RSS

Архив за день: 2013/02/07

Россия-которую-потеряли. 1905 год, Казанская железная дорога: показания карателей


Павел Краснов

От РП: Россия-которую-потеряли. Надо полагать, допрашиваются безвинные жертвы сталинских репрессий.

1. Из протокола дополнительного допроса обвиняемого Сиверса Якова Яковлевича, произведенного в ПП ОГПУ в ЛВО

г. Ленинград, 28 ноября 1930 г.

[…]
В 1905 году, будучи командиром 10-й роты, я с остальным составом полка выезжал в Москву на подавление революции. Во главе полка стоял генерал Мин. Командиром 3-го бат[альона], в который входила моя рота, был полковник Риман. Весь 3-й батальон с карательной экспедицией по прибытии в Москву был отправлен по линии Казанской жел[езной] дор[оги]. Моя рота выехала и заняла ст[анцию] Голутвино. На этой станции нами было расстреляно около 30 человек, из коих один арестованный с оружием рабочий-железнодорожник был мною пристрелен лично. На ст[анции] Голутвино, в сравнении с другими станциями этой дороги, было расстреляно большее количество рабочих.

В моем подчинении был поручик Поливанов Алексей Матвеевич, который по моему приказанию лично руководил расстрелами и подавал команду. В экспедиции Московской были, как я сейчас припоминаю, еще Шрамченко и Шелехов. Возможно, что машинист Ухтомский был расстрелян на ст[анции] Голутвино, но не мною и не моей ротой. За подавление революции 1905 года все офицеры получили награды. Мне дали Анну 3-й степени. По возвращении полка в Петербург, позже, на специально устроенный праздник в знак высочайшей милости к нам приезжал Николай II.
[…]

ЦА ФСБ РФ. Следственное дело № П-67738, л.18-18а.

2. Из протокола дополнительного допроса обвиняемого Поливанова Алексея Матвеевича, произведенного в ПП ОГПУ в ЛВО по делу № 4540.

г. Ленинград, 26 ноября 1930 г.

[…]
В период экспедиции Семеновского п[ол]ка в Москву я принимал в ней участие в составе 10-й роты, командиром коей был Сиверс. Я командовал полуротой. Рота входила в состав батальона, коим командовал полк[овник] Риман. Задача б[атальона] состояла [в] ликвидации революц[ионного] движения на Московско-Казанской ж[елезной] д[ороге]. Рота занимала станцию Голутвино, где ею были произведены расстрелы. Я принимал участие, как и остальные офицеры, в обысках и расстрелах по приказанию полковника Римана, который приказал офицерам при обнаружении оружия пристреливать рабочих на месте.

Полуротой под моей командой было расстреляно человек пятнадцать. В числе их помню начальника станции Голутвино и его помощника, остальные были, очевидно, рабочие. Приведены они были со станции Риманом и Сиверсом. Конвоировала их моя полурота за ж[елезно]д[орожные] пути, где они были расстреляны. Команда была подана солдатам мною, что-то вроде или . Когда до этого я колебался, говоря Риману, что я не смогу, то тот сказал мне, что . После чего я все выполнил. Лично я никого не пристрелил из револьвера, как делал это Риман, это я отрицаю.

Шрамченко тоже участвовал в экспедиции, он был, насколько я помню, в 4-м б[атальо]не в 16-й роте под командой Витковского. Он оставался в г. Москве, роль и участие его в Пресненских операциях неизвестны. Командовал непосредственно всем Риман. Кем был расстрелян революционер-машинист Ухтомский, я сейчас не помню, я при этом не был. Со слов в вагоне от офицера, кажется, адъютанта Шарнгорста, я слышал, что Ухтомский перед смертью обратился с речью к солдатам и отдал им имевшиеся при нем деньги, умерев как герой.

Кого и как пристрелил Сиверс — я не видел. […] Кем в Коломне из офицеров производились расстрелы мне не известно, мое участие там выражалось лишь в производстве обысков. Риманом в Голутвино при мне лично был застрелен какой-то рабочий, захваченный цепью солдат нашей роты при наступлении на Голутвино, он вышел навстречу с белым флагом, а Риман подскочил к нему и застрелил его.
[…]

Допросил — Дмитриев.
ЦА ФСБ РФ. Следственное дело № П-67738, л.49-52.
ГАСБУ, фп., а.67093, т.14, С.296-297.

3. Из протокола дополнительного допроса обвиняемого Шрамченко Владимира Владимировича, произведенного в ПП ОГПУ в ЛВО

г. Ленинград, 30 ноября 1930 г.

[…]
По приезде на ст[анцию] Перово нашей роте было дано задание: очистить Перово от революционеров, расстреливать лиц, у которых будет найдено оружие, и т.д. Впервые приказ был осуществлен на пом[омощнике] нач[альника] станции, который был штыками заколот. По команде ком[андира] роты Зыкова, потом и по моей на ст[анции] Перово был открыт огонь по крестьянам. Лично мною после Зыкова команда «Открыть огонь» была дана два раза. Команда «Открыть огонь» второй раз была дана роте тогда, когда она мной и Зыковым была развернута в цепь для стрельбы по крестьянам, разгружавшим вагоны. В результате стрельбы солдатами нашей роты убито 10 чел[овек] крестьян, но точно не помню. Уточняю: цифра 10 человек убитых падает исключительно на мою полуроту.

Вместе с командиром Зыковым участвовал в обыске одной рабочей квартиры. По имеющимся спискам от полиции в обыскиваемой квартире должны были скрываться члены рабочей дружины. Во время обыска вместе со мной и Зыковым присутствовал работник полиции.

Наша рота стояла на станции 5-6 дней. Из офицеров с ротой остал[ись] я и Зыков. Имеющиеся операции на ст[анции] Перово, относящиеся к расстрелу, арестам и т.д., проводились исключительно мной и Зыковым с прикрепленным к роте работником полиции. Расстрелы рабочих, крестьян и вообще кого-либо из граждан станции не производил.

К изложенному добавляю, что по имеющимся материалам мной лично был арестован священник. Расстрел Эшукова по моему приказанию я отрицаю, но думаю, что расстрелял Зыков, так как на станции оставались мы вдвоем с Зыковым. […]

ЦА ФСБ РФ. Следственное дело № П-67738, л.200-201.

4. Из протокола дополнительного допроса обвиняемого Шрамченко Владимира Владимировича, произведенного в ПП ОГПУ в ЛВО

г. Ленинград, 27 ноября 1930 г.

[…]
По приезде на станцию Перово, несколько солдат, под личной командой Римана, штыками закололи пом. нач. станции. Как фамилия жертвы — мне не известно. Во время взятия в штыки Начальника станции, присутствовал. Рядом с указанной сценой ротный фельдшер (12 роты) перевязывал 9-тилетнего ребенка, раненого солдатами экспедиции. При перевязке ребенка с моей стороны была оказана помощь фельдшеру.

