RSS

ЦАРСКАЯ РОССИЯ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

13 Фев

Национальный вопрос в годы войны

Империалистическую войну буржуазия во всех странах объявила войной в защиту сла­бых наций. На самом деле угнетённые национальности в годы войны попали в ещё большую зависимость от империалистической буржуазии. Колониальные народы являлись источником пополне­ния воюющих армий «пушечным мясом».

Национально-освободительное движение в годы войны быстро шло к превращению в революционное восстание против империа­лизма. Ленин и Сталин указывали, что национально-освободитель­ное революционное движение угнетённых народов является резер­вом пролетарской революции. Большевики решительно выступали против национального гнёта в России и в других странах, отстаи­вая право наций на самоопределение, проповедуя международное единство рабочего класса в его борьбе за социализм.

Большевики разоблачали политику национального угнетения со стороны царизма и империалистической буржуазии других стран.

Восстание в Средней Азии и Казахстане

Война принесла тя­жёлые страдания угнетённым народам царской России. Изыскивая новые источники доходов для ведения войны, царизм обложил на­селение окраин дополнительным налогом. Особенно хищнической эксплуатации подвергались народы Средней Азии. В оседлых хлопководческих районах эксплуататоры опутали весь край ка­бальными договорами. За годы войны площадь посевов хлопка возросла в полтора раза, но дехкане не могли пользоваться про­дуктом своего труда. Большую часть урожая они отдавали в уплату за аренду земли. Другая часть урожая продавалась за бесценок, так как правительство нормировало цены на хлопок в ущерб дех­канам. В то же время цены на промышленные товары чрезвычайно
возросли. Узбекским дехканам, почти не сеявшим хлеба, угрожал голод, так как из-за железнодорожной разрухи хлеб почти не под­возился.

В кочевых и полукочевых районах Средней Азии и Казахстана положение было ещё тяжелее. Правительство продолжало сгонять киргизов и казахов с их земель, отдавая эти земли русским пере­селенцам. В 1915 г. русским помещикам, чиновникам и кулакам было отдано 1 800 тыс. га лучшей земли казахов и киргизов. Непре­рывные военные реквизиции лошадей, рогатого скота и шерсти совершенно разорили дехкан. Притеснения и поборы со стороны местных властей усугубляли бесправие населения.

Поводом к широкому восстанию трудящихся в Средней Азии явился приказ царского правительства в июне 1916 г. о «реквизи­ции» (призыве) населения от 19 до 43-летнего возраста на рытьё окопов и другие фронтовые работы, хотя по царским законам мест­ное нерусское население освобождалось от воинской повинности.

Одновременно восстание было направлено и против феодально-байской верхушки, которая осуществляла «реквизицию» при по­мощи взяток и других злоупотреблений.

Узбеки, казахи, киргизы и туркмены отказывались подчиняться обременительному приказу, изданному как раз в рабочую пору. Первыми поднялись народы Узбекистана и Казахстана. Толпы возбуждённых узбеков в городах и селениях Ташкентского и Са­маркандского уездов стали нападать на волостные управления, требуя уничтожить списки мобилизованных. К середине июля 1916 г. восстание охватило всю Фергану. Под Джизаком (Самар­кандская область) начались настоящие сражения. Царские войска применили артиллерию. Повстанцы прервали связь между Верным (теперь Алма-Ата) и Ташкентом, отбили направлявшийся против них транспорт оружия, вооружили дехкан и вступили в бой с цар­скими солдатами. Только в октябре, когда против повстанцев Семиречья был послан карательный отряд, здесь удалось подавить восстание.

Особенно длительным и упорным было восстание казахов Тургайской (теперь Актюбинской) области, начавшееся в сентябре 1916 г. Во главе восстания казахов стоял Амангельды Иманов.


Амангельды Иманов

Когда казахи Тургайской области отказались выполнить цар­ский приказ о мобилизации, уговаривать их приехал сам губер­натор. Амангельды обратился к нему: «Позвольте, почтенный на­чальник, задать вам только один вопрос. По темноте своей мы не понимаем этого. Кого мы будем на войне защищать?». Губерна­тор приказал арестовать Амангельды, но его скрыла казахская беднота. Вскоре Амангельды Иманов организовал большой отряд повстанцев, вступивший в бой у озера Кизыл-Куль с одним из карательных отрядов. Бой продолжался целый день, и солдаты от­ступили.

