RSS

Архив за день: 2013/01/06

Виновники голода 1933 г.


Российские и украинские буржуазные власти соревнуются между собой в стремлении обличить «коммунистический режим» в организации голода 1933 г. Разногласия между ними только в одном – одних ли украинцев хотели уничтожить злобные коммунисты, или вообще всех «трудолюбивых крестьян». Смакуются подробности этой трагедии, подчеркивается бесчеловечность руководства СССР во главе с И.В.Сталиным.
Расчет, как и почти всегда, на то, что с документами той эпохи люди, поглощающие продукцию ТВ, не стремятся познакомиться… А ведь если обратиться к ним, можно найти много интересного, отнюдь не совпадающего с точкой зрения буржуазной власти.

Газета “Правда” от 5 марта 1933г:

“Сообщение ОГПУ

За последнее время органами ОГПУ раскрыта и ликвидирована контрреволюционная вредительская организация в некоторых органах Наркомзема и Наркомсовхозов, главным образом в сельско-хозяйственных районах Украины, Северного Кавказа, Белоруссии.

В состав контрреволюционной вредительской организации входили главным образом государственные служащие, в большинстве своем – выходцы из буржуазных и помещичьих слоев.
Большинство арестованных признало свою виновность в организации контрреволюционной вредительской организации в сельском хозяйстве, выразившейся:1) в умышленной порче и уничтожении тракторов и сельхозмашин, 2) в умышленном засорении полей и понижении урожайности, 3) в поджоге машинно-тракторных станций и льнозаводов, 4) в расхищении хлебных запасов колхозов, 5) в дезорганизации сева и уборки, 6) в уничтожении поголовья рабочего и продуктивного скота.
Материалами следствия и показаниями арестованных вредителей установлено, что действия арестованных имели своей целью подорвать крестьянское хозяйство и вызвать голод в стране.
Арестовано свыше 70 человек, в том числе:
1. Конар, он же Полащук Федор Михайлович.
2. Кременецкий Николай Николаевич.
3. Скорупский Эдуард Сигизмундович.
4. Кузнецов Иван Васильевич.
5. Вольф Моисей Михайлович.
6. Крамаренко Иван Трофимович.
7. Руднев Тихон Михайлович.
8. Коварский Михаил Ефимович.
9. Корой Иван Александрович…
Следствие заканчивается»

Правда” от 12 марта 1933г:

«Сообщение ОГПУ.
На основании постановления ЦИКа Союза ССР от 15 ноября 1923года, коллегия ОГПУ, рассмотрев в судебном заседании своем 11 марта1933г. дело арестованных, – выходцев из буржуазных и помещичьих классов, – государственных служащих в системе Наркомзема и Наркомсовхозов – по обвинению их в контр-революционной вредительской работе в области сельского хозяйства в районах Украины, Северного Кавказа, Белоруссии

постановила:
За организацию контр-революционного вредительства в машинно-тракторных станциях и совхозах ряда районов Украины, Северного Кавказа и Белоруссии, нанесшего ущерб крестьянству и государству и выразившегося в порче и уничтожении тракторов и сельскохозяйственных машин, умышленном засорении полей, поджоге машинно-тракторных станций, машинно-тракторных мастерских и льнозаводов, дезорганизации сева, уборки и обмолота с целью подорвать материальное положение крестьянства и создать в стране состояние голода.

-ПРИГОВОРИТЬ К ВЫСШЕЙ МЕРЕ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ – РАССТРЕЛУ – нижеследующих, наиболее активных участников указанной контр-революционной вредительской организации:

1. Конар он же Полащук Федор Михайлович.
2. Кузнецов Иван Васильевич.
3. Кременецкий Николай Николаевич.
4. Руднев Тихон Михайлович.
5. Телегин Николай Фомич.
6. Вольф Моисей Михайлович.
…35. Маньковский Алексей Васильевич.

ЗАКЛЮЧИТЬ В ТЮРЬМУ СРОКОМ НА ДЕСЯТЬ ЛЕТ нижеследующих обвиняемых:

1.Штерн Григория Лазаревича(?).
2. Черномордин Виктора Семеновича(?)
3. Евневич Александра Афанасьевича.
…22. Дражковича Владимира Ивановича.

ЗАКЛЮЧИТЬ В ТЮРЬМУ СРОКОМ НА ВОСЕМЬ ЛЕТ нижеследующих обвиняемых:
1. Кошлакова Владимира Александровича.
2. Боровикова Николая Георгиевича.
3. Долт Абрама Михайловича.[ Долт Абрам Михайлович, 1894 г. р., уроженец г. Бердичев Житомирской обл. УССР, еврей, беспартийный, зав. снабжением и финансовым отделом Трактороцентра (г. Москва). Коллегией ОГПУ 11.03.1933 г. осужден по ст. 58-4-6-7 УК РСФСР на 8 лет ИТЛ. Отбывал наказание в Соловецкой тюрьме. Особой тройкой УНКВД ЛО 25.11.1937 г. приговорен по ст. 58-2-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 8.12.1937 г. http://www.solovki.ca/camp_20/international/international_jewr.php
4. Бойко Ивана Ивановича.
5. Пупко Самуила Демьяновича.
6. Силло Михаила Григорьевича.[в интернете данных нет]
Микуц Ивана Георгиевича.[ • Микуц Иван Юльевич
(варианты фамилии: Микун) Родился в 1883 г., с.Костеланы, Бессарабская губ.; литовец; Агроном. Работал в Одесском областном земельном управлении.. Проживал: г.Одесса.
Приговорен: КОГПУ 11 марта 1933 г., обв.: 58-4, 6, 7.
Приговор: 8 лет тюремного заключения.
Источник: Архив НИЦ «Мемориал» (Санкт-Петербург)
7. Кротова Ивана Макаровича.
8. Кухаренко Николая Александровича.
9. Емельянова Александра Абрамовича.
10. Савич Михаила Федоровича.
11. Машканова Арсения Ивановича.[в интернете данных нет]
12. Коссобудского Иосифа Ивановича.[в интернете данных нет]
13. Закревского Ивана Илларионовича.
14. Мельниченко Максима Федоровича.
15. Воцко Макара Прокофьевича.
16. Стебулис Иосифа Викентьевича.[в интернете данных нет]
17. Титова Антона Асоновича.
Приговор приведен В ИСПОЛНЕНИЕ.

Председатель ОГПУ В.Менжинский”.

Не в этом ли и была одна из истинных причин голода 1933 г.? В умышленном вредительстве контрреволюционных элементов, которое вовсе не осталось безнаказанным? Показательно, что ни российские, ни украинские буржуазные пропагандисты как будто не замечают этого судебного процесса и ничего не говорят о нем. Хотя, казалось бы, фигурантов данного дела должны сейчас либо оправдать, как «невинных козлов отпущения» (как сейчас называют всех контрреволюционеров 30-х гг.), либо признать, что в «голодоморе» виноваты как раз враги советской власти. Но тут Сванидзе и Ко будто воды в рот набрали. Вышеупомянутые материалы были выложены в Интернет одним из пользователей левых взглядов. Разоблачителей же «преступлений коммунизма» те виновники «голодомора», о которых здесь идет речь, почему-то не интересуют.
Потому что у них никакая не историческая наука, а заказ на антисоветский агитпроп.

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , ,

8 января — день рождения Товарища Ким Чен Ына


8 января в КНДР отмечается День рождения Первого секретаря ТПК, Первого председателя Государственного Комитета обороны КНДР, Верховного Главнокомандующего КНА, Маршала Товарища КИМ ЧЕН ЫНа.

Товарищ Ким Чен Ын уже более года руководит страной, продолжая осуществление планов и задач, начертанных Великим Ким Чен Иром. В своей беседе с ответственными работниками партийных, государственных, хозяйственных органов и общественных организаций трудящихся, состоявшейся 27 апреля 2012 года, как одну из наиважнейших задач молодой лидер страны выдвинул – Добиться коренного перелома в деле землеустройства в соответствии с требованиями строительства могучего и процветающего социалистического государства. Он отметил, что землеустройство является патриотическим делом, нацеленным на приумножение богатства и могущества страны, её процветание и создание счастливой жизни для грядущих поколений. Он наметил направления и пути проведения землеустроительных работ, инициировал и энергично взялся направлять движение за всеобщую мобилизацию на землеустройство с тем, чтобы вся партия, вся страна, весь народ динамично проводили эту работу. Товарищ Ким Чен ЫН на встрече сказал: «Генеральная задача и генеральное направление в области землеустройства состоят в том, чтобы претворить в жизнь заветы товарища Ким Чен Ира последовательно и до конца, коренным образом обновить облик государственной территории, превратить ландшафт в соответствующий могучему и процветающему социалистическому государству.» Товарищ Ким Чен Ын отметил, что при товарище Ким Чен Ире сельскохозяйственные угодья всей страны были упорядочены как крупные стандартные поля, обширные прибрежные отмели превращены в плодородные земли, создана прочная материально-техническая база для создания (посадки) лесов, озеленения всей страны. Самые красивые места природы превращены в парковые и зоны отдыха для населения, проведены дороги, аккуратно упорядочены реки и речушки. Корея с её незабываемыми красивыми пейзажами превращена в сказочный уголок планеты.

Сегодня задача, по словам товарища Ким Чен Ына, состоит в дальнейшем благоустройстве всей территории КНДР, благоустройстве всего того, что не успел сделать Товарищ Ким Чен Ир. Значительное место в совершенствовании ландшафта КНДР отведено столице страны – Пхеньяну – Родине Великого Вождя Товарища Ким Ир Сена и Великого Ким Чен Ира. Поставлена задача сделать Пхеньян не только самым красивым городом мира, но и самым удобным для проживания. Уделяется особое внимание монументальному зодчеству, воспевающему заслуги Великого вождя товарища Ким Ир Сена и Великого Ким Чен Ира.

Относительно общего ландшафта Кореи сделана установка на то, чтобы в течение 10 лет все горы были покрыты лесами.

Вводится строгая дисциплина построения производственных зданий и только на «тощей земле». В случае необходимости строительства на пахотной земле – хозяйственники обязаны осуществлять освоение новых земель по площади, равной занятой под строительство. Принято решение осуществить систему различных мероприятий по сохранности лесов от насекомых-вредителей, от пожаров, по налаживанию водного хозяйства и упорядочиванию режима рек. Планируется провести мероприятия по углублению дна рек и созданию защитных полос вдоль рек для недопущения слива в реку почвы и песка во время наводнений и природных стихийных бедствий в период сезонных дождей.

По-прежнему уделяется большое внимание дорожному строительству, расширению главных дорожных магистралей, строительству новых туннелей. Поскольку КНДР с 3-х сторон омывается морями, изобилует реками, озёрами и водоёмами, ставится задача наладить уход за приморскими зонами и участками с территориальными водными зонами. Лишь так, отметил Ким Чен Ын, можно предотвратить ущерб от стихийных бедствий, сохранить и приумножить природные запасы морских ресурсов.

Очень серьёзно ставится вопрос об охране окружающей среды, контролю за выбросом в атмосферу вредных газов и запылению местности, очистке сточных вод, их переработке и предотвращению загрязнения окружающей среды.

Товарищ Ким Чен Ын предупредил, что в условиях потребности в денежных ресурсах нельзя никоим образом допускать необдуманной разработки редких природных богатств страны (золота, редкоземельных элементов и пр.), установив за этим строжайший контроль.

Для грамотного осуществления поставленных задач разработан Генеральный план землеустройства, имеющий силу государственного закона, который никто не вправе нарушать. Землеустройство следует рассматривать как дело общепартийного, общегосударственного и всенародного характера. В деле землеустройства и охраны окружающей среды необходимо повысить ответственность и роль Министерства охраны земли и окружающей среды и других учреждений этого профиля, а также органов власти. Генеральный план землеустройства в полном объеме должен, как указал Товарищ Ким Чен Ын, быть обеспечен необходимым оборудованием, материалами и денежными средствами, при этом необходимо также обеспечить и усилить надзор и контроль за землеустройством и делом охраны окружающей среды, подключить соответствующие НИИ и обеспечить их работу на высшем современном уровне. О проведении данного плана в жизнь рекомендовано широко освещать результаты работы в СМИ, наладив хорошие контакты с другими странами и учреждениями, использовать широко Интернет для знакомства с зарубежными работами в этом вопросе, направлять корейских специалистов за рубеж для обмена опытом и участия в международных семинарах и симпозиумах.

Товарищ Ким Чен Ын указал также на необходимость усиления партийного руководства делом землеустройства. «Партия требует от всех своих членов, всех военнослужащих, всего народа ещё энергичнее развертывать движение за всеобщую мобилизацию на землеустройство, ещё лучше благоустраивать родную землю, чтобы её облик приобрёл черты, подобающие чертам могучего и процветающего государства, внести весомый вклад в дело строительства экономической державы и улучшения благосостояния народа, придать новый динамизм процессу строительства могучего и процветающего государства, над чем работали товарищи Ким Ир Сен и Ким Чен Ир.»

На VI сессии ВНС КНДР 12-го созыва (25 сентября 2012 года), проходившей в Мансуданском дворце съездов, главным вопросом был вопрос о введении всеобщего 12-летнего обязательного обучения. В сессии принимал участие Товарищ Ким Чен Ын. В основном докладе было отмечено, что просвещение является важным делом во имя будущего нации, во имя потомков, одним из ключевых вопросов, от которого зависит процветание страны. Трудовая партия Кореи во всём процессе руководства революцией и строительством социализма последовательно обеспечивала опережающее развитие воспитания грядущих поколений и в каждый период, на каждом этапе развития революции прилагала большие усилия для образовательной работы. В самые сложные времена Товарищ Ким Ир Сен разработал чучхейскую идею об образовании, успешно воплотил её в жизнь, установил народную и революционную систему обучения, тем самым создал прочную основу для развития работы по подготовке кадров революции с перспективой на будущее. На сессии отмечалось, что Товарищ Ким Чен Ир, будучи выдающимся государственным политиком современности, твердо придерживался идеи опережающего развития образования и неизменно осуществлял систему бесплатного всеобуча даже в самые суровые неблагоприятные для страны годы.

Товарищ Ким Чен Ын конкретно осветил направления и методы развития на новой более высокой ступени образовательной работы в стране путем усиления среднего общеобразовательного обучения в соответствии с закономерными требованиями времени, в соответствии с закономерными требованиями подрастающих поколений, с реальным положением дел образования в КНДР и мировой тенденцией развития образования.

В КНДР планируется радикальное улучшение и усиление среднего общеобразовательного обучения, дальнейшее упрочение и развитие социалистической системы образования.

На сессии был принят Закон ВНС КНДР «О введении всеобщего 12-летнего обязательного обучения». В Законе зафиксировано, что всеобщее 12-летнее обязательное обучение осуществляется на бесплатной основе во всех районах КНДР, его объектом являются все дети, юноши и девушки в возрасте от 5 до 17 лет; всеобщее 12-летнее обязательное обучение состоит из одногодичного дошкольного обучения, обучения в 5-летних начальных школах, 3-годичных неполных средних школах и 3-годичных полных средних школах. Введение реформы планируется осуществить в полном объёме в период до 2015 года. В законодательстве также предусмотрены вопросы, связанные с реформой образования и меры, обеспечивающие её выполнение, в том числе – увеличение государственных ассигнований и создание условий и обстановки для проведения реформы.

От ЦК ВКПБ:

Мы полностью поддерживаем и приветствуем внутреннюю политику КНДР в сфере реформы образования и землеустройства, проводимую молодым её лидером Товарищем Ким Чен Ыном. Вопросы, которые выделены Товарищем Ким Чен Ыном как наиболее важные во внутренней политике, свидетельствуют о том, что КНДР при Ким Чен Ыне не сбавляет темпа своего движения по пути чучхейской революции, уверенно и твердо продолжая дело Великого Вождя Товарища Ким Ир Сена и Великого Ким Чен Ира.

Мы желаем трудолюбивому народу КНДР поскорее построить своё зажиточное процветающее государство, а уважаемому лидеру страны Товарищу Ким Чен Ыну – силы воли, твердости духа и больших успехов на посту достойного продолжателя дела своих великих предшественников.

ЦК ВКПБ сердечно поздравляет Товарища КИМ ЧЕН ЫНа с Днём его рождения, желает богатырского здоровья и больших успехов в его государственно-политической деятельности на благо Корейского социалистического Отечества.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Платная медицина: с 1 января россиянам придется платить за все непредусмотренное новыми стандартами лечение, самостоятельное обращение к врачам-специалистам и даже за скорую медпомощь


Неолиберальный курс Путина разрушает последние острова социального государство. На этот раз удар нанесен по доступной медицине.В наступившем году вступят в действие положения сразу нескольких принятых ранее законов в сфере здравоохранения. С 1 января россиянам придется платить за все непредусмотренное новыми стандартами лечение, самостоятельное обращение к врачам-специалистам и даже за скорую медпомощь, если в момент обращения за ней у человека не окажется полиса ОМС. Анонсированной ранее продажи безрецептурных лекарств в супермаркетах пока не будет.

В новом году политика на снижение расходов российского бюджета на здравоохранение будет продолжена. В общей сложности затраты государства на медицину в 2013 году по сравнению с ушедшим годом упадут на 8,7%, а к 2015 году — на 17,8%.

А запланированное в трехлетнем бюджете сокращение снижения доли ВВП на цели здравоохранения в 2013—2015 годах составит 1% – от 3,5 до 2,5% от ВВП. В наступившем году вступят в действие и некоторые положения нескольких принятых ранее законов, обеспечивающих компенсацию существенного сокращения расхода бюджета за счет средств граждан.

Так, с 1 января 2013 года вводятся общефедеральные медико-экономические стандарты, определяющие максимальный объем гарантированной медицинской помощи, которую может получать один человек по одному заболеванию. И страховые компании будут возмещать медучреждениям расходы, запланированные в рамках этих стандартов. Утверждением территориальных программ и дифференцированных подушевых нормативов ОМС, а также реализацией базовой программы ОМС на подведомственной территории будут заниматься региональные власти.

Средний подушевой норматив финансирования, предусмотренный программой госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2013 год, составляет 9032,5 рубля. В Москве этот показатель более чем вдвое выше рекомендованного на федеральном уровне и составляет 22 120,0 рублей.

Одновременно власти определились со степенью участия в финансировании медицины со стороны граждан.