Со слов офицеров полка слышал, что на ст. Голутвино был расстрелян машинист Ухтомский и еще 30 человек. В расстреле Ухтомского, если не ошибаюсь, участвовали солдаты и офицеры 9 роты, под командой капитана Швецова. Как зовут Швецова — не помню. Из разговоров офицеров мне было известно, что особыми зверствами отличался Аглаимов — адъютант одного из батальонов. Аглаимова зовут Сергей Петрович. Зверство его выражалось в том, что собственноручно из нагана расстреливал взятых в плен, за что получил высший орден Владимира 4-й степени. Наряду с Аглаимовым такими же зверствами отличались братья Тимроты. Из разговоров с Поливановым или Сиверсом в ДПЗ узнал, что они находятся за границей.

Допросил — Гончаров.
ГАСБУ, фп., д.67093, т. 14, С.298-299

5. Из донесения в ПП ОГПУ в ЛВО о пресненской операции в Москве в декабре 1905 года

г. Ленинград [Не ранее января 1931 г.]

[…]
О действиях отряда Римана мне почти ничего не известно, потому что я вернулся в полк из командировки в Глав[ный] штаб лишь в мае 1906 года, а в этот промежуток очень редко бывал и не беседовал с участниками экспедиции, так как они не были словоохотливы, да и не приходилось при встрече говорить именно на эту тему.

Зимой 1906 года мои родные получили письмо из Ашитково от некоей старухи Минюшской, которая жила в усадьбе Ашитково, ухаживая за моей душевнобольной двоюрод[ной] сестрой гр[афиней] Бутеневой-Хрептович (урожд[енной] гр[афиней] Ламсдорф), в коем, между прочим, говорилось о зверских действиях полка на этой станции и расстрел[е] без суда, хорошо не помню, помощ[ника] начальника станции или начальника почтово-телеграфной конторы, причем, как было написано, наиболее любимого и уважаемого всем населением (а тот, которого никто не любил, остался живым, и его даже слушали, когда он указывал).

Уверенный в том, что произошло много зверств и неправильностей, я как-то в свободный день заехал в собрание полка и при удобном случае, когда Риман был один и никто не слыхал, спросил его осторожно, под удобн[ым] предлогом, об ашитковском недоразумении. На это он мне, хотя и нехотя, но очень положительно сказал, что он от Мина получил генер[ал]-губернатор[ский] список с точным указанием, кого он должен расстрелять без всякой пощады и следствия. В списке 72 человека (указаны должности, имя, отчество и фамилия); из этого числа он расстрелял так, как отыскал, 71, а одного так и не нашел, а потому ручается, что недоразумений с его стороны быть не могло и не было; против списка он не погрешил, лишь только тем, что нашел одним меньше.

Из того, что мне позднее уже удалось узнать отрывочно от шт[абс]-капит[анов] Тимрота 2-го и Рихтера, я помню лишь следующее. Риман решился избавить офицеров от неприятности расстреливать и, как человек очень пунктуальный, служебно-исполнительный, не допускавший рассуждений при отданном приказе, в точности исполнил предписание и лично расстрелял (а, по-моему, судя по рассказам, убил из револьвера) лиц, бывших в списке, причем не давал им опомниться, а сразу же, найдя, действовал, не стесняясь местом, где была встреча. Ротам он заранее распределял участки, станции, блокпосты и т.п. Рота высаживалась, и Риман вначале руководил ее действиями, а потом все предоставлялось ротн[ому] командиру, а Риман ехал далее.

Солдаты отряда Римана были якобы зверски настроены, и их нужно было даже сдерживать, потому что увидели где-то на путях в вагонах убитых зверски городовых, а одного даже распятого на вагоне. Я лично никогда ни от кого больше не слыхал подтверждения этому рассказу и потому ему не верю. Еще слышал я, будто на одной станции ночью Риман и Зыков нашли несколько товарн[ых] вагонов, наполненных не то трупами, не то полузамерзшими, умирающими дружинниками или революционерами, тяжелоранеными, без сознания. Говорят, что они были туда сложены после боя с какими-то московскими частями. Риман и Зыков ночью вдвоем открывали вагоны и, если видели признаки жизни, пристреливали, чтобы не мучились.

Даже Тимрот 2-й и Рихтер с ужасом говорили об этом деле. Среди офицеров шли, кроме того, толки, что наиболее зверски действовал капитан Майер, чему я охотно верю, так как даже солдаты в роте его ненавидели и с ним позднее произошел в полку случай, когда на приветствие (в лагере, в 1906 году) рота ему не ответила (редчайший случай в гвардии).

В дальнейшем для полноты рассказа моего считаю нужным сказать, что летом 1906 года было разрешено представить 40 человек офицеров к награде. Все получили очередные награды, а 5 человек вне всякой нормы, а именно: полк[овник] Риман, капит[ан] Зыков, шт[абс]-кап[итаны] Тимрот 2-й и Свечников и поручик Аглаимов — Владимира 4-й степени, что обходило несколько очередных орденов. Это достаточно характеризует оценку Мином их деятельности за 1905 год.

В августе, 13-го числа 1906 года […] Мин убит на вокзале в Петергофе какой-то женщиной несколькими пулями в спину. […] В тот вечер мне только Аглаимов сказал, что 5 дней назад Мин и несколько офицеров были предупреждены письмами, что их убьют; письма были подписаны боев[ой] организацией партии социалистов-революционеров. Позднее я узнал, что письма получили: Мин, Риман, Зыков, Сиверс и Аглаимов. Тут же вечером Аглаимов просил помочь ему взять Римана и перевезти его на квартиру Зыкова на Фонтанке, 145. Позднее я уже узнал, что после 12 часов ночи Аглаимов перевез Римана от Зыкова к себе на квартиру в офицерский флигель. На следующий день (кажется, так) Риман с женою в статск[ом] платье и, если не ошибаюсь, загримированный выехал за границу. Он вернулся только через год, летом 1907 года, прямо в лагерь, в статском платье, с большой бородой. Позднее он мне лично говорил, что даже за границей ему все время приходилось менять место жительства, о чем его предупреждали какие-то агенты, приставленные для его охраны. Даже в Испании он был кем-то узнан и ему пришлось спешно уехать, ибо агенты не ручались за его безопасность. Вот все то, что я в настоящее время помню по делу о Московском восстании и до смерти Мина.

ЦА ФСБ РФ. Следственное дело № П-67738, л.103–130.

Источник: http://www.vinogradovo.com/voskresensk/protokoly/

Источник статьи

Реклама
 

Метки: ,

23-й фигурант «болотного дела». Задержан Илья Гущин


Сегодня был задержан Илья Гущин.

Следственный Комитет сообщает, что 24-летний Илья Гущин хватал полицейских за одежду и препятствовал задержанию других участников согласованных шествия и митинга.

По-видимому, Илья Гущин был задержан 6-го мая и привлекался к административной ответсвенности по Ч1 статьи 19.3 КоАП (информация о его административном деле на сайте суда). Собственно, описанные Следственным Комитетом действия, если Илья действительно их совершал, и описаны в этой статье.

