RSS

Архив за день: 2013/01/09

«БАКУРИ»


Эдуарду Лейте был одним из наиболее известных активистов революционных герильерос , сопротивлявшихся военно-фашистскому правлению. Энергичный, хитроумный и целеустремлённый, он был надёжным товарищем при осуществлении многочисленных революционных акций: экспроприаций банков, нападений на полицию и конторы ТНК, освобождения товарищей, похищений бизнесменов и политиков, убийств палачей режима. «Бакури», как его называли друзья, являлся идеальным бойцом городской партизанской войны. Не боясь ничего, он сражался с оружием в руках, и погиб, наряду с самыми опасными для проамериканской хунты бразильскими коммунистами Карлусом Маригеллой и Карлусом Ламаркой, вместе с которыми шел его боевой путь в бессмертие.

Юнность Эдуарду

Эдуарду Коллен Лейте родился 28 августа 1945 года в Кампу Белу, штат Минас-Жерайс.Новая Конституция, принятая в 1946 году, наконец дала возможность действовать легальными методами старым врагам бразильской элиты – коммунистам. БКП вышла из многолетнего подполья и плавно интегрируется в полит-культурную деятельность, распространяя свое вероучение в рабочей и студенческой аудитории. Но «демократическая весна», в течение которой рос Эдуарду Лейте, потихоньку развеивалась, всегда угрожая возможностью военно-полицейского переворота.

Бразильская элита, шедшая в русле политики североамериканцев, в 1947 году начинает сворачивать демократические игры – БКП вновь запрещена и уходит в подполье.

Несколько позже Эдуарду вместе с родителями переезжает в Сан-Паулу, где он живёт как обычный подросток – не касаясь политики, в отличие от многих других бразильцев, принимающих весьма активное участие в политической жизни страны.

Тем временем Кубинская революция, свергнувшая ненавистный режим проамериканских олигархов, освещает путь для всей Латинской Америки, изнывающей под гнётом буржуазных диктатур «горилл», активно насаждаемых ЦРУ по всему континенту. Многим латиноамериканским коммунистам становится ясно, что лишь та революция позволяет действительно вырваться из товарно-финансовых цепей неоколониализма, которая ставит вопрос о ликвидации капитализма ВООБЩЕ (СССР, Китай, Куба), не идя ни на какой компромисс с буржуазным парламентаризмом.

Уловили эти настроения и в империалистическом центре мира — США. Остающиеся после Великой Кейнсианской стабилизации капитализма мягкие буржуазно-демократические режимы уже не гарантировали мировым центрам капитализма защиту от возможного превращения ю.Американского континента во вторую Кубу. Дни социал-демократического правительства Жоао Гуларта были сочтены.

Бразильская молодёжь, к которой и принадлежал Эдуарду Лейте, в 60-е года, как и везде в Латинской Америке, была охвачена различными коммунистическими течениями и стратегиями: маоизм, кастризм, стратегия Че Гевары, троцкизм, сталинизм, хрущевский реформизм… Но короткий период «полудемократии», в котором выросли и жили такие как «Бакури», был окончательно закрыт лязгом танковых гусениц и щёлканьем винтовочных затворов чёрным 1 апреля 1964 года. Почти сразу после привода к власти откровенно фашистского режима, финансовые круги США дают местной верхушке громадный долларовый кредит, американские инструкторы обучают правительственные спецслужбы информационно-психологическим, пропагандистским и пыточно-физическим методам борьбы против носителей опасной идеологии.

Очень скоро Эдуарду Лейте присоединяется к внепарламентским коммунистам. Ему было всего 18 лет, когда произошёл описанный переворот, сместивший правительство Гуларта. Как и большинство молодых людей того времени, он считал, что реализация марксистско-ленининского учения должна избавить от бед не только Бразилию, но и весь латиноамериканский континент, и что бесчеловечный капиталистический мир должен быть уничтожен во имя социалистического жизнеустройства. Вскоре он присоединяется к организации «Рабочая Политика» (Politica Operaria – POLOP), находившейся в оппозиции к Бразильской коммунистической партии,которая к тому времени уверенно шла по пути хрущевского ревизионизма и парламентских игр. В частности, сделав ставку на «совместную работу с буржуазным правительством» КПБ не сумела подготовить боевые дружины и армию для организации отпора путчу 1964г.

Становление партизана.

Будучи гражданином Бразилии времён военного режима, в 1967 году Эдуарду был призван в армию, где служил в 7 Гвардейском полку, а так же в охране Военного Госпиталя в Камбуси, центральный регион Сан-Паулу. К тому времени, вооружённые силы были практически очищены от левой офицерской прослойки, исторически присущей армиям латиноамериканских стран.

Ошибка в оценке опасности военного переворота, допущенная Бразильской Коммунистической Партией, отсутствие народной мобилизации во время контрреволюционного путча, реформистские и соглашательские позиции БКП, внутренняя борьба за посты в Центральном Комитете: всё это привело к отторжению от официальной компартии большого числа активистов и симпатизантов, примкнувших к другим, более радикальными и последовательным коммунистическим группам, взявшим курс на создание вооруженных революционных ячеек.

В 1968 году Эдуарду Лейте присоединяется к «Народному Революционному Авангарду» Карлуса Ламарки. Именно здесь он впервые проявляет себя как дерзкий и бесстрашный боец, на голову превосходящий остальных по эффективности исполнения самых сложных задач городской партизанской войны. Очень скоро он попадает в поле зрения полиции – после атаки в 1968 году на охранный пост Главного Военного Госпиталя.


ЛАМАРКА: КАПИТАН ГЕРИЛЬИ

Стремясь избежать идентификации правоохранительными органами, Эдуарду начинает использовать псевдоним «Бакури» (бразильский фрукт, произрастающий в амазонской сельве). Он забрасывает все свои увлечения и работу телефонным техником, полностью уходя в подполье, становясь профессиональным революционером. С этого времени Эдуарду получает известность и авторитет среди товарищей по борьбе. В конечном итоге, он становится живой легендой среди бразильских левых партизан.

Активная фаза герильи

На фоне успехов в гуманизации нового кубинского общества капиталистическая пропаганда теряет свою силу. Звериная сущность империализма окончательно обнажилась убийством наемниками ЦРУ Эрнесто Гевары в 1967 г. Простые латиноамериканские юноши того времени искренне, но точно говорили «коммунизм — это когда все люди станут как Че». В этих условиях ячейки вооруженной борьбы с проамериканскими режимами в Латинской Америке росли как грибы.

1968 стал годом сильных студенческих манифестаций и активных народных волнений в Бразилии. С 1964 года впервые недовольный народ и военная диктатура Бразилии столкнулись лицом к лицу. Ответ правительства был мгновенным – принят Учредительный Акт № 5 (Ato Institucional numero 5 — AI-5), отменявший принцип неприкосновенности личности, дающий право роспуска парламента и запрета партий, ареста и пыток любых подозреваемых «врагов национальной безопасности» и «экстремистов». Политический режим был ужесточён до предела.Отсутствие легальных источников создания материальной базы для построения вооружённой структуры, стимулирует многочисленные боевые организации к осуществлению вооружённых экспроприаций (акций самофинансирования), коими и отметился весь 1968 год.

1 июля 1969 года «Бакури» пишет открытое письмо руководству VPR под названием «Причины, приведшие меня в организацию», в котором подчёркивает необходимость уделять больше внимания вооружённой пропаганде, которую «Народный Революционный Авангард» фактически игнорировал, и действовать более целенаправленно, дабы быть понятными для большинства граждан Бразилии. Вскоре он покидает ряды VPR для того, чтобы создать новую вооружённую структуру: «чтобы организовывать и проводить мероприятия, напрямую связанные с реальной жизнью большинства бразильцев; чтобы активнее вовлекать народ в революционный процесс».

Он создает свое «Националистическое, Демократическое и Народное Сопротивление» (Resistencia Nacionalista Democratica e Popular- ReDe), — так организация официально именовалась в брошюре, распространённой в ходе экспроприации банка в Сан-Паулу в сентябре 1969 года. Группа прожила менее года и была расформирована в мае 1970, после ареста большинства ее бойцов.

На практике, ReDe не имела собственной тактической линии, и действовала поначалу совместно с VPR, а затем, присоединившись к единому революционному фронту ( ALN, MRT, MRM и др), руководствуясь идейно-тактическими наработками отца и наставника бразильской герильи Карлуса Маригелло. Организация не выпускала никаких пояснительных документов (кроме учредительного манифеста), и не занималась сектором прессы, сосредоточившись на собственно боевых операциях.

«Демократическое Сопротивление» следовало общей тактике всех бразильских герильерос, которая заключалась в развитии и расширении вооруженных действий в городе, являвшихся подготовительным этапом к организации сельской партизанской войны, имевшей, в отличие от городской герильи, стратегическое значение. По задумкам Маригелло именно сельская герилья, слившись с городской, должна привести к появлению уже Революционной Народной Армии.

Интересно так же отметить, что разрыв ReDe с VPR не сопровождался, какими либо нападками и обвинениями. Более того – обе группы, сохранили контакты между собой и осуществляли многие совместные операции. Именно в сотрудничестве с VPR (VAR-P) «Демократическое Сопротивление» реализовало свою наиболее громкую акцию – похищение в Сан-Паулу японского консула 11 марта 1970 года, который будет отпущен после освобождения правительством и высылки в Мексику пятерых политических заключённых (монахини, синдикального активиста, двух бойцов ALN и одного — VPR).

Боевое ядро «Демократического Сопротивления» «Бакури» никогда не превышало численности 20-30 человек.

После разгрома ReDe в мае 1970 года, «Бакури», — один из немногих, кто избежал ареста, — вливается в «Национально-Освободительное Движение» ALN , в чьих рядах он и продолжал сражаться вплоть до своего ареста в Рио-де-Жанейро в августе 1970.

Он и его отряд быстро выделяются на фоне других городских герильерос. Спланировавший и лично возглавивший десятки экспроприаций банков, супермаркетов и бронированных автомобилей, он чудесным образом избегает ловушек, расставленных полицией. Боевая репутация растёт и вскоре его авторитет распространяется на весь партизанский лагерь. Стены бразильских городов обклеены десятками тысяч плакатов о розыске, где портрет «Бакури» красуется рядом с фотографией другого наиболее разыскиваемого «террориста» – Карлуса Маригеллы. Эдуарду Лейте превращается в легенду, его имя приводит в неистовство сотрудников так называемых «правоохранительных органов».

Операции по ограблению банков и супермаркетов всегда связаны с большими рисками – жертвами могут стать как обычные граждане, так и сами налетчики. Убийства невиновных людей приравнивались почти к провалу операции городских герильерос, однако сами они, в ходе акций, не могли гарантировать безопасность никому. Налёты обычно проводились с целью добычи денег и боекомплекта для продолжения вооружённой борьбы, для оказания финансовой поддержки товарищам, живущим в подполье и не имевшим средств к существованию.

Участие в двух похищениях

Похищение американского посла в Бразилии Чарльза Берка Элбрика, проведённое в сентябре 1969 года «Национально-Освободительным Действием» и «Революционным Движением 8 октября», закончилось освобождением в обмен на жизнь дипломата нескольких политических заключённых. Успех операции вдохновил бразильских партизан на продолжение подобной практики.

В дополнение к ограблениям банков и офисов ТНК, похищения должны были стать способом освобождения арестованных товарищей. Пойманные бойцы сопротивления подвергаясь в тюрьмах страшным пыткам, и в случае, если заключённый не выдерживал , то мог дать властям ценную информацию . Освобождение тех, кто ещё не был сломлен, имело и другую цель – привлечь внимание на уровне мирового общественного мнения к проблеме заключённых, а так же наглядно продемонстрировать, с помощью живых свидетелей, преступность режима, прибегающего к систематическим пыткам и истязаниям.

Боевой опыт «Бакури» сделал его идеальным кандидатом для организации и руководства новыми похищениями. Вместе со своей женой, Дениз Криспин, он активно участвовал в знаменитом похищении японского посла в Сан-Паулу Нобуо Окуси. VAR-P, ReDe и MRT исполнили эту операцию 11 марта 1970 года. Переговоры с правительством закончились освобождением пяти политических заключённых.

11 июля 1970 года, в самый разгар чемпионата мира по футболу, проходившего в Мексике, «Бакури» возглавил группу, взявшую в заложники посла ФРГ Эренфрида фон Холлебена. Непосредственно в ходе операции Эдуарду Лейте тремя выстрелами в упор убивает агента федеральной полиции Суза Режиса. Именно это убийство вызвало всплеск ярости в рядах сотрудников репрессивных структур, которые с этого момента прикладывали все силы к поимке «Бакури». Альфреду Сиркис, один из похитителей, впоследствии вспоминал, что «Бакури» шёл на операцию с открытым лицом, нарушая все правила конспирации. Захват немецкого дипломата закончился освобождением и высылкой из страны сорока заключённых, принадлежащих к различным коммунистическим вооружённым группам.


Политические заключённые, освобождённые в обмен на жизнь немецкого посла

«Бакури» освобождает беременную жену

После разгрома «Демократического Сопротивления» весной 1970 года, Эдуарду Лейте и его жена присоединяются к «Национально-Освободительному Действию», к тому времени его основные руководители — Маригелла и Марио Алвес уже были убиты, или находились в застенках, как Жоаким Феррейра. Здесь «Бакури» руководит ударной боевой «Командой имени Карлуса Маригеллы».

15 июля 1970 года участница ALN Анна Бурстин должна была встретиться с товарищем на заранее определённой «точке». Как и было обговорено, она прошла через один из отделов магазина «Mappin», взяв несколько косметических средств. Её нервозность привлекла внимание охранника, который, когда девушка подошла к кассе, попросил её открыть сумку. Доставленная в комнату охраны, Анна запаниковала: в сумке находился пистолет – достаточная улика для того, чтобы быть обвинённым в «подрывных действиях» и отправится на дознание. Поэтому, открыв сумочку, девушка выхватила револьвер «Таурус» 32 калибра и, выстрелив в охранника, бежала. Пулевое ранение в ногу вызвало обильное кровотечение, в результате чего страж магазина скончался. Анна Бурстин была арестована на следующий день, газеты сообщили, что задержана участница ALN, пытавшаяся украсть сумку из магазина. Подвергнутая интенсивным и непрерывным пыткам на восьмой день, девушка выдала адрес конспиративной квартиры, на которой скрывался «Бакури».

В результате была схвачена его беременная жена Дениз. Отказавшись давать показания, она была доставлена в женскую тюрьму. Немного позже, узнав о том, что жена подвергается пыткам, Эдуарду Лейте позвонил командующему Второй Армией и сообщил, что Дениз Криспин была арестована DOI, и если что-нибудь случиться с ней или с её ребёнком, командующий Второй Армией будет убит. Но военные поначалу не придали никакого значения телефонным угрозам, и лишь после того, как боец ALN Карлус Эужениу Паз позвонил генералу и сообщил ему детали его же распорядка дня, намекнув, что вскоре он может быть застрелен, командование начало предпринимать меры. Под давлением военных, полиция начала переговоры с «Бакури» об освобождении его жены. Дениз Криспин была отпущена в обмен на гарантии безопасности жизни армейского генерала. Это была последняя победа бразильского партизана «Бакури» над фашистскими марионетками США. С этих пор репрессивные органы усиливают розыски революционера, намереваясь поквитаться с ним за все свои страхи и унижения.

109 дней.

Сохранившиеся на тот момент ячейки коммунистической герильи проводили подготовку к похищению трёх дипломатов, намереваясь посредством обмена освободить из тюрем сразу две сотни своих товарищей. Но «Бакури» в ходе оперативно-следственных мероприятий был арестован полицией. Он был схвачен 21 августа 1970 года в Рио-де-Жанейро спецназом Сержиу Параньоса Флёри, хорошо известного садиста.Операция была проведена так мастерски, что Лейте не сумел воспользоваться ни оружием, ни ампулами с цианистым калием, имевшимся у всех герильио. Как стало известно в последствии, одним из главных «разоблачителей» являлся внедрённый в структуру FLN агент правоохранительных органов Артур Паулу де Суза, который так же приложил руку к разгрому MR-26 . Позднее, Паулу де Суза активно помогал в допросах заключённых, лично истязая своих бывших соратников.

Следующие 109 дней Эдуарду Лейте подвергался непрерывным пыткам – сотрудники репрессивных органов вымещали на нём свою злость , полностью изуродовав арестованного (но согласно инструкциям ЦРУ, не доводя до смерти и помешательства). Несмотря на то, что 109-дневная пытка Эдуарду Лейте является беспримерным по жестокости случаем применения издевательств (из известных ), «Бакури» мужественно перенёс все пытки, так и не выдав властям ни одного из своих товарищей.

Сначала его поместили в тюрьму «Сенимар» в Рио-де-Жанейро. Политическая заключённая Сесилия Коимбра, видевшая его там, вспоминала, что уже тогда он был совершенно изуродован физически, практически не мог двигаться.

Позже он был перевезён из тюрьмы в частный дом, превращённый специальным отделом Центра Внутренней Защиты в секретную базу «допросов с пристрастием». Стоны «Бакури», непрерывно доносившиеся из дома, привлекли внимание соседей, которые, испугавшись, вызвали полицию. Приехавшие сотрудники, убедившись, что все, в общем-то, в порядке, тем не менее попросили Сержиу Параньоса изменить место истязаний. Эдуарду Лейте перевезли обратно в «Сенимар», откуда, чуть позже, он был отправлен в отделение № 41 районной полиции Сан-Паулу – логово офицера Флёри.

Пытки продолжились. «Бакури» перевозили с места на место: вскоре он снова возвращается в Рио-де-Жанейро, где его пытают до сентября. В середине месяца он отправлен назад, в Сан-Паулу. Из местной тюрьмы его доставляют в штаб-квартиру DOI-CODI.

В октябре Эдуарду вернулся в тюрьму Сан-Паулу, откуда его переводят в специальный изолятор Департамента Общественного и Политического Порядка (DOPS), где он содержится в камере №4 «мертвого коридора», составленного из изолированных клеток, предназначенных для наиболее опасных преступников страны. Именно здесь он проведёт свои последние недели. Арест «Бакури» по-прежнему скрывается от общества, специальная полиция, физически изуродовавшая бывшего террориста, рассчитывает по эффектней обставить его смерть, что бы избежать героизации пленника.

Фашистская хунта боялась даже мертвых партизан, понимая какой пропагандистский эффект дает обнародование фактов убийств и мучений герильиес.

17 сентября, после месячного преследования каратели убивают Карлуса Ламарку, а через год издают специальное постановление о запрете по всей стране «любых публикации, касающиеся Карлуса Ламарки» (декрет о цензуре от 22 сентября 1971 года).
23 октября того же года Жоаким Камара Феррейра (командир «Национально-Освободительного Действия» после убийства Маригеллы), умирает в руках полицейских садистов (после более полугодового заключения). Только через 2 дня полиция объявляет о его смерти прессе. На этом же фоне запускается слух о том, что зловещему маньяку «Бакури», содержащемуся в тайной тюрьме по соображениям безопасности, удаётся бежать. Полиция заявляет, что крайне опасного преступника будут разыскивать всеми силами, и не исключено, что будет применено табельное оружие, так как «Бакури» вооружён и очень опасен. Таким образом, правоохранительные органы анонсируют смерть «Бакури».

25 октября 1970 года командир специального отряда полиции, лейтенант Киари в порыве садистской жестокости зачитывает заключённому партизану газетную заметку, повествующую о его побеге. Политические заключённые вспоминают, как тем же вечером «Бакури», общавшийся с товарищами криком, сообщил, что он уверен в своей скорой смерти.

Получив такое невесёлое сообщение, другие заключённые специального изолятора разработали схему наблюдения за дверью камеры «Бакури», тщетно пытаясь не допустить убийства своего товарища, пусть и превращенного в калеку.

Задача незаметного вывоза Эдуарду Лейте из тюрьмы была возложена на начальника службы безопасности изолятора Луиша Гожага дос Сантуса Барбоса, который перевёл его в камеру №1, находящуюся вне поля зрения других заключённых. Петли были смазаны маслом, поэтому скрипа открывавшейся двери никто не слышал. К тому моменту «Бакури» уже официально считался мёртвым, его имя было вычеркнуто из списка заключённых тюрьмы DOPS.

Около часа ночи 27 октября 1970 года в камеру к «Бакури» явились палачи. Так как он к тому моменту из-за непрерывных пыток уже потерял возможность передвигаться, полицейским пришлось тащить его волоком. Услышав звуки в коридоре, и осознав, что происходит, около полусотни заключённых начали кричать и стучать в двери ногами и металлическими тарелками.

Полицейский, назначенный ответственным за операцию, — Карлиньос Метралья, — рассказывал, что «Бакури» был доставлен в специальный дом, переоборудованный Сержиу Параньосом Флёри для проведения пыток и тайных казней.

7 декабря 1970 года бразильские герильерос похищают швейцарского посла Джованни Энрико Бушера. Это был конец для «Бакури». Полиция была уверена, что партизаны, знавшие о тайном заточении своего товарища, добавят его имя к списку заключённых, которых необходимо было освободить в обмен на жизнь дипломата. Сотрудники правоохранительных органов, публично заявившие о побеге Эдуарду Лейте, не могли этого допустить.

Элиу Гаспари в своей книге «Вооружённая иллюзия» сообщает, что последние часы своей жизни «Бакури» провёл в военном форте Андрадас, в Гуаруже. Привезённый сюда в холщовом мешке, он был брошен в узкую камеру гарнизонной тюрьмы на пляже в Буэну. 8 декабря несколько военных доставили его в тоннель, ведущий к складу боеприпасов. Солдат Ринальду Кампус де Карвалью встал близ входа в тоннель, куда вскоре прошли два лейтенанта. Они объявили «Бакури», что он должен быть доставлен в военный госпиталь. Солдат, помогавший уже безглазому и обездвиженному Эдуарду умыться, вскоре получил приказ отправляться назад. Уходя, он услышал негромкий звук, однако он не знает, был ли это выстрел или удар головой об стену. Через полчаса лейтенанты вытащили из тоннеля холщовый мешок с мёртвым телом внутри. После 109 дней агонии «Бакури» наконец то был убит.

Официально власти заявили, что Эдуарду Коллен Лейте погиб в перестрелке в Борасейя, на дороге ведущей из Бертиоги в Сан Себастян, оказав сопротивление при аресте. Для подтверждения мистификации, было даже сфабриковано свидетельство о смерти, подписанное судебными медиками Алоизиу Фернандесом и Десиу Бранданом Камаргу, которые в графе о физических повреждениях указали, что таковых нет. На самом деле, тело, выданное родственникам, было донельзя изуродовано: синяки, глубокие порезы и ожоги, выбитые зубы, порванные уши, выколотые глаза, две пулевые раны в груди и две в голове (возможно сделанные для инсценировки).

13 января 1971 года после долгих переговоров с правительством, семьдесят политических заключённых, получивших свободу в обмен на жизнь швейцарского посла, поднимаются на борт самолёта, направляющегося в Чили.

Но не хватало только одного 71-го, — партизана «Бакури», чьё имя всё-таки было выставлено в списке требований об освобождении.

Эдуарду Коллен Лейте был замучен в 25 лет, в самом расцвете сил. Его жена Дениз Криспин была переправлена за границу незадолго до его смерти. Его дочь Эдуарда родилась на чужбине и никогда не встречалась с отцом.

Среди легендарных городских партизан, «Бакури» явил собой идеального герильеро. Если Карлус Маригелла являлся идеологом, наставником, создателем и стратегом городской коммунистической герильи- партизанским командиром и авторитетом, привлекавшим молодых революционеров, то «Бакури» был бесстрашным и дерзким бойцом, погибшим, как и подобает в бою с наемными карателями капитализма.

по материалам
http://scepsis.ru
http://nikitich-winter.blogspot.com

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , ,

Карлос Маригелла


Переход к революционному действию

Как известно в 1961 году кубинские революционеры провозгласили социалистический характер своей революции , а в 1965 окончательно перевели полит-структуры нового кубинского общества на коммунистические идейно-политические позиции, чем вызвали бешеную злобу мирового капиталистического Центра.

Многим латиноамериканским коммунистам и социалистам становится ясно, что лишь та революция позволяет действительно вырваться из товарно-финансовых и духовных цепей неоколониализма, которая ставит вопрос о ликвидации капитализма ВООБЩЕ (СССР, Китай, Куба), не идя ни на какой компромисс с буржуазным парламентаризмом и демократией.

Начинает складываться понимание, что местная национальная буржуазия является проводником интересов транснационального капитала, а та бесконечная чехарда переходов от военно-популистских хунт к демократическим режимам и обратно – есть механизм господства все тех же мировых центров капитализма и их местных марионеток. В антиимпериалистическом движении Латинской Америки развивается тенденция на переход к вооруженным методам освобождения , вне зависимости от того, какая текущая маска (и методы) – парламентской демократии или военной диктатуры – прикрывает правящую буржуазную верхушку. Возникают различные геваристские, ленинистские и маоистские идейно- революционные течения , проповедующие курс на вооруженное действие.

Одним из наиболее ярких представителей этого движения стал видный бразильский коммунист Карлос Маригелла. Маригелле в это время было уже далеко за пятьдесят, и, в отличие от многих других известных латиноамериканских революционеров, он был представителем поколения еще Коминтерновских времен.

В компартию Маригелла вступил в 1930-х годах, ещё до бразильской революции 1935 года, вернее попытки начать социалистическую революцию в Бразилии. Попытка провалилась, и после ареста прежнего руководства партии Маригелла вошёл в состав руководителей Бразильской компартии и долгое время являлся одним из руководителей. Центральный Комитет БКП придерживался просоветской линии, которая с хрущевских времен была переориентирована на так называемое мирное существование с капитализмом и отказ от военно-революционного действия . ЦК прикладывал все силы для искоренения «экстремистских элементов» в БКП.

