RSS

НАЧАЛО КРИЗИСА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

13 Фев


В. И. Ленин на пути в Петроград в апреле 1917 года. С картины художника В. Моравова.

Империалистическая политика Временного правительства.

Трудящиеся массы ожидали от правительства, ставшего у власти в результате революции, прекращения войны, передачи земли крестьянству, введения 8-часового рабочего дня, борьбы с голодом и разрухой. Но, как писал Ленин, Временное правительство не могло дать

«…ни народам России (ни тем нациям, с которыми связала нас война) ни мира, ни хлеба, ни полной свободы…» (Ленин, Соч., т. 23, стр. 283).

Временное правительство, состоявшее из представителей помещиков и капиталистов, заинтересованных в войне, не думало о прекращении войны. Наоборот, оно пыталось использовать революцию для усиления военных действий и осуществления империалистических планов.

Англо-французские союзники России также требовали от Временного правительства ведения войны «до победного конца». Английское правительство признало Временное правительство при условии, что оно будет «соблюдать обязательства, принятые его предшественниками». Французское правительство пожелало Временному правительству успехов в намерении довести войну «честно и неутомимо до победного конца», не упомянув в своей ноте о формальном признании.

При помощи меньшевиков и эсеров Временное правительство обманывало массы, уверяя, что после свержения царизма война перестала быть империалистической, что война теперь идёт за свободную, демократическую Россию. Буржуазные, помещичьи и меньшевистско-эсеровские газеты на разные лады кричали о том, что «без победы на фронте не может быть свободы».

Так как рабочие, солдаты, крестьяне всё же настойчиво тре­бовали окончания ненавистной войны, то Петроградский Совет принял 14 марта обращение к народам Европы с призывом к за­ключению «справедливого демократического мира без аннексий и контрибуций». Воззвание не указывало конкретных мер в борьбе за мир, а лишь поддерживало иллюзии, будто империалистиче­скую войну можно кончить «справедливым миром» без свержения империалистических правительств. Но и такое соглашательское обращение Совета вызвало протесты правительств стран Антанты.

Временное правительство поспешило заверить союзников в своей готовности вести войну до победного конца. Для продол­жения войны оно выпустило «Заём свободы» в размере 6 млрд. рублей. Меньшевики и эсеры поддержали это мероприятие.

Буржуазное Временное правительство стремилось и после революции сохранить старые порядки: земля оставалась у поме­щиков, фабрики и заводы — у капиталистов. Защищая интересы предпринимателей, Временное правительство отказалось издать закон о 8-часовом рабочем дне. Рабочие осуществляли его на предприятиях явочным порядком. Охраняя помещичью собствен­ность на землю, правительство уже в марте послало воинские отряды в Курскую, Могилёвскую и Пермскую губернии для подавления начавшегося там крестьянского движения. В апреле оно разослало приказ губернским комиссарам с требованием подавлять революционные выступления крестьян «всеми мерами вплоть до вызова воинских команд». В то же время был издан закон об охране посевов, обеспечивавший помещикам возмеще­ние убытков «в случае народных волнений». Министерство земле­делия, руководимое кадетом Шингарёвым, учредило «примири­тельные камеры» из крестьян и помещиков для улаживания конфликтов между ними «добровольным соглашением». Таким

образом, Временное правительство не провело никаких реформ, откладывая их «до Учредительного собрания», с созывом кото­рого оно, однако, не спешило.
Временное правительство оставило в неприкосновенности весь старый аппарат управления. Вместо губернаторов были назна­чены губернские комиссары из председателей губернских и уездных земских управ — в большинстве своём помещики и ярые монархисты. Министр юстиции эсер Керенский оставил на местах всех прокуроров царского времени. Царские министры и санов­ники получали огромные пенсии. Не были отменены ни титулы (князья, графы, бароны), ни царские ордена. Дворянству были оставлены все его сословные и имущественные права и приви­легии. Временное правительство даже попыталось спасти цар­скую фамилию, намереваясь отправить её в Англию. Только ре­шительное вмешательство рабочих и солдат заставило правитель­ство отказаться от этого плана и арестовать царя.

Империалистическое Временное правительство не могло и не хотело дать народу ни мира, ни земли, ни хлеба, ни свободы.Но часть рабочих и значительная часть солдат и крестьян ещё верили соглашательским партиям — меньшевикам и эсерам, при­зывавшим к поддержке Временного правительства. Ленин назы­вал таких заблуждающихся людей «добросовестными оборон­цами» в отличие от меньшевистско-эсеровских лидеров — созна­тельных сторонников продолжения империалистической войны.