Сообщение Следственного Комитета: http://sledcom.ru/actual/279644/

Cуд по мере пресечения: http://rosuznik.org/news/62

Источник статьи

 

Метки: , ,

РКРП — на баррикады, КПРФ — по домам!


После неформальной встречи представителей коммунистических партий, прошедшей в декабре 2012 года, на которой обсуждались теоретические проблемы ком. движения, и на кануне XV съезда КПРФ, первый секретарь Российской коммунистической Рабочей Партии (РКРП — КПСС) В.А. Тюлькин прокомментировал сложившуюся ситуацию. Полный текст этого интервью был опубликован в материале «Самый удачный проект Кремля» .

В комментариях к статье прозвучал следующий вопрос: «Критика верная, но каковы результаты партии РКРП? Когда-то численность её превышала численность КПРФ. А какова эффективность, тоже вопрос?»

Поскольку похожие вопросы приходится слышать довольно часто, мы попросили ответить на него члена Центрального Комитета РКРП Илью Львовича Ферберова.

И.Л. Ферберов: Сначала о численности. Численность РКРП была сначала (1991-93 г.г.) действительно весьма большой. Но именно до тех пор, пока в 1993-м не было разрешено создать КПРФ. Тогда многие «переждавшие» и дождавшиеся, когда же разрешат быть коммунистами, вступили в КПРФ. Многие и из РКРП перешли туда — кто для того, чтобы двигать КПРФ влево (они уже давно все изгнаны или сами ушли оттуда), а кто — поняв, что там будет спокойнее. Ведь в дни Чёрного Октября 1993 г. РКРП была на баррикадах, многие её члены были ранены, были и погибшие. А Зюганов призвал своих сторонников спокойно сидеть по домам.

Так что тогдашнее уменьшение количества обернулось повышением качества.

Кроме того, следует сказать, что сама по себе численность вообще ни о чём не говорит. Вот, численность «Единой России» — гораздо больше. И что? Означает это, что ЕР хорошо борется за права трудящихся?

В том-то и штука, что мы и КПРФ боремся за разные вещи. Если, к примеру, брать только избирательные кампании, то мы участвовали в выборах в Госдуму дважды. И оба раза в наших списках было рабочих больше, чем во всех остальных (включая КПРФ), вместе взятых. (К слову, теперь, на последних думских выборах, в списах КПРФ вообще не оказалось ни одного рабочего на проходных местах; в результате, во фракции КПРФ и нет ни одного рабочего). Это было не трудно, поскольку мы реально единственная партия, которая работает в рабочем классе. И эффективность нашей работы именно в этой сфере такова, какой не может похвастаться ни одна другая партия. Именно у нас в РОТ ФРОНТе создаются одна за другой заводские ячейки классового профсоюза, именно к нам идут рабочие. Между прочим, на всех наших митингах рабочих всегда выступает тоже больше, чем на всех других (даже вместе взятых). Мы и с другими слоями трудящихся тоже работаем достаточно эффективно. Если вернуться к тем же выборам, то оба раза для получения своего результата (а оба раза за нас голосовали миллионы) мы затратили во много раз меньше средств, чем все остальные (у нас-то их просто не было). И получилось в итоге, что на каждый затраченный рубль мы получили во много раз больше голосов, чем все другие. Т.е. сработали во много раз эффективнее.

Так что, какова эффективность — нет вопроса.

Источник статьи

 

Метки: ,

Высшее образование в центре внимания форума Педагогика 2013


Гавана, 6 фев (Пренса Латина) Тема проблем и вызовов высшего образования находится сегодня в центре обсуждений на международном форуме Педагогика 2013 , который проходит в столичном Дворце Соглашении до 8 февраля.

На сегодня запланирована специальная конференция «Качество высшего образования Кубы: вызовы современности».

Эту конференцию возглавит кубинский министр сектора Родольфо Аларкон Ортис, и как ожидается, это будет хорошим вкладом в дискуссию на тему высшего образования.

Другие мероприятия в этом направлении будут рассматривать такие вопросы, как значение формирования студентов этого уровня, проблемы выпускников вузов и связь между университетами, бизнесом и обществом.

Форум Педагогика 2013 года, в котором принимают участие около 3 000 делегатов из более 30 стран, также включает в свою программу специальное выступление председателя парламента острова Рикардо Аларкона, на тему о пяти кубинских борцах против терроризма, находящихся в тюрьмах США.

Вчера в ходе встречи была открыта выставка картин, посвященных лидеру кубинской революции Фиделю Кастро, фотографов Освальдо и Роберто Салас, Пабло Кабальеро, Либорино Новала и Алекса Кастро.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

FARC-EP с предложениями по территориальной реорганизации


Гавана, 6 фев (Пренса Латина) Революционные Вооруженные Силы Колумбии – Армия народа (FARC-EP) сегодня представили делегации правительства восемь предложений по реорганизации и землепользованию, в рамках мирного диалога, проводимого на Кубе.

Предложения, представленные главой повстанческой делегации Иваном Маркесом, включают социальное и экологическое управление, демократическое и совместное планирование, что предполагает общенациональную дискуссию о пространственной и территориальной реорганизации.

Кроме того, повстанцы выступают за территориальную реорганизацию и землепользование с целью обеспечения пищевых продуктов и питания для продовольственного снабжения населения. Это включает в себя, среди прочего, обновление и точное определение границ заповедников и национальных парков.

«Это позволит определить границы сельскохозяйственных угодий и увеличить производство пищевых продуктов, уменьшить масштабы вырубки лесов и добычи полезных ископаемых горнодобывающей промышленностью».

Среди предложений находится также создание новых сельских населенных пунктов для производства продовольствия и сельскохозяйственного производства, и использование невозобновляемых природных ресурсов в национальных интересах и для благополучия населения.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Они расстреляли тунисскую революцию


Ночь с 6 на 7 февраля. Сообщения из Туниса.

В столице Туниса у здания МВД тысячи тунисцев пели национальный гимн и скандировали: «Правительство должно уйти». «Народ хочет падения режима!»
Были слышны выкрики: «Мы все Chokri», «О Chokri, о мученик, мы будем следовать вашим путем», «Они убили тунисскую революцию!», «Если правительство не уйдет, мы сделаем новую революцию!»

«Новая власть не смогла сделать жизнь лучше. Жизнь стала еще хуже», говорит один из протестующих.