Спустя год после принятия закона «Об основах охраны здоровья граждан», официально закрепившего статус платной медпомощи в муниципальных медучреждениях, вступили в силу «Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», уточняющие, за что именно пациентам придется платить.

Согласно документу, с 1 января платным является все, что не входит в программы ОМС. Заплатить, например, придется за применение медицинских изделий и лечебного питания, не предусмотренных стандартами медпомощи, установление индивидуального поста медицинского наблюдения при стационарном лечении или анонимное оказание медуслуг. А также за применение лекарств, не входящих в перечень жизненно необходимых и важнейших. Правда, оговаривается в документе, если такие препараты требуются по жизненным показаниям или у больного имеется непереносимость других препаратов, то лекарства должны предоставляться бесплатно.

Заплатить придется и в случае, если человек решит самостоятельно (без направления) обратиться за получением медуслуг. Бесплатно в таких случаях будет оказываться только первичная медико-санитарная и скорая медпомощь.

Впрочем, в совсем уже крайних случаях умереть пациенту дать не должны. «Если при предоставлении платных медицинских услуг потребуется предоставление дополнительных медицинских услуг по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни потребителя при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострениях хронических заболеваний, такие медицинские услуги оказываются без взимания платы в соответствии с федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», — говорится в правилах.

Правда, потом медикам придется еще доказать, что, оказывая свои услуги бесплатно, они спасали человеку жизнь. В сложное положение попадают и врачи «скорой помощи». С 2013 года, согласно закону «Об обязательном медицинском страховании» (ОМС), скорая медицинская помощь включена в базовую программу ОМС (ранее финансирование осуществлялось напрямую из бюджета).

А это значит, что в случае отсутствия полиса ОМС вызов «скорой помощи», а также лечение пациенту придется оплачивать самому.

Согласно программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2013 год, средние нормативы финансовых затрат на один вызов скорой медицинской помощи за счет средств обязательного медицинского страхования составляют 1435,6 рубля. Поэтому «бесполисному» пациенту будет выставлен счет минимум на эту сумму. Так что теперь каждому гражданину этот документ лучше всегда иметь при себе.

Переход на одноканальную систему финансирования коснулся не только «скорой помощи». Финансироваться из средств фонда ОМС с 2013 года в рамках Концепции развития здравоохранения до 2020 года будет вся гарантированная законом медицинская помощь. До сих пор разница между реальными затратами медучреждений и компенсацией от страховых компаний покрывалась из федерального и регионального бюджетов.

Вопрос, хватит ли средств ОМС на то, чтобы полностью компенсировать затраты медучреждений на дорогостоящее и длительное лечение, вызывает большие опасения у экспертов.

Тем более что, как планируется, за счет того же фонда ОМС и местных (в большинстве регионов страны – дотационных) бюджетов в 2013 году продолжится реализация модернизации здравоохранения: укрепление материально-технической базы медучреждений, внедрение современных информационных систем.

В Москве средств на медицину хватит, утверждают в мэрии. Стоимость территориальной программы госгарантий бесплатного оказания медпомощи в Москве на 2013 год вырастет относительно ушедшего года на 9% и составит 260,976 млрд рублей. Из них средства бюджета города составят 141,264 млрд рублей, средства Территориальной программы ОМС – 119,713 млрд рублей.

Особенностями программы этого года станет поэтапный переход на новые принципы финансирования — подушевое финансирование амбулаторных центров с прикрепленным по территориальному принципу населением. При этом будут сохранены ранее введенные выплаты участковым врачам-терапевтам, педиатрам, семейным врачам, врачам «скорой помощи» и среднему медицинскому персоналу. Кроме того, в рамках базовой программы ОМС будет осуществляться финансовое обеспечение услуг по вспомогательным репродуктивным технологиям (ЭКО), что, по мнению руководителя департамента здравоохранения Георгия Голухова, поможет увеличить показатели рождаемости в городе.

Еще одним московским новшеством станут расположенные на первых этажах жилых домов кабинеты частнопрактикующих семейных врачей.

Как рассказала журналистам заместитель мэра столицы по вопросам имущественно-земельных отношений Наталья Сергунина, для оказывающих первичную медпомощь врачей город будет выделять в аренду по льготной ставке помещения площадью до 100 кв. м. На сегодняшний день подготовлено 10 таких кабинетов.

А вот анонсированной ранее продажи безрецептурных лекарств в супермаркетах пока не будет. Категорически против этого выступил Минздрав, пришедший к мнению, что продажа безрецептурных лекарств в торговых сетях повышает риски реализации недоброкачественной, контрафактной и фальсифицированной продукции, а также может привести к неконтролируемому росту ценн.

По материалам СМИ

Источник статьи

 

Метки: , ,

Дело Farewell


Ранее неизвестная история «Дело Фэруэлла» (Farewell dossier): как осуществлявшаяся Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) США кампания компьютерного саботажа, которая привела к огромному взрыву в Сибири — дело рук экономиста с мягкими манерами по имени Гус Вейсс (Gus Weiss) — помогла нам выиграть «холодную войну».

Вейсс работал через зал от меня в администрации Никсона (Nixon). В начале 1974 года он написал доклад о советских технических достижениях, которые стали возможными благодаря закупкам и копированию западных технологий. Это вынудило президента США, несмотря на разрядку, отдать распоряжение о введении ограничений на экспорт в СССР компьютеров и программного обеспечения.

Семь лет спустя мы узнали, как отреагировал на это КГБ. Я в то время писал серию статей, в которых осуждалась финансовая поддержка, оказывавшаяся Москве Германией и Великобританией в интересах осуществления проекта крупного газопровода из Сибири в Европу. Этот проект позволил бы коммунистам контролировать поставки природного газа в Европу, а также давал бы 8 млрд. долл. США ежегодно для финансирования советских исследований в области вычислительной техники и искусственных спутников Земли.

Президент Франции Франсуа Миттеран (Francois Mitterrand) тоже был против этого газопровода. На конференции в Оттаве 19 июля 1981 года он отозвал в сторонку президента США Рейгана (Reagan), чтобы поведать тому, что Франция завербовала в московском центре КГБ одного важного офицера. Полковник Владимир Ветров предоставил то, что во французской разведке стали именовать «Дело Фэруэлла». В нем содержались документы Технического управления КГБ, из которых явствовало, как русские в течение 1970-х годов систематически воровали — или покупали через подставных лиц — радиолокаторы, станки и полупроводники, чтобы конкурировать с военно-промышленной мощью США. Фактически, США вели гонку вооружений с самими собой.

Рейган передал эту информацию Уильяму Кейси (William J. Casey), своему директору Центральной разведки, которого сегодня помнят лишь в связи со скандалом по делу Иран-контрас (Iran-contra fiasco). Кейси вызвал Вейсса, в то время работавшего вместе с Томасом Ридом (Thomas C. Reed) в аппарате Совета национальной безопасности. Изучив список сотен советских тайных агентов и закупщиков (включая одного космонавта), которые были причастны к этому разведывательному проникновению в США и в Японию, Вейс порекомендовал не высылать их. Вместо этого, по свидетельству Рида — бывшего министра ВВС США, Вейсс сказал: «Почему бы не помочь Советам с их закупками? Теперь, когда нам известно, что им нужно, мы можем помочь им получить желаемое». Но нужно устроить все так, чтобы компьютерные чипы прошли советские проверки на качество, а потом отказали в работе.

В нашей сложной схеме дезинформации заведомо неисправные электронные компоненты и изделия, необходимые для создания технологий «стелс» (stealth — снижение сигнатуры цели, чтобы сделать ее «невидимкой» — прим. пер.) и для космической обороны, отправлялись российским ученым такими путями, которые вели к бесполезной трате Советами времени и денег.

На первом месте в заявке Советов стояли автоматизированные системы управления (АСУ) для нового транссибирского газопровода. Когда мы отказались продать эти АСУ официально, КГБ послал своего тайного агента в одну канадскую компанию, чтобы украсть программное обеспечение для этой АСУ. Будучи предупрежденными Фэруэллом, мы добавили в пиратский продукт то, что на компьютерном жаргоне именуется «троянским конем».

«Программа автоматизированного управления газопроводом, которая должна была регулировать работу насосов, турбин и клапанов, была написана таким образом, чтобы ‘глючить’, — пишет Рид, — произвольно перенастраивая скорость работы насосов и регулировку давления клапанов, чтобы создать неприемлемо высокие для фланцев и сварных швов газопровода значения давления. Результатом этого стал самый грандиозный неядерный взрыв и пожар, какой только можно было наблюдать из космоса».

«Наши операторы наблюдения за обстановкой в системе НОРАД (NORAD — Система противовоздушной обороны Североамериканского континента — прим. пер.) опасались, что имел место ядерный взрыв, но наши спутники, которые должны были бы засечь электромагнитный импульс ядерного взрыва, не подавали сигналов тревоги. Это озадачило многих в Белом доме, но Гус Вейсс сказал своим коллегам из аппарата Совета национальной безопасности, чтобы те не тревожились», — продолжил свой рассказ Рид. И только спустя еще 20 лет он рассказал мне, почему.

Дело Фэруэлла оставалось в секрете, потому что случившийся в июне 1982 года взрыв, мощность которого была оценена в 3000 т в тротиловом эквиваленте, произошел в сибирской глуши, а о его жертвах ничего не сообщалось. Не мог и КГБ публично пожаловаться на то, что его «подловили» на фальшивой технологии. Но внезапно оказалась под подозрением вся технология, которую он воровал долгие годы, и это привело к прекращению или к задержкам в работе многих тысяч обеспокоенных российских инженеров и ученых.

Ветрова разоблачили и казнили в 1983 году. Годом позже Билл Кейси (Bill Casey) приказал выслать из страны всех членов тайной сети, занимавшейся добыванием технологий. Дело Фэруэлла было закрыто. Гус Вейсс умер в результате падения несколько месяцев назад. И теперь пришло время вспомнить, что иногда нашим «привидениям» (spook — общераспространенное прозвище агента секретной службы — прим. пер.) удавалось добиваться больших успехов.

WILLIAM SAFIRE

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Вдогонку «закону Димы Яковлева»


Кирилл Николенко

Порой то, что приходится наблюдать последнее время, больше походит на массовое помрачение сознания. Накал страстей в обществе возникает в связи, на первый взгляд, с мелочами. Значит, на самом деле, все эти «мелочи» затрагивают глубинную суть.

В этом плане примечательна история с «законом Димы Яковлева». Это неофициальное название документа связано с русским мальчиком, погибшим в американской приемной семье. Вообще, в законе речь идет о комплексе мер против американцев, попирающих права граждан России, но реально работать может лишь одна – запрет на усыновление (удочерение) российских детей гражданами США.

«Закон Димы Яковлева» — обещанный руководством России ассиметричный ответ на «Акт Магнитского».

Американский «Акт» предусматривает набор санкций. Объект санкций – российские чиновники и «силовики», которые, по мнению американской стороны, причастны к гибели в СИЗО аудитора Сергея Магнитского. Содержание санкций – запрет въезжать на территорию США, покупать недвижимость, размещать средства в американских банках. Если у фигурантов списка уже есть имущество и вклады в США, то на них будет наложен арест.

Нарушением прав наших граждан за рубежом деятельно заинтересовались не тогда, когда впервые российские дети гибли от рук приемных родителей-американцев, и не тогда, когда США арестовали и судили Виктора Бута. Нет, в то время были лишь дежурные предупреждения, за которыми ничего не следовало. А вот как под удар попали чиновники, налоговики, судьи, сотрудники тюрьмы, так сразу всполошились, даже вспомнили, сколько наших детей погибло в США, что соглашение об усыновлении американцы не исполняют должным образом. Буквально год назад это самое соглашение было принято, но таких криков по этому поводу не было. Симптоматично.

Америка победила

Наши заокеанские «партнеры» умеют создавать соперникам сценарий «Ножницы». Какой бы вариант оппонент ни выбрал, всё равно проиграет.

Если бы Путин никак не отреагировал на «список Магнитского», то это посчитали бы признаком слабости. Таким образом, давление на него и его окружение усилилось бы.

В Белом доме прекрасно понимали, что ответ будет. Было абсолютно ясно, что наша страна не способна ввести ощутимые санкции против США, к примеру, в сфере финансов и торговли.

Осталось неэкономическое направление. Здесь выбирать было не из чего. Запретить отдельным американцам посещать Россию? Ну, этим можно лишь насмешить. Для большинства граждан США наша страна непривлекательна в плане инвестиций, визитов, приобретения недвижимости, размещения средств на вкладах. Только если дети.

Ответ в виде «закона Димы Яковлева» вышел «боком», нанес удар по репутации России, позволил назвать парламентариев «людоедами». Соответственно, Америка вновь оказалась в более выгодном положении.

Про мифы

В ходе жарких обсуждений противники и сторонники запрета на передачу детей в Америку приводили различные аргументы в защиту своей позиции. Давайте расставим точки над «i».

Во-первых, дети-инвалиды – меньшинство из тех, кого забирают американцы. Но дело даже не в количестве. Понятно, что у таких детей шансов в нашей стране нет. Усыновляют их у нас неохотно, а после детдома их дорога – в спецучреждения.

Во-вторых, большинство детей, усыновляемых (удочеряемых) гражданами США, относительно здоровы.

Почему наши граждане не берут их в свои семьи?

Причина №1 – запутанная, сложная процедура, бюрократизм и крючкотворство. В таких условиях легче взять ребенка иностранцам, которые готовы хорошо заплатить за это. Таким образом, проблема не в «заграничных нелюдях», а в отечественных чиновниках, которые своим не дают усыновить, а чужим помогают.

Причина №2 – в нашей стране, например, неохотно берут подростков. Опять же, вопрос к российским органам опеки, которым надо активнее работать по устройству детей в семьи, пока они не достигли подросткового возраста.

Причина №3 – неславянская внешность многих брошенных детей. Так надо наводить порядок в плане миграции. А если уж так получилось, то выходить на диаспоры и делать так, чтобы они своих детей забрали.

В-третьих, в нашей стране ежегодно от рук собственных биологических родителей гибнут тысячи детей, что в сотни (!) раз превышает количество таких же случаев с российскими детьми, усыновленными (удочеренными) гражданами США.

Психология восприятия такова: когда свои мучают своих, то это воспринимается спокойнее, чем когда чужие издеваются над нашими. Но надо смотреть правде в глаза, какой бы невыгодной она ни была.

Хватит на зеркало пенять

То, что мы отдаем собственных детей за рубеж, — это позор. Позор не в том, что «сор выносится из избы» — приятное впечатление на Запад не произведешь. Позор состоит в том, что у нас созданы условия, в которых такие явления, как сиротство, беспризорность, активно произрастают.

Запретить усыновление (удочерение) американцами – шаг, который можно было совершать, только будучи уверенными, что мы можем справиться собственными силами. Сегодня уже много говорят про программу «Россия без сирот». Понятно, что её примут, выделят бюджетные средства. А вот в положительных результатах уверенности, увы, нет.

Помню, как в свое время Владимир Путин вызвал Валентину Матвиенко (тогда – вице-премьер по «социалке») и поручил разобраться с беспризорностью. Прошло 11 лет, а острота проблемы не снизилась.

Еще более мерзко на душе становится, когда знаешь, что в «нулевые» из детдомов выходили тысячи воспитанников, не приспособленных к реалиям, без навыков самостоятельности и без знания основ хотя бы самой простой рабочей профессии. Да, мы можем бить себя в грудь, что не отдадим своих детей никому, будет их растить сами. Но где меры, чтобы сироты могли устроиться в жизни достойно?! Я уж не говорю, что даже для детей, воспитывающихся в семьях, перспективы более чем туманны.

Такая вот социология

Когда шла дискуссия, сторонники запрета на усыновление (удочерение) апеллировали к мнению большинства сограждан. С гласом народа бессмысленно спорить, но необходимо видеть и подводные камни. Давайте проведем параллель.

Когда граждан спрашивают об основном вызове для страны, то большинство говорит, что корень всех зол – коррупция. Когда задается вопрос, плохо ли давать взятки, то подобного единодушия уже не наблюдается. Наконец, когда у людей интересуются, где бы они хотели работать, то большинство называют самые коррупционноёмкие занятия – чиновник, «силовик», сотрудник госкорпорации. Вот такой вот клубок противоречий.

Примерно так же обстоит дело и с усыновлением. Чувство патриотизма переполняет, поэтому передача детей на Запад коробит многих. С другой стороны, если спросить, готов ли такой патриот взять ребенка из детдома, то желающих будет мало. Из этих желающих значительная часть еще и поставит условия – высокая ежемесячная выплата, улучшение жилищных условий и т.п. Вот и выходит, что на словах-то сторонников радикальных мер хоть отбавляй, а охочих принимать участие в решении проблемы – мало.

Глубоко личный вопрос

Знаете, позиция каждого человека по «закону Димы Яковлева», на мой взгляд, должна быть глубоко личным делом. Попытка подогнать мнения под одну гребенку вредна тем, что ведет к лицемерию.

Вот как я думаю.

Дети не виноваты, что они попали в неблагополучную среду, что их родили матери-алкоголички. В то же время возможности воспитания небезграничны. Ребенка можно вырвать из этого окружения, стараться дать ему всё самое лучшее. Самое печальное состоит в том, что гены чаще всего дадут о себе знать. Читатели, у кого есть дети, согласитесь, что собственного-то ребенка непросто растить, а уж что говорить про того, в котором течет не ваша кровь.

Вот я откровенно скажу, что не готов взять на воспитание чужого ребенка. Исключение – если не дай Бог кто-то из родственников погибнет и об их детях некому будет позаботиться, кроме меня и моей супруги. Кто-то, прочитав эти слова, будет меня закидывать камнями. Но я честно об этом говорю, а не прячусь за удобные лозунги.

У меня нет ни малейшего морального права выступать за то, чтобы ограничить возможность детям обрести семью, хоть в России, хоть на чужбине!

Не знаю, как рассуждали депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, но после такого голосования все, кто нажали кнопку «за», просто обязаны взять в свои семьи сирот.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Как возникают байки про «жертв сталинизма» или колымчане о Солженицыне


Это случилось в 1978 или 1979 г. в санатории-грязелечебнице «Талая», расположенном примерно в 150 км от Магадана. Прибыл я туда из чукотского городка Певек, где работал и жил с 1960 г. Больные знакомились и сходились для времяпрепровождения в столовой, где за каждым было закреплено место за столом. Дня за четыре до окончания моего курса лечения за нашим столом появился «новенький» — Михаил Романов. Он-то и затеял это обсуждение. Но сначала коротко о его участниках.

