RSS

Архив за день: 2013/02/08

В общежитии в Большом Саввинском переулке установлен пост общественного дежурства


Несмотря на противодействие ЧОПа и полиции, участникам общественной инспекции 7 февраля не только удалось пройти на территорию общежития, но и установить там пост общественного дежурства. В инспекции приняли участие сами жильцы общаги, их гости, представители Движения общежитий Москвы и Московской области, Ассоциации обманутых многодетных семей, активисты других общественных организаций. «Охранники» пропускают только тех жильцов, которые есть в списке, составленном руководством «Мосшелка». Жительницы, которую без судебного решения выкинули на улицу, в нем не оказалось — штамп о прописке в паспорте ей не помог. Не пускали также гостей, приглашенных жителями. Руководства «Мосшелка» в здании, естественно, не оказалось.

Тем не менее, с одной из жительниц всем удалось пройти. Из общаги «охранники» унесли газовые плиты, отключили свет в комнате Ирины Лазутиной, которую они выгнали на улицу, и выкинули оттуда все вещи хозяйки, дверь и мебель.

В комнате Валентины Померанцевой также нет двери, и видны следы взлома стены. Она рассказала, что антифашист Игорь Полозенко, который сейчас находится под домашним арестом по обвинению в нападении на ЧОП, лично заделывал дыру в стене.

А в незапертой комнате «охранников» все, что нужно для комфортного проживания, оказалось в наличии.
После чаепития учатники общественной инспекции и журналисты без проблем покинули общежитие. 3 человека остались там дежурить, чтобы препятствовать произволу «охраны» в отношении жителей. Интересно, что «охранники» заявили, что руководство «Мосшелка» имеет перед ними задолженность по зарплате, посему работают они последний день. Возможно, именно этим обстоятельством объяснялась их сравнительно неагрессивное поведение по отношению к учасникам общественной инспекции.

Напомним, ООО «Московский шелк» пытается выжить из общежития своих бывших работников вместе с их семьями, чтобы зарабатывать деньги на аренде. Путем махинаций зданию был присвоен статус технического помещения, несмотря на наличие прописанных там людей. После чего нанятый ЧОП начал создавать жильцам невыносимые условия: отключать коммуникации, ломать стены, а в середине января 2013 года ворота здания были закрыты, и люди оказались заложниками в собственном доме.

19 января около заблокированных ворот собрались активисты различных общественных организаций, которых жители пригласили к себе в гости: они принесли продукты, воду, игрушки для ребенка одной из жительниц. ЧОПовц отказались пропустить гостей, встретив их металлическими прутьями и распыленным газом. Активистам все равно удалось открыть ворота и пройти к заблокированным жителям.

Полиция сначала не вмешивалась в происходящее, но потом задержала всех гостей — 39 человек. На следующий день, 20 января, 2 из них — Грачья Погосов и Игорь Полозенко — были вновь задержаны — по подозрению в нападении на ЧОП (ст. 213 ч. 2 УК РФ — хулиганство, совершенное группой лиц). Следствие ходатайствовало об их заключении под стражу, однако Таганский суд избрал им в качестве меры пресечения домашний арест сроком до 20 марта.

После ареста активистов «охранники» и руководство Мосшелка продолжили терроризировать жителей общаги: одна из жительниц без судебного решения о выселении была просто выкинута на улицу, к другой Мосшелк вызвал комиссию из опеки, чтобы она отобрала у нее ребенка. К счастью, мальчик в это время гостил у знакомых. А 1 февраля «охранники» и вовсе заявили жителям, что ждут приказа убивать их.

Жильцы подали заявления в полицию и прокуратуру о возбуждении против ЧОПовцев уголовных дел по статьям «самоуправство», «нарушение неприкосновенности жилища» и «истязания». 5 февраля у здания УВД по ЦАО г. Москвы прошли одиночные пикеты, участники которых потребовали прекратить уголовное преследование защитников общежития и привлечь к уголовной ответственности его «охранников».

Фото: http://vk.com/club46551365?w=wall-46551365_325%2Fall, http://vk.com/club46551365?w=wall-46551365_326%2Fall, http://vk.com/club46551365?w=wall-46551365_327%2Fall

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

8 февраля 1834 года родился великий русский химик, учёный-энциклопедист Дмитрий Иванович Менделеев.


Периодическая система элементом, как говорят в учёном мире, приснилась Менделееву то сне. Уже много месяцев и так и этак раскладывал он карточки, где выписаны были их свойства, чувствовал — есть между ними какая-то связь, должна быть! Накануне целую ночь простоял он у конторки, за которой обычно писал, и лишь под утро уснул. Здесь и явилась ему таблица. Менделеев тотчас проснулся. На первом попавшемся листке набросал он свои великие столбики и сразу понял: нашел!

Он был сторонником изнуряющего стиля в работе, всем доказывал, что непрерывные, долгие и упорные усилия необходимы, даже если это вредит здоровью. В 26 лет, работая над книгой «Органическая химия» он не отходил

от письменного стола почти два месяца. Знаменитые свои «Основы химии» писал тоже неистово. В его трудолюбии, терпении и упорстве была какая-то богатырская русская былинность. И когда называли его гением, он морщился и ворчал:

— Какой там гений! Трудился всю жизнь, вот и стал гений…

В Менделееве удивительным образом сочетались нежность и несносность. Верный признак человеческой доброты — привязанность к детям. «Много испытал я в жизни, но не знаю ничего лучше детей»,— говорил Менделеев. Вечно возился с мальчишками и девчонками, устраивал им праздники, ёлки, кормил, одаривал. Резкость же своего характера он с улыбкой объяснял тем, что раздражение таить в себе вредно. Люди, близко его знавшие, говорили, что резвость его натуры более всего угнетала его самого.

Всемирно признанный ученый, он очень нервничал и волновался на лекциях во время демонстрации опытов. Всё, казалось ему, не получится, конфуз выйдет. А читал прекрасно. Вовсе не гладко, скорее даже коряво, без пафоса, но в каждом слове билась мысль Студенты не просто любили Дмитрия Ивановича, они боготворили его. Экзамены сдавать ему было трудно. Когда принимали вдвоём с Бутлеровым, к Бутлерову очередь, а к Менделееву — робели. И все-таки очень любили его.

Именно его попросили передать петицию студенческой сходки с пожеланиями дать автономию университету и отменить полицейские функции инспекции. Менделеев отвез ее министру Делянову, который вернул петицию с надписью: «По приказанию Министра народного просвещения прилагаемая бумага возвращается действительному статскому советнику, профессору Менделееву, так как ни Министр, и никто из состоящих на службе Его Императорского величества лиц не имеет права принимать подобные бумаги…»

Тогда он ушел из университета. Последние слова его, произнесенные с кафедры, были; «…покорнейше прошу не сопровождать мой уход аплодисментами по множеству различных причин». Понимал, что аплодисменты эти грозят его молодым слушателям новыми карами.

Высокий, широкоплечий бородач, с длинными русыми волосами (в нашем представлении Менделеев почему-то чаще всего седой старик), с ярко-синими глазами, удивительно подвижный, весь какой-то заметный, с богатейшей мимикой — таким его описывали современники.

Менделеев прожил большую, сложную жизнь. Он не только великий ученый, но и сильный русский характер. Все его интересовало. Англичанин Г. Джонс отмечает его необычайный интерес к науке в целом. Увлекался отнюдь не только химией, но и изучением природных ресурсов, метрологией, угле- и нефтедобычей, метеорологией, воздухоплаванием, агрономией. С гордостью писал: «Сам удивляюсь, чего только я не делывал на своей научной жизни. И сделано, думаю, недурно». По средам собирал у себя гостей: учёных, музыкантов, писателей, художников.

Неохотно ездил в гости, редко бывал в театре, но посещал все художественные выставки, дружил с Суриковым, Васнецовым, Крамским, Шишкиным. Говорил Куинджи: — Много секретов есть у меня в душе, но не знаю вашего секрета…

Когда гроб с телом Менделеева двигался на Волково кладбище, впереди огромной процессии несли таблицу Менделеева — символ его бессмертия.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Суд отправил Квачкова на 13 лет в колонию строгого режима


Владимир Квачков осужден Мосгорсудом на 13 лет строгого режима. Об этом сообщает 8 февраля Интерфакс. Его признали виновным в подготовке мятежа и пособничестве террористической деятельности.

Адвокат Оксана Михалкина уже заявила, что будет обжаловать приговор, впрочем, она также уверена в том, что это бесполезно.

В декабре 2010 года Верховный суд России оправдал Квачкова по обвинению в покушении на бывшего главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса. На следующий день после освобождения Квачков был арестован по новому делу. Материалы дела находятся под грифом «Секретно» и не подлежат разглашению.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Россия-которую-потеряли. «Интеллект и цвет нации»


Павел Краснов

14 июня 1908 г. вечером явившийся купить пиджак в магазин готового платья калужского мещанина Янкеля Каца на Плац-парадной площади в доме Слезкиных дворянин Михаил Алексеевич Кишкин надел померить и стал уходить, не заплатив денег, а на требование уплаты размахнулся на Каца кулаком — «вот тебе деньги», а затем выбежал из магазина, но был задержан городовым и доставлен в часть. Пиджак возвращен.