Полиция ответила слезоточивым газом и предупредительными выстрелами в воздух.
Асма Belaid, жена Chokri, сообщила журналистам, что его смерть является катастрофой и для Туниса, и для семьи.
Протесты вспыхнули в более чем 12 городах по всей территории Туниса.
Разгневанная толпа подожгла штаб-квартиру правящей партии Ан-Нахда в столице Тунисе и в других городах.
Четыре оппозиционные партии объявили о приостановке своего членства в парламенте Туниса. Они также присоединились к призывам к всеобщей забастовке в знак протеста против убийства видного лидера.
В беспорядках погиб один полицейский…

Будет создано правительство беспартийных технократов

Тунисский премьер-министр заявил, что собирается распустить правительство и сформировать кабинет национального единства, состоящего из беспартийных технократов.
Премьер-министр Хамади Jebali назвал убийство оппозиционера «покушением на тунисскую революцию», добавив, что, «убив его, они хотели заставить нас замолчать».
«Ан-Нахда за счет сделок и претензий хотела расширить коалицию, но отказывалась уступить оппозиции ни один из ключевых министерских портфелей», заявил анонимный западный дипломат агентству AFP. В стране, по его мнению, «давно назрели» перестановки в кабинете министров.
Ан-Нахда заявила, что она не имеет ничего общего с убийством Белаида, сообщает агентство Рейтер.
В Париже президент Франции Франсуа Олланд выразил глубокую озабоченность по поводу эскалации политического насилия в Тунисе.»Это убийство лишает Тунис многого», говорится в заявлении Олланда.
Демонстранты также были замечены в Париже у тунисского посольства. Некоторые протестующие даже проникли в здание.

Двое мужчин на мотоцикле

Chokri Belaid, 47 лет, который был лидером одной из оппозионных партий, был убит, когда он выходил из своего дома в Тунисе, Четыре пули попали в голову и грудь. Belaid был быстро доставлен в ближайшую клинику, но раны оказались смертельными.
Поступили сообщения о «трех мужчин в черном автомобиле», который был замечен на месте преступления. Министр внутренних дел заявил, что убийца — это мужчина средних лет, у которого был сообщник на мотоцикле, сообщило агентство Рейтер. После стрельбы злоумышленник и его сообщник уехали на мотоцикле.

Источник статьи

 

Метки: ,

Террористы-салафиты убили одного из лидеров тунисской оппозиции


6 февраля утром в столице Туниса был застрелен один из лидеров оппозиции, генеральный секретарь Объединенной партии демократических патриотов (Демократической патриотической партии) Шокри Белаид. Убийца выстрелил четыре раза, в голову и в грудь своей беззащитной жертвы.

Шокри Белаид был последовательным критиком политики правящей исламистской партии “Ан-Нахда”и был одним из руководителей “Народного фронта Туниса”.
Шокри Белаид был застрелен у входа в свой дом в районе Мензах-6 столицы. Он скончался в районной больнице Эннаср от полученных в голову и шею четырех пулевых ранений. Тысячи человек собрались сейчас у здания МВД Туниса на авеню Бургиба, в центре столицы, чтобы выразить возмущение в связи с этим политическим убийством. Они поют национальный гимн и патриотические песни.

Сообщают, что несколько дней в тунисском городке Зарзис салафиты открыто заявили, что «надо убить Шокри Белаида» и сделать это «публично». Угрозы прозвучали также и в адрес Нажиба Шебби, другого лидера оппозиции.

В Тунисе шок. Тунисцы потрясены. Все эти два года страна переживала трудные моменты, но никогда еще не было такого.

«Это политическое убийство», заявил Марзуки, президент Туниса.
«Это отвратительное убийство политического лидера, которого я хорошо знал. Он долгое время был моим другом. Это политическое убийство. Они знали, что я обращусь к вам. Это угроза, послание, которое мы не примем, мы отказываемся. Мы будем и дальше разоблачать врагов революции», – заявил Президент Туниса Марзуки, выступая в Европарламенте.

Монсеф Марзуки срочно возвращается в Тунис. Он прервал свой визит во Францию и отменил поездку в Египет на саммит Организации исламского сотрудничества.
Все руководители партий Туниса осудили это убийство. Лидер «Ан-Нахды» Рашид Ганнуши заявил, что его партия непричастна к убийству Белаида после того, как неизвестные подожгли ее штаб-квартиру в столице, сообщает английский телеканал Евроньюс.

Демонстрации протеста проходят сейчас и в других городах страны, в том числе и в Сиди Бузиде, где два года назад началась «THAWRA» (революция по-арабски) . В них участвуют видные политические и общественные деятели, парламентарии, адвокаты, профсоюзные активисты, много и молодежи. Тунисцы протестуют против курса правящей партии и требуют наказания террористов-салафитов.

Поступает информация о нападении на полицейские участки и общественные здания, а также офисы партии «Ан-Нахда». Полиция применяет слезоточивый газ.

Евгений Ларин и Нуреддин Сасси из Туниса, вечер 6 февраля.

Update.

Беспорядки возникли около здания ливийского посольства в Тунисе. С крыши здания сброшен флаг «новой Ливии». Слышна стрельба в непосредственной близости от посольства. Разбиты и перевернуты автомобили дипмиссии.
Четыре оппозиционные партии Туниса объявили о том, что они приостанавливают работу в парламенте, и вместе с профсоюзами призвали граждан к всеобщей забастовке.
В центре столицы страны протестующие возводят баррикады.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Дело «Оборонсервиса» пополнилось новым коррупционным скандалом


Новый коррупционный скандал разразился в одной из структур ОАО «Оборонсервис» — ОАО «Ремвооружение», по контрактам которой, как считает полиция, министерство обороны получало из Казахстана вызывающие сомнения комплектующие для самонаводящихся торпед, к тому же по завышенным ценам.

Сотрудники УЭБиПК направили в главное следственное управление ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области материалы проверки для возбуждения уголовного дела по статьям 171 УК РФ (незаконная предпринимательская деятельность) и части 2 статье 226.1 УК РФ (незаконное перемещение через таможенную границу РФ вооружения и военной техники).

В ходе доследственной проверки полицейские выяснили, что с 2010 года по контрактам с «Ремвооружением» поставщиком комплектующих для самонаводящихся торпед выступало санкт-петербургское ЗАО «НПО „Барс». Оно, в свою очередь, через российско-казахское ООО „Арсенал-Машзавод» закупало комплектующие для торпед у когда-то производившего их АО „Машиностроительный завод им. С. М. Кирова» (Алма-Ата). В соответствии с первым контрактом из Казахстана самолетом в грузовой терминал аэропорта Пулково в 2010 году было доставлено 45 комплектов запчастей для торпед. За них „Барс» заплатил партнерам 12 миллионов рублей, получив от „Ремвооружения» 25 миллионов рублей.

Очередные поставки, по данным следствия, были проведены в 2012 году. В том же году сторонами были заключены контракты на поставки комплектующих уже на 60 миллионов рублей. При этом «Барс» рассчитывал получить от «Ремвооружения» 120 миллионов рублей.

Однако в декабре прошлого года сотрудники УЭБиПК и ФСБ провели обыски в офисе «Барса» и на складах ОАО «Адмиралтейские верфи», где хранились 40 уже поставленных комплектов для торпед. Все они были опечатаны, а их сопроводительные документы — изъяты.

Поводом для этого, по версии полицейских, явилось то обстоятельство, что «Барс» и «Арсенал-Машзавод» не имели лицензий Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу и ФСБ на проведение внешнеторговых операций с товарами военного назначения. Более того, никогда не обращались в соответствующие службы за их получением. Сами же комплектующие и цены на них вызвали вопросы у принимавшего их военпреда Григория Колодяжного. «Я подозреваю, что они из старых просроченных советских запасов. Как еще объяснить, что комплектующие изготовило предприятие в Казахстане, не имевшее материальных средств?» — сказал он.

