У. Черчилль сообщил о первых ограниченных поставках СССР на условиях, аналогичных американскому ленд-лизу

1 октября 1941 года в Москве был подписан представителем президента США А. Гарриманом первый протокол о поставках сроком на 9 месяцев – до 30 июня 1942 года. Стоимость импортируемых товаров составляла 1 млрд. долларов. Для оплаты предоставлялся беспроцентный кредит, который должен был начать погашаться через 5 лет после окончания войны – в течение 10 лет. 7 ноября 1941 года, то есть через четыре с половиной месяца после нападения Германии на СССР, Рузвельт подписал наконец документ на основании принятого конгрессом разрешения о распространении закона о ленд-лизе на Советский Союз.

Первые поставки из США датируются октябрем 1941 года. В этот год СССР получил различного вооружения и военных материалов на 545 тыс. долларов, что составляло менее одной десятой процента общей стоимости американских поставок в другие страны. Кроме того, СССР закупил товаров за наличный расчет на сумму 41 млн. долларов. До конца 1941 года США поставили СССР 204 самолета вместо 600, предусмотренных по протоколу, 182 танка вместо 750. По признанию Гарримана, США выполнили лишь четвертую часть взятых ими обязательств по первому протоколу. Все это делалось с целью не столько помочь СССР, сколько удержать Россию в состоянии войны, сохранить фронт на значительном удалении от американской территории при наименьших людских потерях и свести до минимума непосредственные военные материальные затраты. В период боевых действий под Москвой в конце 1941 года американское оружие только начало поступать. Фронт обеспечивался вооружением советского производства, выпуск которого после эвакуации предприятий страны с запада на восток с лета 1942 года стал неуклонно возрастать.

В феврале 1942 года Рузвельт авансировал второй миллиард долларов и пожелал пересмотреть условия предоставления кредита, а затем написал Сталину и о планируемом использовании американских вооруженных сил. Эти вопросы обсуждались в Вашингтоне во время визита Молотова в США в мае 1942 года. Был подготовлен второй протокол на один год, согласно которому первоначально намечалось поставить 8 млн. т материалов. Однако президент, ссылаясь на необходимость обеспечения обещанного, но не открытого в 1942 году второго фронта, сократил объем поставок до 2,5 млн. т. Подписанное «Соглашение между СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии» предусматривало распространение на Советский Союз режима наибольшего благоприятствования и регулировало вопросы, связанные с поставками. США отказывались от формального требования оплаты кредитования и переводили ленд-лиз для СССР на ту же основу ленд-лиза, что и для Англии.

Надо сказать и о качестве американской техники, ее пригодности для ведения боев. Сталин в переписке с Рузвельтом отмечал, что американские танки очень легко горят от противотанковых ружей, попадающих сзади и сбоку, потому что они работают на высокосортном бензине. Он писал также, что советская сторона готова временно полностью отказаться от поставок танков, артиллерии, боеприпасов, пистолетов и прочего, но крайне нуждается в увеличении поставок самолетов-истребителей современного типа, но не самолетов «Китихаук», которые не выдерживают борьбы с немецкими истребителями. Отдавалось предпочтение истребителям «Аэрокобра», однако выяснилось, что они часто срываются в штопор, а это не вызывало у самих американцев желания летать на них и рисковать жизнью. Маршал Г. К. Жуков тоже писал, что танки и самолеты из США не отличались высокими боевыми качествами.

В 1942 году в СССР было поставлено: 2505 самолетов, 3023 танка, 78 964 единицы автотранспорта. 12 проц. общего количества отправленной техники составили ее потери в пути к нашей стране (именно столько было потоплено ее в море, из-за чего прекращались поставки весной и летом). В том же 1942 году Советским Союзом было произведено 25 436 самолетов и 24 446 танков.

После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом в феврале 1943 года, вклад в который союзников был незначительным, наступил коренной перелом в войне и США немного увеличили поставки военной техники.

Весной 1943 года США и Англия решили приостановить отправку конвоев с грузами в советские северные порты Мурманск и Архангельск, мотивируя это подготовкой к операции против Италии, высадке на ее территории. В результате к концу действия второго протокола было недопоставлено 1,5 млн. т грузов. Только к концу ноября, после восьмимесячного перерыва, прибыл северным маршрутом очередной конвой. Таким образом, и в битве под Курском летом 1943 года участвовала боевая техника почти целиком отечественного производства.

1 июля 1943 года вступил в силу третий протокол. К поставкам в Советский Союз подключилась Канада, более активное участие стала принимать в них Великобритания. К этому времени потребности СССР несколько изменились. Больше требовалось транспортных средств, средств связи, одежды, медицинского оборудования, взрывчатки и продовольствия, чем танков, орудий, боеприпасов.

Помощь Советскому Союзу, несмотря на задержку в середине 1943 года, увеличилась в целом за год до 63 проц. по сравнению с 1942 годом.

Что касается подвоза продуктов питания, а некоторые американские авторы, доказывая решающую роль США в снабжении Советской Армии, делают упор именно на это, то и здесь не все обстояло благополучно. По обещанию Рузвельта, в 1943 году поставки продовольствия должны были составить 10 проц. общего числа произведенных в США продуктов. В первые шесть месяцев года в поставках Советскому Союзу продовольствие составляло лишь одну треть. Отсюда следует, что СССР получил чуть более 3 проц. того продовольствия, что было произведено в США. Могло ли это сыграть важную роль для такой крупной страны, как СССР?

За 1941 – 1944 гг. наша страна получила из США, Канады и Великобритании по ленд-лизу 2 млн. 545 тыс. т продовольствия. При этом Советскому Союзу пришлось с 1944 года кормить ограбленные и разоренные фашистами как западные области СССР, так и страны Восточной Европы, освобожденные Советской Армией.

Однако в Советском Союзе ценили помощь союзников, тем более что с лета 1943 года американскую военную технику и различное оборудование все чаще можно было видеть на фронтах Советской Армии. Американские военные поставки базировались на возросшем к тому времени производстве в США (на 35 проц. по сравнению со средними показателями 1935 – 1939 гг.). По третьему протоколу в 1944 году поставлялись известные и очень нужные СССР грузовики и другие автомотосредства, различные металлы, машины и оборудование, горюче-смазочные материалы, паровозы, рельсы, вагоны.

В начале 1944 года начались переговоры о содержании четвертого протокола поставок. Хотя Рузвельт считал СССР главным фактором, обеспечивающим разгром фашизма, в США все большее влияние приобретали силы, тормозившие поставки, выступавшие за пересмотр отношений с Советским Союзом, поскольку кризис в войне с Германией был преодолен. В конгрессе опасались, что некоторые поставленные материалы, техника, оборудование могут быть использованы нашей страной для восстановления хозяйства после войны.

2 мая 1945 года, т. е. после смерти Рузвельта (в апреле), группа лиц в администрации США, в которую входили, в частности, заместитель госсекретаря Дж. Грю и руководитель иностранной экономической администрации Л. Кроули, настаивавшая на ограничении и даже прекращении поставок Советскому Союзу, воспользовавшись тем, что президентом страны стал антисоветски настроенный Г. Трумэн, доложила ему это свое мнение. А 10 мая было принято решение о пересмотре политики в отношении СССР, выраженное в меморандуме. Согласно этому документу поставки по ленд-лизу разрешались лишь для военных операций против Японии. Закупки других материалов возможны были только за наличный расчет. Поставки Советскому Союзу после капитуляции Японии в августе 1945 года окончательно были прекращены

«Такая политика перемен явилась одним из многих предвестников нового периода в советско-американских отношениях»9. Поэтому очевидно, не случайно в США ряд исследований, связанных с прекращением ленд-лиза, включают понятие «холодная война».

Прервав поставки по ленд-лизу, США подписали с СССР в октябре года соглашение о продаже ему в кредит заказанных ранее товаров. Но в январе 1947 года американское правительство прекратило поставки и по этому соглашению.

Подводя итоги помощи, оказанной нашей стране Соединенными Штатами, Великобританией и Канадой, необходимо отметить, что удельный вес их поставок составил по отношению к отечественному производству только около 4 проц. Всего за время войны в советские порты прибыло 42 конвоя, а из СССР было отправлено 36. По американским источникам, отличающимся показателями, за период с 1 октября 1941 по 31 мая 1945 года в СССР было направлено 2660 судов с общим объемом грузов 16,5 – 17,5 млн.т, из которых к месту назначения доставлено 15,2 – 16,6 млн.т (77 судов с 1,3 млн. т груза погибли в море). В стоимостном выражении поставки Советскому Союзу, транспортные издержки и услуги составили 10,8 – 11,0 млрд. долларов, то есть не более 24 проц. общего числа долларов, израсходованных США на помощь по ленд-лизу всем странам (более чем 46 млрд.). Эта сумма равна примерно 13 проц. всех военных затрат США, из которых на долю помощи восточному фронту приходилось всего 3,3 проц. За время войны СССР получено: 401,4 тыс. автомашин и 2 млн. 599 тыс. т нефтепродуктов, 9,6 тыс. орудий (то есть около 2 проц. объема производства этого вида оружия в нашей стране в количестве 489,9 тыс. артиллерийских орудий), 14 – 14,5 тыс. самолетов (с учетом потерь при перевозках – около 10 проц. общего числа, равного 136,8 тыс. самолетов, выпущенных советской промышленностью), танков и САУ – 12,2 тыс., или 12 проц. (по другим данным 7 тыс., или 6,8 проц.), против 102,5 тыс. танков и самоходных установок советского производства, 422 тыс. полевых телефонов, свыше 15 млн. пар обуви, около 69 млн. м2 шерстяных тканей, 1860 паровозов (6,3 проц. общей численности паровозного парка СССР), 4,3 млн. т продовольствия, что составляло примерно 25 проц. общего тоннажа поставок.

«Наши поставки, – признает руководитель военной миссии генерал Дин, – может, и не выиграли войну, но они должны были поддержать русских»10.

После окончания второй мировой войны между СССР и США начались переговоры об урегулировании расчетов по ленд-лизу, поскольку американское правительство продолжало стремиться к получению максимальной выгоды в виде платежей или возмещению товаров натурой. Первоначально администрация оценила свои претензии в 2,6 млрд. долларов, но в следующем году снизила сумму до 1,3 млрд. долларов. В этих претензиях проявилась дискриминация Советского Союза, ибо, например, Великобритания, получившая в два раза большую помощь, должна была выплатить лишь 472 млн. долларов, т. е. около 2 проц. стоимости военных поставок

Наконец 18 октября 1972 года было достигнуто соглашение об урегулировании вопроса о ленд-лизе. Советский Союз должен был выплатить 722 млн. долларов при условии предоставления ему американской стороной режима наибольшего благоприятствования в торговле с США, а также экспортных кредитов и гарантий. Однако в связи с неприемлемой для СССР позицией, которую после этого заняли США по достигнутым договоренностям, реализация соглашения остается незавершенной.

Надо сказать, что США сильно обогатились на войне. Их национальный доход к концу войны в полтора раза превысил довоенный. Общая мощность промышленного производства по сравнению с 1939 годом увеличилась на 40 проц. Потери же Советского Союза в той войне достигли 485 млрд. долларов (военные расходы США составили примерно 330 млрд. долларов).

1 – Leckie R. The Wars of America. – New York. Evanston and London, 1968. – P. 719.
2 – Leighton R. M. and Coakley R. W. Global Logistics and Strategy. 1940 – 1943. Washington, 1955. – P. 259.
3 – Dawson R. H. The Decision to Aid Russia, 1941. Chapel Hill, 1959. – P. 287.
4 – The New York Times. – 1941. – June. 26. – P. 18.
5 – Wall Street Journal. – 1941. – June. 25. – P. 4.
6 – Kimball W. F. Churchill and Roosevelt. The Complete Correspondence I. Alliance Emerging. October 1933. – November 1942. – Princeton, New Jersey, 1984. – P. 226.
7 – Ickes H. L. The Secret Diary. – Vol. 3. – New York, 1954. – P. 595.
8 – Ibid. – P. 620.
9 – Leighton R. M. and Coakley R. W. Global Logistics and Strategy. 1943 – 1945. Washington, 1968. – P. 699.
10 – Deane J. R. The Strange Alliance. – New York, 1947. – P. 95.

П. С. Петров
Кандидат исторических наук

Продолжение читайте на следующей странице

Продолжение

«…На защиту американских интересов»

Статья П. С. Петрова является серьёзной работой, основанной на изучении большого количества разнообразных источников, касающихся программы помощи Советскому Союзу по ленд-лизу в период 1941 – 1945 гг. Поэтому, мне кажется, нет необходимости насыщать материал дополнительными статистическими данными, характеризующими количественную сторону поставок, а также обращаться к мемуарам, рассказывающим о том периоде. Моим вкладом, по-видимому, мог бы быть обзор некоторых деталей, обстоятельств, относящихся как к разработке этой программы, так и к ее реализации, ознакомление широкой аудитории с размышлениями тех людей, которые претворяли ее в жизнь, управляли механизмом ее осуществления.

Полагаю, что теперь вряд ли кто-нибудь в США возьмется утверждать, что поставки оборудования и продовольствия по ленд-лизу явились основным фактором, обеспечившим победу советского народа и Красной Армии в этой войне. Тем не менее у американцев, занимающихся вопросами ленд-лиза, сохранилось чувство большого удовлетворения от сознания того, что поставляемые грузы помогали заполнить бреши в снабжении советского народа и его Вооруженных Сил. Многие из проблем, стоявших тогда перед СССР, нашли отражение в статье. Как нам представлялось, наибольшую потребность Советский Союз испытывал в транспортных средствах, средствах связи и продовольствии. Мы понимали, что до Сибири трудно добраться из европейской части Советского Союза и что грузы, направляемые из США через Тихий океан в Магадан, освободят советское руководство от необходимости осуществления перевозок из западной части в восточные районы страны. Данные по объемам и стоимости поставок из США вряд ли смогут отразить степень важности такого рода помощи в войне.

Автор правильно указывает, что в начале осуществления программы в 1941 – 1942 гг. поставки в значительной степени не соответствовали запросам, сроки их осуществления срывались. Возможно, здесь уместно будет привести высказывание начальника штаба Джорджа К. Маршалла, услышанное мною во время встречи с нашими советскими коллегами, не верившими заверениям, что в тот момент у нас не было нужных им товаров и оборудования. Маршалл заявил, что американские военные оказались совершенно неготовыми к войне. Безусловно, советским представителям было трудно поверить, что передовая нация располагает столь незначительными запасами и не может поделиться даже с друзьями. Но следует констатировать, что это действительно имело место: запасов не хватало. Отсюда становится понятно, почему военные ведомства противились передаче этих скудных запасов даже после того, как сам президент Франклин Д. Рузвельт, будучи одновременно верховным главнокомандующим, приказал начать поставки.

Был и другой сдерживающий фактор, о котором также необходимо упомянуть. Историки знают, что в период с Русской революции (Великой Октябрьской социалистической революции. — Ред.) 1917 года по 1933 год между СССР и США не было официальных дипломатических отношений. Эта задержка в признании очевидного факта существования Советского правительства и осуществления им контроля над всей территорией государства была вызвана тем, что американская администрация и конгресс, а возможно, и большинство американцев опасались, что советские коммунисты могут посредством Коммунистической партии США разрушить американскую политическую систему.

Президент Рузвельт высказал эту мысль в 1933 году во время встречи с М. Литвиновым при обсуждении вопроса о налажи¬вании дипломатических отношений между двумя странами. Он же был автором законопроекта, в котором требовалось «предупреждать попытки осуществления всеми лицами, состоящими на государственной службе во всех государственных учреждениях и организациях, а также органах, находящихся в их прямом или косвенном подчинении, включая организации, получающие от них финансовую помощь, любых актов, открытых или тайных, имеющих целью нанесение вреда спокойствию, процветанию, порядку и безопасности как всех США, так и любой их части, территориям или владениям, равно как и любых попыток подстрекательства или вооруженного вмешательства, ведения агитации, пропаганды, имеющих целью нарушение территориальной целостности США, их территорий или владений или осуществление изменений с помощью силы политической и социальной системы как во всех США, так и в их какой-либо части, территориях или владениях».

В дополнение к данному документу был принят еще один законопроект, касающийся деятельности Коминформа. (Очевидно, здесь и далее автор имеет в виду Коминтерн. — Ред.) Он гласил: «Не разрешать формирования или размещения на территории США любой организации или группы, а также их представителей, претендующих на роль правительства США, их владения и территории; не создавать, не субсидировать, не поддерживать или не разрешать на их территории деятельность военных организаций или групп, имеющих целью борьбу против США, их территорий или владений, а также пресекать попытки вовлечения в эти организации или группы новых членов».

Далее следовало: «Не разрешать формирования или размещения на территории США любой организации или группы, а также пресекать деятельность на их территории любой организации или группы или их представителей, имеющих целью свержение законного правительства или насильственное изменение политической и социальной системы в США или в любой их части, территориях или владениях».

Эти меры, принятые президентом по обеспечению безопасности, являлись гарантом ограждения США от того, что понималось под деятельностью Коминформа. Проведение в 1935 году съезда Коминформа, в работе которого принимали участие и представители Компартии США, вызвало сильное раздражение у президента Рузвельта. Он выразил [Советскому Союзу] свой протест через госсекретаря. В ответе [советской стороны] указывалось, что приведенные выше документы не имеют никакого отношения к деятельности Коминтерна, к тому же Советский Союз не отвечает за его действия. Безусловно, президент, госсекретарь и американский народ не могли равнодушно воспринять эту отповедь, имея в виду все то, что было известно об организации и деятельности Коминтерна.

К моменту, когда нацистские армии напали на СССР в июне 1941 года, американское руководство было пропитано духом недоверия к намерениям Сталина, усугубленного заключением с Гитлером пакта о ненападении, который, по мнению многих, если не большинства американцев, имеющих различные политические взгляды, позволил Гитлеру вторгнуться в Польшу, не опасаясь противодействия со стороны Сталина. Безусловно, не только эти опасения и неуверенность в сталинской политике являлись факторами, сдерживающими начало осуществления поставок вопреки указанию Рузвельта. Дух недоверия к СССР периодически проявлялся в течение всей войны и сыграл немаловажную роль при принятии решения о прекращении поставок по ленд-лизу вскоре после окончания боевых действий.

Американский посол в Москве Гарриман и преемник Рузвельта Гарри Трумэн оценивали ход событий, происходивших после Ялтинской конференции, как следствие принятого Сталиным решения об экспансии в Восточную Европу. И безусловно, ни один из американских политических деятелей не осмелился бы сделать шаг, который мог быть расценен как угроза безопасности США, опирающейся в свою очередь на безопасность Западной Европы.

