RSS

РАЗГРОМ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОГО МЯТЕЖА ГЕНЕРАЛА КОРНИЛОВА

13 Фев

Заговор буржуазной контрреволюции.

После июльской демонстрации буржуазия усилила мобилизацию своих сил для разгрома революции. Мелкобуржуазные партии, руководившие Советами, послушно выполняли программу контрреволюционной буржуазии.

8 июля 1917 г. во главе правительства стал «маленький бона- партик», «хвастунишка Керенский», как его называл Ленин. Керенский ввёл смертную казнь на фронте и уведомил союзников, что на фронте им приняты все меры для восстановления боеспособности армии. По требованию союзников верховным главнокомандующим был назначен генерал Корнилов, известный своей непримиримой враждой к революции. Корнилов издал приказ о воспрещении митингов в армии. На фронте свирепствовали полевые суды. Корнилов требовал введения смертной казни также и в тылу.

После назначения Корнилова было составлено второе коалиционное Временное правительство под председательством Керенского, куда вошли и кадеты.

Контрреволюционная буржуазия подготовляла установление военной диктатуры и организовала с этой целью военно-монархический заговор. Во главе заговора стояла партия кадетов.

«Кадетская партия,— писал Ленин,— есть главная политическая -сила буржуазной контрреволюции в России» (Ленин, Соч., т. 25, стр. 234).

Центром заговора была Ставка верховного главнокомандующего Корнилова, готовившего войска к походу на Петроград.

12 августа 1917 г. в Москве Керенский созвал Государственное совещание, явившееся генеральным смотром сил контрреволюции. Характеризуя это совещание, товарищ Сталин писал:

«Созвать совещание из купцов и промышленников, помещиков и банкиров, членов царской Думы и приручённых уже меньшевиков и эсеров, с тем чтобы, объявив это совещание «общенациональным собором», добиться от него одобрения политики империализма и контрреволюции, переложения тягот войны на плечи рабочих и крестьян,— вот где «выход» для контрреволюции» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 194).

Вожди контрреволюции предполагали, что на этом совещании будет провозглашена военная диктатура. Однако события развернулись не так, как хотелось контрреволюционерам.

В день открытия совещания в Москве Центральный Комитет большевистской партии организовал всеобщую стачку протеста.

Бастовали 400 тыс. рабочих. Государственное совещание заседало без электрического света; трамваи не ходили.

На другой день, 13 августа, в Москву приехал Корнилов, которому буржуазия устроила торжественную встречу. На открытое провозглашение контрреволюционной диктатуры заправилы Государственного совещания не решились. Обстановка в Москве была для этого крайне неблагоприятной. Корнилов уехал в свою Ставку в Могилёв, чтобы продолжать подготовку к контрреволюционному перевороту. План Корнилова заключался в захвате Петрограда ранее стянутыми к нему войсками контрреволюции и в установлении в стране военной диктатуры.

В заговоре против революции приняли участие также англофранцузские и американские империалисты, от которых Временное буржуазное правительство находилось ещё в большей зависимости, чем царизм.

«В момент,— писал товарищ Сталин в своей статье «Американские миллиарды»,— когда русская революция напрягает силы для отстаивания своих завоеваний, а империализм старается добить её,— американский капитал снабжает миллиардами коалицию Керенского — Милюкова — Церетели для того, чтобы, обуздав вконец русскую революцию, подорвать разрастающееся на Западе революционное движение» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 234—235).

21 августа Корнилов предательски сдал Ригу, открыв германским войскам дорогу на Петроград. Сдача Риги была новым предлогом для перехода в наступление против революционных масс.

Корнилов готовил контрреволюционный переворот с ведома и при содействии Керенского, приказавшего отправить на фронт революционный Петроградский гарнизон для того, чтобы облегчить контрреволюции захват столицы. Лидеры меньшевиков и эсеров деятельно помогали Керенскому и Корнилову в подготовке переворота. Когда же Корнилов потребовал передачи всей военной и гражданской власти исключительно в его руки, Керенский, боясь возмущения масс, которые могли заодно с Корниловым смести и буржуазное правительство Керенского, объявил Корнилова государственным изменником и издал приказ о смещении его с поста верховного главнокомандующего.

Корнилов приказу не подчинился и 25 августа 1917 г. двинул 3-й конный корпус под командой генерала Крымова на Петроград.

Мобилизация сил революции.

Большевики стали во главе борьбы против Корнилова. Призывая к разгрому мятежного генерала, большевистская партия разоблачила состоявшее из скрытых корниловцев Временное правительство, вся политика которого укрепляла контрреволюцию.