Апрельские тезисы Ленина.

Ещё недавно самая бесправная страна, Россия стала в результате победы революции свободной, сравнительно с другими, страной. Народные массы полностью использовали завоёванные ими демократические права и свободу слова, печати, союзов, демонстраций, собраний, митингов.

Повсеместно рабочие создавали фабрично-заводские коми­теты и профессиональные союзы. Крестьяне приступили к орга­низации земельных комитетов. Солдаты в соответствии с приказом № 1 осуществляли демократизацию армии. В интересах дальнейшего развития революции надо было руководить этой активностью впервые пробудившихся к политической жизни широчайших масс.. Надо было помочь массам понять создавшееся в стране положение. Такую задачу и поставила перед собой партия большевиков после победы Февральской революции.

12 марта вернулся в Петроград из туруханской ссылки товарищ Сталин, и уже 14 марта в «Правде» появилась его пер­вая статья о Советах. Товарищ Сталин призывал всячески укреп­лять Советы как органы революционной власти народа.

Вся партия напряжённо ждала возвращения в Россию вождя революции В. И. Ленина.

Весть о второй русской революции застала Ленина в эмигра­ции — в Швейцарии. Он хотел немедленно выехать в Россию, но буржуазное Временное’ правительство всяческими мерами задер­живало его приезд. В этот ответственный период товарищ Сталин сплачивал партию, организуя её для борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Совместно с товарищем Молотовым товарищ Сталин руководил деятельностью Центрального Комитета и Петербургского коми­тета большевиков. Ленин из эмиграции пристально следил за развитием событий и в письмах к товарищам, в статьях в «Правду» («Письма из далека») указывал партии на основные задачи пролетариата в революции.

Только 3 апреля 1917 г. Ленину с большими трудностями удалось вернуться в Россию. Недалеко от Петрограда, в Бело-острове, Ленина встретил Сталин. На Финляндском вокзале многие тысячи рабочих, солдат и матросов ждали приезда люби­мого вождя революции. На площади перед вокзалом и на сосед­них улицах, заполненных народом, в свете факелов ярко колы­хались десятки красных знамен с надписью: «Привет Ленину!».

Встреченный бурными овациями, Ленин, стоя на броневике, произнёс краткую приветственную речь. Свою речь он закончил воз­гласом: «Да здравствует социалистическая революция!».

Утром 4 апреля на собрании большевиков Ленин изложил свои тезисы «О задачах пролетариата в данной революции». Это были знаменитые Апрельские тезисы Ленина.

Тезисы подчёркивали, что

«Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии… ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки про­летариата и беднейших слоев крестьянства» (Лени н, Соч., т. 24, стр. 4).


И.В. Сталин в 1917 году

Партия большевиков при­шла к новому этапу с разрабо­танным Лениным ещё в 1905 г. планом перерастания буржуаз- но демократической революции в социалистическую. Больше­вики начали борьбу за новый этап революции, опираясь на учение Ленина о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране. Преж­де социал-демократы считали
парламентскую демократиче­скую республику лучшей поли­тической формой перехода к со­циализму. Теперь же Ленин предлагал заменить требование демократической республики требованием республики Советов. В своих тезисах Ленин вскрывал империалистический характер войны и определял тактику боль­шевиков в отношении войны и «революционного оборончества».

По отношению к Временному правительству Ленин выдвинул ло­зунг: «Никакой поддержки Временному правительству».

В тезисах Ленина выдвигались требования конфискации по­мещичьих земель и национализации всей земли, немедленного слияния всех банков в один общенациональный банк и введения контроля над ним со стороны Советов рабочих депутатов. В тези­сах было также выставлено требование немедленного перехода к контролю со стороны Советов за общественным производством и распределением продуктов.

Ленин предлагал заменить старое название социал-демокра­тической партии, опошленное и опозоренное оппортунистами, изменившими социализму. Ленин предложил назвать большевистскую партию коммунистической, как называли пролетарскую партию Маркс и Энгельс. Этим названием партия подчёркивала, что её конечной целью является построение коммунизма.

Ленин поставил также задачу создания нового, III Коммуни­стического Интернационала.