Источник:Московский Комсомолец

Источник статьи

 

Метки: ,

Деготь на ТВ


Алексей Пузицкий

На наших экранах сегодня модно ретро. Спрос, однако, и телебизнес чутко реагирует. Но почти всегда бизнес носом чует заказ властей. Антисоветский заказ. И из шкуры вон вылазит для выполнения заказа. Действовать в лоб сейчас уже нельзя, зритель такое не воспримет. Поэтому добавляют деготь лжи порциями. Я с облегчением вздыхаю, если в фильме или передаче нет ложек явной лжи, что, к сожалению, крайне редко.

Недавно в фильме о войне популярный актер (по детективам) произносит прочувственный монолог: — Ну почему у нас берегут имущество, технику, но не людей. И на экране строй измученных солдат, которых не берегут. Но далее добавляет, а он в фильме командир части, вообще нечто: — Один генерал каждое утро пил свежее молоко, которое приносил во фляге солдат. Если солдата убивал снайпер, то посылали следующего. Много солдат погибло из-за любви к молоку генерала.

Откуда авторы фильма вытащили этот факт, из «воспоминаний» литератора, просидевшего в Ташкенте? Уши нелепости лезут из фильма.

А уж уши особистов были бы на макушке точно. До Сталина доходили даже факты флирта генералов на фронте.

Если генерал ежедневно сидит в зоне поражения снайперов, которые отстреливают всех доставляющих ему пищу, то это явно не генерал, а ротный командир. И едва ли такой ротный долго бы командовал ротой.

Да и корова с молоком на переднем крае как-то нереальна.

Таланта телевизионщикам в ретро фильмах о войне и армии явно не хватает. Язык, характеры, форма не те. Им далеко до военных советских фильмов.

Не только ретро о войне напичкано ложью. Если на экране воспоминания актера, то непременно он пожалуется на партократов и цензуру. Сценаристы и писатели тоже были обижены на партию и цензуру. Даже если их издавали огромными тиражами.

Ушел из жизни хороший композитор Оскар Фельцман. И эти пачкуны не преминули и его записать в страдальцы. Песня «Черный кот», которую пели везде, оказывается, была запрещена партократами.

Если рассказывают о джазе, то он тоже был «запрещен». А Утесов, Цфасман и другие?

Все церкви были разрушены, священники сидели. Моя же бабушка ходила в церковь в Хамовниках, у метро «Сокол». Да и другие церкви работали.

Антисоветчины почти нет в детективах с убийствами. Явная их недоработка.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Это мое государство: Голод


Юрий Мухин 07.02.2013

Скотт приехал в Магнитогорск в 1932 году, кто понимает, о чем речь, — в год «разгара голодомора», по легенде которого большевики, чтобы загнать в колхозы крестьян, забрали у них весь хлеб и задушили голодом только на Украине 7 миллионов человек. Поэтому с первых строк, особенно когда Скотт начал описывать голод в Магнитогорске, я ждал, когда же он начнет, про замученных голодом крестьян, не желавших идти в колхозы. Но не дождался – Скотт ни словом о голодоморе не оговорился, хотя в отчете Госдепу специально о голоде 1932-1933 года пишет!

Числа, в том числе и сообщаемые Скоттом, интересны не сами по себе, а в сравнении, и я сравню их с немецкими.

Начну с того, что, как сообщает статс-секретарь в правительстве Гитлера, отвечавший во время войны за снабжение Германии продовольствием, Г. Рике:«Основой ведения хозяйства были обязательные поставки пищевых продуктов государству. Они стали проводиться с вступлением в силу распоряжения от 27 августа 1939 года. Растительные продукты подлежали обязательной сдаче с момента «отделения их от земли», продукты животноводства — с момента их получения. Обязательной сдаче не подлежали лишь те сельскохозяйственные продукты, которые были необходимы для питания крестьян и для прокорма скота (по установленным нормам). Определенное количество зерна оставлялось в качестве семенного фонда. Таким образом, в сельском хозяйстве с самого начала были определены, хотя и несколько ограниченные, однако довольно ясные правовые нормы». Замечу, что по «довольно ясным правовым нормам», колхозы в СССР сдавали государству только плановое количество выращиваемого — только часть урожая.

Надо остановиться и на этом. Давайте оценим, сколько стоили в деньгах то, что оставалось колхозникам после обязательной продажи государству части урожая? До войны советский рубль котировался на зарубежных биржах, внутри страны его точно уравняли царскому рублю, и цена рубля была так высока, что перед войной за царскую золотую монету (свободно обращалась) в 10 рублей давали 9 рублей 60 копеек советскими купюрами. Одновременно, рубль официально стоил 50 центов США.

Во время войны цены продовольствия, продаваемого по карточкам, остались прежними, но на продовольствие на рынках, разумеется, цены резко возросли по сравнению с 1940 годом: в 1941 году они были в 1,1 раза выше, в 1942 – в 5,6 раза, в 1943 – в 10,2 раза, в 1944 – 8,2 раза, в 1945 – в 4,3 раза. Разумеется, это предопределяло высокие доходы колхозников неоккупированных районов от рыночной торговли – от торговли тем, что немецкие крестьяне обязаны были сдать государству по госценам. Эти доходы советских колхозников можно оценить вот по таким фактам той войны.

Во время Великой Отечественной войны советские люди пожертвовали на оружие для Красной армии 2 миллиарда рублей, и основными жертвователями были колхозники. Эта сумма примерно равна среднему военному годовому расходу двух народных комиссариатов (министерств): обороны и Военно-Морского Флота. На сбережения было построено свыше 2500 именных боевых самолётов. Для сравнения, 2172 боевых самолёта имели накануне Курской битвы два наших фронта, начавших битву, — Центральный и Воронежский. А, по мнению специалистов, именно с Курской битвы началось господство в воздухе советской авиации.

Но еще более удивительно то, какие суммы жертвовали колхозники.

Ферапонт Головатый в декабре 1942 и мае 1944 годов внёс по 100 тысяч рублей на постройку двух истребителей. Колхозник из Грузии Оганян Гурген внёс в Фонд обороны 500 тысяч рублей. Бригадир тракторной бригады, Мария Дубовенкова – 50 тысяч рублей. Михаил Китаев — 130 тысяч рублей, Мария Арлашкина, мать большого семейства, — 50 тысяч. Анна Селиванова – 100 тысяч, потом продала корову, остатки меда — и еще 100 тысяч. 16 января 1943 года узбекский колхозник Сергей Цой принес в обком партии два чемодана с миллионом рублей, судя по фамилии, он кореец. Другие национальности Советской Родины: башкиры Хабирзян Богданов и Нурмухамет Мирасов – по 200 тысяч рублей; азербайджанец Сулейманов Амира Кари-оглы — 250 тысяч рублей; казах Букенбаев Оразбай — 300 тысяч рублей; киргиз Юлдаш Татабаев — 150 тысяч рублей; армянин Н. А. Акопян — 106,5 тысячи рублей; грузин Г. А. Башурали — 150 тысяч рублей; таджик Юлдаш Саибназаров — 130 тысяч рублей; узбек Турган Ташматов — 160 тысяч рублей; бурят Буянтуев — 130 тысяч рублей. Это о доходах колхозников.