Автор статьи обвиняет президента и администрацию США в нежелании пойти навстречу послевоенным запросам советского руководства оказать влияние на правые силы и отдельные антисоветски настроенные личности. Безусловно, в плюралистическом обществе, подобном американскому, находились и такие деятели, которые пытались убедить американское руководство в возможности отбросить опасения относительно коммунистической угрозы Америке. Увы, они не были реалистами, гражданами, обладавшими здравым рассудком. Руководство США видело, что происходит в Восточной Европе, и считало свои опасения оправданными.

Другим сдерживающим моментом, помимо психологического, вызванного тревогой за свое будущее, было опасение, что отправляемые грузы могут не всегда дойти до СССР. Автор (П. С. Петров. — Ред.) приводит статистические данные потерь судов, перевозящих грузы по ленд-лизу в Мурманск. Этот фактор оказывал очень большое влияние на аппарат управления по ленд-лизу. Многие моряки торгового флота и их семьи знали о жертвах нападения нацистских подводных лодок. Временами людские и материальные потери были столь велики, что общественность не могла этого больше выносить, и поставки приостанавливались.

С целью преодоления этих трудностей было принято решение о строительстве железной дороги от побережья Персидского залива до Советского Азербайджана. Лишь те, кто знает о низком уровне экономического развития Ирана в тот период и горном ландшафте его территории, где прокладывалась железная дорога, смогут по достоинству оценить удивительный подвиг, совершенный инженерами под руководством генерала Коннолли. И все же из-за большой жары, приводившей в негодность товары, особенно продовольствие, осуществление перевозок по этой линии было чрезвычайно затруднено.

Третий маршрут был открыт через Тихий океан – из Сиэтла в Магадан. Этот путь был тоже опасным не только из-за возможных атак японцев, но и жестоких штормов, бушевавших в северной части Тихого океана. Несколько судов с грузами было разбито гигантскими волнами и погибло вместе со своими командами. Эти происшествия приводили в уныние персонал, занимающийся работой по ленд-лизу. И безусловно, нельзя, исходя из статистических данных, свидетельствующих о задержках поставок, по достоинству оценить старания моряков и инженеров, стремящихся доставить грузы в назначенное время.

В последующем в американских правительственных кругах началась полемика относительно целесообразности поставок оборудования для предприятий, выпускающих продукцию в помощь восстановлению СССР после войны. Безусловно, никто не мог сказать точно, когда кончится война. Советские представители в Вашингтоне подали заявки для предприятий, строительство которых, по мнению американских специалистов, во время войны было нежелательным. Были колебания и относительно предложения о закупке этих предприятий в рамках ленд-лиза. После проведения консультаций с членами конгресса экономисты пришли к заключению, что теперь наиболее важное значение начинает приобретать вопрос о ценах. Пока советские войска воевали против нацистов и японцев, можно было с большим основанием полагать, что конгресс выделит средства на расходы по ленд-лизу. Но можно ли было с уверенностью утверждать, что конгресс продолжит выделение ассигнований и после окончания войны? Этот вопрос обсуждался в высших эшелонах власти, где в конце концов и было принято решение, о чем свидетельствует автор, об отклонении конгрессом предложения американского правительства о продолжении ленд-лиза. Правильным является утверждение о том, что Рузвельт со своим советником Гарри Гопкинсом нашли в 1941 году благовидный предлог для обоснования необходимости оказания помощи, утверждая, что войну невозможно выиграть без участия СССР. Это удалось, возможно, и потому, что они объясняли свои предложения в конгрессе в первые годы войны заботой об американских интересах. Их мысли всегда были направлены на защиту американских интересов. Но вряд ли можно было предполагать, что конгресс также будет усматривать наличие американских интересов и после окончания войны.

В статье приведены сравнительные данные американского сотрудничества с Англией. Для тех, кто знает Америку и ее историю, безусловно, понятно, что вопрос о взаимоотношениях США с Англией с колониальных времен занимает особое место. Безусловно, на такие чувства со стороны американцев русский народ вряд ли мог рассчитывать. Учитывая родственный характер взаимоотношений между двумя странами, легко понять, почему американский президент считал нормальным явлением обсуждение с англичанами любых проблем, и в частности вопроса об оказании гуманной помощи после окончания войны.

Спустя такой большой промежуток времени, особенно после заметного сдвига в развитии отношений между нашими странами, происшедшего в результате проведения серии встреч президента Рейгана с Генеральным секретарем М. С. Горбачевым, сложно восстанавливать истинный характер отношений периода 1945 – 1946 гг. Некоторые служащие госдепартамента, работавшие в посольстве США в Москве в период с 1933 года до начала Великой Отечественной войны, вспоминали, что сообщение о нападении Гитлера на СССР подействовало на них угнетающе, но оставались у них и опасения, как бы военное противоборство недавних союзников вновь не превратилось в их довоенное сотрудничество. Поэтому американская администрация не могла доброжелательно относиться и к последующим просьбам о займах в послевоенные годы, а непрозрачный намек Молотова на то, что эти займы якобы обеспечат занятость американским предприятиям и помогут избежать новой депрессии, расценивался ею по меньшей мере как неуместный, так как был сделан стране, которая верила в свои собственные возможности перевода экономики на мирные рельсы.

В статье, как мне представляется, неправильно понята нерешительность президента Трумэна, не оказывавшего давления на конгресс, как это делал Рузвельт. Дело в том, что президент Трумэн не был столь мощной политической фигурой, каковой являлся Рузвельт. Критические обстоятельства, вызванные войной, миновали, и конгресс желал вновь заявить о своей силе, которая, по мнению многих американцев, была утрачена во время войны. Вследствие успехов Рузвельта в работе с конгрессом некоторые из наших советских коллег пришли к выводу, что должность президента в американской системе государственного управления наделена неограниченными полномочиями, а конгресс лишь печать на его политике. Наблюдалось также и недостаточное понимание советскими представителями, с которыми приходилось контактировать американской администрации по вопросам ленд-лиза, того, что принцип «разделения полномочий», на котором базируется американская политическая система, созданная в 1787 году, глубоко отложился в сознании американского народа.

Поэтому, несмотря на то, что роль конгресса в период войны была не столь явной, его сила стала более очевидней к моменту ее завершения. После смерти Рузвельта конгресс начал восстанавливать свою историческую роль контролера за деятельностью президента. Трумэн, как бывший член конгресса, хорошо знал пределы своих полномочий. Мы, бюрократы, думали, что его нежелание оказывать давление на конгресс для продолжения кредитования в рамках ленд-лиза, вероятнее всего, объясняется ощущением ограниченности власти, нежели застарелым чувством враждебности к СССР, как к коммунистическому государству. Возможно также, что его нежелание использовать свое влияние подкреплялось личными впечатлениями, полученными в ходе общения со Сталиным в Потсдаме. Он вернулся домой с твердым убеждением, что Сталин навсегда останется в Восточной Европе и что времена искреннего сотрудничества миновали.

Джон И. Хазард

Джон Н. Хазард в период 1941 – 1945 гг. – заместитель директора советского отделения управления по ленд-лизу (позднее включенного в состав управления по внешнеэкономическим связям), секретарь советского Протокольного комитета.

Военно-исторический журнал
№6 1990 г. стр. 34 – 39.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Операция «Немыслимое». Выстрел в спину от союзников.


События и факты, обсуждаемые в этой статье кажутся невероятными и немыслимыми. В них действительно трудно поверить, как трудно поверить нормальному человеку в возможность предательства того, кого он считал союзником и другом. И тем не менее это было. Долгое время эта информация держалась в секрете и только сейчас она становится доступна. Речь пойдет о плане внезапного нападения на СССР летом 1945 года, разработанным союзниками, плане, который был сорван практически в последний момент.

Третья мировая война должна была начаться 1 июля 1945 года внезапным ударом объединенных сил ангосаксов по советским войскам… Сейчас это мало кто знает, так же и то, каким образом Сталин сумел сорвать планы «вероятных союзников», почему мы вынуждены были спешно брать Берлин, против кого английские инструктора в апреле 45-го тренировали нерасформированные дивизии немцев, сдавшиеся им в плен, почему был с нечеловеческой жестокостью уничтожен Дрезден в феврале 1945-го и кого именно англосаксы хотели этим запугать.

По официальным моделям истории позднего СССР истинные причины этого не объяснялись в школах — тогда шла «борьба за мир», уже вызревало в верхах «новое мЫшление» и легенда о «честных союзниках – США и Великобритании» всячески приветствовалась. Да и документов тогда было опубликовано немного – этот период скрывали по многим причинам. В последние годы англичане стали частично открывать архивы того периода, опасаться некого – СССР уже нет.

В начале апреля 1945 г. перед самым окончанием Великой Отечественной У.Черчилль, премьер-министр нашего союзника — Великобритании отдал приказ начальникам своих штабов о разработке операции внезапного удара по СССР — операции «Немыслимое». Он был ему предоставлен 22 мая 1945 года на 29 страницах.

Согласно этому плану, нападение на СССР должно было начаться следуя принципам Гитлера — внезапным ударом. 1 июля 1945 года 47 английских и американских дивизий без всякого объявления войны должны были нанести сокрушительный удар не ожидавшим такой беспредельной подлости от союзников наивным русским. Удар должны были поддержать 10-12 немецких дивизий, которых «союзники» держали нерасформированными в Шлезвиг-Гольштейне и в южной Дании, их ежедневно тренировали британские инструктора: готовили к войне против СССР. По идее, должна была начаться война объединенных сил Западной цивилизации против России — впоследствии в «крестовом походе» должны были участвовать и другие страны, например, Польша, затем Венгрия… Война должна была привести к полному разгрому и капитуляции СССР. Конечная цель была закончить войну примерно там же, где планировал ее закончить Гитлер по плану «Барбаросса» — на рубеже Архангельск-Сталинград.


Дрезден после бомбардировки по технологии «огненного смерча». То же англосаксы хотели сделать и с нами.

Англосаксы готовились сломить нас террором — изуверским уничтожением крупных советских городов: Москвы, Ленинграда, Владивостока, Мурманска и др. сокрушительными ударами волн «летающих крепостей». Несколько миллионов русских людей должны были погибнуть в отработанных до мелочей «огненных смерчах». Так были уничтожены Гамбург, Дрезден, Токио… Теперь это готовились сделать с нами, с союзниками. Обычное дело: самое гнусное предательство, крайняя подлость и изуверская жестокость — визитная карточка Западной Цивилизации и, особенно, англосаксов, истребивших столько людей, сколько ни один народ в человеческой истории.

Однако 29 июня 1945 года, за день до планируемого начала войны Красная армия внезапно для коварного врага неожиданно изменила свою дислокацию. Это было решающей гирей, сдвинувшей чашу весов истории — приказ войскам англосаксов отдан не был. До этого взятие считавшегося неприступным Берлина показало мощь Советской Армии и военные эксперты врага склонялись к тому, чтобы отменить нападение на СССР. К счастью, у руля СССР стоял Сталин.

Военно-морские силы Великобритании и США тогда имели абсолютное превосходство над ВМФ СССР: по миноносцам в 19 раз, по линкорам и большим крейсерам — в 9 раз, по подводным лодкам — в 2 раза (http://www.respublika.info/4440/history/article22384/). Свыше сотни авианесущих кораблей и несколько тысяч единиц палубной авиации самолетов против нуля со стороны СССР. «Вероятный союзник» располагал 4-мя воздушными армиями тяжелых бомбардировщиков, которые могли наносить удары сокрушительные удары. Советская дальняя бомбардировочная авиация была несравненно более слабой.

В апреле 1945 союзники представляли наши войска измотанными и истощенными, а боевую технику — до предела изношенной. Их военные специалисты оказались сильно удивлены мощью Советской Армии, которую она продемонстрировала при взятии Берлина, считавшегося ими неприступным. Не вызывает сомнений верность вывода крупного историка В.Фалина — решение Сталина о штурме Берлина в начале мая 1945 предотвратило третью мировую войну. Это подтверждается недавно рассекреченными документами. В противном случае Берлин был бы без боя сдан «союзникам», а объединенные силы всей Европы и Северной Америки обрушились бы на СССР.

Даже после взятия Берлина планы предательского удара продолжали разрабатываться полным ходом. Остановила их только то, что они поняли, что их планы были вскрыты и расчеты стратегов показывали, что без внезапного удара сломить СССР не удастся. Была еще одна важная причина, по которой американцы возражали британцам — им нужно было, чтобы СССР сокрушил Квантунскую армию на Дальнем Востоке, без чего победа США над Японией своими силами была под вопросом.

Сталин не имел возможности предотвратить Вторую Мировую войну, но сумел предотвратить третью. Ситуация был крайне серьезной, но СССР опять выиграл, не дрогнув.

Сейчас на Западе пытаются представить план Черчилля «ответом» на «советскую угрозу», на попытку Сталина захватить всю Европу.

«Имелись ли в то время у советского руководства планы наступления до берегов Атлантики и захвата Британских островов? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Подтверждением тому является принятый СССР 23 июня 1945 г. закон о демобилизации армии и флота, последовательный перевод их на штаты мирного времени. Демобилизация началась 5 июля 1945 г. и завершилась в 1948 г. Армия и флот были сокращены с 11 млн. до менее 3 млн. чел., упразднен Государственный Комитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандования. Количество военных округов в 1945–1946 гг. уменьшилось с 33 до 21. Значительно сократилось количество войск в Восточной Германии, Польше и Румынии. В сентябре 1945 г. советские войска были выведены из северной Норвегии, в ноябре из Чехословакии, в апреле 1946 г. с острова Борнхольм (Дания), в декабре 1947 г. — из Болгарии…

Знало ли советское руководство о британских планах войны против СССР? На этот вопрос, пожалуй, можно ответить утвердительно…Косвенно подтверждает это и видный знаток истории советских вооруженных сил профессор Эдинбургского университета Д. Эриксон. По его мнению, план Черчилля помогает объяснить, «почему маршал Жуков неожиданно решил в июне 1945 г. перегруппировать свои силы, получил из Москвы приказ укрепить оборону и детально изучить дислокацию войск западных союзников. Теперь причины понятны: очевидно, план Черчилля стал заблаговременно известен Москве и сталинский Генштаб принял соответствующие меры противодействия» (Ржешевский Олег Александрович Военно-исторические исследования http://militera.lib.ru/research/rzheshevsky1/01.html)

——————-

Краткая «выжимка» из материалов интервью с нашим крупнейшим экспертом по данному вопросу доктором исторических наук Валентином Фалиным:

Трудно сыскать в истекшем веке политика, равного Черчиллю по способности сбивать с толку чужих и своих. Но особенно преуспел будущий сэр Уинстон по части фарисейства и интриг в отношении Советского Союза. В посланиях на имя Сталина он «молился, чтобы англо-советский союз был источником многих благ для обеих стран, для Объединенных Наций и для всего мира», желал «полной удачи благородному предприятию». Имелось ввиду широкое наступление Красной Армии по всему восточному фронту в январе 1945 года, спешно готовившееся в ответ на мольбу Вашингтона и Лондона оказать помощь союзникам, попавшим в кризисное положение в Арденнах и Эльзасе. Но это на словах. А на деле Черчилль считал себя свободным от каких-либо обязательств перед Советским Союзом.

Именно тогда Черчилль отдал приказы складировать трофейное немецкое оружие с прицелом на возможное его использование против СССР, размещая сдававшихся в плен солдат и офицеров Вермахта подивизионно в земле Шлезвиг-Гольштейн и в Южной Дании. Затем прояснится общий смысл затевавшейся британским лидером коварной затеи. Англичане брали под свое покровительство немецкие части, которые сдавались без сопротивления, отправляли их в Южную Данию и Шлезвиг-Гольштейн. Всего там было размещено около 15 немецких дивизий. Оружие складировали, а личный состав тренировали для будущих схваток. В конце марта-начале апреля Черчилль отдает своим штабам приказ: готовить операцию “Немыслимое” — с участием США, Англии, Канады, польских корпусов и 10—12 немецких дивизий начать боевые действия против СССР. Третья мировая война должна была грянуть 1 июля 1945 года.

В их плане было четко прописано: советские войска на этот момент будут истощены, техника, участвовавшая в боевых действиях в Европе, — изношена, продуктовые запасы и медикаменты подойдут к концу. Поэтому не составит труда отбросить их к довоенным границам и заставить Сталина уйти в отставку. Нас ждали смена государственного строя и раскол СССР. В качестве меры запугивания — бомбежка городов, в частности, Москвы. Ее, по планам англичан, ждала судьба Дрездена, который союзническая авиация, как известно, срoвняла с землей.


Генерал Паттон

Американский генерал Паттон — командующий танковыми армиями прямо заявлял, что не планирует останавливаться на демаркационной линии вдоль Эльбы, согласованной в Ялте, а идти дальше. На Польшу, оттуда на Украину и Белоруссию — и так до Сталинграда. И закончить войну там, где ее не успел и не смог закончить Гитлер. Нас он называл не иначе, как «наследники Чингисхана, которых нужно изгнать из Европы». После окончания войны Паттона назначили губернатором Баварии, а вскоре сняли с поста за симпатии нацистам.

Лондон долго отрицал существование такого плана, но несколько лет назад англичане рассекретили часть своих архивов, и среди документов оказались бумаги, касающиеся плана “Немыслимое”. Тут уж отмежеваться некуда…

Подчеркну, это не спекуляция, не гипотеза, но констатация факта, у которого есть имя собственное. В ней должны были принять участие американские, британские, канадские силы, польский экспедиционный корпус и 10-12 немецких дивизий. Тех самых, что держали нерасформированными, их месяц до этого натаскивали английские инструктора.

Эйзенхауэр в своих воспоминаниях признает, что Второго фронта уже в конце февраля 1945-го практически не существовало: немцы откатывались к востоку без сопротивления. Тактика немцев состояла в следующем: удерживать, насколько возможно, позиции вдоль всей линии советско-германского противоборства до тех пор, пока виртуальный Западный и реальный Восточный фронт не сомкнутся, и американские и британские войска как бы примут от соединений Вермахта эстафету в отражении «советской угрозы», нависшей над Европой.

Черчилль в это время в переписке, телефонных разговорах с Рузвельтом пытается убедить во что бы то ни стало остановить русских, не пускать их в Центральную Европу. Это объясняет значение, которое к тому времени приобрело взятие Берлина.