* * *

18 июля 1908 г. во время крестного хода на Широкой ул. в д. Рябчикова из кармана был вытащен кошелек с 60 коп. и носовой платок потомственным дворянином Николаем Аксентовичем, который задержан с похищенным и в краже сознался.

(Невыдуманные истории из полицейских протоколов // Калужская неделя. 2012, 6 декабря. №48(566). С.26)
Ещё о честьимеющих благородных дворянах
«На Екатерининском канале, в доме под № 4-м или 24-м, жительствует некая, значащаяся, впрочем, в паспорте «из благородных», госпожа, по имени Амелия. В сущности, она одно из двух: или полька, или, что более достоверно, — ревельская мещанка, вышедшая после нескольких лет лёгкого поведения за какого-нибудь отставного чиновника или офицера; что, как известно, бывает сплошь да рядом. Эта Амелия, водящаяся преимущественно с кокотками и содержанками, составила себе очень доходную профессию, приискивая для покаявшихся распутниц, желающих получить почётную в их кругу позицию, титулованных мужей, или правильнее — только титла, которые покупают у разных промотавшихся господ за очень дешёвую цену Графские и княжеские титла, разумеется, составляя товар более редкий, ценятся довольно дорого; генеральские же чины идут почти что ни по чём. Таким образом, эта Амелия, месяц или же полтора назад, купила для какой-то бывшей содержанки, некоего мужа, Генерал-Майора Клюверта, который был где-то губернатором. Этот Клюверт, получив за своё Превосходительство от Амелии 5000 руб. согласно условию, тотчас после венца выдал новобрачной свидетельство на отдельное проживание, и они распростились навсегда тотчас после совершения брачного обряда.

Неделю или две спустя Амелия купила для другой содержанки другого генерала, именно Действ Ст Совет Березова (или Березина). Но тот, как статский генерал, получил за своё имя и чин только 3000 руб. В настоящее время эта Амелия хлопочет устроить свадьбу третьей содержанки, но дело немного затянулось, так как подысканный генерал-майор Тимковский меньше 6000 не хочет и слышать, между тем как ему предлагают всего 4000, на том основании, что бездомные генералы, даже военные, теперь не составляют редкости.

Известный, содержащийся в долговом отделении, отст юнкер князь Всеволод Долгорукий точно так же женился на какой-то публичной женщине, за 5000 руб.

18-го Октября 1869 г.».

// Из агентурного донесения об образе жизни проживавшей в С.-Петербурге ревельской мещанки Амелии, занимавшейся за деньги устройством браков разорившихся титулованных лиц с женщинами легкого поведения (из Секретного архива Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии), ГА РФ Ф.109 Оп.3. Секретный архив Д.2886 Л. 1 — 2 об.

Просто достоевский сюжетец.

«Кровавый смерч октябрьского переворота 1917 года уничтожил не просто дворянство, но уничтожил интеллект и цвет нации» ©

Игорь Пыхалов

Источник статьи

 

Метки: , ,

И.Сталин:Я только ученик Ленина и цель моей жизни – быть достойным его учеником


Беседа И.Сталина с немецким писателем Эмилем Людвигом

Людвиг. Я Вам чрезвычайно признателен за то, что Вы нашли возможным меня принять. В течение более 20 лет я изучаю жизнь и деятельность выдающихся исторических личностей. Мне кажется, что я хорошо разбираюсь в людях, но зато я ничего не понимаю в социально-экономических условиях.

Сталин. Вы скромничаете.

Людвиг. Нет, это действительно так. И именно поэтому я буду задавать вопросы, которые быть может Вам покажутся странными. Сегодня, здесь, в Кремле, я видел некоторые реликвии Петра Великого, и первый вопрос, который я хочу Вам задать, следующий: допускаете ли Вы параллель между собой и Петром Великим? Считаете ли Вы себя продолжателем дела Петра Великого?

Сталин. Ни в каком роде. Исторические параллели всегда рискованны. Данная параллель бессмысленна.

Людвиг. Но ведь Петр Великий очень много сделал для развития своей страны, для того, чтобы перенести в Россию западную культуру. [c.104]

Сталин. Да, конечно, Петр Великий сделал много для возвышения класса помещиков и развития нарождавшегося купеческого класса. Петр сделал очень много для создания и укрепления национального государства помещиков и торговцев. Надо сказать также, что возвышение класса помещиков, содействие нарождавшемуся классу торговцев и укрепление национального государства этих классов происходило за счет крепостного крестьянства, с которого драли три шкуры.

Что касается меня, то я только ученик Ленина и цель моей жизни – быть достойным его учеником.

Задача, которой я посвящаю свою жизнь, состоит в возвышении другого класса, а именно – рабочего класса. Задачей этой является не укрепление какого-либо “национального” государства, а укрепление государства социалистического, и значит – интернационального, причем всякое укрепление этого государства содействует укреплению всего международного рабочего класса. Если бы каждый шаг в моей работе по возвышению рабочего класса и укреплению социалистического государства этого класса не был направлен на то, чтобы укреплять и улучшать положение рабочего класса, то я считал бы свою жизнь бесцельной.

Вы видите, что Ваша параллель не подходит.

Что касается Ленина и Петра Великого, то последний был каплей в море, а Ленин – целый океан.

Людвиг. Марксизм отрицает выдающуюся роль личности в истории. Не видите ли Вы противоречия между материалистическим пониманием истории и тем, что Вы все-таки признаете выдающуюся роль исторических личностей? [c.105]

Сталин. Нет, противоречия здесь нет. Марксизм вовсе не отрицает роли выдающихся личностей или того, что люди делают историю. У Маркса, в его “Нищете философии”26 и других произведениях, Вы можете найти слова о том, что именно люди делают историю. Но, конечно, люди делают историю не так, как им подсказывает какая-нибудь фантазия, не так, как им придет в голову. Каждое новое поколение встречается с определенными условиями, уже имевшимися в готовом виде в момент, когда это поколение народилось. И великие люди стоят чего-нибудь только постольку, поскольку они умеют правильно понять эти условия, понять, как их изменить. Если они этих условий не понимают и хотят эти условия изменить так, как им подсказывает их фантазия, то они, эти люди, попадают в положение Дон-Кихота. Таким образом, именно по Марксу вовсе не следует противопоставлять людей условиям. Именно люди, но лишь поскольку они правильно понимают условия, которые они застали в готовом виде, и лишь поскольку они понимают, как эти условия изменить, – делают историю. Так, по крайней мере, понимаем Маркса мы, русские большевики. А мы изучали Маркса не один десяток лет.

Людвиг. Лет 30 тому назад, когда я учился в университете, многочисленные немецкие профессора, считавшие себя сторонниками материалистического понимания истории, внушали нам, что марксизм отрицает роль героев, роль героических личностей в истории.

Сталин. Это были вульгаризаторы марксизма. Марксизм никогда не отрицал роли героев. Наоборот, роль эту он признает значительной, однако, с теми оговорками, о которых я только что говорил. [c.106]

Людвиг. Вокруг стола, за которым мы сидим, 16 стульев. За границей, с одной стороны, знают, что СССР – страна, в которой все должно решаться коллегиально, а с другой стороны знают, что все решается единолично. Кто же решает?

Сталин. Нет, единолично нельзя решать. Единоличные решения всегда или почти всегда – однобокие решения. Во всякой коллегии, во всяком коллективе, имеются люди, с мнением которых надо считаться. Во всякой коллегии, во всяком коллективе, имеются люди, могущие высказать и неправильные мнения. На основании опыта трех революций, мы знаем, что приблизительно из 100 единоличных решений, не проверенных, не исправленных коллективно, 90 решений – однобокие.

В нашем руководящем органе, в Центральном Комитете нашей партии, который руководит всеми нашими советскими и партийными организациями, имеется около 70 членов. Среди этих 70 членов ЦК имеются наши лучшие промышленники, наши лучшие кооператоры, наши лучшие снабженцы, наши лучшие военные, наши лучшие пропагандисты, наши лучшие агитаторы, наши лучшие знатоки совхозов, наши лучшие знатоки колхозов, наши лучшие знатоки индивидуального крестьянского хозяйства, наши лучшие знатоки наций Советского Союза и национальной политики. В этом ареопаге сосредоточена мудрость нашей партии. Каждый имеет возможность исправить чье-либо единоличное мнение, предложение. Каждый имеет возможность внести свой опыт. Если бы этого не было, если бы решения принимались единолично, мы имели бы в своей работе серьезнейшие ошибки. Поскольку же каждый имеет [c.107] возможность исправлять ошибки отдельных лиц, и поскольку мы считаемся с этими исправлениями, наши решения получаются более или менее правильными.