Начиная с конца 50-х Жуан Карлус Маригелла становится одним из главных деятелей внутренней Революционной Тенденции в БКП, который пытается «революционизировать» политическую линию БКП. Наиболее сильным влиянием Маригелла пользовался в Сан-Паулу, где и была образована достаточно большая группа его последователей, называвшая себя «Крылом Маригеллы».

В мае 1964 года , после очередной смены парламентской демократии на военную хунту в период мощного антиимпериалистического подъема в Бразилии, на очередном форуме БКП был зачитан документ , в котором «Крыло Маригеллы» утверждало, что причиной поражения бразильских коммунистов стала… сама Коммунистическая Партия, всё больше и больше уклоняющаяся от революции и питающая иллюзии относительно возможности реформ и мирного прихода к власти в союзе с национальной буржуазией. Сделав ставку на «совместную работу с буржуазным правительством», партия не смогла революционизировать и вооружить массы до прихода военных «горилл».

Во второй половине 65 –го Маригелла начинает разработку идей, посвященных борьбе против военного режима, в том числе – и идею вооружённой борьбы.
Кубинская Революция, по его мнению, «достойно иллюстрирует пример революционной борьбы масс», хотя для Маригеллы 65-ого Куба не была копией для точного подражания, но только возможностью извлечь необходимые уроки, оценить подлинность теории и тактики революционного принципа, применённого в этой стране.

Следующий конфликт Маригеллы с БКП, который произошёл в 1966 году в течение внутренних дебатов, был вызван публикацией текста «Бразильский кризис». Он вновь поднимает вопросы сопротивления диктатуре, яростно критикует стратегию политических партий и впервые пытается определить тактику вооружённой борьбы, подходящей под бразильские условия. Источником проблемы по его мнению проблемы зависимость партии от правительства и буржуазии. Возникшая ситуация в стране не может быть разрешена предложенными ЦК методами («мирный путь и поддержка буржуазии в борьбе за реформы»). В этом контексте Маригелла предлагает новую формулу политической борьбы, основной характеристикой которой является единство между массовой и вооружённой борьбой.

Важно помнить, что именно эти дебаты внутри Бразильской Коммунистической Партии инициировали процесс, в результате которого началось объединение всех партийных сторонников вооружённой борьбы. В ходе этой дискуссии образовался полюс, вокруг которого и группировались радикальные товарищи – Региональный Комитет БКП в Сан-Паулу, чьим председателем в середине 1966 года и был избран Карлус Маригелла. В декабре того же года Маригелла добровольно складывает с себя полномочия члена Исполнительного Комитета, заявив, что орган продвигает тактику «подчинения интересов пролетариата интересам буржуазии», и что выход из бразильского кризиса может быть только один – «вооружённая борьба, революционный путь, подготовка народного вооружённого восстания со всеми вытекающими отсюда последствиями».

В период с 31 июля по 10 августа 67 гг в Гаване (Куба) состоялась первая конференция «Организации Латиноамериканской Солидарности» (OLAS), чётко обозначившая рождение нового революционного центра континента. Среди других формулировок, OLAS подвергла критике «коммунистические» партии, которые выступают против вооружённой борьбы, указывая, что вооружённая борьба как стратегия захвата власти подходит для большинства стран Латинской Америки. В конечном итоге, именно здесь произносится знаменитая фраза о том, что «долг революционера – делать революцию».

Именно поэтому, осознавая настрой OLAS, БКП отказалась от участия в конференции, публично раскритиковав кубинскую позицию. К удивлению верхушки партии, Карлус Маригелла не просто без ее ведома посетил заседание, но и подверг на нём яростным нападкам позицию БКП. Узнав об этой поездке, руководство БКП направило ноту протеста Коммунистической Партии Кубы, в которой заявлялось, что Маригелле не было разрешено присутствовать на конференции. Тотчас же после получения ноты, Маригелла отвечает Исполнительному Комитету следующим образом:

«Не запрашивая разрешение у партии, я присутствовал на конференции, во-первых потому, что не обязан просить разрешения ни у кого на осуществление революционных действий, а во-вторых потому, что я не признаю Центральный Комитет той революционной властью, которая обладала бы правом решать, что мне следует делать, а чего не следует»

«…я намерен встать на путь вооружённой борьбы, подтверждая свои революционные позиции…»

Решением ЦК Маригелла тотчас же был снят со всех постов и исключён из Компартии.

Вернувшись в Бразилию во второй половине1967, Маригелла реорганизует группу своих сторонников в Сан-Паулу в «Коммунистическую Группировку» (Agrupamento Comunista de S?o Paulo – AC/SP), которая позже станет ядром «Национально-Освободительного Действия» (ALN).

Принятие руководящих принципов OLAS, а так же целенаправленный отказ от партийной схемы, приводят к превращению AC/SP в своеобразный полюс притяжения для многочисленных групп, рассматривавших вооружённую борьбу в качестве основного метода бразильской революции.

В Гуанабаре диссидентская ячейка БКП, базировавшаяся в «Национальной Технической Школе», в конце 1967 окончательно покидает ряды партии, присоединяясь к «Коммунистической Группировке». В дальнейшем, благодаря широким связям активистов этой группы в университетской среде, ячейка будет расширятся за счёт присоединения к ней многочисленных учащихся, повернувшихся к вооружённой борьбе после студенческих бунтов 1968 года.

В сентябре 1967 года Маригелла посылает первую группу бразильцев, состоявшую всего из семи человек, для прохождения военного обучения на Кубе. Чуть позже эта группа получит название «Первой Армией ALN» (I Ex?rcito da ALN).

К этому моменту из поражённой пацифизмом и соглашательством Бразильской Коммунистической Партии выделилось, по крайней мере, два револционных крыла :
1. Отказавшаяся от партийной орг-схемы «Коммунистическая Группировка» в последствии знаменитая ALN – Карлоса Маригеллы и Жоакима Камары Феррейры – стремившаяся к минимизации орг-структур и привлечению к герильи как можно большего спектра идейно-полититических элементов, для нанесения поражения хунте — 1 этап «национальное освобождение Бразилии от империализма».

2. И союзная ей «Бразильская Коммунистическая Революционная Партия» PCBR Мариу Алвиса де Суза Виейра (впоследствии из нее выделится маоистская группа боевиков), сохранившая иерархическую , но уязвимую для спецслужб партийную структуру , и более жесткую идеологическую платформу, ставящую ближайшей целью приход власти коммунистического авангарда для перехода непосредственно к социалистическому строю (делала упор на мобилизацию в основном рабочего класса города и села).

Интересен эпизод из становления РСВR . В 1968 г активисты РСВR наладили контакт с Жорже Медейросом Валле, «сознательным Буржуа». Медейрос, будучи служащим «Банка Бразилии» с 1952 года, уже давно симпатизировал Коммунистической Партии. Начиная с июля 1968 года, пользуясь своим положением руководителя отделения банка в Леблоне, посредством фиктивных платежных поручений, он выводит из банка около 1 миллиона долларов, которые и размещает на счетах в швейцарских банках. Несколько ранее он увлёкся концепциями «Революционного Течения внутри БКП», и, поверив, что вооружённая борьба может снести режим военной диктатуры, большую часть имевшихся денег пустил на поддержку организаций, шедших по пути вооружённой борьбы. Медейрос безвозмездно передал PCBR около 170 тысяч долларов на подготовку и развитие боевой структуры. В следующем году примерно же столько он отдал в распоряжение «Революционного Движения 8 октября».

Благодаря этим средствам партии удалось профессионализировать большую часть своих кадров, а так же обеспечить организацию пятью домами, одной подпольной типографией и двумя автомобилями.
Но по масштабу вооруженных дествий РСВR так и не удалось выйти на уровень ALN . В ходе герильи у РСВR будут уничтожены два состава ЦК.

Мариу Алвис
Сам Алвис будет тайно похищен 16 января 1970г и доставлен в один из «центров допросов», где подвергнется жесточайшим пыткам: его зверски избивали, пронзали органы зазубренной спицей, а затем с помощью металлической щётки содрали кожу, в результате чего руководитель PCBR погибнет. Вооруженные ячейки PCBR будут уничтожены поралельно с отрядами ALN.

Концепция герильи Карлоса Маригеллы

В феврале 1968 года лидер AC/SP излагает свои воззрения и руководящие принципы в документе «Заявление Коммунистической Группировки Сан-Паулу», которые и лягут в основу ALN. Поразительно, что актуальность этого документа совершенно не потеряна по прошествии стольких лет, а скорее наоборот, и он стоит того , что бы привести его здесь полностью.

Заявление Коммунистической Группировки Сан-Паулу
Карлус Маригелла

«Этим заявлением, доведённым до общественности в виде документа, мы хотим пояснить нашу точку зрения по поводу вооружённой борьбы в Бразилии.

Мы все принадлежим к группе коммунистов Сан-Паулу, противостоящей примиренческой линии Центрального Комитета Бразильской Коммунистической Партии. Многие из нас были изгнаны, другие стали жертвами яростных нападок, не имея возможности защитить себя, так как партийная бюрократия не допускает их до открытых дебатов.

Разделение между нами и ЦК носит характер окончательного разрыва.

Этот разрыв стал очевиден во всей своей полноте во время конференции OLAS в Гаване, когда ЦК не только проигнорировал приглашение на конференцию, но и применял карательные меры и прямое насилие в отношении и тех, кто отправился на Кубу, и тех, кто просто пытался противостоять «пацифистской» и соглашательной линии БКП.

Такие меры были одобрены и ратифицированы решением IV Съезда, прошедшего без участия представителей внутренней оппозиции, превратившегося, таким образом, просто в фарс.

Наша позиция по поводу линии OLAS

Что касается вооружённой борьбы, то мы, как уже было указано ранее, стоим на позиции вооружённой революции.

Что касается непосредственно OLAS, то мы поддерживаем и одобряем «Общую декларацию», принятую на конференции, настаивая на том, что нужно изучать и следовать 20 пунктам в окончании этого документа.

Мы так же принимаем политическую линию «Генеральной Декларации» OLAS.

Герилья – это не очаг

Мы рассматриваем герилью, полностью соглашаясь с Конференцией, в соответствии с пунктом 10 «Всеобщей Декларации» OLAS, утверждающей, что герилья – это эмбрион будущей армии освобождения и наиболее эффективный метод развития революционной борьбы в большинстве стран Латиноамериканского континента.

Но мы не основываем свою концепцию герильи, как это пытаются представить наши враги, на стратегии «очага» (фокизма).

Теоретически, фокизм заключается в том, что небольшая группа вооружённых людей организует партизанский очаг в любой части Бразилии, после чего будет ожидать результатов: возникновения подобных же очагов в разных точках страны. Если бы мы действительно руководствовались данной стратегией, мы приняли бы позицию вооружённого спонтанеизма, сделав, таким образом, фатальную ошибку.

Бразильская герилья не сможет победить, если не будет руководствоваться глобальной стратегией и тактикой.

Это значит, что герилья требует подготовки, и её дальнейшее развитие будет зависеть от этого. Подготовка герильи весьма тяжёлая и очень серьёзная работа, которая не может рассматриваться вскользь. Она требует тренировки бойцов, сбора оружия, выбора территории, установления общей стратегии и тактики, наконец, создания логистических сетей поддержки.

Логистическая поддержка и глобальная структура герильи

План создания логистической поддержки должен быть введён в действие немедленно. Решающее значение создание такой сети играет в городах, так как невозможно победить в сельской партизанской войне без поддержки города. В свою очередь, крестьянин является единицей революционного баланса, и герилью нельзя развернуть, если не проводить работу с сельскими массами, если не наладить связи с ними, если не добиться их поддержки.

Наконец, мы планируем создать общую структуру, необходимую для инициирования и ускорения развития партизанской войны в селе и в городе, в основе которой будут стоять вооружённые ячейки рабочих и крестьян, трансформирующиеся затем в революционную армию освобождения.

Для нас герилья – это революционный авангард в своей основе. Это центр работы всех коммунистов и бразильских патриотов.

Региональный Комитет не имеет никаких оснований для дальнейшего существования

Для планирования и координации различных действий партизанской войны нам необходимо новое руководство. Старый Региональный Комитет БКП штата Сан-Паулу более не может исполнять данных функций.

Вспомогательные органы РК, такие как городские и районные комитеты, студенческий комитет и комитеты профессиональных секторов, являясь частью пацифисткой БКП, так же должны быть игнорируемы.

Партийная структура, куда входит РК и все его вспомогательные органы, принадлежат партии, которая, после своего IV Конгресса, по сути предала революционные идеи.

Комиссии, вспомогательные сектора и все формы организации, порождённые бюрократизмом БКП, являются громоздкими и неэффективными. Более того: царящая внутри них бюрократизация предотвращает и препятствует революционной инициативе простых партийцев. Следовательно, эти сектора не должны существовать.

Политический профессионализм

Политическому профессионализму старой организации так же должен быть положен конец, поскольку именно это породило коррупцию в рядах БКП.

Так называемые партийные функционеры страшатся потерять своё прибыльное место в Центральном Комитете или любом другом руководящем органе в случае высказывания мнения, отличного от мнения руководства.

Напротив, мы поощряем революционный профессионализм, но отношения профессионального революционера с организацией должны строится исходя из интересов революции, а не удовлетворения своих потребностей.

Нам нужна Революционная Организация

Такая организация, как БКП, с огромным количеством руководящих органов и крайним бюрократизмом, не может перейти ни к вооружённой борьбе, ни к партизанской войне.

Сейчас нам нужна тайная организация: небольшая, хорошо структурированная, гибкая и подвижная. Организация авангарда для действия, для практики революционных акций, постоянных и ежедневных, а не для проведения бесконечных встреч и обсуждений.

Надёжная организация, защищённая от информаторов, применяющая эффективные методы безопасности, дабы предотвращать проникновения, выявлять или уничтожать агентов полиции в наших рядах.

Члены этой организации – это мужчины и женщины, которые хотят сделать революцию. Боевики этой организации будут товарищами и подругами по духу инициативы, они будут свободны от бюрократической рутины, не станут полагаться на так называемых помощников и не будут сидеть сложа руки в ожидании приказов сверху.

Никто не принуждает вступать в эту организацию. Те, кто принимает её такой, какова она есть, приходят, чтобы стать частью её, чтобы быть добровольцами революционной войны, чтобы делать революцию.

Революционная демократия

Демократия этой организации есть революционная демократия, где важно действие, которое служит интересам революции, где конкретная инициатива является основной обязанностью.

Принципов, которыми руководствуется эта организация, всего три:

— долг каждого революционера — делать революцию;

— мы не просим разрешения ни у кого на проведение революционного действия;

— мы твёрдые сторонники вооружённого революционного пути.

Отправные точки революционной организации

Организация образовывается по воле революционеров, а не благодаря приказам или разрешениям. Организация вбирает в себя всех коммунистических революционеров, группы и организации, сопротивляющиеся ЦК БКП и не желающие более терпеть произвол руководства партии.

Мы считаем, что пришло время прекратить бесконечные внутренние дискуссии и не терять больше сил на внутреннюю борьбу с ЦК.

Мы не собираемся основывать новую коммунистическую партию, или что-либо подобное. Всё, чего мы хотим – это революционные действия, подготовка и развитие герильи.

Революционные группы

Фундаментом борьбы является создание революционных групп.

Тот, кто вступает в вооружённую борьбу, должен чётко понимать, что он становится перед лицом яростной реакции, и должен быть готов к этому. Громоздкие и малоподвижные организации несут смерть для революционеров. Эту опасность мы видим в продолжении существования муниципальных комитетов и структур старой организации.

Революционные группы являются основой революционной организации. Это маленькие группы, состоящие из профессиональных революционеров: наиболее инициативных, имеющих наибольший потенциал к борьбе.

Названия таких групп имеют мало значения.

После создания, им необходимо немедленно переходить к революционным действиям, дабы не создавать благоприятных условий для пустой демагогии.

Мы все без исключения должны основывать революционные группы. Все эти группы должны подчиняться общему революционному командованию. Таким образом, организация способна направлять эти группы на решение первостепенных революционных задач.

Революционные задачи

Не может быть коммуниста или патриота, который не имел бы задачи, которая должна быть исполнена. В противном случае, такой человек не является ни коммунистом, ни патриотом. Революционные группы должны быть способны выполнять любые задачи, включая и наиболее сложные.

Приоритетными задачами являются те, что непосредственно связаны с герильей. На сегодняшний день таковыми являются подготовка герильи и создание материально-технической сети поддержки.

Среди задач подготовки к герилье, мы можем выделить следующие: стрелковая подготовка, отбор и военно-политическое обучение комбатантов. Обучение можно производить посредством пеших походов на природу, где практикуется стрельба и приёмы личной самообороны.

Необходимым так же является захват, фабрикация или покупка оружия, а так же боеприпасов. Не менее важна задача печати и распространения наших материалов. Так же немедленно должны быть организованы группы финансовой поддержки, добывающие денежные средства для поддержки герильи.

Городские группы должны быть прекрасно организованы. Руководители их должны понимать, что главной целью данных коллективов является создание и поддержание в городах атмосферы бунта, что позволит беспрепятственно развиваться партизанам в сельской местности.

Необходимо так же наказывать американцев, действующих в городах или сельской местности. Защита Амазонии и нашего суверенитета от иностранного вмешательства требует исполнения конкретных действий.

Массовое движение трудящихся должно организовываться снизу вверх, содействуя дискредитации синдикальной верхушки, а так же радикализации. Разоблачая правительство, организуя акты фабричного террора, тем самым мы пробуждаем в рабочих дух революционной борьбы.

Следует так же поощрять самозахваты земель бедняками, организуя сельские союзы бедноты, расширяя и углубляя классовую борьбу на селе. Заработав поддержку крестьян, не нужно останавливаться. Следует переходить к новому этапу активной поддержки герильи, вооружая крестьян за счёт средств, экспроприированных у латифундистов.

Женщины и молодёжь должны быть организованы в конкретные группы, которые, помимо общих задач пропаганды, так же могут исполнять и некоторые революционные задачи.

Реализация этого комплекса задач, целью которых является создание логистической базы поддержки будущей герильи, будет основной мотивацией, которая позволит формировать вокруг революционных групп широкую сеть поддержки, охватывающую множество наших граждан, что и является окончательной задачей подготовки герильи на данном историческом этапе.

Почему мы не будем организовывать ещё одну Коммунистическую Партию

Коммунистическая группировка Сан-Паулу является организацией, отличающейся от Коммунистической Партии. Мы не намерены создавать клон БКП, страдающий теми же недостатками, повторяющий старые аргументы и старую партийную структуру, в ущерб немедленной революционной деятельности.

Наша стратегия заключается в непосредственном переходе к действиям, к вооружённой борьбе. Теоретическая концепция, которой мы руководствуемся, заключается в том, что действие рождает фронт борьбы и авангард. Было бы непростительной ошибкой созывать учредительный съезд, избирать руководство, выпускать тактические и программные документы, вынося их на одобрение новых конференций, благодаря чему организация каменеет и бюрократизируется. Эти деформации нам слишком хорошо известны.

Те, кто привык заседать за дискуссионными столами, сегодня уже не являются революционерами. Бразильскими революционерами являются только те, кто приступает к действию, те, кто развязывает революционную войну.

Работать в этом ключе, не оглядываясь на руководство, не вмешиваться в дела других революционных организация, пытаться объединить усилия с ними для организации широкомасштабной герильи – вот наша обязанность и наш революционный долг сегодня.

Партизаны, в конечном итоге, составляют бразильский революционный авангард. Пока их работа идёт в фоновом, незаметном режиме, но они выступают там, где «гориллы» и империалисты меньше всего ожидают.

Пример Героического Партизана Че Гевары ведёт нас вперёд к победе.»

Agrupamento Comunista de S?o Paulo, Сан-Паулу, февраль 1968

Но наиболее полно цели и методы революционной войны Карлос Маригелла изложил в своем знаменитом «Миниучебнике городского партизана».

Эти концепции сильно отличаются от проведываемой французским интеллектуалом Режи Дебре идеи «фокизма» — сельского партизанского очага, которую некоторые публицисты стараются приписать Карлосу Маригелле (как впрочем и самому Че).

Маригелла пишет, что революционная война должна проявлять себя в форме городской партизанской войны, информационно-психологической войны и сельской партизанской войны, которые неразрывны друг от друга.

Примечательной особенностью «Миниучебника», а также и всех остальных дошедших до нас произведений Маригеллы является постоянно присутствующий в них тезис, что основная цель вооружённой борьбы — пробуждение сознания масс, демонстрация на практике той мысли, что репрессивному аппарату империализма можно не только сопротивляться, но и в конечном итоге его свергнуть. Маригелла приходит к выводу, что в современных условиях мощная индустрия сознания, пропаганда, газетные и телевизионные империи настолько эффективно манипулируют сознанием, что вполне можно говорить о «фашизме средств массовой информации» — репрессиях фашистской элиты по отношению к массовому сознанию.

В таких условиях уже не работают когда-то успешные средства и методы агитации и пропаганды — единственный выход в том, чтобы инициативное меньшинство с помощью дерзких вооружённых акций вначале пробудило народ от гипнотического транса, в который его погружает индустрия сознания. Это и есть вооруженная пропаганда и мобилизация масс. Вместе с тем, если внимательно перечитать эти тексты, то становится понятно, что Маригелла не испытывал иллюзий в отношении того, что такое инициативное меньшинство (и даже само ALN) сможет в течение длительного времени оказывать эффективное сопротивление фашистскому режиму или постараться захватить власть в стране. Такие задачи под силу только массовому народному движению и отсюда его надежды и нацеленность на перерастание герильи в массовое восстание с постепенным созданием национально-освободительной армии.

ЦЕЛИ АКЦИЙ ГОРОДСКОГО ПАРТИЗАНА
Городские партизаны, основываясь на моделях проведения акций со своей определенной техникой, проводят в Бразилии атаки со следующими целями:

A) Для создания угрозы треугольнику, который поддерживает в Бразилии государственную систему и доминирование США; точки этого треугольника — Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу и Белу-Оризонти и его основа — ось Рио-де-Жанейро — Сан-Паулу, где расположен гигантский индустриальный, финансовый, экономический, политический, культурный, военный и полицейский комплекс, который держит в своих руках всю полноту исполнительной власти в стране;

B) С целью ослабления местной охраны или системы безопасности диктатуры, учитывая тот факт, что мы нападаем, а «гориллы» защищаются, и это означает наше стремление вынудить правительство занять оборону со стационарно базирующимися подразделениями полного комплекса национальных служб, с постоянными опасениями нападений на стратегически важные центры и без какого-либо чёткой информации о том, где, как и когда это нападение произойдёт;

C) Для нападения в каждом регионе большим количеством различных малочисленных вооруженных групп, каждая из которых сама себя поддерживает и действует самостоятельно в операционном отношении, что рассеивает правительственные силы при преследовании крайне фрагментированной организации вместо того, чтобы дать возможность диктатуре сконцентрировать репрессивные силы на разрушении работающей по всей стране единой организованной организации;

D) Для доказательства боевитости, решимости, стойкости, целей и постоянства в борьбе против военной диктатуры, чтобы позволить всем недовольным последовать нашему примеру и сражаться с использованием городской партизанской тактики. Тем временем правительство, со всеми его проблемами, будучи неспособным остановить партизанские операции в городе, будет терять время, испытывать прогрессирующее истощение и, наконец, будет вынуждено отвести репрессивные подразделения, чтобы усилить охрану банков, промышленных объектов, складов оружия, военных казарм, тюрем, государственных офисов, радио и телевизионных станций, американских фирм, резервуаров для хранения газа, нефтеперегонных заводов, судов, самолетов, морских портов, аэропортов, больниц, поликлиник, центров по переливанию крови, складов, гаражей, посольств, резиденций видных членов режима, вроде министров и генералов, полицейских участков и официальных организаций и т.п.;

E) Для постепенного усиления дезорганизации в результате действий городских партизан при непрекращающемся нарастании неожиданных атак с таким расчетом, чтобы правительственные подразделения не смогли покинуть регион городов без того, чтобы подвергнуть риску эти города, и уйти для преследования партизан во внутренней части страны, тем самым позволяя восстанию расшириться и на побережье и во внутренней части страны;

F) Для того, чтобы лишить армию и полицию, их командный состав и их помощников относительного комфорта и спокойствия в их казармах и обычного отдыха, обречь их на постоянную тревогу и все возрастающую напряженность в ожидании нападения или в поиске следов тех, кто исчезает без следа;

G) Для того, чтобы избежать открытого столкновения и решающего боя с правительством, ограничивая борьбу краткими и быстрыми молниеносными нападениями;

H) Для того, чтобы обеспечить максимальную свободу маневра и проведения операций городского партизана без какого-либо отказа от использования вооруженного насилия с постоянным целью оказания помощи в организации развёртывания сельской партизанской войны и поддержки строительства революционной армии для национального освобождения.

Наиболее важными целями для атак партизан являются следующие объекты:

A) кредитные учреждения;

B) коммерческие и промышленные предприятия, включая производящие оружие и взрывчатые вещества;

C) военные учреждения;

D) комиссариаты и полицейские участки;

E) тюрьмы;

F) собственность правительства;

G) средства массовой информации;

H) фирмы и собственность США;

I) правительственные транспортные средства, включая военные и полицейские, грузовики, бронированные транспортные средства, транспорты для перевозки денег, поезда, суда и самолеты.

Но не забывает Маригелла и об опасности прихода демократии (о парламентской проституции и демократическом отстойнике) , которую империалистических стратеги и их местные клерки всегда держат про запас. Подобная попытка тушения революционной активности была , правда безуспешно, применена в Аргентине 1973 году и успешно в Чили в конце 80-х.