Уместно сказать, что западные союзники могли продвигаться на восток несколько быстрее, чем у них получалось, если бы штабы Монтгомери, Эйзенхауэра и Александера (итальянский театр военных действий) качественнее планировали свои действия, грамотнее осуществляли координацию сил и средств, меньше тратили времени на внутренние дрязги и поиск общего знаменателя. Вашингтон, пока был жив Рузвельт, по разным мотивам не спешил ставить крест на сотрудничестве с Москвой. А для Черчилля «советский мавр сделал свое дело, и его следовало удалить».

Вспомним, Ялта закончилась 11 февраля. В первой половине 12 февраля гости улетели по домам. В Крыму, между прочим, было условлено, что авиация трех держав будет в своих операциях придерживаться определенных линий разграничения. А в ночь с 12 на 13 февраля бомбардировщики западных союзников стерли с лица земли Дрезден, затем прошлись по основным предприятиям в Словакии, в будущей советской зоне оккупации Германии, чтобы заводы не достались нам целыми. В 1941 году Сталин предлагал англичанам и американцам разбомбить, используя крымские аэродромы, нефтепромыслы в Плоешти. Нет, их тогда трогать не стали. Они подверглись налетам в 1944 году, когда к главному центру нефтедобычи, всю войну снабжавшему Германию горючим, приблизились советские войска.

Одной из главных целей налетов на Дрезден были мосты через Эльбу. Действовала черчиллевская установка, которую разделяли и американцы, задержать Красную Армию как можно дальше на Востоке. В инструктаже перед вылетом британских экипажей говорилось: нужно наглядно продемонстрировать Советам возможности союзнической бомбардировочной авиации. Вот и демонстрировали. Причем, не единожды. В апреле сорок пятого накрыли бомбами Потсдам. Уничтожили Ораниенбург. Нас оповестили — летчики ошиблись. Вроде бы целились в Цоссен, где размещалась штаб-квартира немецких ВВС. Классическое «отвлекающее заявление», которым не было числа. Ораниенбург бомбили по приказу Маршалла и Леги, ибо там находились лаборатории, работавшие с ураном. Чтобы ни лаборатории, ни персонал, ни оборудование, ни материалы не попали в наши руки, — все обратили в пыль.

Почему же советское руководство пошло на великие жертвы буквально на финише войны, то опять приходится спрашивать себя — имелся ли простор для выбора? Помимо насущных военных задач надо было решать политические и стратегические ребусы на перспективу, в том числе и возводить препоны запланированной Черчиллем авантюре.

Предпринимались попытки повлиять на партнеров добрым примером. Со слов Владимира Семенова, советского дипломата, мне известно следующее. Сталин пригласил к себе Андрея Смирнова, бывшего тогда заведующим 3-м Европейским отделом МИД СССР и по совместительству министром иностранных дел РСФСР, для обсуждения, при участии Семенова, вариантов действий на отведенных под советский контроль территориях.

Смирнов доложил, что наши войска, преследуя противника, вышли за пределы демаркационных линий в Австрии, как они были согласованы в Ялте, и предложил де-факто застолбить наши новые позиции в ожидании, как будут вести себя США в сходных ситуациях. Сталин прервал его и сказал: «Неправильно. Пишите телеграмму союзным державам». И продиктовал: «Советские войска, преследуя части Вермахта, вынуждены были переступить линию, ранее согласованную между нами. Настоящим хочу подтвердить, что по окончании военных действий советская сторона отведет свои войска в пределы установленных зон оккупации».

12 апреля посольство США, государственные и военные учреждения получили инструкцию Трумэна: все документы, подписанные Рузвельтом, исполнению не подлежат. Затем последовала команда ужесточить позицию по отношению к Советскому Союзу. 23 апреля Трумэн проводит в Белом доме заседание, где заявляет: “Хватит, мы не заинтересованы больше в союзе с русскими, а стало быть, можем и не выполнять договоренностей с ними. Проблему Японии решим и без помощи русских”. Он задался целью “сделать Ялтинские соглашения как бы не существовавшими”.

Трумэн был близок к тому, чтобы не медля, объявить о разрыве сотрудничества с Москвой во всеуслышание. Против Трумэна буквально восстали военные, за исключением генерала Паттона, командовавшего бронетанковыми войсками США. Кстати, военные сорвали и план “Немыслимое”. Они были заинтересованы во вступлении Советского Союза в войну с Японией. Их аргументы Трумэну: если СССР не выступит на стороне США, то японцы перебросят на острова миллионную Квантунскую армию и будут сражаться с таким же фанатизмом, как это было на Окинаве. В итоге американцы потеряют только убитыми от одного до двух миллионов человек. К тому же американцы на тот момент еще не испытали ядерную бомбу. Да и общественное мнение в Штатах тогда не поняло бы такого предательства. Граждане Америки тогда в основном сочувствовали Советскому Союзу. Они видели, какие мы несем потери ради общей победы над Гитлером. В итоге, по свидетельству очевидцев, Трумэн немного поломался и согласился с доводами своих военспецов. “Хорошо, раз вы так считаете, что они должны нам помочь с Японией, пусть помогают, но мы с ними на этом кончаем дружбу”, — заключает Трумэн. Отсюда такой жесткий разговор с Молотовым, который недоумевал, что вдруг случилось. Трумэн тут уже опирался на атомную бомбу.

Кроме того, американские военные, как, впрочем, и их британские коллеги, полагали, что развязать войну с Советским Союзом проще, чем успешно закончить ее. Риск казался им слишком большим — штурм Берлина произвел отрезвляющее впечатление на англичан. Заключение начальников штабов британских войск было однозначным: блицкрига против русских не выйдет, а втягиваться в затяжную войну они не рискнули.

Итак, позиции военных США — первая причина. Вторая — Берлинская операция. Третья — Черчилль проиграл выборы и остался без власти. И, наконец, четвертая — сами британские военачальники были против реализации этого плана, ибо Советский Союз, как они убедились, был слишком силен.

Заметьте, США не только не приглашали Англию участвовать в этой войне, они выдавливали ее из Азии. По соглашению 1942 года линия ответственности США не ограничилась Сингапуром, а касалась также Китая, Австралии, Новой Зеландии.

Сталин, а это был крупный аналитик, сведя все воедино, сказал: “Вы показываете, что может ваша авиация, а я вам покажу, что мы можем на земле”. Он продемонстрировал ударную огневую мощь наших Вооруженных сил для того, чтобы ни у Черчилля, ни у Эйзенхауэра, ни у Маршалла, ни у Паттона, ни у кого другого не появлялось желание воевать с СССР. За решимостью советской стороны взять Берлин и выйти на линии разграничения, как они были обозначены в Ялте, стояла архиважная задача — предотвратить авантюру британского лидера с осуществлением плана “Немыслимое”, то есть перерастание Второй мировой войны в Третью. Случись это — жертв было бы в тысячи и тысячи раз больше!

Оправданы ли были столь высокие жертвы ради взятия Берлина под наш контроль? После того, как довелось в полном объеме прочитать подлинные британские документы, — они были рассекречены 5-6 лет назад, — когда я сопоставил содержащиеся в этих документах сведения с данными, с которыми по долгу службы приходилось знакомиться еще в 50-х годах, многое расставилось по своим местам и часть сомнений отпала. Если угодно, Берлинская операция явилась реакцией на план «Немыслимое», подвиг наших солдат и офицеров при ее проведении был предупреждением Черчиллю и его единомышленникам.


Немецкий Дот на Базе Танковой Башни(«Вмурованный Танк»), простреливавший перекресток

Политический сценарий Берлинской операции принадлежал Сталину. Генеральным автором ее военной составляющей являлся Георгий Жуков.

Вермахт намеревался устроить на улицах Берлина второй Сталинград. Теперь уже на реке Шпрее. Установление контроля над городом являлось сложнейшей задачей. На подступах к Берлину мало было преодолеть Зееловские высоты, прорвать с тяжелыми потерями семь линий, оборудованных для долговременной обороны. На окраинах столицы Рейха и на главных городских магистралях немцы закапывали танки, превращая их в бронированные доты. Когда наши части вышли, к примеру, на Франкфуртер аллее, улица вела прямиком к центру, их встретил шквальный огонь, опять же стоивший нам многих жизней…

Когда я обо всем этом думаю, у меня до сих пор свербит на сердце, — не лучше ли было замкнуть кольцо вокруг Берлина и подождать, пока он не сдастся сам? Так ли обязательно было водружать флаг на Рейхстаг, будь он проклят? При взятии этого здания полегли сотни наших солдат.

Сталин настоял на проведении Берлинской операции. Он хотел показать показать инициаторам «Немыслимого» огневую и ударную мощь советских вооруженных сил. С намеком, исход войны решается не в воздухе и на море, а на земле.

Несомненно одно. Сражение за Берлин отрезвило многие лихие головы и тем самым выполнило свое политическое, психологическое и военное назначение. А голов на Западе, одурманенных сравнительно легким по весне сорок пятого года успехом, было хоть отбавляй. Вот одна из них — американский танковый генерал Паттон. Он истерически требовал не останавливаться на Эльбе, а, не мешкая, двигать войска США через Польшу и Украину к Сталинграду, дабы закончить войну там, где потерпел поражение Гитлер. Сей Паттон нас с вами называл «потомками Чингисхана». Черчилль, в свою очередь, тоже не отличался щепетильностью в выражениях. Советские люди шли у него за «варваров» и «диких обезьян». Короче, «теория недочеловеков» не была немецкой монополией. Паттон готов был начать войну с ходу и дойти… до Сталинграда!

Штурм Берлина, водружение знамени Победы над Рейхстагом были, конечно же, не только символом или финальным аккордом войны. И меньше всего пропагандой. Для армии являлось делом принципа войти в логово врага и тем обозначить окончание самой трудной в российской истории войны. Отсюда, из Берлина, считали бойцы, выполз фашистский зверь, принесший неизмеримое горе советскому народу, народам Европы, всему миру. Красная Армия пришла туда для того, чтобы начать новую главу и в нашей истории, и в истории самой Германии, в истории человечества…

Вникнем в документы, что по поручению Сталина готовились весной сорок пятого — в марте, апреле и мае. Объективный исследователь убедится: не чувство мести определяло намечавшийся курс Советского Союза. Руководство страны предписывало обращаться с Германией, как с государством, потерпевшим поражение, с немецким народом, как ответственным за развязывание войны. Но… никто не собирался превращать их поражение в наказание без срока давности и без срока на достойное будущее. Сталин реализовывал выдвинутый еще в сорок первом году тезис: гитлеры приходят и уходят, а Германия, немецкий народ останутся.

Естественно, надо было заставить немцев вносить свою лепту в восстановление «выжженной земли», которую они оставили в наследство после себя на оккупированных территориях. Для полного возмещения потерь и ущерба, причиненного нашей стране, не хватало бы и всего национального богатства Германии. Взять столько, сколько удастся, не вешая себе на шею жизнеобеспечение еще и самих немцев, «понаграбить побольше» — таким не слишком дипломатическим языком Сталин ориентировал подчиненных в вопросе о репарациях. Ни один гвоздь не был лишним, дабы поднять из руин Украину, Белоруссию, Центральные области России. Более четырех пятых производственных мощностей там было разрушено. Более трети населения лишилось жилья. Немцы взорвали, завернули в штопор 80 тысяч километров рельсового пути, даже шпалы переломали. Все мосты обрушили. А 80 тысяч км — это больше, чем все железные дороги Германии перед Второй мировой войной вместе взятые. Советскому командованию вместе с тем давались твердые указания пресекать безобразия — спутников всех войн — по отношению к мирному населению, особенно к его женской половине и детям. Насильники подлежали суду военного трибунала. Все это было.

Одновременно Москва требовала строго карать любые вылазки, диверсии «недобитых и неисправимых», которые могли произойти в поверженном Берлине и на территории советской оккупационной зоны. Между тем, желающих стрелять в спину победителям было не так уж и мало. Берлин пал 2 мая, а «местные бои» закончились в нем десятью днями спустя. Иван Иванович Зайцев, он работал в нашем посольстве в Бонне, рассказывал мне, что «ему всегда больше всех «везло». Война кончилась 9 мая, а он в Берлине воевал до 11-го. В Берлине сопротивление советским войскам оказывали эсэсовские части из 15 государств. Там действовали наряду с немцами норвежские, датские, бельгийские, голландские, люксембургские и, черт знает, какие еще нацисты…


«Капитуляция» Германии в Реймсе перед «союзниками»

Хотелось бы коснуться того, как союзники хотели украсть у нас День Победы, приняв 7 мая в Реймсе капитуляцию немцев. Эта, по сути сепаратная, сделка вписывалась в план «Немыслимое». Нужно, чтобы немцы капитулировали только перед западными союзниками и смогли участвовать в Третьей мировой войне. Преемник Гитлера Дёниц в это время заявил: “Мы прекратим войну перед Англией и США, которая потеряла смысл, но по-прежнему продолжим войну с Советским Союзом”. Капитуляция в Реймсе фактически была детищем Черчилля и Дёница. Соглашение о капитуляции было подписано 7 мая в 2 часа 45 минут.

Нам стоило огромных трудов вынудить Трумэна пойти на подтверждение капитуляции в Берлине, точнее, в Карлхорсте 9 мая с участием СССР и союзников, договориться о Дне Победы 9 мая, ибо Черчилль настаивал: считать днем окончания войны 7 мая. Кстати, в Реймсе произошел еще один подлог. Текст соглашения о безоговорочной капитуляции Германии перед союзниками утвердила Ялтинская конференция, его скрепили своими подписями Рузвельт, Черчилль и Сталин. Но американцы сделали вид, что забыли о существовании документа, который, кстати, лежал в сейфе начальника штаба Эйзенхауэра Смита. Окружение Эйзенхауэра под руководством Смита составило новый документ, “очищенный” от нежелательных для союзников ялтинских положений. При этом документ был подписан генералом Смитом от имени союзников, а Советский Союз даже не упоминался, будто не участвовал в войне. Вот такой спектакль разыгрался в Реймсе. Документ о капитуляции в Реймсе передали немцам раньше, чем его послали в Москву.

Эйзенхауэр и Монтгомери отказались участвовать в совместном параде Победы в бывшей столице Рейха. Они вместе с Жуковым должны были принимать этот парад. Задуманный парад Победы в Берлине все-таки состоялся, но его принимал один маршал Жуков. Это было в июле сорок пятого. А в Москве Парад Победы состоялся, как известно, 24 июня.

Смерть Рузвельта обернулась почти молниеносной сменой вех в американской политике. В своем последнем послании к конгрессу США (25 марта 1945 г.) президент предупреждал: либо американцы возьмут на себя ответственность за международное сотрудничество — в выполнении решений Тегерана и Ялты, — либо они будут нести ответственность за новый мировой конфликт. Трумэна это предупреждение, это политическое завещание предшественника не смущало. «Пакс Американа» должен быть поставлен во главу угла.

Зная, что мы вступим в войну с Японией, Сталин даже назвал США точную дату — 8 августа, Трумэн тем не менее дает команду сбросить на Хиросиму атомную бомбу. Никакой необходимости в этом не было, Япония приняла решение: как только СССР объявит ей войну, она капитулирует. Но Трумэн хотел продемонстрировать нам свою силу и потому подверг Японию атомной бомбардировке.

Возвращаясь на крейсере “Аугуста” с Потсдамской конференции в США, Трумэн дает Эйзенхауэру приказ: подготовить план ведения атомной войны против СССР.

В декабре 1945 года в Москве проходило совещание министров иностранных дел. Первый госсекретарь Трумэна Бирнс, вернувшись в Штаты и выступая 30 декабря по радио, заявил: “После встречи со Сталиным я более чем когда-либо уверен, что справедливый по американским понятиям мир достижим”. 5 января 1946 года Трумэн дает ему резкую отповедь: “Все, что вы наговорили, — это бред. Нам никакой компромисс с Советским Союзом не нужен. Нам нужен “Pax Americana”, который на 80 процентов будет отвечать нашим предложениям”.

Война идет, она не закончилась в 1945-м, она переросла в третью мировую войну, только ведущуюся иными способами. Но тут мы с вами должны сделать оговорку. План “Немыслимое” провалился в том виде, как его задумал Черчилль. У Трумэна были свои мысли на этот счет. Он считал, что противоборство США и СССР капитуляцией Германии и Японии не заканчивается. Это только начало нового этапа борьбы. Не случайно советник посольства в Москве Кеннан, видя, как москвичи праздновали День Победы 9 мая 1945-го перед американским посольством, заявил: “Ликуют… Они думают, что война кончилась. А настоящая война еще только начинается”.

Трумэна спросили: “Чем “холодная” война отличается от “горячей”? Он ответил: “Эта та же война, только ведется другими методами”. И она велась и ведется все последующие годы. Ставилась задача оттеснить нас с позиций, на которые мы вышли. Она выполнена. Ставилась задача добиться перерождения людей. Как видим, и эта задача практически выполнена. Кстати, США вели и ведут войну не только с нами. Они угрожали атомной бомбой Китаю, Индии… Но главный их противник был конечно же СССР.

По утверждению американских историков, дважды на столе у Эйзенхауэра были приказы о нанесении превентивного удара по СССР. По их законам приказ вступает в силу, если его подписали все три начальника штабов — морских сил, воздушных и сухопутных. Две подписи были, третья отсутствовала. И только потому, что победа над СССР, по их подсчетам, достигалась в том случае, если в первые 30 минут будет уничтожено 65 млн населения страны. Начальник штаба сухопутных войск понимал, что не обеспечит этого.

————————

Это надо изучать в школах, рассказывать детям в семьях. Наши дети должны усвоить спинным мозгом, что англосаксы всегда с удовольствием выстрелят в спину другу и союзнику, в особенности — русскому. Необходимо всегда помнить, что на Западе лютой зоологической ненавистью ненавидят Русский Народ – «русские – хуже турок», как было сказано еще в 16 веке. В течение сотен лет с Запада на Россию периодически накатывают орды убийц, чтобы покончить с нашей цивилизацией и в течение сотен лет побитые уползают обратно и так до следующего раза. Так же было в свое время с хазарами и татарами, пока Святослав не принял решение — мир будет только, если врага сокрушить в его логове и навсегда покончить с угрозой. Иван Грозный принял такую же программу и в результате опустожительные набеги кочевников, тысячу лет терзавшие Русь закончились навсегда. Иначе время и место нападения, удобное для него, всегда выбирает враг. Запад – наш враг и всегда им останется, как бы мы не пытались угодить ему и договориться, какие бы не заключали союзы.

Павел Краснов
24.02.2011

Источник статьи

Текст плана опреции»Немыслимое» читайте на следующей странице

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Окончательный (вариант) 22 мая 1945г.