Людвиг. За Вами десятки лет подпольной работы. Вам приходилось подпольно перевозить и оружие, и литературу, и т.д. Не считаете ли Вы, что враги Советской власти могут заимствовать Ваш опыт и бороться с Советской властью теми же методами?

Сталин. Это, конечно, вполне возможно.

Людвиг. Не в этом ли причина строгости и беспощадности вашей власти в борьбе с ее врагами?

Сталин. Нет, главная причина не в этом. Можно привести некоторые исторические примеры. Когда большевики пришли к власти, они сначала проявляли по отношению к своим врагам мягкость. Меньшевики продолжали существовать легально и выпускали свою газету. Эсеры также продолжали существовать легально и имели свою газету. Даже кадеты продолжали издавать свою газету. Когда генерал Краснов организовал контрреволюционный поход на Ленинград и попал в наши руки, то по условиям военного времени мы могли его по меньшей мере держать в плену, более того, мы должны были бы его расстрелять. А мы его выпустили “на честное слово”. И что же? Вскоре выяснилось, что подобная мягкость только подрывает крепость Советской власти. Мы совершили ошибку, проявляя подобную мягкость по отношению к врагам рабочего класса. Если бы мы повторили и дальше эту ошибку, мы совершили бы преступление по отношению к рабочему классу, мы предали бы его интересы. И это вскоре стало совершенно ясно. Очень скоро выяснилось, что чем мягче мы относимся к нашим врагам, тем больше [c.108] сопротивления эти враги оказывают. Вскоре правые эсеры – Гоц и другие и правые меньшевики организовали в Ленинграде контрреволюционное выступление юнкеров, в результате которого погибло много наших революционных матросов. Тот же Краснов, которого мы выпустили “на честное слово”, организовал белогвардейских казаков. Он объединился с Мамонтовым и в течение двух лет вел вооруженную борьбу против Советской власти. Вскоре оказалось, что за спиной этих белых генералов стояли агенты западных капиталистических государств – Франции, Англии, Америки, а также Японии. Мы убедились в том, как мы ошибались, проявляя мягкость. Мы поняли из опыта, что с этими врагами можно справиться лишь в том случае, если применять к ним самую беспощадную политику подавления.

Людвиг. Мне кажется, что значительная часть населения Советского Союза испытывает чувство страха, боязни перед Советской властью, и что на этом чувстве страха в определенной мере покоится устойчивость Советской власти. Мне хотелось бы знать, какое душевное состояние создается у Вас лично при сознании, что в интересах укрепления власти надо внушать страх. Ведь в общении с Вашими товарищами, с Вашими друзьями Вы действуете совсем иными методами, не методами внушения боязни, а населению внушается страх.

Сталин. Вы ошибаетесь. Впрочем, Ваша ошибка – ошибка многих. Неужели Вы думаете, что можно было бы в течение 14 лет удерживать власть и иметь поддержку миллионных масс благодаря методу запугивания, устрашения? Нет, это невозможно. Лучше [c.109] всех умело запугивать царское правительство. Оно обладало в этой области громадным старым опытом. Европейская, в частности французская, буржуазия всячески помогала в этом царизму и учила его устрашать народ. Несмотря на этот опыт, несмотря на помощь европейской буржуазии, политика устрашения привела к разгрому царизма.

Людвиг. Но ведь Романовы продержались 300 лет.

Сталин. Да, но сколько было восстаний и возмущений на протяжении этих 300 лет: восстание Степана Разина, восстание Емельяна Пугачева, восстание декабристов, революция 1905 года, революция в феврале 1917 года, Октябрьская революция. Я уже не говорю о том, что нынешние условия политической и культурной жизни страны в корне отличаются от условий старого времени, когда темнота, некультурность, покорность и политическая забитость масс давали возможность тогдашним “правителям” оставаться у власти на более или менее продолжительный срок.

Что касается народа, что касается рабочих и крестьян СССР, то они вовсе не такие смирные, покорные и запуганные, какими Вы себе их представляете. В Европе многие представляют себе людей в СССР по старинке, думая, что в России живут люди, во-первых, покорные, во-вторых, ленивые. Это устарелое и в корне неправильное представление. Оно создалось в Европе с тех времен, когда стали наезжать в Париж русские помещики, транжирили там награбленные деньги и бездельничали. Это были действительно безвольные и никчемные люди. Отсюда делались выводы о “русской лени”. Но это ни в какой мере не может касаться русских рабочих и крестьян, которые добывали и добывают [c.110] средства к жизни своим собственным трудом. Довольно странно считать покорными и ленивыми русских крестьян и рабочих, проделавших в короткий срок три революции, разгромивших царизм и буржуазию и победоносно строящих ныне социализм.

Вы только что спрашивали меня, решает ли у нас все один человек. Никогда, ни при каких условиях, наши рабочие не потерпели бы теперь власти одного лица. Самые крупные авторитеты сходят у нас на нет, превращаются в ничто, как только им перестают доверять рабочие массы, как только они теряют контакт с рабочими массами. Плеханов пользовался совершенно исключительным авторитетом. И что же? Как только он стал политически хромать, рабочие забыли его, отошли от него и забыли его. Другой пример: Троцкий. Троцкий тоже пользовался большим авторитетом, конечно, далеко не таким, как Плеханов. И что же? Как только он отошел от рабочих, его забыли.

Людвиг. Совсем забыли?

Сталин. Вспоминают иногда, – со злобой.

Людвиг. Все со злобой?

Сталин. Что касается наших рабочих, то они вспоминают о Троцком со злобой, с раздражением, с ненавистью.

Конечно, имеется некоторая небольшая часть населения, которая действительно боится Советской власти и борется с ней. Я имею в виду остатки умирающих, ликвидируемых классов и, прежде всего, незначительную часть крестьянства, – кулачество. Но тут речь идет не только о политике устрашения этих групп, которая действительно существует. Всем известно, что мы, большевики, не ограничиваемся здесь устрашением [c.111] и идем дальше, ведя дело к ликвидации этой буржуазной прослойки.

Но если взять трудящееся население СССР, рабочих и трудящихся крестьян, представляющих не менее 90% населения, то они стоят за Советскую власть и подавляющее большинство их активно поддерживает советский режим. А поддерживают они Советский строй потому, что этот строй обслуживает коренные интересы рабочих и крестьян.

В этом основа прочности Советской власти, а не в политике так называемого устрашения.

Людвиг. Я Вам очень благодарен за этот ответ. Прошу Вас извинить меня, если я Вам задам вопрос, могущий Вам показаться странным. В Вашей биографии имеются моменты, так сказать, “разбойных” выступлений. Интересовались ли Вы личностью Степана Разина? Каково Ваше отношение к нему, как “идейному разбойнику”?

Сталин. Мы, большевики, всегда интересовались такими историческими личностями, как Болотников, Разин, Пугачев и др. Мы видели в выступлениях этих людей отражение стихийного возмущения угнетенных классов, стихийного восстания крестьянства против феодального гнета. Для нас всегда представляло интерес изучение истории первых попыток подобных восстаний крестьянства. Но, конечно, какую-нибудь аналогию с большевиками тут нельзя проводить. Отдельные крестьянские восстания даже в том случае, если они не являются такими “разбойными” и неорганизованными, как у Степана Разина, ни к чему серьезному не могут привести. Крестьянские восстания могут приводить к успеху только в том случае, если они [c.112] сочетаются с рабочими восстаниями, и если рабочие руководят крестьянскими восстаниями. Только комбинированное восстание во главе с рабочим классом может привести к цели.

Кроме того, говоря о Разине и Пугачеве, никогда не надо забывать, что они были царистами: они выступали против помещиков, но за “хорошего царя”. Ведь таков был их лозунг.

Как видите, аналогия с большевиками никак не подходит.

Людвиг. Разрешите задать Вам несколько вопросов из Вашей биографии. Когда я был у Масарика, то он мне заявил, что осознал себя социалистом уже с 6-летнего возраста. Что и когда сделало Вас социалистом?

Сталин. Я не могу утверждать, что у меня уже с 6 лет была тяга к социализму. И даже не с 10 или с 12 лет. В революционное движение я вступил с 15-летнего возраста, когда я связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. Эти группы имели на меня большое влияние и привили мне вкус к подпольной марксистской литературе.

Людвиг. Что Вас толкнуло на оппозиционность? Быть может, плохое обращение со стороны родителей?

Сталин. Нет. Мои родители были необразованные люди, но обращались они со мной совсем не плохо. Другое дело православная духовная семинария, где я учился тогда. Из протеста против издевательского режима и иезуитских методов, которые имелись в семинарии, я готов был стать и действительно стал революционером, сторонником марксизма как действительно революционного учения. [c.113]

Людвиг. Но разве Вы не признаете положительных качеств иезуитов?

Сталин. Да, у них есть систематичность, настойчивость в работе для осуществления дурных целей. Но основной их метод – это слежка, шпионаж, залезание в душу, издевательство, – что может быть в этом положительного? Например, слежка в пансионате: в 9 часов звонок к чаю, уходим в столовую, а когда возвращаемся к себе в комнаты, оказывается, что уже за это время обыскали и перепотрошили все наши вещевые ящики… Что может быть в этом положительного?