В заключении «миниучебника» Маригелла пишет.

«Когда милитаристы и диктатура окажутся на краю пропасти и испугаются последствий революционной войны, которая уже продвинулась далеко вперед и приобрела необратимый характер, в рядах правящих классов всегда найдутся пацифисты и правые оппортунисты, сторонники ненасильственных методов борьбы, которые будут за кулисами пожимать друг другу руки и болтать всякую ерунду, выпрашивая у палачей выборов, «возвращения к демократии», конституционных реформ и другую чепуху, предназначенную для массы дураков, надеясь с помощью этого остановить революционное восстание в городах и сельских районах страны.

Однако, наблюдая за действиями революционеров, люди теперь понимают, что это фарс, участие в голосовании имеет единственную цель — гарантировать продолжение военной диктатуры и сокрытие преступлений.

В борьбе против этого фарса выборов и так называемого «политического решения проблемы», к которому призывают оппортунисты, городской партизан должен стать более агрессивным и использовать больше насилия, прибегая для их срыва без всякого колебания к саботажу, терроризму, экспроприациям, нападениям, похищениям, казням и т.п.

Любая попытка оболванить массы открытием Конгресса и реорганизацией политических партий, как правительственных, так и разрешенных «оппозиционных», когда парламент и так называемые «партии» действуют только по разрешению военной диктатуры, означает участие в настоящей «комедии марионеток» или напоминает «собак на привязи».

Роль городского партизана заключается в том, чтобы получить поддержку народа и он продолжает бороться, имея в виду интересы масс и усиливая бедственную ситуацию, в которой будет вынуждено действовать правительство. Эти бедственные для диктатуры обстоятельства позволят революционерам начать партизанскую войну в сельской местности одновременно с расширением не поддающегося контролю городского восстания.

Городской партизан занят в революционном действии во имя народа, и с этим связано участие масс в борьбе против военной диктатуры и для освобождении страны от ига Соединенных Штатов. Начавшись в городе и опираясь на поддержку народа, при одновременной организации продуманной инфраструктуры, партизанская война в сельской местности будет быстро прогрессировать, в то время как в городах восстание будет продолжаться и дальше. »

До последнего момента Маригелла надеется на революционное преображение всего народа и верит в слом культурно-политической гегемонии буржуазии и отсюда его основной тезис, звучащий призывом:

ГОРОДСКАЯ ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА — ШКОЛА ПАРТИЗАНСКИХ КАДРОВ

«Революция представляет собой социальный феномен, который зависит от людей, оружия и ресурсов. Оружие и ресурсы в стране есть и они могут быть взяты и использованы, но чтобы это сделать, необходимо люди. Без них оружие и ресурсы бесполезны и не представляют никакой ценности. Со своей стороны, люди должны иметь два основных и необходимых обязательных качества:

A) иметь политическое и революционное сознание;

B) иметь необходимую техническую и революционную подготовку.

Люди, имеющие светлые головы и политическое и революционное сознание, находятся среди широких слоев врагов военной диктатуры и империализма США.

Почти ежедневно такие люди втягиваются в городскую партизанскую войну и по этой причине, как бы реакция вновь не объявляла, что она расстроила планы революционеров, — все снова видят их возрождение из пепла.

Лучше обученные, наиболее опытные и просвещенные как в городской, так и в сельской, партизанской войне люди составляют основу революционной войны и, следовательно, бразильской революции. На этой основе создаётся костяк революционной армии национального освобождения, увеличивающейся в ходе партизанской войны.

Именно они представляют собой центральное ядро, а не укрывшиеся в разного рода организационных структурах бюрократы и оппортунисты, не любители пустых рассуждений, не авторы стандартных резолюций, которые всегда остаются только на бумаге, а люди борьбы. Это люди с самого начала определились и готовы на все, они лично участвуют в революционных действиях, они не дрожат от страха и не обманывают.

Это ядро является идеологически неортодоксальным и дисциплинированным. Оно имеет стратегическое и тактическое видение ситуации, базирующееся на основе марксистско-ленинской теории и идей Ф. Кастро и Че Гевары применительно к конкретным условия бразильских реалий. Это ядро поведет за собой восстание через стадию партизанской войны.

Отсюда придут мужчины и женщины с единым и целостным военно-политическим мировоззрением, их задача состоит в том, чтобы стать будущими лидерами в строительстве нового бразильского общества после триумфальной победы революции.

Всё больше мужчин и женщин выбирают для себя путь работы во имя партизанской войны; крестьяне, пришедшие в город в поисках работы, возвращаются в сельскую местность политически и технически подготовленными, неортодоксальными студентами, представителями интеллигенции, священниками. С этим материалом мы строим, начиная с городской партизанской войны, вооруженный союз рабочих и крестьян вместе со студентами, интеллигенцией и священниками.

Рабочие имеют огромные познания в промышленной сфере и лучше подготовлены для решения революционных задач в городе. Рабочий в роли городского партизана участвует в борьбе, производя оружие, предпринимая акты саботажа и подготавливая саботажников и взрывников, а также лично участвуя в вооруженных действиях или организуя забастовки и частичный паралич работы на фабриках, предприятиях и других рабочих центрах, сочетая их с актами массового насилия.

Крестьяне имеют необыкновенную интуицию, знание местности и необходимые способности для установления контакта с бедняками. Партизан-крестьянин уже участвует в нашей борьбе, и это он создает ядро партизанского отряда, организует пункты поддержки в сельской местности, устраивает тайники для людей, оружия, амуниции, снаряжения, организует сев и сбор урожая зерна для использования в партизанской войне, выбирает пункты транспортировки, места откорма скота и источники поставки мяса, обучает проводников, которые показывают путь сельским партизанам и создает информационную службу в сельской местности.

Студенты представляют собой грубое политическое сырье, и потому они часто нарушают все правила. Но когда они объединены в городской партизанской войне, а теперь это имеет место во всё более широком масштабе, то здесь они проявляют особый талант в деле революционного насилия и довольно быстро приобретают высокий уровень политического, технического и военного умения. Студенты имеют много свободного времени, потому занятия часто приостанавливают, диктатура исключают студентов из учебных заведений, так что они начинают проводить свое время с пользой для революции.

Интеллигенция составляет авангард сопротивления произволу, социальной несправедливости и ужасной жестокости диктатуры «горилл». Она распространяет революционный призыв и имеет большое влияние на людей. Городской партизан-интеллигент или художник является наиболее современным из сторонников бразильской революции.

Религиозные деятели, то есть священники и религиозные люди различных уровней и убеждений представляют собой тот слой, который имеет особую способность связываться с людьми, особенно с рабочими, крестьянами и бразильскими женщинами. Священник, являющийся городским партизаном, представляет собой активный компонент в продолжающейся бразильской революционной войне и большую силу в борьбе против власти военных и империализма США.

Что касается бразильской женщины, то ее участие в революционной войне и особенно в городской партизанской войне, отмечено непревзойденным духом борьбы и упорством. Не случайно так много женщин было обвинено в участии в партизанских действиях против банков, военных центров, и т.п. и так много их находится в тюрьмах, а другие разыскиваются полицией.»

Вооружённая борьба революционеров так и не смогла вызвать в Бразилии настоящего революционного взрыва (все бразильские партизанские организации были в начале 1970-х годов ликвидированы в результате жесточайших репрессий). Мировая верхушка сменила военно-диктаторскую форму режима на демократическую лишь к середине 1980-х годов, к тому времени, когда сумели воспитать новое поколение с нужным жрецам капитализма сознанием, а глобальный капитал так и продолжает удерживать Бразилию в своих цепких лапах.

Боевая структура, вооруженные и информационные действия ALN Карлоса Маригеллы

«Я сижу на нуле,-/ Дрянь купил жене — и рад./А у Пеле – шевроле/В Рио-де-Жанейро» пела пропаганда КПСС советским обывателям 70-х устами, якобы гонимого, в. Высоцкого, … и ни слова о Карлосе Маригеллы и его бойцах. Тем временем операции ALN получают всемирный резонанс.

После того, как «Коммунистическая Группировка» реорганизуется в «Национально-Освободительное Действие» (A??o Libertadora Nacional), организация делится на три отдела: «Группу Стратегической Работы» (Grupo de Trabalho Estrat?gico), ответственную за организацию и развитие сельской герильи; «Тактическую Вооружённую Группу» (Grupo T?tico Armado), организующую и исполняющую вооружённые действия в городах; и «Группу Действия» (Grupo de A??o), которая должна была развивать массовую борьбу. Существовали так же «Независимые группы» (Grupos Independentes), игравшие роль вспомогательных сил, чётко не связанных ни с одним отделом. Руководство над всеми группами осуществляли Региональные Советы, которые подчинялись Национальному Совету.

В конце 1968 года Маригелла, проанализировав первые опыты вооружённой деятельности, выпускает стратегический документ «Вопросы организации», в котором заявляет, что, не отказываясь от своих принципов, AC/SP должна содействовать вовлечению в революционную войну как можно большего количества людей, относящихся к различным общественным слоям, заинтересованных в смене режима. Для этого, по мнению руководителя, необходимо осуществлять яркие публичные вооружённые акции («акции вооружённой пропаганды»), которые найдут максимальный эмоциональный отклик у населения.

Документ призывает так же к созданию «Центра Самосовершенствования»: своеобразной военно-политико-философской школы воспитания кадров и руководителей, необходимых для дальнейшего расширения структуры и увеличения численности.

Трудно говорить о численности рядов ALN, который с самого своего начала работал в подполье. Как правило, когда касаются «Национально-Освободительного Действия», говорят о крупнейшей бразильской вооружённой организации. Например, Моисей Виньяс утверждает, что Маригелла и Феррейра увели с собой из партии около 10 тысяч активистов. Элио Гаспари в своих оценках более реалистичен: по его подсчётам, к 1969 году в рядах ALN насчитывалось не более 300 боевиков.

Оперируя этими вышеописанными концепциями и структурой, ALN начал свои действия в 1967 году, но без публичной идентификации себя как революционной организации.

Первая акция состоялась в Сан-Паулу, в муниципалитете Президенте Эпитасио. Безо всякой конфликтной подоплёки, фермер Жозе да Консейсау Гонсалвеш, боевик ALN, вместе с другими крестьянами совершил налёт на дом местного крупного землевладельца и убил его.

Первые городские акции, направленные, главным образом, на добычу средств для финансирования сельского фронта, были осуществлены анонимно. Идея заключалась в том, чтобы полиция думала, что данные операции были совершены не революционной централизованной организацией, а различными группами бандитов. Таким образом, было осуществлено около десятка налётов на банки и инкассаторские машины. Был даже экспроприирован поезд, следовавший по маршруту Сантос – Жундиай: операция, которую Маригелла возглавил лично.

В 1968 году нападения усилились. В то время как одни боевики ALN занимались экспроприациями , другие усиленно подыскивали регион, пригодный для создания опорных баз будущей герильи.

Обнаружение полицией существования революционной организации произошло лишь в конце 1968 года, когда один из участников очередного налёта на банк был идентифицирован и арестован. Под пытками он сообщил властям о существовании ALN. Однако этот факт не снизил активности организации. Потому что, с одной стороны, полиция была совершенно не готова к противостоянию с группой подобного типа, а с другой – потому что ALN в первой половине 1969 года значительно укрепил свою структуру за счёт боевиков, вернувшихся с Кубы после прохождения там усиленной военно-политической подготовки.

В течение практически всего времени своего существования, — с 1967 по 1974 гг.,- ALN посылал своих бойцов на Кубу для прохождения боевой подготовки. Среди всех организаций, чьи боевики получали образование на Острове Свободы, контингент «Национально-Освободительного Действия» был самым многочисленным. Между 1967 и 1970 годами, на Кубу были отправлены четыре команды, насчитывающие, в общей сложности, 92 человека. Обучение включало в себя стрелковую подготовку, инструктажи по обращению со взрывчатыми веществами, а так же технические курсы, посвящённые фабрикации оружия и бомб. Существовали так же тренинги по выживанию в диких природных условиях, проходили учебные бои с кубинской армией.

Для Маригеллы главным условием обучения являлся только военный аспект – кубинцы не должны были никак вмешиваться в политическую линию ALN, хотя возвращавшиеся с Кубы бойцы отличались особым напором и непримиримостью в боях с режимом.

В июле 1968 комбатанты «Первой Армии ALN» возвращаются с Кубы, и инициируют хорошо подготовленные в военном отношении вооружённые акции. Не останавливаясь на достигнутом, Маригелла тотчас же приступает к организации ещё одной группы («Вторая Армия ALN» или «Группа 25-ти»), которая так же отправляется на Остров Свободы, где и проходит усиленный курс военно-политической подготовки в период с марта по сентябрь 1969 года.

Итак, при поддержке «Первой Армии», «Коммунистическая Группировка», ведомая жаждой деятельности, организует и проводит первые серьёзные вооружённые акции:

— Нападение на «Торгово-промышленный Банк» на проспекте Сан Габриель;

— Нападение на финансовое агентство «Alameda Barros» на проспекте Анжелика;

— Ограбление почтового поезда, следовавшего по маршруту Эстрада де Ферру Сантус – Жундиан;

— Нападение на автомобиль с деньгами агропромышленной корпорации «Massey Ferguson» в Альто де Пиньейрос;

— Нападение на дом коллекционера оружия в Аламедия Рибейран Прету;

— Взрыв автомобиля, принадлежащего сотруднику Департамента Полиции и Общественного Порядка (DOPS) в Сан-Паулу, на проспекте Маржиналь;

— Взрыв в доме директора телекоммуникационной компании «Contel»;

— Нападение на оружейную фабрику «Ind?stria Rochester» в Моги Дас Крузес.

Эта последняя акция представляла собой наиболее дерзкую и сложно-организованную вылазку, когда около тридцати боевиков на пятнадцати автомобилях обезвредив охрану, экспроприировали 23 ящика с динамитом, 21 трубку пластида и 4 мешка хлората калия.

Операции AC/SP 1968 года были ограничены исключительно районом Сан-Паулу, и принесли в казну организации более 530 тысяч крузейро, а так же позволили значительно увеличить арсенал группы. (По подсчетам некоторых исследователей за время герильи ALN экспроприировала порядка миллиона долларов — по тем временам солидная сумма).

12 октября 1968 года, в Сан-Паулу совместно с боевиками VPR был убит капитан армии США Чарльз Родни Чендлер, идентифицированный агент ЦРУ , который прибыл в Бразилию под видом студента-заочника Школы Социологии и Политики для консультаций военной хунты в деле борьбы с герильей.

Так же в 1969 году ALN совместно с «Революционным Движением 8 октября» осуществил похищение американского посла в Бразилии, для обмена на пленных товарищей.

В 1969 году национальным координатором ALN был назначен Жоаким Камара Феррейра («Толедо»), несмотря на то, что сам Карлус Маригелла продолжал часто переезхать, координируя или разрабатывая стратегические направления герильи внутри страны.

В начале года ALN несёт большие потери в Сан-Паулу.
Но несмотря на жесткие репрессии ALN продолжает борьбу. В этом же месяце ALN исполнил теракт в представительстве американской корпорации «Allis-Chalmers» на проспекте Агуа Бранка, а так же нападение на ювелирный магазин в Аламеда Жау.

27 мая для того, чтобы увеличить арсенал организации, а так же деморализовать вооружённые силы, и сделать достойную рекламу организации, вооружённая команда из шести человек осуществляет нападение на гарнизон 15 Батальона Вооружённых Сил в Сан-Паулу на проспекте Крузейро ду Суль.

В этой же операции ранение в спину получил боец Франсиску Гомес да Силва, однако, из-за тяжести травм, хирург ALN на этот раз не решился оперировать Да Силву, и он был оставлен своими спутниками в больнице «Боа Эсперанса». Увидев, что причиной травмы являлось пулевое ранение, доктора решили сообщить об этом в полицию. Но Боанержес Масса, Элиана Тоскано Замиховски и Паулу де Тарсу Венсеслан не допустили ареста своего товарища: взяв хирургов в заложники, они угнали карету скорой помощи и под страхом смерти заставили докторов прооперировать раненого товарища в домике на пляже в Сантусе, принадлежавшем активистке ALN Сандре Бризоле.

Продолжая свою революционную деятельность, «Национально-Освободительное Действие» в следующие месяцы осуществляет серию экспроприаций банков, супермаркетов и транспортных компаний, «разбавляя» эти акции вооружённой пропагандой:

16.06 Взрыв бомбы в лифте представительства «Бразильского Информационного Канала» (TV CBI);

23.06. Нападение на офис автобусной компании «Via??o Leste-Oeste»;

26.06. Теракт против электроподстанции «Light» в Пикете;

08.07. Нападение на финансовое агентство «Банка Бразилии» в Санту-Андре;

12.07. Одновременное нападение на офис «Союза Бразильских Банков» и «Федеральную Экономическую Кассу» на проспекте Гуарапира в Жасанане;

15.07. Первое нападение на офис финансового агентства «Bradesco» на улице Мажор Диого;

24.07. Вооружённое нападение на представительство «Культурной Ассоциации Бразилия – США» на улице Оскара Порту;

Конец июля: нападение на супермаркет «P?o de A??car» в Байрро Пиньерос;

18.08. Нападение на отделение «Коммерческого Индустриального Банка» на проспекте Сан Габриель;

24.08. Теракт против офиса электрокорпорации «Light»;

24.08. Расстрел витрины супермаркета «Mappin», где выставлена экспозиция, посвящённая «Недели Армии»;

29.08. Нападение на инструментальную компанию «Berse Ltda» на улице Аугустиньо Гомеса;

06.09. Взрыв бомбы в Епископальном Дворце;

09.09. Нападение на финансовое агентство «Итало-американского банка» на улице Памплона;

22.09. Второе нападение на офис финансового агентства «Bradesco» на улице Мажор Диого.

Летом 1969 года партизаны начинают рассылать по воинским частям призывы к военным переходить на сторону революции, следуя примеру виртуоза бразильской герильи Карлуса Кемарки. Кроме того, в адреса иностранных посольств рассылались тексты следующего содержания:

«Офицеры и сержанты дезертируют из армии и присоединяются к революционерам, унося с собой самое современное оружие и амуницию. Именно так поступил капитан Карлус Ламарка. Сержант Престес и его товарищи были освобождены из военной тюрьмы городскими герильерос. Американский шпион Чарльз Чендлер был казнён бразильскими патриотами, так же являвшимися военнослужащими, перешедшими на революционную платформу. Революционная война набирает ход, шествуя по стране вооружившись теориями Карлуса Маригеллы. Пожалуйста, уведомите своё правительство о сложившейся ситуации, т.к. бразильская диктатура пытается скрыть происходящее. Салютуем. Национально-Освободительное Действие».

15 августа команда из двенадцати человек захватила центральную студию «Национального Радио» в Пирапоринье, муниципалитет Диадема, Сан-Паулу. В ходе операции у охранника был отобран пистолет, а директору радиостанции Либорио Шуку – «дали в рыло» . Вышедший в прямой эфир партизан Жильберту Лусиану Белок зачитал манифест Маригеллы «К бразильскому народу», в котором лидер ALN призвал своих товарищей к усилению боевых действий в городе, дабы отвлечь репрессивные силы от сельской местности, где, в свою очередь, ALN призвало к развертыванию сельской герильи.

Не менее полезными в деле развития психологической войны, запугивании и деморализации репрессивных сил государства, становятся нападения на полицейские патрули и уличные посты. Хотя солдаты и полицейские были серьёзно вооружены, партизаны довольно легко заставали сотрудников врасплох, разоружали их, сжигали машины и насмехались на глазах прохожих.

Крайне эффективным методом психологического давления являлись прямые угрозы сотрудникам гражданской и военной полиции: довольно распространённым явлением были телефонные звонки, во время которых боевики ALN зачитывали агентам распорядок дня их жён или детей, хотя со временем этот метод ослаб, когда военные поняли, что геваристы неспособны совершить какое либо насилие против их домочадцев.

Интересный случай произошел, когда за несколько дней до 7 сентября, ALN направило властям Сан-Паулу грозный манифест, в котором революционеры требовали запретить все торжества, посвященные ура-патриотическому «Дню Родины» (дню национальной независимости). В противном случае, организация угрожала провести серию диверсий.

В начале октября 1969 года заработала зарубежная информационная сеть ALN, выстроенная отцом Освальду. Маригелла даёт сенсационное интервью французскому журналу «Фронт», опубликованное под заголовком «Бразилия будет новым Вьетнамом». В момент выхода номера, сам Карлус Маригелла был уже убит.

Еще в 1967 года Городской Комитет БКП Бразилии, практически полностью состоявший из сторонников герильи, воодушевлённый концепциями «Революционного Течения», начал подготовку к вооружённой борьбе. Под наблюдением членов ЦК Горкома местные коммунисты в местечке Паракати организовали солидный тренировочный лагерь, где практиковались упражнения в стрельбе, работе со взрывчатыми веществами, а так же марш-броски и физические занятия. После VI Конгресса БКП коммунистическая группа Бразилии под лидерством адвокатов Томаса Мигеля Прессбургера и Раймунду Нонату дус Сантуса в полном составе покидает партийные ряды, сближаясь с «Крылом Маригеллы».

На базе этой группы Маригелла пытается начать разветывать в Центральной Бразилии сельскую герилью. Но сразу после первых акций арестовываются многие руководители. Пытавшиеся продолжить развитие сельской сети Жозе Карлус Видаль и Жеова Ассис Гомес пропадают в застенках полиции к концу 1969 года.

Развить сельскую герилью в Бразилии так и не получилось.

Что бы иметь представление о вооруженной агитации Карлоса Маригеллы интересно посмотреть отчеты главных газет, выпускавшихся ALN: «O Guerrilheiro» (Партизан), «Venceremos» (Мы победим) и «Guerrilha Oper?ria» (Рабочая Герилья), которые активно распространялись не только внутри революционного лагеря, но и непосредственно во время вооружённых акций, в школах, университетах, на заводах и фабриках, где они передавались из рук в руки.

В акции по экспроприации металлургической фабрики, авторы отчёта настаивают на необходимости политического обучения рабочих посредством «вооружённых лекций о войне народа против эксплуататоров»:

«В 13 часов 10 февраля революционная команда экспроприировала два карабина СВС 22 калибра, револьвер 38 калибра и 270 миллионов крузейро у металлургической фабрики, принадлежащей североамериканской корпорации «Mangels Industrial», расположенной в пятистах метрах от автопарка 2 Военного Округа в Ипиранга. В ходе акции экспроприации члены вооружённой революционной команды провели перед работниками необходимую лекцию, посвящённую народной войне против эксплуататоров» (Venceremos №1, апрель 1971)

«Экспроприация в Асос Вилларес.

«Днём 10 марта партизанская команда, состоящая из бойцов « Movimento Revolucion?rio Tiradentes» и «A??o Libertadora Nacional», ворвалась и оккупировала завод в Асос Вилларес.

Таким образом была исполнена экспроприация денежных средств, предназначенных для закупки оружия и боеприпасов для национально-освободительной войны. Герильерос так же расписали стены завода фразами «Долой боссов, вооружайся и сражайся!»

Рабочие, ставшие свидетелями операции, никоим образом не противодействовали партизанам, рассматривая их как своих товарищей по борьбе. В ходе братской беседы, были объяснены цели нашей борьбы, нашедшие полное одобрение среди трудящихся: борьба бедных против богатых, рабочих против боссов, за рабочую власть, свободу собраний, обсуждений, забастовок и т.д. Мы указали, что этих целей можно достигнуть только с оружием в руках» (Venceremos №2, май 1971)

Как мы видим, экспроприация имела двойную цель: добыча денег для организации, а так же поиск одобрения своих действий со стороны рабочих посредством пропаганды. Помимо экспроприаций и акций против эксплуататоров, ALN так же проводило чисто символические операции. Именно подобного рода акцией было первомайское вторжение боевиков в «буржуазный ресторан»:

«Герильерос захватили буржуазный ресторан. Или вернуть Родину, или умереть за Бразилию!

«В то время как министр Барата расточает комплименты в адрес рабочих, герильерос «A??o Libertadora Nacional» показали, что 1 мая – это день войны, а не день фиктивных торжеств, как хотели бы эксплуататоры. В этот день команда «Марилена Вилас Боас» (названная в честь нашей боевой подруги, которую реакция захватила раненой после перестрелки в Гуанабара, и которое позднее умерла под пытками) вторглась в ресторан «O Hungaria», где частенько собирается элита эксплуататоров. Таким образом, мы продолжили войну против угнетателей, разбазаривающих деньги, заработанные на поте рабочих, покупая престижную еду и напитки, и способных потратить миллион за одну ночь. Буржуазные паразиты были разложены на полу ресторана и автоматы герильерос дали понять им, что приближение войны, которая позволит устранить буржуазию как паразитирующий и эксплуататорский класс, неизбежно» (Guerrilha Oper?ria №1, май 1971)

Интересным является момент, где партизаны квалифицирую Первое мая как «день войны», а не «день фиктивных торжеств», тем самым намекая на то, что официальные профсоюзы стремятся отвлечь трудящихся от борьбы, несмотря на то, что первомайские выступления рабочих 1968 года были ещё в памяти у многих.

Революционная пропаганда шла ещё дальше, расширяя концепцию «борьбы против боссов» далеко за пределы заводов и фабрик, ибо невозможно было не видеть бразильских трущоб и огромных масс безработных и деклассированных элементов, растущих год от года:

Герильерос в Вила Пальмарес.

17 мая в 10:30 утра герильерос, развеяв все сомнения, показали, на чьей стороне они стоят и против кого воюют с оружием в руках.