Военный кабинет

Штаб объединенного планирования

ОПЕРАЦИЯ «НЕМЫСЛИМОЕ»

Доклад Штаба объединенного планирования

1. Нами проанализирована (возможность проведения) опе­рации «Немыслимое». В соответствии с указаниями анализ осно­вывался на следующих посылках:

а) Акция получает полную поддержку общественного мнения как Британской империи, так и Соединенных Штатов, соответст­венно, высоким остается моральный настрой британских и аме­риканских войск.
б) Великобритания и США имеют полную поддержку со сто­роны польских войск и могут рассчитывать на использование не­мецкой рабочей силы и сохранившегося германского промыш­ленного потенциала.
в) Нельзя полагаться на какую бы то ни было помощь со сторо­ны армий других западных держав, хотя в нашем распоряжении на их территории находятся базы и оборудование, к использова­нию которых, возможно, придется прибегнуть.
г) Русские вступают в альянс с Японией.
д) Дата объявления военных действий — 1 июля 1945 г.
е) До 1 июля продолжается осуществление планов передисло­кации и демобилизации войск, затем оно прекращается. В целях соблюдения режима повышенной секретности кон­сультации со штабами министерств, ведающих видами воору­женных сил, не проводились.

Цель 2. Общеполитическая цель (операции) — навязать русским во­лю Соединенных Штатов и Британской империи. Хотя «воля» двух стран и может рассматриваться как дело, на­прямую касающееся лишь Польши, из этого вовсе не следует, что степень нашего вовлечения (в конфликт) непременно будет огра­ниченной. Быстрый (военный) успех может побудить русских хотя бы временно подчиниться нашей воле, но может и не побу­дить. Если они хотят тотальной войны, то они ее получат. 3. Единственный для нас способ добиться цели в определен­ном и долгосрочном плане — это победа в тотальной войне, но с учетом сказанного выше, в пункте 2, относительно возможно­сти скорого (военного) успеха, нам представляется правильным подойти к проблеме с двумя посылками:

а) тотальная война неизбежна, и нами рассмотрены шансы на успех с учетом этой установки;
б) политическая установка такова, что быстрый (военный) ус­пех позволит нам достигнуть наших политических целей, а после­дующее участие (в конфликте) нас не должно волновать.

ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА

4. Поскольку возможность революции в СССР и политическо­го краха нынешнего режима нами не рассматривается и мы не компетентны давать суждения по этому вопросу, вывести рус­ских из игры можно только в результате:

а) оккупации столь (обширной) территории собственно России, чтобы свести военный потенциал страны до уровня, при котором дальнейшее сопротивление (русских) становится невозможным;
б) нанесения русским войскам на поле сражения такого пора­жения, которое сделало бы невозможным продолжение Совет­ским Союзом войны.

Оккупация жизненного пространства России

5. Возможно такое развитие ситуации, при котором русским удастся отвести войска и тем самым избежать решающего пора­жения. В этом случае они могут принять на вооружение тактику, столь успешно использовавшуюся ими против немцев, а также в предшествующих войнах и состоящую в использовании огром­ных расстояний, которыми территория наделила их. В 1942 г. немцы дошли до рубежей Москвы, Волги и Кавказа, но методы эвакуации заводов в сочетании с развертыванием новых ресур­сов и помощью союзников позволили СССР продолжить боевые действия.

6. Фактически невозможно говорить о пределе продвижения союзников в глубь России, при котором дальнейшее сопротивле­ние (русских) станет невозможным. Трудно себе представить са­му возможность столь же глубокого и быстрого проникновения союзников, как то удалось немцам в 1942 г., при том что такое их продвижение не привело к решающему исходу.

Решающее поражение русских войск

7. Детали о наличных силах и дислокации русских войск и войск союзников приведены в Приложениях II и III и проиллюст­рированы на картах А и В. Существующий на сегодня баланс сил в Центральной Ев­ропе, где русские располагают преимуществом приблизительно три к одному, делает в нынешней ситуации маловероятной пол­ную и решающую победу союзников на этой территории. Хотя у союзников лучше обстоят дела с организацией и чуть лучше ­со снаряжением (войск), русские в войне с немцами показали себя грозными противниками. Они располагают компетентным командованием, соответствующим снаряжением и организацией (войск), которая, возможно, и не отвечает нашим стандартам, но выдержала испытание (войной). С другой стороны, лишь около трети их дивизий соответствуют высокому уровню (требований), другие значительно отстают от них, а по части мобильности все они без исключения существенно уступают соответствующим формированиям союзников.

8. Для нанесения решительного поражения России в тоталь­ной войне потребуется, в частности, мобилизация людских ре­сурсов (союзников) с тем, чтобы противостоять нынешним колоссальным людским ресурсам (русских). Этот исключительно продолжительный по срокам проект включает в себя:

а) широкомасштабную дислокацию в Европе колоссальных американских ресурсов (живой силы);

б) переоснащение и реорганизацию людских ресурсов Герма­нии и всех западноевропейских союзников.

Заключение

9. Наши выводы:

а) если политической целью является достижение определен­ного и окончательного результата, необходимо добиться пораже­ния России в тотальной войне;

б) результат тотальной войны с Россией непредсказуем, со всей определенностью можно сказать одно: победа в такой вой­не — задача очень продолжительного времени.

БЫСТРЫЙ УСПЕХ

10. Тем не менее на основе политической оценки (ситуации) может быть сделан вывод о том, что быстрая и ограниченная по­беда заставит Россию принять наши условия.

11. Перед принятием решения о начале военных действий сле­дует учесть следующее:

а) Если оценка ошибочна и достижение любой поставленной нами ограниченной цели не заставит Россию подчиниться на­шим условиям, мы фактически окажемся втянутыми в тотальную войну.
б) Ограничить военные действия каким-то одним регионом невозможно, а стало быть, по мере их развертывания нам придет­ся считаться с реальностью глобальной схватки.
в) Даже если все пойдет по плану, мы не достигнем оконча­тельного с военной точки зрения результата. Военная мощь Рос­сии останется несломленной, и русские всегда смогут возобно­вить конфликт в любой подходящий для себя момент.

12. Тем не менее в случае готовности, с учетом всех вышеизло­женных опасностей, пойти на риск ограниченной военной ак­ции, мы проанализировали возможные шаги по нанесению рус­ским удара, который бы вынудил их принять наши условия даже в той ситуации, когда они смогут избежать решающего пораже­ния и в военном отношении все еще будут способны продолжать борьбу.

Общая стратегическая ситуация

13. Из противостоящих нам русских сил самой грозной, безусловно, является Красная армия. Не существует угрозы нашим ба­зам и судам, сравнимой с немецкой угрозой, со стороны русских стратегических бомбардировщиков или подводных лодок, а пото­му основное внимание следует уделить силе и дислокации (час­тей) Красной армии.

14. Европа. Основные силы Красной армии сосредоточены в Центральной Европе. Несмотря на то что русские могут оккупи­ровать Норвегию до Тронхейма на юге и Грецию, это обстоятель­ство не окажет существенного влияния на общую стратегиче­скую ситуацию. В Европе русские могут также оккупировать Турцию и, используя свое нынешнее господствующее положе­ние в Юго-Восточной Европе, способны блокировать Проливы, предотвратив любую возможную военно-морскую акцию союз­ников в Черном море. Само по себе это не создает дополнитель­ной угрозы для нас, но Юго-Восточная Европа, включая Грецию, тут же будет закрыта для нашего влияния и торговли.

15. Ближний Восток. Чрезвычайно опасная ситуация может возникнуть в Персии и Ираке. Представляется вполне вероят­ным наступление русских в этом регионе с целью захвата ценных нефтяных месторождений и по причине исключительной важно­сти этого региона для нас. По нашим оценкам, здесь против союз­ных войск в составе трех индийских бригадных групп могут быть использованы около 11 русских дивизий. В силу сказанного труд­но представить, как нам удастся отстоять названные территории при том, что утрата этого источника поставок нефти может иметь чрезвычайно серьезные (последствия). В силу транспортных сложностей и по причине вовлеченно­сти в (кампанию в) Центральной Европе представляется малове­роятным на начальном этапе (военных действий) наступление русских в направлении Египта. Но они, безусловно, попытаются спровоцировать беспорядки во всех государствах Ближнего Востока.

16. Индия. Несмотря на то что русские, вне всякого сомнения, попытаются спровоцировать беспорядки в Индии, возможность про ведения ими военной акции в этом регионе представляется сомнительной.

17. Дальний Восток. На Дальнем Востоке любое соглашение между русскими и японцами позволит последним высвободить силы для укрепления метрополии или для возобновления наступ­ления в Китае. Они вряд ли смогут предпринять широкомасштаб­ные операции по возврату утерянных ими территорий. Посколь­ку, однако, решающие операции против Японии, судя по всему, придется отложить, в войне с Японией может возникнуть тупико­вая ситуация. Наступательные акции русских против союзников на Дальнем Востоке представляются маловероятными.

18. Вышеприведенные доводы и нынешняя диспозиция глав­ных сил подводят нас к выводу, что основным театром (военных действий) неизбежно становится Центральная Европа — со вспо­могательными (по характеру), но чрезвычайно важными (по по­следствиям) операциями в районе Пер сии — Ирака.

19. В Приложении 1 нами анализируется (возможность прове­дения военной) кампании в Европе. Ключевые положения наше­го анализа суммированы ниже.

Факторы, влияющие на нашу стратегию в Восточной Европе

20. В первую очередь мы будем иметь превосходство над рус­скими в воздухе и на море. Последнее позволит нам контролиро­вать Балтику, но само по себе это не сыграет существенной роли в достижении быстрого успеха.

21. В воздухе наше преимущество будет до известной степени осложняться тем обстоятельством, что силы наших стратегических бомбардировщиков поначалу должны будут базироваться в Анг­лии — даже в случае использования промежуточных аэродромов на континенте. Изнурительные нагрузки ВВС и большие расстоя­ния, которые им придется преодолевать, вряд ли позволят исполь­зовать их с той же эффективностью, как во время войны с Герма­нией.

22. Русская промышленность настолько рассредоточена, что едва ли может рассматриваться как выигрышная цель для воз­душных ударов. В то же время значительная протяженность рус­ских коммуникаций, судя по всему, может предложить нам куда более предпочтительные цели (для бомбардировок), в особенно­сти на. важных переправах через водные преграды. Однако для достижения сколько-нибудь эффективных результатов такие удары по коммуникациям должны координироваться с наступле­нием на суше. Итак, единственным средством достижения нами быстрого (военного) успеха является сухопутная кампания, позволяющая в полной мере использовать наше преимущество в воздухе — как тактическое, так и при ударах по русским коммуникациям.

2З. Изучение топографической (карты) и общей направленно­сти коммуникаций указывает на то, что главные усилия сухопут­ного наступления должны быть сосредоточены на Севере (Евро­пы). Это предоставляет нам дополнительные преимущества, по­скольку позволяет использовать для прикрытия нашего левого фланга и действий против правого фланга противника наше во­енно-морское преимущество на Балтике. 24. Итак, кампанию следует проводить на Северо-востоке Ев­ропы, в первую очередь, сухопутными силами.

Сухопутная кампания в Северо-Восточной Европе

25. Возможность привлечения к наступательным операциям союзных войск в значительной степени будет определяться тем, какая часть их будет связана необходимостью восстановления и охраны коммуникаций в разрушенных районах Германии.

26. Приняв в расчет эту часть, а также силы, необходимые для обеспечения безопасности фронта к северу до линии Дрезден ­Хемниц, мы, по нашим оценкам, получаем порядка 47 дивизий, включая 14 бронетанковых дивизий, которые могут быть задей­ствованы в наступательных операциях.

27. Русские в ответ, согласно нашим оценкам, смогут выста­вить силы, эквивалентные 170 дивизиям союзников, из которых З0 дивизий — бронетанковые. Таким образом, мы столкнемся с неравенством сил в примерно м соотношении два к одному ­в бронетанковых войсках и четыре к одному — в сухопутных.

28. Трудно дать оценку тому, в какой мере наше преимущест­во в тактической авиации и в управлении войсками помогло бы восстановить баланс (сил), но с учетом указанного выше их нера­венства развертывать наступление было бы определенно риско­ванным мероприятием. Если, несмотря ни на что, будет выбран именно этот вариант, он может быть реализован посредством двух главных ударов: — северного, по оси Штеттин — Шнейдемюль — Быдгощ; — южного, по оси Лейпциг — Коттбус — Познань и Бреслау.

29. Основные танковые сражения скорее всего развернутся восточнее линии Одер — Нейсе, и от их исхода, возможно, будет зависеть исход кампании. При благоприятном исходе мы, вероят­но, сможем достичь общей линии Данциг — Бреслау. Всякое по­следующее наступление, однако, означало бы растяжение линии фронта, который необходимо удерживать в течение зимы, и воз­растание угрозы, проистекающей от выступа, оформившегося в районе Богемии и Моравии, откуда русским не придется в обя­зательном порядке отступать. Следовательно, если нам не удаст­ся одержать необходимой нам победы к. западу от линии Дан­циг- Бреслау, то тем самым, вполне вероятно, мы окажемся на деле втянутыми в тотальную войну.

З0. Итак, успех сухопутной кампании будет зависеть от исхода сражений к западу от вышеозначенной линии до наступления зимних холодов. Наша стратегическая позиция не является силь­ной сама по себе, и фактически мы вынуждены будем сделать ставку на одно крупное сражение при крайне невыгодном для нас соотношении сил.

ВЫВОДЫ

З1. Согласно нашему заключению:

а) начиная войну с русскими, мы должны быть готовы к тоталь­ной войне, длительной и дорогостоящей в одно и то же время;
б) численный перевес русских на суше делает крайне сомнитель­ным возможность достижения ограниченного и быстрого (воен­ного) успеха, даже если, сообразно политическим взглядам, это будет соответствовать достижению наших политических целей.

Дж. Грэнтхем,
Дж. С. Томпсон,
У. А Аоусон
22 мая 1945 г.

Прилагаются:
Приложение I — Оценка кампании в Европе Приложение
II — Силы русских и их диспозиция Приложение
III — Союзные силы и их диспозиция Приложение IV — Реакция Германии

Приложение I

ОЦЕНКА КАМПАНИИ В ЕВРОПЕ

ЦЕЛЬ

1. Цель этой кампании — добиться быстрого, пусть и ограни­ченного, успеха (в войне) с русскими.

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА СТРАТЕГИЮ СОЮЗНИКОВ

Использование ВВС

2. В воздухе наше преимущество будет до известной степени осложняться тем обстоятельством, что силы наших стратегиче­ских бомбардировщиков поначалу должны будут базироваться в Англии — даже в случае использования промежуточных аэро­дромов на континенте. Изнурительные нагрузки ВВС и большие расстояния, которые им придется преодолевать, вряд ли позволят использовать их с той же эффективностью, как во время войны с Германией.

З. Русская промышленность настолько рассредоточена, что ед­ва ли может рассматриваться как выигрышная цель для воздуш­ных ударов. В то же время значительная протяженность русских коммуникаций, судя по всему, может предложить нам куда более предпочтительные цели (для бомбардировок), в особенности важные переправы через водные преграды. Однако для достижения сколько-нибудь эффективных результатов такие удары по коммуникациям должны координироваться с наступлением на суше, с тем чтобы затруднить снабжение русских (частей).

4. Анализ уязвимых позиций в русских линиях коммуникаций приведен в Дополнении 1. Эти позиции, однако, расположены в основном вне пределов досягаемости тяжелых бомбардиров­щиков, базирующихся в Соединенном Королевстве. Следова­тельно, при необходимости атаковать эти цели бомбардировоч­ная авиация должна быть размещена на аэродромах в Северо-западной Европе, либо ей придеется использовать временные аэродромы.

5. Сложная система наземной организации бомбардировоч­ной авиации делает, однако, практически неосуществимым на протяжении нескольких месяцев перемещение последней из Со­единенного Королевства в Северо-Восточную Европу, а в тече­ние этого времени возможность нанесения быстрого и решитель­ного удара вполне может быть утрачена. Использование временных аэродромов (и, как следствие,) ог­раничение силы ударов, возможно/ позволит нам усилить мощь ударов по важным целям за линией обороны русских (войск).

6. При рассмотрении вопроса о применении нами бомбарди­ровщиков следует, однако, принять во внимание значительное численное превосходство русских армий и тактической авиации, которую они развернут против нас. Превосходство это таково, что нам в основном придется использовать тяжелые бомбарди­ровщики в тактических целях для того, чтобы обеспечить прямую поддержку сухопутным войскам.

7. Бомбардировочная авиация в Средиземном море должна бу­дет использоваться в таком же качестве.

Топография

8. Изучение топографической (карты) и коммуникаций в Вос­точной Европе приводит к однозначному выводу, что основные усилия на суше должны быть предприняты нами на севере. К югу от условной линии Цвиккау — Хемниц — Дрезден — Герлиц, ис­ключая Дунайскую долину, удобных путей продвижения с запа­да на восток недостаточно, а преимущественно горный характер местности ограничивает возможности ведения маневренной войны.

Безопасность левого фланга

9. Важно предотвратить ответное продвижение русских от портов Северной Германии или Борнхольма к Швеции и Дании. Наше военно-морское преимущество на Балтике позволит пре­дотвратить его, тем не менее было бы разумно добиться быстрой капитуляции Штеттина. Сказанное свидетельствует в пользу на­несения одного из главных ударов по побережью Северной Гер­мании при поддержке массированных фланговых атак, что поз­волило бы использовать наше превосходство при ведении широ­комасштабных военных действий. В дополнение к этому наши ВМС на Балтике перережут мор­ские коммуникации противника и уничтожат любую военно-мор­скую группировку, вышедшую в море. (Тем не менее) все это суще­ственно не отразится на способности или воле русских к сопро­тивлению.

Тыловое обеспечение

10. На оккупированной войсками союзников германской тер­ритории система коммуникаций разрушена практически полно­стью, в то время как в части Германии, занятой русскими, разру­шения значительно менее масштабны, а железные дороги функ­ционируют. В силу этого в тылу союзников возникнут трудности в транспортном сообщении.

11. Вполне вероятно, потребуются большие усилия войск и ре­сурсы с тем, чтобы предотвратить превращение Германии в по­меху (для наших действий). Насколько они будут серьезны, спрогнозировать невозможно. Тем не менее с точки зрения тыло­вого обеспечения, если наступление вообще будет предпринято, со­ображения организационного характера вряд ли помешают наше­му продвижению вперед, пока мы не подойдем к (линии перехо­да) от узкой к широкой (железнодорожной) колее. Сейчас ширококолейные маршруты на главных направлениях, возмож­но, доходят до линии р. Одер. Использование автотранспортных средств позволит нам обеспечить радиус действий (войск) при­мерно на 150 миль за пределами этой линии.