Пролетариат единодушно встал на защиту революционного Петрограда. В течение трёх дней в Красную гвардию записались 25 тыс. рабочих. Военная организация большевиков привлекла 700 военных инструкторов для обучения красногвардейцев. На заводах спешно изготовлялись снаряды, производилась сборка бронемашин. Путиловцы, работая по 16 часов в сутки, за два дня собрали около двухсот новых пушек. Железнодорожники загоняли поезда с войсками Корнилова в тупики, загромождали станции порожними составами, разбирали пути, разрушали железнодорожные мосты, снимали с паровозов важнейшие части. Тысячи трудящихся укрепляли позиции на подступах к Петрограду.

Сотни большевистских агитаторов вели работу среди корниловских войск, разъясняя солдатам цель генеральского мятежа.

Большое влияние на корниловских солдат так называемой «дикой дивизии», сформированной из горцев Кавказа, оказала делегация горцев, вызванная по указанию С. М. Кирова для разъяснения солдатам этой дивизии истинных планов контрреволюции.

Солдаты и казаки корниловских отрядов стали переходить на сторону рабочих.

Корниловская авантюра провалилась. Крымов застрелился.

Корнилов, Деникин и другие генералы были арестованы. Но «заключение» генералов-монархистов носило чрезвычайно странный характер: Корнилов и его сподвижники были водворены в превращённую в «тюрьму» гимназию. Охрану этой «тюрьмы» нёс Текинский полк, сформированный самим Корниловым и лично ему преданный. По сути дела Керенский охранял мятежных генералов от народного гнева и суда.

Гражданская война, начатая генералами и буржуазией, резко изменила соотношение сил в стране.

«Корниловское восстание,—писал товарищ Сталин,— лишь открыло клапан для накопившегося революционного возмущения, оно только развязало связанную было революцию, подстегнув и толкнув её вперёд» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 281).

Разгром корниловщины показал безнадёжность дела буржуазии и её подголосков — меньшевиков и эсеров. Влияние их в массах было окончательно подорвано. Большевики разоблачали меньшевиков и эсеров, всей своей политикой помогавших контрреволюционному заговору Корнилова.

Разгром корниловщины показал также, что большевистская партия выросла в решающую силу революции. Массы увидели, что единственной реальной силой, способной разгромить контрреволюцию, были большевики. На заводах и фабриках влияние большевиков после корниловщины стало безраздельным. В деревне и на фронте влияние большевиков возросло как никогда.

Солдаты требовали решительной расправы с контрреволюционерами:

«Вы, дорогие товарищи,— писали солдаты с фронта по поводу суда над Корниловым,— долго не судите, они нас предавали, кровь нашу проливали. Вы же делайте такой суд: в 24 часа, как они нам делали».

Разгром корниловщины показал, наконец, что Советы, освобождённые от соглашательской политики, начинают оживать и превращаться в величайшую революционную силу. После корниловщины началась полоса большевизации Советов. 31 августа Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов большинством голосов высказался за политику большевиков. 5 сентября перешёл на сторону большевиков Московский Совет. Большевики завоевали Советы в столицах и в решающих промышленных центрах.

В результате большевизации Советов партия в сентябре снова выдвинула снятый после событий 3—5 июля лозунг «Вся власть Советам!».

«Лозунг «Вся власть Советам!» вновь стал на очереди,— писал товарищ Сталин.— Но теперь этот лозунг означал уже не то, что на первой стадии. Его содержание изменилось коренным образом. Теперь этот лозунг означал полный разрыв с империализмом и переход власти к большевикам, ибо Советы в своём большинстве были уже большевистскими. Теперь этот лозунг означал прямой подход революции к диктатуре пролетариата путём восстания. Более того, теперь этот лозунг означал организацию и государственное оформление диктатуры пролетариата » (Сталин, Соч., т. 6, стр. 389).

Лозунг «Вся власть Советам!» означал призыв к восстанию против Временного правительства для передачи всей власти Советам, руководимым большевиками.

Напуганные революцией, меньшевики и эсеры противопоставили лозунгу «Вся власть Советам!» созыв Демократического совещания с целью отвести революционное движение в приемлемое для буржуазии русло. Созванное в сентябре из представителей соглашательских партий, Советов, профсоюзов, земств, торгово-промышленных кругов, армейских организаций, кооперации Демократическое совещание провалило коалицию с кадетами. Тогда эсеры и меньшевики предложили выделить из состава Демократического совещания предпарламент (Временный совет республики). По словам меньшевистско-эсеровских лидеров, этот орган должен был контролировать деятельность правительства. На самом деле они хотели лишь создать новую ширму для коалиции с буржуазией. Во время Демократического совещания Керенский договорился с кадетами Кишкиным, Бурышкиным, Коноваловым и другими о вхождении их в правительство.Предпарламент остался жалким парламентским упражнением. Рабочие презрительно называли предпарламент «предбанником».