Старшего по возрасту звали Семен Никифорович — так его все величали, фамилия его в памяти не сохранилась. Он — «ровесник Октября», поэтому был уже на пенсии. Но продолжал работать ночным механиком в большом автохозяйстве. На Колыму его привезли в 1939 г. Освободился в 1948 г. Следующим по возрасту был Иван Назаров, 1922 г. рождения. На Колыму был привезен в 1947 г. Освободился в 1954 г. Работал «наладчиком пилорамы». Третьий — Миша Романов, мой ровесник, 1927 г. рождения. Привезен на Колыму в 1948 г. Освободился в 1956 г. Работал бульдозеристом в дорожном управлении. Четвертым был я, попавший в эти края добровольно, по вербовке. Поскольку я 20 лет прожил среди бывших зеков, они посчитали меня полноправным участником обсуждения.

Кто за что был осужден — не знаю. Об этом не принято было говорить. Но было видно, что все трое не блатари, не рецидивисты. По лагерной иерархии, это были «мужики». Каждому из них судьбой предназначено было однажды «получить срок» и, отбыв его, добровольно прижиться на Колыме. Ни один из них высшего образования не имел, но были довольно начитаны, особенно Романов: у него в руках все время были газета, журнал или книга. В общем, это были обычные советские граждане и даже лагерных словечек и выражений почти не употребляли.

Накануне моего отъезда, во время ужина Романов рассказал следующее: «Я только что из отпуска, который провел в Москве у родственников. Мой племянник Коля, студент педагогического института, дал мне почитать подпольное издание книги Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Я прочитал и, возвращая книгу, сказал Коле, что тут много небылиц и вранья. Коля задумался, а потом спросил, не соглашусь ли я обсудить эту книгу с бывшими зеками? С теми, кто находился в лагерях одновременно с Солженицыным. «Зачем?» — спросил я. Коля ответил, что в его компании по поводу этой книги идут споры, спорят чуть ли не до драки. И если он представит товарищам суждение бывалых людей, то это поможет им прийти к единому мнению. Книга была чужая, поэтому Коля выписал в тетрадь все, что я в ней отметил». Тут Романов показал тетрадь и спросил: не согласятся ли его новые знакомые удовлетворить просьбу его любимого племянника? Все согласились.

ЖЕРТВЫ ЛАГЕРЕЙ
После ужина мы собрались у Романова.

— Начну, — сказал он, — с двух событий, которые журналисты называют «жареными фактами». Хотя первое событие правильнее было бы назвать фактом мороженым. Вот эти события: «Рассказывают, что в декабре 1928 г. на Красной Горке (Карелия) заключенных в наказание (не выполнили урок) оставили ночевать в лесу и 150 человек замерзли насмерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усумнишься. Труднее поверить другому рассказу, что на Кемь-Ухтинском тракте близ местечка Кут в феврале 1929 г. роту заключенных, около 100 человек, за невыполнение нормы загнали на костер, и они сгорели». [1]

Едва Романов умолк, Семен Никифорович воскликнул:

— Параша!.. Да нет!.. Чистый свист! — и вопросительно посмотрел на Назарова. Тот кивнул:

— Ага! Лагерный фольклор в чистом виде.

(На колымском лагерном жаргоне «параша» означает недостоверный слух. А «свист» — преднамеренное вранье). И все замолчали… Романов обвел всех взглядом и сказал:

— Ребята, все так. Но, Семен Никифорович, вдруг какой-нибудь лох, не нюхавший лагерной жизни, спросит, почему свист. Разве в Соловецких лагерях такого не могло быть? Что бы вы ему ответили?

Семен Никифорович немного подумал и ответил так:

— Дело не в том, Соловецкий это лагерь или Колымский. А в том, что огня боятся не только дикие звери, но и человек. Ведь сколько было случаев, когда при пожаре люди выпрыгивали из верхних этажей дома и разбивались насмерть, лишь бы не сгореть заживо. А тут я должен поверить, что несколько паршивых вертухаев (конвойных) сумели загнать в костер сотню зеков?! Да самый зачуханный зек-доходяга, предпочтет быть застреленным, но в огонь не прыгнет. Да что говорить! Если бы вертухаи, со своими пятизарядными пукалками (ведь автоматов тогда не было), затеяли с зеками игру с прыжками в костер, то сами бы в костре и оказались. Короче, этот «жареный факт» — неумная выдумка Солженицына. Теперь о «мороженом факте». Здесь непонятно, что значит «оставили в лесу»? Что, охрана ушла ночевать в казарму?.. Так это же голубая мечта зеков! Особенно блатных — они бы моментально оказались в ближайшем поселке. И так стали бы «замерзать», что жителям поселка небо с овчинку показалось. Ну а если охрана осталась, то она, конечно, развела бы костры для собственного обогрева… И тут такое «кино» получается: в лесу горит несколько костров, образуя большой круг. У каждого круга полторы сотни здоровенных мужиков с топорами и пилами в руках спокойно и молча замерзают. Насмерть замерзают!.. Миша! Вопрос на засыпку: сколько времени может продолжаться такое «кино»?

— Ясно, — сказал Романов. — Поверить в такое «кино» может только книжный червь, никогда не видевший не только зеков-лесорубов, но и обыкновенного леса. Согласимся, что оба «жареных факта», по сути своей, — бред сивой кобылы.

Все согласно кивнули головами.

— Я, — заговорил Назаров, — уже «усумнился» в честности Солженицына. Ведь как бывший зек он не может не понимать, что суть этих сказок никак не вяжется с распорядком жизни ГУЛАГа. Имея десятилетний опыт лагерной жизни, он, конечно, знает, что смертников в лагеря не везут. А приводят приговор в исполнение в других местах. Он, конечно, знает, что любой лагпункт — это не только место, где зеки «тянут срок», а еще и хозяйственная единица со своим планом работ. Т.е. лагпункт — это производственный объект, где зеки — работники, а начальство — управляющие производством. И если где-то «горит план», то лагерное начальство может иногда удлинить рабочий день зеков. Такое нарушение режима ГУЛАГа часто и случалось. Но чтобы своих работников уничтожать ротами — это дурь, за которую само начальство непременно было бы жестоко наказано. Вплоть до расстрела. Ведь в сталинские времена дисциплину спрашивали не только с рядовых граждан, с начальства спрос был еще строже. И если, зная все это, Солженицын вставляет в свою книгу небылицы, то ясно, что эта книга написана не для того, чтобы рассказать правду о жизни ГУЛАГа. А для чего — я еще не понял. Так что давай продолжим.

— Продолжим, — сказал Романов. — Вот еще одна страшилка: «Осенью 1941 г. Печерлаг (железнодорожный) имел списочный состав 50 тыс., весной — 10 тыс. За это время никуда не отправлялось ни одного этапа — куда же делись 40 тыс.?» [2].

Вот такая страшная загадка, — закончил Романов. Все задумались…

— Не пойму юмора, — нарушил молчание Семен Никифорович. — Зачем читателю загадки загадывать? Рассказал бы сам, что там стряслось…

И вопросительно посмотрел на Романова.

— Тут, видимо, имеет место литературный прием, при котором читателю как бы говорят: дело настолько простое, что любой лох сам сообразит, что к чему. Дескать, комментарии из…

— Стоп! Дошло, — воскликнул Семен Никифорович. — Здесь «тонкий намек на толстые обстоятельства». Дескать, раз лагерь железнодорожный, то 40 тыс. зеков за одну зиму были угроблены на строительстве дороги. Т.е. косточки 40 тыс. зеков покоятся под шпалами построенной дороги. Это я должен сообразить, и в это должен поверить?

— Похоже, что так, — ответил Романов.

— Здорово! Это сколько же получается в сутки? 40 тыс. за 6-7 месяцев — значит больше 6 тыс. в месяц, и значит больше 200 душ (две роты!) в сутки… Ай да Александр Исаич! Ай да сукин сын! Да он же Гитлера… тьфу… Геббельса переплюнул по вранью. Помните? Геббельс в 1943 г. заявил на весь мир, что в 1941 г. большевики расстреляли 10 тыс. пленных поляков, которых, на самом деле сами же и угробили. Но с фашистами все ясно. Стараясь спасти свою шкуру, они этим враньем пытались поссорить СССР с союзниками. А чего ради старается Солженицын? Ведь 2 сотни загубленных душ в сутки, рекорд…

— Постой! — перебил его Романов. Рекорды еще впереди. Ты лучше скажи, почему не веришь, какие у тебя доказательства?

— Ну прямых доказательств у меня нету. А серьезные соображения есть. И вот какие. Большая смертность в лагерях бывала только от недоедания. Но не такая большая! Здесь разговор о зиме 41 года. И я свидетельствую: в первую военную зиму в лагерях было еще нормальное питание. Это, во-первых. Во-вторых. Печерлаг, конечно, строил железную дорогу на Воркуту — больше там некуда строить. Во время войны это была задача особой важности. Значит и спрос с начальства лагеря был особо строгий. А в таких случаях начальство старается выхлопотать для своих работников дополнительное питание. И там оно наверняка было. Значит и говорить о голоде на этой стройке — заведомо врать. И последнее. Смертность в 200 душ в сутки никакой секретностью не скроешь. И не у нас, так за бугром печать об этом сообщила бы. А в лагерях о таких сообщениях обязательно и быстро узнавали. Это я тоже свидетельствую. Но я никогда и ничего о высокой смертности в Печерлаге не слыхал. У меня все.

Романов вопросительно посмотрел на Назарова.

— Я, кажется, знаю разгадку, — сказал он. — На Колыму я попал с Воркутлага, где пробыл 2 года. Так вот, теперь вспомнил: многие старожилы говорили, что в Воркутлаг попали после окончания строительства железной дороги, а раньше числились за Печерлагом. Поэтому они никуда не этапировались. Вот и все.

— Логично, — сказал Романов. — Сперва гуртом строили дорогу. Потом большую часть рабсилы кинули на строительство шахт. Ведь шахта — это не просто дырка в земле, и на поверхности нужно много чего понастроить, чтобы уголек «пошел на-гора». А стране уголек стал ой как нужен. Ведь тогда Донбасс-то у Гитлера оказался. В общем, Солженицын здесь явно схимичил, сотворив из цифр страшилку. Ну да ладно, продолжим.

ЖЕРТВЫ ГОРОДОВ
Вот еще одна цифровая загадка: «Считается, что четверть Ленинграда была посажена в 1934-1935 гг. Эту оценку пусть опровергнет тот, кто владеет точной цифрой и даст ее» [3]. Ваше слово, Семен Никифорович.

— Ну, здесь говорится о тех, кто был взят по «делу Кирова». Их действительно было много больше, чем могло быть виновато в смерти Кирова. Просто под шумок начали сажать троцкистов. Но четверть Ленинграда, конечно, — нахальный перебор. А точнее пусть попробует сказать наш друг — Питерский Пролетарий (так Семен Никифорович иногда шутливо величал меня). Ты ведь тогда был там.

Пришлось говорить мне.

Тогда мне было 7 лет. И точно помню только траурные гудки. С одной стороны слышались гудки завода «Большевик», а с другой — гудки паровозов со станции «Сортировочная». Так что, строго говоря, ни очевидцем, ни свидетелем, я быть не могу. Но тоже считаю, что названное Солженицыным количество арестованных фантастически завышено. Только здесь фантастика не научная, а прохиндейская. Что Солженицын здесь темнит, видно хотя бы из того, что требует для опровержения точную цифру (зная, что читателю ее негде взять), а сам называет дробное число — четверть. Поэтому проясним дело, посмотрим, что значит в целых числах «четверть Ленинграда». В то время в городе проживало примерно 2 млн. человек. Значит, «четверть» — это 500 тыс.! По-моему, это настолько прохиндейская цифра, что ничего больше доказывать не нужно.

— Нужно! — убежденно сказал Романов. — Мы же имеем дело с Нобелевским лауреатом…

— Ну ладно, — согласился я. — Вы знаете лучше меня, что большинство зеков — мужчины. А мужчины везде составляют половину населения. Значит, в то время мужское население Ленинграда было равно 1 млн. Но ведь не все население мужского пола можно арестовать — есть грудные младенцы, дети и престарелые люди. И если я скажу, что таких было 250 тыс., то дам большую фору Солженицыну — их, конечно, было больше. Но пусть будет так. Остается 750 тыс. мужчин активного возраста, из которых Солженицын забрал 500 тыс. А для города это значит вот что: в то время везде работали в основном мужчины, а женщины были домохозяйками. А какое предприятие сможет продолжить работу, если из каждых трех работников лишится двух? Да весь город встанет! Но этого же не было.

И еще. Хотя мне и было тогда 7 лет, но могу твердо свидетельствовать: ни мой отец и никто из отцов моих знакомых сверстников арестован не был. А при таком раскладе, какой предлагает Солженицын, арестованных у нас во дворе было бы много. А их вообще не было. У меня все.

— Я, пожалуй, добавлю вот что, — сказал Романов. — Случаи массовых арестов Солженицын называет «потоками, вливающимися в ГУЛАГ». И самым мощным потоком он называет аресты 37-38 гг. Так вот. Если учесть, что в 34-35 гг. троцкистов сажали не меньше, чем на 10 лет, то ясно: к 38-му г. никто из них не вернулся. И в «большой поток» из Ленинграда брать было просто некого…

— А в 41-ом — вмешался Назаров, — в армию призывать было бы некого. А я где-то читал, что тогда Ленинград дал фронту около 100 тыс. одних только ополченцев. В общем, ясно: с посадкой «четверти Ленинграда» Солженицын опять переплюнул господина Геббельса.

Посмеялись.

— Эт-точно! — воскликнул Семен Никифорович. — Любители потолковать о «жертвах сталинских репрессий» любят вести счет на миллионы и не меньше. К этому случаю мне вспомнился один недавний разговор. Есть у нас в поселке один пенсионер, краевед-любитель. Интересный мужик. Зовут его Василий Иваныч, а потому и кликуха у него — «Чапай». Хотя фамилия у него тоже исключительно редкая — Петров. На Колыму он прибыл на 3 года раньше меня. И не так, как я, а по комсомольской путевке. В 1942-м добровольно ушел на фронт. После войны вернулся сюда, к семье. Всю жизнь шоферил. Он частенько заходит в нашу гаражную биллиардную — любит шары погонять. И вот как-то при мне подходит к нему один молодой шоферишка и говорит: «Василий Иваныч, скажите честно, страшно было жить здесь в сталинские времена?» Василий Иваныч посмотрел на него удивленно и сам спрашивает: «Ты о каких страхах толкуешь?»

«Ну, как же, — отвечает шоферишка, — сам слыхал по «Голосу Америки». Здесь в те годы угробили несколько миллионов зеков. Больше всего полегло их на строительстве Колымской трассы…»

«Ясно, — сказал Василий Иваныч. — А теперь слушай внимательно. Чтобы где-то угробить миллионы людей, нужно чтобы они там были. Ну хотя бы короткое время — иначе гробить будет некого. Так или нет?»

«Логично» — сказал шоферишка.

«А теперь, логик, слушай еще внимательнее, — сказал Василий Иваныч и, повернувшись ко мне, заговорил. — Семен, мы с тобой точно знаем, а наш логик наверно, догадывается, что сейчас на Колыме народу живет много больше, чем в сталинские времена. Но насколько больше? А?»

«Думаю, что раза в 3, а, пожалуй, и в 4» — ответил я.

«Так! — сказал Василий Иваныч, и, повернулся к шоферишке. — По последнему статистическому отчету (они ежедневно печатаются в «Магаданской правде»), сейчас на Колыме (вместе с Чукоткой) проживает около полумиллиона человек. Значит, в сталинские времена здесь проживало, самое большее, около 150 тыс. душ… Как тебе эта новость?»

«Здорово! — сказал шоферишка. — Никогда бы не подумал, что радиостанция такой солидной страны могла так паскудно врать…»

«Ну так знай, — назидательно сказал Василий Иваныч, — на этой радиостанции трудятся такие ушлые ребята, которые запросто делают из мухи слона. И начинают торговать слоновой костью. Берут недорого — только уши развесь шире…»

ЗА ЧТО И СКОЛЬКО
— Хороший рассказ. А главное к месту, — сказал Романов. И спросил меня: — Ты, кажется, хотел рассказать что-то про знакомого тебе «врага народа»?

— Да не моего знакомого, а отца одного из моих знакомых пацанов посадили летом 38-го за антисоветские анекдоты. Дали ему 3 года. А отсидел только 2 — досрочно освободили. Но вместе с семьей выслали за 101 км, кажется, в Тихвин.

— Ты точно знаешь, что за анекдот дали 3 года? — спросил Романов. — А то у Солженицына другие сведения: за анекдот — 10 и более лет; за прогул или опоздание на работу — от 5 до 10 лет; за колоски, собранные на убранном колхозном поле, — 10 лет. Что ты на это скажешь?

— За анекдоты 3 года — это я знаю точно. А насчет наказаний за опоздания и прогулы — твой лауреат врет, как сивый мерин. Я сам имел две судимости по этому указу, о чем есть соответствующие записи в трудовой книжке…

— Ай да Пролетарий!.. Ай да шустряк!.. Не ожидал!.. — съязвил Семен Никифорович.

— Ну, ладно, ладно! — отозвался Романов. — Дай человеку исповедаться…

Пришлось исповедаться.

— Кончилась война. Жить стало полегче. И стал я получки отмечать выпивкой. А ведь у пацанов где выпивка, там и приключения. В общем, за два опоздания — 25 и 30 минут отделался выговорами. А когда опоздал на полтора часа, получил 3-15: с меня 3 месяца высчитывали по 15% заработка. Только рассчитался — снова попал. Теперь уже на 4-20. Ну а третий раз меня ожидало бы наказание 6-25. Но «миновала меня чаша сия». Понял, что работа — дело святое. Конечно, тогда мне казалось, что наказания чересчур строгие — ведь война уже кончилась. Но старшие товарищи утешили меня тем, что, дескать, у капиталистов дисциплина еще строже и наказания горше: чуть что — увольнение. И становись в очередь на бирже труда. А когда подойдет очередь снова получить работу — неизвестно… А случаи, когда человек получал тюремный срок за прогулы, мне неизвестны. Слыхал, что за «самовольный уход с производства» можно получить год-полтора тюрьмы. Но ни одного такого факта я не знаю. Теперь о «колосках». Я слыхал, что за «кражу сельхозпродукции» с полей можно «получить срок», размер которого зависит от количества украденного. Но это говорится о полях неубранных. А собирать остатки картошки с убранных полей я сам ходил несколько раз. И уверен — арестовывать людей за сбор колосков с убранного колхозного поля — бред сивой кобылы. И если кто из вас встречал людей, посаженных за «колоски», пусть скажет.