Против ленинских тезисов вместе с меньшевиками выступили Каменев, Рыков и другие оппортунисты, сопротивлявшиеся пере­ходу к социалистической революции. Однако вся партия едино­душно приняла ленинские тезисы, намечавшие гениальный план борьбы партии за переход от буржуазно-демократической рево­люции к социалистической.

Апрельские тезисы легли в основу всех решений VII Всерос­сийской конференции большевиков, собравшейся в апреле 1917 г. На конференции против ленинского плана перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую вы­ступили Каменев, Рыков и Зиновьев. Вслед за меньшевиками они повторяли, что Россия не созрела для социалистической револю­ции, что в России возможна только буржуазная власть. Конфе­ренция поддержала тезисы Ленина и осудила врагов социализма.

Конференция приняла резолюцию о конфискации помещичьих земель с передачей их в распоряжение крестьянских комитетов.

В докладе по национальному вопросу товарищ Сталин обосно­вал требование программы большевиков о праве наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Против права наций на самоопределение выступил Пятаков, который ещё в годы империалистической войны вместе с Бухариным стоял на национал-шовинистических позициях.

Конференция во главе с Лениным и Сталиным дала отпор и этой попытке оппортунистической ревизии программы партии в нацио­нальном вопросе. Ленин выдвинул лозунг: «Вся власть Советам!».

Выдвижение этого лозунга означало, что партия ставила перед собой задачу ликвидации двоевластия и передачи всей власти в руки Советов. Этот лозунг не означал призыва к немедленному свержению Временного правительства, которое пользовалось доверием Советов. Но, выдвигая его, большевики рассчитывали добиться от меньшевистско-эсеровских Советов решения о взятии власти и образования Советского правительства, чтобы затем добиться большинства в Советах и изменить состав Советского правительства в порядке мирного развития революции.

Апрельская конференция имела громадное значение в исто­рии партии большевиков. Она нацелила партию на борьбу за перерастание буржуазно-демократической революции в социали­стическую, на борьбу за диктатуру пролетариата.

Апрельский кризис

Большевики стремились терпеливой разъ­яснительной работой показать массам империалистический ха­рактер Временного правительства и предательство меньшевиков и эсеров в самом важном вопросе — о войне. Вскоре события подтвердили вывод, делавшийся большевиками, о том, что нельзя добиться мира без замены Временного буржуазного правитель­ства правительством Советов.

18 апреля, когда в стране происходили мощные демонстрации под лозунгом всеобщего’ мира, министр иностранных дел Милю­ков обратился к союзникам с нотой, в которой от имени Времен­ного правительства обязывался «довести войну до решительной победы» и обещал, что Временное правительство будет вполне соблюдать обязательства, принятые по отношению к союзникам.

19 апреля нота Милюкова стала известна рабочим и солдатам.

Она вызвала среди них всеобщее возмущение.20 апреля Центральный Комитет большевистской партии при­звал трудящихся протестовать против империалистической поли­тики Временного правительства. Утром в тот же день Финлянд­ский полк выступил с лозунгом: «Долой захватническую поли­тику!». Полк направился к Мариинскому дворцу, где заседало
Временное правительство. К вечеру подошли к дворцу и колонны рабочих. Они несли знамёна, на которых было написано: «Вся власть Советам рабочих и солдатских депутатов!», «Долой войну!».

20—21 апреля в демонстрации протеста против империалисти­ческой политики Временного правительства участвовали 100 тыс. человек. Буржуазия в свою очередь устроила демонстрацию из вооружённых офицеров, юнкеров, студентов и лавочников, шед­ших с лозунгом: «Доверие Временному правительству!». Коман­дующий войсками Петроградского военного округа генерал Кор­нилов отдал приказ о расстреле демонстрации трудящихся.

Но войска отказались выполнить приказ контрреволюционного генерала.

Апрельская демонстрация показала, что доверие масс к Вре­менному правительству и к соглашательским партиям начало колебаться, но что ещё было рано ставить задачу немедленного свержения Временного правительства.

Апрельское выступление народных масс означало кризис буржуазного Временного правительства. Буржуазия, увидевшая, что руками министров-кадетов и октябристов она не добьётся единовластия, пошла на манёвр: устранила из правительства наиболее ненавистных народу министров и согласилась назна­чить министрами нескольких представителей соглашательских
партий.