Центральный Комитет большевиков решил бойкотировать предпарламент. Но Каменев, Зиновьев и их единомышленники упорно настаивали на участии в предпарламенте, стремясь отвлечь партию от подготовки восстания. Товарищ Сталин решительно выступил на большевистской фракции Демократического совещания против участия в предпарламенте и разоблачил манёвр соглашателей.

Нарастание революционного кризиса

Сентябрь — октябрь 1917 г. товарищ Сталин называл периодом подготовки штурма власти буржуазии.

«Характерной чертой этого периода,— писал товарищ Сталин,— нужно считать быстрое нарастание кризиса, полную растерянность правящих кругов, изоляцию эсеров и меньшевиков и массовую перебежку колеблющихся элементов на сторону большевиков» (Сталин, Соч., т. 6, стр. 342).

Нарастание революционного кризиса в стране происходило в обстановке продолжавшейся империалистической войны. Война усиливала хозяйственную разруху, принявшую осенью 1917 г. катастрофические размеры.

Капиталисты и помещики сознательно подрывали народное хозяйство. За август — сентябрь только в одном Петрограде предприниматели закрыли до 230 предприятий с 61 тыс. рабочих.

В Донбассе, на Урале, в Москве, по всей стране капиталисты устраивали локауты и выбрасывали на улицу сотни тысяч рабочих. Особенно обострилось продовольственное положение. Помещики и кулаки срывали хлебную монополию, хотя правительство в угоду им вдвое повысило «твёрдые цены» на хлеб. Хлебные спекулянты-«мещочники» перегружали и без того расстроенный транспорт. Рабочие получали менее 200 г хлеба вдень. Голод становился с каждым днём сильнее. Капиталист Рябушинский, один из организаторов голода и разрухи, открыто заявлял, что революция будет подавлена лишь в том случае, если «костлявая рука голода, народная нищета схватит за горло лжедрузей
народа —демократические советы и комитеты».

В своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», написанной в начале сентября 1917 г., Ленин показал, что разруха и голод являются результатом политики Временного правительства, выполняющего волю капиталистов. Ленин дал в этой работе экономическую платформу большевиков, намечавшую первые шаги к социализму.

«Революция,— писал Ленин,— сделала то, что в несколько месяцев Россия по своему политическому строю догнала передовые страны.

Но этого мало. Война неумолима, она ставит вопрос с беспощадной резкостью: либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их также и экономически» (Ленин, Соч., т. 25, стр. 338).

В августе — сентябре 1917 г. Ленин закончил книгу «Государство и революция», в которой он развил основные положения Маркса и Энгельса о пролетарской революции и диктатуре пролетариата и разработал учение о Советах как государственной форме диктатуры пролетариата.

Меньшевики и эсеры сделали ещё одну попытку приостановить революцию и в конце сентября 1917 г. образовали новое коалиционное правительство. В состав его вошли «Шесть министров-капиталистов, как ядро «кабинета», и десять министров-«социалистов» в услужение им, в качестве проводников их воли» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 309).

Министром-председателем остался Керенский.

Контрреволюционная буржуазия стала тайно готовить новый заговор.

Вокруг столицы сосредоточивались большие контрреволюционные силы. Были созданы ударные батальоны из специально отобранных солдат, поступавших в полк только по рекомендации командного состава. Эти батальоны формировались из кулацких сынков и буржуазной молодёжи. Более 10 таких батальонов были расположены на Северном и Западном фронтах, поближе к Петрограду и Москве. С фронта перебрасывались в тыл те казачьи и кавалерийские полки, которые казались особенно «надёжными».

Из солдат-поляков, служивших в русской армии в Белоруссии, был сформирован особый польский корпус под командой генерала Довбор-Мусницкого. Он должен был отрезать Западный фронт от Петрограда и захватить все узловые станции, ведущие к Петрограду. Такой же корпус на Украине был сформирован из военнопленных чехов и словаков. В случае необходимости он мог отрезать Юго-Западный и Румынский фронты от революционной столицы.

Большевизация масс

В сентябре — октябре 1917г. политическое влияние партии Ленина — Сталина возрастало с каждым днём. Увеличивалось и число членов партии. Так, в апреле 1917 г. партия большевиков насчитывала всего 80 тыс. членов, в середине августа она имела около 240 тысяч.

Под руководством большевиков развернулась стачечная борьба пролетариата. 100 тыс. московских кожевников бастовали 2’/г месяца. В забастовке ивановских и кинешемских текстильщиков участвовало свыше 300 тыс. рабочих. Стачки печатников охватили почти всю страну. Упорную и длительную борьбу за коллективный договор вели бакинские рабочие. Изменились самые формы стачечной борьбы. Рабочие не только бастовали, но прогоняли капиталистов и администрацию и брали производство в свои руки. По всей стране развернулась борьба за рабочий контроль над производством. Это подводило рабочих к борьбе за власть.

За большевиками пошло подавляющее большинство пролетариата во всей стране.