В этот день партизанская команда захватила грузовик-рефрижератор компании «Frigorifico Swift» в Санту Андре, и привела его к фавеле Вила Пальмарес, где весь продуктовый груз был распространён среди нуждающихся. Герильерос сообщили обитателям трущоб, что только с оружием в руках можно забрать у больших начальников то, что принадлежит им по праву, и что революция в Бразилии будет осуществлять именно эту тактику: экспроприацию крупных капиталистов» (Guerrilha Oper?ria №1, май 1971)

Та же акция более подробно описана в газете «Venceremos», где её рассматривают более аналитически; согласно этому взгляду, нужно объяснять народу, помимо всего прочего, что «вооружённые действия указывают путь к справедливости и захвату власти народом, для того, чтобы он сам управлял своей судьбой»:

«В 10:45 17 мая два городских партизана захватили грузовой автомобиль «Фольксваген», принадлежащий империалистической компании «Swift». Обезвредив водителя, товарищи направили автомобиль в сторону Вила Пальмарес, к рабочей фавеле муниципалитета Санту Андре.

Хижины, сделанные из дерева и жестяных листов. Большое количество бедно одетых или вообще нагих детей, явно голодающих. Рабочих нет в своих домах: в течение дня они мостят улицы, работают на заводах или грузят цемент и песок для строительства. Каждый упорно трудится, чтобы получить свою жалкую минимальную заработную плату. В Вила Пальмарес так же множество безработных, выкинутых из жизни людей. (…)

В то время как люди разбирали продукты, партизаны раздавали им листовки. Наша подруга, в чёрном берете и с пистолетом-пулемётом на боку, бойко общалась с местным населением, отвечая на многочисленные вопросы по нашей революционной позиции.

Среди всего прочего, местным жителям были даны следующие разъяснения:

— что пища, одежда, жильё, образование и здравоохранение созданы усилиями и страданиями рабочих, а, следовательно – принадлежат им по праву

— что вооружённые действия указывают путь к справедливости и захвату власти народом, для того, чтобы он сам управлял своей судьбой и распределял национальные богатства страны по мере надобности

— что герилья, это путь к единству народа, к освобождению от североамериканской эксплуатации

— что герилья это фактор строительства национального самосознания» (Venceremos №2, май 1971)

Забастовки, даже те, которые проходили без непосредственного участия герильерос, так же были освещены в газетах ALN, поскольку идеологи организации считали, что «забастовки так же служат рабочей герилье»:

«Рабочие забастовки.

Рабочие-металлурги, химики и гражданские строители штата Сан-Паулу недавно провели несколько забастовок, с требованиями немедленной выплаты заработной платы. Перестали работать на несколько часов индустрии в Гояне, Тамо, Марбразе и Текнофиме, пока эксплуататоры не погасили задолженность. На предприятии в Конспедра забастовка продолжалась два дня, и рабочие здесь требуют не только погашения задолженности, но и увеличения заработной платы. ЗАБАСТОВКИ ТАК ЖЕ СЛУЖАТ РАБОЧЕЙ ГЕРИЛЬЕ!

В начале этого года, 1800 работников фирмы «Деодоро» в Гуанабара объявили стачку с требованиями выплаты 13 зарплаты. В этот же момент бастовали рабочие предприятий в Ленаре, в Паракамби, требуя выплаты зарплаты и замены профсоюзного представителя, назначенного самим работодателем. Эти стачки показывают рабочим путь для продолжения борьбы против боссов и военной диктатуры» (Venceremos №3, июнь 1971)

Маригелла, в свою очередь, ещё в начале своего партизанского пути, одобрял подобную форму борьбы, и вывел теорию её прогрессивности:

«Когда мы в поддержку стачек и забастовок будем усиливать удары в форме оккупаций заводов или похищений работодателей и менеджеров, рабочие, в свою очередь, станут ещё одним полем вербовки для вооружённых революционных групп». ( «Перспективы Бразильской Революции»)

Согласно данной траектории, герильерос действительно усиливали свои «удары», направленные на повышения популярности организации внутри рабочих масс: например, фабрики оккупировались в день выплаты зарплат, и герильерос насильно осуществляли «перераспределение благ», «сокращая» зарплату топ-менеджеров, и повышая за счёт этого оплату простых рабочих, причём заводовладелец не мог знать, кому и сколько выплатили. Так же приняла большой размах деятельность по розыску «стукачей» и «сотрудничающих с хозяином» внутри рабочей среды, а так же штрейкбрейхеров, которые подвергались жестоким побоям со стороны герильерос, что так же приносило ALN симпатии рабочих и простого народа.

Церковь и Маригелла

В 1969 году ALN становится всё более структурированной организацией, расширяет своё влияние по всей стране, получая поддержку студенческих и рабочих секторов, а так же некоторых служителей Католической Церкви. Организация имеет сеть здравоохранения, логистики, печати. Одной из важнейших баз поддержки, где происходили заседания национального командования, являлся дом французского промышленника Жака Эмиля Фредерика Брейтона, сочувствующего бразильской революции, на улице Соуза Рамос (Вила Мариана), отношения с которым наладил Паулу де Тарсу Венсеслау, координатор логистической сети ALN.

Другим ключевым пунктом материально-технического сектора «Национально-Освободительного Действия» являлся монастырь монахов-доминиканцев в квартале Пердизас, роль которого со временем всё возрастала.

В январе 1969 года, после ограбления Карлусом Ламаркой арсенала 4 Пехотного полка и последующих арестов в Итапесерика да Серра, вскрылись связи, которые поддерживались между боевиками VPR и фреем Бету. Напуганный возможностью ареста, монах покидает свой дом, переезжая на конспиративную квартиру, предоставленную «Народным Революционным Авангардом». Однако, после ареста в марте члена VPR Исаиса де Вале Алмада, власти вновь раскрывают местонахождение мятежного монаха. В панике, фрей Бету направляет прошение провинциальному приору Доминиканского Ордена фрею Домингусу Майя Лейте о переводе его в Семинарию Кристу Рей в Сан Леопольду (Риу-Гранди-ду-Суль). Прошение удовлетворено, брат-доминиканец с облегчением покидает ставший опасным город.

В июле монах вызван в Сан-Паулу, где Маригелла возлагает на него миссию организации схемы тайной переброски скрывающихся товарищей в Монтевидео. Связавшись с уругвайским собратом, таким же революционным христианином, отцом Вериссимо, фрей Бету успешно монтирует «коридор» между городами Адуана (Бразилия) и Ривера (Уругвай).

Система работала. Фрей Бету получал шифрованные телефонные сообщения из Сан-Паулу от фрея Фернанду, так же сотрудничавшего с ALN. Используя свои связи среди местного клира, монах размещал прибывших комбатантов в местной церкви. После чего, из Сан-Леопольду он перемещал их на автомобиле в Сантана ду Леваменту, на самую границу с Уругваем, откуда беглецы своим ходом следовали в сторону Риверы, где их уже поджидал падре Вериссимо, сопровождавший беглецов далее в Монтевидео.

Таким вот образом, фрею Бету удалось переправить в Уругвай, в разное время, семь человек. Восьмой, Жозеф Бертольд Кальверт 26 октября 1969 был арестован на границе, так и не сумев достичь Риверы.

Другой доминиканец, фрей Освальду, оказывал неоценимую помощь в передвижении Маригеллы по стране. С помощью братьев-доминиканцев, ему удавалось надёжно укрывать от взора полиции руководителя ALN.

В конце мая 1969 года фрей Освальду был направлен в Рио-де-Жанейро для укрепления местной структуры AC/SP и передаче своего опыта молодым революционерам.

С прибытием опытного и предприимчивого координатора, группа Фаяля в Рио-де-Жанейро возобновляет свою деятельность. Уже более подготовленные отцом Освальдо боевики 12 июня грабят финансовое агентство «Уругвай», принадлежащее «Банку Боа Висты», забирая 4 тысячи крузейро. Фрей Освальду, приложивший неимоверные усилия к обучению комбатантов, ликовал.

Получив уверенность в собственных силах благодаря этому нападению, структура «Национально-Освободительного Действия» в Рио-де-Жанейро провела в течение июля 1969 года следующие экспроприации:

— 08.07. финансового агентства «Сан-Кристован», принадлежащего «Территориальному Кредитному Банку» на улице Бела Виста;

— 12.07. конторы по продаже автомобилей «Novocar» на улице Уругвай;

— 29. 07. финансового агентства «Санс Пенья», принадлежащего «Банку штата Минас-Жерайс» на улице Карлус де Васконселус.

— 27.08. ограблено финансовое агентство «Catete», принадлежащее «Банку Нового Мира».

— 25.09. грабёж агентства «Bonsucesso», принадлежащего «Территориальному кредитному банку».

— 15.10 грабёж агентства «Rua Bela vista», принадлежащего «Банку Байи».

— 29.11. нападение на офис фирмы «Construtora Presidente» на улице Майринк Вейга.

— 05.12. ограбление агентства «Castelo do Banco Bordalo».

— 16.12. ограбление агентства «M?ier», принадлежащего «Банку Байи».

После организации нескольких вооружённых ограблений, добившись значительных результатов в деле подготовки комбатантов Гуанабары, монах-доминиканец, под предлогом прохождения дополнительного обучения богословию, отправился в Европу.

Прибыв в город Фрибург, Швейцария, где должны были проходить курсы теологии, фрей Освальду установил контакты с сотрудниками посольства СССР, которые, правда, не получили развития. Обосновавшись в Швейцарии, и даже получив вид на жительство, доминиканец создал здесь небольшое агентство по распространению революционных бразильских новостей в Европе. Кроме того, она начинает активно сотрудничать с революционным журналом «Фронт», издававшемся в Париже. В Бразилии ключевым сотрудником этого швейцарского агентства являлся фрей Фернанду, который так же был отряжён Маригеллой в помощь фрею Бету по поддержке схемы нелегальной переправки боевиков в Уругвай.

В итоге фрею Освальду удалось создать сеть информационной войны с бразильской диктатурой. Связавшись с Мигелем Арраесом, руководителем «Бразильского Информационного Фронта», мятежный монах учредил агентства распространения революционных новостей в Париже, Алжире и Италии, где поддержку деятельности доминиканца оказывали местные коммунисты.

Ещё одним помощником бразильской герильи ALN являлся фрей Жорже (Джиорджио Калегари), бразилец итальянского происхождения, имевший связи с Издательством «Фельтринелли», которое, в том числе, опубликовало на итальянском языке ряд документов «Национально-Освободительного Действия» (что, в свою очередь, крайне сильно повлияло на самого Джанджакомо Фельтринелли, создавшего в 1970 году по бразильской схеме свои «Группы Партизанского Действия»).

После отъезда фрея Бету в Риу-Гранди-ду-Суль, сектор печати ALN перешёл под руководство другого монаха, фрея Маурисиу (Жуана Антониу де Кальдаса Валенса), который организовал маленькую типографию для печати документов организации прямо в здании монастыря на улице Каиуби.

Аресты во второй половине 1969 года привели к разрушению связей «Национально-Освободительного Действия» с доминиканскими монахами, поскольку большинство из них было идентифицировано и схвачено. Кроме того эти аресты привели к организации злополучной ловушки в которую попал Карлос Маригелла.

Убийство Карлоса Маригеллы и разгром ALN

Как известно самым дерзким и вдохновляющим действием ALN был захват в Рио-де-Жанейро, 4 сентября 1969 года посла США Чарльза Берка. Он был освобожден через три дня в обмен на пятнадцать захваченных товарищей , которые были сразу же эвакуированы в Мексику. В операции лично участвовал заместитель Карлоса Маригеллы Жоаким Камара Феррейра. По окончании операции Маригелла отправляет своего давнего товарища , еще по борьбе с БКП , Жоакима Фаррейру на Кубу , что бы переждать ожидаемый вал репрессий.

Как и ожидалось, данный эпизод переполнил чашу терпения политических верхов Бразилии и их западных покровителей. Высокопоставленные псы капитала пришли в ярость, ищейкам DOPS была дана установка любыми способами вычислить и ликвидировать структуру ALN.

В ноябре 1969 года полиция выходит на доминиканских монахов, сотрудничающих с ALN. В ходе разговора в пыточном отделении DOPS фрей Тимотео , через которого шла связь с Маригеллой , пошел на сговор с полицией. Была назначена роковая встреча.

4 октября в Аламеда Каза Бранка, близ места будущей встречи, была организована засада. Одни агенты скрывались в близлежащих строящихся домах, наблюдая за происходящим на улице, другие конспирировались под обычных прохожих или под влюблённые пары. В нужном месте стоял «Фольксваген – Фуска» с двумя испуганными доминиканцами в салоне.

Незадолго до назначенного времени, мимо высоты 800 медленно прошёл мужчина внимательно осматривающий окрестность , идентифицированный полицией как Луис Жозе да Кунья («Креол»), близкий помощник командира ALN.

Маригелла явился позже -в 20:00 и направился к автомобилю монахов. После того, как он сел на переднее пассажирское сиденье, фрей Иво и фрей Тимотео выскочили из машины и кинулись на землю. Осознав, что попал в засаду, он выхватил револьвер и попытался оказать сопротивление аресту, но был расстрелян.

Маригелла следовал всем правилам своей собственной концепции и не собирался сдаваться живым. Помимо револьвера, в кармане своего спортивного костюма он так же носил две ампулы с цианистым калием.

В тот же миг автомобиль, на котором глава ALN прибыл на место встречи, был окружён агентами, но находившиеся в салоне бойцы , осознав, что произошло, оказали столь резкое и яростное сопротивление, что прорвали мощное оцепление и скрылись, убив при этом многих полицейских, участвовавших в разработке операции.

Так закончилась жизнь Карлуса Маригеллы, однако его организация продолжала жить и действовать, в соответствии с руководящими принципами погибшего вождя.

Поражённый смертью Маригеллы, Феррейра, находившийся в это время в Париже с миссией установления международных контактов для дальнейшей поддержки бразильской вооружённой борьбы, срочно отбывает на родину.

Через Кубу, где в это время проходила обучение «Вторая армия ALN», «Старик» направляется в Бразилию, куда пребывает в конце января 1970 года. Незадолго до отъезда с Острова Свободы, Феррейра даёт интервью «Радио Гаваны», где подтверждает свою верность принципам Маригеллы.

В этом интервью, «Толедо» говорит, что бразильская революция не закончена, более того: необходимо усилить натиск на военную диктатуру за счёт увеличения темпов вооружённых акций. Касаясь действий в сельской местности, Феррейра призывает боевиков осуществлять нападения на крупные фермы, убивать скот и распространять мясо среди беднейших слоёв крестьян, дабы заручиться их поддержкой и сочувствием, необходимым для развёртывания сельской герильи.

Так же «Толедо» отметил, что смерть Маригеллы должна быть отомщена, и напомнил, что объединение всех бразильских революционных сил должно быть достигнуто путём конкретных вооружённых действий.

Похищение американского посла в Гуанабаре, исполненное совместными силами ALN и MR-8, Камара Феррейра приводит как пример подобных действий.

В заключение, «команданте Толедо» предсказал скорую сборку всех революционных организаций в единую бразильскую сражающуюся партию, которая «нанесёт поражение диктатуре вооружённым путём».

В марте месяце Камара Феррейра поставил перед организацией новую задачу: консолидировать ALN, захватить и повысить инициативу вооружённых действий в городах. Он настаивает на посылке на Кубу как можно большего числа новых боевиков для прохождения обучения, дабы увеличить военный потенциал организации. По возвращению в Бразилию «Второй Армии ALN», Феррейра тут же формирует «Третью Армию».

ALN приступает к реорганизации.
Параллельно с перестройкой структуры, Камара Феррейра запускает в обращение ряд внутренних документов, в которых заявляет о необходимости дальнейшей подготовки к сельской герилье (приостановленной в виду смерти Маригеллы), а так же о временном ограничении, ввиду кризиса безопасности, связей с другими революционными организациями страны.

Новый руководитель стремился внести два изменения в организацию. Во-первых, Феррейра централизовал руководство организации и принял в качестве генеральной линии внутренней дисциплины концепцию «демократического централизма». Во-вторых, он настаивал на увеличении темпа городских военных акций с целью укрепления позиций ALN внутри всего сопротивления.

Попытки увеличить темп боевых действий партизан не увенчались успехом. Ибо, нужно вспомнить, что эта новая тактика Феррейры совпала по времени с пиком развития репрессивного аппарата хунты и официального принятия пыток, как главного следственного инструмента в борьбе против коммунистических организаций.

Еще во время перевода Бразилии к военно-полицейскому правлению в 1964 году в знаменитой «Школе Америк» в форте Беннинг (штат Джорджия) инструкторами ЦРУ был подготовлен выпуск офицеров для бразильских спецслужб, специально натасканных на борьбу с партизанским подпольем. Курсы включали контрразведку, тактику репрессий, информационно-психологические методы, проведение избирательных компаний , а так же методики и техники пыток. Кроме того секретные соглашения между США и бразильской элитой предусматривали закачку в Бразилию достаточного количества миллиардов долларов, ушедших , как на проплату работы карателей и СМИ, так и на недопущение чрезмерного обнищания, кризисов и безработицы среди бразильцев, которые, в противном случае, могли бы поддаться на вооруженную пропаганду «коммунистических бандитов».

Уже осенью 1970 года бразильским спецслужбам в ходе истязаний захваченных боевиков удалось вычислить и похитить Жоакима Феррейру . Ему выпала доля испытать на себе инновации, привнесенные инструкторами ЦРУ в методы дознания DOPS, но палачи перестарались. Свидетели пребывания Феррейры в застенках политической полиции рассказывали, что перед тем как объявить о смерти главы ALN (официально от сердечного приступа), начальник полиции Сержио Флери по прозвищу «мясник», проводил медицинское совещание о возможности поддержания жизнедеятельности и продолжения пыток Жоакима Феррейры. Официально было объявлено о его смерти 24 октября 1970 года.

Смерть Феррейры привела ко внутреннему кризису и деятельность ALN стала постепенно ослабевать. Снизив свои боевые акции, бойцы организации продолжали осуществлять многочисленные экспроприации, дабы обеспечить выживание находившихся в подполье многочисленных бойцов, и акции мести за погибших товарищей. Хотя все же совместно с другими геваристскими организациями было организовано несколько громких акций, в основном в плане захвата заложников из послов и знаковых фигур режима, для вызволения своих товарищей из застенков полиции.

Спецслужбы хунты, получив за годы герильи большой опыт продолжали ликвидировать одну ячейку ALN за другой. Количество арестованных бойцов не поддается исчислению. Вскоре организация пережила раскол – группа товарищей, проходивших обучение на Кубе (поланныеФеррейрой) , покинула ALN и создала «Движение Народного Освобождения» (Movimento de Liberta??o Popular – MOLIPO). По возвращению на родину, все члены этой группы – около 30 человек, — были убиты в схватках с карателями.

Другими раскольниками оказались находившиеся в вынужденной эмиграции члены ALN, образовавшие группу «Ленинская Тенденция» (Tend?ncia Leninista), претендовавшей на роль партии революционного авангарда. TL имела очень небольшое влияние непосредственно в Бразилии, и в 1974 года группа прекратила своё существование.

В 1973 году кубинский дивизионный генерал Арнальдо Т. Очоа Санчес предлагал последнему командиру ALN Карлусу Эужениу (команданте Клемент) набрать сотню обученных кубинских добровольцев и в месте с ним организовать на базе остатков ALN партизанский отряд в лесах Амазонии, что бы продолжить герилью, но предложение было отвергнуто, т .к. по мнению Эужениу революционную освободительную войну должны были вести только бразильцы. В 1974 году бойцы ALN сложили оружие или продолжили борьбу в геваристских организациях других стран Л. Америки.

=========
В заключение необходимо отметить следующий примечательный факт , показывающий как действуют политтехнологи глобального капитализма применяя в той или иной стране метод так называемого «согласия и примирения», направляя историческую память подвластного населения в нужную для себя сторону. После замены военно-полической диктатуры на демократическое правительство , «новое» государство «пересматривает» свои взгляды на деятельность Карлоса Маригеллы. Сегодня именем «борца за демократию» Карлуса Маригеллы названы улицы в Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Риу-Гранди-ду-Суль и мост в Белене.
В Пинар-дель-Рио, Куба, ещё в 1973 году была открыта военная школа имени Маригеллы.
Архитектор Оскар Ньемейер спроектировал Мемориал Карлуса Маригеллы, который должен был быть возведён правительством штата Рио-де-Жанейро в пролетарском районе Санта Барбара, где коммунистические революционеры обычно организовывали свои встречи для планирования вооружённых акций.
А в 2004 году, в 35 годовщину смерти основателя и руководителя ALN, в Сан-Паулу, на доме 815 в Аламеда Каза Бранка, близ которого он и был убит, властями была установлена мемориальная доска.

Так, что всегда до Победы.
—-
В обзоре использована информация с сайта http://nikitich-winter.blogspot.com/

Источник статьи

 

Метки: , , ,

КОРОТКО О БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ


Всеобщее избирательное право – показатель зрелости рабочего класса. Дать больше оно не может и никогда не даст в теперешнем государстве; но и этого достаточно. В тот день, когда термометр всеобщего избирательного права будет показывать точку кипения у рабочих, они, как и капиталисты, будут знать, что делать.
Фридрих Энгельс

Буржуазные политологи утверждают, что политическая система современного российского общества построена на основе многопартийности. Действительно, когда мы начинаем рассматривать её, то первое, что бросается в глаза, это то, что управление общественной жизнью происходит путём борьбы нескольких партий за государственную власть. Отсюда, т.е. из простого количества партий, борющихся за государственную власть, кажется правильным делать вывод, что политическая система современного российского общества многопартийная. Однако этот вывод ошибочный. Что толку от того, что мы знаем, что такое то число партий участвуют в выборах, если мы оставляем в стороне качественную, конкретнее, идеологическую определённость этих партий? Количественные данные о некотором явлении имеют смысл постольку, поскольку отнесены, «привязаны» к качественно определённым объектам.

Так вот. Если рассматривать политическую систему современного российского общества с точки зрения не только числа партий, участвующих в выборах, но и c точки зрения их идеологической направленности, то легко обнаружить, что политическая система современного российского общества не многопартийная, а однопартийная. Чтобы в этом убедиться, достаточно обратить внимание на один простой факт. Несмотря на то, что партии, ведущие борьбу за государственную власть, различаются между собой названиями, программами, обещаниями, собачатся между собой и т.д., – все эти партии, однако, имеют то общее, что они все являются сторонниками частной собственности, следовательно, являются партиями частной собственности. Вот достаточно свести все эти партии к этому их единству, чтобы убедиться, что политическая система современного российского общества на самом деле не многопартийная, а однопартийная. Какое бы количество партий не участвовало бы в борьбе за государственную власть, какая бы партия не победила бы в этой борьбе, эта государственная власть, основанная опять-таки на безраздельном господстве частной собственности, всегда будет служить не интересам общества, а интересам партии частной собственности.

В буржуазном обществе, где безраздельно господствует частная собственность, по сути, существует одна партия – партия частной собственности. Многопартийность в буржуазном обществе есть иллюзия, порождаемая борьбой за государственную власть между различными фракциями буржуазии. В этом последнем обстоятельстве, т.е. в иллюзии, порождаемой борьбой за государственную власть между различными фракциями буржуазии, и заключается смысл обмана трудящихся в случае с многопартийностью политической системы современного российского обществ.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

9 января 2013 г.

Источник статьи

 

Метки:

Первый ощутимый удар по фигурантам из списка Магнитского


В Швейцарии заморожены счета фигурантов «дела Магнитского» — «неприкасаемых», возможно виновных в гибели аудитора Hermitage Capital, сообщила местная пресса вслед за вступлением с силу российского «сиротского закона», призванного стать ответом на американский «акт Магнитского». Если верить указанным сообщениям, получается, что в конфликте России с США появился новый игрок, выступающий на стороне американцев.

Швейцарские следователи, работающие по «делу Магнитского» добились заморозки ряда счетов в Credit Suisse, сообщила местная газета Tages Anzeiger. Эксперт по финансовым махинациям Марк Пит заявил изданию, что репутации банка это явно не на пользу: «У CS дела идут не очень. Они понаразмещали счетов российских чиновников и членов их семей с такими суммами, которые те никогда и ни за что не заработали бы».

В Credit Suisse сообщения о блокировке счетов не комментируют, отмечая лишь, что банк «в вопросе противодействия отмыванию денег действует в соответствии с законом». По информации Tages Anzeiger, примеру Credit Suisse последовали еще несколько швейцарских банков. Каких — не уточняется. Других подробностей газета также не приводит.

О возможных финансовых санкциях уже предупреждали в Европе, комментируя одобрение сенатом США «акта Магнитского», когда в РФ принимали «антимагнитский закон». «Что касается сферы замораживания активов, то это автоматически будет выполняться в европейских банках, которые связаны с американскими банками, в том числе и в швейцарских, потому что Швейцария также связана договорами Евросоюза», — в конце декабря заявляли в Европарламенте.

Швейцарцы интересом к «делу Магнитского» обязаны внезапно скончавшемуся Александру Перепиличному, которого в Hermitage Capital называют едва ли не главным своим информатором. Бывший бизнес-партнер «неприкасаемых», покинув Россию, он якобы начал активно «сдавать» европейским правоохранителям секреты старых знакомых — тех, что как будто причастны к хищению 5,4 млрд рублей налоговых отчислений. Деньги, по версии эмигрировавшего россиянина, переводились на счета в швейцарских банках, а затем отправлялись в офшоры или на покупку дорогостоящей недвижимости.

Незадолго до нового года стало известно, что к расследованию финансовых махинаций подключились киприоты. Местные прокуроры предполагают, что через их банки — в частности, Cyprus Popular Bank и FBME Bank — «неприкасаемые» из «ОПГ Клюева» «отмывали» похищенные российские налоги.