Теперь о том, как выглядел набор продуктов, которые покупались по карточкам. А то ведь стонут о том, что в СССР до войны и после войны были карточки, карточки, карточки, а что это значило в продуктах?

По немецким расчетам, минимум, необходимый для существования, — 1800 калорий. В 1943 году гражданское население Германии все еще получало по карточкам из расчета 2000 калорий, месячная норма продуктов под эти калории выглядела так:

Хлеб – 9 кг.

Крупа – 0,6 кг.

Мясо – 1 кг.

Жиры – 0,8 кг.

Сахар – 0,9 кг.

Мармелад – 0,7 кг.

Картофель – 12 кг.

И только в 1945 году гражданскому немцу начали выдавать в месяц: хлеба – 5,8; крупы – 0,3; мяса – 1,0; жиры – 0,5; сахар – 0,375; без мармелада; картофель – 10,0 кг. Считалось, что это около 1700 калорий.

Теперь вернемся к воспоминаниям Скотта о голоде в пресловутый год «голодомора».

«Каждая производственная организация должна была обеспечивать питанием своих рабочих. Она выдавала продовольственные карточки, а затем пыталась отоварить их согласно перечисленным в них пунктам. Однако очень часто ей не удавалось этого сделать. В 1932 году в продовольственной карточке монтажника, выдаваемой ему на месяц, значилось следующее:

хлеб — 30 килограммов

мясо — 3 килограмма

сахар — 1 килограмм

молоко — 15 литров

масло — 1/2 килограмма

крупа — 2 килограмма

картофель — по мере доставки

Однако на протяжении всей зимы 1932–1933 года монтажники не получали ни мяса, ни масла, и почти не видели сахара и молока. Им выдавали только хлеб и немного крупы. В магазине, к которому они были прикреплены, они могли купить не по карточкам духи, табак, «кофе» (суррогат), а иногда мыло, соль, чай и леденцы. Однако этих товаров почти никогда не было в продаже, а когда их привозили, то рабочие порой оставляли работу и с гаечным ключом в руках бежали в магазин, чтобы, пробив себе дорогу, получить полфунта каменных леденцов.

Помимо продуктов, приобретаемых в магазине, рабочие ели раз в день, также по карточкам, в одной или нескольких столовых, имеющихся при каждом производственном объединении. Карточную систему в столовых было очень трудно отменить, потому что мастера и администрация, пытаясь стимулировать своих работников, выдавали им дополнительные карточки на питание в столовых. Таким образом, в 1933 году восемьсот рабочих Магнитогорского сварочного треста съедали две тысячи обедов. Однако, поскольку в центральной конторе снабжения знали, что в сварочном тресте работает только восемьсот рабочих, то они отпускали продуктов ровно на восемьсот обедов, и директору столовой приходилось их разбавлять. Поэтому качество обедов ухудшалось. В начале 1933 года в столовой № 30 человеку, работающему на большой высоте при температуре 500 ниже нуля, необходимо было съесть два или три обеда, чтобы действительно наесться.

…Через полчаса после того, как мы вошли в столовую, мы уселись на только что освободившиеся места, положили на стол наши карточки и стали ждать, когда к нам подойдет официантка. Она была на полпути к нам, обслуживая другой стол и добродушно поругивая рабочих, пытавшихся получить два обеда по одной карточке, а иногда и ущипнуть ее сзади. Прошло еще десять минут, прежде чем она добралась до нашего, последнего, стола и стала отрывать талоны от наших карточек. Шабков и Попов, у каждого из которых было по две карточки, очень старались отвлечь внимание официантки, чтобы она не поняла, что карточек больше, чем людей за столом. Однако это им не удалось. Оторвав двенадцать талонов с номерами, она сосчитала всех и увидела, что за столом только десять человек. Положение спас Попов.

— А, ну да, — сказал он. — Это Петя и Гриша оставили свои карточки и пошли мыть руки. — Попов ухмыльнулся. Усмехнулась и официантка. Никто никогда не мыл руки зимой в столовой № 30. Но теперь у нее были свидетели на тот случай, правда, весьма маловероятный, если директор будет ее проверять. Она умчалась прочь, улыбаясь, и скоро вернулась, неся двенадцать больших кусков черного хлеба. Затем она принесла двенадцать тарелок горячего супа. Суп был неплохой. В нем было немного капусты, следы картошки и гречневой крупы, а иногда даже попадалась косточка. Главное — он был горячий. Рабочие ели его с удовольствием, некоторые для вкуса клали туда горчицу. Большинство из них съели свой кусок хлеба до того, как доели суп. Однако у Шабкова и Попова было по два куска хлеба (два куска по двести граммов каждый раз равнялись одному фунту черного хлеба), поэтому им его хватило, чтобы доесть суп до конца, и даже осталось немного для второго. На второе принесли суповые тарелки, наполненные картошкой, политой жидким соусом. Сверху лежал небольшой кусочек мяса. Поставив все это на наш стол, официантка пошла обслуживать сидящих за другим столом.

Попов и Шабков ели жадно, с большим аппетитом.

— Хороший обед, — сказал Шабков. — Вот если бы каждый день такой давали.

Попов ничего не ответил. Он только что-то проворчал.

Он был занят — надо было съесть две тарелки картошки с мясом».

Это Скотт рисует как бы «картинку с натуры», и у него, как и везде по книге явно вымышленные поповы и ивановы, гриши и пети, но Шабков, похоже, реальный человек. Он кулак, находящийся на стройке в заключении, работает бригадиром, работает хорошо, почему и имеет две карточки в столовую. О себе Шабков рассказал Скотту: «Когда пришли нас выселять, мой брат взял винтовку и несколько раз выстрелил в офицеров ГПУ. Они стали отстреливаться. Брата моего убили. От этого нам, конечно, лучше не стало. Нам всем дали по пять лет и отправили в разные места».

Теперь о магазинах.

…Выйдя с территории завода, группа рабочих разделилась. У Гриши было с собой ведро. Он собрал у всех карточки на молоко и отправился за ним на молочную кухню. Каждому сварщику по закону ежедневно полагалось по пол-литра (пинте) молока. Шансы, что там будет молоко и ему удастся его получить, были невелики. Зимой снабжение молоком ухудшалось. Молоко привозили в замороженном виде кусками в мешках из соседнего совхоза. Однако попытаться получить его все же стоило. Поэтому каждый день сварщики кого-нибудь туда посылали, и иногда — один или два раза в неделю — посыльный возвращался домой с ведром, наполовину наполненным молоком.

…Кооператив строителей доменных печей находился в большом одноэтажном здании, почти не отапливаемом и очень грязном. Когда мы подошли к нему, то увидели, что там полным-полно рабочих и снаружи, от двери магазина выстроилась очередь.