— Я знаю 2 похожих случая, — сказал Назаров. — Это было в Воркуте в 1947 г. Два 17-летних пацана получили по 3 года каждый. Один попался с 15-ю кг молодой картошки, да дома обнаружили еще 90 кг. Второй — с 8-ю кг колосков, да дома оказалось еще 40 кг. И тот и другой промышляли, конечно же, на неубранных полях. А такая кража и в Африке кража. Сбор же остатков с убранных полей нигде в мире кражей не считался. И соврал тут Солженицын затем, чтобы лишний раз лягнуть Советскую власть…

— А может быть, у него было другое соображение, — вмешался Семен Никифорович, — ну как у того журналиста, который, узнав, что собака укусила человека, написал репортаж о том, как человек покусал собаку…

ОТ БЕЛОМОРА И ДАЛЬШЕ
— Ну хватит, хватит, — прервал общий смех Романов. И добавил ворчливо: — Совсем задолбали бедного лауреата… — Потом, посмотрев на Семена Никифоровича, заговорил:

— Ты давеча пропажу 40-а тыс. зеков за одну зиму назвал рекордом. А это не так. Настоящий рекорд, по Солженицыну, был на строительстве Беломорканала. Слушай: «Говорят, что в первую зиму, с 31-го на 32-й год 100 тыс. и вымерло — столько, сколько постоянно было на канале. Отчего же не поверить? Скорей даже эта цифра преуменьшенная: в сходных условиях в лагерях военных лет смертность в 1% в день была заурядна, известна всем. Так что на Беломоре 100 тыс. могло вымереть за 3 месяца с небольшим. А тут и другая зима, да между ними же. Без натяжки можно предположить, что и 300 тыс. вымерло» [4]. Услышанное так всех удивило, что мы растерянно молчали…

— Меня вот что удивляет — снова заговорил Романов. — Все мы знаем, что на Колыму зеков привозили только раз в году — в навигацию. Знаем, что здесь «9 месяцев зима — остальное лето». Значит, по раскладке Солженицына, все местные лагеря каждую военную зиму должны были троекратно вымирать. А что мы видим на деле? В собаку кинь, а попадешь в бывшего зека, всю войну мотавшего срок здесь, на Колыме. Семен Никифорович, откуда такая живучесть? Назло Солженицыну?

— Не ерничай, не тот случай — хмуро оборвал Романова Семен Никифорович. Потом, покачав головой, заговорил, — 300 тыс. мертвых душ на Беломоре?! Это такой подлый свист, что и опровергать не хочется… Я, правда, там не был — срок получил в 1937 г. Но ведь и этот свистун там не был! От кого же он слыхал эту парашу насчет 300 тыс.? Я о Беломоре слыхал от блатарей-рецидивистов. Таких, которые на волю выходят только затем, чтобы немного покуролесить и снова сесть. И для которых любая власть плоха. Так вот, о Беломоре они все говорил, что жизнь там была — сплошная лафа! Ведь Советская власть именно там впервые испробовала «перековку», т.е. перевоспитание уголовников методом особого вознаграждения за честный труд. Там впервые ввели дополнительное и более качественное питание за перевыполнение нормы выработки. А главное, ввели «зачеты» — за один день хорошей работы засчитывались 2, а то и 3 дня срока заключения. Конечно, блатари тут же научились добывать туфтовые проценты выработки и досрочно освобождались. О голоде и речи не было. От чего же могли умирать люди? От болезней? Так на эту стройку больных и инвалидов не привозили. Это говорили все. В общем, Солженицын свои 300 тыс. мертвых душ из пальца высосал. Больше им неоткуда взяться, ибо такую муру никто рассказать ему не мог. Все.

В разговор вступил Назаров:

— Все знают, что на Беломоре побывало несколько комиссий писателей и журналистов, среди которых были и иностранцы. И никто из них даже не заикнулся о такой высокой смертности. Как это объясняет Солженицын?

— Очень просто, — ответил Романов, — большевики их всех или запугали или купили…

Все засмеялись… Отсмеявшись, Романов вопросительно посмотрел на меня. И вот что я рассказал.

Как только я услыхал о смертности в 1% в сутки, мне подумалось: а как с этим было в блокадном Ленинграде? Оказалось: примерно в 5 раз меньше 1%. Вот смотрите. По разным оценкам, в блокаде оказалось, от 2,5 до 2,8 млн. человек. А самый смертельно голодный паек ленинградцы получали примерно 100 дней — такое вот совпадение. За это время при смертности 1% в сутки умерли бы все жители города. Но известно, что от голода умерло 900 с лишним тыс. человек. Из них за смертельные 100 дней погибло 450-500 тыс. человек. Если разделить общее число блокадников на число погибших за 100 дней, получим цифру 5. Т.е. в эти страшные 100 дней смертность в Ленинграде была в 5 раз меньше 1%. Спрашивается: откуда в лагерях военного времени могла взяться смертность в 1% в сутки, если (как вы все хорошо знаете) даже штрафной лагерный паек был в 4 или 5 раз калорийней блокадного пайка? И ведь штрафной паек давался в наказание на короткое время. А рабочий паек зеков в войну был не меньше пайка вольных рабочих. И понятно почему. Во время войны в стране была острая нехватка рабочих рук. И морить голодом зеков было бы просто дуростью со стороны властей…

— Тут я посмотрел на Романова и добавил: «Это к твоему глумливому вопросу о том, почему выжили колымские зеки…

Семен Никифорович встал, обошел стол, обеими руками потряс мою руку, шутливо поклонился и с чувством произнес:

— Очень признателен, молодой человек!.. — Потом, обращаясь ко всем, сказал, — Кончаем эту бодягу. Пошли в кино — там начинается повторный показ фильмов о Штирлице.

— В кино успеем, — сказал Романов, посмотрев на часы. — Напоследок хочу знать ваше мнение о разногласии в отношении к лагерным больницам, которое возникло между Солженицыным и Шаламовым — тоже «лагерным писателем». Солженицын считает, что лагерная санчасть создана для того, чтобы способствовать истреблению зеков. И ругает Шаламова за то что: «…он поддерживает, если не создает легенду о благотворительной санчасти…» [5] Вам слово, Семен Никифорович.

— Шаламов тянул срок здесь. Я, правда, сам с ним не встречался. Но от многих слыхал, что в отличие от Солженицына ему и тачку приходилось катать. Ну а после тачки побывать несколько дней в санчасти — действительно благо. Да еще, говорят, ему повезло попасть на курсы фельдшеров, окончить их и самому стать работником больницы. Значит, дело он знает досконально — и как зек, и как работник санчасти. Поэтому я Шаламова понимаю. А Солженицына понять не могу. Говорят, что он большую часть срока проработал библиотекарем. Понятно, что в санчасть он не рвался. И все же именно в лагерной санчасти у него вовремя обнаружили раковую опухоль и вовремя ее вырезали, т.е., спасли ему жизнь… Не знаю, может это и параша… Но если бы довелось его встретить, я бы спросил: правда ли это? И если бы это подтвердилось, то, глянув ему в глаза, я сказал бы: «Хмырь ты болотный! Тебя в лагерной больнице не «истребляли», а жизнь твою спасали… Сука ты позорная!!! Больше мне нечего сказать…»

МОРДУ НАДО БИТЬ!
В разговор вступил Назаров:

— Теперь я окончательно понял, почему Солженицын так много и так бессовестно врет: «Архипелаг ГУЛАГ» написан не для того, чтобы сказать правду о лагерной жизни, а для того, чтобы внушить читателю отвращение к Советской власти. Вот и здесь то же самое. Если что-то сказать о недостатках лагерной санчасти, то это малоинтересно — недостатки всегда найдутся и в гражданской больнице. А вот если сказать: лагерная санчасть предназначена способствовать истреблению зеков — это уже занятно. Примерно так же занятно, как рассказ о собаке, покусанной человеком. А главное — еще один «факт» бесчеловечности Советской власти… И давай, Миша, закругляйся — надоело в этом вранье ковыряться.

— Ну ладно, заканчиваем. Но нужна резолюция, — сказал Романов. И, придав голосу официальный оттенок, произнес: — Прошу каждого высказать свое отношение к этой книге и ее автору. Только кратко. По старшинству — вам слово, Семен Никифорович.

— По-моему, за эту книгу надо было не международную премию давать, а принародно морду набить.

— Очень вразумительно, — оценил Романов и вопросительно посмотрел на Назарова.

— Ясно, что книга пропагандистская, заказная. А премия — приманка для читателей. Премия поможет надежнее запудрить мозги читателям-верхоглядам, читателям-легковерам, — сказал Назаров.

— Не очень коротко, зато обстоятельно — заметил Романов и вопросительно посмотрел на меня.

— Если эта книга и не рекордная по лживости, то автор уж точно чемпион по количеству полученных сребреников, — сказал я.

— Верно! — сказал Романов. — Он, пожалуй, самый богатый антисоветчик… Вот теперь я знаю, что писать любимому племяннику. Всем спасибо за помощь! Теперь пошли в кино смотреть Штирлица.

На следующий день, рано утром, я поспешил на первый автобус, чтобы успеть на самолет, вылетающий рейсом Магадан-Певек.

*) Чтобы быть точным в цитатах, я взял их из текста «Архипелага», напечатанного в журнале «Новый мир» за 1989 г.
1. N 10 стр. 96
2. N 11 стр. 75
3. N 8 стр. 15 и 38
4. N 10 стр. 116
5. N 11 стр. 66.

http://warrax.net/48/solzhenitsyn2.html

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

В ОВД Казани погиб задержанный, причина смерти пока не ясна


В Казани в отделе полиции «Савиново» умер 29-летний мужчина, задержанный в состоянии алкогольного опьянения. Причины его смерти пока выясняются. Об этом 6 января сообщает Интерфакс со ссылкой на пресс-службу МВД по республике Татарстан.

По информации ведомства, мужчина был доставлен в отдел полиции 5 января по подозрению в нанесении побоев сожительнице. В фойе ОВД он разбушевался и разбил рукой оконное стекло, получив резаную рану правой кисти.

«Мужчине стало плохо, и ему была вызвана «скорая помощь». Прибывшие через 40 минут медики не смогли спасти мужчину, и он скончался. Причина смерти выясняется», — рассказал собеседник агентства.

По факту смерти доставленного проводится служебная проверка.

Напомним, после того, как в марте 2012 года от пыток в отделе полиции «Дальний» погиб казанец, которого изнасиловали бутылкой от шампанского, правозащитники передали главе Следственного комитета список нерасследованных «пыточных» дел из 13 регионов России.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Догматизм невежества или кому нужны «неспецалисты» с высшим образовыанием


С.Н.Бабурин. Cегодня его, как в 1993-м, травят либералы.

Одно время на Западе среди определенным образом ориентированных политических групп был распространен тезис о том, что для того, чтобы учить чему-либо — не нужно это что-либо самому знать.

В каком-то смысле современных российских авторов и организаторов так называемой реформы образования вполне можно считать наследниками этой скорее политической, чем профессиональной моды.

Не говоря о том, что ни министр образования Фурсенко, ни его окружение не могли бы ответить на вопрос, какое отношение они имеют в прошлом к высшей школе и на каком основании считают себя вправе претендовать на авторитетность при ее реформировании? Они как правило, не могут ответить и на вопрос, зачем нужна эта реформа и что именно она даст. По большому счету, они не могут внятно объяснить даже то, в чем эта реформа заключается.

Если взять даже вовсе не самый важный вопрос: зачем нужно переходить с системы подготовки «специалистов» с пятью годами обучения на систему подготовки бакалавров и магистров с четырьмя и пятью годами обучения, — они на него внятно не ответят. Внятный ответ заключался бы примерно в следующем: за пять лет, готовя специалистов, мы даем им объем навыков и знаний, условно говоря, «А». Такой тип подготовки был необходим при господстве такого-то типа производства. Сегодня тип производства изменился таким-то образом, и теперь нам для обеспечения его функционирования требуется такое-то количество бакалавров, то есть работников с объемом подготовки и навыков, скажем, «А минус Х», и такое-то количество работников с подготовкой типа «А плюс Х».

То есть, например, раньше мы создавали в стране производство постиндустриального типа, и нам нужны были работники с квалификацией, позволяющей обеспечить его создание, — разбирающиеся как в том, что они создают, так и в том, как это создавать.

Теперь постиндустриальное производство у нас создано, и нам нужны в основном работники, способные лишь обеспечивать функционирование этого производства, которым хватит меньшей подготовки: это бакалавры; а также работники, способные на элитных участках развивать фронтирные направления, с более высокой подготовкой — это магистры. С такой постановкой вопроса можно соглашаться или не соглашаться — но, по крайней мере, было бы понятно, о чем идет речь.

Однако нам этих слов не говорят. И понятно, почему.

Индустриальное производство в современной России по преимуществу «деиндустриализовано», а постиндустриальное — как раз требует создания и развития. Значит, стране нужно как определённое количество людей, чья квалификация позволяет не допустить распада и разрушения оставшегося индустриального производства, так и большое количество людей, чья квалификация должна помочь стране наладить постиндустриальное производство.

Функционирование старого производства поддерживали те, кого сегодня мы называем «специалистами», то есть люди с пятью годами подготовки. Значит, сегодня нам нужны люди с не меньшей подготовкой плюс еще люди с более высокой подготовкой — то есть, условно, скажем, магистры. При чем же здесь бакалавры, то есть люди с заведомо более низкой подготовкой (обучаемые на год меньше, чем специалисты)?

Конечно, можно сказать: дело не в том, сколько лет люди учатся, а как учатся и чему — вот в этом и состоит суть реформы. Но, во-первых, в описании реформы реально ничего не сказано о том, что она предлагает в плане технологии обучения, и ничем не доказано, что предлагаемый вариант лучше того, что было раньше. А, во-вторых, даже если допустить, что всё именно так: зачем тогда вообще к этой реформе оказывается пристёгнута тема «бакалавров» и «магистров»?

Кстати, с одной стороны, ведь их подготовка предполагалась и законодательством 90-х гг. — тогда было три варианта обучения: четырехлетнее — бакалавра, пятилетнее — специалиста, шестилетнее — магистра. На практике же оказалось, что спросом пользуется именно квалификация «специалист» — и бакалаврам приходилось вновь возвращаться в ВУЗ и доучиваться на них еще год.

Поскольку работодатель, сталкиваясь с бакалавром-претендентом на вакансию, недоуменно округлял глаза: «Ты, парень, кто? Ты мне умных слов не говори, то есть ты — тот, кто учился не пять лет, а четыре? То есть, ты то ли пэтэушник, то ли специалист с неоконченным высшим? Тогда иди и доучивайся, потом придешь». Хотя, кстати, официально считалось что «бакалавр» — как раз специалист с высшим образованием. Нет, не то чтобы специалист, но «с высшим». То есть «неспециалист с высшим образованием».

Это, кстати, очень точное определение «неспециалист с высшим образованием». Поскольку предполагается, что этот … «бакалавр» ни на чем не специализируется, а получает как бы общую подготовку по избранному им направлению.

Но и на «магистра» тоже особо не было охотников учиться. Потому что, если быть кем-то больше, чем «обычным» специалистом с пятью годами обучения, — человек шел в аспирантуру и защищал кандидатскую диссертацию. А если не шел — значит, ему хватало и диплома «специалиста».

Кстати, в нормативных и законодательных документах в качестве главного требования к «магистру» записано, что он должен быть готов к… поступлению в аспирантуру. То есть, он после шести годов обучения получал подготовку для того, чтобы быть готовым сделать то, что мог сделать и «простой специалист».

Бакалавры и магистры просто по жизни получались никому не нужными — а потому именно законы спроса определили желание абитуриентов учиться на «специалистов». А теперь решено то, что пользовалось спросом, — отменить, а то, что спросом не пользовалось, — сделать нормой жизни. Для такого решения нужны, конечно, очень мудрые сотрудники Минобрнауки.

Причём, единственный хоть сколько-нибудь внятно озвученный довод, для чего это нужно, заключается в том, что этого «требует Болонский процесс».

Но этот — давно ставший в профессиональной среде предметом насмешек, как «Болванский», — процесс требует того, что ни стране, ни ее производству, ни системе образования не нужно и вредно. Так, может быть, не нужен и вреден сам этот процесс? В ответ слышится: «Ну нет, мы же его подписали…» Да, подписали, не подумали. Погнались за модой. Кстати, уже во многих странах, подписавших нелепые «болонские соглашения», растет недовольство ими. Так, может быть, подумать получше — и выйти? Или, как в вопросе с ВТО, — твердо сказать, что вступать будем на тех условиях, которые нас устраивают. Например, двухзвенная система подготовки и безграмотная погоня за внедрением тестов вместо квалифицированного приема экзаменов — в соглашении остаемся, но на эту систему не перейдем. Будете упорствовать — совсем выйдем.

Тут «болонский лоббист» начинает впадать в ступор и твердить о том, что «Болонский процесс» — он же «Болонский процесс», и как же без него?

На деле всё сводится к тому, что «Болонские соглашения» — это соглашения, с одной стороны, по взаимопризнанию дипломов о высшем образовании подписавшими соглашение странами, а, с другой и для обеспечения этого, — по унификации системы образования в этих странах.

И тут возникает уже целая серия вопросов. Начнем с самых простых.

Допустим, для взаимопризнания дипломов нужна унификация — то есть создание во всех странах, подписавших соглашение, единой системы образования. Тогда почему именно мы должны переделывать свою систему по их образцам (кстати, они тоже различны)? Если унифицируем — ну пусть они принимают нашу систему. То есть не удивительно, что европейские страны не хотят отказываться от своих систем — удивительно, что мы соглашаемся отказаться от своей.