Криминальную сторону «дела Магнитского», как известно, взяла на себя российская сторона, вопросом о пропаже 5,4 млрд рублей никогда особо не интересовавшаяся. Разве что обвинившая самого аудитора и его шефа Уильяма Браудера в уклонении от уплаты налогов на сумму порядка двух миллиардов рублей. Что же касается гибели Магнитского, то виновных в ней российское правосудие не установило.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

О проблемах в левом движении России


Сергей Бобров

В последнее время в левом движении наблюдается явное оживление. Зарегистрировались новые политические партии: Коммунисты России, РОТФРОНТ. Образовалось Межрегиональное Объединение Коммунистов (МОК), в её состав вошли бывшие и действующие члены КПРФ и ряда других политических партий. В ряде регионов образованы Союзы коммунистов и более широкие общественные организации левой направленности. Перед 15 съездом идут сложные процессы в самой крупной левой партии КПРФ, грозящие серьёзными расколами внутри её сразу после съезда, в дополнение к уже произошедшим. Как предвестник этого 8.12.2012 г. в Москве прошло собрание тех, кто принимал участие в создании КПРФ, но в последствии разошёлся с Зюгановым и его командой. В собрании принимали участие представители и других коммунистических партий. И практически все говорят о необходимости объединения всех коммунистов России, но вопрос как это сделать, как был, так и остаётся открытым. Но дело даже не в том, как это сделать, это уже вопрос второго порядка, вопрос зачем, под какие цели, и надо ли вообще объединяться. Ведь для проведения пикетов никакого объединения не требуется. Для проведения митингов и демонстраций достаточно и простой координации деятельности. С депутатскими мандатами ещё сложнее, здесь легче перессориться, чем объединиться. А вот если говорить о работе в массах, то тут есть основа для объединения, но цели этой работы в их развёрнутом, более или менее понятном, законченном виде, а так же пути и методы их достижения никто обсуждать как раз и не желает.

В настоящее время результаты работы коммунистических партий и движений почему-то оцениваются по количеству проведённых пикетов, митингов, по количеству распространенной литературы (листовок, газет), в то время, как всё это только способы достижения цели. Цель коммунистов, это организация в господствующий класс трудящиеся массы, современный пролетариат. То есть, цель коммунистов, это даже не создание собственной мощной организации (это тоже только средство достижения цели), а создание организации, структур, в которых трудящиеся могли бы сами решать свои вопросы, сами бороться за свои права, за своё господство в обществе.

Во всей марксистской литературе доминирует мысль о том, что коммунисты борются за организацию пролетариата в господствующий класс. Выразителем воли этого класса и организатором его действий, вплоть до революции в России в 1917 году, виделась партия пролетариата, как его передовой отряд, как выразитель воли пролетариата, который, в свою очередь, наиболее концентрированно выражает интересы подавляющего большинства трудящихся масс. То есть, во-первых, конечной целью были интересы подавляющего большинства трудящихся масс в целом, а пролетариат рассматривался как их часть, наиболее дисциплинированная и концентрированно выражающая их интересы. А во-вторых, эта партия виделась как выразитель воли именно класса, а не собственной воли партии, т.е. она и нужна была в том числе и для того, чтобы выявлять и обеспечивать реализацию воли класса, а значит она должна быть подконтрольна классу. В 1906 году Ленин писал: «Социал-демократия смотрит на парламентаризм (участие в представительных собраниях), как на одно из средств просвещения, воспитания и организации пролетариата в самостоятельную классовую партию, как на одно из средств политической борьбы за освобождение рабочих». ПСС, изд. 5, т. 14, стр. 75. То есть, речь шла об организации всего пролетариата «в самостоятельную классовую партию». Но с развитием многопартийности это вопрос стал уже не так очевиден. Вначале 1917 года он пишет: «Маркс вывел из всей истории социализма и политической борьбы, что государство должно будет исчезнуть, что переходной формой его исчезновения (переходом от госу­дарства к негосударству) будет «организованный в господствующий класс пролетари­ат». Но открывать политические формы этого будущего Маркс не брался». ПСС, изд. 5, т. 33, стр. 56. И далее: «Поэтому мы и вправе говорить лишь о неизбежном отмирании государства, подчер­кивая длительность этого процесса, его зависимость от быстроты развития высшей фа­зы коммунизма и оставляя совершенно открытым вопрос о сроках или о конкретных формах отмирания, ибо материала для решения таких вопросов нет». Там же, стр. 96. Из изложенного, и того, что в начале 1917 года Ленин, рассматривая данный вопрос, совершенно ничего не пишет о конкретных формах государства диктатуры пролетариата, видно, что вопрос о них оставался открытым вплоть до Октябрьской революции. А через год, в начале 1918года, под руководством Ленина формулируется первая в мире Конституция отмирающего государства диктатуры пролетариата, т.е. определяются конкретные формы диктатуры пролетариата в союзе с широкими трудящимися массами.

Эта Конституция пишется с чисто научных позиций, с надеждой на то, что революцию в России поддержат промышленно развитые страны, и совершенно не рассчитывая, что промышленно слабо развитая Россия останется одна в окружении капиталистических стран, поскольку отдельно взятая она была совершен не готова к переходу на социалистический путь развития. В1921 году на третьем конгрессе Коминтерна Ленин говорит: «Нам было ясно, что без поддержки международной мировой революции победа пролетарской революции невозможна. Ещё до революции, а так же и после неё, мы думали: или сейчас же, или, по крайней мере, очень быстро, наступит революция в остальных странах, капиталистически более развитых, или, в противном случае, мы должны погибнуть». «Третий всемирный конгресс Коммунистического Интернационала», стенографический отчёт, Петроград, государственное издательство, 1922 г. стр. 354. И в этой Конституции, написанной без давления тех обстоятельств, которые открылись позже, в связи с тем, что Россия, не прошедшая капиталистического пути развития и не сформировавшая таким образом соответствующую социальную базу, осталась одна в капиталистическом окружении, нет ни слова о политических партиях, в том числе и коммунистической. Система Советов, как основа диктатуры пролетариата в содружестве с широкими слоями трудящихся и стала той системой выявления и реализации воли пролетариата как класса, т.е. той самой «классовой партией пролетариата», о которой Ленин писал в 1906 году. Только эта «классовая партия пролетариата» оказалась не политической партией как таковой, а системой выявления и реализации воли класса . Это те самые «формы будущего» открывать которые не брались ни Маркс, ни Ленин заранее. К сожалению, условия России, оставшейся одной в капиталистическом окружении, внедрить в жизнь эту Конституцию не позволили. Подробнее об этом «Диктатура партии или класса?» http://bobrov-s.livejournal.com/19187.html .

В настоящее время мы имеем богатый исторический опыт и те «политические формы этого будущего», которые открывать ни Маркс, ни Ленин не брались, в настоящее время во многом уже опробованы. В настоящее время совершенно ясно, что государственная система, обеспечивающая в обществе диктатуру пролетариата (широких трудящихся масс), выявление и реализацию его воли, не имеет ничего общего с политической партией как таковой. Стало очевидным, что это разные структуры с разными задачами. Коммунистическая партия это институт сугубо идеологический, задача которого, на основе научных знаний законов развития общества, выявлять и формулировать коренные интересы трудящихся масс, и раскрывать их перед ними, внедряя, таким образом, в массы соответствующее сознание. У структур, обеспечивающих диктатуру трудящихся масс (современного пролетариата) задачи совершенно другие. Они обеспечивают выявление и реализацию воли трудящихся масс сформировавшейся на основе уже достигнутого уровня их сознания.

Исходя из этого, должны формулироваться и цели, и практическая деятельность коммунистической партии. Основной задачей коммунистической партии является не защита отдельных интересов граждан и уж тем более не различные протестные акции и т.п., а организация трудящихся в господствующий класс. То есть, основной задачей коммунистической партии является создание таких структур, в масштабах всей страны, в которых трудящиеся сами могли бы защищать свои интересы и бороться за своё господство в обществе, чем в настоящее время не занимается ни одна коммунистическая партия в России.

В начале прошлого века этими структурами были Советы, основной эффект от которых проявился только после их объединения в масштабах всей страны. В настоящее время, в современных условиях, надо тоже искать пути и методы создания подобных структур и именно в масштабах всей страны. И только продвижение в этом направлении может оцениваться как реальные результаты работы коммунистической организации в массах. И если все митинги, пикеты и т.п. за два десятилетия не дали в этом направлении никаких результатов значит, всё это была пустая работа, как копание и вновь закапывание ям, антураж, пыль в глаза широким трудящимся массам. Это говорит о полной неспособности, вне зависимости от того благими намерениями это было вызвано или нет, к продуктивной работе этих организаций. Это наверно обидно будет читать тем, кто затратил немало сил на то, чтобы такими методами расшевелить народ, бескорыстно и самоотверженно работал в этом направлении, но не пора ли уже задуматься над причинами таких печальных результатов.

Большинство левых партий и организаций не только претендуют, но, как правило, и настаивают на том, что они являются авангардом и выразителем интересов пролетариата или широких трудящихся масс. В связи с этим стоит разобраться с обоснованностью таких притязаний. Особенно нелепо притязание на выражение интересов или воли трудящихся масс (пролетариата). Вот если бы кто объявил этим «выразителям», что он будет выражать их волю, не спрашивая на то их разрешения, то наверно возмущению не было бы границ. А вот выражать волю трудящихся масс, не спрашивая на то их разрешения, эти самозваные «выразители» всегда готовы. Свою волю каждый выражает сам, а пока у трудящихся масс нет такой возможности, нет инструмента, системы, с помощью которой они смогут выражать свою волю, сделать они это не смогут. А создание такой системы, организационной структуры, с помощью которой трудящиеся массы сами смогут выражать свою волю, и есть первейшая задача коммунистов, которой пока что они не занимаются. Это и есть та самая область деятельности, которая может объединить усилия всех левых сил общества, не зависимо от отдельных разногласий между ними, поскольку они все должны быть объективно в этом заинтересованы. Вопрос только в формах и принципах функционирования этих структур, и путях и методах их создания, и это главный теоретический вопрос который должен быть решён в настоящее время для возможности объединения всех левых сил общества.

Что касается авангарда, то им называют часть целого стоящую впереди движения, т.е. ту часть, за которой идут остальные, идут добровольно исходя из своих интересов. Партия большевиков была, несомненно, авангардом трудящихся масс и в период революции и в период гражданской войны, поскольку, несмотря на военные порядки, массы могли выбирать, с кем им быть и на какой стороне воевать, т.е. массы шли добровольно, в создавшихся условиях, в большинстве своём именно за большевиками. А вот когда после гражданской войны, в силу сложившихся обстоятельств, было принято решение об осуществлении диктатуры класса через диктатуру партии, а по сути, замену диктатуры класса диктатурой партии, что сразу же вызвало резкую критику в мировом коммунистическом движении (подробнее об этом в уже упомянутой статье «Диктатура партии или класса?» http://bobrov-s.livejournal.com/19187.html ), партия большевиков перестала быть не только авангардом трудящихся масс, но и политической партией как таковой.

Политическая партия это закрытый клуб. Она сама себе ставит цели, принимает программу, определяет своё строение и принципы функционирования, и сама подбирает себе членов партии. И не столь важно, из каких слоёв общества она формирует свой состав, она его формирует исключительно исходя из собственных интересов и целей. И если буржуазные партии контролируются классом или его частью с помощью капитала, то коммунистические партии обществом вообще ни как контролироваться не могут. То есть, власть коммунистической партии это всегда власть закрытого клана стоящего на определённых идеологических позициях, которые к тому же могут со временем меняться.

Партия большевиков, став правящей, получив возможность навязывать обществу свои решения с помощью государства, как аппарата насилия, перестала быть авангардом трудящихся как таковым, тем слоем общества за которым идут. Она стала своеобразной управляющей компанией в масштабах всей страны, кланом управленцев и вела общество туда, куда считала нужным, не спрашивая его воли, т.е., по сути, престала быть не только авангардом трудящихся масс, но и политической партией как таковой. Это и определило начало её разложения и перерождения.

Если исходить из этих позиций, то становится многое понятным. В руководящие органы партии многие шли просто работать как в специфическую сферу деятельности. Так же как и на предприятии где человек после вуза мог стать вначале мастером, потом начальником участка, затем смены, цеха и т.д. работая в тех конкретных условиях, которые оговорены его должностной инструкцией, так и в партии, человек работал в рамках существовавшей системы и своей должностной инструкции (если штатный работник). Как предприятие функционировало в рамках внешне заданных условий, так и партия функционировала в рамках государственной идеологии. В ней, как и на предприятиях было много честных и порядочных людей наряду с карьеристами и проходимцами, только практически исчезли грамотные идеологи, поскольку они, в сугубо управленческой структуре, были совершенно бесполезны. А те штатные идеологи, которые были, специализировались (возможно за редким исключением) не на научном исследовании проблем развития общества, а на обосновании правильности любых решений партийного руководства. Осуществлялось это зачастую с опорой на авторитет классиков, выдёргиванием их цитат из контекста. В результате развивался догматизм и начётничество.

Стагнация в экономике началась именно в следствии существовавшей системы управления обществом в целом. С одной стороны был исключён частный (капиталистический) интерес к развитию экономики, а с другой была отключена и инициатива масс путём отстранения их от управления обществом и сосредоточения основных управленческих функций в руках партийно-советской номенклатуры. В результате все совершенствования производственных отношений, связанные с развитием производительных сил общества, осуществлялись исключительно в рамках заданной парадигмы, в рамках заданных способов и методов управления обществом, обеспечивающих безусловное господство в нём партийно-номенклатурного клана. Политика это концентрированное выражение экономики. Политический строй концентрированно выражает экономические интересы господствующего слоя общества, ограничивая изменения в производственных отношениях рамками, в пределах которых это господство обеспечивается. Когда уже невозможно дальнейшее совершенствование производственных отношений, под требования развивающихся производительных сил в этих рамках, в рамках господства данного слоя общества, в экономике наступает стагнация. Разумеется, что подавляющее большинство партийно-советской номенклатуры честно работало, и ни о каких противодействиях развитию общества и не помышляло, более того, всячески содействовало ему в силу своих возможностей. Но сами эти возможности ограничивались рамками существовавшей системы управления, обеспечивающей господство в обществе именно этого слоя.

После развала КПСС и СССР, те, для кого возврат к капиталистическим отношениям в обществе был неприемлем, создали новые коммунистические партии. Организаторами их создания, как в центре, так и на местах, были в основном бывшие партийные работники разных уровней. Они были в основном не плохими управленцами и партийными организаторами, но, в соответствии со спецификой свей предыдущей работы, в своей массе мало что понимающими в политэкономических основах законов развития общества. Это сразу сказалось на стиле работы этих партий. Основным направлением их работы стала агитация, раскрытие перед населением антинародной сущности действующей системы власти, поднятие народа на борьбу с ней. А пропагандистская часть, на борьбу за что конкретно, за какие цели, в развёрнутом, понятном если не для всех, то хотя бы для политически активной части общества виде, и какими методами бороться, практически полностью отсутствует. В результате основная борьба свелась к митингам, пикетам и т.п., а так же за места в представительных органах власти. Даже самые близкие к трудящимся массам партии ограничиваются только точечной работой в трудовых коллективах и объединениях граждан, даже не помышляя о создании структур всех их объединяющих, без которых вся эта работа носит разрозненный, локальный характер. Те кто надеется на самоорганизацию масс, по аналогии в дореволюционными Советами, забывают, что у всякой самоорганизации всегда есть инициаторы, которыми сами они быть почему-то не желают.

В настоящее время многие бывшие и действующие члены КПРФ задумываются над причинами разложения партии, хотя, по большому счёту эти причины лежат на поверхности. Просто в этом направлении выходцы из КПСС и их молодые воспитанники не думают. КПРФ это преемница и продолжательница дела КПСС, а КПСС все годы своего существования стабильно разлагалась, в конце концов развалившись сама и развалив великое государство, а по сути, и весь социалистический лагерь. И при этом люди умудряются гордиться длительными партийными стажами пребывания в КПСС. КПРФ, как преемница, продолжила это разложение вплоть до полного отказа от позиций научного коммунизма с переходом на социал-демократические, с уклоном в православно-националистическую сторону, позиции.

Ускоренное разложение КПРФ во многом объясняется тем, что она, как самая крупная коммунистическая партия, имеет значительное представительство в представительных органах власти. Действующая власть, разумеется, заинтересована в выделении депутатского корпуса в привилегированный клан с минимальной сменяемостью его членов, что особенно касается представителей оппозиционных партий. Постепенно руководящий слой в КПРФ и её депутатский корпус стали представлять одни и те же люди. Их окружение получило должности помощников. Таким образом, образовался определённый слой партийной номенклатуры со своими специфическими интересами, связанными с выборами в представительные органы власти. Неотягощённый коммунистической идеологией, руководящий слой партии переключил всю её работу в интересах собственного переизбрания на новые депутатские сроки. А поскольку устав партии позволяет её руководству контролировать выдвижение её членов кандидатами в депутаты, то высшее руководство получило в руки рычаги материального стимулирования практически всего руководящего состава партии. А в следствии того, что руководящие партийные работники всех уровней выдвигаются в депутаты в первую очередь, партийная карьера стала выгодна и в материальном плане. В результате, в партии сформировалось ядро из партийных руководителей, представляющих одновременно и депутатский корпус с помощниками депутатов и их ближайшего окружения, стоящими на очереди в этом направлении. К этому надо добавить ещё активистов из людей преклонного возраста, которые не задумываются над сущностью происходящего, для которых их деятельность важна уже как сам процесс, как возможность высказаться, как общение с единомышленниками, просто как образ жизни. Из состава этого ядра и формируются все отчётно-выборные конференции, на которых формируются конференции вышестоящие и съезды партии. То есть, существует жёсткая система контроля над всеми выборами в партии и выдвижениями кандидатов в депутаты, система полностью сформированная и отлаженная. И в таких условиях довольно значительное количество действующих и бывших членов КПРФ, несогласные с линией руководства партией, ещё возлагает какие-то надежды на очередной съезд КПРФ.

В основе не только проблем КПРФ, но и результатов деятельности всего коммунистического движения в России лежит унаследованное от КПСС пренебрежительное отношение к теории, к научному коммунизму. Именно догматизм и начётничество, превращение классиков научного коммунизма из людей, хотя и гениальных, но людей, в идолов и слепое поклонение им, мешает не только лучшим, бывшим и действующим, представителям КПРФ, стоящим в жёсткой оппозиции нынешнему её руководству, но и большинству руководителей и активистов других коммунистических организаций свободно мыслить, и искать реальные пути превращение трудящихся масс (современного пролетариата) в господствующий слой общества. Мешает осознать, что народ невозможно поднять на борьбу за власть какой-то конкретной партии, его можно поднять на борьбу только за собственную власть, за собственные интересы. И дело не в том, что пока не проработаны пути и методы организации современного пролетариата в господствующий класс, дело в том, что этот вопрос не поднимается даже теоретически. В результате даже лучшие представители левых сил России зачастую не идут дальше призывов к объединению с целью свержения действующей власти, не раскрывая сущности той системы власти, которая должна прийти на смену действующей. Нельзя призывать к борьбе просто против чего-то, это полная бессмыслица, бороться против чего-то можно только в контексте борьбы за что-то, за что-то конкретное, и это конкретное должно быть ясным и понятным. Причём ясным и понятным должна быть не только цель, но и пути её достижения. А пока что, ни одна программа коммунистических партий России не раскрывает в развёрнутом виде конечную цель борьбы, а о путях и методах её достижения вообще не упоминается. Нельзя же всерьёз воспринимать в качестве этих путей и методов достижения цели приход партии к власти, или точечную работу партии в трудовых коллективах без создания объединительной системы в масштабах всей страны.

Для объединения левых сил России нужна не общая организация, которую в настоящее время в принципе создать невозможно, а общее дело. В дореволюционной России все левые партии участвовали в работе Советов, в том числе и по их созданию, которые в последствии и взяли власть в свои руки. Но в те времена всё это было впервые, и многие процессы шли стихийно. В настоящее время мы имеем богатый исторический опыт, и чтобы поднять трудящиеся массы на борьбу за свои права, за собственную власть, за своё доминирование в обществе, в первую очередь нужна чёткая и ясная программа, как с раскрытием конкретных основ будущей власти, так и с ясным, понятным и пошаговым раскрытием путей достижения этой цели. При наличии такой программы многие разногласия между коммунистическими партиями отпадут сами собой, а при наличии достаточно демократического устава, вполне вероятно их частичное слияние. Но в основе этой программы должно быть не приход партии к власти и не смутные надежды на то, что трудящиеся как-то сами со временем организуются, стоит только их поднять на борьбу, а чёткое пошаговое планирование деятельности партии по организации трудящихся масс в систему, в которой они сами могли бы принимать решения и бороться за свои права и за свою власть в стране. То есть, целью является не само объединение коммунистических партий, как таковое, а объединение усилий всех левых сил общества на создание системы самоуправления трудящихся в масштабе всей страны, прототипа будущей системы власти, господства трудящихся масс в обществе.

Если не ждать когда трудящиеся массы, доведённые до нищеты и отчаяния, сами начнут организовываться (хотя и у любой самоорганизации есть инициаторы), что может привести не только к прогрессивным переменам в обществе, но и к негативным, как в Германии в начале прошлого века, то систему господства трудящихся масс, её организационную структуру, прототип Советов, надо начинать создавать уже сейчас. И создавать её надо сверху, с создания таких структур в масштабах населённых пунктов, регионов и страны в целом, вовлекая в неё на начальном этапе в основном представителей коммунистических и левых партий, а так же активистов других левых по своей сути организаций, вне зависимости от того, подконтрольно их руководство действующей власти или нет. Через этих активистов коммунистические и левые организации получат выход на те структуры, которые они представляют (общественные организации, профсоюзы, трудовые коллективы и т.п.), а дальше всё будет зависеть от способностей коммунистических и левых партий к агитационной и пропагандистской работе. Развиваясь эта система сможет создать теневые органы власти и так взять под контроль весь выборный процесс, что без её поддержки у кандидатов в депутаты будет очень мало шансов на избрание. А о том, чтобы действующая власть, нарушая собственные законы, не могла применить силу, должны будут позаботиться представители тех общественных организаций, которые тесно связаны с действующими силовыми структурами. Но детализация этого процесса, это отдельный разговор, вплотную связанный с разработкой основ программы коммунистической партии.

Это, по сути, и есть та база для совместной работы всех левых сил России. Но для этого требуется, чтобы хотя бы одна коммунистическая партия разработала и обнародовала подобную программу. По отношению к основам такой программы можно будет безошибочно характеризовать сущность той или иной партии называющей себя коммунистической.

В настоящее время достигнута определённая консолидация левых сил общества на основе индивидуального членства в Межрегиональном Объединении Коммунистов (МОК). Но если в ближайшее время не определиться с сущностью МОК, что это, будущая новая коммунистическая партия или просто более широкая левая общественная организация, то такая неопределённость не может не вызвать проблем с сотрудничеством в ней представителей различных левых и коммунистических организаций. Если МОК это будущая партия, то срочно нужна чёткая и ясная программа, или, на первых порах, хотя бы её основы (основные положения), чтобы она могла удовлетворить большинство, или хотя бы наиболее теоретически подготовленную часть членов МОК, способную создать новую коммунистическую партию на этих основах. Если же МОК рассматривать как широкую общественную организацию левой (коммунистической) направленности, которая должна объединить весь левый спектр сил России, то из её названия надо убрать слово «Коммунистов», поскольку это объективно снижает возможность охвата ею широких слоёв левого движения России и, соответственно, не даёт возможности в последствии трансформировать её в инструмент господства трудящихся масс в стране.

Но как бы не обернулась ситуация с МОК, ясно одно, что коммунистам России сегодня срочно нужна коммунистическая партия с научно обоснованной программой её деятельности по преобразованию ныне существующего государства диктатуры буржуазии в государство диктатуры трудящихся масс, современного пролетариата, способная заняться реальной организацией трудящихся в господствующий класс.

21.12.2012 г.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

#давайраспускайся, Думаков хотят распустить уже почти сто тысяч граждан РФ


«Новая газета» собрала более 92 тысяч подписей за роспуск Госдумы, сообщает издание на своем сайте. Сбор подписей, озаглавленный хэштегом «#давайраспускайся», начался на сайте газеты две недели назад — 24 декабря прошлого года. Идея появилась после того, как депутаты проигнорировали более 100 тыс. голосов россиян, собранных против так называемого «закона Димы Яковлева», запрещающего американцам усыновлять российских сирот.

В этот раз газета решила повысить планку и собрать 500 тысяч подписей. При этом они должны обладать большим весом, так как сбор проводится по новой технологии — через SMS-подтверждение.

Оставить свою подпись можно только после заполнения полей: имя, фамилия, номер телефона (номер должен быть российским) и «капчи» — графически сгенерированного кода, защищающего от роботов. Далее владелец номера получает SMS с личным пятизначным цифровым кодом, который надо ввести в появившуюся форму.

Таким образом, каждая подпись содержит параметры: имя, фамилия, IP, номер мобильного телефона. Это помогает отсеять так называемых ботов и троллей. Однако, решив эту проблему, издание столкнулось с другой — количество пользователей, пришедших подписывать требование, превысило возможности серверного канала.

Когда счетчик защелкал со скоростью 60 подписей в минуту, сайт забарахлил, а в шесть вечера — спустя всего пять часов после начала акции — был полностью отключен. Хостинг-провайдер посчитал гиперактивность пользователей разновидностью DdoS-атаки и заявил, что такая нагрузка на канал угрожает безопасности других ресурсов. В итоге доступ к сайту был закрыт всей загранице. Из-за серьезного ограничения по доступу на сайт скорость голосования резко снизилась. К тому времени, как ограничения сняли, против сайта заработал настоящий бот-нет.