В конце октября 1916 г. повстанцы во главе с Амангельды Имановым осадили город Тургай, но взять его им не удалось. Отступив от Тургая, Амангельды укрепился в посёлке Батбакара. Здесь были организованы мастерские холодного оружия, в которых день и ночь шла работа. Казахи обучались стрельбе и военному строю. Население снабжало повстанцев продовольствием и фуражом. Про­тив Амангельды был послан значительный карательный отряд, за­нявший в середине февраля 1917 г. Батбакару. Повстанцы ушли в степь. Их смелый вожак Амангельды участвовал позже в Ок­тябрьской революции, вступил в партию большевиков и погиб смертью героя в гражданской войне.

ПРОСВЕЩЕНИЕ И КУЛЬТУРА В РОССИИ В ПЕРИОД ДО ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Просвещение и наука.

Потребности развивающегося капита­лизма, всё возрастающие экономические и политические сноше­ния с другими европейскими государствами, наконец, собствен­ные шаги в сторону буржуазной монархии заставляли царское правительство идти на увеличение крайне ничтожных государ­ственных расходов на нужды образования в России.

Буржуазия стала перед необходимостью усиленной подго­товки технических кадров, которых почти не имела царская Россия. Количество учащихся в технических вузах в 1914 г. уве­личилось вдвое по сравнению с 1903 г.

На средства земств и отдельных капиталистов-меценатов от­крывались технические и коммерческие училища, торговые школы, ремесленные курсы, сельскохозяйственные училища.
За шесть лет (с 1907 по 1913 г.) смета министерства народ­ного просвещения поднялась втрое (с 46 до 137 млн. руб.). Но это были мизерные цифры с точки зрения действительйой потребно­сти цивилизованного государства. В царской России накануне войны в учебных заведениях всех видов обучалось около 7 млн., что составляло менее 50 учащихся на тысячу жителей. Школь­ное обучение проходила только четвёртая часть детей и подрост­ков школьного возраста. По официальным данным, до революции 1917 г. в России насчитывался только 21% грамотных.

В национальных районах процент грамотности был ещё ниже: в Закавказье— 12%, в Средней Азии — около 5%. Из 1 000 детей узбеков, туркмен и таджиков обучались только 42. Вот почему целые народы — башкиры, киргизы, туркмены, якуты и многие другие — были почти поголовно неграмотны.

Старая школа — «школа муштры и зубрёжки», по словам Ленина, давала детям на девять десятых ненужные и на одну десятую искажённые знания. Среди учащихся были запрещены кружки самообразования.

После поражения революции 1905 года царизм разгромил университеты. В связи со смертью Толстого студенты в 1910— 1911 гг. возобновили политические сходки и устраивали демон­страции протеста. В ответ совет министров вынес постановление об отмене университетской автономии, завоёванной революцией 1905 года, и о закрытии всех ранее разрешённых студенческих организаций. Начались массовые исключения и высылка студен­тов за участие в студенческом движении. Назначенный в 1910 г. новый министр просвещения черносотенец Кассо произвёл пол­ный разгром либеральной и радикальной профессуры. За недоста­точную борьбу с «бунтующими» студентами им были уволены с должностей ректор Московского университета и его помощники.

Тогда в знак протеста против бюрократического произвола Кассо 125 профессоров и преподавателей Московского университета (К. А. Тимирязев, физик П. Н. Лебедев и др.) ушли из университета.

Для борьбы с революционным движением студенчества в высших учебных заведениях правительством насаждались черно­сотенные студенческие организации («Академический союз»
и др.), связанные с «Союзом русского народа».Положение университетов определяло в известной мере и состояние науки. Кафедры при университетах готовили научных работников в недостаточном количестве. Научно-исследователь­ских институтов в царской России было мало. Президентом Ака­демии наук был дядя царя — Константин Романов, совершенно чуждый науке.

Настоящие народные учёные не получали ни признания, ни поддержки. Великий учёный-селекционер И. В. Мичурин не был признан учёным-исследователем, хотя к Мичурину приезжали учиться и из других стран. Непризнанным оставался и другой крупный учёный — К. Э. Циолковский, сконструировавший ди­рижабль за 10 лет до появления «Цеппелина» и давший принци­пы реактивного двигателя. Он вынужден был оставаться препо­давателем математики в Калуге и вести научную работу на свои крайне скромные средства.

Выдающийся механик, отец русской авиации Н. Е. Жуковский посвятил себя изучению аэродинамики и теории полёта самолётов, но его работы нашли применение только при советской власти. Первые русские лётчики (Россий­ский, Уточкин и др.) совершали свои полёты, рискуя жизнью, на плохих предпринимательских самолётах для увеселения публики.
План экспедиции на северный полюс полярного исследова­теля Г. Я. Седова в 1912 г. был встречен недоброжелательством и насмешками. Лишь с большим трудом, при помощи частных пожертвований, Седов снарядил полярную экспедицию на ко­рабле «Св. Фока», плохо подготовленную. Седов с двумя матро­сами, покинув затёртое льдами судно, пешком пытался достиг­нуть полюса. Но зимой 1914 г. отважный исследователь погиб от голода и холода, добравшись лишь до острова Рудольфа (где недавно обнаружены остатки могилы Седова).