Почему заведомо принимается, что уступать должны мы? Следовательно — что у нас хуже? Кто это доказал? Все специалисты, которые не ангажированы настолько, чтобы по любому поводу ругать все отечественное, — знают: наша образовательная система не хуже. Это как минимум. А во многих сферах лучше, иногда — намного. Обратное обычно утверждают шарлатаны от образования, не знакомые с ним, но делающие карьеру на позиционировании себя в качестве «передовых реформаторов».

Следующий вопрос. Допустим, та — западная — система хороша и себя оправдала, хотя и наша себя оправдала. Но каждая система образования создается не сама для себя. Она создается, как говорилось выше, — для производства специалистов, способных решать те задачи, которые в данный момент стоят перед данной страной.

Если не входить в многочисленные детали, то очевиден простой факт: западные страны, подписавшие Болонское соглашение, находятся на ином этапе производственного развития, нежели Россия. В этих странах, так или иначе, создано постиндустриальное производство, в России — как говорилось, оно не создано и, более того, разрушается индустриальное.

То есть задачи экономического развития в России и в странах Запада — разные. Западу нужно прежде всего поддержание функционирования существующего постиндустриального производства. А России нужно в первую очередь создание — причем форсированное — постиндустриального производства. Кстати, по ряду причин, о которых можно и нужно говорить отдельно, — иного типа, чем существует сегодня на Западе.

Западу в основном нужны работники, способные обслуживать его систему производства: образованные, но в первую очередь с навыками инструктивного действия. А уже плюс и сверху к ним — нужны особо подготовленные работники эвристического труда, работающие за фронтом нынешних достижений. Отсюда — система «бакалавр-магистр», возможно, действительно адекватная этим условиям.

Но России-то в основном нужны совсем другие работники: обладающие повышенной подготовкой, повышенной эрудицией и способные на ходу решать новаторские, творческие задачи. России нужно производство работников с более высокой подготовкой и более высокой способностью к творческим решениям.

Чтобы построить здание — необходимы архитектор и инженер, чтобы его эксплуатировать — можно обойтись и грамотным техником.

А вот для обеспечения наработок на будущее, уже не постиндустриального — но некого нового прорыва, нужно и некоторое количество людей со сверхподготовкой. Сверх- — по отношению к этой специальной повышенной подготовке. То есть более разумно выглядит система «специалитет — аспирантура».

Но в любом случае, постольку поскольку западные страны и Россия сегодня находятся на разных этапах производственного и технического развития — они не могут иметь одинаковых систем образования: требования к российской оказываются выше, поскольку перед страной стоят более сложные задачи.

Если же Россия переделывает свою систему образования под западную — значит, она будет готовить специалистов для решения не своих, а чужих производственных и экономических задач. А наши тогда, кто будет решать?

Собственно, нынешняя российская система образования, доставшаяся нам в наследство от советской цивилизации, создавалась именно с учетом опыта западной — но как стоящая на уровень выше: потому что и в дореволюционной России, и в СССР перед страной стояли более сложные задачи развития. Инициаторы «образовательной реформы», не зная, не понимая и даже не чувствуя этого, в силу своей безграмотности, — пытаются реформировать её не в векторе прогресса — а в векторе регресса.

И еще два вопроса.

Первый: почему, собственно, для решения вопроса о признании российских дипломов на Западе обязательно нужна унификация систем образования и «Болонское соглашение»?

Почему нельзя вопрос о признании дипломов решать путем двусторонних переговоров и договоренностей? И на тех условиях, которые будут нас устраивать? Если на то пошло, страны Запада в достаточной степени заинтересованы как в развитии экономических отношений с нами, так и в наших специалистах, чтобы конструктивно, путём переговоров решать этот вопрос на наших условиях.

Ситуация проста: если наши специалисты в данной стране нужны — эта страна и так признает наши дипломы и возьмёт на себя соответствующие обязательства. Если эти специалисты не нужны — она не даст им работу, какие бы дипломы те ни предъявили: свои специалисты в любом случае лучше.

И второй вопрос.

Нам что, так нужно, чтобы наши дипломы обязательно признавались на Западе? Нет, в плане риторики и политической демагогии это звучит красиво: каждый россиянин будет иметь право получить работу в развитых, цивилизованных странах, у него будет шанс вырваться из России!!!

Но, во-первых, неужели каждый молодой россиянин мечтает о работе на Западе? Социология показывает, что это далеко не так: подавляющее большинство наших сограждан никуда из своей страны уезжать не собираются. В том числе — и молодежь.

А во-вторых, нам, как стране, что нужно? Чтобы подготовленные в нашей стране и за счёт наших денег специалисты ехали за рубеж и развивали экономику других стран? Или всё-таки нужно, чтобы они развивали свою? Кстати, если они и поедут туда, но за спиной будут иметь родину в полуразваленном состоянии — никто и там не окажет им должного уважения, какими бы дипломами они ни обладали, — они всегда будут «гастарбайтерами»: гражданами отсталой страны, приехавшими в богатую страну на заработки.

А вот если они приедут, имея за плечами сверхразвитую в техническом и экономическом отношении Россию, — тогда и отношение к ним будет совсем иным: сюда прибыли посланцы иного мира с целью оказать помощь отсталым соседям.

Только для этого среди прочего нужно, чтобы они, приехав на тот же Запад, умели то, что местные (туземные) специалисты не имеют. А для этого нужно, чтобы система образования в России была не такой, как на Западе, — и такой, какая нужна самой России, а не «Болонскому соглашению».

А если она будет не такой, а «Болонской», то она будет решать задачи не подготовки специалистов для развития своей страны. С одной стороны, её целью станет подготовка из талантливой российской молодежи работников среднего звена для поддержания в порядке западного производства и западной экономики; а с другой — выдача детям «деньги и власть имущих» слоев международно признанных дипломов, позволяющих без проблем уехать из страны и устроиться в другой. Правда, представители этих классов и так будут иметь возможность устраивать своих детей в западные университеты, так что даже им эта система окажется мало нужна.

газета ЗАВТРА

Источник статьи

 

Метки: ,

Юрий Болдырев.От операций прикрытия — к операции «Сдача страны»


Национально ориентированная политика – это одно. Ее имитация – совсем другое – то, что мы все видим. Моя статья об этом выходит сегодня в «Свободной прессе».С чем хорошим поздравить сограждан в связи с наступающим Новым годом? Может быть, лишь с одним, хотя и немаловажным – с ясностью понимания ситуации.Тех, разумеется, у кого эта ясность наступает. Со своей стороны, как могу, стараюсь этой ясности содействовать.

ДНИ, ЧТО НАМИ ПРОЖИТЫ

Итак, вторая половина прошлого года и первая половина нынешнего, напомню, прошли под знаком единой спецоперации, которую я называю «операция «Подмена». Это когда самой же властью была интенсивно раскручена так называемая «оранжевая угроза» — прямо перепугали всю страну. Под эту «угрозу» искусно подвели весь накопившийся и проявившийся к тому времени сравнительно массовый протест, который затем, в свою очередь, столь же искусно, образно говоря, слили в сточную канаву.

Все. Тишина. Поле зачищено. Либо ты запутинец, либо агент американской (в более поздней версии – грузинской) разведки. Третьего не дано. На этом сохранили «стабильность» — властные рычаги в руках олигархии.
Что дальше? Как и предсказывалось, за операцией «Подмена» должна была последовать следующая операция – «Сдача» (страны – если кто не понял – окончательная и, по замыслу авторов и исполнителей, бесповоротная), которая не заставила себя долго ждать. Ключевые вехи:
— ратификация присоединения страны к ВТО;
— база НАТО под Ульяновском;
— «бюджетное правило» — законодательно закрепляющее количественные параметры нашей, практически, дани в пользу США – не менее 7% от ВВП в «резервный фонд», что становится еще зримее, если напомнить, что это примерно половина всего федерального бюджета…;
— сворачивание остатков социального государства, в том числе, вступление в силу 83-го Федерального закона, хотя и несколько прикрыто, но недвусмысленно коммерциализирующего здравоохранение, образование, культуру и соцзащиту;
— в продолжение той же темы — принятие закона об образовании, среди прочего, снимающего планку верхней границы оплаты малообеспеченными семьями детских садов;
— и, разумеется, «закручивание гаек» — масштабные штрафы, практически, за участие в протестных акциях и т.п. Доходит уже до совсем маразма, в рамках которого любой одиночный пикет можно признать несанкционированной демонстрацией, если рядом найдется еще хотя бы один такой же пикетчик, и они объединены не только единым руководством, но даже хотя бы общностью цели…
На последнем стоит остановиться особо. Если Вы в одиночку пикетируете против наступления на свои права в сфере здравоохранения, ЖКХ, образования, права на работу и ее достойную оплату и т.п., то Вы, видимо, отдельный неудачник, маргинал или даже сумасшедший – имеете право. Если же Вы не один такой, а кто-то еще, независимо от Вас, выступает с тем же недовольством и с той же целью, то тогда вы оба — преступники…
То есть, против внедрения в наши щи и борщи чипов марсианами пикетировать можно, если, разумеется, никому в голову не придет протестовать против того же. Но против чего-либо реального и затрагивающего жизненные интересы масс – категорически не дозволяется.
Однако, нельзя же управлять целой страной исключительно кнутом, нужны же и прянички? А если не собственно прянички, то хотя бы шоу про них. На худой конец, шоу без пряничков, но хотя бы какое-то отвлечение. И что же?

ОЧЕРЕДНАЯ ОПЕРАЦИЯ «ПРИКРЫТИЕ»
И вот вся страна с упоением обсуждает нечто в одном флаконе, затрагивающее две самые болезненные темы:
— «казачки» (преимущественно, засланные) обсуждают наш ответ американскому султану (на закон Магнитского);
— в рамках этого ответа всем миром спасаем наших сирот от американских варваров – приемных родителей, а также, еще пуще того, от злой американской Фемиды, на страже наших сирот совершенно не стоящей.
Ну, какое еще лучшее шоу можно было придумать для отвлечения от проблем истинных и насущных?
Кто бы что ни говорил, но перед искусством отвлечения преклоняюсь – операция опять сработала – по всем массовым СМИ, практически, только эту бодягу и обсуждают.
Тем не менее, парадокс: понимаю, что это не более чем отвлечение внимания от более насущного, но, получается, что раз проблемы в центре внимания, то нельзя по ним свою позицию не высказать. Выскажу, хотя и вновь с оговоркой, что поднятая шумиха именно сейчас – исключительно прикрытие.

НАШ ОТВЕТ «ЧЕМБЕРЛЕНУ»
Хотели бы ответить на демонстративно недружественные действия США всерьез, то начали бы:
— симметрично — с закона, позволяющего арестовывать на территории России активы любых американских корпораций (можно и граждан, но это второстепенно), виновных в нарушении прав человека или в сотрудничестве с нарушителями прав человека. В частности, в Сербии, в Ираке, в Ливии и Сирии, в американских тюрьмах за пределами территории США… Весьма действенный и эффективный инструмент. И, что важно, действительно, вполне симметричный и более чем обоснованный;
— со сворачивания «сотрудничества по Афганистану» (помощи США в наркоагрессии против России), с автоматическим закрытием базы НАТО на Волге;
— с замораживания планов предстоящей масштабной приватизации стратегических активов. И, в частности, исключения американских банков и корпораций из числа «консультантов» по этой приватизации. Не говоря уже о недопуске этих компаний к участию и в собственно приватизации;
— с отмены «бюджетного правила» и направления не «до ста миллиардов рублей» (обещанных президентом в его послании), а сумм на два порядка больших на собственное развитие. Причем не в «инфраструктурные ценные бумаги», а напрямую в инфраструктурные проекты, в обход рынка ценных бумаг;
— с возврата, как следствие предыдущего пункта, средств всех резервных фондов в свою национальную экономику, с резервированием (на случай неблагоприятного развития событий) лишь самого минимума — необходимого для оплаты критически важного импорта. Резервированием — преимущественно, в металлическом золоте (для закупок у государств недружественных). А также, возможно, и (в небольшом объеме) в валютах, но лишь дружественных или хотя бы, на первом этапе, сравнительно нейтральных стран. Например, Индии, Китая, Бразилии. С ними можно обменяться некоторыми объемами средств в национальных валютах в резервы, и именно они, в случае кризиса, готовы будут за оплату в своей валюте поставить жизненно необходимое, включая лекарства.
Это список лишь самый первый, естественно напрашивающийся, но ничего подобного такому ответу всерьез, как мы видим, даже и не намечается.
Более того, что мы видим вместо? Противоположное – еще безотказнее, буквально, «ложимся» под доброго англо-американского дядюшку.

КАК ОЦЕНЯТ НАШУ НАУКУ?
Последний пример – передача полномочия определить эффективность российских научных организаций (в том числе, входящих в РАН) … компании «ПрайсуотерхаусКуперс» (PricewaterhouseCoopers, сокращенно — PwC). На это на первые полгода выделяется девять миллионов наших бюджетных рублей. Но лиха беда начало – на этом перекачка наших бюджетных средств зарубежным истинным «профессионалам», явно, не закончится…
И, раз уж коснулись этого элемента истинного ответа нашей власти на недружественные действия («сдаемся, совсем сдаемся, только смилуйтесь…»), то зададимся вопросом: исходя из каких критериев высокие «профессионалы» будут оценивать эффективность наших научных учреждений?
Исходя из внедрения? Но какое внедрение в целенаправленно уничтоженной промышленности? Внедрение же за рубежом, как известно, во-первых, всегда представляет собой бОльшую сложность, нежели внедрение у себя. Во-вторых, многие разработки изначально ориентированы на потребности именно своей страны, привязаны к ее специфике.
Исходя из абстрактной оценки англо-американскими экспертами еще не внедренного? Так тогда надо все до самых нюансов им выдать с потрохами. И если кто-то всерьез полагает, что воруют идеи и разработки лишь китайцы, то это, поверьте, глубочайшее заблуждение.
Исходя из патентов, что, в свою очередь, является и некоторой страховкой от прямого воровства идей и разработок? Тогда вопрос совсем наивный: откуда у наших академических институтов и исследователей, целенаправленно удерживаемых на голодном пайке, еще и немалые деньги на патентование?
Наконец, применительно к гуманитарным наукам, исходя из собственных представлений сотрудников PwCо правильной экономике, социальной политике, верной исторической трактовке событий, единственно верном мировоззрении?
Например, как они оценят Ученый совет филологического факультета МГУ, решительно воспротивившийся реформе образования? А как оценят эффективность Высшей школы экономики и Академии народного хозяйства – разработчиков и проводников этой реформы (а также 83-го закона и прочей коммерциализации полномочий и функций государства)?
ТАК О КАКОМ ЕЩЕ БОЛЬШЕМ КОНТРОЛЕ НАД ЗАВОЕВАННОЙ ТЕРРИТОРИЕЙ КОГДА-НИБУДЬ МЕЧТАЛИ ПРЕЖНИЕ ЗАВОЕВАТЕЛИ?
И продолжим о гуманитарных науках. Если же, допустим, собственные мировоззренческие пристрастия наши добрые «партнеры» оставят при себе и героически решат быть «объективными» — оценивать исходя из внедрения, то что они по факту будут оценивать? Степень ли серьезности наработок наших ученых? Или же степень адекватности и, уж простите, минимальной национальной ориентированности наших правителей, а точнее, напротив, полного отсутствия таковой. И по этому параметру результативность и эффективность, например, академика Глазьева окажется, ясное дело, в подметки не годящейся результативности Набиулиной, Кузьминова, Ясина, Мау и компании…

КТО БУДЕТ ОЦЕНИВАТЬ?
Ну и, наконец, попытаемся деполитизировать вопрос. На практике в современном мире, для меня очевидно, это совершенно невозможно и попросту наивно. Если не преступно. Тем не менее, допустим. Но остается совсем маленький нюансик: а чем уж так подтверждается вообще подлинная объективность и беспристрастность тех, кому наши руководители решили платить немалые деньги за «объективную» оценку эффективности работы наших научных организаций?
Напомню, во время скандала с американской компанией «Энрон» параллельно выяснилось, что махинации на протяжении длительного периода времени покрывала не какая-то второстепенная шарашкина контора, но одна из самых именитых и потому находящихся совершенно вне подозрений аудиторская компания «Артур Андерсен». Если спустя какое-то время, после строгого и скрупулезного выполнения нашими властями будущих «объективных» рекомендаций «PwC» по окончательному уничтожению остатков российской науки, выяснится, что эти, на самом деле, были точно такие же жулики по вызову, как «Артур Андерсен», то кто и каким образом за это ответит?
Или это будет подано так, что, мол, наша власть все сделала честно и объективно – прибегла к помощи «самых авторитетных в мире экспертов», а уж что они оказались не вполне на уровне, так что же делать – мир не совершенен…
Но мне-то всегда представлялось так, что ответственная власть тем и отличается от пресловутого «электронного правительства», что она принимает решения в условиях неполной определенности и берет всю ответственность за верность решения и его последствия на себя, не прикрываясь «мировыми авторитетами», которые, как показывает практика, даже в делах масштабов одной крупной энергетической компании оказываются далеко не всегда беспристрастными (дело «Энрон» при пособничестве «Артур Андерсен»).
Но, может быть, моя подозрительность излишняя, и «PwC», в отличие от «Артур Андерсен», это такой заведомо объективный и непредвзятый авторитет, в отношении которого ни у кого во всем мире в принципе не может быть ни тени сомнений?
Во всем мире — может быть. Что же касается нас, России (а фактически передоверяет свои полномочия этому авторитету именно наша власть), то читайте отчеты Счетной палаты Российской Федерации. В частности, отчет о проверке реализации соглашений «Сахалин-1» и «Сахалин-2» в 1999-м году (полное название не привожу – слишком длинное). Отчет приведен в Бюллетене Счетной палаты РФ №8 (32), 2000 г., стр. 12-72. Из интересного же для нас сейчас обращу в этом отчете внимание на текст со стр.40 и далее: независимым аудитором проектов нашей исполнительной властью были назначены на паритетной основе наша «Росэкспертиза» и пользующаяся до сих пор столь безграничным доверием наших властей «PwC». И что же? Смотрите по тексту отчета сами – факты прямого несоответствия выводов «независимых» аудиторов реальному положению дел.
В частности, ну как-то просто не заметили «авторитетные» аудиторы … элементарного несоответствия годовых отчетов недропользователей элементарным же Принципам бухгалтерского учета, а также даже и требованиям самих Соглашений. Не удивились и, соответственно, не заметили даже отсутствия в годовом отчете компании «Сахалин Энерджи» сопоставления реальных затрат с данными по годовым сметам расходов (пункт 2.11.4 указанного Отчета Счетной палаты). Подумаешь, какая ерунда…
Но скандала, аналогичного крушению «Артур Андерсен» вслед за «Энроном» тогда почему-то не последовало. Почему? Да потому, что, во-первых, отчет Счетной палаты в целом, все-таки, был посвящен не аудиторам, а нашей власти, предававшей интересы страны, как это видно из материалов проверки, буквально, на каждом шагу. И, во-вторых, это же отчет не всемирно признанного «авторитета», а какой-то «ортодоксальной» российской Счетной палаты (той первой, настоящей, еще не прирученной нынешней властью), «тормозящей рыночные реформы». Ни один факт, зафиксированный в этом официально опубликованном отчете (в том числе, явная, с моей точки зрения, недобросовестность всемирно признанного «авторитетом» аудитора), никем до сих пор не оспорен. Но кому в мире интересно происходящее в этой «дикой России», если сама Россия вопрос о недобросовестности мирового «авторитета» не только не поднимает, но даже вновь приглашает его на ответственейшую миссию?