Тем не менее 30 декабря первый пакет в 100 тыс. SMS-ок пользователями был выбран полностью (столько людей получили на мобильные телефоны код подтверждения). Издание закупило еще один пакет. Сбор подписей продолжится до 1 февраля. В этот день подписи будут переданы президенту и в ЦИК (с заявлением от имени проголосовавших о проведении всенародного референдума).

В Госдуме не боятся роспуска

Ранее депутаты уже заявили, что сбор подписей на сайте «Новой газеты» за роспуск нижней палаты российского парламента не имеет юридической силы. В частности, зампред комитета Госдумы по международным делам Вячеслав Никонов заявил, что не видит «механизмов и оснований» для роспуска нижней палаты.

Он признал, что существует инициатива президента о том, чтобы законопроект, набравший более 100 тыс. подписей в интернете, получал шанс на рассмотрение. Однако пока такой нормы в российском законодательстве нет, добавил депутат.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , ,

В поселке Рассвет банда кавказцев напала на больницу, но под суд пойдет тот, кого избили


Сергей Резник 09.01.2013

Местные жители в Аксайском районе Ростовской области сошлись с кавказцами в ножевой драке, возникшей на фоне банального бытового конфликта из-за девушки. Участники побоища в больнице.

Буквально вчера прошло сообщение о том, что в поселке Рассвет произошла драка между молодыми людьми. По предварительной информации: трое ростовчан и трое жителей Аксайского района мирно выпивали в кафе. Ссора вспыхнула как спичка. Началась перебранка, потом в ход пошли увесистые «аргументы», вслед за которыми в руках блеснули ножи.

В результате, шестеро молодых людей оказались в больнице с ножевыми ранениями различной тяжести.

По информации наших читателей:

— 08.01.2013 в час ночи в посёлке Рассвет Аксайского района в одном из кафе «гости с Кавказа», проезжавшие на «Жигулях» с транзитными номерами, пристали к девушке. За девушку заступились местные жители.

Несмотря на появившиеся ножи, в драке «три на три» местные парни утихомирили «гостей». Однако обе стороны пострадали в драке.

Местные вызвали врачей и поехали снимать побои в Аксайскую районную больницу. По рассказам аксайчан, туда же приехало порядка 30 человек «гостей с Юга» с ножами и стволами.

— Они побили охрану больницы и персонал; ворвались в палату к одному из пострадавших и снова жестоко избили его. На место был вызван ОМОН.

Жители Аксая опасаются, как бы (как это всегда у нас происходит) самому пострадавшему не вменили ст. 282 УК РФ или что-нибудь другое…

Исторический экскурс

Похоже, Аксайский район становится излюбленным местом отдыха для гостей с Кавказа.

3 февраля 2011 года двое сотрудников милиции из Чеченской Республики — заместитель командира роты Абдулсалам Абдулхаликов и сержант ППС Магомед-Эмин Индербиев устроили погром в Старочеркасске.

Будучи в учебном отпуске, студенты-заочники ростовского юридического института пригласили в ресторан Старочеркасска двух знакомых девушек.
Сотрудники милиции попросили официантку незаметно подлить водку в бокал с вином своих спутниц, что девушка категорически отказалась делать.

После чего заместитель командира роты Абдулсалам Абдулхаликов приставил пистолет к голове официантки и заявил, что убьет ее, если она не выполнит приказ. Сотрудники ресторана вызвали милицию. Милиционеры-студенты скрылись с места происшествия на машине. В ходе погони и задержания милиционеры с Кавказа сбили местного оперативника.

Тогда же судья Аксайского районного суда Гончаров в течение двух часов «принимал решение» об избрании меры пресечения в отношении двух правонарушителей, один из которых оказался родственником высокопоставленного руководителя МВД ЧР.

Решение о применении меры пресечения в отношении правонарушителей судья Гончаров принял после многочисленных звонков из соответствующих ведомств…

Тогда двум задержанным милиционерам предъявили обвинение в применении насилия в отношении представителя власти и угрозе убийством…
После полугодовой отсидки в СИЗО отпустили по мягкому приговору..

По информации «Комсомольской правды», — приятелей приговорили к полугоду лишения свободы с отбытием наказания в колонии общего режима. Однако осужденные не были лишены специальных званий и права занимать должности в правоохранительных и властных структурах. То есть, вполне возможно, покинув зону, оба восстановятся на работе в правоохранительных органах.

Поэтому жители Аксая и опасались — как бы самому пострадавшему не вменили ст. 282 УК РФ. Однако для него нашлась другая статья. В настоящее время одному из пострадавших в конфликте жителей поселка Рассвет вменяют ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью)

Четверо пострадавших в инциденте остаются в стационаре: двое в Аксае, и двое в БСПМ-2 (Ростов-на-Дону)
Сегодня в 14 часов в Аксайском суде будет слушаться вопрос о применении меры пресечения в отношении одного из местных жителей — Алексея Владимировича Гапоненко 1978 года рождения

Источники из суда утверждают, что на 99% решение будет о помещении пострадавшего в ИВС

Известно, что трое жителей поселка Рассвет Аксайского района — трое родных братьев. Одному из которых правоохранительные органы и вменяют ст.111 УК РФ.

Трое заезжих «гостей» с Юга пока точно не определены, как жители какой-то конкретной республики. Однако известно, что при вчерашнем налете их земляков на Аксайскую больницу, при выезде ОМОНА никто из нападавших задержан не был.

Несдержанное поведение жителей республик Кавказа «в гостях» часто вызывает вопросы и нарекания у местного населения южных областей России. Достаточно вспомнить вспыхнувший не так давно громкий конфликт в Ремонтном Ростовской области.

На Кубани в состав полицейских патрулей давно уже введены представители казачества. По замыслу кубанских властей, именно казачество должно уравновесить и усилить контроль за поведением «гостей края».

В гостеприимной Ростовской области пока не найден ответ на то, как будет происходить регулирование поведения гостей из кавказских республик, порой не привыкших к местной пище и не всегда контролирующих свое поведение после употребления местных напитков.

Надеемся, что очередной неоднозначный случай заставит областные власти обратить внимание на существующую проблему.

От редакции: На самом деле инициатива кубанских властей возложить охрану общественного порядка на казачество вызывает очень большой скепсис. По существу, конфликт в Рассвете, как многие другие, пока не является межэтническим — пока это достаточно банальная драка между «местными» и «приезжими». Но если власти снимут с себя ответственность (и тогда на что мы платим налоги?) и переложат ее на граждан, неважно, казаков или кого-то еще, конфликт действительно станет межэтническим очень быстро.

Напрягает не то, что подрались между собой две подвыпивших компании, а то, что произошло потом — налет целой банды на больницу (не хватало только Басаева) и вполне безучастное поведение «силовиков» (от УВД до ЦРБ в Аксае по прямой 200 метров, но полиция ехала 40 минут). Банда напала на больницу, но никого не арестовали. Это как? Это почему?

Когда наши «силовики» хотят, они очень борзые — например, когда надо избить безоружных мирных граждан и вменить им потом уголовные статьи. Или, например, чтобы вручить повестку тому же Сергею Резнику, проводится целая спецоперация с участием большого числа оперативных работников. А вот когда надо защитить больницу от банды — ОМОН оказывается на удивление толерантным.

Ну а статья за избиение, вмененная очевидному пострадавшему, вообще в голове не укладывается.

Может быть, власти нарочно пытаются разжечь межэтнический конфликт, чтобы межнациональной резней заглушить политические и социальные проблемы? Не случайно, наверно, новый ростовский губернатор, присланный из Подмосковья, проводит политику на вытеснение местного бизнеса — пришлым, и почему-то с Кавказа? Не случайно все политические и социальные инициативы в области жестоко гасятся, а вот межэтнические — старательно раздуваются?

Но на Юге России есть специфика — казачество там не совсем бутафорское, это просто существенная часть местного населения, в основном сельского, кстати. И передача функций по наведению порядка сугубо «карманным» казачьим структурам вполне может обернуться просто передачей этих функций гражданскому обществу. И тогда уже и суд поостережется выносить откровенно неправосудные, «политические» решения.

А.Б.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Двое узников «болотного дела» обратились в Европейский суд по правам человека


Двое фигурантов дела о беспорядках на Болотной площади 6 мая Владимир Акименков и Ярослав Белоусов подали иски в Европейский суд по правам человека. Об этом сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на адвоката Дмитрия Аграновского. По его словам подзащитные указали в жалобе на бесчеловечные условия, арест и продления сроков содержания под стражей.

Белоусов и Акименков содержатся под стражей с июня 2012 года. Студент МГУ Ярослав Белоусов обвиняется в «участии массовых беспорядках» и «применении насилия к представителю власти». По версии следствия, он «бросал камни и куски асфальтного покрытия в сотрудников полиции, прорывал оцепление и наносил удары представителям власти».

Владимир Акименков обвиняется в «участии массовых беспорядках. В настоящее время уголовное дело уже завершено, стороны знакомятся с материалами дела.

Ранее Замоскворецкий суд приговорил к 4,5 годам лишения свободы первого подсудимого по этому делу — Максима Лузянина.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Президент рабовладельцев в очередной раз «забил» на конституцию


Баранов Анатолий 09.01.2013

Президент Путин внес на рассмотрение Госдумы законопроект, усиливающий вплоть до уголовной ответственность за нарушение правил регистрационного учета граждан РФ по месту жительства или по месту пребывания и миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства. За фиктивную регистрацию гражданина РФ по месту пребывания или месту жительства, а равно фиктивную регистрацию иностранного гражданина либо лица без гражданства предлагается наказывать штрафом в размере от 100 тысяч до 500 тысяч рублей, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Давно известно, что некто Путин клал с прибором на такой смешной документ, как Конституиця РФ. Убедиться в этом можно не только каждого 31-го числа, но и в другие дни — например, обнаружив, что в суде в качестве доказательств фигурируют записи ваших телефонных разговоров, хотя без санкции суда никто вас прослушивать не имеет права, а доказательства, собранные незаконным образом, не могут приниматься судом (ст. 50 Конституции РФ: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»). Но принимаются.

Вот и по поводу регистрации в Конституции РФ имеется статья номер 27: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.» То есть главный аргумент Путина, мол, регистрируются а не живут, является абсурдным — по Конституции человек может жить там, где ему заблагорассудится и никому по этому поводу не давать объяснений.

А статья 34 того же Основного закона гласит:»Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности». То есть я могу прописать в своей квартире, принадлежащей мне на правах собственности, любое количество граждан и взять с них за это деньги.

Более того, статья 40 того же закона гласит: «Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.» То есть тех граждан, которых прописали, нельзя и выписать принудительно, не нарушив Конституцию РФ — ну и что, что «жилище» у меня площадью с носовой платок, другого не могу себе позволить. Такая у нас теперь «свобода» — государство полностью скинуло с себя заботу о жилье для граждан, хотя по Основному закону должно заботиться.

Получается что? Государство в целом и лично Путин в частности, развели в России работорговлю, а теперь, когда их на этом деле взяли за задницу, пытаются изобразить «заботу» о гражданах. Въезд в страну по загранпаспортам, что ничего не меняет и ничему не препятствует. Теперь вот неконституционное и противоречащее международным нормам закрепление граждан по месту регистрации. Видимо, Путин считает, что крепостное право прогрессивней, чем прямое рабовладение?

Нет уж, господа хорошие, если вы создали экономическую систему, которая не может обходиться без привозной рабочей силы, то создавайте для гастарбайтеров полноценные условия труда, отдыха и социальной защиты, чтобы на рынке труда шла конкуренция не за более дешевого раба, а за более квалифицированного и трудолюбивого работника. И научите ФМС с полицией не только брать взятки, но и реально контролировать соблюдение законов.

В противном случае — вы нам, гражданам, вообще-то не нужны.

Источник статьи

 

Метки: ,

Коммунисты и “русский вопрос”


В последнее время различные политические силы России «оседлали» тему «Россия и русский вопрос». КПРФ, носившаяся с «русской идеей» все последние почти 20 лет, рискует утратить монополию в трактовке этого вопроса. Вот почему созывается отдельный Пленум ЦК, организуются «круглые столы» и научные конференции. Слово «русский» вновь стало излюбленным в речах Г.Зюганова.

Мы ознакомились с его выступлением на мартовском (2007 г.) Пленуме «О задачах партии по защите русской культуры как основы духовного единства многонациональной России». Сегодня нам оказались доступны материалы первой Всероссийской научно-практической конференции «Коммунисты и русский вопрос», состоявшейся 6 апреля2006 г., выступления деятелей культуры и науки на том мартовском пленуме, а также материалы последнего 13 съезда партии и, главное, новая редакция Программы партии.

Это позволяет нам обстоятельнее проанализировать позицию партии по «русскому вопросу».

Удивительная «мешанина» противоречивых взглядов – вот что определяло и определяет политический портрет Геннадия Андреевича. В его речах есть без всякого сомнения ряд положений, марксистских по своей сути, с которыми не поспоришь. Однако их мы насчитали немного. Зато есть «взрывная смесь», выдаваемая многими капээрэфовскими интеллектуалами, за «сочетание марксизма с основами всей традиционной русской общественной мысли». Проще говоря, КПРФ всегда отличалась стремлением поставить рядом графа Уварова и публициста В.Белинского, революционера В.И.Ленина и философа И.Ильина. «Что греха таить, левопатриотическая оппозиция также внесла свою лепту в культивацию подобных настроений», – говорит сам Геннадий Андреевич. Но на этот раз он призывает применять «классовый, самый серьезный марксистский подход»: «Много сказано слов о моральном единении Бунина и Деникина с советским народом во время Великой Отечественной войны. Если Бунин с Деникиным прозрели, это делает им честь. Лучше поздно, чем никогда. Но история не для того поставила коммунистов во главе патриотического движения за национальное спасение, чтобы они разбавляли свою идеологию и программу предрассудками наиболее отсталых и неразвитых участников этого движения. А для того, чтобы поднимать их до понимания истинного положения». Наши аплодисменты, Геннадий Андреевич!

Мы согласны с утверждением Геннадия Андреевича, что «двигателем разрушения Союза и прогрессирующего распада России стал воинствующий национализм». «Уклон к национализму», об опасности которого неоднократно предупреждал И.Сталин, возобладавший в период перестройки, отражал «попытки «своей» национальной буржуазии… восстановить капитализм» (И.В.Сталин. Сочинения. Т.18, с.513). «Капиталистическая реставрация» и «националистическое движение» в СССР были «неразрывно слиты», – говорит Геннадий Андреевич. Это – исторический факт, лишний раз подтверждающий марксистский закон развития капитализма, который Зюганов сегодня точно воспроизводит в своей речи: «поднимающаяся буржуазия не может на первоначальном этапе своей революции подниматься под каким-либо иным флагом, кроме национального. Русская буржуазия поднимается ныне под точно таким же флагом».

Для любого марксиста связь между противоречиями социальными, между имущими и неимущими, и противоречиями межнациональными очевидна. В Советском Союзе, говорит Зюганов, «непримиримости не было именно потому, что были социализм и Советская власть, разрешившие коренные социальные проблемы и попутно снявшие национальные вопросы. А как только капиталистическая реставрация возродила социальные противоречия, попутно возродилась и национальная неприязнь». Таким образом, лидер КПРФ правильно определил причины обострившихся межнациональных противоречий.

Не вызывают у нас возражений и характеристики, даваемые Зюгановым экономически господствующему классу. «Новый класс крупных собственников, сложившийся в постсоветской России, – по его убеждению, – не только не укоренен в национальную и культурную почву нашей страны, но является лишь отрядом «приказчиков» транснационального капитала. В сущности, он представляет собой модернизированное издание компрадорской буржуазии. Это – каток, сминающий все русское, советское и народное в России».

«Лейтмотивом всей «политики реформ», проводимой этим господствующим классом, являются экономическая экспроприация и социальная маргинализация основной массы населения России». Результатом такой политики, считает Зюганов, стало разделение «социально на «новых» и «старых» русских, пропасть между которыми углубляется с каждым днем». «С реставрацией капитализма в России, с утверждением его в криминально-олигархическом виде, русская культура превратилась в главный объект духовной агрессии капитала. Она последовательно убивается, вытаптывается, извращается, злобно фальсифицируется».

В таких условиях, действительно, не приходится говорить «о единстве нации». «Этот лозунг, – говорит Г.Зюганов, — сплошь и рядом используется для затушевывания непримиримых классовых противоречий». «Путинский патриотизм», по его убеждению, призывает «забыть» о классовом угнетении внутри нации ради спасения ее как единого целого». Зюганов повторяет положение программы КПРФ о необходимости «борьбы с эксплуататорами внутри собственной страны». «А непременным условием борьбы за социализм является интернациональное сплочение и единство трудового народа». Что тут возразить?

Не обходит стороной Зюганов и факт социальной неоднородности и противоречивости воззрений между различными отрядами господствующего класса. «Мы видим в политике российской верхушки, – говорит он, – переплетение самых разных элементов – и космополитизма, и национализма. А значит и в социально-экономических делах не может быть простых решений». Их борьба является сегодня основной тенденцией общественного развития. «Демонстративный космополитизм периода капиталистической реставрации сменяется ныне демонстративным национализмом периода стабилизации».

Таким образом, отмеченные выше пункты зюгановской речи идут в русле базовых марксистских положений. Однако в целом речь Зюганова – это очередной образец уникальной идейной мимикрии, стремления соединить несоединимое, пример отречения от всего, в верности к чему он только – что поклялся. В этом Зюганов неизменен. Иного в общем-то от классического оппортуниста ждать и не приходится.

Поклявшись в верности классовому подходу Зюганов тут же предложил дополнить его национальным. В этом плане, кремлевский идеолог В.Сурков более последователен: в своей последней статье «Национализация будущего» он просто отбрасывает классовый подход. Нация (понятно, какая? Здесь он с Зюгановым един) у него главный субъект истории.

Однако В.Сурков во многих вопросах мыслит также, как говорит Геннадий Андреевич: «Думаю, что на сегодняшний день такого рода нитью, позволяющей размотать клубок тех сложнейших проблем, что существуют в российском обществе, является русский вопрос. То есть вопрос о положении русских в российском обществе. Об их месте в сфере экономики, о системе социальных отношений, политике и культуре». Хотя тут же в своей речи Зюганов процитировал Ленина: «Как указывал Ленин, «в каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная) – притом не в виде только «элементов», а виде господствующей культуры». «Признаков этого господства вокруг нас» Зюганов видит (или говорит, что видит) «чудовищно много».

Вот почему для настоящего марксиста очевидно, что не «русский вопрос» является «такого рода нитью, позволяющей размотать клубок тех сложнейших проблем, что существуют в российском обществе», а положение «трудящейся и эксплуатируемой массы» независимо от ее национальной принадлежности. Поэтому-то коммунисты на деле (а Зюганов, как видно, только на словах) ратуют за «интернациональное сплочение и единство трудового народа». Поэтому для нас не существует отдельных национально окрашенных «вопросов».

Хочется спросить Геннадия Андреевича: а существуют отдельные «татарский вопрос», «якутский вопрос» и (не сочтите экстремистом) «чеченский вопрос»? Должны ли коммунисты – татары ставить у себя такого рода вопросы или им объединиться, к примеру, с коми-пермяками во имя защиты только русского народа? Должны ли коммунисты – ингуши согласиться с Геннадием Андреевичем, что в силу своих неких национальных особенностей им не дано, в отличие от русских коммунистов, сохранять «в наибольшей мере» «преданность социалистической перспективе»? Что «коллективистский образ мысли и всей жизни» присущ только «русскому сознанию», а сознание рабочего-татарина абсолютно иное? Что только «русский патриотизм, русское национальное самосознание» являются «противниками антисоветских и антикоммунистических сил», а башкирский патриотизм не способен противостоять антисоветчикам и антикоммунистам?

Очевидно, что для нас, последовательных интернационалистов, такие утверждения немыслимы. Но они естественным образом вытекают, когда на первый план выпячиваются вопросы одной отдельно взятой нации.

Но «ведь сейчас каждую минуту на глазах у всего мира и при его молчаливом участии исчезает великая нация», — утверждает Зюганов. «А в самой Великороссии, прежде всего в ее исконных исторических областях, народ в буквальном смысле вымирает». «За 15 последних лет страна потеряла более 10 миллионов человек, из них 9,5 миллиона – русских». Это ли не геноцид русских, возмущается Зюганов? Вы, Геннадий Андреевич, ради простой объективности, привели бы цифры, сколько потеряли другие нации, проживающие России. Коми-Пермяцкий округ, к примеру, в числе лидеров по уровню самоубийств. Почему не ставится вопрос на Пленуме ЦК о защите коми-пермяцкого народа? Только потому, что, по Вашей логике, он не является «государствообразующим»?

Разве вопрос сохранения народа «в условиях системного кризиса российского общества» касается только русского народа? Разве «угроза потери национального суверенитета, территориального и культурного единства страны» касается только русского народа? Разве ежегодное уменьшение населения на 700-800 тысяч человек – только русских? Разве «качественная деградация человеческого потенциала», рост преступности, наркомании и т.п. – это специфически русские проблемы?

Готов разделить Ваши переживания по поводу «ужасающего положения» русской деревни. Ну, а в нерусских деревнях положение менее ужасающее? И разве татарские крестьяне меньше любят и уважают землю? И не станете же вы утверждать, что мусульмане меньше православных русских привержены «семье, к обычаям и традициям предков»? Но русская (да и не только, русская) деревня знает и другие описания: и об «идиотизме деревенской жизни», и о проделках всевозможных мироедов. И про «крестьянскую Вандею» понаписано тоже много.

Сколько пришлось повоевать В.И.Ленину со всякими «друзьями народа», а сегодня лидер якобы «главной коммунистической партии» сам среди них: народ-то русский у них все также антибуржуазен, «как народ по преимуществу крестьянский, свято хранящий ценности общинного коллективистского образа жизни». Упорно Зюганов с «друзьями народа» не хочет видеть среди этого «народа» мироедов. «Наш народ никогда не ставил меркантильные, потребительские свойства выше духовно-нравственных. Это и в основе православной религии, так же, кстати, как и мусульманства. Наша культура отвергает страсть к обогащению и индивидуализм. Нравственные ценности превыше всего!». Почитал бы лучше Геннадий Андреевич известного знатока русского крестьянства в 19 веке А.Н.Энгельгардта, который в своих письмах «Из деревни» называл крестьян «самыми крайними собственниками», ни один из которых «не поступится ни одной копейкой, ни одним клочком сена».

Так, может и не было никакой «буржуазной контрреволюции» 90-х, а, Геннадий Андреевич? Как же объяснить, что «русский народ – самый советский народ, по определению И.В.Сталина, – народ, совершивший прорыв в социалистическое будущее», так легко от него отрекся? Вы утверждаете: «Снизилась солидарность и чувство национального самосохранения русского народа. А ведь именно они служили главными скрепами Советского Союза и России. Помимо других причин, Союз распался еще и по причине политической пассивности русского населения союзных республик». Как это согласуется с Вашим утверждением, что «как только капиталистическая реставрация возродила социальные противоречия, попутно возродилась и национальная неприязнь»? Кто стал главной движущей силой этой реставрации, если по Вашему выходит, что у русского народа «снизилось» «чувство национального самосохранения»? Может, все-таки совокупная мощь многонационального российского капитала в союзе, как вы правильно подмечаете, с транснациональным и смела СССР и социализм? Вы же об этом и говорите вначале, и вдруг скатываетесь до полного отождествления «русского народа» с отнюдь не пассивными русскими капиталистами, наоборот, активно приближавшими свой час. Попадают ли эти русские капиталисты под Ваше определение «русского народа»?

Сталин имел все основания считать русский народ советским, но именно потому, что включал в него только трудовой народ, который смел господство своей «русской» (да и не только русской) буржуазии. Сегодня, цитируя Сталина, исключаете ли вы из «самого советского» русского народа отнюдь не советскую, а антисоветскую русскую буржуазию? Или тоже берете ее под защиту? Но тогда при чем здесь Сталин. Да, Сталин много хорошего сказал о русском народе. Но под ним он имел в виду только трудящиеся классы. В1930 г. он писал Демьяну Бедному: «Революционные рабочие всех стран единодушно рукоплещут советскому рабочему классу и, прежде всего, русскому рабочему классу, авангарду советских рабочих как признанному своему вождю, проводящему самую революционную и самую активную политику, какую когда-либо мечтали проводить пролетарии других стран… Все это вселяет (не может не вселять!) в сердца русских рабочих чувство революционной национальной гордости, способное двигать горами, способное творить чудеса» (Собрание сочинений. Т.18. Тверь, 2006. С.33).

Да, в выступлениях Ленина и Сталина вы найдете выражение «русский народ». Но это не мешало им видеть в нем классовые различия и при этом признавать заслуженное право русского рабочего класса считаться авангардом среди рабочих других национальностей в их классовой борьбе против «своей» и мировой буржуазии. «Интерес (не по холопски понятый) национальной гордости великороссов совпадает с социалистическим интересом великорусских (и всех иных) (!- А.Ч.) пролетариев» (В.И.Ленин. «О национальной гордости великороссов»). Вот она диалектика «национальной гордости» (не национализма!) и «пролетарского интернационализма». Что делает Зюганов? Он просто отбрасывает пролетарский интернационализм, эту альфу и омегу сознательного коммуниста.