Резюме

12. Исходя из вышесказанного, мы приходим к выводу, что:

а) (военная) кампания (против русских) должна первоначаль­но носить сухопутный характер и разворачиваться в Северо-Вос­точной Европе;
б) наилучшей зоной для наступления является территория к се­веру от линии Цвиккау- Хемниц — Герлиц.

СИЛЫ, КОТОРЫЕ СОЮЗНИКИ МОГУТ ПРИВЛЕЧЬ ДЛЯ НАСТУПЛЕНИЯ

Сухопутные войска

13. В Приложении III показано, что общие силы союзников в Северной Европе на 1 июля должны составлять:

— 20 бронетанковых дивизий;
— 50 пехотных дивизий;
— 5 воздушно-десантных дивизий;
— бронетанковые и пехотные бригады, эквивалентные 8 дивизиям.

Ситуация в оккупированной Германии

14. Оккупированная Германия является базой для любого пла­нируемого нами наступления. Стало быть, необходимо принять адекватные меры для обеспечения безопасности этой террито­рии. Возможное развитие ситуации там рассмотрено в Приложе­нии IV, из которого проистекает, что нам потребуются части для поддержания внутреннего порядка.

15. Более серьезное влияние на возможность привлечения и мобильность наших войск окажут, вероятно, последствия хао­са, в который Германия будет ввергнута вследствие союзных опе­раций. д.ля обеспечения функционирования союзных линий коммуникаций, возможно, придется отвлечь значительные инже­нерные, транспортные и управленческие ресурсы. Сколько-ни­будь достоверную оценку степени отвлечения дать в настоящее время невозможно.

16. Тем не менее, вероятно, придется оказать максимум давле­ния на наших западноевропейских союзников с тем, чтобы они принимали на себя все возрастающую ответственность (за положение дел) в Германии. Сопоставляя сказанное с вышеназванны­ми отвлекающими обстоятельствами, мы считаем себя вправе выдвинуть предположение о возможности сокращения оккупа­ционных сил Британии и Соединенных Штатов до:

— 10 пехотных дивизий;
— 1 бронетанковой дивизии.

Возможны еще большие сокращения по мере того, как прояс­нятся характер и степень сотрудничества с немцами. Поскольку, однако, подготовительные шаги в этом направлении маловероят­ны, если вероятны вообще, вышеуказанные цифры могут рассма­триваться как минимальные на начальной стадии действий.

Требования обороны

17. Можно ожидать проблем со стороны Югославии и, без со­мнения, наличия (русских) сил, (способных предпринять) на­ступление в Австрии. Поскольку, однако, местность вплоть до се­верных границ Австрии гористая и труднопроходимая, Верхов­ное союзное командование, Средиземноморская (группировка), на наш взгляд, могут организовать оборону этого участка до рай­она севернее Зальцбурга наличными силами. На эти цели будут полностью задействованы 3 бронетанковые и 12 пехотных диви­зий из числа имеющихся в наличии.

18. К северу от Зальцбурга мы имеем в распоряжении сильные оборонительные позиции вдоль линии от Богемских гор до Цвик­кау. Тем не менее ввиду их протяженности (250 миль) и с учетом численного превосходства русских, для обеспечения безопасно­сти этого участка фронта, на наш взгляд, потребуются силы по­рядка 5 бронетанковых и 20 пехотных дивизий.

Содействие со стороны немцев

19. Возможность содействия со стороны немцев рассмотрена в Приложении IV; согласно расчетам, на ранних этапах (военной кампании) можно переформировать и перевооружить 10 немец­ких дивизий. На них, однако, не следует рассчитывать в срок к 1 июля. Следовательно, хотя они и могут быть заново перефор­мированы ко времени участия в боевых действиях к осени, мы не включили их в наши расчеты.

20. Переформирование более значительных немецких сил бы­ло бы куда более продолжительным по времени мероприятием, поскольку оно связано с широкомасштабным переоснащением (немецких частей снаряжением) из союзных источников.

Заключение О наличных силах (союзников)

21. Таким образом, по нашим расчетам, наличные силы союз­ников для проведения наступательных операций на Севере со­ставляют:

Военно-воздушные силы

22. При условии, что никаких сокращений в силах передового базирования не предполагается, тактические ВВС союзников в Северо-Западной Европе и Средиземном море будут составлять 6714 самолетов первой линии. Потенциал бомбардировочной авиации составляет 2464 самолета, из которых 1840 базируются в Соединенном Королевстве и 624 на Средиземном море.

23. О передислокации американских ВВС после 1 июня 1945 г. информации нет. Следовательно, приведенная раскладка может претерпеть изменения в сторону сокращения за счет продолжа­ющейся в течение июня передислокации (американской авиа­ции), если таковая будет иметь место.

ВМС

24. Несмотря на ограничения, налагаемые на проведение опе­раций льдами в зимние месяцы, на Балтике будут необходимы следующие силы: — 2 или 3 крейсера; — 2 флотилии эсминцев (включая 1 флотилию флота (метрополии)); — флотилия подводных лодок (малого класса); — несколько флотилий моторизованных батарей/бронека­теров; — 1 штурмовое соединение.

25. Эти силы, по-видимому, вынуждены будут базироваться в Брюнсбюттелькоге с передовыми базами на северогерманском побережье чуть позади сухопутных сил, а также в Швеции, где на эту роль подойдут Карлскруна (главная военно-морская база шведов) и Лиде-Фьорд.

26. Часть вышеозначенных сил может быть подтянута из флота метрополии, поскольку угроза в Северном море со сторо­ны русских чрезвычайно слаба, но остальную их часть придет­ся обеспечивать ценой наращивания наших сил на Дальнем Во­стоке.

27. Малотоннажные военные суда потребуются только в водах метрополии и в Средиземном море для уничтожения любых вра­жеских судов, рискнувших выйти из северных русских портов или через Дарданеллы в Средиземное море.

НАЛИЧНЫЕ СИЛЫ РУССКИХ

Сухопутные силы

28. Силы русских в Европе рассматриваются в Приложении II.

В целом войска, которыми они располагают, составляют:

— 169 ударных дивизий; — З47 обычных дивизий;
— 112 ударных танковых бригад;
— 141 обычную танковую бригаду.

29. Невозможно предвидеть изменения в дислокации русских к 1 июля. Тем не менее следует предполагать, что в связи с необ­ходимостью подготовки общественного мнения союзников к бу­дущей войне с Россией любое нападение (на нее) не станет (для русских) совершенным сюрпризом. Вероятно, они придут к за­ключению, что наступление с нашей стороны, скорее всего, бу­дет предпринято на Севере.

З0. Русским, вероятно, придется иметь дело со значительными проблемами по обеспечению внутренней безопасности в Поль­ше. Огромное большинство поляков, скорее всего, настроено ан­тирусски; русским не приходится полагаться на поддержку или просто нейтралитет даже армии Берлинга, насчитывающей се­годня в своих рядах 10 дивизий.

31. Но даже при таком допущении мы должны принять в рас­чет то, что нашему наступлению придется столкнуться с силами следующих армейских группировок русских:

— 2-й Прибалтийский (фронт);
— 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский (фронты);
— 2-й Белорусский (фронт); — 1-й Белорусский (фронт);
— 1-й Украинский (фронт).

32. В целом эти фронты составят:

— 100 ударных дивизий;
— 220 обычных дивизий;
— 88 ударных танковых бригад;
— 71 обычную танковую бригаду.

33. По грубым прикидкам это соответствует следующему эквиваленту союзных формирований:

— 140 пехотных дивизий;
— 30 бронетанковых дивизий;
— 24 танковые бригады.

ВВС

34. Российские ВВС на Западе имеют в своем распоряже­нии примерно 14600 самолетов, из которых 9380 — истребители и штурмовики и 3380 — бомбардировщики неустановленного ти­па, причем порядка 1 тыс. из них составляют тяжелую бомбарди­ровочную авиацию. 35. Таким образом, налицо порядка 2 тыс. самолетов разнород­ного или неустановленного типа, 800 из которых состоят на во­оружении военно-морской авиации русских.

ВОЗМОЖНАЯ СТРАТЕГИЯ РУССКИХ

36. На этапе открытия боевых действий стратегия русских, по-видимому, будет носить оборонительный характер. Если русские будут соответствующим образом предупреждены, они смогут укрепить передовые позиции, чтобы удержать нас на линии сопри­косновения. В силу значительного численного превосходства русские, возможно, вполне смогут предотвратить всякое продви­жение наших войск. Основную массу бронетанковых частей они, скорее всего, будут спокойно держать в тылу в качестве стратеги­ческого резерва в боеготовности для осуществления контрудара на тот случай, если нам удастся организовать прорыв. Если по­следнее произойдет, стратегия русских, вероятно, будет состоять в (организации) «вязкой» обороны вплоть до линии Одер — Нейсе в расчете на то, чтобы главное танковое сражение дать на терри­тории восточнее этих рек. Им не потребуется в обязательном порядке параллельно (веде­нию боевых действий на линии фронта) выводить свои войска из Богемии и Моравии, и если они решат сохранить контроль над этими областями, возможно, при поддержке чехов, то по мере на­шего продвижения вперед этот выступ в нашей линии (обороны) станет причинять нам все большие неудобства.

37. На этапе открытия сухопутной кампании русские, вероят­но, будут использовать свои ВВС в основном для обеспечения не­посредственной поддержки сухопутным войскам. Возможно, в этой же роли будет задействована дальняя бомбардировочная авиация русских как доказавшая свою полную неэффективность в роли стратегической авиации.

38. Русские могут попытаться организовать массовый саботаж на союзных линиях коммуникаций, в особенности во Франции, Бельгии, Голландии и в меньшей степени в Германии. Обычным методом здесь могло бы стать использование (для этой цели) местных коммунистов, к которым для усиления будут внедряться русские, специально отобранные из числа репатриантов, какое-­то время пребывавших там в качестве заключенных или на при­нудительных работах.

Краткая схема кампании.

39. Ввиду превосходства русских в сухопутных войсках всякая наступательная операция (против них) носит определенно риско­ванный характер. Если решение о проведении сухопутной насту­пательной операции будет все же принято, для достижения эф­фекта максимальной внезапности с тем, чтобы выбить русских из равновесия, можно с учетом вышеизложенного сделать вывод о целесообразности нанесения двух главных ударов двумя следу­ющими армейскими группировками:

— на севере по оси Штеттин — Шнейдемюль — Быдгощ;
— на юге по оси Лейпциг — Коттбус — Познань и Бреслау.

40. Первоочередной целью здесь стал бы (выход на) линию Одер — Нейсе. Далее возможно наступление по общей линии Данциг — Бреслау. Однако степень продвижения на восток от линии Одер — Нейсе зависит от результата главного танково­го сражения, которое, как показано выше, может произойти в этой зоне, т. е. на участке Шнейдемюль – Быдгощ – Бреслау -­ Глогау.

41. Следует учитывать, что если русские не отойдут из Боге­мии и Моравии, то по мере развертывания нашего наступления будет растягиваться и наш южный фланг, за которым нам при­дется пристально следить. В силу протяженности гор, начиная от Герлица, с юга на восток протяженность фронта будет возрастать по мере нашего продвижения вперед.

42. Следовательно, если к осени мы достигнем линии Дан­циг- Бреслау и боевые действия по-прежнему продолжатся, мы можем оказаться в сложной ситуации, перед выбором: либо мы продвигаемся вперед, растягивая в тяжелых погодных условиях наши коммуникации, либо в течение (длинной) восточноевро­пейской зимы удерживаем слишком протяженный для имею­щихся в наличии сил фронт. Если продвижение за эту линию не­избежно, мы вполне можем оказаться втянутыми в фактическую тотальную войну, а стало быть, следуя посылке, на которой стро­ится анализ, нам необходимо одержать победу, достаточную для того, чтобы заставить русских подчиниться нашим условиям, за­паднее генеральной линии Данциг — Бреслау.

ВЫВОДЫ

43. Итак, мы приходим к следующим заключениям.

а) Кампания в ее начальном виде будет носить характер сухо­путной операции в Северо-Восточной Европе.
б) Воздушные операции будут осуществляться в форме пря­мой поддержки наземных операций. Нам нужно быть готовыми нанести жестокое поражение русским ВВС и создать серьезные проблемы на железнодорожных коммуникациях в тылу у рус­ских.
в) Нам придется на деле упрочить свое военно-морское пре­имущество на Балтике и быть готовыми предотвратить любое движение русских в сторону Швеции или Дании.
г) Главные сухопутные операции будут носить характер союз­ного наступления к северу от линии Цвиккау — Хемниц — Дрез­ден — Герлиц, а остальная часть фронта будет удерживать обо­рону.
д) Какими именно силами для наступления мы будем распола­гать, в значительной степени зависит от неизбежных отвлекаю­щих обстоятельств, связанных с обеспечением функциониро­вания союзных коммуникаций на разрушенных немецких терри­ториях. В вышеозначенном (см. пункт «г») регионе мы, скорее всего, столкнемся с превосходством противника по танкам — в два раза и по пехоте — в четыре раза.
е) Ввиду такого превосходства (русских) любая наступатель­ная операция приобретает рискованный характер.
ж) В том случае, если, добившись эффекта неожиданности и выбив русских из состояния равновесия, (нами) будет призна­на возможность дальнейшего продвижения на восток, результат будет зависеть от исхода главного танкового сражения, которое может произойти восточнее линии Одер — Нейсе. Превосходство в управлении войсками и в авиации, возможно, позволит нам вы­играть эту битву, но нашу стратегическую позицию нельзя будет назвать в основе своей сильной, и фактически мы вынуждены бу­дем сделать ставку на тактический исход одного-единственного большого сражения.
з) В условиях продолжающихся боевых действий всякое про­движение за линию Данциг- Бреслау чревато опасными ослож­нениями. Не сумев одержать необходимую победу к западу от на­званной линии, мы фактически окажемся ввязанными в тоталь­ную войну.

Прuложенuе II

СИЛЫ РУССКИХ И ИХ ДИСЛОКАЦИЯ

ЭКОНОМИКА

1. В настоящее время Россия производит огромную массу во­енных материалов для своих сухопутных и военно-воздушных сил. Львиная доля их транспортируется в армейские части по протяженным и разреженным линиям коммуникаций, особенно уязвимым для ударов с воздуха.

2. Ее (России) военный потенциал существенно возрастет в первой половине 1945 г. за счет промышленных ресурсов и сы­рья оккупированных ею территорий, в особенности за счет Верх­ней Силезии. Эти территории ныне реорганизуются русскими, . и большая часть промышленного оборудования, согласно донесе­ниям, ныне находится в процесс е демонтажа и транспортировки в Россию. Следовательно, русские не получат немедленного вы­игрыша от приобретения этих ресурсов и не смогут восполнить соответствующим образом утрату союзных поставок. С другой стороны, военные силы русских получат некий немедленный вы­игрыш от захвата германского снаряжения — в особенности ав­тотранспорта и противотанкового оружия.

З. В закончившейся войне из продукции, на союзные поставки которой Россия полагалась в самых широких масштабах, назовем автотранспорт и высокооктановый авиационный бензин, импорт которого составил примерно половину всех поставок. для под­держания массового производства военной продукции на ны­нешнем уровне Россия ныне в значительной степени нуждается в союзных поставках, в особенности взрывчатых материалов, ка­учука, меди, окиси магния и некоторых ферросплавов. Тем не менее даже если она лишится этих поставок, нельзя будет с уве­ренностью утверждать, что она не сможет, если примет такое ре­шение, с помощью военных трофеев продолжать войну с неубы­вающей и всеохватывающей эффективностью на протяжении периода в несколько месяцев. Наиболее ощутимы будут ее потери в таких областях, как техническая оснащенность самолетов, военный транспорт и взрывчатые материалы.

4. Россия, вероятно, сумеет сохранить свой нынешний уро­вень рационирования в отсутствие продовольственных поставок союзников, даже если для этого, возможно, придется пойти на взыскание тяжкой контрибуции со всех оккупированных ею в Европе территорий.

5. Россия окажется перед исключительно серьезной задачей полного восстановления коммуникаций к 1 июля. Подавляющая часть мостов будет по-прежнему представлять собой времен­ные деревянные конструкции, не удастся восстановить желез­нодорожную сеть к востоку от Вислы и сменить ширину колеи на ней, возможно, за исключением главных магистралей, веду­щих с Востока на Запад. Последние будут уязвимы для ударов с воздуха. Она (Россия) будет страдать от возрастающей нехватки локо­мотивов и автотранспорта, вызванной их износом и ударами авиации. Нехватка эта будет усиливаться по причине вынужден­но длинного прогона из основных промышленных регионов, (расположенных) на Урале и к востоку от Москвы. У русских не возникнет проблемы сокращения живой си­лы для работ внутри России благодаря возвращению военно­пленных и перемещенных лиц и широкомасштабному призы­ву на военную службу рабочей силы на оккупированных терри­ториях.

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РУССКИХ

Армия

6. Если допустить, что в нынешней войне русские потеряли ориентировочно 10- 11 млн. человек, то общая численность отмо­билизованных сухопутных сил русских на 1 июля может соста­вить чуть более 7 млн. человек. Более 6 млн. из них, по нашим оцен­кам, задействованы на европейском театре военных действий. Кроме того, в их составе будут действовать около 600 тыс. чело­век (личного состава) подразделений спецбезопасности (НКВД). В русской армии сложилось способное и опытное Верховное главнокомандование. Это чрезвычайно стойкая в (бою) армия, на содержание и передислокацию которой уходит меньше средств, чем в любой из западных армий, и она использует дерзкую такти­ку, в значительной степени основанную на пренебрежении к по­терям при достижении поставленных целей. (Система) охраны и маскировки (русских) на всех уровнях отличается высоким уровнем. Оснащение (русской армии) на протяжении войны стремительно улучшалось и ныне является хорошим. О том, как оно развивалось, известно достаточно много, и можно утверж­дать, что оно определенно не хуже, чем у других великих держав. Продемонстрированная русскими способность к улучшению су­ществующих видов вооружения и снаряжения и развертыванию их массового производства чрезвычайно впечатляет. Известны примеры того, как немцы копировали основные характеристики образцов русского оружия. За время войны отмечено заметное продвижение (русских) в области радиосвязи и технических средств форсирования рек, ремонта бронетехники и восстанов­ления железнодорожных путей. На высоком уровне находится подготовка инженерных кадров.