КАК ЗАЩИТИТЬ СИРОТ?
Вновь и вновь повторю, не только для меня, но, кажется, и для основной массы сограждан, очевидно: нынешняя демонстративная забота о сиротах – не более чем отвлекающий маневр. Тем не менее, нужно ли что-то делать, и если да, то что?
Первое. Разумеется, никакие меры в этой части не могут и не должны приниматься в «анти-магницком» пакете. Про этот пакет – про должный ответ на недружественные действия — мы уже говорили выше. Нынешнее же – в одном пакете, собственно, само по себе уже и есть циничная торговля детьми.
Второе. Разумеется, никакого зарубежного усыновления быть не должно, тем более, при нынешнем уровне всепоглощающей коррупции (да еще и при нынешнем развитии трансплантологии), позволяющей на широкую ногу именно торговать детьми. И оговорка во избежание обвинения в жестокосердии: если есть благородные иностранцы, готовые помогать нашим детям, лечить их и т.п., так для этого есть механизм опеки, но, разумеется, под контролем государства и общества.
Третье. Если уж делать закон имени погибшего усыновленного за рубеж мальчика, то начинаться он должен с поправки в УК — исключения моратория на смертную казнь (и введения соответствующей нормы) для всех, кто причастен к незаконным манипуляциям с жизнями и судьбами сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и повинен в фальсификации документов, необоснованном (ради продажи детей за рубеж) отказе в усыновлении российским претендентам и т.п. Согласитесь, с учетом степени беззащитности сирот перед такими алчными «благодетелями», это та сфера, где именно чрезвычайная жесткость совершенно оправдана. Но ничего подобного мы не замечаем.
Четвертое. Не буду изображать из себя большого специалиста в этой проблеме. Понятно, что перечень действительно необходимых мер может быть серьезным и разнообразным, требующим крупных финансовых вложений и материальных стимулов. В том числе, из наших средств, которые необходимо вернуть из-за рубежа. И, коли уж речь о масштабном финансировании, никуда не деться, и элементарного строгого и жесткого наведения порядка.
Для иллюстрации же преимущественно имитационного характера нынешнего «решения», задам три вопроса:
— как и чем ответят должностные лица, сфальсифицировавшие документы (отказы родственников) на усыновление погибшего Димы Яковлева?
— собираются ли наши власти всерьез вкладываться в реабилитацию сирот-инвалидов? Вопрос совершенно риторический – в условиях продолжения интенсивного подпитывания нашими деньгами США (в том числе, через «бюджетное правило») и нынешнего очевидного сворачивания расходов на здравоохранение и соцзащиту;
— наконец, чем те же итальянцы с этой точки зрения так уж радикально лучше для нас, чем американцы? И так ли уж теперь совершенно невозможно усыновление в Италию, с последующим «переусыновлением» в США?
Но это вопросы для тех, кто ищет решение проблем нашей огромной страны всерьез, а не перекладывает легкомысленно (или преступно?) ответственность за решения на такие «авторитеты», как «PwC»…
«Свободная пресса» ДЗВОН

Источник статьи

 

Метки: ,

Анатолий Лукьянов. Страна, которую мы потеряли


Последний председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов: дезинтеграция советского пространства еще не завершена

90 лет назад на мировой карте появилось новое государство – Союз Советских Социалистических Республик. И хотя этой страны не существует уже два десятилетия, СССР продолжает жить в сознании миллионов людей – и тех, кто считает его распад катастрофой, и тех, кто уверен, что исчезновение было благом. В спорах о советской стране по разные стороны баррикад оказываются и те, кто родился уже после распада Союза, и те, кто был свидетелем его истории, и те, кто эту историю творил. Кто-то ностальгирует по радостным временам детства и юности. Кто-то проклинает советскую цензуру и очереди в магазинах. А кто-то задумывается над тем, что же, по сути, представляла собой советская система, в чем состоял ее феномен, и почему она в итоге рухнула. Последний предеседатель Верховного Совета СССР, профессор МГУ Анатолий Лукьянов, который в последние годы существования СССР был главным человеком в советской законодательной власти, предпочитает оценивать советскую систему, советскую историю и распад советской державы с позиции профессионального юриста.

Существует известный тезис: советская система была тоталитарной. Я убежден, что оснований для таких утверждений нет. Тоталитарного государства на территории России вообще никогда не было. Были отступления от демократических принципов, в том числе и во времена монархии. Но это были частности, а не какая-то устойчивая тоталитарная традиция. Советское государство строилось на общинной и коллективистской основе. В этом смысле оно наследовало глубинным традициям, свойственным российскому обществу. Русская община, украинские казачьи части, деревенские общины в Белоруссии – вот тот исторический фундамент, на котором выросла советская система. Но и мусульманские республики, вошедшие в состав СССР, в этом смысле тоже не исключение. Общинную идеологию мы находим и в Коране, в традиционном исламе. И религиозные взгляды, и социальные традиции народов, образовавших советское государство, безусловно, легли в его основу. Считать, что это основа тоталитарная, глубоко неверно. Община делегировала своих представителей в органы управления. Этот принцип унаследовала система Советов, на которой и базировалась советская власть. Причем, народ мог отзывать депутатов из советов всех уровней, если те не справлялись со своей работой, не выполняли своих обязательств. Как раз сейчас эта система сломана, прямой ответственности депутатов перед избирателями, в сущности, больше нет.

«СП»: — Разве существовавшая в СССР однопартийная система и статус правящей партии, закрепленный за КПСС советской Конституцией – это не доказательства того, что государство не было демократическим?

— Безусловно, советская система отлична от западных демократий. Сам механизм формирования советских органов власти и механизм их функционирования был принципиально иным, как и в дореволюционной России. Но это вовсе не значит, что наша система была менее демократичной. Я об этом подробно писал в своей книге «Парламентаризм в России. Вопросы истории, теории и практики». Взять то же право отзыва депутатов. Это наше безусловное преимущество. Вот как раз такой пример народного волеизъявления, которого вы не найдете в западных демократиях. Только за время моей работы в Верховном Совете СССР оттуда было отозвано избирателями 12 депутатов, а из местных советов – 15 тысяч. Избиратели так решили. На них никто не давил. Отзывать депутатов, утративших доверие, им тоже никто не мешал. А тоталитаризм – это сосредоточение власти в руках одного человека, которого общество не делегировало во власть. Это произвол правителя, который власть узурпировал.

«СП»: — Многие считают, что никакая перестройка советскому обществу вообще не была нужна, что ее в середине 80-х навязали сверху, а чтобы сохранить СССР, нужно было воздерживаться от политических реформ.

— Изначально идея перестройки принадлежала не Горбачеву. Даже сам этот термин звучал уже при Андропове. И абсолютное большинство поддержавших идею перестройки подразумевало вовсе не смену политической системы, а ее совершенствование. Например, благодаря широкому общественному движению был учрежден Съезд народных депутатов, представлявший интересы всего населения страны, максимально отражавший волю граждан.


Член политбюро ЦК КПСС Анатолий Иванович Лукьянов (слева) и генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев в президиуме II Съезда народных депутатов СССР (12 декабря — 24 декабря 1989 года). Кремлевский Дворец съездов.

«СП»: — Если бы в 1985-м во главе страны оказался не Михаил Горбачев, дальнейшая история СССР была бы другой?

— Разумеется, перемены происходили бы в любом случае. Но их характер был бы другим. Это уже во многом зависит от личности лидера. Горбачева я знал со студенческих лет. Он был во многом человеком неглубоким. У него сформировалось убеждение, что система колхозов неэффективна, что земли нужно просто раздать крестьянам и сделать ставку на частную собственность в сельском хозяйстве. Однако переоценивать персональную роль Горбачева тоже не стоит. Влияние его окружения, в конечном счете, оказалось гораздо более существенным, чем его собственные идеи и суждения. Он был очень зависим от мнения супруги Раисы Максимовны. А на нее большое впечатление производили поездки на Запад. Ей казалось, что там все лучше, правильнее. Но самое сильное влияние на Горбачева оказывал Александр Яковлев – наиболее приближенный к нему среди членов Политбюро ЦК КПСС. Это уже был человек, который за время работы послом в Канаде и потом, во время поездок в Америку, полностью проникся идеологией экономического либерализма: только частная собственность, только «свободный рынок», только индивидуальные, эгоистические интересы.

В годы перестройки Яковлев был влиятельнейшим человеком в Политбюро, но при этом он уже был сформировавшимся, убежденным антисоветчиком. И еще более убежденными противниками советской системы оказались будущие «младореформаторы» — Гайдар, Чубайс. Они как раз в те годы начали стажироваться у главного идеолога современного либерального капитализма Милтона Фридмана. В США сознательно пестовали агентов влияния, чтобы они затем действовали в нашей стране и осуществляли демонтаж системы.

«СП»: — Вы разделяете мнение, что Запад фактически купил этих людей и сделал их сознательными исполнителями своей воли?

— Не хочу утверждать, были они куплены в буквальном смысле, или нет. Многие реформаторы просто были убеждены, что капиталистический рынок и частное предпринимательство – это панацея от всех проблем, что только они дают человеку подлинную свободу. Но западная элита, которая десятилетиями вела против нашей страны «холодную войну», прекрасно осознавала, что руками этих людей кует победу над СССР. Некоторые западные лидеры вполне прямо заявляли, что намеренно добивались развала Союза. Например, Маргарет Тэтчер не раз говорила, что они были в этом заинтересованы.

Я входил в комиссию в Ново-Огарево, где представители союзных республик во главе с Горбачевым рассматривали проект превращения СССР в Союз суверенных государств. Комиссия начала работу в апреле 91-го. Тогда мне стало окончательно ясно, что дело идет к развалу страны. И на всех документах, которые там принимались, стоят мои отрицательные резолюции. Там официальные заявления за моей подписью, что я с этими решениями не согласен, что они ведут к распаду Советского Союза.

«СП»: — Правда, что в августе 91-го Горбачев сам спровоцировал создание ГКЧП, заранее рассчитывая на его провал и на то, что это ускорит демонтаж СССР?

— ГКЧП, безусловно, был создан самим Горбачевым. Но провала комитета Горбачев заранее не просчитывал. Он вел двойную игру. Хотел «утопить» Ельцина, с которым у него была неподдельная вражда. Поэтому спровоцировал людей, которые вошли в ГКЧП, дал им гарантии. А сам остался в тени под предлогом плохого самочувствия. И когда понял, что ГКЧП проигрывает, выставил себя «жертвой путчистов», «узником Фороса». Ну а после этого он уже начал сознательно сдавать СССР.

«СП»: — Но когда ГКЧП был сформирован, вы поверили, что чрезвычайное положение может остановить распад страны?

— В это я не верил с самого начала. Когда участники ГКЧП приехали из Фороса от Горбачева и встретились со мной, я сразу заявил, что это провокация, и я в ней участвовать не буду. Через несколько дней после ареста членов ГКЧП арестовали и меня. Были попытки добиться от меня признания, будто я входил в группу организаторов комитета. На третий или четвертый день моего пребывания в «Матросской тишине» ко мне в камеру пришла делегация: министр внутренних дел, генеральный прокурор, председатель Верховного суда. Я их встретил спокойно. Сказал: «Никакого путча участники ГКЧП не совершали и от власти никого не отстраняли. У них все было согласовано с Горбачевым. Но оговаривать себя я не собираюсь. Я не был замешан в этом деле. Можете здесь хоть сутками сидеть – от меня вы ничего не добьетесь». Со следователями я тоже отказался разговаривать. За полтора года, до самого суда, ни слова им не сказал.

«СП»: — Была после августа 91-го хоть какая-то возможность спасти Союз, сохранить хотя бы часть республик в его составе?

— Нет. Главным человеком в Москве стал Ельцин. Ему и новой российской власти Союз не был нужен. Что такое, по сути дела, Беловежские соглашения, поставившие крест на СССР? Это было не бегство республик из Союза. Это было их согласие на то, что Россия объявляет о своем суверенитете. Они просто смирились с тем, что сделал Ельцин. А перед этим вообще произошло невероятное. Был нарушен один из самых главных принципов федерации. Ельцин добился принятия закона, по которому все финансовые рычаги и все налоговые поступления перешли из-под контроля Союза под контроль России. Это, разумеется, вызвало колоссальное недовольство других республик. Они увидели, что их просто отталкивают.

«СП»: — Часто говорят о сходстве политической системы нынешней России с советской. В доказательство приводят сегодняшнюю фактическую однопартийность, лишь прикрытую декоративной многопартийностью, манипуляции на выборах, стремление власти создать культ личности главы государства.

— Никакого сходства между этими двумя системами нет. Советская система строилась на основе настоящей вертикали власти – от сельских советов до Верховного Совета СССР и Съезда народных депутатов. Реально работал и закон об отзыве депутатов, и закон о статусе депутатов. И депутатов назначали не губернаторы, которые теперь назначают их в Совет Федерации. Депутатов тогда выдвигали трудовые коллективы, а потом их избирали граждане. Тогдашняя власть была гораздо теснее связана с людьми, чем сегодняшняя. И от людей, от их мнения она зависела гораздо больше.

«СП»: — Возможен ли распад Российской Федерации, аналогичный распаду СССР?

— К сожалению, факторов для этого достаточно. Но ведь и история дезинтеграции советского пространства тоже еще не завершена. Те же механизмы, те же силы, которые привели к распаду СССР, продолжают действовать и сегодня, мешают взаимодействовать государствам, возникшим в бывших советских республиках. Именно поэтому был спровоцирован конфликт между Россией и Грузией. Именно поэтому происходят постоянные попытки внешнего вмешательства в дела Белоруссии, которая остается нашим самым последовательным союзником. В этом истинная причина недовольства противников Лукашенко, а вовсе не в том, что он якобы управляет авторитарными методами. Запад, Соединенные Штаты заинтересованы в дальнейшем расколе постсоветского пространства. Они стремятся максимально усилить влияние на Казахстан, на Киргизию, и заодно расположить на их территории свои военные базы. Туркменистан уже полностью попал под их влияние. Молдову они тоже почти закабалили. Украина пока что занимает половинчатую позицию, мечется между Западом и Россией. А главной мишенью в этой продолжающейся негласной войне против уже бывшего СССР является наша страна. Подрыв нашего геополитического и экономического влияния на постсоветском пространстве – это путь к ослаблению России, к ее окончательному превращению в слабое, второстепенное государство. А уже следующим этапом может быть раскол самой Российской Федерации.

«СП»: — А восстановление советской системы, появление нового союзного государства на территории бывшего СССР считаете возможным?

— Это невероятно сложно. Такой процесс натолкнется на колоссальное внешнее противостояние. Да и внутри страны сопротивление восстановлению системы советского типа будет сильнейшим – сопротивление со стороны крупных собственников, со стороны финансовой элиты. Ведь такое восстановление неизбежно означает ликвидацию крупной частной собственности, аннулирование результатов приватизации в судебном порядке и возрождение плановой экономики. Но самое главное вот что. Мало восстановить формальные механизмы функционирования системы, ее институты. Главный вопрос: возможно ли восстановление корней? Возможно ли возвращение прежней психологии, прежних ценностей, которым люди будут искренне следовать? Разумеется, я хотел бы, чтобы советская система возродилась. Но нужно быть реалистами и понимать, насколько это трудно.

Фото ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

СВОБОДНАЯ ПРЕССА

Источник статьи

 

Метки: , ,

Александр Ситников .Без станков и машин Российская промышленность устойчиво катится вниз


Подводя экономические итоги прошедшего года, министерство экономического развития делает неутешительные выводы: год 2012 оказался хуже, чем 2011 год. Инфляция 6.5% в нынешнем году превысила прошлогодний индекс на 0.4%, а промышленность, напротив, имела в январе-ноябре более низкие темпы роста.

«Сжатие реальной денежной массы на фоне продолжающегося кризиса доверия между финансовым и реальным сектором, а также нестабильная ситуация на внешних рынках, продолжали оказывать давление на реальный сектор, — пишут составители доклада. — В 2012 году происходило замедление темпов роста промышленного производства относительно динамики прошлого года. Индекс промышленного производства в январе-октябре 2012 г. вырос на 2,8% (5,1% годом ранее), в том числе в добыче полезных ископаемых – на 1,3% (2,1%), в обрабатывающих производствах – на 4,4% (7,0%)».

Одновременно на 15,7% выше уровня предыдущего года растет суммарная задолженность предприятий, которая составила 48,7 трлн. рублей, а также суммарная просроченная задолженность — 1,4 трлн. рублей (рост на 3,7%). В составе оборотных средств по данным за январь — октябрь 2012 г просроченная дебиторская задолженность увеличилась на 6,8 %, что говорит об ухудшении платежной дисциплины в российской экономике.

Судя по статистическим данным, самая драматическая ситуация в машиностроении.

МЭР констатирует резкий спад в производстве механического оборудования и машин и оборудования специального назначения. Так, выпуск газовых турбин упал на 20,4 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, производства проходческих комбайнов на — 44,4%, грейдеров — на треть, магистральных пассажирских вагонов – на четверть. В целом же производство механического оборудования в указанном периоде сократилось на 5,8%, а машин и оборудования специального назначения — на 14,1%. Также наблюдается сокращение объемов производства кузнечно-прессовых машин на 18,8%.