Вместе с тем, на фоне эксплуатации «русского вопроса» жизнь уже предъявляет реальные примеры международной солидарности рабочих. Так, в поддержку забастовки рабочих «Форда» во Всеволожске в 2007 г. выступили рабочие «Форда» в Германии. «Мы с ними постоянно поддерживаем отношения через центральный профсоюз, – говорил тогда рабочий лидер А.Этманов. – Сейчас ведем переговоры и с Испанией, чтобы они не отгружали нашим машины. Если они поддержат – хорошо, нет – ну что делать. Я считаю, что на транснациональные корпорации нужно оказывать международное давление» (Огонек.2007.№8.С.4). Пока КПРФ на пару с «Единой Россией» разбирается с «русским вопросом», рабочие разных наций пытаются вместе противостоять мировому капиталу.

Собирается ли КПРФ на радость буржуям вбить клин между русскими рабочими и рабочими других наций? «У нас нет никаких иных ресурсов для ведения политической борьбы, кроме тех, что имеются в самом российском обществе», – заявляет Зюганов на первой научно-практической конференции КПРФ по русскому вопросу. А как же интернациональная поддержка трудящихся всего мира? Вместо нее предлагается самобытный «свой путь», исходя «из коренных свойств российского общества». Это полный разрыв с принципом пролетарского интернационализма и представлением, что социализм есть классовый идеал не «общества» ВООБЩЕ, тем более только русского или китайского, а пролетариата независимо от его национальной принадлежности.

Таким образом, КПРФ проталкивает в рабочий класс традиционную буржуазную политику, заключающуюся в противопоставлении рабочих, разведении их по «национальным квартирам», чтобы забыть забыли о классовом угнетении внутри нации «ради спасения ее как единого целого». Хотел Зюганов высечь «путинский патриотизм», а получилось, дует с ним в одну дуду.

Но мы готовы признать вслед за Зюгановым, что «в стране зреет и национальный протест». Но кто, в первую очередь, с ним выступает? Кто финансирует всевозможные окрашенные в «национальные цвета» организации и движения? Рабочие? Кому в первую очередь выгодно, чтобы иностранные торговцы ушли с наших рынков, кто более всего заинтересован, чтобы российские ресурсы не принадлежали иностранцам? Кто бы хотел ими монопольно владеть и распоряжаться? Русские рабочие или русская буржуазия?

В.Сурков, в отличие от Зюганова, в открытую говорит, в чьих интересах власть увлеклась сегодня вопросами «национальной самобытности» и «суверенной демократии». В интересах крупной национальной буржуазии! История свидетельствует, и Зюганов это хорошо знает (потому что проговаривается об этом): борьба национальной буржуазии за власть всегда ведется под национальными знаменами. Цель завоевания господствующего положения на внутреннем рынке, вытеснения конкурентов, какой бы нации они не принадлежали, объективно бросает национальную буржуазию в объятия шовинизма и национализма. Национальная буржуазия, когда ей выгодно, сделает все для укрепления «русского духа» и, поверьте, лучше, чем псевдокоммунисты из КПРФ.

Интересы изменяют мир. Но буржуазия никогда не откажется, если в этом деле (конечно, только в «интересах нации») и под ее руководством ей соберутся помогать трудящиеся массы вместе с их партиями. Верную же мысль высказал на научно-практической конференции по русскому вопросу секретарь ЦК КПРФ Д.Г.Новиков: «Рост национального самосознания русских – есть фактор роста национального самосознания других народов России. Этот рост – оружие обоюдоострое, смотря в чьих руках находится. Если пролетариат использует его для классовой солидарности, интернационального единства и борьбы против буржуазии; буржуазия использует для противопоставления народов, отвлечения от классовой борьбы пролетариата. Нужно разобраться, как коммунисты собираются использовать в целях социализма рост национального самосознания, а не выдвигать в «центр общей национально-освободительной борьбы русский вопрос».

В начале 90-х годов занятый переделом советского наследства национальный капитал, в силу своей придавленности компрадорами не имевший собственной партии, предоставил коммунистам возможность озвучивать «национально ориентированную» проблематику. Теперь он укрепился настолько, чтобы создать уже «свою», чисто буржуазную, очищенную от старой советскости, партию, которая будет выражать ее «национальные интересы» лучше, чем упорно держащаяся за «русскую идею» КПРФ.

Обрушиваясь (и справедливо!) на компрадорскую буржуазию, этого «приказчика транснационального капитала», Геннадий Андреевич старательно обходит вопрос, а чем она хуже или лучше «национально мыслящей» буржуазии. Ведь когда вы говорите об ущемленном положении русских, вы должны конкретно показать, в чем проявляется эта ущемленность и для русских рабочих и для русских предпринимателей, и для русских крестьян, а самое главное, от кого исходит это ущемление. Ответ на этот вопрос и у кремлевского идеолога В.Суркова, и у оппозиционера Г.Зюганова удивительно похожи. И тот и другой обрушиваются на тех, «для которых солнце восходит на западе», на «ставленников враждующих олигархических кланов». И оба противопоставляют им «подлинную, народом взращенную и выдвинутую национальную элиту». Надо полагать, что эта элита и должна возглавить национально-освободительную борьбу, за которую ратует Геннадий Андреевич. Только нужно конкретизировать, кто имеется в виду под подлинной, народом взращенной и выдвинутой национальной элитой», «лучшими людьми страны», «цветом нации»?

Должна ли партия, называющая себя коммунистической, разрабатывать столь любимый Зюгановым механизм «рангового отбора» (И.Ильин), чтобы обеспечить «продвижение во власть настоящих национальных лидеров»? Или ее задача вместе с пролетариатом разбить существующую государственную машину капитализма? Нигде у КПРФ вы этого не найдете. Зюганова волнует поиск общественного устройства, гарантирующего наведение «всенародного правопорядка», и утверждение в России «сильной, национальной власти». «Как удержать энергию национального возрождения в конструктивных рамках»? – задался он вопросом на научной конференции. Зюганова беспокоит, что «безудержная русофобия» спровоцирует «народное возмущение», которое может «взорвать Россию изнутри». Ему этого не хотелось бы. Путину, Медведеву, Суркову тоже. Зюганов проговорился: русский вопрос понадобился, чтобы служить укреплению буржуазной России.

Отличие же подходов Зюганова и Суркова заключается в том, что первый хотел бы «соединить» социалистический идеал и «традиционные народные ценности», второй не предполагает никаких социалистических примесей.

Передовые рабочие любой национальности всегда поддерживали и поддерживают действительное национально-освободительное движение народов. Но мы знаем, что по своему классовому содержанию оно носило, носит и будет носить буржуазный характер. Борьба «своей» национальной буржуазии за монополию на внутреннем рынке пробуждает национальное сознание, проясняет сталкивающиеся интересы, а, значит, развивает политическое сознание вовлеченных в эту борьбу масс. Коммунисты допускают в таких целях «соединение» с национальной буржуазией (политика, как известно, предполагает самые разные союзы и объединения, вопрос только на чьей и на какой платформе), но не для реализации ее конкурентных притязаний, а для развития политического сознания трудящихся, для их борьбы за социализм.

Ради чьих интересов зовет нас на «национальный протест» Геннадий Андреевич? Ради тех, кому не нравится, что «80% собственности в России принадлежит восьми этническим кланам», среди которых русские якобы оказались без капитала? Коммунисты должны считать, что борьба за возрождение русского народа заключается в оттеснении этих «кланов» от собственности, власти, СМИ? КПРФ хотела бы, чтобы народ, скинул господство одних «кланов» и повесил себе на шею другой «клан», конечно, близкий и родной, потому что русский?

Таким образом, единство «русского народа», а, следовательно, единство русского рабочего с русским капиталистом, для Зюганова более значимо, чем классовая борьба великорусского рабочего в интернациональном содружестве с рабочими других наций против их «национальных» капиталистов и частной собственности вообще? Если так, то Геннадий Андреевич, выступая на словах против «затушевывания непримиримых классовых противоречий», на практике собирается делать прямо противоположное.

Справедливости ради надо отметить слова Зюганова в Политическом докладе 13 съезду партии: «Однако для трудящихся нет разницы между олигархами славянского происхождения и эксплуататорами из числа национальных меньшинств». Зюганов в полном в соответствии с установками партии на механическое соединение национального и классового, то склоняется в одну сторону, то в другую. В Зюганове – лидере как ни в ком другом проявляется сегодня вся внутренняя идейно-теоретическая, политическая, организационная противоречивость возглавляемой им партии.

Вот к чему неизбежно приводит попытка подменить реально существующий в буржуазном обществе национальный вопрос пресловутым « русским вопросом». Вместо того, чтобы противопоставить режиму развернутую и обоснованную партийную программу в национальном вопросе, Зюганов затевает соревнование с «Единой Россией» и администрацией президента за то, кто лучше скажет про «русский вопрос».

Но даже тогда, когда Г.Зюганов берется рассуждать о «национальной политике», а не о «русском вопросе», он скатывается до прямых фальсификаций. «Суть национальной политики Советской власти первых послереволюционных лет заключалась в ликвидации фактического национального неравенства», – правильно замечает Зюганов. Но дальше следует весьма своеобразная интерпретация этой политики Советской власти. «Ясно, что эта политика обусловливалась совершенно конкретными обстоятельствами места и времени. И она приносила успех, пока соответствовала объективным задачам, пока обстоятельства не изменились». Можно подумать, что большевики действовали не так, как было написано на их знаменах, а вынуждено, под влиянием «конкретных обстоятельств». Обстоятельства изменились и потому «бездумное продолжение ее и после того, как это неравенство было в основном преодолено, губительно сказалось сначала на судьбе Советского Союза, а затем и самой России». Это уже прямая фальсификация, поскольку неравенство наций не было полностью преодолено, нации стояли на разных уровнях материального положения, а, следовательно, различались и по уровню развития национального сознания на протяжении всего советского периода. Но осознание русскими трудящимися, представляющими самую многочисленную нацию в многонациональной стране, себя как части единого советского народа, способность их к героизму и самопожертвованию (вспомним хотя бы, как русский и грузин водружали Знамя Победы над поверженным рейхстагом или как достойные представители семьи братских советских народов помогали отстраивать разрушенные землетрясениями Ташкент и Ашхабад) способствовали преодолению этого неравенства.

Неравенство еще более усилилось, когда в годы перестройки началось противопоставление народов, населявших СССР. И сегодня Зюганов, выдвигая на первый план некий «русский вопрос», продолжает эту политику противопоставления наций. Не надо видеть соринку там, где ее нет. Отнюдь не политика советской власти по преодолению неравенства между народами привела к тому, что «русский народ сам оказался в неравном положении в собственной стране» (по отношению к кому?), а капитализация, усиливающая социальное неравенство как внутри отдельных наций, так и между нациями, разрушила единство народов и советскую страну. И разрушает сегодня!

Одним штрихом Зюганов фальсифицирует всю (!) советскую историю. Вчитайтесь: «Советская модель российской культурной стратегии явилась долгожданным синтезом двух традиционных русских доктрин: державной – с ее идеей государственной самодостаточности и славянской – с ее концепцией славянского геополитического блока и культурного пространства. Воплощение в жизнь этой модели принесло нам победу в Великой Отечественной войне, дало ранг ядерной сверхдержавы. Позволило создать блестящую науку, первой вывело страну в космос». Авторам Декларации об образовании СССР1922 г., в которой четко объяснены причины создания и цели нового государства, подобные измышления могли только присниться. Но Зюганову такая «концепция» исторического развития России понадобилась для обоснования отнюдь не фантастических замыслов: «Россия вновь стоит перед необходимостью решения тех же трех громадных геополитических и цивилизационных задач, что и четыреста лет назад: прорыв к Балтике, собирание русских земель и выход к Черному морю, оформление четких границ на юге и юго-востоке, удержания сферы своего культурного воздействия».

Зюганов ни на секунду не задумывается над тем, пожелают или нет народы России и сопредельных государств заплатить дорогую цену за такого рода «прорывы». Он даже не задает вопросы, что должны делать, допустим, украинские трудящиеся, если русская буржуазия двинется на прорыв к Черному морю. И должны ли будут русские рабочие поддержать отечественный капитал в этих притязаниях? Впрочем, и такого выбора Зюганов трудящимся не оставляет. Ведь для него «великороссы, малороссы, белороссы, триединый народ. С одной верой, с одной культурой и общей Победой, с мало отличающимся языком (? –А.Ч.)». «И границы, произвольно проведенные под Псковом, Прохоровкой и Ростовом, ничего общего не имеют с историческими границами. Да русский народ оказался самым крупным разделенным и самым униженным народом».

Как известно, войны всегда начинались у границ. Геннадия Андреевича отнюдь не смущает, что русский народ и в советские годы был «самым крупным разделенным народом», поскольку «границы, произвольно проведенные под Псковом, Прохоровкой и Ростовом», никого не волновали. А не волновали потому, что и на Украине, и в Белоруссии, и в Таджикистане, русский человек чувствовал свою принадлежность к советскому народу. И Крым не считался ни украинским, ни российским, а Советским Крымом. Но Геннадий Андреевич далеко уже не советский человек, а русский патриот. Поэтому и провозглашает на научно-практической конференции «главной задачей нашей партии – спасение русского народа», «спасение государства Российского» (а не воссоздание СССР?). На ней Зюганов даже доказывал, что создатели советской государственности якобы тоже решали «русский вопрос» и в духе некоего «русского социализма», а Советский Союз он называет «новой геополитической формой тысячелетней Российской державы», более того якобы возрожденной «в новом державном облике Российской империи».

Зюганов вводит понятие «сталинская геополитическая доктрина» – «патриотическую концепцию «построения социализма в одной отдельно взятой стране», предполагавшую будто «форсированное возрождение державной мощи России». Зюганов такими идеями напрочь выхолащивает все советское.

А приписывая Сталину в качестве «главной геополитической задачи» создание «самодостаточной независимой от внешней конъюнктуры хозяйственной системы страны», Зюганов ничего не говорит о цели сталинской индустриализации создать материальную базу социализма. Зюганов таким образом выхолащивает еще и социалистическое. Ай да, коммунист!

Нельзя считать1917 г. успехом «русского народа», товарищ секретарь ЦК Д.Г.Новиков. А как же забастовки польских рабочих Лодзи? А бурливший рабочий Кавказ? Ответственность «в деле организации социально-классовой и национально-освободительной борьбы» лежит не только на «русских трудящихся» и «русской интеллигенции». А сколько среди большевиков было евреев, прибалтов? Неужели непонятно, что такой подход непродуктивен? Пусть высчитывают евреев в революционной партии черносотенцы и фашисты, мы будем считать рабочих-ленинцев.

Дальше всех в фальсификации ленинизма идет председатель ЦКРК КПРФ В.С.Никитин, который на научно-практической конференции в своем выступлении назвал марксизм-ленинизм «русским вариантом марксизма». При этом он понимается им не в революционном, а охранительном духе: социальные проекты, «внедряемые» в стране, «должны соответствовать (а не изменять?) типу общества, «исторически» в нем сложившемуся (назад, к самодержавию?), и его «миропониманию». Таким образом, заслуга Ленина, оказывается, не в том, что он творчески и по-революционному применил марксизм к специфическим условиям России начала 20 в., а осознал правильность витающей в голове Никитина «византийско-русской теории». И этот человек на руководящей должности в коммунистической партии! Дальше больше. Ленин, с точки зрения Никитина, будто бы исходил из «особенностей русского миропонимания», а не шел по пути, представленном в Манифесте Коммунистической партии. И Советы будто бы выбрал «как исконно русскую форму самоуправления», осмысленную якобы еще Кириллом и Мефодием в «Славянской кормчей» (9 век). И идея авангардной партии будто тоже сугубо русская. И идея социалистического соревнования это проявление «русского стандарта естественности». И стоял Ленин «твердо» на принципах известной только Никитину «русской философии Совершенства». И Сталин, оказывается, тоже стоял! Такая фальсификация марксизма-ленинизма даже злейшим врагам коммунистов не снилась.

Вот, как Сталин отвечал одному такому «патриоту» режиссеру А.Довженко по поводу сценария его фильма «Украина в огне», в котором тот, в частности, написал: «Помните, на каких бы фронтах мы сегодня ни бились, куда бы ни послал нас Сталин – на север, на юг, на запад, на все четыре стороны света, – мы бьемся за Украину!». Сталин ответил на это: «Если бы Довженко хотел сказать правду, он должен был бы сказать: куда ни пошлет вас Советское правительство – на север, на юг, на запад, на восток – помните, что вы бьетесь и отстаиваете вместе со всеми братскими советскими народами, в содружестве с ними наш Советский Союз, нашу общую Родину, ибо отстоять Союз Советских Социалистических Республик значит отстоять и защитить и Советскую Украину. Украина как самостоятельное государство сохранится, окрепнет и будет расцветать только при наличии Советского Союза в целом» (И.Сталин. Сочинения.Т.18. Тверь,2006. С.341). Как актуальны эти слова на фоне «торжества демократии» в современной Украине! И как злободневны из-за попыток Зюганова приписать победу в Великой Отечественной войне исключительно «российскому, русскому» народу! За такое во времена КПСС Зюганова записали бы в антисоветчики.

Мы готовы согласиться с Геннадием Андреевичем, что «конкретная форма национального вопроса в современной России» касается подавляющего большинства населения России, поскольку мы наблюдаем откровенную эксплуатацию ничтожной части общества, опирающейся на государственный аппарат, основной массы трудящихся, независимо от того, в какой части страны они проживают. Что же делает Зюганов? Он уводит наше внимание от этой эксплуатации, противопоставляя трудящихся «национальной сердцевины» трудящимся «национальных окраин». Если для Зюганова «национальная сердцевина» первична, то мой интернациональный долг взять рабочего «национальной окраины» под защиту от такого махрового русского держиморды.

Вы полюбуйтесь, как лидер партии, называющей себя коммунистической, выгораживает окрашенный в «русские» цвета капитализм: «Я не хочу сказать, что у нерусских народов нет будто бы никаких проблем. От последствий «перестройки» и «реформ» страдают все, в помощи нуждаются все ( и 60 долларовых миллиардеров тоже? –А.Ч.). И мы никогда и ни при каких условиях не скажем, что кого-то можно бросить на произвол судьбы (и не тронете богатство 60 долларовых миллиардеров? – А.Ч.).

Но сегодня приоритет – возрождение русского народа (в том числе процветание долларовых миллиардеров русской национальности? – А.Ч.), его духовности и культуры. Ибо центробежные факторы, под воздействием которых разваливается Россия, сегодня другие. Раньше это было ущемленное положение национальных меньшинств (кто и как их ущемлял, не ясно – А.Ч.). А сегодня – это ослабление русского народа как естественного центра притяжения» (надо полагать, что количество миллиардеров русской национальности и их состояние не прирастает, и это тоже беспокоит Геннадия Андреевича – А.Ч.).

«Задача в укреплении единства и мощи русского народа ради восстановления его роли как центра притяжения» (единства обираемого русского рабочего с жирующим русским буржуем? – А.Ч.). А если татарские капиталисты пожелают «укрепления единства и мощи» татарского народа и выступить в качестве «центра притяжения», как на это должны отреагировать татарские и русские рабочие? По всей видимости, осуществлять установки большого «русофила» Геннадия Андреевича Зюганова.

По Зюганову, «любой народ – всегда патриот своей страны». По Марксу, «рабочий не имеет Отечества», кроме социалистического, интернационального по своей сути. Любой народ, по Зюганову, любит свою страну, гордится ею. «Он переживает ее неудачи и чувствует себя как бы членом одной семьи, имеющей общие интересы, исторические корни». По Марксу, не может быть общих интересов между рабом и господином, и любят они Родину каждый «своей особенной любовью». По Ленину, любовь к Родине не есть нечто абстрактное. «Мы полны чувства национальной гордости, – писал он, – ибо великорусская нация … доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм, а не только великие погромы, ряды виселиц, застенки, великие голодовки и великое раболепство перед попами, царями, помещиками, капиталистами».

Зюганов, судя по всему, предлагает любить страну всю без остатка, вместе с эксплуататорами и раболепствующими перед ними. Здесь нам с Зюгановым не по пути. Мы, в отличие от Зюганова, знаем, что есть Россия реакционная и есть революционная, Россия Радищева и Чернышевского, Желябова и Ульянова, Халтурина и Алексеева. Только такую Россию мы любим и призываем любить. Но любить Россию крепостников и держиморд – избавьте, Геннадий Андреевич.

«Наш ответ на вызов времени это – теория и практика русского социализма» – говорит Зюганов. «Первый шаг на этом пути – необходимость убедительно объяснить народу, что именно социализм является квинтэссенцией той тысячелетней русской культуры, русской цивилизации, русской идеи». Хотелось бы знать, как вы собираетесь навязывать «русский социализм» народам России, у которых несколько иная, как вы позволили себе выразиться, «квинтэссенция»?

«Нам следует показать и доказать российскому обществу, что в своем нынешнем виде формула русского социализма органично вписывается и в марксизм (никак не вписывается, сколько не пытайтесь –А.Ч.), и в многовековую русскую культурную и духовную традицию» (опять Ленин и Пуришкевич в одном флаконе).

«Что она не только впитывает в себя достижения всех течений отечественной мысли, но и способна предотвратить новые расколы в национальном сознании» (не надо, Ленин и Пуришкевич вместе никогда не уживутся).

«Мы, коммунисты считаем и настаиваем, что возрождение морали и культуры, возрождение нации немыслимо без опоры на традиционные ценности, на многовековые народные святыни» (пролетарский интернационализм к таковым относится?).

«Мы не можем развиваться, если не будем опираться на четыре главных столпа. Это – сильное государство, высокая духовность, коллективизм и справедливость. Именно эти четыре столпа держали наш государственный дом, создавали в нем уют и достоинство» (для кого, в первую очередь?).

Зюганов дает развернутую программу строительства «русского социализма». Знакомство с ее пунктами выдает Зюганова с головой. Это программа чуточку социализированного государственного капитализма, изрядно приправленного русским шовинизмом.

Опять речи о недостаточно «адекватном присутствии» русских, о приоритетности защиты «русского языка и русской культуры», о засилье «русофобов», «псевдорелигиозных суррогатов «нового мирового порядка», стремящихся подменить собою традиционную православную веру на территории исторической России», призыв защищать почему-то только русских «соотечественников» за границей, идея «воссоединения триединого русского народа – великороссов, малороссов и белорусов» (а с молдавскими, армянскими, казахскими трудящимися уже «воссоединяться» не надо?).

При этом зюгановский «русский социализм» предполагает «действенную защиту внутреннего рынка и отечественного товаропроизводителя от недобросовестной конкуренции из-за рубежа».

Идея «национальным предпринимателям» очень понравится. Русскому и другим народам обещается абсолютно нереальное в условиях капиталистической конкуренции «равенство возможностей в области деловой активности и предпринимательства». А трудящимся брошена кость: «преодоление нынешней гигантской пропасти в уровне доходов между богатыми и бедными через создание новой, более совершенной налоговой системы», то есть не разрушение системы эксплуатации, а ее «совершенствование».

И это все преподносится как «сочетание марксизма и национального подхода». Разрыв со всеми основами нашего движения – вот что это такое! Но таким способом зюгановские «русские социалисты» достигают важной цели: усыпить бдительность трудящихся, крепче привязать их к интересам национальной буржуазии, ибо «уклон к национализму есть приспособление интернационалистической политики рабочего класса к националистической политике буржуазии» (И.В.Сталин. Сочинения, т.18, с.513).

Предлагать ли обществу «свою собственную, конструктивную геополитическую стратегию» или признавать необходимость мировой пролетарской революции? Вместо социалистической революции «национально-освободительную борьбу»? Вместо борьбы с отечественной буржуазией борьбу за «национальную независимость»? Вместо слома буржуазной государственной машины поддержку «всего исторически сложившегося института отечественной государственности»? Вместо пролетарской демократии «развитие демократии «до конца»? Вместо борьбы за социализм – «вновь» довести до конца буржуазную революцию? Вместо увеличения реального представительства рабочих и крестьян в государственных органах – «равенство представительства русских, как и всех народов России»? Вместо устранения всяких препятствий для самоорганизации рабочего класса – «устранение всяких препятствии для национально-культурной самоорганизации русских»? Вместо передачи информационной и культурной сфер трудовому народу «адекватное присутствие русских»? и т.д. и т.п.

Эти альтернативы для современных российских коммунистов и считающих себя таковыми возникли не вчера и не сегодня. Записав в новую редакцию своей Программы положение, что «задачи решения русского вопроса и борьбы за социализм по своей сути совпадают», КПРФ просто пытается не отстать от нарастающих во власти и обществе реакционных националистических настроений. Это объективно позиция контрреволюционной партии. И марксистам предстоит долгая борьба за сознание трудящихся, в том числе против последователей Зюганова, протаскивающих буржуазную идеологию под лживой вывеской «коммунистической партии».

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Россия: падение страны в пучину мракобесия продолжается


Сколько бы ни дивились дикости реакционного поворота, произошедшего у нас в 2012 году, его размах еще недооценен. В истории почти не случалось такого, чтобы власти великой державы от страха перед сегодняшней действительностью шарахнулись так далеко в прошлое, отгораживаясь от внешнего мира и пытаясь ошельмовать чуть ли не все идеи, утвердившиеся на планете за последние века.

Мракобесием называют враждебность к личной свободе, современному знанию и культуре, притом враждебность, проявляемую открыто и демонстративно.

Разгул мракобесных страстей был, конечно, не единственной приметой прошедшего года, зато, пожалуй, самой бросающейся в глаза. Российские власти, и в особенности их агитактив, у которого на языке всегда то, что у начальства на уме, открещиваются буквально от всего, что в мире XXI века признается нормой.