2 мая из состава Временного правительства были выведены Милюков и Гучков. В новый состав правительства наряду с пред­ставителями буржуазии вошли меньшевики и эсеры.
Министром земледелия стал глава эсеровской партии Чернов, министром почт и телеграфов — меньшевик Церетели, министром труда — меньшевик Скобелев. Так составилось первое коалиционное Вре­менное правительство. Вхождение меньшевиков и эсеров в коа­лиционное правительство явилось прямым переходом соглаша­телей в лагерь контрреволюционной буржуазии.

Используя соглашателей,

«…буржуазия,— писал Ленин,— стала загребать жар их руками, стала делать через них то, чего бы она никогда не смогла сделать без них» (Ленин, Соч., т. 25, стр. 45).

Политика коалиционного правительства ничем не отличалась от политики правительства Милюкова и Гучкова. Министры- «социалисты» действовали по указке империалистической буржуазии.

Заменивший Гучкова военный министр эсер Керенский, по требованию Антанты, взялся за подготовку наступления на фронте. Министр земледелия эсер Чернов усилил борьбу против захватов помещичьих земель крестьянами. «Министр труда мень­шевик Скобелев, помогая капиталистам, призывал рабочих «самоограничиться» и упрекал их в получении «слишком высо­кой заработной платы». Министр продовольствия народный социалист Пешехонов всячески покровительствовал помещикам и кулакам, спекулировавшим хлебом. Он не решился осуще­ствить изданный в марте закон о хлебной монополии. Обнаглев­шие помещики и кулаки не позволили даже организовать учёт хлеба. Спекуляция хлебом приняла громадные размеры.


Июньская демонстрация в Гельсингфорсе

Июньская демонстрация.

Антинародная политика коалицион­ного правительства показывала,что наиболее серьёзной социаль­ной опорой империализма в России стали мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров. Поэтому разоблачение и изо­ляция соглашателей были основной задачей в работе больше­виков.

«Естественно,— указывал товарищ Сталин,— что главные удары большевиков направлялись тогда против этих партий, ибо без изоляции этих партий нельзя было рассчитывать на разрыв трудящихся масс с империализмом, без обеспечения же этого разрыва нельзя было рассчитывать на победу советской револю­ции» (Сталин, Соч., т. 6, стр. 385).

На основе решений Апрельской конференции большевистская партия развернула огромную работу по разъяснению больше­вистских лозунгов и по разоблачению политики меньшевиков и эсеров. В результате этого рабочие начинали проводить пере­избрание Советов, изгоняя оттуда меньшевистско-эсеровских де­путатов и посылая на их места большевиков.

В профсоюзах и особенно в низовых их организациях — фаб­рично-заводских комитетах — большевики также вытесняли меньшевиков и эсеров. 30 мая в Петрограде состоялась первая конференция фабзавкомов. Три четверти делегатов этой конфе­ренции голосовали за большевиков.

Об усилении влияния большевиков на массы говорили письма к Ленину и в «Правду» из деревень, фабрик и окопов:

«Товарищ, друг Ленин,— писали Ленину солдаты,— помни, что мы, солдаты, все как один готовы идти за тобой всюду и что твоя идея есть действительно выражение воли крестьян и рабо­чих».

Особенно быстро росла политическая сознательность рабо­чих и солдат Петрограда.

В провинции освобождение масс из-под влияния меньшевиков и эсеров шло медленнее. Об этом свидетельствовал I Всероссий­ский съезд Советов, собравшийся в июне 1917 г. Из 1 000 делега­тов на съезде было только 105 большевиков. Но даже будучи в меньшинстве, большевики ус­пешно разоблачали соглаша­тельство меньшевиков и эсеров.

Основным вопросом повест­ки дня съезда был вопрос об от­ношении к коалиционному Вре­менному правительству. Мень­шевик Церетели, пугая тем, что революция якобы погибнет, если не будет проводиться коа­лиция с буржуазией, заявил:

«В настоящий момент в России нет политической партии, кото­рая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы зай­мём ваше место».

Присутство­вавший на съезде Ленин с ме­ста крикнул:

«Есть такая пар­тия». «Я отвечаю: «есть!» — подтвердил Ленин, выйдя на трибуну: — «…наша партия от этого не отказывается: каж­дую минуту она готова взять власть целиком» (Ленин,Соч., т. 25, стр. 6).