Одновременно усиливалось влияние большевиков в деревне и в армии. В Петроград приезжали делегации солдат. Они требовали от Петроградского Совета немедленной борьбы за мир.

Единственной организацией, которой верили и за которой сейчас шли измученные солдатские массы, была большевистская партия.

«Товарищи рабочие и солдаты! — писали солдаты-фронтовики в большевистскую армейскую газету,— оружие берегите, пойдёмте в Петроград буржуев, коалиционное управление бить. Из терпения вывела окопная мука солдата».

В полках и дивизиях прогоняли командиров,переизбирали комитеты, а в ряде мест даже убивали наиболее ненавистных офицеров.

В своих письмах в деревню фронтовые солдаты советовали крестьянам прогонять помещиков и забирать землю в руки крестьянских комитетов.

В деревне сравнительно мирные формы борьбы с помещиками (отказ от уплаты за аренду, захват лугов и пастбищ) сменились захватом помещичьих земель. Высвобождаясь из-под влияния эсеров, Советы крестьянских депутатов на местах принимали постановления о переходе к крестьянам всей земли и всего помещичьего инвентаря. Беднота захватывала монастырские и церковные земли. Движение крестьянства перерастало в крестьянское восстание.

Временное правительство посылало в деревню карательные экспедиции для борьбы с крестьянскими выступлениями. Если в марте — июне было 17 случаев вооружённого подавления крестьянских восстаний, в июле — августе 39, то в сентябре — октябре их было уже 105.

По всей России происходили массовые аресты членов земельных комитетов, которых отдавали под суд за захваты помещичьих земель. Эти расправы вызывали ещё большее возмущение крестьянских масс.

«Ясно само собой,— писал Ленин по этому поводу,— что, если в крестьянской стране, после семи месяцев демократической республики, дело могло дойти до крестьянского восстания, то оно неопровержимо доказывает общенациональный крах революции, кризис ее, достигший невиданной силы, подход контрреволюционных сил к последней черте» (Ленин, Соч., т. 26, стр. 57).

Крестьянство стало выходить из-под влияния партии эсеров, ставшей, по словам Ленина, «противонародной, противокрестьянской, контрреволюционной партией».

В союзе с беднейшим крестьянством, при поддержке основными массами крестьянства большевистских лозунгов пролетариат шёл к пролетарской революции.

Нарастание пролетарской революции вызывало колебания и разброд в среде мелкобуржуазных партий. В партии эсеров имелось «левое» крыло, называвшее себя «левыми» эсерами. Среди меньшевиков также появилась группа «левых», так называемых интернационалистов. Стремясь удержать быстро отходившие от них массы, эсеры и меньшевики выступили с предложением установить в России республику. До этого времени вопрос о форме правления откладывался ими, как и все другие вопросы революции, до Учредительного собрания.

Разброд среди соглашательских партий свидетельствовал, что основная опора буржуазии — партия меньшевиков и эсеров — изолируется от масс. Изоляция соглашательских партий приближала победу социалистической революции.

На борьбу с империалистической буржуазией поднимались также и угнетённые народы России. Под руководством большевиков национально-освободительное движение перерастало в борьбу за власть. Особенно ярко это проявилось в Средней Азии.

В сентябре вспыхнуло стихийное массовое выступление рабочих в Ташкенте. Две недели власть в городе принадлежала Совету.

Временное правительство послало карательный отряд генерала Коровниченко, жестоко расправившийся с трудящимся населением Ташкента.

На Украине большевики завоёвывали массы и энергично готовились к вооружённому восстанию. В Харькове, Киеве, Екатеринославе формировались отряды Красной гвардии.

В Латвии Советы рабочих и солдатских депутатов были большевистскими. В Эстонии на съезде Советов в октябре большевики составляли большинство. В Финляндии в начале сентября был созван областной съезд Советов Финляндии. Съезд принял большевистские резолюции.

Революционный кризис переживала не только Россия, но и все страны Западной Европы, страдавшие от затянувшейся войны.

Во Франции бастовали рабочие, протестуя против империалистической войны. Антивоенное движение охватило и армию.

В некоторых полках были созданы Советы солдатских депутатов. Солдаты говорили даже о походе на Париж, чтобы расправиться с капиталистами и правительством.

Вся Германия была охвачена революционным брожением.

Осенью в германской морской крепости Вильгельмсгафен вспыхнуло вооружённое восстание матросов четырёх броненосцев. Революционная пролетарская организация «Спартак» развернула большую работу в массах.

Анализируя события русской и международной жизни, Ленин в конце сентября 1917 г. в статье «Кризис назрел» писал:

«Нет сомнения, конец сентября принес нам величайший перелом в истории русской, а, по всей видимости, также и всемирной революции» (Ленин, Соч., т. 26, стр. 52).

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , ,

Обсуждение закрыто.