Тревожные звоночки связи со вступлением России в ВТО звучат и в производстве российских грузовых автомобилей. Эксперты МЭР фиксируют резкий рост импорта этой продукции в августе-ноябре текущего года и одновременное падение доли наших машин на внутреннем рынке.

Что касается легкового автомобилестроения, здесь ситуация неоднозначна. Так, развитие исключительно сборочных производств в январе-ноябре 2012 г. относительно января-ноября 2011 г. способствовал росту производства легковушек на 14,6%. С другой стороны, флагман отечественного автомобилестроения АвтоВАЗ запутался в долгах и перешел по контроль альянса Renault-Nissan во главе с Карлосом Гоном, юридический адрес которого находится в Нидерландах. Скорей всего, и ему уготовлена роль сборочного производства иномарок, с последующим банкротством по технологической цепочки смежных предприятий.

Судя по всему, участь АвтоВАЗа, который попал под иностранный контроль, ждут и другие предприятия. В частности, Сергей Чемезов, глава Ростехнологий, заявил, что в планах «Ростехнологиями» до 2016-2017 годов провести «IPO семи компаний, это — «Вертолеты России», НПК «Оптические системы и технологии», «Российская электроника», концерн «Авиаприборостроение», концерн «Радиоэлектронные технологии», ОДК и «Биотехпром».

Чтобы разобраться, почему деградирует наша машиностроительная промышленность, особенно, в классе специальной техники, «СП» обратилась к первому заместителю председателя комитета Госдумы по промышленности Валерию Гартунгу.

«Главная проблема в неэффективном менеджменте, — поясняет Валерий Гартунг. – Подобными предприятиями зачастую руководят непрофессионалы, а то и вовсе случайные люди».

«СП»: — Как такое происходит, что у руля заводов и фабрик, от деятельности которых зависит жизнь многих людей, оказываются случайные люди?

— Механизм назначения руководящих кадров непрозрачен. Наша бюрократия представляет собой закрытую систему, и нет никакой реальной возможности повлиять на принимаемые решения. В итоге на место одних неэффективных руководителей назначаются другие непрофессионалы. Понятно, что ждать в этих условиях динамичного развития не приходится.

«СП»: — Какова реальная ситуация в машиностроении в плане конкурентоспособности?

— Конкурентное машиностроение невозможно без качественного национального станкостроения, прежде всего, в части выпуска оборудования, которое предназначено для обработки металла фрезерованием. У нас практически не осталось заводов, которые выпускают такие эти станки, а те, которые еще работают, производят устаревшее оборудование, не способное изготавливать конкурентные товары. Автокомпоненты, двигатели, коробки передач, оси, мосты, колёса – практически всё производится на иностранном оборудовании, немецком или китайском.

«СП»: — Чем это чревато для нашей промышленности?

— Опасно это, прежде всего, нарастающим отставанием нашей страны от развитых экономик мира. «Ноу-хау», благодаря которым Запад выпускает свою продукцию, нам не продают, а это значит, что мы теряем рынки, как товаропроизводитель. Фактически, России уготована роль сырьевого придатка, и никто, кроме нас, не заинтересован в появлении сильной промышленности в нашей стране. Дальше – больше. Наша оборонная промышленность, не имея современного машиностроения, не сможет производить современное оружие. А это уже вопрос национальной безопасности.

«СП»: — Можно ли изменить эту ситуацию?

— В нынешней ситуации – нет. Причина банальна. У нас нет конкуренции. Существующая система госзакупок не гарантирует справедливого рынка. В результате возникает монополизм, явление, способствующее застою, что, собственно, мы сейчас и наблюдаем. Я еще год назад говорил, что к тендерам – на деле, а не на бумаге — необходимо допускать всех российских производителей. И тогда при поддержке российского бюджета в условиях нормальной конкуренции на российском рынке будет развиваться именно российское машиностроение.

«СП»: — Мы обречены и в дальнейшем жить в угасающей стране?

— Конечно, нет! С потерей политической монополии господствующей партии ситуация резко улучшится. Уйдут в прошлое непрозрачные схемы финансирования государственных проектов и нечестные тендеры, также изменится политика назначения управленцев. Одновременно поменяется и кадровая политика контролирующих органов. Мировой опыт показывает, что только там, где нет монополии на власть, действуют эффективные механизмы конкуренции. И только там развивается нормальная промышленность.

«СП»: — Что для этого нужно делать?

— Только не революцию, кровавую и беспощадную. Есть механизм выборов. Единая Россия на прошедших выборах получила 49,32%. Ее популярность упала почти на 15% по сравнению с прошлыми выборами. Если бы она на прошедших выборах набрала 44%, монополия ее власти была бы разрушена уже в нынешней Думе.

Фото: Павел Лисицын/РИА Новости

Источник статьи

 

Метки: , ,

Краткая история НЭПа


Новая экономическая политика – компромисс руководства РКП(б) с главным своим врагом, капиталистическими отношениями – является одной из проблем, постоянно привлекающих внимание всех, интересующихся историей первого в мире социалистического государства.

Эта тема актуальна в связи с тем фактом, что на опыт НЭПа последние 20 с лишним лет ссылаются многие из тех, кто стремится примирить коммунизм с капитализмом, изобрести некий реформистский «компромисс» между ними. Так, когда руководство КПСС во главе с М.С. Горбачевым пыталось подвести теоретическую базу под реставрацию капиталистических отношений в Советском Союзе, оно указывало на НЭП как на позитивный опыт «рыночного социализма», автором идеи которого якобы является Ленин. Точно также и вожди КПРФ поминают НЭП к месту и не к месту, оправдывая свою абсолютно некоммунистическую, ориентированную на построение «правильного капитализма» программу. Поэтому необходимо разобраться в этом вопросе, выяснив, какую все же роль большевистская партия отводила Новой экономической политике и означала ли она замену марксизма концепцией «рыночного социализма».

После окончания гражданской войны Советская Россия оказалась в тяжелейшем положении, совместный поход наемников буржуазии – белогвардейцев и иностранных интервентов дорого обошелся пролетарскому государству Особенно крупный урон понесла промышленность. Объем ее валовой продукции уменьшился в 7 раз. Запасы сырья и материалов к 1920 году были в основном исчерпаны.

Ухудшилось положение в сельском хозяйстве. Сократились посевные площади, урожайность, валовые сборы зерновых, производство продуктов животноводства. Сельское хозяйство все более приобрело потребительский характер, его товарность упала в 2,5 раза. Произошло резкое падения жизненного уровня и труда рабочих. В результате закрытия многих предприятий продолжался процесс деклассирования пролетариата. Жизнь страны была предельно милитаризирована, создавались так называемые «трудовые армии».

В годы гражданской войны РКП(б) взяла на вооружение политику, названную «военным коммунизмом». Он означал жесткие ограничения на частную коммерческую деятельность , и натуральное распределение всех имевшихся продуктов. В условиях войны и экономической блокады подобная система была сама по себе логична и необходима. Однако, кроме того, значительная часть большевиков исходила из перспективы скорой мировой революции, а значит, построения коммунизма во всем мире в короткие сроки. Поэтому «военный коммунизм» воспринимался как начало строительства полного коммунизма, а не как только лишь чрезвычайная мера. Но, как показала реальность, мировая революция временно потерпела поражение, а крестьянская, слаборазвитая страна, оказавшаяся одна в окружении капиталистических государств, нуждалась в восстановлении хозяйства. Прежде всего, потому что мелкобуржуазная масса крестьянства и части рабочих (прежде всего тех, кто не порвал связь с селом), составлявшая большинство населения России, по своей сути не могла стать опорой в строительстве коммунистического общества. Ограничения, вызванные гражданской войной и «военным коммунизмом» привели к тому, что с осени 1920 года в среде крестьянства и рабочего класса стало усиливаться недовольство. Положение осложнялось начавшейся демобилизацией Красной Армии. По мере того, как фронты гражданской войны отступали к границам страны, крестьянство начало все более активно выступать против продразверстки (обязательная сдача государству излишек хлеба по твердым ценам). Несовершенство распределительных отношений, помноженная на хозяйственную слабость Советской России, приводило к недовольству и среди тех, кто поддерживал большевиков в ходе гражданской войны.

Разгром белых армий ликвидировал непосредственную угрозу реставрации дореволюционных порядков и установления открытой буржуазной диктатуры. С точки зрения мелкобуржуазных элементов, настало время для проявления открытого недовольства политикой коммунистической партии. Основной массе крестьян не нужен был коммунизм, они стремились к жизни мелкого собственника, поэтому противостояли как белогвардейцам, так и сознательной части рабочего класса во главе с большевиками. В городах в конце 1920 – начале 1921 г. начались забастовки, в которых рабочие выступали под руководством мелкобуржуазных контрреволюционных партий (прежде всего социалистов-революционеров). Их требованиями были «демократизация» политической системы страны, свобода деятельности профсоюзов, созыв Учредительного собрания , свобода торговли. Крестьяне, под руководством зажиточной, кулацкой части крестьянства, перестали не только сдавать хлеб по продразверстке, но и поднялись на вооруженную борьбу. Восстания охватили Тамбовщину, Украину, Дон, Кубань, Поволжье и Сибирь. Эсеры требовали изменения аграрной политики, легализации мелкобуржуазных партий, многопартийных Советов, то есть по сути восстановления буржуазной политической системы. В конечном итоге все это наступление мелкобуржуазной стихии привело к политическому кризису зимой 1921 года. Именно в этих условиях 8 февраля 1921 года на заседании Политбюро В. И. Ленин внес предложение отказаться от продразверстки. Это решение было принято на X съезде РКП(б), прошедшем в марте 1921 г. Так началось осуществление «Новой экономической политики». Она стала результатом не теоретических «новаций», а только лишь вынужденных обстоятельств конкретной страны и эпохи. Большевистская партия не могла удовлетворительно проводить политику «военного коммунизма», особенно в плане продразверстки.

X съезд РКП(б) по предложению Ленина провозгласил переход от продовольственной разверстки к фиксированному продовольственному налогу. Партия открыто признала, что продразверстка вызывает массовое недовольство трудового крестьянства и от нее необходимо отказаться. «Мы знаем, что только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах И так, прямиком, на всех собраниях, во всей прессе и нужно говорить. Мы знаем, что это соглашение между рабочим классом и крестьянством непрочно, — чтобы выразиться мягко, не записывая этого слова «мягко» в протокол, — а если говорить прямо, то оно порядочно хуже. Во всяком случае мы не должны стараться прятать что-либо, а должны говорить прямиком, что крестьянство формой отношений, которая у нас с ним установилась, не¬довольно, что оно этой формы отношений не хочет и дальше так существовать не будет. Это бесспорно. Эта воля его выразилась определенно. Это — воля громадных масс трудящегося населения. Мы с этим должны считаться, и мы достаточно трезвые политики, чтобы говорить прямо: давайте нашу политику по отношению к крестьянству пересматривать». – заявил Ленин на X съезде. Новая модель «смычки» рабочего класса с крестьянством стимулировала сельскохозяйственное производство, так как излишки оставались в руках крестьян и могли продаваться на рынке. Таким образом, отменялась распределительная монополия государства и началось восстановление рыночных, т.е. капиталистических отношений. Причиной и базой для этого необходимого отступления коммунистической политики было раздробленное крестьянское хозяйство с допотопными орудиями труда.

План НЭПа исходил из того, что отступление в экономике в целом будет ограниченным: от использования методов, свойственных коммунистической экономике (план, отсутствие товарно-денежных отношений и т.д.), советская власть перейдет к широкому использованию госкапитализма. Ленин определял государственный капитализм как переходный период для создания предпосылок к строительству социализма, преодоления раздробленности мелких крестьянских хозяйств.

Вынужденная условиями гражданской войны национализация промышленности, железнодорожного и водного транспорта сделала госкапитализм и как социально-экономический уклад, и как специфический метод социалистического строительства ненужным. Но с переходом к НЭПу госкапитализм снова приобрел актуальность. В это время Ленина интересует, во-первых, его природа, позволяющая обеспечить социально-экономическую эволюцию непролетарских слоев населения, во-вторых, практические вопросы развития государственно-капиталистических предприятий (монополия внешней торговли, кооперация, концессии, аренда и т.п.) и, наконец, в-третьих, – проблема преобразования их в социалистические. Ленинская концепция госкапитализма позволяла увидеть перспективу роста социалистического сектора в условиях НЭПа и наращивать социалистический сектор экономики. Главным гарантом в этом было государство диктатуры пролетариата и влияние коммунистической партии в рабочем классе.

17 октября 1921 г., выступая с докладом «Новая экономическая политика и задачи политпросветов» на II Всероссийском съезде политпросветов, Ленин признал, что капитализм восстановлен в значительной мере (фактически он существовал и в годы «военного коммунизма),что ради выживания Республики надо дать возможность развиться капитализму, придется допустить усиление его, что пределы отступления еще неизвестны. Это ставит революцию перед новыми задачами, к решению которых коммунисты не готовы так как не умеют хозяйствовать по-коммунистически в силу несовершенства планового аппарата. Этому нужно учиться у капиталистов и, научившись у них, победить их же оружием. Хотя Ленин выражал полную уверенность в победе революции, в достаточности у государства политических и экономических рычагов, будущее рисуется отнюдь не в радужных тонах. В этих условиях, признавал Ленин, «ученье не может не быть суровым – под страхом гибели». «Мы должны помнить, что у нас должно быть либо величайшее напряжение сил в ежедневном труде, либо нас ждет неминуемая гибель». Только закончилась тяжелейшая война, в которой, казалось, вопрос «быть или не быть» был уже снят, в ходе которой была найдена и опробована политика, вполне отвечавшая марксистской теории. А теперь, оказывается, все надо начинать сначала. Ленин отмечал, что в этих условиях «неизбежно… часть людей… впадает в состояние весьма кислое, почти паническое, а по случаю отступления эти люди начнут предаваться паническому настроению».

В целом нэповская экономика представляла собой весьма сложную и недолговечную конструкцию, состоявшую из разнородных экономических укладов. Причем введение в нее капиталистических элементов носило вынужденный характер, а сохранение коммунистических – принципиальный и стратегический. Большевики прибегли к использованию товарно-денежных отношений при одновременном сохранении в руках государства “командных высот”: национализированной земли и недр, крупной и большей части средней промышленности, транспорта, банковского дела, монополии внешней торговли. Предполагалось относительно длительное сосуществование социалистического и несоциалистического (государственно-капиталистического, частнокапиталистического, мелкотоварного, патриархального) укладов с постепенным вытеснением последних из хозяйственной жизни страны при опоре на “командные высоты” и использованием рычагов экономического и административного воздействия на крупных и мелких собственников (налоги, кредиты, ценовая политика, законодательство и т. д.).

Как не раз подчеркивал большевистский лидер, НЭП являлся обходным, опосредованным путем к социализму, единственно возможным после провала попытки прямого и быстрого слома всех рыночных структур. Прямой путь к социализму, впрочем, не отвергался им в принципе: Ленин признавал его вполне пригодным для развитых капиталистических государств после победы там пролетарской революции.

К осени 1922 г. Ленин в основном завершил разработку НЭПа. К ее основным социально-экономическим целям можно отнести:

— замена продразверстки продналогом;

— принцип оплаты по количеству и качеству труда, перевод государственных предприятий на хозрасчет и рентабельность;

— временное допущение капиталистических элементов в интересах оживления экономики при сохранении в руках государства главных экономических высот. Последующее вытеснение их государственным сектором;

— совершенствование государственного управления и планирования народного хозяйства.

Это была реальная экономическая политика, рассчитанная на построение социализма наиболее целесообразными, доступными путями. О НЭПе было принято решение на ХI съезде партии. Съезд поставил задачу окончательного перевода Госпредприятий на коммерческие основы. В связи с этим был выпущен декрет ВЦИК «Об основных частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР». Этот декрет дал законодательную основу для существования частной собственности в Советской России и частного предпринимательства: «предоставить всем гражданам, неограниченным в установленном законом порядке в своей правоспособности, право на территории РСФСР и союзных и договорных с нею Советских Республик организовывать промышленные и торговые предприятия и заниматься дозволенными законами РСФСР профессиями и промыслами, с соблюдением всех постановлений, регулирующих промышленную и торговую деятельность и охраняющих применение труда» – было указано в нем.

С началом проведения НЭПа начали проявлять себя и многие отрицательные ее стороны, связанные с восстановлением капиталистических отношений. Вновь вступила в свои права частная собственность. Неизвестно откуда появившиеся, как казалось современникам, нэпманы с огромными капиталами неясного происхождения торжествовали, спекулировали, кутили в ресторанах и все больше чувствовали себя «солью земли» и хозяевами жизни. В деревне, ставшей после Октября почти сплошь середняцкой, снова вырос и стал задавать тон жизни «кулак».

Вся экономическая система НЭПа держалась на монополизме, который опирался на политическую систему диктатуры пролетариата. Поэтому не случайно наряду с послаблениями частной собственности в экономике в первой половине 20-х гг. были окончательно разгромлены все мелкобуржуазные политические партии. Любые элементы капитализма неизбежно ведут к попыткам буржуазных элементов полностью реставрировать капиталистический строй. Большевики, в отличие от КПСС хрущевско-брежневских и горбачевских времен, очень хорошо это понимали.

«Все дело теперь в том, чтобы уметь соединить тот революционный размах, тот революционный энтузиазм, который мы уже проявили и проявили в достаточном количестве и увенчали полным успехом, уметь соединить его (тут я почти готов сказать) с уменьем быть толковым и грамотным торгашом, какое вполне достаточно для хорошего кооператора. Под уменьем быть торгашом я понимаю уменье быть культурным торгашом. Это пусть намотают себе на ус русские люди или просто крестьяне, которые думают: раз он торгует, значит, умеет быть торгашом. Это совсем неверно. Он торгует, но от этого до уменья быть культурным торгашом еще очень далеко. Он торгует сейчас по-азиатски, а для того, чтобы уметь быть торгашом, надо торговать по-европейски. От этого его отделяет целая эпоха» – писал Ленин в статье «О кооперации», написанной в 1923 г.. Эта статья считается одной из наиболее важных в большевистской концепции Новой экономической политики.