7. С другой стороны, на сегодняшний день русская армия стра­дает от тяжелых потерь и усталости, вызванной войной. Тактиче­ский и образовательный уровень (русских солдат) в целом ниже, чем у германской армии. В силу сравнительного невысокого об­щего уровня образования русские вынуждены резервировать лучший человеческий материал для специальных родов войск: ВВС, бронетанковых подразделений, артиллерии и инженерных войск. В силу этого с точки зрения уровня подготовки солдата пе­хота оказалась не на высоте положения в сравнении с западными стандартами. Наблюдается ощутимый недостаток высокообразо­ванных и подготовленных штабных офицеров и офицеров сред­него звена, что неизбежно оборачивается сверхцентрализацией (в управлении). Есть многочисленные свидетельства того, что русское командование сталкивается за рубежом со значительны­ми проблемами поддержания дисциплины. Широко распростра­нены мародерство и пьянство, и это — симптом того, что армия устала от войны, (что особенно отчетливо проявляется) при со­прикосновении с более высоким уровнем материального достат­ка, нежели тот, что достигнут дома. Любое возобновление войны в Европе вызовет в Красной армии серьезное напряжение. Ее частям придется сражаться за пределами России, и Верховное глав­нокомандование, возможно, столкнется со сложностями в под­держании морального духа среди рядового состава, в особенно­сти пехотных подразделений низшего звена. Этот фактор может быть усилен посредством эффективного использования союзной пропаганды.

ВВС

8. Моральный настрой русских ВВС заслуживает высокой оценки. Русские летчики отличаются разумностью и действуют с неизменной компетентностью, иногда — с блеском и обладают обширным опытом ведения тактических операций малой дально­сти в поддержку армейских сил. Следует, (правда,) учесть, что они давно уже действуют в условиях численного превосходства над немцами. их подготовка и дисциплина находятся практиче­ски на уровне союзных ВВС.

9. В целом силы передовой линии русских ВВС имеют в своем составе 16500 действующих самолетов, объединенных в четыре армии: Армейские ВВС численностью свыше 14 тыс. самолетов, осна­щенных для оказания непосредственной поддержки армейским сухопутным операциям. Военно-морская авиация. Эти силы в составе свыше 1100 само­летов по характеру соподчинения русскому флоту близки скорее к (нашим силам) берегового командования и командования миноустановочных сил бомбардировочной авиации, чем с нашими ВВС флота. (Основные усилия) этих сил (русских) сосредоточе­ны в первую очередь на противолодочных операциях. Дальняя бомбардировочная авиация состоит примерно из 1 тыс. самолетов. Пока она показала себя в качестве стратегического назначения неэффективной. Силы истребительной авиации (ПВО). Эти подразделения, численностью примерно в 300 самолетов, предназначены для обороны важных целей на территориях в тылу. Кроме того, до­полнительные силы оборонительной истребительной авиации входят в состав истребительных подразделений ВВС. Эти самоле­ты предназначены для обороны важных целей и, вероятно, име­ют недостаточный опыт в их обороне.

10. Российские самолеты имеют современную конструкцию и отвечают задачам, которые они призваны решать. В целом, од­нако, они уступают образцам союзных самолетов. Русские ВВС не организованы и не оснащены таким образом, чтобы противо­стоять современным дневным или ночным силам дальних бом­бардировщиков, сражаться с дневными силами или действовать в роли стратегических (бомбардировщиков). В частности, рус­ская радарная техника, насколько можно судить, находится на уровне, значительно уступающем западным стандартам.

11. Производство самолетов (у русских за годы войны) вырос­ло. Достигнут выпуск 3 тыс. самолетов в месяц. Этих объемов производства достаточно, чтобы возмещать потери, понесенные от немцев. Однако, если союзники откажут (России) в поставках алюминия и нанесут им, согласно нашим конфиденциальным планам, тяжелые потери, эти объемы производства окажутся со­вершенно недостаточными в свете новых требований.

12. (Авиапромышленность) России примерно на 50 процентов зависит от союзных поставок авиационного горючего. В течение ближайших шести месяцев она едва ли будет в состоянии полу­чать существенные объемы его с бывших германских (нефтепе­рерабатывающих) заводов.

ВМС

13. Незначительные по размерам военно-морские силы рус­ских не могут быть названы современным и эффективным ору­дием ведения войны, и при нынешнем положении дел ни один из их многочисленных флотов не в состоянии проявить инициативу в войне на море. Оснащение (кораблей) в значительной степени устарело, уровень обучения и подготовки персонала низок. Офи­церы и матросы не знакомы с последними достижениями в веде­нии морской войны, в особенности в части взаимодействия (фло­та) с авиацией. Кораблестроительные верфи в Ленинграде по­вреждены, аналогичные верфи на Черном море разрушены совершенно.

Дополнение 1 к Приложению II

Силы Красной армии (исключая армии сателлитов)

Эквивалент в союзных дивизиях

Прuложенuе III

СОЮЗНЫЕ СИЛЫ И ИХ ДИСЛОКАЦИЯ

ВМС

В целом силы общего назначения британских ВМС — даже при отсутствии поддержки со стороны Соединенных Штатов ­совершенно достаточны для ведения дел с русскими военно-мор­скими силами, а их диспозиция на 1 июля должна обеспечить им необходимое преимущество в Европе.

Армия

2. Распределение союзных войск, которыми мы, согласно на­шим оценкам, располагаем, показано в Дополнении 1.
<…
4. Вышеприведенные расчеты сделаны на следующей основе: — Американские планы передислокации допускают вывод (из Европы) к 1 июля четырех дивизий. (Следовательно) одну броне­танковую и три пехотные дивизии следует вычесть временно из американских сил, размещенных в Северо-Восточной Европе. Отметим значительный масштаб планируемой после 1 июля пе­редислокации (американских сил): только за июль могут быть вы­ведены 10 дивизий.

— Взяты в расчет начавшийся вывод на родину канадских (ча­стей) и перемещение из Средиземноморья индийских подразде­лений.
— Не принималась в расчет (предстоящая) демобилизация (вооруженных сил Великобритании), поскольку, по нашим оцен­кам, даже начавшись в той или иной степени, она не наберет к 1 июля такие масштабы, чтобы ощутимо отразиться на боеспо­собности наших войск.

Моральный настрой

5. В случае реализации посылки, сформулированной в пунк­те 1 (а) сопроводительной записки, не следует, по нашим оцен­кам, ожидать заметного падения боевых качеств наших войск.

Снаряжение и ресурсы

6. С учетом приводимых далее оговорок положение с оснаще­нием (войск) должно оказаться удовлетворительным. В том, что касается британских войск, однако, необходимо предпринять не­медленные действия для обеспечения того, чтобы:

а) производство артиллерийских боеприпасов сохранялось на нынешнем уровне;
б) поставки танков "Шерман" из американских источников про­должались;
в) канадское (военное) производство оставалось на нынешнем уровне.

Поgразgеления, которые могут быть привлечены для проведения операций

7. Следует учесть, что в Северо-Восточной Европе — незави­симо от позиции, которую займут (по отношению к конфликту) немцы, — значительные силы и ресурсы, в особенности инже­нерных (войск), будут связаны (проблемами, которые нам при­дется решать) в оккупированных районах Германии.

ВВС

8. Моральный дух союзных ВВС высок. Уровень (боеготовнос­ти) экипажей во всех отношениях хороший, они отлично подго­товлены, дисциплинированны, обладают (необходимым) опытом. Подготовка новых экипажей будет продолжаться.

9. Стратегические ВВС объединены в подразделения и части, насчитывающие 2464 дальних бомбардировщиков, способных точно сбрасывать значительный груз бомб как на стратегические, так и на тактические цели в дневное и ночное время, Истре­бительное сопровождение стратегических бомбардировщиков в дневных операциях достигло той степени эффективности, при которой можно ожидать от них действий как на русских линиях (обороны), так и за их пределами с минимумом потерь. Однако эффективность действий этих сил связана со сложной системой наземной организации, по причине чего их нельзя быстро пере­местить с одного театра боевых действий на другой. Такой недо­статок мобильности порождает необходимость (строительства) временных аэродромов в случае, если возникнет необходимость ударов по целям за пределами радиуса действий ныне используе­мых самолетов.

10. Тактические ВВС, состоящие из 6714 самолетов передовой линии, способны оказать мощную и непрерывную поддержку на­шим сухопутным войскам. Тактическая авиация способна также оборонять важные цели от ударов авиации противника.

11. Оснащение союзных ВВС повсеместно превосходит осна­щение русских военно-воздушных сил, Касаясь наличного числа союзных самолетов передовой линии, следует отметить, что ко­личество американских самолетов, указанных в Дополнении II, может существенно сократиться в силу передислокации, кото­рую американцы намереваются провести в течение июня, сведе­ниями о которой мы не располагаем,

12. (Объем) производства самолетов и снаряжения Соединен­ными Штатами после 1 июля 1945 г, нам неизвестен, но можно ожидать его сокращения. Производство самолетов и снаряжения в Соединенном Королевстве уменьшится. Дефицита с поставка­ми авиационного горючего нет.

13. В Дополнении II показаны силы и диспозиции Королевских ВВС, ВВС доминионов и союзных ВВС на европейском и среди­земноморском театрах боевых действий к 1 июля 1945 г, Цифры по американским ВВС даны на 1 июня 1945 г. Поскольку мы не располагаем данными о передислокации американских войск по­сле 1 июня, к цифрам по американским (ВВС) следует относится с оговорками,

Прuложенuе IV

ОЦЕНКА НЕМЕЦКОЙ РЕАКЦИИ НА КОНФЛИКТ МЕЖДУ ЗАПАДНЫМИ СОЮЗНИКАМИ И РОССИЕЙ

Позиция Германского генерального штаба и офицерского корпуса

1. Германский генеральный штаб и офицерский корпус, вероят­но, придут к выводу, что (решение) встать на сторону западных союзников будет наилучшим образом соответствовать их интере­сам, однако степень их готовности к эффективному и активно­му взаимодействию может быть ограничена — в первую очередь в силу того, что германская армия и гражданское население уста­ли от войны.

Позиция гражданского населения Германии

2. Усталость от войны станет доминирующим фактором, (вли­яющим на) позицию гражданского населения Германии. Неже­лание сотрудничать с западными союзниками может быть усиле­но (под воздействием) русской пропаганды, (ведущейся) из рус­ской оккупационной зоны. Тем не менее укоренившийся страх перед большевистской угрозой и репрессии русских, вероятнее всего, заставят немецкое гражданское население сделать выбор в пользу англо-американской, а не русской оккупации и, таким образом, склонят его на сторону западных союзников.

Возможные проблемы союзников в связи с обеспечением безопасности внутри Германии

З. В общем и целом позиция гражданского населения в Герма­нии вряд ли примет форму активной и организованной враждеб­ности по отношению к англо-американским войскам, тем не ме­нее следующие факторы являются потенциальными источника­ми беспорядков и саботажа:

а) Невыносимые условия жизни. Такая ситуация может воз­никнуть в том случае, если транспортных средств, которыми (мы) располагаем ныне в Германии, будет достаточно либо для поддер­жания сносного уровня жизни гражданского населения, либо для поддержки оперативных действий союзных войск, но не для ре­шения обеих этих задач одновременно.
б) Немецкая молодежь, унаследовавшая от нацистской пропа­ганды все свои нынешние представления о западной демократии.
в) Безработные в разрушенных районах, таких как порты и промышленные центры, в особенности (если события будут происходить) на фоне усугубления тяжелых условий жизни. Не­довольство этого класса может проявиться не только в недобро­желательности к англо-американским войскам, но и потенциаль­но в про русских настроениях.
г) Значительная масса немецких военнопленных или потенци­альных военнопленных, (оказавшихся) в руках англо-американских союзников, которых нужно либо содержать под охраной, либо освобождать, чтобы они заботились о себе сами. Освободив­шись, они могут составить крайне серьезный источник потенци­альных беспорядков.

4. Пока еще слишком рано давать оценку тому, как германская администрация, даже при наличии готовности к сотрудничеству, сможет распорядиться этими потенциальными источниками бес­порядков и саботажа, но представляется очевидным, что англо­американским войскам потребуется (разместить) охранные гар­низоны в германских индустриальных районах и портах. Кроме того, существенных (сил) может потребовать охрана наших глав­ных коммуникаций.

Потенциальная военная ценность германских войск

5. Если от Германии потребуют воевать на стороне западных союзников, Германский генеральный штаб должен быть доста­точно серьезно реформирован для того, чтобы иметь возможно­сти для создания, организации и контроля над армией. Возмож­но, Генеральный штаб не пойдет на сотрудничество с нами до за­ключения некоего политического соглашения между Германией и западными союзниками.

6. Хотя на ранних этапах немцы могут приветствовать альянс с западными союзниками во имя «крестового похода» против большевизма и их воля к ведению военных действий сохранится как минимум в частях, сражавшихся на Восточном фронте, стремление немцев восстановить свой воинский престиж может быть ограничено следующими факторами:

а) Настрой ветеранов (в особенности немецких военноплен­ных, долгое время находящихся в плену) на то, что война, как бы то ни было, закончена, пусть даже Германия и проиграла ее.
б) Затаенная злоба за понесенное поражение, усугубленная политикой невступления (союзников) в тесные дружественные отношения (с Германией). в) Неизбежное замешательство (в настроениях), вызванное сменой сторон (в конфликте).
г) Тяжелые условия ведения боев на Восточном фронте, о чем (немцам) хорошо известно.
д) Усталость от войны. е) Русская пропаганда. ж) Определенное злорадство при виде того, как западные со­юзники впутываются в неприятности с Россией.

7. Таким образом, немецким генералам, даже если они захотят выступить на стороне англо-американских войск, придется столкнуться с определенными проблемами введения в бой войск на ранней стадии кампании против русских значительных (не­мецких) сил. Вероятнее всего, они не смогут в самом начале (акции) ввести в бой более 10 дивизий. Но даже для сбора такого рода сил потребуется значительное время, причем степень задержки будет определяться разбросанностью немецких военно­пленных, (оказавшихся) у англо-американцев.

Ограничения, вызванные недостатком снаряжения.

8. В силу следующих причин поставки снаряжения могут ока­заться лимитирующим фактором:

а) Значительная часть немецкого снаряжения, скорее всего, непригодна из-за отсутствия ухода и укрытий.

б) Перед окончанием боевых действий (у немцев) наблюдался недостаток снаряжения. Дефицит нельзя устранить немедленно, хотя можно привлечь для этих целей склады на таких удаленных территориях, как Норвегия.

в) Вооружение из немецких запасов значительных герман­ских сил (скажем, до 40 дивизий) фактически неосуществимо ввиду нехватки пригодного к использованию тяжелого вооруже­ния и автотранспорта.

г) Даже в том случае если немцы придут к решению, что помощь англо-американским войскам в большей степени отвечает их интере­сам, производство военного снаряжения и далее будет ограничено:

— усталостью от войны; — состоянием предприятий;
— нехваткой транспорта и соответственно дефицитом сырья.

9. Несмотря на это, немцы, скорее всего, смогут необходимым образом снарядить и ввести в бой те самые 1 О дивизий, о которых в пункте 7 говорилось как о возможном вкладе с их стороны (в со­юзную кампанию против русских).

* * *

В этом виде план был представлен на рассмотрение Комитета начальников штабов — высшего органа военного руководства во­оруженными силами Великобритании. 8 июня 1945 года последо­вало следующее их заключение, направленное У. Черчиллю:

ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ

В соответствии с Вашими инструкциями мы рассмотрели на­ши потенциальные возможности оказания давления на Россию путем угрозы или применения силы. Мы ограничиваемся тем, о чем свидетельствуют конкретные факты и цифры. Мы готовы обсудить их с Вами, если Вы того пожелаете.

а) Сухопутные войска

Русская дивизия отличается по своему составу от дивизии со­юзников. Поэтому мы пересчитали русские дивизии на их бри­танский эквивалент. Наша оценка общего соотношения сил в Ев­ропе по состоянию на 1 июля:

Превосходство в численности русской авиации будет в тече­ние определенного времени компенсироваться значительным превосходством союзников в ее управлении и эффективности, особенно стратегической авиации. Однако после определенного периода времени проведения операций наши воздушные силы будут серьезно ослаблены из-за недостатка в восполнении само­летов и экипажей.

в) Военно-морские силы Союзники, безусловно, могут обеспечить доминирующее пре­восходство своих сил на море.

3. Из соотношения сухопутных сил сторон ясно, что мы не рас­полагаем возможностями наступления с целью достижения быс­трого успеха. Учитывая, однако, что русские и союзные сухопут­ные войска соприкасаются от Балтики до Средиземного моря, мы должны быть готовы к операциям на сухопутном театре …

4. Поэтому мы считаем, что, если начнется война, достигнуть быстрого ограниченного успеха будет вне наших возможностей и мы окажемся втянутыми в длительную войну против превосходящих сил. Более того, превосходство этих сил может непомерно возрасти, если возрастет усталость и безразличие американцев и их оттянет на свою сторону магнит войны на Тихом океане». Подписали документ начальник Имперского генерального штаба фельдмаршал А. Брук и начальники штабов ВМС и ВВС.

У. ЧЕРЧИЛЛЬ — ОБЪЕДИНЕННОМУ ШТАБУ ПЛАНИРОВАНИЯ ВОЕННОГО КАБИНЕТА О ПЛАНЕ «НЕМЫСЛИМОЕ»

ОБЪЕДИНЕННЫЙ ШТАБ ПЛАНИРОВАНИЯ ВОЕННОГО КАБИНЕТА

Я прочитал замечания командующего относительно «Немыс­лимого», от 8-го июня, которые демонстрируют превосходство русских на суше два к одному.

2. Если американцы отведут войска к их зоне и перебросят ос­новную массу вооруженных сил в Соединенные Штаты и в Тихо­океанский регион, русские будут иметь возможность продви­нуться до Северного моря и Атлантики. Необходимо продумать четкий план того, как мы сможем защитить наш Остров, прини­мая во внимание, что Франция и Нидерланды будут не в состоя­нии противостоять русскому превосходству на море. В каких во­енно-морских силах мы нуждаемся и где они должны быть дислоцированы? Армия какой численности нам необходима и как она должна быть рассредоточена? Расположение аэродромов в Да­нии могло бы дать нам огромное преимущество и позволило бы держать открытым проход к Балтике, где должны быть проведе­ны основные военно-морские операции. Следует рассмотреть возможность обладания плацдармами в Нидерландах и Франции.

3. Сохраняя кодовое название «Немыслимое», командование предполагает, что это всего лишь предварительный набросок то­го, что, я надеюсь, все еще чисто гипотетическая вероятность.

W.S.C.