Людвиг. Я наблюдаю в Советском Союзе исключительное уважение ко всему американскому, я бы сказал даже преклонение перед всем американским, т.е. перед страной доллара, самой последовательной капиталистической страной. Эти чувства имеются и в вашем рабочем классе, и относятся они не только к тракторам и автомобилям, но и к американцам вообще. Чем Вы это объясняете?

Сталин. Вы преувеличиваете. У нас нет никакого особого уважения ко всему американскому. Но мы уважаем американскую деловитость во всем, – в промышленности, в технике, в литературе, в жизни. Никогда мы не забываем о том, что САСШ – капиталистическая страна. Но среди американцев много здоровых людей в духовном и физическом отношении, здоровых по всему своему подходу к работе, к делу. Этой деловитости, этой простоте мы и сочувствуем. Несмотря на то, что Америка высоко развитая капиталистическая страна, там нравы в промышленности, навыки в производстве содержат нечто от демократизма, чего нельзя сказать о старых европейских капиталистических [c.114] странах, где все еще живет дух барства феодальной аристократии.

Людвиг. Вы даже не подозреваете, как Вы правы.

Сталин. Как знать, может быть и подозреваю.

Несмотря на то, что феодализм как общественный порядок давно уже разбит в Европе, значительные пережитки его продолжают существовать и в быту, и в нравах. Феодальная среда продолжает выделять и техников, и специалистов, и ученых, и писателей, которые вносят барские нравы в промышленность, в технику, науку, литературу. Феодальные традиции не разбиты до конца.

Этого нельзя сказать об Америке, которая является страной “свободных колонизаторов”, без помещиков, без аристократов. Отсюда крепкие и сравнительно простые американские нравы в производстве. Наши рабочие-хозяйственники, побывавшие в Америке, сразу подметили эту черту. Они не без некоторого приятного удивления рассказывали, что в Америке в процессе производства трудно отличить с внешней стороны инженера от рабочего. И это им нравится, конечно. Совсем другое дело в Европе.

Но если уже говорить о наших симпатиях к какой-либо нации, или вернее к большинству какой-либо нации, то, конечно, надо говорить о наших симпатиях к немцам. С этими симпатиями не сравнить наших чувств к американцам!

Людвиг. Почему именно к немецкой нации?

Сталин. Хотя бы потому, что она дала миру таких людей, как Маркс и Энгельс. Достаточно констатировать этот факт, именно как факт.

Людвиг. За последнее время среди некоторых немецких политиков наблюдаются серьезные опасения, что [c.115] политика традиционной дружбы СССР и Германии будет оттеснена на задний план. Эти опасения возникли в связи с переговорами СССР с Польшей. Если бы в результате этих переговоров признание нынешних границ Польши со стороны СССР стало бы фактом, то это означало бы тяжелое разочарование для всего германского народа, который до сих пор считает, что СССР борется против версальской системы и не собирается ее признавать.

Сталин. Я знаю, что среди некоторых немецких государственных деятелей наблюдается известное недовольство и тревога по поводу того, как бы Советский Союз в своих переговорах или в каком-либо договоре с Польшей не совершил шаг, который означал бы, что Советский Союз дает свою санкцию, гарантию владениям и границам Польши.

По моему мнению, эти опасения ошибочны. Мы всегда заявляли о нашей готовности заключить с любым государством пакт о ненападении. С рядом государств мы уже заключили эти пакты. Мы заявляли открыто о своей готовности подписать подобный пакт и с Польшей. Если мы заявляем, что мы готовы подписать пакт о ненападении с Польшей, то мы это делаем не ради фразы, а для того, чтобы действительно такой пакт подписать. Мы политики, если хотите, особого рода. Имеются политики, которые сегодня обещают или заявляют одно, а на следующий день либо забывают, либо отрицают то, о чем они заявляли, и при этом даже не краснеют. Так мы не можем поступать. То, что делается вовне, неизбежно становится известным и внутри страны, становится известным всем рабочим и крестьянам. Если бы мы говорили одно, а делали другое, [c.116] то мы потеряли бы наш авторитет в народных массах. В момент, когда поляки заявили о своей готовности вести с нами переговоры о пакте ненападения, мы, естественно, согласились и приступили к переговорам.

Что является с точки зрения немцев наиболее опасным из того, что может произойти? Изменение отношений к немцам, их ухудшение? Но для этого нет никаких оснований. Мы, точно так же, как и поляки, должны заявить в пакте, что не будем применять насилия, нападения для того, чтобы изменить границы Польши, СССР или нарушить их независимость. Так же, как мы даем это обещание полякам, точно так же и они дают нам такое же обещание. Без такого пункта о том, что мы не собираемся вести войны, чтобы нарушить независимость или целость границ наших государств, без подобного пункта нельзя заключать пакт. Без этого нечего и говорить о пакте. Таков максимум того, что мы можем сделать.

Является ли это признанием версальской системы27? Нет. Или, может быть, это является гарантированием границ? Нет. Мы никогда не были гарантами Польши и никогда ими не станем, так же как Польша не была и не будет гарантом наших границ. Наши дружественные отношения к Германии остаются такими же, какими были до сих пор. Таково мое твердое убеждение.

Таким образом, опасения, о которых Вы говорите, совершенно необоснованны. Опасения эти возникли на основании слухов, которые распространялись некоторыми поляками и французами. Эти опасения исчезнут, когда мы опубликуем пакт, если он будет подписан Польшей. Все увидят, что он не содержит ничего против Германии. [c.117]

Людвиг. Я Вам очень благодарен за это заявление. Разрешите задать Вам следующий вопрос: Вы говорите об “уравниловке”, причем это слово имеет определенный иронический оттенок по отношению ко всеобщему уравнению. Но ведь всеобщее уравнение является социалистическим идеалом.

Сталин. Такого социализма, при котором все люди получали бы одну и ту же плату, одинаковое количество мяса, одинаковое количество хлеба, носили бы одни и те же костюмы, получали бы одни и те же продукты в одном и том же количестве, – такого социализма марксизм не знает.

Марксизм говорит лишь одно: пока окончательно не уничтожены классы, и пока труд не стал из средства для существования первой потребностью людей, добровольным трудом на общество, люди будут оплачиваться за свою работу по труду. “От каждого по его способностям, каждому по его труду”, – такова марксистская формула социализма, т.е. формула первой стадии коммунизма, первой стадии коммунистического общества.

Только на высшей стадии коммунизма, только при высшей фазе коммунизма каждый, трудясь в соответствии со своими способностями, будет получать за свой труд в соответствии со своими потребностями. “От каждого по способностям, каждому по потребностям”.

Совершенно ясно, что разные люди имеют и будут иметь при социализме разные потребности. Социализм никогда не отрицал разницу во вкусах, в количестве и качестве потребностей. Прочтите, как Маркс критиковал Штирнера28 за его тенденции к уравниловке, прочтите марксову критику Готской программы 1875 г.29, [c.118] прочтите последующие труды Маркса, Энгельса, Ленина, и Вы увидите, с какой резкостью они нападают на уравниловку. Уравниловка имеет своим источником индивидуально-крестьянский образ мышления, психологию дележки всех благ поровну, психологию примитивного крестьянского “коммунизма”. Уравниловка не имеет ничего общего с марксистским социализмом. Только люди, не знакомые с марксизмом, могут представлять себе дело так примитивно, будто русские большевики хотят собрать воедино все блага и затем разделить их поровну. Так представляют себе дело люди, не имеющие ничего общего с марксизмом. Так представляли себе коммунизм люди вроде примитивных “коммунистов” времен Кромвеля и французской революции. Но марксизм и русские большевики не имеют ничего общего с подобными уравниловскими “коммунистами”.

Людвиг. Вы курите папиросу. Где Ваша легендарная трубка, г-н Сталин? Вы сказали когда-то, что слова и легенды проходят, дела остаются. Но поверьте, что миллионы за границей, не знающие о некоторых Ваших словах и делах, знают о Вашей легендарной трубке.

Сталин. Я забыл трубку дома.

Людвиг. Я задам Вам один вопрос, который Вас может сильно поразить.

Сталин. Мы, русские большевики, давно разучились поражаться.

Людвиг. Да и мы в Германии тоже.

Сталин. Да, Вы скоро перестанете поражаться в Германии.

Людвиг. Мой вопрос следующий: Вы неоднократно подвергались риску и опасности, Вас преследовали. Вы участвовали в боях. Ряд Ваших близких друзей [c.119] погиб. Вы остались в живых. Чем Вы это объясняете? И верите ли Вы в судьбу?

Сталин. Нет, не верю. Большевики, марксисты в “судьбу” не верят. Само понятие судьбы, понятие “шикзаля” – предрассудок, ерунда, пережиток мифологии, вроде мифологии древних греков, у которых богиня судьбы направляла судьбы людей.

Людвиг. Значит тот факт, что Вы не погибли, является случайностью?