Подводя итог, можно сказать, что Новая экономическая политика преследовала две главные цели: восстановление разрушенного гражданской войной хозяйства СССР, для чего необходимо было привлечение частного капитала, так как возможностей у национализированной экономики не имелось; создание предпосылок для строительства социалистического общества, в свете чего НЭП представлялся подходящей уступкой для укрепления союза между пролетариатом и мелкобуржуазной крестьянской стихией, так как в силу частнособственнической психологии крестьянства частный капитал был единственной возможной в тех условиях формой укрупнения сельского хозяйства. «Рыночный» социализм был не принципом, а только лишь вынужденным и недолговременным отступлением, вызванным уникальной ситуацией, сложившейся в Советской России.

Вся история НЭПа — это череда коротких успехов и длительных кризисов. Противоречие между необходимостью коммунистической политики и уступками частной собственности не могло не быть главным содержанием данного периода.

Весь период НЭПа коммунистическая партия вела борьбу за выход из кризиса, бывшего фактически непрерывным. Так, уже в 1923—1924 гг. разразился кризис сбыта продукции. Государственные тресты сбывали свою продукцию по монопольным ценам через частных перекупщиков. Последние же не могли этим не воспользоваться, и в результате инфляция раскручивалась неудержимо. Возникла ситуация, очень хорошо знакомая всем, кто живет при капитализме – многие промышленные продукты были так дороги, что масса населения просто не могла их купить. Большевистское руководство вынуждено было ограничивать самостоятельность предприятий и все больше вводить централизованное управление.. Типичными были такого рода партийные указания: «Обязать управляющего Ижорским заводом тов. Королева в течение 24 часов заключить договор с Петрообласттопом на поставку одного млн. пудов угля на следующих условиях: Ижорский завод вносит задаток в размере 10% стоимости договора, а Областтоп предоставляет пятимесячный кредит, считая со дня подписания договора. Срок доставки указанного количества угля — два месяца».

В деревне сохранялось дореволюционное перенаселение. Раздел помещичьих земель после Октябрьской революции имел ограниченный эффект, и во многом не решил проблем бедности, так как господствующие позиции в деревне захватило кулачество. Единоличное маломощное хозяйство основной массы крестьянства не удовлетворяло потребностям экономического и социального развития страны. Например, план заготовки хлеба в 1924 г. был выполнен только на 86%.

Промышленный подъем шел слишком медленно, в 1922 г. уровень промышленного производства составил 21% довоенного, в 1923 г. — 30%, 1924 г. — 39%. В результате в СССР накапливалась значительная масса «лишнего», безработного населения, для которого не было ни земли в деревне, ни работы в городе.

Тем не менее НЭП продолжался, а его противоречия стали объектом острой борьбы внутри ВКП(б). В частности, выделилось правое направление в партии во главе с Николаем Бухариным, фактически продавливавшее идею «увековечивания» НЭПа, превращения его из временной политики в постоянную.

В 1925 г. были сделаны максимальные уступки советского руководства капитализму. В апреле прошли пленум ЦК и XIV конференция ВКП(б), которые приняли «правые» решения. Были снижены налоги на крестьян и цены на машины (все равно доступные только богатым хозяйствам и кооперативам), увеличены кредиты, разрешена аренда (без субаренды), ослаблен контроль за мелкой торговлей и разрешен подсобный наемный труд на селе. Более того, апрельский пленум ЦК объявил задачей партии «подъем и восстановление всей массы крестьянских хозяйств на основе дальнейшего развертывания товарного оборота страны». То есть речь шла о всем крестьянстве, без выделения классовых различий внутри него. Бороться «против кулачества, связанного с деревенским ростовщичеством и кабальной эксплуатацией крестьянства» предполагалось исключительно методом экономической конкуренции. Фактически решения пленума были результатов влияния правого уклона на политику партии. Хотя на тот момент как необходимые уступки их поддерживало и большинство руководства ВКП(б), включая И.В.Сталина, которому позже будет принадлежать решающая заслуга в ставшем необходимым отказе от НЭПа и осуществлении социалистического строительства.

Однако политика примирения с кулачеством себя не оправдала, и сказалось это очень быстро. Уже осенью 1925 г. в СССР разразился товарный голод. Кулачество саботировало продажу хлеба городу, под предлогом недостаточного количества товаров, которое промышленность могла предложить селу, а также низких закупочных цен. Интересы мелких частных собственников все более входили в противоречие с интересами советского государства. В середине 1920-х гг. восстановительный период в целом закончился, на 1926 г. советская экономика достигла показателей 1913 г. На повестке дня стоял переход к индустриализации, к социалистическому строительству, и тут положительный эффект от НЭПа заканчивался.

В связи с подготовкой к индустриализации главной проблемой развития был дефицит техники. Пленум ЦК признал, что «народное хозяйство подошло к концу восстановительного периода, использовав всю технику, доставшуюся от дореволюционного времени». Пока нет новой техники, не может быть и новых средств производства, позволяющих качественно повысить производительность труда и преодолеть кризис НЭПа.

Технику можно было бы купить на Западе, но в 1926 г. экспорт СССР был меньше импорта — расширить покупки было не на что.

Тем не менее, XV съезд ВКП(б) в декабре 1927 г. провозглашает курс на индустриализацию. Это означало свертывание политики НЭПа. У большевиков просто не было другого выбора. В условиях продолжения НЭПа, сохранения крестьянского, мелкособственнического характера СССР ВКП(б) была обречена поражения. Большинство партии во главе со Сталиным это очень хорошо понимало.

Ситуацию усугубили и внешнеполитические осложнения Советского Союза. В 1927 г. резко обострились отношения СССР с Англией и Польшей, назревавшая, как многим казалось, война с капиталистическим миром, еще более обостряла необходимость внедрение плановой экономики и конца всех уступок частному капиталу. «Военная тревога» стала лишь спусковым крючком давно назревавшего кризиса.

Неизбежным результатом ее стало повышение расходов на оборону, которая в 1928 г. достигла размеров вложений в саму индустриализацию.

В начале 1928 г. очередная неудача хлебозаготовок поставила страну на грань голодных бунтов и окончательно убедила Сталина и шедшую за ним часть руководства ВКП(б) в том, что модель НЭПа, оправдавшая себя в короткий период 1924—1925 гг., не в состоянии дать государству достаточно средств, чтобы построить мощную индустрию. У кулачества был хлеб, который оно укрывало, стремясь подорвать советскую экономику и добиться уступок, направленных на расширение капиталистического сектора и политических свобод для буржуазных сил. Дефицит хлебозаготовок составил около 100 млн. пудов. В 1928 году из-за него во многих городах были введены хлебные карточки

Руководство ВКП(б) начало прибегать к чрезвычайным мерам, используя опыт «военного коммунизма». 6 января 1928 г. Политбюро выпускает «чрезвычайные директивы» местным парторганизациям — специальные заградительные отряды блокируют хлебопроизводящие районы и реквизируют хлеб. Начинает активно применяться статья 107 Уголовного кодекса о спекуляции хлебом. Большевики начинают проводить гораздо более четкую классовую линию на селе, опираясь на бедняков. Беднякам, как во время «военного коммунизма», гарантировалось 25% конфискованного хлеба.

14 января Политбюро утвердило это решение. Члены Политбюро лично возглавили кампанию в регионах. Сталин выехал в Сибирь. По выражению американского историка С. Коэна, «поездка напоминала военную экспедицию». Сталин говорил на собраниях партийно-государственного актива о необходимости применять репрессии против саботажников хлебозаготовок, а если прокуроры и судьи не готовы этого делать, то «всех негодных снять с постов и заменить честными, добросовестными советскими людьми». Заготовительная кампания приводила к открытым восстаниям контрреволюционных элементов на селе, которые участились весной, когда количество массовых выступлений подскочило с 36 в апреле до 185 в мае и 225 в июне. Одновременно резко увеличилось количество террористических актов против сельских партийных и советских работников. В сентябре 1928 г. количество терактов на селе достигло цифры 103 и к ноябрю возросло до 216. В ноябре почти вдвое выросло обнаруженное ОГПУ количество листовок, распространявшихся среди крестьян против коммунистов. Таким образом, мелкобуржуазная контрреволюция перешла к открытому наступлению на Советскую власть.

Время компромиссов с буржуазией закончилось, необходимо было переходить к ее полному искоренению. Однако в руководстве ВКП(б) значительным было влияние пробуржуазных элементов, выступавших за примирение с кулачеством. Части партийной бюрократии было выгодно законсервировать обстановку НЭПа, так как она обеспечивала им стабильное существование. Кроме того, существовало и обыкновенное теоретическое невежество, непонимание законов строительства коммунизма, иллюзия о мирном сосуществование с буржуазией. Объективно «правая» часть ВКП(б) была выразителем интересов буржуазии и ее победа в ВКП(б) могла привести к трагическим последствиям для Советской власти.

Споры внутри партийного и государственного руководства особенно усилились в ходе подготовки первого пятилетнего плана, который определял дальнейшее направление развития страны. Первые их проявления можно было заметить в начале 1928 г. В январе Н. А Угланов, выступая на пленуме руководимой им столичной парторганизации, заявил о необходимости отказаться от быстрого развития тяжелой промышленности. Сходные заявления неоднократно делал председатель СНК СССР А. И. Рыков, подобные же идеи постоянно пропагандировались статьями в “Правде”. В начале лета заместитель наркома финансов М. И. Фрумкин направил в Политбюро записку, осуждающую проводимые для выхода из кризиса хлебозаготовок меры. В мае и июне 1928 г. с двумя записками выступил и Н. И. Бухарин. Он доказывал, что ситуация напоминает весну 1921 г. и крестьянство перестают поддерживать Советскую власть. Поэтому он считал необходимым разрешить полную свободу торговли и прекратить организацию колхозов.

Бухарин утверждал, что частная собственность может быть вытеснена плановым хозяйством «мирными» методами, а кулачество врастет в социализм: «Постепенно, с вытеснением частных предпринимателей всевозможного типа и их частных хозяйств и по мере роста организованности и стройности хозяйства государственно-кооперативного, мы будем все более и более приближаться к социализму, т.е. к плановому хозяйству, где все принадлежит всем трудящимся и где все производство направлено на удовлетворение потребностей этих трудящихся».

В январе и феврале 1929 г. на заседаниях Политбюро постоянно проходили споры и столкновения. Н. И. Бухарин, А. И. Рыков и М. П. Томский грозились уйти в отставку, демонстрируя свое несогласие с проводимой экономической политикой. В годовщину смерти В. И. Ленина Н. И. Бухарин опубликовал в “Правде” статью, отрицающую необходимость принципиальных изменений в стране.

Одним из коренных вопросов, по которым бухаринцы разошлись с марксистской линией, был вопрос о приоритете промышленного развития СССР. Нужно было выбирать — или продолжать распылять средства между отраслями, или вложить львиную долю средств в тяжелую промышленность, то есть в базу, которая потом, позднее, позволит модернизировать все отрасли. Именно это было залогом успешного социалистического строительства, пусть даже это и означало нехватку некоторых видов «ширпотреба». Однако вслед за упоминавшимся выступлением Угланова другие сторонники Бухарина также выступили с отстаиванием интересов мелкой буржуазии на селе, заинтересованной в приоритетном развитии легкой промышленности как удовлетворяющей ее интересам. Необходимая же для социалистического строительства тяжелая индустрия кулачество не интересовала. Более того – оно прекрасно понимало, что массовое производство техники позволит советскому руководству покончить с господством кулачества на селе, объединить крестьянство в коллективные хозяйства.

30 сентября 1928 г. Бухарин выступил в «Правде» со статьей «Заметки экономиста». В ней под видом критики троцкизма Бухарин критиковал политику Сталина и защищал легкую промышленность, которая быстрее дает прибыль.

На объединенном пленуме ЦК и ЦКК 16—23 апреля 1929 г. произошла решающая дискуссия между Бухариным и большинством ЦК, поддержавшим Сталина. Интересно, что уже тут Бухарин и его сторонники пытались спекулировать на якобы «непоследовательности» взглядов Сталина, на изменении его позиции в период 1920-х гг. Впоследствии этот станет излюбленным утверждением антисталинистов любого сорта.

Бухарин укорял своих противников за «полную идейную капитуляцию перед троцкистами» и утверждал, что еще недавно сталинцы стояли на его, Бухарина, позициях, а иногда были и правее: «как на XV съезде Молотов критиковал меня справа за лозунг «форсированного наступления на кулака»? …Теперешний Молотов должен исключить из партии Молотова от XV съезда…»

Но экономическая обстановка изменилась, и позиция Молотова, как и позиция Сталина, не могла остаться прежней. Именно этого не понимают или не хотят понять многие антисталинисты, фантазирующие на тему «иезуитской» сущности Сталина. Истинный марксист –это тот, кто может применить положения марксизма к конкретно-исторической обстановке, а не тот, кто повторяет однажды заученные оценки и изречения. На примере дискуссий вокруг свертывания НЭПа очень хорошо видно, что догматизм и ревизионизм – две стороны одной медали, одинаково противостоящие марксизму.

Сталин говорил на пленуме: «Нам не всякий союз с крестьянством нужен, и нам нужен союз не со всем крестьянством, а только с его большинством, с бедняцкими и середняцкими массами, против кулака, который составляет тоже часть крестьянства». Сталин, проводя классовую марксистскую линию, был за продолжение и усиление нажима на кулачество с его последующей ликвидацией (которая была провозглашена в конце 1929 г. в сталинской статье «Год великого перелома»). Бухаринцы же окончательно перешли на буржуазную позицию, в условиях выступлений буржуазии против Советской власти пытаясь примириться с буржуазными элементами, отрицая необходимость форсированной индустриализации, ставшей необходимостью для выживания СССР. Таким образом, бухаринцы фактически поставили себя вне коммунистической партии, хотя их исключения на тот момент не последовало. Однако Н. И. Бухарин был снят с поста редактора

“Правды”, М. П. Томский — с поста председателя ВЦСПС, Н. А.Угланова вывели из числа кандидатов в члены Политбюро. Надо отметить, что Бухарин и его сторонники часто занимали двоякую позицию – выступали в защиту мелкой буржуазии, открыто не отрицая необходимость социалистического строительства. Понимая, что Сталин уже убедил в своей правоте большинство ЦК, Бухарин все же искал примирения на основе прежних официальных решений: «Сколько раз нужно сказать, что мы за индустриализацию, что мы за взятые темпы, что мы за представленный план?»

Иногда казалось, что «Заметки экономиста» были забыты, Бухарин был готов отступить и дальше: «Сколько раз нужно сказать, что мы за колхозы, что мы за совхозы, что мы за великую реконструкцию, что мы за решительную борьбу против кулака, чтобы перестали на нас возводить поклепы?»

Экономическая ситуация поставила партию перед выбором, но Бухарин надеялся, что еще есть возможность усидеть на двух стульях: и сохранить рыночное развитие сельского хозяйства, и осуществить «великую реконструкцию». Как это часто бывает, непоследовательность привела человека в конце-концов в стан врагов коммунизма.

По мере того, как прояснялось, что НЭП сменяется курсом на строительство социалистического общества, наступление классового врага, саботаж разного рода прежде всего против хлебозаготовок, нарастал и грозил гибелью советской стране. «Сейчас главное зло в деле хлебозаготовок – 1)наличие большого количества городских спекулянтов на хлебном рынке или около хлебного рынка, отбивающих у государства крестьянский хлеб и – главное – создающих атмосферу сдержанности среди держателей хлеба; 2)конкуренция между заготовительными организациями, дающая возможность держателям хлеба ломаться, не сдавать хлеба (ждать высоких цен), прятать хлеб, не торопиться со сдачей хлеба; 3)желание целого ряда колхозов спрятать хлебные излишки, продать хлеб на сторону». – так описывал Сталин в письме Молотову в августе 1929 г. положение в СССР. Ясно, что это требовало суровых репрессий против саботажников, а также удаление партийных деятелей, оправдывавших подобное положение, по меньшей мере из руководства ВКП(б).

В ноябре 1929 г. состоялся еще один Пленум, на котором вновь разбирали вопрос о Н. И. Бухарине как идеологе “правого уклона.” Пропаганда таких взглядов впредь считалась несовместимой с пребыванием в рядах ВКП(б). Бухарина вывели из состава Политбюро, А. И. Рыкова и М П. Томского предупредили о возможности применения к ним “организационных мер”. 25 октября Н. И. Бухарин, А. И. Рыков и М. П. Томский направили в ЦК заявлением с признанием ошибочности той линии, которую они отстаивали последние полтора года. Время показало, что это было лицемерием и обманом партии. На деле бухаринцы продолжили подрывную деятельность против ВКП(б) и ее курса, в 1930-х сблизившись с откровенно контрреволюционными элементами. Завершился жизненный путь Бухарина и многих его сторонников бесславно – осуждением и расстрелом за антисоветскую деятельность.

Утверждения буржуазных идеологов и различных «левых рыночников» (включая руководителей КПРФ) о «насильственном сломе» НЭПа несостоятельны. НЭП сам исчерпал себя и превратился в тормоз для развития страны. Он был своевременно начат большевистским руководством и также своевременно закончен. Сталинское руководство ВКП(б) завершило НЭП, поняв, что ситуация 1927—1928 гг. подвела развитие НЭПа к точке невозврата. . Пришло время выбирать, как выходить из этого тупика, какую новую систему создавать на месте НЭПа. Либо соглашаться с лидерством на селе «крепкого хозяина» (со всеми последствиями реставрации капитализма, которая последовала бы неизбежно), либо переходить к строительству социализма, жестко искореняя все капиталистические элементы. Никакого компромисса, «примирения» уже не могло быть. Либо кулачество в союзе с иностранной контрреволюцией задушило бы советскую республику, либо оно само должно было быть уничтожено вместе с прочими мелкобуржуазными слоями.

Руководство ВКП(б) направило ситуацию по второму пути, именно поэтому оно вызывает такую бешеную ненависть у всех буржуазных «симпатизантов», включая «левых». Коммунистическая партия поступила в соответствие с ленинской идеей НЭПа как временного отступления, временной уступки капиталистическим элементам. За 1920-е годы были выращены новые кадры управленцев, кадры советского государства, появился некоторый опыт хозяйствования по-коммунистически, планового управления экономикой. И теперь большевики, опираясь на абсолютное большинство трудящихся, могли продолжать курс на уничтожение товарно-денежных отношений, на строительство коммунистического общества. Курс, осуществлявшийся в годы «военного коммунизма», и прерванный в силу давления объективных обстоятельств в 1921 году.

Источник статьи
Источник статьи

 

Метки: , ,