Ленин резко разоблачил соглашательскую позицию меньше­виков и эсеров, затягивавших войну и во всём помогавших бур­жуазии, и закончил свою речь призывом к переходу всей власти в руки Советов.

Во время съезда Советов большевики готовили демонстрациюпетроградских рабочих и солдат под лозунгами: «Вся власть Со­ветам!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Хлеба, мира, свободы!». Меньшевистско-эсеровское руководство съезда, боясь возрастающего влияния большевиков, добилось от съезда запрещения в течение трёх дней всяких демонстраций.

В то же время Исполком Петроградского Совета назначил на 18 июня общую демонстрацию, рассчитывая провести её под лозунгом «Доверие Временному правительству!».

Соглашатели полагали, что назна­ченная ими демонстрация выльется в патриотическую манифеста­цию по случаю начала наступления на фронте. Большевики призывали рабочих и солдат принять участие в назначен­ной Советом демонстрации, но предложили выставить на знамё­нах большевистские лозунги. На демонстрацию вышло свыше 400 тыс. рабочих и солдат.

«Ясный, солнечный день. Бесконечная лента демонстран­тов,— описывал в «Правде» товарищ Сталин июньскую демон­страцию.— Шествие идёт к Марсову полю с утра до вечера.

Бесконечный лес знамён…

Бьющая в глаза особенность: ни один завод, ни одна фабрика, ни один полк не выставили лозунга «Доверие Временному правительству». Даже меньшевики и эсеры забыли (скорее не решились!) выставить этот лозунг… Только три группы реши­лись выставить лозунг доверия, но и те должны были раскаяться.

Это группа казаков, группа Бунда и группа плехановского «Единства». «Святая троица»,— острили рабочие на Марсовом поле. Двух из них рабочие и солдаты заставили свернуть знамя (Бунд и «Единство») при криках «долой». У казаков, не согла­сившихся свернуть знамя, изорвали последнее. А одно безымян­ное знамя с «доверием», протянутое «на воздухе» поперёк входа на Марсово поле, было уничтожено группой солдат и рабочих при одобрительных замечаниях публики: «Доверие Временному правительству повисло в воздухе» (Сталин, Соч., т. 3, стр. 100, 102).

Таким образом, демонстрация 18 июня превратилась в демон­страцию недоверия Временному правительству. Она показала нарастающую революционность рабочих и солдат Петрограда, их готовность бороться за большевистские лозунги. Это был про­вал партий меньшевиков и эсеров, поддерживавших Временное правительство.

Наступление на фронте

По требованию англо-французских империалистов Временное правительство подготовляло наступ­ление на фронте. В апреле 1917 г. в мировую войну вступили Соединённые Штаты Америки. Но переброска войска из-за океана требовала много времени. Правительства США и стран Антанты хотели во что бы то ни стало удержать рус­ский фронт, чтобы не дать Германии возможности пере­бросить войска на Западный фронт. Союзники пригрозили лишить Временное прави­тельство займов и субсидий, если оно немедленно не нач­нёт наступления и тем самым не оттянет германские вой­ска с Западного фронта.


«В наступление». С карикатуры неизвестного художника

Кроме того, в наступлении русская буржуазия видела единственную возможность покончить с революцией. Она рассчитывала, что в случае неудачи наступления ей удастся взва­лить вину на Советы и на большевиков и разгромить их.

Военный министр Керенский развернул работу по подготовке наступления. На фронт потянулись эшелоны с новыми пополне­ниями, со снаряжением и боевыми припасами. Сам Керенский разъезжал по фронтам и уговаривал солдат идти в наступление, почему солдаты назвали его «главноуговаривающим».

Начавшееся 18 июня наступление русской армии сначала шло успешно. Особенно значительным был успех VIII армии, прорвавшей фронт австрийских войск и двинувшей в прорыв свои дивизии. Но через несколько дней силы наступавших иссякли. Подкрепления подходили медленно, командование не сумело использовать первых успехов, и наступление прекратилось.

Австро-германские войска вскоре перешли в контрнаступле­ние. После поражения под Тарнополем русская армия стала быстро откатываться назад. За десять дней наступления армии

Юго-Западного фронта потеряли около 60 тыс. человек. Уста­лость и озлобление солдат, жаждавших мира, недоверие и пря­мая вражда их к контрреволюционному командному составу способствовали провалу наступления.

Источник статьи

Advertisements
 

Метки: , , ,

Обсуждение закрыто.