Сталин. Имеются и внутренние и внешние причины, совокупность которых привела к тому, что я не погиб. Но совершенно независимо от этого на моем месте мог быть другой, ибо кто-то должен был здесь сидеть. “Судьба” это нечто незакономерное, нечто мистическое. В мистику я не верю. Конечно, были причины того, что опасности прошли мимо меня. Но мог иметь место ряд других случайностей, ряд других причин, которые могли привести к прямо противоположному результату. Так называемая судьба тут не при чем.

Людвиг. Ленин провел долгие годы за границей, в эмиграции. Вам пришлось быть за границей очень недолго. Считаете ли Вы это Вашим недостатком, считаете ли Вы, что больше пользы для революции приносили те, которые, находясь в заграничной эмиграции, имели возможность вплотную изучать Европу, но зато отрывались от непосредственного контакта с народом, или те из революционеров, которые работали здесь, впали настроение народа, но зато мало знали Европу?

Сталин. Ленина из этого сравнения надо исключить. Очень немногие из тех, которые оставались в России, были так тесно связаны с русской действительностью, с рабочим движением внутри страны, как Ленин, хотя [c.120] он и находился долго за границей. Всегда, когда я к нему приезжал за границу – в 1906, 1907, 1912, 1913 годах30, я видел у него груды писем от практиков из России, и всегда Ленин знал больше, чем те, которые оставались в России. Он всегда считал свое пребывание за границей бременем для себя.

Тех товарищей, которые оставались в России, которые не уезжали за границу, конечно, гораздо больше в нашей партии и ее руководстве, чем бывших эмигрантов, и они, конечно, имели возможность принести больше пользы для революции, чем находившиеся за границей эмигранты. Ведь у нас в партии осталось мало эмигрантов. На 2 миллиона членов партии их наберется 100–200. Из числа 70 членов ЦК едва ли больше 3–4 жили в эмиграции.

Что касается знакомства с Европой, изучения Европы, то, конечно, те, которые хотели изучать Европу, имели больше возможностей сделать это, находясь в Европе. И в этом смысле те из нас, которые не жили долго за границей, кое-что потеряли. Но пребывание за границей вовсе не имеет решающего значения для изучения европейской экономики, техники, кадров рабочего движения, литературы всякого рода, беллетристической или научной. При прочих равных условиях, конечно, легче изучить Европу, побывав там. Но тот минус, который получается у людей, не живших в Европе, не имеет большого значения. Наоборот, я знаю многих товарищей, которые прожили по 20 лет за границей, жили где-нибудь в Шарлоттенбурге или в Латинском квартале, сидели в кафе годами, пили пиво и все же не сумели изучить Европу и не поняли ее. [c.121]

Людвиг. Не считаете ли Вы, что у немцев как нации любовь к порядку развита больше, чем любовь к свободе?

Сталин. Когда-то в Германии действительно очень уважали законы. В 1907 году, когда мне пришлось прожить в Берлине 2–3 месяца, мы, русские большевики, нередко смеялись над некоторыми немецкими друзьями по поводу этого уважения к законам. Ходил, например, анекдот о том, что когда берлинский социал-демократический форштанд назначил на определенный день и час какую-то манифестацию, на которую должны были прибыть члены организации со всех пригородов, то группа в 200 человек из одного пригорода, хотя и прибыла своевременно в назначенный час в город, но на демонстрацию не попала, так как в течение двух часов стояла на перроне вокзала и не решалась его покинуть: отсутствовал контролер, отбирающий билеты при выходе, и некому было сдать билеты. Рассказывали шутя, что понадобился русский товарищ, который указал немцам простой выход из положения: выйти с перрона, не сдав билетов…

Но разве теперь в Германии есть что-нибудь похожее? Разве теперь в Германии уважают законы? Разве те самые национал-социалисты, которые, казалось бы, должны больше всех стоять на страже буржуазной законности, не ломают эти законы, не разрушают рабочие клубы и не убивают безнаказанно рабочих?

Я уже не говорю о рабочих, которые, как мне кажется, давно уже потеряли уважение к буржуазной законности.

Да, немцы значительно изменились за последнее время. [c.122]

Людвиг. При каких условиях возможно окончательное и полное объединение рабочего класса под руководством одной партии? Почему, как говорят коммунисты, подобное объединение рабочего класса возможно только после пролетарской революции?

Сталин. Подобное объединение рабочего класса вокруг коммунистической партии легче всего может быть осуществлено в результате победоносной пролетарской революции. Но оно несомненно будет осуществлено в основном еще до революции.

Людвиг. Является ли честолюбие стимулом или помехой для деятельности крупной исторической личности?

Сталин. При различных условиях роль честолюбия различна. В зависимости от условий честолюбие может быть стимулом или помехой для деятельности крупной исторической личности. Чаще всего оно бывает помехой.

Людвиг. Является ли Октябрьская революция в каком-либо смысле продолжением и завершением великой французской революции?

Сталин. Октябрьская революция не является ни продолжением, ни завершением великой французской революции. Целью французской революции была ликвидация феодализма для утверждения капитализма. Целью же Октябрьской революции является ликвидация капитализма для утверждения социализма.

Источники:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 13. – М.: Государственное

издательство политической литературы, 1951. С. 104–123.

“Большевик” № 8,

30 апреля 1932 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

26 К. Маркс. “Нищета философии. Ответ на “Философию нищеты” г. Прудона”, 1941. – 106. [c.387]

27 Версальская система – система политических и экономических отношений между капиталистическими странами, созданная Англией, США, Францией после разгрома Германии и ее союзников в мировой империалистической войне 1914–1918 годов. Основой этой системы был Версальский мирный договор и ряд связанных с ним других договоров, которыми были, в частности, установлены новые границы европейских государств. – 117. [c.387]

28 К. Маркс и Ф. Энгельс. “Немецкая идеология. Часть I. Критика новейшей немецкой философии в лице ее представителей Фейербаха, Б. Бауэра и Штириера” (см. Сочинения, т. IV, 1938, стр. 1–442). – 118.

29 К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения в двух томах, т. II, 1948, стр. 5–34. – 118. [c.388]

30 Имеются в виду встречи И.В. Сталина с В.И. Лениным в Стокгольме на IV съезде РСДРП (1906 год), в Лондоне во время V съезда РСДРП (1907 год) и во время поездок И.В. Сталина за границу – Краков, Вена (1912 и 1913 годы). – 121. [c.388

Источник статьи

 

Метки: , ,

Максим Горький о фашизме


«Мир обезумел», — это всё более громко говорят люди, которые избрали ремеслом своим защиту и оправдание безответственной, бесчеловечной власти капитала над миром трудящихся, — защиту неограниченной и уже бессмысленной эксплуатации хозяевами энергии рабочих.

Нет нужды доказывать лживость и лицемерие буржуазного «гуманизма» в наши дни, когда буржуазия, организуя фашизм, сама вышвыривает свой гуманизм, как изношенную маску, которая уже не прикрывает морду хищного зверя, — вышвыривает потому, что поняла гуманизм как одну из причин своего раздвоения и гниения. Факты, указанные выше, говорят о том, что каждый раз, когда чувствительные люди, будучи встревожены зрелищем мерзостей мира, проповедовали человеколюбие в наивном стремлении смягчить эти мерзости или же прикрыть их красноречием, — хозяева жизни, лавочники, допускали эту проповедь только как попытку успокоения людей, раздражённых нищетою, бесправием, угнетением и прочими неизбежными результатами всемирной «культурной» деятельности лавочников. Но как только это раздражение рабочих масс принимало социально-революционные формы, буржуазия отвечала на «акцию — реакцией».

Что ставят капиталисты всех стран против роста революционного правосознания рабочего класса?

Напрягая последние усилия сохранить свою власть над миллиардом трудового народа, защищая свою свободу бессмысленной эксплуатации труда, капиталисты организуют фашизм. Фашизм — это мобилизация и организация капиталом нездоровых физически и морально отслоений истощённого буржуазного общества, мобилизация юных потомков алкоголиков и сифилитиков, мобилизация истерических детей, пострадавших от впечатлений войны 1914—1918 годов, — детей мелкой буржуазии, «мстителей» за поражения и за победы, которые оказались для буржуазии не менее разрушительными, чем поражения.

Кто видел парады фашистов, тот видел, что это — парады рахитичной, золотушной, чахоточной молодёжи, которая хочет жить со всею жаждой больных людей, способных принять всё, что даёт им свободу выявить гнойное кипение их отравленной крови. В тысячах серых, худосочных лиц здоровые, полнокровные лица заметны особенно резко, потому что их мало. Это, конечно, лица сознательных классовых врагов пролетариата или авантюристов из мелкой буржуазии, вчерашних социал-демократов, мелких лавочников, которые хотят быть крупными и голоса которых вожди германского фашизма покупают тем, что дают лавочникам немножко топлива и картофеля даром, то есть за счёт рабочих, крестьян. Обер-кельнерам хочется иметь свой маленький ресторан, мелкие воры хотели бы заняться воровством, узаконенным властью крупных воров, — вот «кадры» фашизма. Парад фашистов — это одновременно парад и силы и слабости капитала.