Таким образом, научные открытия, исследования и экспеди­ции встречали глубокое равнодушие, а иногда и невежественное пренебрежение со стороны царского правительства и буржуазии.

Литература и печать в годы первой русской революции и после её поражения.

Революция 1905—1907 гг. была, по выраже­нию М. Горького, «актом великого культурного значения». Она разбудила в народных массах огромную жажду знаний. В годы революции открылось большое количество просветительных об­ществ, школ и курсов для взрослых, библиотек, народных уни­верситетов и т п. Среди демократических читателей распростра­ нялись в больших тиражах произведения художественной лите­ратуры и публицистики. Громадную роль в деле распространения политического просвещения и культуры сыграла большевистская печать: газеты «Новая жизнь», «Волна», «Вперёд», «Эхо», «Борьба», «Светоч», «Кавказский рабочий листок», «Борьба про­летариата» и др. Большевики издавали много различных сборни­ков, брошюр и изданий дешёвой библиотеки в издательстве «Знание». Это издательство, руководимое М. Горьким, издавало для массового читателя произведения Маркса, Ленина, Энгельса, Лафарга, Меринга, сочинения античных, русских и западно­европейских классиков. В большевистской печати, в особенности в сборниках «Знание», участвовали лучшие литераторы, примыкавшие к революционно-демократическому направлению.

Ленин в ряде статей 1905—1907 гг. указывал, что надо до­биваться повышения сознательности не только рабочих, но и самых широких слоёв трудящихся. Статья Ленина «Партийная организация и партийная литература», опубликованная в «Новой жизни», определяла большевистские принципы развития литера­туры. Ленин выдвигал задачу создания социалистической, под­линно свободной партийной литературы.

«Литературное дело,— писал он,— должно стать частью общепролетарского дела, «ко­лесиком и винтиком» одного единого, великого социал-демократического механизма, приводимого в движение всем сознательным авангардом всего рабочего класса» (Ленин, Соч., т. 10, стр. 27).

Статья Ленина «Партийная организация и партийная литера­тура» имела огромное значение для политического воспитания рабочих масс и революционно-демократической интеллигенции.

Сотрудничество ряда видных русских писателей, во главе с М. Горьким, в большевистской печати вызывало злобные выпады буржуазных газет. Особенным атакам подвергалась большевист­ская газета «Новая жизнь», являвшаяся первой легальной газе­той большевистской партии. Меньшевистские и кадетские пу­блицисты упрекали писателей, сотрудничавших в большевистской печати, в том, что они якобы изменяют идеалам русской интел­лигенции. Решительный отпор наветам контрреволюционной пе­чати давали в своих статьях М. Горький, В. В. Боровский, М. Ольминский и другие большевистские публицисты. В своих «Заметках о мещанстве» М. Горький писал о бегстве мещан от битв жизни «в тёмные уголки мистицизма, в красивенькие бесед­ки эстетики». «Заметки о мещанстве» были проникнуты револю­ционным пафосом и презрением к «мещанам в политике».

Произведения Горького 1905—1907 гг.: «Дети солнца», «Вар­вары», «Враги», «Мать» и другие — в художественных образах пропагандировали идеи революции, величие задач пролетариата и обличали обывательские настроения буржуазной интеллиген­ции, оторванной от народа. Горький выступал как певец социали­стической демократии. В романе «Мать» Горький говорил устами своего героя о новом поколении русских рабочих: «Смотришь на них и видишь,— Россия будет самой яркой демократией земли».

В 1905 году произошла первая встреча А. М. Горького с В. И. Лениным, которая оказала на писателя громадное влияние. Идейная близость и дружба М. Горького с вождём пролетарской революции В. И. Лениным способствовала идейному и художе­ственному росту Горького как великого пролетарского писателя.

Поражение революции 1905—1907 гг. привело к открытому наступлению контрреволюции на идеологическом фронте.

Кадетские профессора и философы — Булгаков, Бердяев и другие — в своих философских книгах усилили поход против марксизма и революции, проповедуя идеализм и мистику.

Реакпионная идеалистическая философия оказала большое влияние на русскую мелкобуржуазную интеллигенцию, которая часто бежала от действительности в мир отвлечённых идей и переживаний.