Такие понятия, как демократия, свобода и революция, права человека, толерантность и либерализм, являются основой политического словаря современного мира. Они давно перестали быть принадлежностью Запада. Эти ценности торжественно признают почти повсюду, даже и там, где плохо соблюдают. Ведь лицемерие — это, как известно, та дань, которую порок вынужден платить добродетели. И только наша домашняя система даже и эту дань платить больше не хочет.

Частично в официальном и всецело в околоофициальном обиходе утвердился свой собственный, ни на что чужое не похожий политический словарик, за версту отдающий немаскирующимся хамством и не умеющей замаскироваться сексуальной озабоченностью. Не либерал, а «либераст». Не толерантность, а «толерастия». Если революция, то, разумеется, «цветная». А если демократия, то ее сторонники «дерьмократы», а сама она – «антихристианское лжеучение о «народовластии». И это не просто болтовня. Это выражение тех перманентных страхов и подспудных установок, которые диктуют большую политику Кремля и за границами, и у нас дома.

Ярая антиреволюционность официальной нашей внешнеполитической риторики подкрепляется резонными с виду опасениями кровавых эксцессов, особенно правдоподобными, когда речь идет о революциях на арабском Востоке. Но, поскольку эксцессы тамошних диктатур никогда не вызывали у официальной Москвы ни малейшей тревоги, само собой возникает предположение, что по-настоящему наши власти страшит не столько перспектива кровопролития, сколько возможность установления там демократических режимов – явления глубоко им непонятного и всей душой отвергаемого. Притом отвергаемого вовсе не только теоретически. Много ли в сегодняшних Латинской Америке, Азии или даже Африке осталось стран, где парламент, суды и местные самоуправления были бы такими фикциями, а глава государства и полицейские структуры — такими всевластными, как у нас? Не надо бояться назвать наш строй уникальным. Он действительно ультрастаромоден и ни на что не похож — ни на Западе, ни на Востоке. Еще недавно он этого стеснялся, а сейчас пытается сделать предметом гордости.

Предпринимая очередной компрометирующий Россию демарш, наши власти обычно стараются подчеркнуть его антизападность, полагая, что бросить вызов «золотому миллиарду» — это как-то убедительнее, чем отречься от того, что считает естественным весь мир. Скажем, запрет на усыновление изображается как антиамериканское мероприятие, долженствующее вызвать сочувственный гул во всех уголках планеты.

Возможно, в Кремле так и не понимают, что международное усыновление, особенно детей беспомощных и больных, повсюду, даже и в действительно могучих, весьма самолюбивых и далеко не западных державах считается делом нормальным и добропорядочным. Скажем, в Китае американцы за последние годы усыновили в несколько раз больше сирот, чем в России.

Мракобесие и так-то вещь ущербная. Но его домашняя версия-2012 особенно специфична, поскольку не попадает в резонанс с теми разновидностями реакционности, которые бытуют во многих прочих странах.

Об одном преуспевающем ныне чиновнике рассказывают, как, будучи в 90-е годы скандальным парламентским депутатом, он надумал внести законопроект о преследовании геев. Но куратор от тогдашней кремлевской администрации посоветовал не горячиться. «Думаешь, Европа не поймет?» – озадаченно спросил энтузиаст. – «Африка не поймет!» – засмеялся куратор.

Кураторы сейчас другие. Антигейские законы приняты в нескольких регионах во главе с так называемой культурной столицей. Не прекращаются и вполне правдоподобные толки о принятии такого же закона на федеральном уровне. Формальный зачинатель антигейской кампании, петербургский депутат Виталий Милонов решил развить успех на фронте борьбы с развлечениями, а также и вообще с культурой и стал одним из главных политических бенефициаров 2012 года, доказав, что сегодня можно войти в большую политику простой подачей доносов на устроителей и участников любой публичной акции, отличающейся от церковной службы.

И это лишь часть общего наступления на любые разновидности и на любых действующих лиц современного искусства, начиная от приезжих звезд поп-музыки Мадонны и Леди Гаги и кончая политизированным новосибирским художником Артемом Лоскутовым, оштрафованным за мнимое оскорбление чувств верующих размещением иконоподобных изображений на лайтбоксах.

Отлаженная машина борьбы с искусством дала в прошедшем году осечку всего только раз – когда мановением невидимой руки были выброшены 117 стандартных доносов, поданных по случаю организации в Эрмитаже выставки английских художников братьев Чепменов. Стукачам изменило чутье. Директор Эрмитажа – доверенное лицо Путина, и на его выставочную площадку юрисдикция мракобесов пока не распространяется. Впрочем сами художники, иронически извинившись перед теми, кто изображал себя оскорбленными в религиозных чувствах, заверили, что больше в Россию ни ногой. И это не случайные слова.

Современному искусству любых жанров, и привозному, и собственному, в общем-то нечего делать в сегодняшней России. К этому шли шаг за шагом. В 80-е — 90-е годы позднесоветские и российские художники, кинематографисты и музыканты были европейскими звездами. Нулевые годы звезд такого калибра уже не принесли. Ну а сейчас то, что еще осталось, шельмуется, загоняется в резервации и должно быть готово к окончательному удушению в любой момент.

Наша страна и в этом выпадает из мирового движения. Иранское кино, едва терпимое, а часто и гонимое тамошним режимом, славится повсюду. Несколько выходцев из исламских стран входят в мировую обойму знаменитостей архитектуры и дизайна. Художник Ай Вэйвэй преследовался и арестовывался китайскими властями, но всемирной славы добился, работая у себя на родине.

Наша страна за последнее десятилетие сделалась глухой провинцией мировой культуры и науки, а сейчас, трудами вырвавшихся на оперативный простор реакционеров, превращается в выжженную землю. Не то что в официальной, но и в полу- и даже в четвертьофициальной сфере не остается места даже самому осторожному и самому компромиссному свободомыслию. Хулиганские доносы в стиле разборок в подворотне, которыми думские депутаты поодиночке и целыми коллективами осыпают Владимира Познера, – это знак времени. Респектабельность и известность никого больше не ограждают.

Даже у самого разрушительного явления вроде бы должна быть и конструктивная сторона. Какое общество хотят соорудить мракобесы или, если выразиться точнее, к чему они тянутся своими инстинктами?

На процессе феминисток из Pussy Riot перед тем, как вынести приговор, гораздо более суровый, чем тот, что полагался бы за такие же деяния по законам Российской империи с ее государственным православием, подробно рассуждали об установлениях древневизантийских церковных соборов. Это не было случайной промашкой. Древневизантийская идея «симфонии» государства и церкви, хотя еще и не записана в законы, но уже сделана практикой текущей политики. Точно так же в эту практику широко вошел и не принятый пока еще закон о наказаниях за богохульство. Так что картина понемногу складывается. Если по зернышку отобрать из всего этого хора злобных выкриков и нелепых предписаний какой-то «образ желаемого завтра», то получится что-то вроде комбинации византийского средневековья с ультраконсерватизмом эпохи Николая Первого – именно той, кстати, когда Белинский ввел в широкий обиход слово «мракобесие». А все, что на нашей планете произошло потом, истерически отрицается или шельмуется.

Утопия, конечно. Причем из самых нелепых. Но любая нелепость имеет свой смысл и свою сверхзадачу. Смысл этого словесного побега в прошлое – растущий страх нашей властной системы перед действительностью. Это попытка просто спрятаться от проблем, которые можно решить только ценой отказа от привычных навязчивых идей и путем примирения с реалиями нашей страны, а заодно и всего сегодняшнего мира. Но спрятаться все равно не получится. Резонанс мракобесной кампании в массах оказался гораздо ниже ожидаемого. У рядового человека тысяча конкретных причин для недовольства властями, и никакая реклама безумного антисиротского акта, никакие попытки ввести в школах закон божий и уж тем более никакие доносы на Леди Гагу от этих проблем его не отвлекут.

Да и само лицемерие действующих лиц всей этой кампании слишком уж навязчиво лезет в глаза. Случайно попавший в фокус общественного внимания один из самых громкоголосых ее глашатаев, думский вице-спикер Сергей Железняк категорически не похож на византийца, кроме разве что готовности приспособиться к чему угодно. Несмотря на базовое свое образование флотского политработника, он стремительно вписался в рынок, стал долларовым миллионером, привык к роскоши, эвакуировал большую часть своей семьи за границу, вестернизировался, старательно стилизовал свой внешний вид под человека из западной богемы и сейчас пытается доказать развеселившейся публике, что все это очень даже совместимо с ультрапатриотическими разглагольствованиями с думской трибуны.

Железняк искренне не понимает, чем же он хуже прочих своих коллег. А он и не хуже. Все они одинаково фальшивят и одинаково не собираются жить той жизнью, которую проповедуют другим.

Прошедший год показал, как далеко может зайти неадекватность нашей власти. Но он же напомнил и о том, что загнать страну обратно в забытое прошлое не под силу всем реакционерам, мракобесам и доносчикам, вместе взятым.

Источник статьи

 

Метки: , ,

О Третьем съезде Левого фронта


В Москве состоялся III-й съезд Левого Фронта. Говоря откровенно, можно было бы назвать его первым съездом, ибо он, единственный изо всех прошедших, имел какое-то серьезное значение, ибо на нём впервые изо всех съездов — не считая выступлений Анатолия Баранова — были подняты серьезные и важные вопросы. Пусть и были они подняты нерешительно, непоследовательно, пусть и были забыты слова Дантона о том, что в революционном искусстве важнее всего — «смелость, смелость и ещё раз смелость».

Ни для кого не секрет, что перед съездом во всем Левом Фронте, во всей организации шли серьезные споры. Причиной их была потеря руководством ЛФ хотя бы остатков классовой рабочей позиции, а поводом — наиболее яркий пример, вхождение Сергея Удальцова в состав Координационного Совета Оппозиции. Готовились к предъявлению чуть ли не ультиматумов руководству, готовились к ожесточенной борьбе и жарким спорам, готовились к яростно матерящемуся в микрофон Удальцову и его возможному отстранению.

Но… ничего этого не произошло; хотя откровенно наэлектризованная обстановка сохранялась в зале на протяжении всех шести часов съезда, она получала свое половинчатое разряжение лишь в громах аплодисментов, которым прерывались речи всех ораторов, поднимавших вопрос о необходимости выхода С. С. Удальцова из КС. Ораторов таких, к слову, было большинство, поддерживались они опять-таки большинством, что было доказано голосованием по самому спорному пункту проекта постановления III-го съезда, по седьмому пункту. Пункт этот гласил:

nbsp; «Представителям Левого Фронта совместно с союзниками активизировать работу Координационного совета оппозиции (КСО), выносить на рассмотрение КСО остросоциальную проблематику, противодействовать превращению данного органа в гламурную псведооппозиционную тусовку».

Большинством голосов этот пункт был выкинут из постановления. Свою формальную ошибку на съезде противники КС, противники либерально-правого направления поняли лишь позднее. И лишь позднее была проявления необходимая напористость — тов. Рязанцевым, тов. Кузьминым и другими неоднократно предпринималась попытка поднять обсуждение седьмого пункта в такой формулировке:

nbsp; «Признать недопустимым одновременное членство в КСО и в Левом Фронте».

Но Сергей Удальцов, вполне правильно с формальной точки зрения, парировал эту откровенно «анти-удальцовскую» формулировку тем, что седьмой пункт уже снят с голосования. Тогда была предпринята попытка провести эту формулировку не в постановлении съезда, а в обсуждении программных документов. Эта попытка также не увенчалась успехом; стало ясно, что представителям «левого крыла» необходимо было первоначально протестовать против такого состава самоизбравшегося Президиума съезда (Удальцов, Сахнин, Пригарин), что необходимо было ввести в президиум своих представителей, ибо тихими и скромными просьбами Удальцова — действительно хорошего оратора, да еще и, хех, с микрофоном — не возьмешь. Однако сделано этого не было, и Удальцов de facto единолично решал судьбы съезда. На котором, к слову, неоднократно было замечено, что недопустимо единоличное управление организацией, что Сергей Удальцов еще не весь Левый Фронт, что коллективное руководство, ответственность Исполкома перед советом суть вещи необходимые для здоровой организации; в речи товарища из Беларуси даже улавливались некоторые «эзоповские параллели» между Лукашенко и Удальцовым. А после того, как товарищ из Иваново развернул свой альтернативный вариант флага ЛФ и (памятуя о пригаринском прожекте очередной «марксистской платформы» в ЛФ) провозгласил создание антиавторитарной платформы, Удальцов заявил — «в Левом Фронте платформ нет и не будет». Ну что же, «парламент – не место для дискуссий». Точно так же Сергей Удальцов оборвал и последнюю попытку внести на обсуждение «анти-КСовскую» формулировку седьмого пункта. Тогда и стала именно понятна та ошибка, про которую автор писал выше. Ведь снятие седьмого пункта означало лишь снятие вопроса о Координационном Совете, а значит, и вообще вопроса о классовой позиции всей организации. Более того, Удальцов теперь может даже не «активизировать работу КС» и не «выносить на его рассмотрение остросоциальную проблематику», ведь такой формулировки даже нет в программных документах.

Борьба «левой платформы» на съезде была проиграна, это стало ясно. Что оставалось? Только то, что и было сделано. Товарищи Рязанцев, Кузьмин, Прудников, Сурков приостановили свое членство в организации или вышли из неё вовсе в знак протеста. Этим и закончился III-й съезд.

Съезд-то закончился, но вот «всё не кончится никак век», да и вожди, не сменяясь, сидят — и в Кремле, и в КС, и кое-где подальше, помельче, поглубже… Сейчас еще не заметны в большинстве своем результаты съезда. Он кажется мало выбивающимся из общего ряда наших формальных левых посиделок, да сам он и не больно от них отличался: как уже было сказано, он ценен своими последствиями и перспективами. Некоторые из них не заставили себя ждать.

Почти сразу после съезда Алексей Сахнин выложил на сайте liva.com статью («Практика против фразы»), которую один мой товарищ — прошу прощения у читателей за грубую фразу, но автору лично хотелось бы выразиться и покрепче — назвал «вонючей отрыжкой послесъездовского торжества». Статья сама по себе, если не знать произошедшего недавно на съезде и воспринимать ее в отрыве от контекста, — слаба, поверхностна, вторична. Но лучше бы она была в отрыве от контекста просто слабой, чем в контексте — соглашательской и даже подлой. В чем бросает «левой платформе» обвинение Сахнин?

В сектантстве.

Во фразерстве.

В неумении анализировать обстановку.

Но сам-то Сахнин умеет это делать? Создается впечатление, что он просто потерял возможность адекватно, с левых позиций, воспринимать и анализировать действительность. «Либеральные утопии разделяют сотни тысяч протестующих», восклицает он, и «эти утопии преодолеваются только практикой». Какой практикой? А все той же, либеральной. Другой для Сахнина не существует. Сотни тысяч протестующих разделяют либеральные утопии — так поможем же им углубить эти утопии! Поведем их дальше по пути либеральной болтовни! Дальше Сахнин проявляет полную неспособность понять необходимость единства теории и практики, обвиняя «сектантов» в книжничестве, проявляет полную неспособность понять, что сама по себе практика, да и тем более практика гнилолиберального болота — в некотором роде слова бессмысленна. «Из хода истории, если не проводить её должного теоретического анализа» — остроумно замечает где-то Фр. Энгельс, — «вытекает лишь то, что в ней мало поучительного и назидательного». Алексей Сахнин даже не пытается анализировать. «Движение — всё, цель — ничто!» — мог бы он воскликнуть, да уже и почти восклицает вслед за знаменитым «славой Герострата» Эдуардом Бернштейном, величайшим из ревизионистов. Алексей Сахнин даже не пытается анализировать, Алексею Сахнину вполне нравится плестись в грязном либеральном охвостье.

Да, «всё не кончится никак век». Но что же это за век такой, если он порождает таких «вождей», как Сахнин? Если он порождает именно таких… сектантов, либеральных сектантов?! Этот век короток, он длится пока всего-навсего лет 10, и скоро, надо надеяться, окончится. Каковы характерные черты этого века? Недальновидность и ограниченность в политике во всех её проявлениях — в идеологии, в агитации, в тактике и стратегии. Но эти черты вызваны одной, коренной, самой главной. А самое главное — полная наша оторванность от масс, когда протест носил вынужденный общедемократический характер, когда мы десять лет сами себе раздавали листовки на площадях, зная их наизусть и топили свою ужасающую усталость в водке в «в грязных подвалах умирающих сект», как верно выразился Сахнин!.. Конечно, всё это зависело не только и не столько от нас, сколько от объективного положения дел, которое сейчас уже начинает изменяться коренным образом. Не в рамках данной статьи освещать мне все проблемы уходящего «века» и какие-либо черты грядущего, я планирую уделить этому несколько иных статей. Здесь мы касаемся только Левого Фронта, и поэтому вернемся к, собственно, организации.

Сахнин бросает «левой платформе» обвинение в сектантстве. На примере одного прошедшего съезда посмотрим, кто является действительным старорежимным сектантом и пляшет под буржуйскую дудочку, а кто хочет покончить со всей этой мерзкой и болезненной «пляской св. Витта».

«Левая платформа» является сектантской? Платформа, требующая широкой дискуссии, долгих споров. Платформа, готовая отстаивать свою позицию в открытом бою? Пусть непоследовательно и слабо, но она пытались побороть чисто формальный характер съезда, открыть дискуссию, разговор. Но… Победило именно сектантство — разве это не сектантство, пытаться решить вопросы большого, живого движения за пять часов? Для этого было необходимо бы несколько дней, если не гораздо больше! Сектантство и бутафория. Да и на самом съезде С. С. Удальцов постоянно давал понять о том, что весь этот съезд — не более чем вывеска и формальность. В прямое нарушение оргпринципов, например, заявил он о том, что съезд не имеет право кого-либо исключать из организации, когда Василий Кузьмин завел об этом речь. В прямое нарушение устава он неоднократно заявлял, что у съезда нет право на то, и на то, и на третье, и на четвертое!.. Да в конце концов, черт с ними, с организационными принципами! Съезд — это само движение, это его мозг и сердце. Съезд может изменить организационные принципы, он может сделать все, что сочтет нужным. Если съезду, воспитанному «веком» старой общедемократической политики, съезду нерешительному, мягкому и молчаливому, не противопоставит себя Президиум. Президиум действительно сектантский, в котором первую роль играет, конечно, Сергей Удальцов.

В чем сектантство Удальцова? Оно у него несколько иное, чем у Сахнина. Оно даже какое-то наивно-инфантильное, оправдывательное. Сергей Удальцов заявил о том, что он вошел в состав КС не как координатор ЛФ, а лично. Как такое возможно? Человек может лично пить чай, лично кушать вкусные бублики, гулять по парку, гулять к Соловецкому камню и возлагать цветочки… Но он не может делать это лично, если он не является руководителем, de facto вождем целой организации! Наивная абсурдность и абсурдная наивность оправданий С. С. Удальцова очевидна. Что же, в ответ ему «левой платформе» остается сказать лишь такой же абсурд — «Вы, Сергей Станиславович, лично вошли в состав КСО, а мы лично не будет ходить на акции, которые КСО проводит совместно с Левым Фронтом, да и вообще — лично забойкотируем вас».

Впрочем, массам от всех этих наших вот уж действительно сектантских разборок, ни холодно, ни горячо. Нам еще нужно выйти на массы, а эти самые сотни тысяч на московских улицах, которые так превозносит Сахнин, роли не играют — все сознательные люди давно это поняли и себе в этом признались. Настает новое время, новый «век», ибо старый дал для коммунистов все, что мог. Конечно же, «Левый Фронт» никоим образом не может остаться в стороне от этого процесса.

Есть в биологии такой термин, «тургор». Это внутреннее давление на стенки живой клетки. Именно за счет тургора молодые деревца так упруги. Но это давление не может расти бесконечно, необходимо деление клетки или её разрыв. Форма приходит вслед за содержанием. Можно сказать, что на III-м съезде ЛФ тургор достиг своей высшей точки. Но не получил никакого разрешения. К чему это приведет, если не привело к оздоровлению организации или к организационно оформленному расколу? К загниванию клетки, загниванию движения? Пока еще не ясно, но зато очевидно другое: в старых формах, в формах «старого века» больше политика левых и коммунистов оставаться не может! Товарищи, пора очнуться — Советский Союз погиб более 20 лет назад, мы живем уже в совершенно новом мире, который требует новой политики, политики не вывесок и митингов, а реальных структур и ежедневного труда.

Левый Фронт вырос, вырос из пеленок! Посему неоднократно звучали на съезде требования более четкой организации. Тургор достиг предела не только для ЛФ, но и для всей российской левой, коммунистической политики — невозможно быть больше оторванными от массы, оторванными все равно как — на общедемократических митингах, или на коммунистических митингах, к сожалению, практической разницы между ними пока что мало. Движение есть зачаточная форма любого протеста, общедемократического или пролетарского; движение есть форма протеста, оторванная от масс, от реальной, производительной политики — поскольку такая политика требует четких структур, четкой организации — для планомерной борьбы! Движение может бесконечно оставаться просто движением, если оно либерально — либералам, буржуям не нужна масса ввиду того, что они:

α) Этого часто просто не понимают, для них нет иной политики, кроме политики медийной, поверхностной, непроизводительной – одним словом, буржуазной.

β) По природе своей им противна массовая политика, ибо грамотная масса — о чем часто «точил лясы» Жириновский — опасна для буржуазии; достаточно обратиться к примеру I-й русской революции и вспомнить, как много было на баррикадах рабочих из бывших зубатовских кружков.

И наоборот. Рабочий протест не может вечно оставаться «движением», движение, выражающее интересы широких трудящихся слоев, если оно хочет стать подлинно массовым, обязательно должно найти иные организационные формы, формы партии — только тогда возможен его прогресс. И только тогда, в этом партийном прогрессе возможна, наконец, смена «века», смена этого всем набившего оскомину века иррациональной, ирреальной, непроизводительной политики.

Вот чего не понимают и не хотят понимать в силу каких-то личных причин либеральные сектанты. Их догма — догма старого века бессмысленной площадной псевдополитики. Либеральные сектанты защищают свой протест 11-12 годов. Но он, несмотря на свои глубокие социальные причины, своим поводом и двигателем, и родителем имеет именно ту старую политику раздачи листовок самим себе, корни которой лежат даже еще глубже в пластах исторического чернозёма, корни которой лежат еще в советской диссидентщине. Ничего общего такая политика с политикой масс иметь не может, и с такой сектантской политикой мы на массы никогда не выйдем! Защищать подобную позицию умный человек может только по инерции; надеюсь, и товарищи Удальцов с Сахниным делают это по той же причине, тогда им в вину можно поставить только необычайную медлительность и недальновидность. Ну а если причина в чем-то ином…

Но не будем копаться в личных причинах того, почему человек с истинно сектантским, иезуитским упорством защищает схематизм, догматику и катехизис уходящего века. Потому что новый век — он куда интересней. Чем он должен стать для коммунистов? Веком массовой политики. А раз массовой — то значит, классовой. Будучи на протяжении долгих лет оторванными от масс, мы, коммунисты, ещё могли говорить об общей правильности или неправильности общедемократической линии. Мы даже могли её поддерживать, активно в ней участвовать. Но она кончилась. Дальнейшее её развитие невозможно, она всегда останется в рамках «старого века» непроизводительной политики одиночек, она будет вечно раз за разом культивировать в себе всевозможные движения, доводить их до точки, где очередной либеральный Моисей, стоя на вершине горы Нево, будет видеть большую часть Ханаанской земли, но так никогда туда и не попадет. За подъемом опять наступит длительный спад и разгул реакции. Исторически сейчас для нас, российских коммунистов, самый удачный момент для начала активной деятельности — либеральный протест идет на спад, мы можем и должны воспользоваться его плодами. Но мы не можем и не должны оставаться в его рядах, просто «предлагая ему социальную повестку», как постоянно говорит Удальцов. Теперь, если мы желаем начать массовую политику, мы не можем не начать классовой политики, которая, конечно, невозможна в рамках старого общедемократического протеста. И тогда для нас больше не будет старой правды старой политики: не будет восхищений по поводу того, как много людей пришло на митинги, как хорошо избрали КС и так далее. Нет, этой правды, единой правды оторванных одиночек-либералов и одиночек-коммунистов больше не будет. Будет две правды — пролетарская правда 90% масс, и 10%-ная жиреющая правда буржуазная, которые ни в коей мере не совместимы и ведут между собой древнюю и кровавую борьбу! «Левая платформа» Левого Фронта не говорит Удальцову — «ты буржуазный политик, потому что выдвигаешь буржуазные лозунги и идешь с буржуями». Нет, мы говорим — «ты непонятный и странный политик, очень близкий буржуазии и играющий ей на руку как раз потому, что не говоришь ни слова о классах, ни единого слова, Сергей». Опять-таки, остается надеяться, что это просто проявление какой-то политической инертности, а не личной принципиальной позиции. Но в любом случае…

Классовая политика упряма. Она долгосрочна и медлительна, она, как правило, малоповоротлива — но не в революционных ситуациях. Классовой политике плевать на отдельных личностей, будь они просто инертно-ленивыми, или будь они подлецами! В классовой политике находит свое воплощение логика истории, логика находит свое воплощение даже в отдельных алогичных поступках политических дураков и мерзавцев. Немезида классовой политики неумолима; она всегда настигает тех, кто пренебрегает ей, настигает тех, кому исторически пришло время уйти. Шаг. Шаг. Другой. Медленная, но с тем полная сдержанной грозовой силы, подобная которой бывает в туче, которая вот-вот прольется на иссушенную землю насыщающим дождем, поступь. Неостановимый, вечный ход Истории. Шагать в ногу с которой человеку следует не из страха, а из сияющей гордости. Шагать в ногу с которой он обязан.

Ярослав Коклюнов, Левый Фронт — Волгоград

http://leftfront-volga.livejournal.com/7815.html

 

Метки: , , , ,