— Странно, — сказал Попов. — Наверное, там продают что-нибудь особенное.

Мы подошли поближе и задали традиционный русский вопрос: «Что дают?»

— Только хлеб, — ответил один из рабочих, стоявших в очереди. — Утром хлеба не было. Его привезли только полчаса назад

Мы встали в очередь. Она двигалась очень медленно. Прошло десять минут, прежде чем мы добрались до двери магазина, и еще двадцать минут, пока мы подошли к прилавку. На полках позади прилавка не было абсолютно ничего, кроме четырех коробок с искусственным кофе и целой выставки духов. Продавали и покупали только черный хлеб. Продавщица большим мясницким ножом резала свежие буханки, от которых шел пар. Ей редко приходилось дважды взвешивать один и тот же кусок. Служащий магазина, повязанный грязным белым фартуком поверх овчинного тулупа, отрывал талоны с номерами от хлебных карточек рабочих по мере того, как их ему подавали. Вторая девушка-продавщица принимала деньги — тридцать пять копеек за килограмм (около пятнадцати копеек за фунт). Как раз в тот момент, когда Попов подошел к прилавку, высокий, похожий на монгола парень, растолкав всех плечами, попытался взять хлеб без очереди. Разразилась целая буря недовольства.

— Если ты мастер, то иди в магазин для мастеров! А если ты прикреплен к этому магазину, то вставай в очередь! — сказали в один голос сорок человек. Большой монгол стал протестовать, произнося на ломаном русском языке фразы о правах национальных меньшинств. И все-таки хлеб он без очереди не получил. Слишком многие рабочие, принадлежащие к национальным меньшинствам, пытались получить что-нибудь даром или без очереди, или же добиться других привилегий, подводя под это в качестве основы ленинскую национальную политику. Но теперь им это уже больше не удавалось.

Попов вытащил потрепанный бумажник и начал искать там мелочь, чтобы заплатить за хлеб. Бумажник был набит деньгами, у него при себе было больше двухсот рублей. Неделю назад он получил зарплату за прошлый месяц (с опозданием всего лишь на десять дней), но купить было нечего. Он получил хлеб для себя, для Гриши, ушедшего за молоком на раздаточный пункт, и для Гришиной жены и стал проталкиваться к выходу. Под мышкой у него было пять килограммов (двенадцать фунтов) хлеба. Это были двухдневные рационы для двух рабочих и одного иждивенца.

…Размер зарплаты и количество денег под матрасом больше не определяли уровень жизни. Деньги были у всех, но то, что человек ел и носил, почти целиком и полностью зависело от того, что можно было купить в том конкретном магазине, к которому он был прикреплен. Если это был иностранный специалист или руководящий работник ГПУ или партийных органов, прикрепленный к специальному магазину для иностранцев, то он мог купить икру, кавказское вино, импортные ткани, прекрасную обувь, костюмы и тому подобные вещи на выбор. Инженеры и мастера, такие люди, как Семичкин и Коля, имели карточки, дававшие им право посещать магазины для техников, где они могли купить хлеб, а иногда мясо, масло, рыбу и кое-что из одежды. Однако большинство людей, таких, как, например, Попов, были прикреплены к магазинам для рабочих, где единственное, что можно было купить более или менее регулярно, это хлеб. Иногда по нескольку дней подряд и хлеба не было; но большинство рабочих, прошедших школу голода, имели небольшой запас сухарей, помогавший им переждать временную нехватку хлеба.

… В 1933 и 1934 годах цены на базаре были просто недоступными: хлеб, например, стоил до десяти рублей за килограмм, в то время как официальная цена хлеба в магазине была пятнадцать копеек». (Тут Скотт, видимо ошибся и дал цену за фунт).

О нормах выдачи продуктов немцам я уже написал, но добавлю, что норма выдачи хлеба солдату царской армии в военное время была 1 кг ржаного хлеба или 700 грамм ржаных сухарей. А Скотт описывает получение 1,2 – 1,4 кг хлеба в день на работающего, включая кулаков, и по 500 грамм на иждивенца. И, вроде, считать умеет.

Скотт, кстати, и объясняет причины, по которым в питании заключенных и вольных не было разницы: «Как только заключенных привозили на строительство, их начинали кормить лучше, чем на протяжении всего периода с момента ареста. Им выдавали теплую добротную одежду и говорили, что с этой минуты единственное, что будет приниматься во внимание, это их работа. Вплоть до 1938 года срок заключения мог быть уменьшен за хорошую работу на двадцать, сорок, а иногда даже на шестьдесят процентов. Однако после 1938 года сокращение срока наказания стало более редким явлением, вероятно, потому, что НКВД не хотел терять рабочую силу, ведь число осужденных — и соответственно рабочих, прибывающих на стройки, — сократилось».

Ну и, наконец, в отчете Госдепу Скотт сообщает: «Голод в конце 1932 — начале 1933 года. В конце 1932 года в Магнитогорске катастрофически не хватало продуктов. Хотя у кулаков были хлебные карточки, они не могли достать достаточно еды, чтобы прокормить себя и свои семьи. Женщины и дети постоянно ходили по помойкам и собирали в сумки все выброшенные испорченные продукты, которые могли там найти. Это был самый настоящий голод…». Ну, а дальше вы уже читали о несчастных работниках ГПУ: «К весне начались небольшие забастовки и стало нарастать пассивное сопротивление отдельных групп этих крестьян. Об этих беспорядках стало, в конце концов, известно высшему начальству, и все закончилось арестом двух офицеров ГПУ — начальника трудовой колонии и его заместителя, — ставших «козлами отпущения» и осужденных на длительные сроки». Все, ни слова, ни намека о голодоморе. Плач о горькой доле кулаков громогласный, а о том, что они страдальцы от голодомора, повторю, ни слова!

А, может, в Магнитогорске не было украинцев и о «семи миллионах умерших на Украине от голода» никто не знал? В той картинке в столовой 1933 года, которую Скотт нарисовал, есть такой эпизод:

«…Я слышал, что Ломинадзе, новый первый секретарь партии, очень возмущается столовыми и настаивает на том, что мы должны иметь право заказывать столько хлеба, сколько захотим, и что на второе должен быть выбор, по крайней мере из трех блюд, — сказал сидевший рядом с Поповым рабочий толстощекой, закутанной в платок девушке, уплетавшей напротив него картошку. Девушка работала вместе с клепальщиками, нагревая для них заклепки.

— Я в это поверю, только когда сама увижу все собственными глазами, — ответила девушка с украинским акцентом».

(А как же – «хохол не поверит, пока не проверит!»). И Скотт, разумеется, дает и национальный состав Магнитогорска: «Около двух третей этого количества составляли русские, одну треть — украинцы, татары, башкиры и евреи». Более, того, он был знаком и с такими украинцами, которые считали, «что Украину завоевали и подавили, а теперь ее эксплуатирует группа большевиков, состоявшая в основном из русских и евреев, которые ведут — не только Украину, но и весь Советский Союз в целом к гибели». Но и эти украинцы ни словом не упомянули Скотту о голодоморе!