Главным героем литературных произведений стал разочаро­ванный в жизни интеллигент-индивидуалист.

Общественная реакция открыла дорогу многочисленным ли­тературным течениям: символистам, футуристам, акмеистам и т. п. Все эти враждовавшие между собой литературные тече­ния, группы, школы и школки сходились на отрицании художе­ственного реализма. В литературе получил преобладание прин­цип формалистских исканий. Литература и поэзия того времени отличались безидейностью и упадочными настроениями. Творче­ство Леонида Андреева было проникнуто глубоким пессимизмом и фатализмом. Жизнь для него — «безумие и ужас», человек — «игрушка в руках судьбы». Арцыбашев доказывал, что человеку «всё позволено, раз смерть стоит у каждого за плечами». Ме­режковский и Зинаида Гиппиус проповедовали «богоискатель­ство» и чернили русскую революцию. Поэты Бальмонт, Фёдор Сологуб и другие отгородились от общественной жизни и уходили в крайний индивидуализм или в мир отвлечённой фантазии — «от грани тесной, в мир чудесный, к неизвестной красоте» (Баль­монт). Настроения упадочничества коснулись творчества даже таких передовых и талантливых поэтов, как Александр Блок и Валерий Брюсов.

Большевики боролись против литературного распада. Среди мрака той эпохи бодрой верой и силой были проникнуты замечательные произведения великого пролетарского писателя А. М. Горького. «Человек — это звучит гордо»,— говорил Горький. Он верил в нового человека и в его высокое призвание борца и строителя новой жизни.

А. М. Горький стал самым любимым писателем пролетариата; в произведениях Горького пролетарии черпали силы для борьбы. «…Горький,— писал Ленин,— безусловно крупнейший предста­витель пролетарского искусства, который много для него сделал и еще больше может сделать» (Ленин, Соч., т. 16, стр. 186).

Вызовом старому, гибнущему миру была и поэзия молодого поэта Владимира Маяковского. В его поэме «Облако в штанах» (1914) звучал гимн жизни, любви, борьбе. Маяковский объявил се­бя «барабанщиком революции» и приветствовал её приближение.

Призывом к борьбе за новую жизнь были также и произве­дения передовых писателей народов России. Таковы были произ­ведения украинской писательницы Леси Украинки. Расцвет её творчества приходится на самые тёмные годы реакции. Личная судьба писательницы была трагична: она была прикована к по­стели жесточайшим туберкулёзом. Творчество её, выросшее под благотворным влиянием пушкинской поэзии, проникнуто горячим сочувствием к восстающему против самодержавия народу и при­зывом к борьбе с угнетателями.

В 1913 г. безвременная смерть унесла другого крупного писа­теля — М. М. Коцюбинского. Свою литературную деятельность М. М. Коцюбинский начал в 80—90-е годы, беспощадно разобла­чая народнически-либеральную интеллигенцию и выступая в за­щиту трудящихся. В период революции 1905 года он оконча­тельно оформился как выразитель интересов революционной кре­стьянской демократии. В самом значительном его произведении «Фата Моргана» с глубоким сочувствием показано восстание крестьян и с ненавистью обрисованы помещики и кулаки.

Могучий толчок дала революция 1905—1907 гг. и для раз­вития белорусской художественной литературы. Во время рево­люции начал писать самый крупный и передовой белорусский писатель Якуб Колас, всё поэтическое творчество которого посвя­щено революции.

Его главный герой — белорусский крестьянин, тяжёлую жизнь которого Якуб Колас описывает с глубоким сочувствием.

В своих произведениях «Бунт», «Дар Немана», «В полесской глуши» и др. писатель указывает единственный выход для бело­русского народа — революционную борьбу.

Громадное влияние русская революция оказала и на форми­рование демократических идей ряда писателей Казахстана, Киргизии, Татарии и др. Среди них следует особенно отметить передового татарского поэта Габдуллу Тукая. В татарской лите­ратуре Тукай справедливо считается певцом революции 1905 года.

В своём поэтическом творчестве Тукай отразил революционно- демократические стремления татарского народа и его надежды на освобождение при помощи великого русского народа.

В 1916 г. умер популярный еврейский писатель Шолом-Алейхем (псевдоним Шолома Рабиновича), которого А. М. Горький назвал «художником печального и серьёзного юмора». В его серии юмористических рассказов: «Тевье-молочник», «Записки комми­вояжёра» и др.— с большим художественным реализмом и искрен­ним сочувствием показана тяжёлая жизнь еврейской бедноты.

Источник статьи

Advertisements
 

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.