Вооружая подростков и юношей, кроме револьверов, отжившими идеями национализма и расизма, воспитывая в молодёжи социальный цинизм, садическую страсть к убийству, разрушению, капиталисты организуют из этой молодёжи не только помощников полиции в её борьбе против революционного пролетариата, но обрабатывают её как яд, который будет влит в кровь армии рабочих и крестьян, вооружённых современной механической техникой человекоистребления. Капиталисты хорошо помнят, что рабочие и крестьяне, дисциплинированные зверской казармой, показали в 1918—1920 годах, что их бессмысленная, самоубийственная автоматическая служба классовому врагу имеет свой предел и что за этим пределом штыки и пушки, — после того, как миллионы рабочих и крестьян истребят, изуродуют друг друга, — перестают служить интересам капитала. Разумеется, «лучше поздно, чем никогда», но в этом случае следовало бы учиться у классового врага: капиталист уничтожает рабочего прежде, чем рабочий законно успеет поднять на него свою честную руку.

Национальные группы капиталистов поспешно готовятся к новой мировой войне, по-новому хотят перераспределить мир для более широкой и удобной эксплуатации труда рабочих и крестьян. Маленьким странам снова угрожает опасность оказаться в железных объятиях «великих», у них снова хотят отнять право свободного развития их культур.

В массах разноязычного, разноплемённого пролетариата империализм и фашизм сеют злые семена национальной розни, расового пренебрежения и презрения, которые могут перерасти в расовую ненависть и затруднить развитие в мире трудящихся сознания единства его классовых интересов, — спасительного сознания, которое только одно может освободить рабочих и крестьян всего мира из положения беззащитных, бесправных рабов обезумевших лавочников. Их национальная торгово-промышленная вражда легко может перерасти — и уже перерастает — в проповедь расовой вражды и расовых войн. Сегодня они проповедуют — и уже осуществляют на подлой практике — антисемитизм, завтра возвратятся к проповеди антиславянизма, вспомнив постыдные мнения о славянах Моммзена, Трейчке и других и забыв о том, сколько талантливых людей дали немецкой культуре поляки, поморяне, чехи. Так как все заводчики и лавочники Европы производят одни и те же товары и торгуют ими, то вполне естественно возникновение вражды и войны германской расы против романской, так же, как и против англосаксонской. Конечно, существуют союзы, но если необходимо продать, то что же мешает предать? Например: существует союз Англии — Японии, но японцы в Лондоне продают шёлковые чулки по 3 пенса, — то есть по пятачку за пару, — это, конечно, мелочь, но японский «демпинг» — вполне достаточная причина для возникновения вражды и ненависти к жёлтой расе. Безнаказанность действий японских империалистов в Маньчжурии — Китае очень соблазнительна для империалистов Европы.

Быстрота культурного роста населения Союза Советов признана честными людьми всех стран. Казалось бы, что честные люди, признав этот факт, должны сделать из него соответствующий, очень простой, морально-гигиенический вывод: и субъективно и объективно гораздо полезнее, гораздо честнее жить в среде здоровой, чем в среде, смертельно заражённой социальными недугами и осуждённой на гибель. Признав пролетариат способным к социальному творчеству, гораздо полезнее всячески способствовать развитию в нём его жажды знаний, его талантов и сознания в массе пролетариата… Казалось бы, что чувство собственного достоинства мастеров культуры, «гуманистов» должно быть глубоко возмущено фактами отрицания культуры лавочниками, их походом против роста всякой техники, кроме носимой, назначенной истреблять людей. Но не заметно, чтоб мастера буржуазной культуры возмущались сожжением книг, неугодных фашизму, проповедью человеконенавистничества, заключённого в смыслах национальной и расовой теорий, подготовкой к новой яростной войне — к бессмысленному истреблению миллионов наиболее здоровых людей, к новому истреблению огнём вековых культурных ценностей, к разрушению городов, уничтожению результатов тяжкого труда масс, которые создали фабрики и заводы, обработали поля, построили мосты, дороги. Безумие хищников невозможно излечить красноречием, тигры и гиены не едят пирожное.

Не заметно, чтоб «гуманистам» было свойственно подлинное человеколюбие, не видно, чтоб они чувствовали величайший, героический трагизм эпохи и понимали, кто именно её герои… Человечество не может погибнуть оттого, что некое незначительное его меньшинство творчески одряхлело и разлагается от страха пред жизнью и от болезненной, неизлечимой жажды наживы. Гибель этого меньшинства — акт величайшей справедливости, и акт этот история повелевает совершить пролетариату. За этим великим актом начнётся всемирная, дружная и братская работа народов мира, — работа свободного, прекрасного творчества новой жизни.

Публикуется по статье М. Горького «Пролетарский гуманизм»

Источник статьи

 

Метки: ,

Х. Чойбалсан: Борец за освобождение трудящихся Монголии


Михаил Кечинов

8 февраля 1895 года родился Хорлогийн Чойбалсан — пламенный патриот и интернационалист, борец за освобождение трудящихся Монголии.

X. Чойбалсан был ближайшим соратником лидера монгольского народа Д. Сухэ-Батора, одним из основателей Монгольской народно-революционной партии и народного государства.

X. Чойбалсан родился в семье арата-скотовода в Цэцэнханском аймаке Монголии. С детских лет познал беспросветную нужду, тяжесть гнета светских и духовных феодалов, унижения и притеснения чужеземных захватчиков.

Ребенком его отдали в монастырь, который он вскоре тайно покидает и с большими трудностями добирается до г. Урги (ныне г. Улан-Батор). Здесь он живет на случайные заработки. Рано проявившаяся тяга к знаниям позволяет ему добиться поступления в школу при министерстве иностранных дел автономной Монголии. Спустя два года в числе лучших учеников X. Чойбалсан был направлен для продолжения образования в г. Иркутск.

Чойбалсан узнает о революционной борьбе российского пролетариата против царского самодержавия, становится свидетелем классовых боев в Сибири. Он приходит к выводу о необходимости революционной борьбы для освобождения трудящихся масс Монголии от гнета внутренних и чужеземных поработителей.

После возвращения на родину X. Чойбалсан в первых рядах борцов за свободу и независимость монгольского народа. В 1919 г. он организует подпольный революционный кружок. Летом 1920 г. этот кружок объединяется с другим кружком, организованным Сухэ-Батором, в единую революционную организацию. X. Чойбалсан руководит борьбой трудящихся масс против оккупировавших страну китайских милитаристов и белогвардейских банд. Вместе с Сухэ-Батором он участвует в подготовке и проведении I съезда МНРП, который состоялся в 1921 г., в разработке основного документа съезда — платформы партии, определившей в качестве главной задачи предстоящей революции в Монголии завоевание власти трудовым аратством.

В боях за победу Народной революции и освобождение страны от иностранных оккупантов проявились военное дарование и блестящие организаторские способности X. Чойбалсана. Когда революция 1921 г. победила, X. Чойбалсан вместе с Д. Сухэ-Батором самоотверженно включился в работу по выполнению намеченной партией программы ликвидации экономической и культурной отсталости страны.

С 1924 г. X. Чойбалсан неоднократно избирался в Центральный Комитет МНРП, его Президиум и Политбюро. В разное время он занимал посты главнокомандующего Народно-революционной армией, председателя Президиума Малого Хурала, министра иностранных дел, военного министра и министра внутренних дел, заместителя и первого заместителя председателя Совета Министров МНР. С 1939 г. и до конца своей жизни он был премьер- министром МНР. На каком бы посту, доверенном ему партией, народом, ни трудился X. Чойбалсан, он всегда отдавал всего себя делу защиты завоеваний революции, укреплению обороноспособности страны.

Чойбалсан был верным другом СССР. Еще в 1923 г. он говорил: «Для Монголии Россия является самым верным другом, и мы, монголы, должны неустанно укреплять дружбу с ней».

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Россия: смертность продолжает превышать рождаемость


Сергей Корнеенко

Российские чиновники рапортуют об очередном достижении. В заявлении Министерства труда сообщается, что власть сумела, наконец, покончить с одной из самых острых проблем современной России – демографической. Глава министерства М. Топилин заявил, что в 2012 году естественная убыль населения РФ сократилась ни много, ни мало в 51 раз по сравнению с 2011 годом. По числу родившихся детей (1 млн. 896,3 человек) в прошлом году был установлен рекорд за последние 23 года. Рост рождаемости бы отмечен в 79 субъектах федерации. Число умерших снизилось в 68 регионах страны.

Ранее в своих выступлениях президент РФ Путин неоднократно заявлял о том, что решение демографической проблемы является результатом многолетней работы действующей власти и её «ключевым достижением».