И мне вспоминается, когда я попросил своего отца (а его село как раз находится в районе пресловутого голодомора) рассказать об этом голоде, то он сначала охотно начал рассказывать о голоде 1927 года. А когда я уточнил, что меня интересует голод 1932 года, то он сначала даже не понял, о чем я спрашиваю. А потом вспомнил – да, и тогда был голод. И на вопрос о причинах голода на селе, ответил жестко: «Работать не хотели!». И привел конкретный пример отказа от работы. Я об этом уже не раз писал и не буду повторять, просто отмечу, что Скотт невольно подтвердил информацию моего отца – голод в России даже в те годы был делом обычным, а события на Украине в начале 30-х даже украинцы за настоящий голод не считали, тем более, не связывали эти события с коллективизацией.

Советская интеллигенция

В период советской власти масса людей стала теми, о которых говорят две русские поговорки: «Из грязи в князи» и «Барин из мужиков». Смысл их выглядит идентичным, хотя это потому, что уже несколько веков князь имел вид очень богатого барина, и только. Таким образом, в нашем обозримом прошлом князья уже были не те, в ком реально кто-то нуждался.

На самом деле князь это, прежде всего, лучший воин, это атаман, на котором лежит ответственность за предприятие, в котором заинтересован народ и вся его дружина. Ум, мужество, храбрость, в сочетании со способностью выдержать груз ответственности за начатое предприятие – это такое редкое сочетание качеств, при котором и дружиннику, и подданному совершенно безразлично, откуда его князь – из царского дома или из грязи — лишь бы был таким и обеспечивал защиту подданным и добычу дружине. Для князя совершенно третьестепенно, сколько у него личного богатства и насколько разнообразны и утонченные у него еда и развлечения, — не это составляет смысл и содержание жизни князя. Князю это просто не интересно. Возможно, русский князь Святослав и не был большим государственным деятелем и мудрым политиком, но князем он был безусловно, раздавая всю добычу дружине и открыто демонстрируя презрение ко всем тем «жизненным удобствам», которые уже очень давно являются единственным смыслом жизни нашей элиты.

Другое дело – баре. Уже несколько столетий народ видит эту элиту в виде праздного сословия с непонятно откуда взявшимися правами на власть и откровенно паразитической сутью. Как можно более праздная жизнь и непомерное потребление удовольствий – вот суть барства.

И когда в баре попадает несчастный мужик, чувствующий себя неуверенно и стремящийся завоевать себе достойное место под солнцем этой элиты, то вся барская мерзость начинает проявляться в нем в гипертрофированном виде. Я вспоминаю донесения Л. Мехлиса с Крымского фронта Сталину, в котором он предлагал немедленно заменить командующего фронтом генерала Козлова на кого-либо из генералов Рокоссовского, Клыкова или Львова. Мехлис приводил факты, требующие этой замены, но, в принципе, для понимания того, кем был Козлов, достаточно одной-единственной характеристики, данной Мехлисом: «обожравшийся барин из мужиков».

Либо дело в троцкизме Скотта, который мешал ему трезво описывать большевиков, либо он, как американец, только эту барскую цель в стремлении людей и способен увидеть, но у него в книге практически нет «князей из грязи», в ней только «обожравшиеся баре из мужиков». Вы их уже видели выше в цитатах, частью они были уже расстреляны не описанными Скоттом «князьями из грязи», но Скотт описывает и ускользнувшую от расстрела часть этих «бар из мужиков», к примеру, того же Завенягина. О нем Скотт, напомню, сообщает:

«Дом Завенягина по сравнению с большинством советских домов выглядел дворцом. Это был трехэтажный, отштукатуренный снаружи кирпичный дом из четырнадцати комнат, в котором были бильярдная, игровая для двух маленьких сыновей Завенягина, музыкальный салон и большой кабинет. Позади дома находился небольшой олений заповедник, а перед домом — роскошный сад. Все это было обнесено высокой стеной, увенчанной по верху частоколом. Перед входом всегда дежурил милиционер.

…Дом Завенягина был меблирован на сумму 170 тысяч рублей, а сам стоил около 80 тысяч».

В докладе Госдепу США Скотт, напомню, дает несколько иную цену дому: «стоимость которого вместе с обстановкой составила 300 тысяч рублей», — но это не суть важно. Мне могут сказать, что Завенягин много зарабатывал, нужно же было ему куда-то тратить деньги? Но дело в том, что Скотт – американец, а американцы, вынужденные лично рассчитывать и платить налоги, в отличие от нас, очень ревниво относятся к тому, куда получатели налогов их направляют. И Скотт пишет:

(продолжение следует)

Источник статьи

 

Метки: ,

«Левой! Левой! Левой!» — групповая выставка в формате одиночных пикетов у музея Маяковского



Владимир Маяковский © yaostrov.ru

7 февраля с 19 часов художники, по очереди сменяя друг друга, будут стоять у музея (лицом к улице Мясницкой), держа в руках свои работы.

Продолжительность каждого «стояния» будет зависеть от общего количества участников. Принять участие в выставке может любой желающий, а подтвердить свое участие можно на стене мероприятия.

«Департамент культуры Москвы планирует закрыть уникальный музей Владимира Маяковского. Экспозиция будет разгромлена, экспонаты раздадут в другие музеи. Вместо гениального музея планируется открыть выставочный зал и кафе. За всем этим стоит очередной распил. Неповторимая экспозиция, которая сейчас есть в музее, восстановлена не будет. Директор музея Светлана Стрижнёва уже подала в отставку. Против варварских планов выступил один из авторов экспозиции Тарас Поляков», — сообщают организаторы акции.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Свидетель по «делу банды Цапка» отказался от показаний


Один из свидетелей по «делу банды Цапка» Андрей Быков — член преступной группировки, ранее осужденный на 20 лет лишения свободы и вызванный стороной обвинения в качестве свидетеля, отказался от показаний. Об этом 6 февраля сообщает Интерфакс со ссылкой на адвоката одного из подсудимых Михаила Ткаченко.

По его словам, Быков заявил, что непричастен к вмененным ему преступлениям, и отказался от данных им во время следствия показаний.

Свидетель заявил о том, что во время дачи показаний все подробности совершенного преступления в доме фермера Аметова до него довели «третьи лица» и заставили их озвучить.

Напомним, в ноябре 2010 года сотрудники полиции обнаружили в станице Кущевская Краснодарского края в сгоревшем доме тела 12 погибших.

Позднее были арестованы 11 подозреваемых, среди них предполагаемый организатор — бизнесмен и экс-депутат райсобрания Сергей Цапок и его родственник — предприниматель и действующий районный депутат Сергей Цеповяз.

Выяснилось, что действия банды покрывал руководитель территориального подразделения Центра по противодействию экстремизму регионального ГУВД Александр Ходыч, а также прокурор Краснодарского края Леонид Коржинек. Двое членов банды — Андрей Быков и Вячеслав Рябцев уже осуждены на 20 лет. Цеповяза также осудили на 20 лет.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,