10.06.1945

Источник статьи

==============================

Сканы Доклада Штаба объединенного планирования «Операция Немыслимое»






Источник статьи

 

Метки: , ,

О несостоявшейся войне Англии и Франции против СССР


Сталин был прагматиком и поэтому отлично понимал, что у СССР-России нет друзей и союзников, кроме его армии и флота. Перед его глазами прошла трагедия крушения Российской империи, когда якобы наши союзники Англия и Франция сделали всё, чтобы помочь рухнуть нашей империи. Поэтому и политика Союза в 30-е годы была сугубо рационалистической – вокруг враги, и возможны лишь временные союзы, с целью выиграть время и вступить в большую войну как можно позже.

Обвинения руководства СССР в том, что оно де «дружило» с Третьим рейхом, а не с «демократическими» государствами абсолютно беспочвенны. Тогда все страны нормально относились к Германии и не считали её изгоем, те же Франция и Англия заключили с Гитлером пакты о ненападении раньше СССР и нисколько не смущались его «антисемитизмом», «расизмом» и другими вывертами немецкого нацизма. Да и уже во время Второй мировой войны Швеция и Швейцария, просто эталоны «демократии», нисколько не смущались брать деньги, драгоценности, золото, которое было награблено в СССР, снято с убитых людей в концлагерях.

Во время советско-финской войны 1939-1940 годов Лондон и Париж фактически начали подготовку к «крестовому походу» против СССР. И только стечение обстоятельств не привело к тому, что в настоящее время мы бы знали совсем другую истории Второй мировой войны – в ней масштабная война бы началась с того, что Англия и Франция напали бы на Советский Союз. А что было бы дальше, остаётся только гадать. Эта тема могла бы стать хорошей идеей для романистов альтернативной истории.

С самого начала т. н. «зимней войны» Хельсинки были поддержаны дипломатически со стороны западных демократий. А затем и получили всестороннюю поддержку: так, в финской армии против советской армии воевало интернациональное подразделение численностью практически в целую дивизию – более 10 тыс. человек, сформированное из шведов, норвежцев, датчан. В Финляндию ехали эстонцы, венгры, граждане Англии, США и т. д. Хельсинки исправно получали финансы и вооружение: было поставлено 350 боевых самолетов, 1500 артиллерийских орудий, 6 тыс. пулеметов, 100 тыс. винтовок.

А самое главное, Англия и Франция приняли решение о формировании 150-го экспедиционного корпуса для войны с СССР на стороне Финляндии. Фактически Лондон и Париж приняли решение об агрессии против Советского Союза! Он не успел прибыть на место по причине того, что Красная Армия смогла взломать оборонительные укрепления финнов, Финляндии угрожало полное поражение и оккупация в случае продолжения сопротивления. Хельсинки просят мира, хотя их западные союзники просили продолжать войну.

Гораздо раньше Гитлера, который утвердил план войны с СССР в декабре 1940 года, Лондон и Париж разработали свой план войны с СССР. Причём высадкой своих войск на севере – в Финляндии, ограничиваться не собирались. Уже 19 января 1940 года, т. е. почти годом ранее, чем гитлеровцы, французское правительство в соглашении с английским кабинетом министров начали планировать «Непосредственное вторжение на Кавказ». Так, заместитель начальника французского Главного штаба Военно-воздушных сил генерал Бержеро писал следующее: «Из района Ближнего Востока начнется наступление на Баку… Затем оно будет развиваться в северном направлении навстречу армиям, наступающим из Скандинавии и Финляндии на Москву». Что интересно, это было уже не первое планирование удара по Баку, ещё до начала советско-финской войны, в октябре 1939 года У.Биллит, посол США во Франции, сообщил в Вашингтон о том, что «в Париже обсуждается возможность бомбардировки и разрушения Баку». Причём удар планировали нанести без объявления войны, неожиданно, не только по району Баку, но и другим стратегическим объектам СССР.

Что интересно, в тот период «заводилой» в агрессивных замыслах против СССР тогда выступала Франция. Прямо, какое совпадение с нашим временем – Саркози, французские политики в агрессии против Ливии и агрессивной риторике в отношении Сирии впереди всех. Правда, и в настоящее время Париж не может действовать самостоятельно, силёнок маловато. Да и тогда надеялись на силы англичан. Именно Англия тогда имела и мощный флот, и авиацию, способную нанести удар по Баку. Но Лондон осторожничал, хорошо французам рваться в бой, а у них «под боком» у СССР – Персия, Ирак, а за ними стратегически важные – Египет, Индия. 22 февраля штаб французских ВВС выдал расчёт необходимых сил и средств для уничтожения советской нефтяной базы в районе Баку.

3 – 5 апреля 1940 года, во время заседания англо-французского Комитета представителей военного командования, которое специально создали для координации усилий по подготовке и проведению вторжения в советскую Россию, было принято решение, что надо бомбить не только Баку, Батуми, но и Поти, так как там были расположены нефтетерминалы для бакинской нефти. Генерал Митчелл, командующий английскими ВВС на Ближнем Востоке, в конце апреля 1940 года получил из Англии указание готовить воздушную операцию по подготовке бомбардировки Баку и Батуми. В штабе английских ВВС считали, что 3 эскадрильи бомбардировщиков за срок от 6 недель до 3 месяцев вполне смогут уничтожить все имеющиеся нефтепромыслы. Генерал Вейган, который командовал французскими войсками на Ближнем Востоке, 17 апреля 1940 года сообщил французскому главнокомандующему и правительству: «Подготовка к бомбардировке кавказских нефтяных месторождений настолько продвинулась, что можно рассчитать время, в течение которого эта операция может быть выполнена». Вейган даже сообщил точное время удара по СССР, когда силы для удара будут подготовлены: конец июня – начало июля 1940 года.

23 марта 1940 года с аэродрома Хестона поднялся и взял курс на юго-восток гражданский самолет «Локхид – 12А» с регистрационным номером G-AGAR, которым управлял Хейг Маклейн. После промежуточных посадок на Мальте и в Каире самолет достиг британской военной базы в Багдаде. На следующий день, рано утром 24 марта, с двумя фотографами разведчик поднялся и перелетел иранское высокогорье и затем оказался в небе над Баку. Час, никем не обнаруженный, самолет-разведчик кружил над городом на высоте 7 тыс. метров и производил съемку. По возвращении самолёта на военную базу результаты разведывательных съемок были представлены в разведцентр МИ-6 и в разведку английских ВВС. После изучения и обсуждения полученных результатов были разработаны 2 сходных по характеру плана под кодовыми названиями – британский «Ма-6» и французский «RIP».

Согласно им, для нанесения бомбового удара по нефтепромыслам Баку предполагалось привлечь 90 – 100 самолетов, планировалось использовать бомбардировщики американского производства «Глен Мартин» и английские бомбардировщики «Блэнхейм». Удары должны были осуществляться и днем, и ночью с различных высот. В результате таких бомбардировок, Баку планировалось уничтожить за две недели, Грозный – за 12 дней, а Батуми – за полтора дня. Самолёты британских ВВС должны были взлететь из города Мосул (современный Ирак). Для увеличения продолжительности полета к некоторым самолетам прикреплялись дополнительные баки с горючим. Вес бомбовой загрузки каждого бомбардировщика был 450 кг. К июню 1940 года планировалось завершить строительство 20 аэродромов для ведения этой войны. Во Франции против этих планов выступал генерал де Голль, в Англии — военный министр Черчилль, они считали, что Гитлер и его планы — более приоритетная цель.

Кроме авиаударов, в войну против СССР, вместе с Англией и Францией, предполагали вовлечь Турцию, Румынию и Югославию. Для войны на Кавказском направлении планировалось привлечь французский корпус в Сирии и Ливане под командованием генерала Максима Вейгана.

Вейган (Weygand) Максим (1867-1965), французский генерал. С начала 1939 — главнокомандующий французскими войсками в Сирии и Ливане. С 19 мая 1940 — начальник штаба национальной обороны и верховный главнокомандующий, один из организаторов капитуляции Франции.

Знали ли об этом в СССР?

Судя по всему, знали, иначе чем объяснить тот факт, что уже к концу 1939 года, после начала подготовки англо-французских планов бомбардировки Баку, в Советском Союзе стали наблюдаться признаки активного перемещения войск по направлению в район Баку. 31 декабря 1939 года нарком обороны Советского Союза К.Е.Ворошилов приказал усилить силы Закавказского военного округа за счет призыва резервистов сверх штатов мирного времени. 10 января 1940 года в Азербайджан была переброшена 31-я стрелковая дивизия из состава Северо-Кавказского военного округа. В Москве серьёзно отнеслись к возможной угрозе на этом направлении — 6 марта 1940 года сам нарком обороны СССР К.Ворошилов лично совершил инспекционную поездку по районам бакинских нефтепромыслов. По решению правительства и ЦК ВКП (б) Азербайджана на предприятиях народного хозяйства республики стали в срочном порядке формировать местные отряды ПВО, в составе которых были организованы санитарные и противопожарные подразделения.

Большое внимание уделили укреплению противопожарной службы объектов нефтяной промышленности. На всех предприятиях нефтеперегонной и нефтеперерабатывающей отрасли Азербайджана были созданы добровольные ячейки противопожарного общества. В середине марта 1940 года разведка французов получила информацию о том, что Советский Союз запросил у американцев специалистов по тушению нефтепромыслов, а также попросил рекомендации экспертов США по «эффективному пожаротушению нефтяных месторождений в Баку в случае их бомбежки». Американские специалисты, отвечая на запрос из СССР, сообщили, что «почва тех мест настолько пропитана нефтью, что пожар непременно будет распространяться с большой скоростью и перейдет на другие месторождения». По мнению их экспертов, тушение пожаров на нефтепромыслах займет как минимум несколько месяцев, а добыча нефти будет возможна только через годы. Таким образом, можно сделать вывод, что советское руководство знало о подготовке англичан и французов к нанесению бомбового удара по нефтепромыслам Баку.

По данным Генштаба ВВС РККА, до апреля 1940 года Военно-воздушные силы Закавказского военного округа состояли из 60-й авиабригады, 5-й дальнеразведовательной эскадрильи и 6-й разведовательной эскадрильи. Но в связи с угрозой нападения на этом направлении, уже в апреле – мае 1940 года в Закавказский округ из Прибалтийского округа были передислоцированы управления 3-й, 17-й и 64-й авиабригад и 9-ть авиаполков, 18-я и 41-я среднебомбардировочные бригады, 6-я и 42-я дальнебомбардировочные бригады. Из Белорусского военного округа в Закавказский округ был передислоцирован 35-й истребительный полк (ИАП), из Московского военного округа – 133-й ИАП, из Северо-Кавказского округа – 12-й дальнебомбардировочный авиаполк. Кроме этого, в Закавказском военном округе были созданы управления 45-й авиабригады, 82-й и 84-й истребительных и 83-й дальнебомбардировочных полков. В итоге летный парк ВВС Закавказского округа был увеличен с 243 боевых самолетов на 1 марта 1940 года до 1023 машин на 1 июня 1940 года.

Почему удар не состоялся?

Во-первых, Финляндия понесла поражение раньше, чем Париж и Лондон успели выполнить свой план на северном фланге предполагаемого фронта войны с СССР.

Во-вторых, 10 мая 1940 года вермахт нанёс удар по англо-франко-голландско-бельгийским войскам, «странная война» кончилась. В итоге Парижу и Лондону стало не до ударов по Баку. Фактически Третий рейх сорвал готовое уже начаться выступление Англии и Франции против СССР. Перенеси Гитлер свой удар ещё на месяца два-три, а начало операции «Гельб» не раз переносили, и история Второй мировой войны могла быть совсем для нас непривычной.

Как же в «демократических» Англии и Франции ненавидели СССР, что в условиях уже официально объявленной Германии войны, которую назвали «странной», так как не было активных боевых действий, вплоть до удара Рейха, спланировали и подготовили внезапную агрессию против СССР! Хотя в Париже и Лондоне знали о готовящемся ударе вермахта – 10 января 1940 года произошёл т. н. «Мехеленский инцидент». Около бельгийского города Мехелен сделал вынужденную посадку майор, офицер связи, у него при себе был полный оперативный немецкий план наступления на западе, сжечь он его не успел. Бельгийцам, а через них англичанам и французам попал в руки план «Гельб» — удар вермахта планировался на 17 января 1940 года. Но и этот довод не остудил англо-французские замыслы о войне с СССР. Их остудили немцы в Париже, вот такой интересный поворот истории.

Источники
http://www.winterwar.ru/index.htm
http://militera.lib.ru/h/shirokorad1/index.html
http://www.ourbaku.com/index.php5/Бомбы_на_Баку_-_Военные_планы_Франции_и_Англии_против_СССР_(1939_/1940г.г.

Александр Самсонов
24.06.2012

Источник статьи

 

Метки: , ,

Новый год в 1941 году


Ровно 70 лет назад наша страна встречала Новый год. Это был очень тяжелый год для страны, потерявшей огромное число людей, вооружения и главное – мирную жизнь. Но к этому моменту было сделано главное. Удалось отстоять Москву, сформировать сибирские дивизии, втянуть врага в зимнюю кампанию, и, наконец, 5 декабря разгромить его под Москвой. В 1942 год страна входила с пониманием того, что переломный момент наступил. Но впереди еще оставались долгие 3,5 года тяжелейшей войны.

На передовой Новый год прошел в боях. Это был период постоянных атак и контратак обоих сторон. Времени для встречи нового года не оставалось. Это очень хорошо чувствуется, когда начинаешь читать сводки с фронтов и воспоминания людей, находящихся на передовой.

Вот что сообщило гражданам СовИнформБюро вечером 31 декабря 1941 года.

В течение 31 декабря наши войска продолжали вести бои с противником на всех фронтах. На ряде участков наши войска, преодолевая попытки немецких войск закрепиться на новых рубежах, продолжали продвигаться вперёд, заняли ряд населённых пунктов и в числе их город КАЛУГУ и крупный железнодорожный узел НОВЫЕ КИРИШИ. В ходе боёв противнику нанесён большой урон в технике и живой силе. … 31 декабря подразделения бригады заняли исходное положение и по установленному сигналу одновременно с трех направлений перешли в атаку на противника, оборонявшего Оболенск. Враг прилагал все усилия к тому, чтобы удержать Оболенск, оказывая упорное сопротивление подразделениям, наступавшим с севера и востока, но стремительным ударом танкового батальона с тыла бригада сломила сопротивление врага в Оболенске, и противник, понеся большие потери, был вынужден в беспорядке отступить.

Сломив сопротивление противника в Оболенске, подразделения 26-й танковой бригады начали преследование врага вдоль шоссе и к исходу 1 января вышли к Малоярославцу с северо-востока, где совместно с частями 53-й стрелковой дивизии завязали бои за город.

Активно в этот день работал Народный комиссариат обороны. В начале декабря были созданы гвардейские кавалерийские соединения на базе войск Павла Белова. А 31 декабря в СССР появились первые два гвардейских стрелковых корпуса.

Я для себя в этом приказе с удивлением прочел, что оказывается не так плохи были дела в отношении новых танков в нашей армии, если приказом в стрелковые дивизии были отданы в немалом количестве сильнейшие танки КВ и Т-34, которых, по мнению многих историков, практически не было еще в 1941 году.

…4. Дополнительно в состав каждого Гвардейского стрелкового корпуса включить: а) по три лыжных батальона — распоряжением Начальника Главного Управления Формирования и Укомплектования войск;

б) по одной танковой бригаде, в составе 10 танков «КВ», 16 танков «Т-34» и 20 танков «Т-60» каждая — распоряжением Начальника ГАБТУ;…

Хотя многие войсковые соединения и встретили Новый год в боях, все уже почувствовали вкус побед на Московском направлении. В письмах солдат родным постоянно встречается уверенность в том, что 1942 год станет победным для СССР.

Завтра, Лиза, начинается новый 1942 год. Поздравляю тебя с новым годом, с новыми победами. В этом году мы должны окончательно уничтожить всех фашистов, находящихся на нашей территории в качестве оккупантов.

Для мирных жителей во многих городах Новый год все-таки стал праздником. Наверное, самой большой праздник был в Калинине (ныне – Тверь), который был освобожден буквально накануне, 16 декабря 1941 года. Город быстро стал восстанавливаться. За 14 дней до Нового года были запущены пекарни, электростанция и почта. Граждане получили основные блага и связь с близкими.

Правда, это письмо придет на месяц позже, но ты будешь знать, что я новый год встречал в блиндажах, на подступах к Москве и поздравил тебя с новым годом. Хотел написать телеграмму, но телеграф не принимает, а поэтому пишу письмом. Поцелуй за меня Фаю и Гену. Фая в новом 1942 году должна учиться еще лучше, чем в 1941 году. Передай привет маме, Шуре, Оле, Володе. Напиши, где Николай и что пишет. Пока до свидания, крепко целую тебя и Фаю с Геной. Твой Федя.

Надежду Новый год вселил и в жителей Крыма, который буквально накануне был освобожден нашей армией. Комсомольская правда посвятила этому событию целую передовицу. Интересно, что, собственно, о Новом годе в газете почти не слова.

В Москве Новый год широко не отмечался, хотя были предусмотрены новогодние массовые мероприятия. С новогодним поздравлением к гражданам обратился Михаил Иванович Калинин. Потом обычные люди у себя начали встречу Нового года, а известных людей и тружеников тыла пригласили на елку в ЦДРИ.

Вспоминает известный документалист Роман Кармен.

Шли последние дни 1941 года. Года, который принес столько горя, бедствий, испытаний. Гитлеровские войска были отброшены от Москвы на сто пятьдесят, а где и на триста километров. Москве больше не угрожала непосредственная опасность. Это была первая крупная победа над фашистскими захватчиками. Мы еще не представляли себе, каким страшным окажется лето сорок второго года, нам предстояло еще вкусить горечь тяжелых поражений. Но разгром гитлеровских войск под Москвой прозвучал на весь мир как предвестник грядущей победы. Немецкий генерал Вестфаль писал: «Немецкая армия, ранее считавшаяся непобедимой, оказалась под Москвой на грани уничтожения…»

Наступило 31 декабря 1941 года. Звонок из Кремля на студию — прислать звуковую съемочную группу. Будет новогоднее выступление по радио, обращение к советскому народу. В Кремль направили меня и Халушакова со звуковой камерой. Кто будет выступать — не сказали. Мы договорились, как только мне станет известно, кто выступает, позвоню на студию и первое слово, которое скажу в телефон, должно начинаться с первой буквы фамилии выступающего. Ну, скажем: «Можно прислать машину к Спасской башне», значит, выступает Молотов… В одиннадцать часов уже все было известно, позвонил на студию и по условному коду дал знать товарищам, что с обращением к советскому народу выступит Калинин. … Вышел на Красную площадь через Спасские ворота. Площадь была пустынна. Днем я узнал, что в Центральном Доме работников искусств будет традиционная встреча Нового года. Медленным шагом пересек безлюдную площадь Свердлова, от «Метрополя» по Неглинной улице дошел до Пушечной и, поднявшись вверх по улице, зашел в подъезд Дома работников искусств.