Однако эксперты не разделяют оптимизма чиновников. По мнению специалиста Центра экономических и политических исследований А. Михайлова, рост рождаемости в 2012 году был обусловлен влиянием т.н. «демографических волн». В детородный возраст вступило последнее советское поколение конца 80-х годов – периода роста рождаемости в СССР. К 2020м годам нашу страну ждёт очередное падение численности населения, связанное с третьим «эхом войны», а также падением рождаемости после распада СССР.

Такого же мнения придерживается и заместитель директора Института демографии ВШЭ С.Захаров. По его словам, всплеск рождаемости в России не имеет долгосрочного характера и слабо связан с результатами внутренней политики властей. В 2012 году для страны сложились благоприятные условия, связанные с соотношением различных возрастных структур. Результатом этого стало сокращение убыли населения.

Необходимо также отметить, что даже в столь благоприятных условиях, смертность в России продолжает превышать рождаемость. В относительно успешном 2012 году разница между умершими и родившимися составила 2573 человека, что не позволило достичь прироста населения в стране, вопреки прогнозам власти.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Время вождей ушло. Нужна партия безвождистского типа


ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ

Сегодняшний вопрос – об идеальной организации. Ему не одна тысяча лет: как всем обуздать одного? Нужно говорить о решении задачи методом последовательных приближений, понимая, что реализация будет отставать от идеала и что выбранные решения нуждаются в экспериментальной проверке.

Поскольку мы говорим об оргпринципах, а не обо всём Уставе, то ограничимся иллюстрациями их применения.

Но трудно говорить строго и научно, когда усилия руководства превращают организацию со славным прошлым в секту свидетелей Зюганова. Достаточно посмотреть в новую редакцию Устава КПРФ – от прав там остались одни обязанности. Откровенно репрессивное сочинение, по которому любого можно снять за любое, и никто никого не может избрать. Осталось добавить обязательный ежегодный призыв в партию, и цены нашей партии не будет.

Мы скатываемся к псевдокоммунизму, помалкивающей перед кучкой. Вовсю работает правило заразы – полторы дюжины подмяли 160 тыс. чел. Наружу лезет фарс. По сообщениям СМИ: «зять Зюганова арестован по делу «Оборонсервиса» при получении взятки в 230 тыс. у.е.» … Скоро съезд и кто встанет: нам 6 лет рассказывал, что страшнее «табуреткина» зверя нет, а в это время? А проголосовать за любимую на местах «Единую Россию»? — Стало дежурным местом «поддержать хорошего человека».

Прошла трансформация партии борьбы за победу социализма в партию депутатского ресурса, его добычи и распределения среди «своих». Это явление изучено в социологии – в условиях ограниченности ресурса в экспериментальной группе побеждают отношения лидерства и подавления большинства. Чем ближе мы к ресурсу и чем меньше его, тем больше должен быть контроль тех, кто дальше, за теми, кто к ресурсу ближе. Партийное руководство поступает наоборот, объясняя, что «так надо».

К настоящему времени КПРФ в соответствии с «Государством» Платона относима к тимократии (несправедливая власть меньшинства) с элементами тирании (несправедливой власти одного человека) и олигархии (несправедливой власти богатых людей), хотя партийные руководители утверждают – и принимают как должное!, что их власть – это справедливая власть лучших (ЦК), т.е. аристократия.

Их партия выстроена как платоновское идеальное государство: высшее сословие (ЦК, депутаты, секретари) – только мудрые могут нести заботу о правильном образе жизни всех граждан (членов КПРФ), это — сословие воспитателей; заботу о внутренней и внешней безопасности несут КРК, платные работники и секретари, тоже в основном финансово зависимые люди, это – сословие стражей; остальные члены КПРФ – это сословие кормильцев, их задача – обеспечить снабжение партии необходимым: взносами, бесплатным трудом и депутатскими местами.

Объяснение непобедимо: «сейчас не та обстановка». Всё бы ничего, но вместилищем совести нашей эпохи партию сейчас назвать трудно.

Обидно, что ситуация изнутри «не лечится»: организация бессильна перед руководством. Это одно из основных свойств организаций. Как найти противоядие?

ОРГПРИНЦИПЫ

«Кто виноват?» долго искать не надо. Смотри вверх. И смотри вниз — мы сами, так или иначе, в своё время в чём-то промолчали.

«Что делать?» то же долго думать не надо. «Уберите Зюганова!» — говорят нам люди, не сговариваясь, слово в слово. Это — ответ:

Научитесь убирать сами. Потом беритесь учить убирать Путина.

Время вождей ушло. Нужна партия безвождистского типа.

Это и есть первый оргпринцип: компартия – организация самоуправления и самовыражения, как и социализм. Если это обеспечим, народ пойдёт к нам семимильными шагами. Либерал, националист – все пойдут самовыражаться. Потому что первая забота человека не о свободе и не о нации, а о сохранении и развитии того, что ему дала природа.

Этот оргпринцип можно сформулировать как партия без секретаря. Где возможно, его не должно быть. Всё избыточное работает в минус.

Боязно как-то, не привыкли. Самая распространенная логика весьма немудрящая: «ну должен же кто-то быть…». Вроде убедительно, но на деле – логика попрошайки. Всё-то нам кто-то должен! Всё ждём, что кто-то принесёт на блюде. Никто не принесёт, а только унесёт. Сами, только сами.

Не факт, что даже на районном уровне нужен 1-й секретарь, а не достаточно 3-х секретарей по направлениям и попеременного модератора заседаний. Тем более на уровне города и выше. У нас не завод.На уровне руководства партией пост Председателя ЦК надо упразднять. Революцию без единоначальника сделали! См. Устав лондонского съезда – есть только ЦК.

Прошел год как у Межрегионального объединения коммунистов три сопредседателя. И что, развалились? А это – состоявшийся социологический эксперимент. Почему его не продолжить ниже, на уровне региона, города, района?

О состоявшихся экспериментах по управлению без 1-го лица на местном уровне:

Московские товарищи из РОТ-Фронта второй год так работают. На их совещания приходит любой представитель организации, входящей в РОТ-Фронт в Москве. На заседаниях нет постоянного председателя. Почему наши местные отделения КПРФ аналогичной численности (по 100-150 человек) не могут так работать?

В 2006-2007 годах мне довелось быть одним из организаторов Совета инициативных групп жителей Москвы, боровшихся против точечной застройки, и одним из его координаторов. Для меня это была большая школа самоуправления. Совет объединял до 25 групп жителей. В его работе регулярно принимало участие до 250 человек. На еженедельные заседания ходило по 60-80 человек, попеременно представляющих свои группы. Заседания мы демонстративно вели, меняя ведущих. Координатором мог предложить себя любой, у кого была возможность этим заниматься. Самоотверженными усилиями этой, в общем-то, небольшой группы людей, точечная застройка в Москве была остановлена, а 25 точечных строек удалось предотвратить.

В ходе работы в Совете инициативных групп я лично убедился, что все разговоры на тему «ну должен же кто-то быть…» — это пустые разговоры, шаблон нашего мышления. Мы говорим так, не вдумываясь, потому что не имеем противоположного опыта. Тот, кто получил практический опыт самоуправления, так уже не скажет. В общественной организации можно очень результативно и последовательно работать, не молясь на одного — единственного и неповторимого.

Еще примеры применения оргпринципа самоуправления:

Секретарей выбирает не Пленум, а напрямую конференция. – Вы сэкономите столько времени, что просто не будете знать, чем на конференции заняться! Комитет не избирается конференцией, а утверждается из представителей первичек. Первичка решением собрания может заменить своего представителя в комитете.

Применять единоначалие как временную меру. Для критических ситуаций и спецпроектов. Например, для выборной кампании. По завершению сдай полномочия и отчитайся. И чем подразделение крупней, тем меньше единоначалия.

Лишить бюро прав утверждать принятие в партию и на исключение из партии, на создание и расформирование первичек. Это дело районного партсобрания.

Подчеркивать атрибуты самоуправления. Убрать президиум – он давит на зал. Каждый в зале перед ним одиночка. Попеременный ведущий (модератор обсуждения) – этого достаточно, чтобы принять решение. И чаще их менять. Приведу в пример первые собрания Совета секретарей в Москве 2010-2011 годы. Перед залом в 500-600 человек сидел один ведущий, и этого хватало. Возможно, этот эксперимент еще не доведён до конца, и выводы делать рано, но, может, стоит его продолжить?

Президиум напоминает захваченную высоту, сдавать которую никто не собирается. Когда я стою на трибуне рядом с президиумом, то чувствую, что меня сюда президиум пустил. Потому что хотел. Не хотел бы – и не пустил.

Я хочу в организацию. Но без президиумов и 1-х секретарей.

Следствие 1 первого оргпринципа: незаменимых нет. Не бойся оторваться от президиума. Научись на любом посту быть полезным партии. Его ещё можно назвать – Правило двух:

не более двух раз на одной руководящей должности;

не более двух раз депутат на одном уровне;

не занимать более двух партийных должностей одновременно.

Партия не для одного тебя. Засиживаешься — заедаешь чужой век. И доброхотствовать надо не о нём одном, но и о других не забывать. С другими же у нас обычно так: сегодня вроде ещё молодой, а завтра уже седой.