Директор ЦДРИ Борис Михайлович Филиппов встретил меня в торжественно приподнятом настроении. — Если на Красной площади состоялся военный парад, — сказал он, — то мы должны, как обычно, Новый год встретить в ЦДРИ.

В большом зале стояла елка. Всегда здесь бывали шумные новогодние балы, на этот раз народа было очень мало. Никто заранее столиков не заказывал. Пили за победу, за наших близких, которые далеко в эвакуации, за солдатскую дружбу. В два часа ночи вышли на улицу, зашагали по морозной Москве. Редкие прохожие, обладатели ночных пропусков, поздравляли друг друга с Новым годом.

Кстати, во время войны Новый год и следующие за ним 1 января были установлены рабочими днями. Очень хорошо это чувствуется по воспоминаниям ветеранов, переживших войну в Новороссийске.

Запомнилось как в первый день Нового года рабочий вагоноремонтного завода Михаил ЛАНГОВОЙ, откомандированный городским комитетом обороны в ремонтные мастерские судоремонтного завода, где я тогда трудился, принес ветку ели и закрепил у своего станка.

Новый год был только омрачен крупной диверсией, которую совершили немцы около станции Лосиноостровская (Бабушкинский р-н). На узловой станции скопилось несколько составов. Фронтовое пополнение, санитарный поезд, поезд с боеприпасами для фронта. По неизвестной причине (диверсия лишь одна из версий), 30 декабря 1941 года этот состав взорвался. Погибло более тысячи солдат и офицеров. В радиусе 2 км в домах повылетали все стекла.

Взрыв, по свидетельству очевидцев, тушили свыше 50 единиц пожарной техники. У них была важнейшая задача. Дым и пламя пожара демаскировали столицу. Возникла угроза прицельного бомбометания немецкой авиации. Взрыв был засекречен. Только во время перестройки по нему стали появляться какие-то документальные данные, приказы о награждении пожарных и солдат, которые тушили этот пожар.

Детям устроили настоящий праздник. Традиция праздновать Новый год с елкой уже сформировался, и детям в Колонном зале Дома союза устроили настоящую елку с представлением и подарками. Елки поставили даже в госпиталях.

Такие мероприятия не могли происходить спокойно при угрозе налетов. Уверен, что ПВО столицы получили распоряжения любой ценой не пропускать вражескую авиацию к городу. Но, увы, каких-то приказов и распоряжений на этот счет мне не удалось найти. 😦 А угроза неожиданных десантов или артиллерийского обстрела для москвичей к Новому году уже прошла. К этому моменту немцы были отброшены от Москвы на 100-300 км.


Стол простых людей был достаточно скуден. В Москве по карточкам выдавали немного больше еды, чем обычно, но, естественно, никаким изыском она не отличалась.

Сейчас поздний вечер. Я встречал Новый год один. Сегодня богатый ужин — пшённый суп без жира (зато две тарелки), картофель в мундирах с кислой капустой и чай. Вспоминаю семью, жену, детей — имели ли они на ужин сегодня хоть такое меню? …

…К Новому году карточки «отоваривали» хорошо. Дали селедку, восемьсот грамм мяса, пшено, восемьсот грамм сахара, шестьсот грамм соли, пять штук яиц, – и это всё на одну мамину карточку и три детских карточки. Часто было так, что почти месяц ничего не давали, а в конце месяца вдруг сразу за весь месяц. Это только в Москве так хорошо было, а в Подмосковье, в том же Никольском, нормы были меньше и «отоваривали» хуже. …

Котлет дали семь штук – по две детям и одну на иждивенческую карточку. Молоко-суфле (суфле – густоватая вода с добавлением сои и привкусом шоколада) тоже дали больше – аж два литра: по литру белого и шоколадного. Бутылку мне дали, но попросили возвратить.

Очень тяжело проходил Новый год в Ленинграде. Это был самый тяжелый период полной блокады города. Снабжение через Ладогу еще не было налажено. Поэтому люди встречали Новый год как могли. Хлеб с сахаром, кипяток – вот типичный праздничный стол ленинградца. Воспоминания о том Новом годе читать тяжело.

31 декабря 1941 года наша мать откуда-то принесла домой маленькую елку. Мы установили ее в нашей комнате и нарядили самодельными елочными игрушками, сохранившимися у нас с довоенных лет. На ветвях елки укрепили маленькие свечи в специальных елочных подсвечниках, похожих на бельевые прищепки — об электрических елочных гирляндах тогда еще не имели представления. На елку мы так же повесили несколько маленьких кусочков хлеба и сахара. Ровно в полночь мать зажгла на елке свечи, и мы встретили Новый год, выпив горячего кипятка и съев свои порции хлеба и сахара, висевшие на елке. … Наступила новогодняя ночь 31 декабря 1941 года. За окном, завешенным тряпьём из сундуков уехавших соседей (всё деревянное, в том числе и сами сундуки, давно сожгли в буржуйке), стоял 30 градусный мороз. На столе лежало несколько кусочков только что полученного хлеба напополам с какой-то трухой, студень, сваренный из клея, два кусочка сахара. На двух почти разломанных стульях ― женщина и десятилетняя девочка. Они ждали, когда часы пробьют 12, чтобы приступить к нехитрой новогодней трапезе.

Вдруг Девочка, что-то вспомнив, подбежала к своему шкафчику и извлекла из него куклу и пять кульков, завернутых в газетную бумагу. Она бережно посадила куклу на стол, машинально накинула на неё какую-то тряпку, развернула кулёчки и положила их содержимое рядом с куклой. Пять небольших чёрных сухариков, пять леденцов и пять красивых фантиков показались маме с Девочкой чудом из другого, уже забытого мира. Они вдыхали запах настоящего довоенного хлеба, облизывали леденцы, разглаживали не потерявшие своих цветов фантики и вспоминали ту первую ёлку, и ту последнюю игрушку, куклу, доставшуюся Девочке, и которая сейчас, как казалось им, спасет их от голода. Кукла мысленно вернула их в то время, которое уже успело стереться из их памяти. Казалось, что в комнате стало чуть, чуть теплее, и исхудавшие щеки Девочки слегка порозовели.

В эту новогоднюю ночь Девочка заснула вместе с куклой, обнимая её своими худыми ручонками. Но в эту ночь ей уже ничего не снилось. А утром первого дня нового года, как всегда, Девочка взяла самый маленький кулёчек, положила туда 5 граммов блокадного ленинградского хлеба. А сколько это ― 5 граммов хлеба, ― она знала точно, получая его по карточке. Бережно взяв кулёчек, Девочка отнесла его в свой шкафчик и положила рядом с куклой. …

Я рассказывал им (сыну и дочке) о том, как 31 декабря 1941 года в блокадном Ленинграде мой дедушка устроил новогоднюю елку.

Он был веселый и добродушный выдумщик. Настоящих елок не было, и он решил нарисовать елку на стене. Попросил у меня акварельные краски, залез на стул и прямо на обоях изобразил высокую ветвистую красавицу. Бабушка начала ворчать, что он испортил обои, а он, улыбаясь, сказал:

— Молчи, Ликсевна, — (он ее всегда так называл — Алексеевной, когда был в хорошем настроении), — эти обои после войны в музей возьмут! А нам все равно ремонт делать, блокадную копоть смывать… Потом он вбил гвоздики в концы нарисованных ветвей и достал коробки с елочными игрушками. Мы стали вешать их на гвоздики и произошло чудо: от настоящих игрушек нарисованная елка словно ожила! От нее, кажется, запахло хвоей.

В общем, знакомство с различными материалами оставило у меня впечатление, что Новый год в 1941 году прошел в таком… деловом и боевом режиме, где от праздника было немного. Но именно это, скорее всего, стало причиной необычайной теплоты, с которой современники пишут про тот Новый год, той ценности, которую Новый год тогда принес людям. И конечно поражает, насколько сильна была вера людей в тот тяжелый период в безоговорочную победу советского народа.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Кукла. Новогодняя быль


Начало этой истории относится к далёкому довоенному времени — 1935 году. А произошла она в большой коммунальной квартире, состоящей из двенадцати комнат, каких было немало в то время в Ленинграде.

В этой квартире, расположенной в Ковенском переулке, в центре города, на третьем этаже небольшого трёхэтажного дома, проживало двенадцать семей. Длинный коридор, куда выходили двери всех комнат, проходил по всей квартире от входной двери до кухни и служил прекрасной игровой площадкой для маленьких обитателей этого жилища. Лучшим местом для игры в прятки были многочисленные сундуки и шкафы — хранилища всякого нужного и ненужного добра, нажитого за долгие годы каждой семьёй.

В одной из комнат, в семье учителей, жила девочка. Тогда ей было 6 лет. Сейчас она уже немолодая женщина и живёт в одном из новых районов Санкт-Петербурга. Рассказав эту историю, она просила не называть своего имени, и поэтому наречём её просто Девочка.

Большую часть времени родители Девочки были на работе, поэтому с детства она была достаточно самостоятельной: ходила в магазин за продуктами, готовила на керосинке незатейливую еду, а в дни дежурства её семьи подметала пол в коридоре и в местах общего пользования. Груз недетских забот сделал Девочку не по возрасту серьёзной; она не участвовала в общих забавах детей и без надобности не выходила из своей комнаты.

Однажды, накануне нового 1936 года, жильцы квартиры решили сообща поставить для детей на кухне ёлку и повесить на неё все имеющиеся в каждой семье игрушки. За час до Нового года они заперли ребятню в своих комнатах и повесили на ёлке подарки — матерчатых кукол, плюшевых мишек, зайцев из пресс-папье и т. д., причём количество подарков было равно числу детей. После этого все разошлись по своим комнатам.

Встретить Новый год решили на кухне все вместе. Дети, конечно, догадывались, что взрослые им что-то готовят. Но, увидев такую большую ёлку с таким количеством игрушек и подарков, они были вне себя от радости. Дети бегали вокруг лесной красавицы, рассматривали невиданные ранее игрушки, и их руки уже тянулись к гостинцам.

Но взрослые хотели доставить детворе ещё большую радость. Для этого они придумали вот что. Каждый из маленьких обитателей квартиры должен был вытащить из шапки бумажку, на которой был написан номер. Этот номер означал, каким по порядку должен подойти ребёнок к ёлке и взять понравившуюся игрушку.

У Девочки оказался последний номер, и она, вздохнув, встала в самый конец длинной очереди. Дети чинно, в порядке своих номеров, подходили к ёлке и снимали с веток приглянувшиеся игрушки. Взрослые были очень довольны своей затеей. А детские глаза, вначале загоревшиеся от такого обилия подарков и возможности взять любую, постепенно грустнели, улыбка сходила с их лиц, и в особенности у тех, кто находился в конце очереди, ведь количество подарков было равно числу детей, и самые красивые из них всё снимались и снимались с ёлки.

Когда пришёл черёд Девочки, на ёлке осталась лишь одна кукла. Девочка медленно подошла к ёлке, обошла её со всех сторон и, убедившись, что на ёлке, кроме куклы, ничего нет, тихо вздохнула, сняла куклу с ветки, прижала к себе и, скрывая выступившие слёзы, села в углу на табуретку. Вокруг бегали дети, обменивались подарками, но к ней никто не подходил, никто не хотел с ней меняться.

Через час утомившиеся взрослые и дети разошлись по своим комнатам. Девочка прошла в свою комнату, разделась и, взяв куклу с собой в кровать, быстро уснула. В эту ночь ей приснилось, что ей достался прекрасный плюшевый мишка, который понравился ей больше всех; она с ним бегала по квартире, обнимала и целовала его.

Яркое солнце нового дня разбудило Девочку. Она с надеждой открыла глаза, но вместо великолепного мишки на неё смотрела матерчатая кукла. Но Девочке показалось, что от бездушной куклы исходит какое-то тепло. «Это будет моя дочка», — подумала она и решила сделать ей новогодний подарок.

В одной рубашонке Девочка выбежала на кухню, оторвала снизу ёлки веточку и, сделав из газеты маленький кулёк, положила туда леденец, ломтик хлеба, кусочек картофелины и фантик из-под конфеты. У себя в комнате в своём маленьком шкафчике она посадила куклу на веточку и положила рядом кулёчек с едой. Девочка говорила кукле какие-то ласковые слова и обещала ей, что никогда с ней не расстанется, что не будет её обижать.

Прошёл год, больше взрослые такого новогоднего праздника детям не делали, но Девочка по-прежнему в первый день каждого нового года делала подарок своей кукле, и так продолжалось пять последующих лет.

С началом войны большая коммунальная квартира почти вся опустела, кто эвакуировался, кто поехал к родным и не вернулся.

Отец Девочки служил под Ленинградом и, изредка навещая семью, отдавал им скопленный солдатский паёк. Поэтому мама с дочерью решили из города пока не уезжать.

Наступила осень, начались бомбежки города, а потом ввели и продовольственные карточки. Мама Девочки работала в госпитале, и все обязанности по получению продуктов по карточкам легли на плечи ребёнка. Чтобы получить небольшую порцию продуктов, уменьшающуюся каждую неделю, Девочке приходилось часами выстаивать на холодном пронизывающем ветре. Когда отключили водопровод, она с двумя маленькими ведёрками ходила за водой к Неве — три километра туда, три километра обратно.

Однажды осенью, под утро, раздался мощный взрыв, окна в комнате задребезжали и чуть не раскололись. Жильцы выскочили на улицу. Девочка тоже выбежала из дома, держа в руках самое дорогое — продовольственные карточки и куклу. Рядом с домом стояла церковь. Теперь от неё остались лишь руины. А ведь бомба могла бы угодить в их дом.

К декабрю 1941 года количество выдаваемого хлеба резко уменьшилось. Отец из-за блокады уже не мог навещать семью. Какие-то крохи еды приносила из госпиталя мать Девочки.

Наступила новогодняя ночь 31 декабря 1941 года. За окном, завешенным тряпьём из сундуков уехавших соседей (всё деревянное, в том числе и сами сундуки, давно сожгли в буржуйке), стоял 30 градусный мороз. На столе лежало несколько кусочков только что полученного хлеба напополам с какой-то трухой, студень, сваренный из клея, два кусочка сахара. На двух почти разломанных стульях — женщина и десятилетняя девочка. Они ждали, когда часы пробьют 12, чтобы приступить к нехитрой новогодней трапезе.

Вдруг Девочка, что-то вспомнив, подбежала к своему шкафчику и извлекла из него пять кульков. Она бережно посадила куклу на стол, машинально накинула на неё какую-то тряпку, развернула кулёчки и положила их содержимое рядом с куклой. Пять небольших чёрных сухариков, пять леденцов и пять красивых фантиков показались маме с Девочкой чудом из другого, уже забытого мира. Они вдыхали запах настоящего довоенного хлеба, облизывали леденцы, разглаживали не потерявшие своих цветов фантики. И вспоминали ту первую ёлку, и ту последнюю игрушку, куклу, доставшуюся Девочке, и которая сейчас, как казалось им, спасала их от голода. Кукла мысленно вернула их в то время, которое уже успело стереться из их памяти. Казалось, что в комнате стало чуть-чуть теплее, и исхудавшие щеки Девочки слегка порозовели. В эту новогоднюю ночь Девочка заснула вместе с куклой, обнимая её своими худыми ручонками. Но в эту ночь ей уже ничего не снилось. А утром первого дня нового года, как всегда, Девочка взяла самый маленький кулёчек, положила туда 5 граммов блокадного ленинградского хлеба. А сколько это — 5 граммов хлеба, — она знала точно, получая его по карточке. Бережно взяв кулёчек, Девочка отнесла его в свой шкафчик и положила рядом с куклой.

На следующий год Девочка отнесла кукле уже 10 граммов хлеба. В декабре 1944 года, в канун Победы, рядом с куклой уже лежало четыре кулёчка разного размера.

Девочка стала Девушкой, затем Женщиной, но она всегда помнила о той декабрьской ночи 1941 года и о кукле, которая, как казалось ей, спасла их от голодной смерти. Она была уверена, что эта кукла принесла в дом счастье, вернулся с фронта живой и невредимый отец, да и сама она вышла замуж за прекрасного человека.

И вот уже наступила пора рассказать своей взрослой дочери об истории куклы и передать её как самую дорогую семейную реликвию. Дочь, в свою очередь, когда-нибудь передаст куклу своей дочери, и все женщины этого рода будут всегда хранить и беречь её, ибо без этой куклы ещё в 1941 году прервалась бы тонкая жизненная ниточка семьи Девочки.

С. Ф. Шмелькин
21.01.2009

Источник статьи

 

Метки: , ,

Дед Мороз в маске Путина раздал москвичам новогодние листовки


В 15 часов на Чистопрудном бульваре в центре столицы прошла несанкционированная театрализованная акция политической партии «РОТ ФРОНТ». Об этом сообщает пресс-центр Московского горкома партии.

Группа активистов распространяла среди прохожих листовки, в которых содержались «поздравления» в связи с намечаемым в грядущем году ростом тарифов ЖКХ и другими непопулярными мерами. Один из распространителей был наряжен в костюм Деда Мороза, при этом его лицо было закрыто маской, похожей на Путина.

«Нам стало интересно, как отреагируют москвичи, когда увидят живое и правдивое новогоднее поздравление от Путина», сообщил один из участников акции. По словам другого активиста, в новогодних речах президента содержатся ничего не значащие фразы, что изрядно надоело россиянам. Представители РОТ ФРОНТа решили исправить ситуацию листовками.

«С нового года вступает в полную силу пресловутый закон ФЗ-83, отметил руководитель Московского горкома партии Александр Батов, также государство почти полностью перестанет субсидировать пребывание детей в детских садах. Продолжает разрушаться образование, случай с РГТЭУ – тому яркий пример. Мы хотим, чтобы граждане нашей страны вспомнили об этом в полночь, когда будут слушать очередную порцию пустых обещаний».

По сообщению пресс-центра партии, акция завершилась без происшествий; активисты распространили несколько сотен листовок и организованно покинули сквер.

Политическая партия РОТ ФРОНТ зарегистрирована 7 декабря этого года после семи неудачных попыток. Среди замечаний Министерства юстиции в адрес партии была претензия к антифашистской символике, которую сочли экстремистской. Впоследствии чиновники министерства сняли свои претензии.

Источник статьи

 

Метки: , ,