Следствие 1 первого оргпринципа: уходить от ступенчатости везде, где можно. Представьте, что лучики солнца будут искусственно пропускаться из одной камеры в другую. Такого не должно быть – свет от солнца распространяется без ограничений и во все стороны.

Ступенчатость искажает первоначальное мнение часто до противоположного. Например, на 3-й степенях отбора с вероятностью 0,8 оставшаяся вероятность составит менее 0,5. А это уже не рабочая вероятность. Достаточно цепочки «делегат-член конференции — член комитета — член бюро», чтобы от первоначального мнения делегировавших их коммунистов мало что осталось.

Для руководителей, чем больше ступенек, тем лучше. Так им удобней избирать удобных и переизбирать самих себя.

Одно предложение по устранению ступенчатости мы уже рассмотрели — секретарей выбирает не Пленум, а напрямую конференция. А если убрать выборы бюро?

Имея опыт работы в комитете и в бюро, могу сказать, что члены комитета местных отделений работы не ведут, только числятся, их роль представительская. Собирают их на пленум от силы раз в квартал, а то и раз в полгода. Реально работает бюро. На уровне горкома происходит тоже самое.

Предложение: оставить комитет, а бюро убрать. Численность комитета сделать средней между нынешней численностью бюро и комитета: местный комитет – по одному человеку от первички или 15 человек, горком – по одному человеку от местного отделения или 30 человек (на примере Москвы). Это вполне работоспособный орган. Если кто-то не придет – ничего страшного, больше сосредоточиться на информировании каждого о повестке заседания. Ведение заседаний комитета забрать у секретарей и передать ведущим. Дело секретаря, по определению этого поста – записывать за коммунистами и организовывать выполнение их решений.

Вместо прежнего многочисленного комитета, — в московском горкоме, например, 90 человек, — повысить роль кандидатов в члены комитета. Местное отделение помимо выдвижения представителя в городской комитет, выдвигает и кандидата в члены городского комитета. И член городского комитета и кандидат могут одновременно присутствовать на заседании комитета (вместо пленумов можно периодически проводить расширенные заседания комитета), но голосовать может только один, а при отсутствии члена комитета вместо него имеет право голосовать кандидат. Кандидату вменить в обязанность посещать заседания комитета тогда, когда член комитета не может присутствовать – вот и ответ на вопрос: «кто так часто собираться будет?» – попеременно будут ходить!

Сложно каждые 2 недели собирать на уровне города 30 человек, но собрать кворум на 30 человек, имеющих право голосовать, из 60 членов и кандидатов – гораздо проще. Также можно на заседании местного комитета собрать кворум на 15 голосов из 30 членов и кандидатов. Вероятность собрать кворум при такой схеме работы повышается ровно вдвое, плюс заметно повышается задействованность кандидатов (в прежнем понимании — членов комитета) в реальной работе исполнительного органа.

Есть еще один немаловажный антибюрократический плюс. При такой схеме работы 1-му секретарю куда сложнее будет заполучить «контрольный пакет» «своих людей» в комитете. Сейчас для этого достаточно: сначала провести по больше «своих» в бюро, впоследствии их присутствие на заседании бюро при низкой явке остальных членов бюро обеспечивает проведение нужного 1-му секретарю решения. Например, при явке на бюро местного комитета 11-12 человек из 15, гарантированная явка 5-6 «своих» решает «успех дела». Можно привести в пример заседания Президиума ЦК из 16 человек, когда 6-ю голосами против 4-х разгонялись целые региональные парторганизации.

Схема управления «конференция-комитет-бюро» давно не соответствует (не подобна) численности управляемых организаций. Понятно, когда в революцию её применяли для рабочих, крестьянских и солдатских депутатов от десятков тысяч человек. Но для 100-150 коммунистов в районе, для 500 или 5 000 коммунистов в среднем или крупном городе – зачем?

Плюс мы имеем дело с сознательными идейно мотивированными бойцами, а не с платной рабочей силой, т.е. ступенчатая схема отбора не подобна качественному составу управляемых.

Я хочу в организацию. Но без президиумов и 1-х секретарей. И без ступенчатых фильтров – отсекателей и исказителей.

Второй оргпринцип: принцип подобия. Наша партия в настоящем должна быть подобна обществу в будущем. Недавно я услышал такую его формулировку: наш Устав – прообраз будущей Конституции.

Если кто-то скажет, что принцип подобия не научный, а богословский, то давайте вспомним закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил.

Примеры:

1.Президентские выборы. Не лучше ли заявить: компартия на них не идёт, потому что при ней Президента не будет? И весь выборный период популяризировать порочность президентского самодержавия. Не больше ли это даст для популярности нашей идеи там, где мы всё равно не победим? Побеждать не Путина, а повалить в массовом сознании его пост.

2.Депутатский партмаксимум. Последнее Постановление Президиума ЦК о партмаксимуме правильнее назвать Указом о вольности дворянства: для депутатов Госдумы при зарплате 160 тыс.р. партмаксимум — 6 средних московских зарплат (около 280 тыс. р.), т.е. уже не депутаты должны партии, а партия им. Партии они платят 30 тыс.р. и ни копейкой больше. Если раньше депутаты ГД платили КПРФ 40 % своей зарплаты, то сейчас нет и 20%. Нужно говорить о том, чтобы половину всех депутатских доходов отдавать партии, или о том, чтобы, как у коммунистов Греции, всю депутатскую зарплату сдать партии, от партии получить оклад. Это — в соответствии с принципом подобия применительно к социализму: от каждого по способностям, каждому по труду. Отчитайся перед собранием коммунистов, по результатам отчета получи.

3.Партийность для депутата обязательна. Как минимум от уровня города и выше. Излагать мнение партии может только член партии. При отказе депутата подчиняться решениям партии – публично отказывать ему в поддержке и исключать из партии.

4.Президиум или Пленум ЦК – подобие исполнительной власти и издавать нормативные акты (инструкции) они не правомочны, только съезд. Устав как аналог Конституции не может быть изменён и съездом, только общепартийным референдумом.

Третий оргпринцип: разделение властей. Проиллюстрирую:

Лишить исполнительную власть (бюро) права созыва следующей конференции – представительской власти. Сейчас они руководят выборами себя.

Уведомительный принцип создания первички.

Ввести в Уставе нормы квалифицированного большинства, их нельзя изменить без согласия большинства партии.

Ревизионная комиссия только проверяет финансы.

Создать Советы партии. Дать им права созывать внеочередные конференции и приостанавливать решения исполнительного органа.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели три оргпринципа: самоуправления, подобия, разделения функций. Они, по нашему мнению, обеспечат реализацию принципа демократического централизма без его искажения.

Считаю необходимым дать несколько пояснений:

Из трех оргпринципов основным является принцип подобия, а принципы самоуправления и разделения функций – это, строго говоря, следствия из него.

Нормы квалифицированного большинства – это способ ответить на вопрос: организация бессильна перед своим руководством. Всё, что не нужно руководителям для непосредственного исполнения ими своих функций, всё избыточное сверх этого, нормы квалифицированного большинства оставляют большинству членов партии и только большинство членов партии может их изменить. Это: Советы партии и их функции; лишение исполнительных органов прав утверждать принятие в партии и исключать из партии, создавать первички и расформировывать их, созывать отчетно-выборные конференции и съезд, а также некоторое другие нормы.

Если мы хотим, чтобы власть была у народа — членов партии — значит не надо её отдавать никому. Ни членам бюро, ни 1-му секретарю. Единственный путь победить бюрократию – не отдавать власть в бюро. Ничего лишнего! Нам надо поберечь наших руководителей и не превращать их в царей. Состоявшийся исторический эксперимент в том, что мало кто из русских царей хорошо кончил и ничего хорошего нельзя сказать о Горбачёве и Ельцине.

В чём будет внешняя привлекательность компартии? – У коммунистов нет секретарей, у них самоуправление, они в партии отрабатывают устройство будущего, в выборах Президента они не участвуют – говорят, что при них Президента не будет, а депутаты у них всю зарплату сдают, а если руководитель у них забалует, то есть контрольный Совет партии – он мигом организует ему перевыборы. Люди нужно увидеть у нас то, чего в настоящей жизни им негде увидеть. Зазывать в свои ряды бесполезно, нужно дать востребованный обществом продукт.

От негодования действительностью следует уйти. Строить организацию, разрастающуюся до размеров будущего бесклассового общества, где партии будут не нужны, потому, что классов не будет. Для текущей деятельности — это хорошая мотивация. Люди не хотят служить сиюминутному. Сами они депутатами не станут, и не все попадут в секретари. Они хотят служить вечному. Отрывать время у семьи, чтобы неведомо кто попал в депутаты и голосовал за «Единую Россию», уже не хочется.

Александр Кульпин /исключён из КПРФ после того как потребовал партийного разбирательства по факту голосования депутатов КПРФ за представителя «Единой России»/

Источник статьи

 

Метки: