RSS

Архив за день: 2013/02/16

Японцы сами уговаривали Москву забрать Курилы без войны


В начале сентября 1944 года, японский МИД разрабатывал уступки, которыми Токио намеревался «заинтересовать» Москву. Японское руководство пыталось не допустить вступления СССР в войну против Японии на стороне США и Великобритании. Японцы готовы были пойти на уступки в обмен на сохранение Москвой нейтралитета и согласие выступить посредником в переговорах о перемирии с западными державами. Перечень таких уступок был разработан японским МИДом еще к сентябрю 1944 года. Однако, как известно, эта попытка не удалась. Уже через год, 2 сентября 1945 года, на линкоре в Токийском заливе был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии, потерпевшей от союзников поражение в военных действиях во многом благодаря участию в них Советского Союза.

Тем не менее предлагаемые уступки были показательны, хотя сегодня мало кому известны. Сводились же они к следующему:

1. Разрешение на проход советских судов через пролив Цугару.

2. Заключение соглашения о торговле между Японией, Маньчжоу-Го (созданное японцами после оккупации марионеточное государство в Северо-Восточном Китае) и Советским Союзом.

3. Расширение советского влияния в Китае и других районах «сферы сопроцветания» (эвфемизм, использовавшийся для прикрытия планов создания колониальной империи Японии в Восточной и Юго-Восточной Азии).

4. Демилитаризация советско-маньчжурской границы.

5. Признание советской сферы интересов в Маньчжурии.

6. Отказ Японии от договора о рыболовстве.

7. Уступка Южного Сахалина.

8. Уступка Курильских островов.

9. Отмена Антикоминтерновского пакта.

10. Отмена Тройственного пакта (Японии, Германии и Италии).

Однако меньше чем через год, 8 августа 1945 года, Советский Союз в строгом соответствии с данным союзникам по «Большой коалиции» обещанием объявил войну милитаристской Японии. Участие СССР в войне значительно ускорило разгром японских вооруженных сил и принесло долгожданный мир. В Японии тем не менее распространена версия о том, что советский лидер Иосиф Сталин вступил в войну на Дальнем Востоке для того, чтобы еще до капитуляции японского правительства захватить Южный Сахалин и Курильские острова.

В действительности же, как свидетельствуют факты и документы, СССР мог получить эти ранее принадлежавшие России территории и без войны. Так, 5 апреля 1945 года советское правительство официально объявило о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 года. Денонсировав пакт, советское правительство за четыре месяца до согласованного с союзниками срока вступления в войну фактически информировало японское правительство о возможности участия СССР в войне с Японией. После этого японский МИД стал настойчиво выступать за то, чтобы принять все требования, которые может выдвинуть СССР в качестве условия сохранения своего нейтралитета.

Японские официальные историки утверждают, что правительство Японии якобы не знало о достигнутом на Ялтинской конференции соглашении о вступлении Советского Союза в войну против Японии (переговоры советского лидера Иосифа Сталина, президента США Франклина Рузвельта и премьера Великобритании Уинстона Черчилля в ялтинском Ливадийском дворце велись 4 — 11 февраля 1945 года). Однако существуют указания на то, что японская разведка располагала сведениями о договоренностях в Крыму, касавшихся Японии. Так, например, в 1985 году в Японии были опубликованы воспоминания шифровальщицы японского представительства в одной из скандинавских стран Юрико Онодэра. Она утверждала, что содержание достигнутых в Ялте секретных соглашений было своевременно передано в Токио.

Весной-летом японское правительство делало все возможное, чтобы убедить Кремль не выступать против Японии. До советского руководства различными путями доводились предложения о возможных уступках. Посол СССР в Японии Яков Малик сообщал 7 июня 1945 года в Москву: «В виде компенсации за договор с СССР (о нейтралитете) японцы могли бы в качестве максимальной уступки пойти на возвращение нам Южного Сахалина, отказ от рыболовства в советских конвенционных водах и, возможно, даже на передачу нам части Курильских островов » (термин «конвенционные воды» появился после 1928 года, когда СССР для обеспечения мирной передышки в отношениях с Японией подписал с ней конвенцию о рыболовстве, наделявшую японских промышленников правом ловить, собирать и обрабатывать все виды рыб и водных продуктов вдоль советского побережья Японского, Охотского и Берингова морей).

Как признавал после войны Сигэнори Того, бывший на завершающем этапе войны министром иностранных дел Японии, дипломатия его страны «прилагала колоссальные усилия» для предотвращения вступления СССР в войну на дальневосточном фронте. Он писал в мемуарах: «Вскоре после того, как я приступил к обязанностям министра, ко мне приехал заместитель начальника генерального штаба армии генерал Кавабэ с подчиненными и, представив детали концентрации сил Красной армии в Сибири, попросил сделать все возможное для того, чтобы предотвратить участие России в войне. Аналогичные просьбы поступили от заместителя начальника главного штаба ВМФ адмирала Одзава и начальника генерального штаба армии генерала Умэдзу».

Сигэнори Того сетует на то, что японцы слишком долго не решались «заинтересовать» русских набором разнообразных уступок и «бесконечно колебались». Он имел в виду в первую очередь возвращение Южного Сахалина и Курильских островов. Ведь лично ему в бытность послом в Москве Сталин и Молотов говорили, что будут добиваться возвращения этих территорий. Если бы японское правительство заговорило о возвращении Советскому Союзу ранее отторгнутых земель не накануне своего поражения, а гораздо раньше, в году, скажем, 1943-м, позиция Сталина в отношении участия в войне против Японии могла быть иной.

А в 1945 году советское руководство уклонялось от переговоров с Токио об условиях сохранения нейтралитета. Москва считала необходимым как можно скорее завершить вторую мировую войну и, разгромив милитаристскую Японию, надолго обеспечить безопасность своих дальневосточных границ. В Кремле понимали, что согласие с предложениями японского правительства вернуть территории без войны могло быть расценено как нарушение Ялтинских соглашений. Сталин считал, что союзнический долг должен быть неукоснительно выполнен, а Япония, капитулировав, в полной мере должна понести наказание за развязанную кровопролитную войну.

Принимая решение вступить в войну на Дальнем Востоке, советское руководство учитывало и серьезные геополитические угрозы, с которыми мог столкнуться Советский Союз после войны. В частности, нельзя было допустить отстранения СССР от послевоенного политического процесса в Восточной Азии, в первую очередь в Китае. В Москве догадывались, а то и знали, что американцы были намерены после войны занять господствующее положение в этом обширном регионе мира, вытеснив оттуда другие государства, в том числе своих союзников в годы войны — Великобританию, Францию и, уж конечно, СССР.

В Кремле, скорее всего, было известно содержание секретной беседы американского президента Франклина Рузвельта 23 ноября 1943 года с главой гоминьдановского правительства Китая Чан Кайши во время Каирской конференции. (На тройственной встрече с участием также британского премьера Черчилля обсуждались вопросы, связанные с военными операциями против Японии.) Тогда Рузвельт предложил китайскому лидеру заключить после войны американо-китайский военный союз, предусматривавший размещение в Китае, в том числе у советских границ, военных баз США. Чан Кайши с энтузиазмом приветствовал это предложение. При этом Порт-Артур (ныне Люйшунь) и ряд других стратегически важных районов отдавались под прямое американское управление. Корейский полуостров предусматривалось оккупировать и удерживать совместно американскими и китайскими войсками. Оба лидера договаривались и о том, что Франция лишится своих колоний в Юго-Восточной Азии. Рузвельт обещал сотрудничать с правительством Чан Кайши и в устранении английского влияния в Китае (Гонконг, Шанхай, Кантон). Зонами преобладающего влияния США также должны были стать Малайя, Бирма, Индия. Со своей стороны, Чан Кайши ставил вопрос о помощи США по включению Монгольской Народной Республики в состав Китая. Рузвельт соглашался вести переговоры по этому поводу с СССР.

После смерти Рузвельта и прихода к власти в США антисоветски настроенного Гарри Трумэна между Вашингтоном и Москвой произошло заметное охлаждение. Ощущались первые заморозки наступавшей «холодной войны». Односторонний ввод американских войск на территорию Китая был чреват поражением коммунистических сил этой страны и установлением непосредственно у границ СССР недружественного проамериканского режима. Хотя Сталин избегал открытой демонстрации поддержки Компартии Китая в борьбе за власть в стране, в действительности ставка делалась на лидера китайских коммунистов Мао Цзэдуна.

Есть основания считать, что вступление в войну на Дальнем Востоке не только преследовало цель скорейшего разгрома японских вооруженных сил, но и было направлено на создание благоприятных для СССР военно-стратегических и геополитических позиций в восточноазиатском регионе. Дальнейшее развитие обстановки в мире, заключение японо-американского военного союза, превращение Японии в нацеленный против СССР и КНР «непотопляемый авианосец» подтвердили обоснованность опасений и расчетов Кремля.

Нынешним японским политикам, рассуждающим о Курильских островах как якобы об «исконных северных территориях», следовало бы чаще заглядывать в документы военного и послевоенного периодов. Как известно, в августе 1945 года японское правительство согласилось со всеми условиями Потсдамской декларации о безоговорочной капитуляции Японии, в том числе с пунктом 8-м, который гласит: «… Японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и менее крупными островами, которые мы укажем». Во исполнение этого положения Япония была лишена всех Курильских островов.

Это было подтверждено 29 января 1946 года в меморандуме главнокомандующего союзных держав американского генерала Дугласа Макартура. В документе, направленном японскому императорскому правительству, указывалось, что из-под юрисдикции государственной и административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан ». Тогда японское правительство приняло это как должное и возражений не высказывало. Отказ Японии от Курильских островов зафиксирован в Сан-Францисском мирном договоре 1951 года.

Тем же, кто пытается обосновывать претензии на Курильские острова ссылками на соглашение XIX века, можно ответить словами полномочного представителя правительства Японии, сказанными им при выработке условий Портсмутского мирного договора 1905 года. Отметая возражения российского представителя против нарушающего японо-российские договоры отторжения в пользу Японии южной части Сахалина, глава японской делегации Ютаро Комура заявил: «Война перечеркивает все договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки». Из этого же следует исходить и ныне.

Анатолий КОШКИН, доктор исторических наук

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , ,

У Форосской церкви. Александр Терлецкий. Чтобы помнили


Как житель Ялты периодически бываю у Форосской церкви, расположенной в горах над поселком Форос. В 1941-м именно там проходила единственная дорога Ялта-Севастополь. Знал, что в ноябре 41-го, там был страшный бой. Знал, что когда-то был возле церкви тоннель, взорванный во время войны, но никогда его фотографий не видел. Случайно наткнулся на дореволюционное фото.

Поэтому сегодня есть возможность рассказать о событиях ноября 1941-го и о герое-пограничнике Алекандре Терлецком.

«…Тогда немецкие полки и дивизии рвались к Севастополю, Шли по шоссейным дорогам, просачивались через тропы, перевалы и ущелья, искали любую лазейку — лишь бы скорее обложить город с суши. Вдоль берега горели курортные городки и поселки, от их отсветов пламенело море.
На «Чучеле» кто-то прикидывал:
— Ох, у Байдарских ворот придержать бы их!
— У тоннеля?
— Конечно! Там двумя пулеметами можно батальон уложить.
А через день или другой — не помню — народ лесного домика был взбудоражен: какие-то пограничники у Байдарских ворот такое натворили, что и поверить трудно. На целые сутки задержали немецкий моторизованный авангард. Трупов там — не счесть.
…Александра Терлецкого — начальника Форосской пограничной заставы — срочно вызвали к командиру части майору Рубцову.
— Где ваша семья, младший лейтенант?
— Эвакуирована, товарищ майор.
— Хорошо. Отбери двадцать пограничников и явись с ними ко мне.
Никто не знал, зачем их выстроили так внезапно. Командир части лично обошел строй, посмотрел каждому в глаза.
— Мы уходим, а вы остаетесь. Будете держать немцев у тоннеля целые сутки. Запомните — сутки! И сколь бы их ни было, держать! Кому страшно — признавайся!
Строй промолчал. Командир дал время на подготовку, на прощание отвел Терлецкого в сторонку:
— Ежели что случится, Екатерину Павловну и Сашкá будем беречь. Иди, Александр Степанович.
В тесном ущелье гудят дальние артиллерийские взрывы — бьется Севастополь. На каменном пятачке, нависшем над пропастью, стоит табачный сарай — толстостенный, из звонкого диорита.
Внутри пусто, под ветерком играет сухой табачный лист, шуршит. Только на чердаке едва слышны голоса — там пограничники.
Кто-то подходит к сараю, стучит прикладом в дверь. В ответ — ни звука.
Неожиданная автоматная очередь прошивает дверь. Узкие пучки света от карманных фонариков обшаривают темные уголочки.
Немцы входят скопом. Дышат повольнее, тараторят, рассаживаются.
Медленно подползает рассвет.
Глаза с чердака пересчитали солдат. Их было восемь — рослых, молодых, без касок, с автоматами на животах.
За стенами, подпрыгивая на сизых камнях, шумела горная вода, далеко на западе просыпался фронт.
В этот уже привычный шум стали осторожно вплетаться новые звуки — немецкие машины ползли к тоннелю.
С чердака полоснули автоматной очередью — ни один солдат не поднялся.
— Забрать оружие, документы! — Терлецкий первым спрыгнул с чердака. — Убрать, прикрыть табаком!
Никакого следа не осталось, лишь под ветерком, как и прежде, играет сухой табачный лист, шуршит.
Светло. Терлецкий посмотрел на тоннель, ахнул: ночной взрыв оказался не ахти каким сильным.
Показал своим пограничникам:
— Плохая работа! Вы меня поняли?
Ниже тоннеля остановились бронетранспортеры, из них высыпали солдаты.
— Вы меня поняли? — еще раз спросил Терлецкий и лег за пулемет, установленный на чердаке. — И тихо!
— Иоганн! — голос снизу.
— Не стрелять! Подойдет — штыком. Бедуха, тебе поручаю.
— Понял.
— Иоганн! — голос у самых дверей.
Двери скрипнули, приоткрылись, показалась каска и тут же скатилась на желтые табачные листья.
Мотопехота подходила к тоннелю. Солдаты сбились, начали отшвыривать камни.
Одновременно ударили два пулемета. Те, кто был у тоннеля, удрали. Остались лишь убитые и раненые.
Пулеметы строчили по транспортерам.
…Прошли сутки. Уже на табачном сарае ни чердака, ни дверей. Остался каменный остов, остались в живых пять пограничников с Форосской заставы.
Терлецкий, черный от гари, в изорванной шинели, лежал за последним пулеметом.
— Десять гранат, два набитых диска, товарищ командир, — доложил сержант Бедуха.
Подошли танки. Орудия — на остов сарая. Ударили прямой наводкой.
Пограничники выскочили до того, как новый залп до основания срезал всю правую часть сарая.
…К начальнику штаба Балаклавского партизанского отряда Ахлестину ввели пять пограничников — опаленных, с провалившимися глазами, едва стоявших на ногах. Один из них, высокий, сероглазый, приложив руку к козырьку, отрапортовал:
— Группа пограничников Форосской заставы из боевого задания… — Пограничник упал.
— Так это вы держали Байдарские ворота? — спросил Ахлестин, поднимая Терлецкого.
…Александр Терлецкий стал комиссаром Балаклавского отряда.» (И. Вергасов «Крымские тетради»)

Так выглядит сегодня дорога, по которой шли немцы. С этой скалы сбрасывали Терлецкого.

«…Поднялись к дороге. Терлецкий и два радиста. Терлецкий прислушался. Тихо.

— Пошли, — шепнул и побежал через дорогу. За ним радисты. Он в кизильник, на тропу и тут… взрыв! Наскочили на секретную мину. Радисты погибли. Терлецкий упал без памяти.

Утром жители поселка Байдары увидели, как дюжие фашисты вели по улице высокого советского командира в изорванной, окровавленной шинели, с забинтованной головой.

В комендатуру сгоняли жителей поселка. Вводили поодиночке, показывали на контуженного командира, лицо которого уже разбинтовали.

Серые глаза Терлецкого неподвижно смотрели на того, кого к нему подвели. Комендант спрашивал одно и то же:

— Это есть кто?

Те молчали, хотя знали Александра Степановича, застава которого была за перевалом у самого моря. Очная ставка продолжалась и на следующий день, на этот раз отвечали жители деревни Скели. Торопливо подошел худощавый мужчина нарукавным знаком полицейского и крикнул:

— Так это же Терлецкий! Начальник Форосской заставы и конечно, партизан.
Невдалеке от Байдарских ворот стоит одинокая церквушка. Здесь до войны был ресторан, сюда приезжали туристы и с площадки, что за церковью, любовались Южным побережьем.

В холодный мартовский день несколько женщин, в потрепанной одежде, с узлами на худых плечах, испуганно жались к подпорной стене. Снизу, со стороны Ялты, истошно сигналя, приближалась черная машина. Остановилась. Немцы в черных шинелях вытащили из кузова чуть живого человека. Он не мог стоять. Фашисты опутали веревкой колени лежащего и потащили к пропасти. Что-то влили ему в рот и поставили над самым обрывом. Подошли офицер и скельский полицейский. Офицер что-то кричал, показывал вниз, на Форос, на море. Скельский полицай заорал:

— Признавайся, дурень! Сейчас тебя сбросят в пропасть…

Офицер отступил на два шага, а полицейский намотал конец веревки на чугунную стойку парапета.

Фашисты толкнули Терлецкого в пропасть. Зашуршали падающие камни. Крикнула одна из женщин и замерла.

Офицер долго смотрел на часы. Взмахнул рукой. Солдаты тянули веревку — показались посиневшие босые ноги. Терлецкого бросили в лужу, он шевельнулся, открыл глаза, пристально посмотрел на женщин, наклонил голову и стал жадно пить. Его торопливо подхватили под руки, подняли, швырнули в машину. Она умчалась в сторону Байдар.

— Это Катин муж, нашей официантки. Да, Екатерины Павловны. У нее сынок — Сашко.

— Господи, что они сделали с человеком!

…Выдался ясный день. Ударили барабаны. По кривым улочкам забегали солдаты, полицаи. Жителей Скели согнали к зернохранилищу, на выдвинутой матице которого болталась петля.

Под Севастополем гремели пушечные залпы.

Терлецкого волокли по улице. Бросили под виселицу.

Еще залп. Внизу, в Байдарской долине, — облако густого дыма. Это ударила морская батарея. Терлецкий вдруг поднял голову, прислушался и долго смотрел на молчаливую толпу, потом подошел к табуретке под петлей, оттолкнул палача и сам поднялся на эшафот.

Залпы грянули с новой мощью — один за другим. Терлецкий повернул лицо к фронту и, собрав последние силы, крикнул:

— Живи, Севастополь!» (И. Вергасов «Крымские тетради»)

После войны Екатерина Павловна Терлецкая (жена героя) и пограничники разыскали его останки и перезахоронили в парке в Форосе.

Но почему-то и сегодня Александр Терлецкий числится в пропавших без вести (данные ОБД)

Николай Фурин

Источник статьи

 

Метки: , ,

На безымянной высоте № 224.1


Одна из них написана поэтом Михаилом Матусовским и композитором Вениамином Баснером для кинокартины «Тишина» по роману Юрия Бондарева. Задача ее в картине — показать близость двух фронтовых друзей, напомнить о погибших товарищах. Поэт нарисовал в этой песне картину, достоверно передающую боевую обстановку, рассказывал эпизод, который мог бы показаться придуманным — мало ли было на пути от Бреста до Волги и от Волги до Эльбы безымянных высот, тяжелых сражений и потерь.

Но поиск, проведенный редакцией газеты «Советская Сибирь», подтвердил, что в основу песни «На безымянной высоте» положена действительная история, что в Новосибирске помнят имена всех «восемнадцати ребят», что, как ни много безымянных высот, но в песне речь шла об одной — о высоте, которая находится у поселка Рубеженка Куйбышевского района Калужской области.

Эта «Безымянная» находилась в полосе наступления 139-ой стрелковой дивизии, там, впереди, в руках врага. Высота была господствующей, ее взятие могло резко изменить в нашу пользу положение на этом участке фронта. Это было 13-14 сентября 1943 года.

Безымянная — высота 224.1. На которой выжили двое…

В песне поется: «Нас оставалось только трое из восемнадцати ребят…» Лишь в этой цифре поэт не был предельно точен. Увы, только двое, всего лишь двое остались в живых — сержант Константин Власов и рядовой Герасим Лапин. Раненые и контуженные, они чудом спаслись — Власов попал в плен, оттуда бежал к партизанам; Лапин был найден нашими наступающими бойцами среди трупов — пришел в себя, оправился от ран и вновь воевал в составе 139-ой дивизии.

В августе 1943 года в дивизию прибыло пополнение — сибиряки — добровольцы, новосибирские рабочие. Боевая группа, состоящая из сибиряков, коммунистов, под командованием младшего лейтенанта Евгения Порошина должна была произвести смелую операцию — пройти в ночь на 14 сентября в тыл противника и захватить высоту Безымянную. Радиопозывным этой группы смельчаков было слово «Луна».

«Луна» сообщила командованию, что высота занята. Дальше события разворачивались трагически. Обнаруженные врагом сибиряки были со всех сторон окружены во много раз превосходящими силами противника. Восемнадцать приняли бой против двухсот!!!

В ходе Смоленской наступательной операции советских войск осенью 1943 года, в полосе наступления 139-й стрелковой дивизии (10-я Армия) путь советским воинам к реке Десна и городу Рославль преграждала господствующая над всей местностью, сильно укрепленная высота 224,1. Она была укреплена тремя рядами траншей, густо усеянная пулеметными гнездами, двумя танками, самоходной установкой «скрипач». Окруженная минными полями, высота занимала важное стратегическое положение и представлялась неприступной. Многочисленные попытки 718-го полка подполковника Е. Г. Салова овладеть опорным пунктом врага успеха не принесли. Было принято решение создать штурмовую группу и возложить на нее выполнение этой задачи. Добровольцев оказалось много. Выбрали взвод уральца младшего лейтенанта Е. И. Порошина, который в прошедших боях уже отличился.

В ночь на 14 сентября штурмовая группа выступила на выполнение задания. Незаметно подкравшись к укреплениям, сибиряки забросали гранатами первую траншею и находящихся в ней гитлеровцев, выбили их и ринулись ко второму ряду укреплений. Внезапность атаки, стремительность действий позволили молниеносно преодолеть 600 метров и ворваться на высоту! Однако следовавшая за ними восьмая пехотная рота третьего батальона была отсечена пулеметным огнем и штурмовая группа оказалась в окружении превосходящих сил противника.

Заняв круговую оборону, смельчаки вели неравный кровопролитный бой в течение всей ночи. Первым погиб старшина Панин, потом замолк Емельян Белоконов, потом Липовецер и Шляхов. Уничтожая гранатами пулемет противника, пал от вражеской пули командир группы Порошин. Оставшиеся в живых окопались и продолжали сдерживать натиск врага. Сибиряки отбили несколько атак гитлеровцев.

Под утро началась артиллерийская перестрелка. Немцы в упор расстреливали наших из танков, пушек и шестиствольных минометов. Дмитрию Яруте миной перебило ноги, Борису Кителю оторвало руку. Они, истекая кровью, продолжали вести огонь по врагу до последнего дыхания. Весь израненный, Николай Голенкин поднялся в полный рост и, держа автомат левой рукой (правая была перебита и повисла, как плеть), ринулся вперед, стреляя по врагу. Ворвавшись в ряды врагов, он упал на автоматы фашистов. Так ценой своей жизни, Голенкин дал возможность своим товарищам перезарядить оружие, перевязать раны, собраться с силами и продолжать смертельную схватку.

С рассветом силы сибиряков иссякли. Сначала все затихло на правом фланге, где отбивалась группа Денисова. Потом пал Артамонов, сражавшийся рядом с Власовым.

Ведя этот смертельный бой, группа сковала значительные силы противника, что дало возможность основным силам 718-го полка нанести врагу жестокий удар с флангов и отбросить его за реку Десну. Путь на Рославль был открыт. Утром 14 сентября 1943 года, когда бойцы 718-го стрелкового полка прорвались на высоту, перед ними предстала картина жестокого кровопролитного побоища. Кроме шестнадцати погибших наших бойцов, там было больше сотни трупов немецких солдат и офицеров из подразделений 317-го гренадерского и 365-го пехотного полков германской армии. А в одной из воронок, засыпанной землей, наши бойцы увидели торчащий ботинок, а когда стали откапывать, то обнаружили своего однополчанина Герасима Лапина, у которого еще бился пульс. Взрывом мины его контузило и отбросило в воронку, а потом присыпало.

В медсанбате бойца подлечили, и потом он продолжал воевать в составе этого же полка, был дважды ранен, но оба раза после излечения возвращался в свою часть. Затем был направлен на учебу и переведен в другую часть, с которой и дошел до Берлина. После войны Лапин вернулся в родной Донецк.

Иначе сложилась судьба другого оставшегося в живых героя безымянной высоты, сержанта Константина Власова. Когда у него уже кончились патроны, из трех гранат он сделал связку, а четвертую оставил на самый крайний случай. Когда четверо фрицев стали приближаться к нему, он бросил связку гранат и уложил их на месте. Потом показались еще семеро. Власов решил подпустить их поближе и подорвать вместе с собой последней гранатой, но граната не взорвалась, и он раненым был захвачен в плен.

Сутки провел сержант Власов в рославльской тюрьме, 49 суток в бобруйском лагере военнопленных. 4 ноября 1943 года пленных погрузили в эшелон и повезли на запад, в Германию. Перед самой отправкой Костя спрятал под стелькой другого ботинка примитивный складной нож с плоской ручкой. Уже в пути, под стук колес, Власов вместе с другими пленными поочередно надрезали этим ножом доску против наружного запора двери, выдавили надрезанную доску, раскрутили проволоку на щеколде и, откатив тяжелую вагонную дверь, на полном ходу выпрыгнули из вагона. В ночной темноте они разбежались по окрестным кустам. Через несколько минут их окликнули партизаны. Вместе с другими бойцами, спасшимися от немецкого рабства, Власов был зачислен в белорусский партизанский отряд «Мститель», участвовал во многих партизанских операциях, беспощадно мстил за погибших товарищей. После войны работал в Новосибирске на родном заводе. Скончался в 1978 году.

Из восемнадцати героев Безымянной, девять работали до фронта на заводе «Сибсельмаш».

Как цех завода-детища первых пятилеток — дымилась в сентябрьскую ночь высота Безымянная. Плечом к плечу, вкруговую стояли сибирские рабочие, бились до последнего патрона, до последней гранаты.

Рядовой Артамонов Александр Алексеевич. Это был мастер на все руки. Он любил петь, с песней брался за любую работу. Самостоятельно подготовившись, сдал экзамены на шофера. Любил и хорошо умел рисовать. Когда началась война, сутками не вылезал из кабины. Его назначили начальником транспортного отдела завода. Александр Алексеевич не раз просился на фронт. Его долго не отпускали, но в июне 1943 г. просьба его была удовлетворена.

Рядовой Белоконов Емельян Иванович. Трудовой путь его начался в 1917 г. на Ростовском заводе. В 1928 г. поехал строить «Ростсельмаш». Через несколько лет Белоконов стал председателем постройкома «Ростсельмаша». Перед войной работал на стройке важного значения. В Новосибирск прибыл в составе строительной организации. Отсюда с путёвкой Октябрьского райкома партии добровольно отправился на фронт.

Сержант Власов Константин Николаевич. Константин Власов был одним из двоих, кто остался в живых после этого боя. Когда закончились боеприпасы, он решил взорвать себя и окружавших его фашистов последней гранатой. Он выдернул чеку, но взрыва не последовало. Гитлеровцы схватили его и бросили в Рославльскую тюрьму, потом – в Бобруйский лагерь военнопленных, а оттуда отправили на Запад. Бежал из поезда. С 5 ноября 1943 г. по 5 июня 1944 г. сержант Власов служил рядовым в отдельно действующем отряде «Мститель» Минской области, где был тяжело ранен.

Рядовой Воробьев Гавриил Андреевич. Мастер управления жилищно-коммунального строительства. Гавриил Воробьев пришел на «Сибсельмаш», когда завод еще строился. Первое время возил из заводских котлованов землю. Затем руководил бригадой слесарей. Все знали этого огромного, плотного здоровяка как человека нежной души, умевшего радостно и по-доброму улыбаться, весело и остроумно шутить. На фронте с его легкой руки пошла гулять по полку присказка о том, что солдат с врагом всегда делится: себе гильзу оставляет, врагу – пулю посылает. Он очень любил труд, песню и жизнь. Таким остался в памяти и сердцах знавших его.

Рядовой Голенкин Николай Иванович. Он пал смертью героя там, где прошла его юность. Голенкина назначили ответственным за эвакуацию предприятия, где он работал. Он провожал товарищей в тыл, а сам просился на фронт. Последним эшелоном его отправили в Сибирь. Он работал бригадиром, парторгом цеха. Работал сутками. Отдавал свой паек слабым. В июле 1943 г. добровольцем ушел на фронт.

Сержант Даниленко Николай Федорович. Родился и вырос в деревне Лягушье Купинского района Новосибирской области. Ему не было и двух лет, когда был убит его отец, красный партизан. Николай вступил в комсомол, стал работать механизатором. Четыре года служил в Морфлоте. В декабре 1940 г. коммунист Николай Даниленко вернулся в Сибирь и стал работать на заводе.

Старший сержант Денисов Даниил Алексеевич. Потомственный мастер-модельщик. Строил Комсомольск-на-Амуре, служил в танковых войсках, а когда создавались трудовые резервы, был в числе тех, кому доверили воспитание подрастающей рабочей смены. Началась война, и Даниил заявил: «Раз война, значит, воевать пойдем!» Но на фронт его не пустили, приказали готовить трудовую смену фронтовикам. Раньше него в армию ушли его сестры – Ольга и Анна.

Старший сержант Закомолдин Роман Емельянович. Вырос на Тамбовщине в большой дружной семье. В числе первых вступил в комсомол. В 1933 г. пришла пора служить в Красной Армии. Романа направили в артиллерию. После армии поехал в Таганрог, к родным, и стал работать на комбайновом заводе. С началом войны вместе с коллективом завода он эвакуировался в Новосибирск. Осенью 1941 г. подал заявление с просьбой принять его в члены ВКП(б). Товарищи, не задумываясь, дали ему рекомендацию. Одним из них бал Герасим Ильич Лапин. Тот самый Лапин, с которым Роману пришлось драться на Безымянной высоте.

Рядовой Касабиев Татари Налыкович. В автобиографии он написал: «До революции отец не имел ничего кроме рабочих рук». Советская власть дала их семье счастливую жизнь. В 1931 г. он вступил в комсомол. Потом работал на одном из заводов в Дзержинском районе Новосибирска. Во время войны все пять братьев Касабиевых защищали Родину.

Сержант Кигель Борис Давыдович. Ушел добровольцем на фронт с Новосибирского мясокомбината, где вырос от ученика электромонтера до главного технолога. Он был человеком неиссякаемой энергии и разносторонних интересов. Почти мальчишкой комсомолец Борис Кигель по призыву партии поехал в село участвовать в ликвидации неграмотности, там сконструировал приемник. Его интересовали проблемы автоматизации производства и улучшения качества выпускаемой продукции. Был активным рационализатором. В начале войны добровольцем ушел на фронт.

Рядовой Куликов Иван Иванович. Родился в Тобольске. Круг его интересов был широк. В свободное время Иван Ивановича можно застать за чтением томиков Пушкина, Лермонтова, Гете. Любил рисовать, писать пейзажи. Это был высокий, крепкий, не слишком разговорчивый, но очень отзывчивый и душевный человек, хороший товарищ, работник и семьянин. В тот день, когда сгорел дом, где жила семья Куликовых, Иван Иванович Куликов поцеловал жену и дочурку и ушел добровольцем на фронт.

Рядовой Лапин Герасим Ильич. До войны Герасим Лапин был шахтером, избирался председателем участкового комитета профсоюза. В первые дни войны его направляют в Новосибирск, чтобы помочь быстрее установить оборудование, необходимое для производства боеприпасов. В бою на Безымянной высоте Лапина взрывной волной отбросило в сторону, и он потерял сознание. В глубокой яме под кустом его нашли наши бойцы. Именно он рассказал о том, что происходило за «огненной чертой». Рядовой Лапин дошел до Берлина и отомстил за гибель друзей. Осенью 1945 года он вернулся в родной Донбасс.

Рядовой Липовецер Элюша Яковлевич. На харьковском тракторном заводе его знали, как замечательного технолога. Работал он много, не жалея ни сил, ни времени. На Новосибирский «Тяжелстанкогидропресс» пришел, когда этого предприятия еще не было. Стояли два пустых корпуса. В них нужно было установить станки. Липовецер с бригадой шестнадцатилетних мальчишек и девчонок выполнил задание. Перед отъездом на фронт забежал на завод и неторопливо сказал: «Ну вот, ребята, пришел прощаться. Уезжаю. До скорой встречи с победой!»

Старшина Панин Петр Иванович. Он служил в Баку, на Дальнем Востоке и в Сибири. Ему было поручено испытание боеприпасов. Целыми сутками он работал на полигоне. «Вы и так на фронте», — сказали Панину в военкомате, когда он пришел проситься в действующую армию. И лишь после того, как был полностью освоен новый вид боеприпасов, коммунист Панин Петр Иванович получил направление на фронт.

Рядовой Романов Петр Андреевич. Петр Романов был самым молодым из восемнадцати. Вырос в селе Мишенском Тульской области. С детства любил стихи. В пятнадцать лет он стал колхозным счетоводом. Все были довольны его работой. С нетерпением ждал, когда придет срок служить в армии. Служил на Дальнем Востоке в зенитной артиллерии. Поступил работать на завод – и его эвакуировали вместе с заводом в Новосибирск. Летом 1943 г. ушел на фронт. Написал родным: «Еду мстить фашистским гадам. Ребята – один лучше другого. Немцы запомнят нас!»

Рядовой Шляхов Дмитрий Агеевич. Коммунист Дмитрий Агеевич Шляхов стал командиром производства после окончания института транспортного машиностроения. В первые месяцы войны ему пришлось организовать перебазирование станков на Урал, в Сибирь. Потом руководить установкой их в Красноярске и Новосибирске. Несмотря на мягкость своего характера и на то, что он до 1943 г. не служил в армии, воин из Шляхова получился отличный. Оружие в руках держал твёрдо и уверенно, стрелял на редкость точно и в борьбе с врагом отдал свою жизнь.

Рядовой Ярута Дмитрий Ильич. В шестнадцать лет поехал строить Днепрогэс. Потом отправился на «Запорожсталь». Трудился рабочим, перевыполнял нормы, учился. Был комсоргом цеха, рабкором заводской многотиражки. Добровольцем пошёл на фронт ещё и потому, что хотел отомстить фашистам за гибель двух своих братьев.

Младший лейтенант Порошин Евгений Иванович. Командир отряда. Родился 3 февраля 1913 г. в Екатеринбурге. Закончив школу, поступил в химико-технологический техникум. После его окончания по комсомольской путёвке поехал на север области, где строился целый комплекс заводов. Осенью 1935 г. призван в армию. В ноябре 1941 г. участвовал в боях под Москвой. Был ранен, но из госпиталя рвался па фронт. В 718-й стрелковый полк младший лейтенант Порошин прибыл, когда наши прорывались к р. Снопоть.

Тихим августовским утром младший лейтенант Порошин прибыл в 718-й полк, где и принял взвод сибиряков. — Главная задача у каждого из нас — разбить немецкую свору. И только тогда можно будет жить нормально,—сказал офицер, знакомясь с подчиненными. Такими они были — людьми, любящими свое дело, коллектив, семью, солдаты с дипломами техника и инженера, с сердцами рыцарей без страха, добровольцы из Новосибирска.

Рославль и Чаусы, Могилев и Ломжа, подступы к Кенигсбергу и Черск, Гданьск и Померания — такой путь прошла Рославльская Краснознаменная ордена Суворова 139-я стрелковая дивизия, в которой сражались сибиряки. И каждый раз, когда в части ее поступало пополнение, новичкам рассказывали о бое на Безымянной высоте.

Погибшие герои пережили свою смерть. Их подвиг стал примером храбрости и эталоном поведения в бою.

Вместе с однополчанами героев нес эстафету подвига и сын Емельяна Белоконова — летчик Иван Белоконов. Он тоже погиб в бою. А позднее в рядах армии служил сын Николая Ивановича Голенкина — танкист Валерий Голенкин.

Прошли годы, выросли дети бойцов. Затянулись нанесенные войной раны. Работали на заводах Новосибирска дети Гавриила Андреевича Воробьева. Старшая дочь Александра Гаврииловна была ударником коммунистического труда. Дочь Бориса Давыдовича Кцигеля — Татьяна Борисовна— кандидат медицинских наук, исследовала действие нового сердечного препарата. Заочно окончили институты и получили дипломы инженеров Валя Ярута и Тоня Касабиева. Хорошими работниками стали Елена и Дмитрий Белоконовы, Олимпиада и Людмила Артамоновы, Людмила Касабиева, Владимир и Нина Куликовы, Эльвира Шляхова.

Дети и внуки выросли достойными наследниками славы отцов…

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.

Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда…
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.

Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
И было видно, словно днем…
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.

И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.

Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Михаил Матусовский находился на том участке фронта, где совершили свой подвиг восемнадцать сибиряков. Тогда же он написал поэму «Безымянная высота». Но поэма оказалась лишь записью, наброском песни, родившийся через двадцать лет.

Мемориальный комплекс на Безымянной высоте был открыт 9 мая 1980 г. Сооружен по проекту московских скульпторов братьев Александра Дмитриевича и Николая Дмитриевича Щербаковых и архитектора, лауреата Государственной премии РСФСР Евгения Ивановича Киреева.

Уроженец Куйбышевского района (на территории которого и находится высота 224.1) писатель Сергей Михеенков написал повесть «Безымянная высота». Когда читаешь, что за события здесь развернулись в ночь с 13 на 14 сентября 1943г., понимаешь, как же сильны духом были наши воины, самоотверженны, непобедимы.

Однополчанин восемнадцати подполковник В. Плотников опубликовал документальную повесть о героях Безымянной, назвав ее «Солдаты из песни», написал очерки о боевом и жизненном пути восемнадцати сибиряков-добровольцев.

Книга Плотникова вот как передает драматизм того боя:

Было уже за полночь, и никто из добровольцев-смельчаков не знал, какую по счету контратаку они отражают…

Гитлеровцы были совсем близко. Как нужна хотя бы небольшая передышка, чтобы перезарядить автоматы.

Тогда истекающий кровью коммунист Николай Иванович Голенкин решил ценой собственной жизни вырвать у врага передышку для товарищей. Сжав зубы, он встал во весь рост и, держа автомат правой рукой – левая висит как плеть – устремился на врагов. Окровавленный, почерневший от пороховой копоти и пыли, страшный и грозный в своем гневе, он, пошатываясь, шел и шел, непрерывно поливая врагов автоматными очередями. От неожиданности гитлеровцы оторопели.

В наступившей внезапно тишине со стороны противника донеслось на ломаном русском языке:

— Русски золдатен! Не стреляйт! Ми ошень уважай ваш мужество! Ви дрался, как львы, но вас есть мало. Сдавайтесь плен. Ми гарантир ваша жизнь!

— Фашистская гадина, я тебе покажу «гарантир»!.. – это кричал Гавриил Воробьев.

Его слова потонули в грохоте взрыва гранаты, брошенной сержантом Даниленко.

Картина, развернувшаяся перед очевидцами последствий этого боя, неизгладимо отпечаталась в памяти.

Из воспоминаний подполковника запаса, бывшего редактора газет Рославльской Краснознаменной Ордена Суворова 139-ой стрелковой дивизии и «Советская сибирь» Николая Чайки: «Сентябрьским утром 1943 года по долгу фронтового журналиста одним из первых с наступающими колоннами попал на Безымянную высоту у незнакомого поселка Рубеженка. Трудно найти слова, чтобы передать то, что я увидел. Даже в позах шестнадцати уже мертвых героев сохранилась напряженность боя, его ярость. С гранатой, зажатой в руке, с указательным пальцем на спусковом крючке автомата, в лужах собственной и вражеской крови лежали тела героев. Вся высота была буквально завалена осколками, стреляными гильзами, пустыми дисками, касками. Многих сибиряков я знал задолго до этого жестокого ночного боя, не раз беседовал с ними, «агитировал» стать военкорами нашей газеты. И вот теперь, вглядываясь в их черные окровавленные лица, мало кого узнавал: до того они были изуродованы. Враги глумились уже над мертвыми смельчаками.

Обо всем, что мне довелось увидеть в то утро на Безымянной высоте, обо всем, что поведал нам участник этой неравной схватки рядовой Герасим Ильич Лапин, вернувшийся в свой батальон, мы немедленно рассказали в дивизионной газете и «боевых листках». Так о подвиге сибиряков вскоре стало известно всему фронту.»

В живых, как известно, остались двое — Г.И.Лапин и К.Н. Власов.

Г.И. Лапин так рассказывал о той ночи: «Я не могу описать действия каждого. Был я рядовым солдатом и не мог видеть все поле боя. Да и некогда было. Мы разделились на пары: один ведет огонь, другой заряжает диски к автоматам, а потом — наоборот.

Помню, как оторвало руку Борису Давыдовичу Кигелю. Отказавшись от перевязки, он вел бой одной рукой. И только когда этот герой был смертельно ранен, его автомат замолк.

Помню, как был ранен в левую руку Николай Иванович Галенкин. Он бил по врагу одной правой рукой. Потом его ранило в живот. Он собрал все силы, поднялся и пошел на врага, ведя огонь. По нему стреляют из автоматов, а он идет и идет, наводя страх на фашистов. Лишь поравнявшись с их рядами, Галенкин упал замертво.

Разрывной пулей ранило в ногу Дмитрия Ильича Яруту. Сделав себе перевязку обмоткой, он продолжал стрелять. Заряжал диски, передавал их товарищам. Получив второе ранение, на этот раз смертельное, он сказал мне:

— Ильич, останешься в живых — возьми мой партбилет, — и скончался. Я с ним был на правом фланге. Так бились и все остальные…»

Затем он вспоминает о том, что было после контузии и как он остался в живых: «… разорвался снаряд. Меня оглушило и отбросило. Очнулся я под терновым кустом, в густой траве. Было уже светло. Кругом враг, слышна немецкая речь. Справа от куста — миномет, слева — пулемет. А впереди траншея, из которой гитлеровцы вели огонь. Бой шел сильный. К середине дня он стал затихать и вскоре совсем прекратился. Не имея патронов и гранат, я снял штык с винтовки и решил драться им, если на меня нападут. Но фашисты или не замечали меня, или считали убитым.

Так я пролежал весь день, а ночью выполз к своим. Доложил командиру роты обо всем. Он по телефону сообщил командиру полка. Утром наши подразделения пошли в наступление и овладели высотой. Я увидел тела своих боевых товарищей. Фашистские изверги издевались даже над мертвыми. У каждого в голове было по два-три пулевых отверстия, черепа проломлены прикладами. Казалось, они и мертвые сражались с врагом. Однако и битых фашистов больше сотни лежало на поле боя.

Похоронили мы своих товарищей в братской могиле с воинскими почестями. На могиле дали клятву мстить захватчикам до полного их разгрома. На памятнике написали: «За Родину!».

Все восемнадцать героев боя за высоту тогда же были награждены орденами Отечественной войны I степени. Из них шестнадцать — посмертно (кстати есть информация и о том, что все 18 сибиряков были поданы в списках на представление к званию Героя Советского Союза).

Бойцы 139-й стрелковой дивизии как знамя пронесли через всю войну память о своих боевых друзьях из группы Евгения Порошина. С возгласами «За порошинцев!» сражались они за Рославль и Могилев, Кенигсберг и Гданьск. И в Берлине, на почерневшей от огня и дыма стене рейхстага, кто-то написал: «За порошинцев».

Вероятно, невозможно было вместить в песню упоминание о том, что герои Безымянной высоты были сибиряками. Жаль, потому что в песнях и легендах еще мало сказано о великом подвиге сибирских добровольцев, проявивших легендарное мужество и отвагу.

Поэт Михаил Матусовский приписал еще строфы к своей песне:

На склонах обагренной Волги,
На берегах Москвы-реки
В своих дубленых полушубках
Стояли вы, сибиряки.

Да будет не забыт ваш подвиг,
Как не забыты будут те —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте…

У песни есть и малоизвестное продолжение, реквием группе Порошина:

Здесь словно чудом сохранилась
С далеких незабвенных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.

И лес осенний и высотка, —
Все так, как было в том году.
Мне кажется, что здесь живыми
Я всех порошинцев найду.

Ошибся, видно, писарь ротный,
Бумажку выписав свою.
Они и нынче с нами вместе,
И нынче числятся в строю.

Они стоят в своей бессмертной,
В своей нетленной красоте, —
У незнакомого поселка,
На Безымянной высоте…

Источник статьи

 

Метки: , ,

Имя из Зала Славы


Из оперативной сводки от 15.10.42 об обстановке в полосе Группы армий «Б», ДБД ГШ Сухопутных войск Германии:

… 51-й армейский корпус (Сталинград) в 7:30 14.10.42 перешел в наступление и, нанеся удар во взаимодействии с 14-й танковой дивизией, захватил группу домов на юго-западной окраине тракторного завода. Одновременно та же танковая дивизия во взаимодействии с 305-й дивизией прорвала оборону противника севернее упоминавшейся группы домов и штурмом овладела другой группой домов северо-восточнее тракторного завода. 389-я дивизия в ходе наступления также сумела продвинуться дальше в восточном направлении…

Сухие строки немецкого документа рисуют апокалиптическую картину: мерилом успеха наступающих корпусов и дивизий становится захват группы домов. 14 октября 1942 года немцы предприняли очередную попытку взять город на Волге. Начался очередной круг сталинградского ада.

Из боевого дневника командующего 62-й армией Чуйкова, 14 октября 1942 года:

5 часов 30 минут. Противник снова, как и вчера, начал усиленную артиллерийскую подготовку на фронте от реки Мокрая Мечетка до поселка «Красный Октябрь».
8.00. Противник перешел в наступление танками и пехотой. Сражение идет по всему фронту.
9 часов 30 минут. Атака противника на ТЗ отбита. На заводском стадионе горят десять фашистских танков.
10.00. 109-й гвардейский стрелковый полк 37-й дивизии смят танками и пехотой.
11 часов 30 минут. Левый фланг 112-й стрелковой дивизии смят, около 50 танков утюжат ее боевые порядки.
11 часов 50 минут. Противник захватил стадион ТЗ.
12.00. Убит командир 117-го стрелкового полка гвардии майор Андреев.
12 часов 20 минут. Радиограмма из шестиугольного квартала, от подразделения 416-го полка: «Окружены, патроны и вода есть, умрем, но не сдадимся».
12 часов 30 минут. Командный пункт генерала Жолудева бомбят пикировщики. Жолудев остался без связи, в заваленном блиндаже, связь с частями берем на себя.
13 часов 10 минут. На КЛ штаба армии завалило два блиндажа.
13 часов 20 минут. В блиндаж генерала Жолудева дан воздух (через трубку).
14 часов 40 минут. Телефонная связь с частями прервалась, перешли на радио, дублируем офицерами связи. Наша авиация не может подняться с аэродромов: истребители противника блокируют наши аэродромы.
15 часов 25 минут. Охрана штаба армии вступила в бой.

Эта заметка — об одном из защитников Сталинграда, остановивших врага 14 октября.

Едва ли не в каждом эшелоне с войсками, движущимися на фронт, регулярно вылавливали зайцев — допризывников пионерского и комсомольского возраста, стремившихся на войну. Кто-то искренне считал, что без него Красная Армия не справится с фашистами, кто-то не менее искренне боялся, что не успеет вырасти до призыва на фронт, а некоторые не по-детски хотели лично отомстить за погибших родных и близких.

Так на станции Повадино в вагонах, в которых к Сталинграду ехала артиллерия 112-й стрелковой дивизии, обнаружился 14-летний Иван Герасимов из-под Смоленска. Отец его Фёдор Герасимович погиб на фронте, дом сгорел, и он был уверен, что в нём погибли его мать и три сестры.

Один из командиров-артиллеристов лейтенант Алексей Очкин вспоминал:

… взглянув на соседнюю платформу, остолбенел от неожиданности: брезент зашевелился, край его отогнулся, и оттуда брызнула струйка. Я приподнял брезент и увидел под ним мальчишку лет тринадцати в длинной рваной шинели и ботинках. На мою команду «встать» он отвернулся. Волосы на его голове топорщились, как у ежа. С большими усилиями мне удалось стащить его с платформы, но эшелон тронулся, а мы упали на землю. Бойцы втащили нас вдвоём в вагон на ходу. Почти силком пытались накормить пацана кашей. Глаза его смотрели колюче. «У тебя батька, небось, строгий?» — спросил самый старый солдат. — «Был батька, да сплыл! Возьмите меня на фронт!» Я объяснял, что нельзя этого делать, тем более сейчас: в Сталинграде самое пекло. После того, как командир батареи капитан Богданович узнал, что среди солдат находится подросток, мне было приказано на следующей станции сдать его коменданту. Я выполнил приказ. Но мальчишка и оттуда сбежал и опять забрался на крышу, побежал по крышам всего эшелона и залез в тендер, зарылся в уголь. Опять привели мальчугана в штабной вагон к комиссару Филимонову. Комиссар доложил командиру дивизии полковнику И. П. Сологубу, а последний — В.И. Чуйкову — командующему 62-й армией.

После нескольких попыток отправить мальчишку назад решили определить его на кухню. Так Иван был зачислен помощником повара и на котловое довольствие. В списки части тогда еще не зачисляли, обмундирование, знаки отличия не полагались. Но звать его стали бойцом. Отмывали целым взводом. С миру по нитке обмундировали, постригли, и он стал убегать с кухни к нам».

Именно тогда Ваня Герасимов и стал Фёдоровым — степенно отвечая на вопросы «как зовут» по старому деревенскому обычаю: «Иван я, Фёдоров Иван».

Полевые кухни в Сталинграде были немногим безопаснее передовой. Немцы щедро осыпали наши позиции бомбами, минами и пулями. 8 августа на глазах Ивана был смертельно ранен комдив полковник Сологуб. Иван вполне освоил «сорокапятки», проявил себя смелым и решительным бойцом, когда 23 сентября артиллеристы Очкина у Вишнёвой балки были окружены танками и пехотой врага.

В октябре в очередной раз пришло распоряжение — во исполнение приказа Сталина всех подростков отправить в тыл для определения в ремесленные и суворовские училища. Однако на 13 октября был запланирован приём бойца Фёдорова в комсомол. Решили, что за Волгу он отправится потом, уже комсомольцем.

Вопросов на комсомольском собрании к кандидату не было, были пожелания: учиться не хуже, чем воюет. Помощник начПО дивизии по комсомольской работе расписался в серой книжечке, вручил её новому комсомольцу и отбыл в штаб.

А в 5:30 утра 14 октября немцы начали артподготовку, и вопрос эвакуации Ивана на восток отложился. В 8:00 пошли танки. Десятки танков на три оставшиеся у Очкина «сорокапятки» и девять противотанковых ружей.

Первую атаку отбили, затем — авианалёт, потом немцы снова двинулись вперёд. Защитников оставалось всё меньше. Орудия оказались отрезаны друг от друга. Расчёт пушки, подносчиком у которой был Иван, вышел из строя полностью. Ваня в одиночку выпустил по танкам два последних снаряда, подобрал чей-то автомат и открыл огонь по наседающим немцам из ровика. На глазах Очкина и комиссара дивизиона Филимонова ему раздробило локоть левой руки. И тогда в сторону немцев полетели гранаты.

Осколком очередного снаряда Ивану оторвало кисть правой руки. Оставшимся в живых показалось, что он погиб. Однако когда немецкие танки пошли в обход позиции артиллеристов по узкому проходу вдоль заводской стены, Иван Герасимов встал, выбрался из ровика, прижимая культей правой руки к груди противотанковую гранату, выдернул зубами чеку и лёг под гусеницу головного танка.

Атака немцев остановилась. Оборона Сталинграда продолжалась.

А лейтенант Очкин выжил и дошёл до Победы написал о своём боевом младшем брате книжку «Иван — я, Фёдоровы — мы», главы из которой под названием «Четырнадцатилетний истребитель» впервые опубликовал «Искатель» в 1966 году, а первое издание вышло в 1973. После публикаций выяснилось, что мать и сёстры Ивана уцелели, успев выбраться из горящей хаты, но ничего не знали о судьбе своего сына и брата, считая его пропавшим без вести. Двое старших братьев Ивана, кстати, тоже погибли на фронте. А вот одна из сестёр — Зинаида Фёдоровна — стала знаменитой на весь Советский Союз дояркой, Героем Социалистического труда, избиралась депутатом Верховного Совета РСФСР.

Имя Ивана Фёдорова выбито на 22-м знамени в Зале воинской славы мемориала на Мамаевом кургане. На родине героя, в райцентре Новодугино Смоленской области, есть улица его имени. На расположенной совсем рядом с местом гибели героя школе №3 города Волгограда была установлена мемориальная доска.

А вот правительственными наградами подвиг Ивана Фёдоровича Герасимова-Фёдорова отмечен не был, так уж сложилось по разным причинам. Но главная награда, которую у него не сможет отобрать никто — никто, кроме нас, ныне живущих граждан своей страны, — память. О нём и обо всех тех, кто шёл к Победе.

http://pobeda.oper.ru/news/read.php?t=1051608471

 

Метки: , ,

НЕИЗВЕСТНЫЙ ПЛАН УНИЧТОЖЕНИЯ СССР


23 марта 1940 года с аэродрома лондонского пригорода Хестон взлетел двухмоторный гражданский самолет «Локхид-12А» с регистрационным номером G-AGAR. Его вёл английский пилот Хейг Маклейн. Самолет взял курс на Мальту, затем через Каир долетел до английской военной базы в Багдаде. Оттуда, приняв на борт двух специалистов по аэрофотосъёмке, самолет направился в сторону границы СССР. Незамеченным перелетев границу на высоте семи тысяч метров, самолет в течение часа летал над Баку, производя разведывательную съёмку.

Что они нам готовили

Отснятые фотоматериалы были переданы соответствующим службам Англии и Франции. На их основании были подготовлены планы внезапного нападения на СССР — английский «Ма-6» и французский «R.I.P.» (Россия. Индустрия. Горючее.). Нападение должно было начаться с бомбардировки городов Баку, Грозный, Батуми, Майкоп и Поти. Для бомбового удара по Баку предполагалось использовать английские бомбардировщики «Блен-хейм» и американские «Глен Мартин» в количестве 90-100 машин. Бомбардировка должна была идти днем и ночью, ориентируясь по пламени пожаров. Все нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие заводы и нефтяные порты должны были погибнуть в огне.

К началу 1940 года в СССР было завершено переоборудование нефтеперерабатывающих заводов. Но от прошлых времён оставались ещё огромные нефтесборники — котлованы, заполненные нефтью, и большое количество деревянных нефтяных вышек. По оценке американских специалистов, «почва тех мест настолько пропитана нефтью, что пожар непременно будет распространяться с большой скоростью и перейдёт на другие месторождения… Тушение этих пожаров займет несколько месяцев, а восстановление добычи — годы».

Современные знания позволяют оценить последствия бомбардировки как экологической катастрофы. Это возникновение «конвективных колонн» над пожарами, когда горячий воздух выносит продукты сгорания в верхние слои атмосферы — а это значит, что будут выпадать кислотные дожди, нарушится теплообмен в атмосфере, всё вокруг будет заражено канцерогенными и мутагенными веществами. Это пожары глубинных скважин с выбросами «мертвой воды», содержащей соединения меди и азота. Это стекание продуктов горения в море и уничтожение морской флоры и фауны. Это лишение всех жителей воды — Баку не имеет собственных водных ресурсов, немногие колодцы были бы отравлены продуктами горения.

Вот так ещё до варварских бомбардировок Дрездена, Хиросимы и Нагасаки «цивилизованный» Запад хладнокровно готовил убийство сотен тысяч мирных жителей. Именно мирных — ни в Баку, ни в Дрездене, ни в Хиросиме, ни в Нагасаки не было сколько-нибудь значимых военных сил и объектов.

Все готовились всерьез

Генеральный секретарь французского МИДа Леже — американскому послу Буллиту, 11 января 1940 г.: «Франция не станет разрывать дипломатических отношений с Советским Союзом или объявлять ему войну, она уничтожит Советский Союз, если это возможно — при необходимости — с помощью пушек».

Премьер-министр Франции Даладье предложил направить в Чёрное море эскадру для блокады советских коммуникаций и обстрела с моря Батуми. 19 января 1940 г. он направляет документ о нападении на СССР главнокомандующему сухопутными союзными войсками во Франции и заместителю председателя Высшего военного совета генералу Гамелену, а также главнокомандующему французским флотом адмиралу Дарлану. Две копии этого документа были направлены соответственно генералу Кельцу, командующему сухопутными войсками Франции, и генералу Вюйемэну, главнокомандующему её воздушным флотом.

24 января 1940 г. начальник имперского генерального штаба Англии генерал Айронсайд представил военному кабинету меморандум «Главная стратегия войны», где писал: «На мой взгляд, мы сможем оказывать эффективную помощь Финляндии лишь в том случае, если атакуем Россию по возможности с большего количества направлений и, что особенно важно, нанесём удар по Баку — району добычи нефти, чтобы вызвать серьезный государственный кризис в России».

31 января 1940 г. на заседании начальников штабов Англии и Франции в Париже французский генерал Гамелен предлагает англичанам бомбардировать цели в глубине России, заместитель начальника штаба ВВС Англии маршал Пирс поддерживает это предложение.

Как говорится, куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй. Военный министр Ирана Нахджаван обратился к англичанам с просьбой о поставке 80 самолетов и координации планов относительно войны с Россией.

3 февраля 1940 г. французский генштаб поручает генералу Жоно, командующему французскими ВВС в Сирии, изучить возможность воздушного нападения на Баку. Через три дня этот вопрос обсуждается на заседании английского военного кабинета и получает одобрение, комитету начальников штабов дается поручение готовить документ в свете поставленной задачи.

28 февраля 1940 г. штаб ВВС Франции выпускает документ с конкретными расчетами сил и средств для нападения на Баку. Англичане подходят к делу основательнее и предлагают нападение на нашу страну с трех направлений. В конце концов все детали и подробности были согласованы, в марте проведены переговоры с руководством турецкого генерального штаба — подразумевалось, что Турция также будет участвовать в нападении на СССР. Еще более интенсивная работа по согласованию и увязке планов агрессоров шла в апреле. Сменивший Даладье на посту премьер-министра Рейно был даже большим «ястребом», чем его предшественник, и требовал от англичан более активных действий.

Адская машина подготовки нападения на СССР начала отсчитывать последние дни и часы перед бомбардировкой нефтеносных районов нашей страны, которая была намечена на 15 мая 1940 года. На аэродромах английских и французских ВВС на Ближнем Востоке накапливались запасы авиационного горючего, фугасных и зажигательных бомб, штурманы прокладывали на картах направления ударов, летчики отрабатывали ночное бомбометание. 10 мая 1940 г. Рейно звонил Черчиллю, сообщая, что к нападению 15 мая Франция готова.

Что их остановило

Но — парадоксы судьбы! — именно 10 мая, за пять дней до начала войны Англии и Франции против СССР, Гитлер отдал приказ прекратить «странную войну» с Францией, когда не велось никаких боевых действий, и перейти в решительное наступление. Немцы в считанные дни разгромили французов, своих недавних победителей, и новоявленным наполеончикам стало как-то не до нового похода на Россию. Немцы не стали добивать английский экспедиционный корпус во Франции, позволив ему убраться подобру-поздорову через Дюнкерк.

Александр Трубицын

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Ржевская оборонительная линия была запланирована в мае 1941 года


От РП: Это действительно интереснейший и сенсационный материал из рассекреченных советских военных архивов, который в общей массе поначалу не заметили. Оборонительный рубеж Ржев-Вязьма был запланирован в мае 1941 года. Была проведена полная рекогносцировка и все расчёты объёмов и стоимости необходимых работ. Работы должны были начаться летом 1941 года. Это однозначный ответ на вопли безграмотных идиотов и мошенников от истории на тему «Сталин не готовился к войне» и даже вранья Геббельса-Резуна «Сталин готовился к наступательной войне в июле 1941». Ну да, третью оборонительную линию строили исключительно для ведения наступательной войны, как же может быть иначе. Сенсационным является именно этот документ, а сам факт, что СССР под руководством Сталина чрезвычайно интенсивно готовился именно к оборонительной войне — отражению агрессии гитлеровской Германии, давно установленный факт, прекрасно известный всем, кто хоть немного в курсе.

Ситуация Советскому Правительству была ясна — несмотря на все невероятные успехи Индустриализации, Советская Армия сильно уступает Вермахту, армии принципиально другого типа, сильнейшей армии планеты. РККА, как справедливо полагали советские специалисты, потерпит поражение в приграничных боях и отойдёт вглубь страны. В середине мая 1941 по запросу руководства СССР Генеральный штаб провёл анализ ситуации и сделал вывод, что армия Германии полностью отмобилизованна, имея развернутые тылы. В случае начала боевых действий Красная Армия способна провести мобилизацию и полностью развернуться на Западном фронте через 35 суток. Оценки советского Генштаба показывали, что потенциальному противнику достаточно для выхода на оперативный простор 7 дней. Мы уже писали о том, как начиналась Война.

Советское командование прекрасно отдавало себе отчёт в том, что начало войны будет проиграно и готовилось к этому и эти документы — очередное доказательство. То, что Сталин планировал победить Германию в войне малой кровью на чужой территории — существует только в воображении граждан с альтернативным восприятием реальности.

На днях, во время поиска информации по Ржевско-Вяземскому оборонительному рубежу, на сайте «Подвиг Народа», мне неожиданно попалась карта, которая была датирована маем 1941 года и озаглавлена — «Схема укрепленных районов третьего рубежа по линии: Осташков, Ржев, Вязьма, Спас-Деменск» (фонд 208 опись 2511 дело 309).

Сначала, я подумал, что дата поставлена ошибочно, но на самой карте обнаружилась дата ее составления — 17 мая 1941 года, а вверху, там где должна была быть подпись Тимошенко значилось » » мая 1941. Внизу оставлено место для подписи Жукова, но ее тоже нет, а вот подпись начальника отдела укрепленных районов КА генерала-майора Ширяева имеется.

Цепочка из 4х УРов протянулась ровно по линии Ржевско-Вяземского оборонительного рубежа. Дело в том, что до сих пор считалось, что эту линию начали строить (и проектировать) лишь после начала Великой Отечественной Войны, а тут вот — готовая карта, с расположением УРов, составляющих их узлов обороны и опорных пунктов. В правом нижнем углу табличка, с раскладкой по тому, сколько и каких сооружений должно быть построено и сколько это будет стоить. Судя по таблице, первая очередь строительства должна была быть закончена к 1 июня 1942 года, промежуточным этапом к 1 января 1942 года.

В 1940 и 1941 активно строилась первая линия — так называемая «Линия Молотова», вдоль новой границы, которая возникла в сентябре 1939 года.
Вторая линия — «Линия Сталина» местами покинутая войсками (которые выдвинулись западнее), а местами реконструируемая проходила вдоль старой границы. И вот оказывается, планировалась и третья линия, в каких то 300 км от Москвы. Всего должны были построить 4878 оборонительных сооружений, из них 1296 за первый год строительства. Общая стоимость линии оценивалась почти в два миллиарда рублей, при этом во втором полугодии 1941 должно было быть «освоено» почти 440 млн рублей.
На карте нет подписей, и неизвестно, был ли отдан, до 22 июня 1941 года, приказ о начале ее строительства, однако в любом случае, была проведена большая подготовительная работа по рекогносцировке и проектированию рубежа. Исходя из того, что была подсчитана смета (с точностью до тысяч рублей) можно с с большой долей уверенности предположить, что к этому времени были созданы детальные проекты по всей линии, определены объемы земляных, бетонных и прочих работ.
Не очень понятно, за счет каких сил планировалось ее строить — план по «Линии Молотова» не выполнялся, буквально все силы были брошены на ее строительство (бетон лили даже ночью 22 июня), кроме того должна была начаться реконструкция «Линии Сталина» и формирование для нее новых частей.

Не хочется делать быстрых выводов, хотя они напрашиваются сами собой — Советский Союз готовился к обороне и к войне на своей территории.

Возможно, что данная карта, это часть доклада, который был представлен Сталину 24 мая 1941 года. Он был написан в единственном экземпляре от руки 15 мая 1941 года: «Соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками».
«Соображения…» содержали в себе такую приписку рукой Ватутина: «Одновременно необходимо всемерно форсировать строительство укрепленных районов, начать строительство укрепрайонов на тыловом рубеже Осташков, Почеп и предусмотреть строительство новых укрепрайонов в 1942 г. на границе с Венгрией, а также продолжать строительство укрепрайонов по линии старой госграницы».
Осташков это как раз северный фланг рубежа, а Почеп — южный.

Судя по опросам на профильных форумах, подобной карты никто никогда не видел и даже не подозревал о ее существовании. Никаких упоминаний об этих 4х УРах ранее не встречалось.

Вот такая мистика. Любопытно, что меню поиска на сайте «Подвиг Народа» начинается с 06.1941, за май это единственная карта находящаяся на сайте. Единственное объяснение ее появления состоит в том, что она была в одной описи с сентябрьскими картами Западного фронта, по Ржевско-Вяземской линии. Возможно, ее использовали для сверки или как образец, а потом заодно сдали в архив.
При рассекречивании и оцифровке на дату не обратили внимания и она проскочила в общий доступ.

Вероятно, можно найти какие либо доказательства начала подготовки строительства этой линии. Возможно, средства были заложены в бюджет СССР на 1941 год, задания на производство оборудования для ДОТов и их вооружения были включены в планы заводов, возможно в этот район уже выдвигались какие то строители, открывались лагпункты и тп.

Поскольку карта очень большая (найти ее можно либо на сайте, либо на торрентах — странно, что ранее на нее не обратили внимания), дам несколько ее частей с УРами для большей наглядности.

Ржевский УР.
Ширина по фронту 140 км. Перед УРом расположено большое предполье. Надо сказать, что в 1941 году по переднему краю предполья, проходил передний рубеж обороны. Еще можно обратить внимание на то, что узлы обороны расположены вдоль Волги таким образом, чтобы оборонять фланг от удара с севера. В 1941 году пришлось удерживать противоположный берег Волги. Обращает внимание рубеж возле города Белый, который прикрывает стык между УРами.

Вяземский УР.
Ширина по фронту 120 км. Идет вдоль Днепра. Шоссе и железная дорога прикрыты одним узлом обороны в районе Издешково.

Спас-Деменский УР
130 км по фронту, у передней границы УРа город Ельня

Брянский УР
95 км по фронту. В 1941 году линия обороны проходила примерно также, включая предполье.

http://gistory.livejournal.com/4280.html

 

Метки: , ,

Забытые асы


Было бы нелишним помянуть выдающихся воинов, в силу неясных обстоятельств так и не получивших заслуженных ими наград. Как это ни покажется странным, речь пойдёт о лётчиках, казалось бы, в отношении наград представителях самого привилегированного рода войск.

«Положение о наградах и премиях для личного состава Военно-Воздушных сил Красной Армии, Авиации Дальнего Действия, истребительной авиации ПВО, ВВС Военно-Морского Флота за боевую деятельность и сохранение материальной части», подписанное командующим ВВС маршалом авиации А.А. Новиковым 30 сентября 1943 года, предписывало представление к званию Героя Советского Союза «за 10 лично сбитых бомбардировщиков (разведчиков) или за 15 лично сбитых самолётов других типов».

Отметим, что сбить бомбардировщик, в особенности двухмоторный, было гораздо сложнее, чем истребитель. Во-первых, любые ВВС строили свою тактику так, чтобы уберечь значительно более дорогие и малочисленные бомбардировщики.

Бомбардировщик, как правило, хотя и имел меньшую скорость, но обладал значительно большей огневой мощью. Так, немецкий фронтовой бомбардировщик Хе-111, помимо штурмана, размещённого в передней кабине, имел до 4 стрелков, имевших возможность вести огонь в заднюю полусферу, в том числе из спаренных установок. Собственно, самолёт-истребитель и был создан для уничтожения именно неприятельских бомбардировщиков, а воздушные бои между истребителями и атаки ими же наземных войск были явлением попутным, второстепенным.

Выдающийся ас, Герой Советского Союза Ф.Ф. Архипенко говорил, что одно дело крутиться с истребителями, а совсем другое – «строиться в хвост бомбардировщику: тут пулю в лоб можно запросто получить».

За всю историю советских ВВС было не более двух десятков асов, кто имел на счету десять и более двух или трехмоторных официально лично сбитых тяжёлых неприятельских машин. Это (в алфавитном порядке) А.В. Алелюхин, В.И. Афанасьев, П.В. Базанов, П.Я. Головачёв, Н.Д. Гулаев, Г.А. Григорьев, К.А. Груздев, В.Н. Залевский, Н.А. Зеленов, И.С. Зудилов, А.Ф. Ковачевич, Н.Ф. Краснов, В.Д. Лавриненков, А.И. Покрышкин, Г.А. Речкалов, Б.П. Рогов, Б.Ф. Сафонов, Н.С. Сивцов. Столь же невелико и число тех, кто имел на счету «указанные» 15 и более сбитых бомбардировщиков (разведчиков), если не считать разведывательными одномоторные Хш-123 и Хш-126 – главным образом они использовались как связные самолёты. В то же время к «разведчикам» должны быть отнесены двухмоторные истребители сопровождения Ме-110, отличавшиеся мощным вооружением, а по летно-тактическим характеристикам и размерам схожие с Пе-2, использовавшиеся также как разведчики и штурмовики.

В представленном списке асов, чей вклад по сбитым типам наиболее весом, А.В. Алелюхин, П.Я. Головачёв, Н.Д. Гулаев, В.Д. Лавриненков, Г.А. Речкалов и Б.Ф. Сафонов носят звание дважды Героев Советского Союза. А.И. Покрышкин – трижды Героя. 9 человек из приведённого списка удостоены звания Героя Советского Союза, а вот двое – К.А. Груздев и Б.П. Рогов – нет…

Удивительно, что среди более чем трёх тысяч советских и российских авиаторов, удостоенных звания Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации, не нашлось места для выдающихся лётчиков, чей вклад в общую победу столь значим: список лично сбитых самолётов противника превышает два десятка (К.А. Груздев – 17 сбитых лично и 6 в группе; Б.П. Рогов – 26 лично сбитых), из которых не менее десяти (К.А. Груздев -14, Б.П. Рогов – 10) – двухмоторные боевые машины.

Удивителен боевой путь соратника К.А. Груздева – М.Е. Чуносова, за неделю боёв, в июле 1941 года (!), сбившего 7 тяжёлых двухмоторных немецких самолётов. Заметим, что ни одному другому лётчику, за всё время войны не удалось не только повторить такую серию, но даже приблизиться к этому результату.

Лучший летчик 1941 года

Чуносов Михаил Егорович родился в 1912 году в большой крестьянской семье. Уроженец села Ярлуково, Грезевского района Липецкой области. Работал слесарем на воронежском заводе имени Дзержинского. После рабочей смены бежал в вечернюю школу – без аттестата зрелости в авиационное училище не принимали. Одновременно занимался в планерной школе.

В 1934 году М. Чуносов поступил в Энгельсскую военную авиационную школу. Там, в Саратовской области парень научился не просто летать, а летать вдохновенно, точно, талантливо. Командование оставило его в училище на должности инструктора.

В 1940 году он был направлен в сводный авиаполк, сформированный при вновь образованной Военно-воздушной академии, базировавшийся в знаменитом Монино. Здесь он познакомился с другим сильным лётчиком – К.Г. Пепеляевым – старшим братом Е.Г. Пепеляева – лучшего аса реактивной авиации.

С началом войны, при личном участии И.В. Сталина был сформирован 402-й истребительный авиационный полк, укомплектованный лучшими лётчиками, в том числе и лётчиками-испытателями. Командовал полком выдающийся лётчик-испытатель, впоследствии Герой Советского Союза П.М. Стефановский. Элитные летчики охраняли небо Москвы. Вместе с десятком других известных лётчиков в полк были направлены М. Чуносов и К. Пепеляев. Вскоре полк вылетел в район станции Идрица Псковской области.

В одном из июльских боёв самолёт Константина Пепеляева был сбит неожиданным ударом неприятельского истребителя из-за облаков и упал в Ильмень-Озеро…

3 июля 1941 года старший лейтенант Чуносов одержал свою первую победу, сбив двухмоторный бомбардировщик Ю-88.

Командир полка Петр Стефановский посвятил своему лётчику несколько строк:

«7. 07. 1941 г. в 15.00 в районе Невель старшим лейтенантом М.Е. Чуносовым сбит Ме-110… В упомянутом бою самолет Чуносова получил несколько пулевых пробоин. Старший лейтенант – замечательный воздушный боец.

Редко проходит день, чтобы Чуносов не вел воздушного боя, который обычно заканчивается его победой.

Так, 8 июля в 10.30 в районе Великих Лук сбил Ме-110, а в 14.00, ведя бой с Ю-88, сбил и этого, но и сам в результате полученных повреждений совершил вынужденную посадку. 10 июля сбил До-217».

Всего за неделю боёв этот выдающийся лётчик сбил 7 двухмоторных самолётов противника: 3 Ю-88; 2 До-217 и 2 Ме-110.

В середине августа газета Северо-Западного фронта «К Победе» под заголовком «Изучайте и умножайте боевой опыт! Бейте и разите врага так, как старший лейтенант Михаил Чуносов!» опубликовала интервью с летчиком. К этому времени на боевом счету Михаила Егоровича уже девять сбитых немецких самолетов.

«Смелее драться – лучше выходит… Нужно сближаться незаметно для врага и, не дав ему опомниться, разить в самое сердце… Я всегда спрашивал у старых летчиков об их боевом опыте, изучал его. Это во многом помогло мне в боях с коварным врагом. Нужно бить врага, где только он появляется, и бить решительно, беспощадно, насмерть».

В одном из июльских боёв вражеский снаряд попал в переплёт кабины чуносовского «мига». Один из мелких осколков снаряда попал лётчику в глаз, который перестал видеть. Однако Чуносов не доложил командованию о ранении, а внешне оно было незаметно, и продолжал летать на задания. «Прогоним фашистов – быстро вылечимся», — говорил он своим самым доверенным товарищам. Конечно, управление истребителем для человека лишившегося бинокулярного зрения было сложной задачей, что говорить о ведении боя?..

15 июля 1941 года командование полка представило Чуносова к ордену Ленина.

Он был сбит в воздушном бою 16 августа 1941 года.

Участники боя не видели, как был сбит самолёт Чуносова, он был зачислен в списки пропавших без вести. В духе времени было отозвано и представление к ордену.

Жители деревни Бошенка Новгородской области, над головами которых проходил воздушный бой и на глазах которых советский самолёт упал неподалёку от села, похоронили отважного лётчика возле упавшего «мига».

Останки героя были обнаружены 9 октября 1995 года одним из поисковых отрядов. Он был перезахоронен 24 июня 1996 года на Центральном городском кладбище в районе Трубного завода города Липецка по инициативе родственников и командования истребительного авиационного полка, который базируется в Липецке.

Удивительно, но лучший по известному боевому счёту лётчик 1941 года так и остался в истории без единого ордена.

Время наград еще не пришло…

Груздев Константин Афанасьевич был выдающимся боевым лётчиком и лётчиком-испытателем.

Он родился 2 мая 1908 года в Вологде, в семье железнодорожника. Рано лишился родителей. Воспитывался в детдоме. Окончив школу, поступил в техническом училище. С 1928 года в рядах РККА. Окончил Борисоглебскую военную авиационную лётную школу в 1932 году. Служил на Украине, Дальнем Востоке, в Москве.

В июне 1937 года в числе других советских лётчиков — добровольцев добился права на отправку в Испанию. 19 июня 1937 года был арестован в международном поезде «Москва-Париж» германской полицией.

Однако благодаря настойчивым действиям соответствующих советских органов, через 8 месяцев, К.А. Груздев был освобождён из нацистских застенков и через Швейцарию вернулся на родину.

В 1938 году он защищал восточную границу СССР от японских захватчиков. Окончил курсы усовершенствования начсостава. С 1940 – на летно-испытательной работе в НИИ ВВС. В 1940 году проводил испытания И-16 с М-63 тип «29», немецкого Ме-109Е, МиГ-3, И-26-3; в 1941 – УТИ-26-2, И-30 (Як-3-1).

С началом Великой Отечественной войны заместитель командира 402-го ИАП майор К.А. Груздев воевал на Калининском фронте и 2 июля 1941 первым открыл боевой счёт полка. В первые две недели боёв он записал на свой счёт 6 вражеских самолётов. Однажды в одиночку атаковал группу из 9 бомбардировщиков и рассеял её. В середине июля 1941 года принял командование полком вместо П.М. Стефановского, отозванного в Москву.

Менее чем за год боевой деятельности К.А. Груздев совершил 261 боевой вылет. В воздушных боях уничтожил лично 17 и в группе 6 самолётов противника. Блестяще зная вражескую технику, её сильные и слабые стороны, Груздев разработал весьма эффективный приём борьбы с самолётами Ме-110. Этот тяжёлый истребитель имел относительно невысокую маневренность и ограниченную скороподъёмность. Груздев на большой скорости становился в восходящую спираль и проскакивал вперёд, как бы подставляя себя под огонь противника. Немецкий лётчик охотно ввязывался в бой, надеясь на мощь своего носового оружия. Постепенно Груздев увлекал его на высоту 5 — 6 км. Там лётные качества «мига» значительно улучшались, а «мессера» — ухудшались. Это сполна использовал Груздев. На его счету четыре лично сбитых Ме-110.

Груздеву также принадлежала инициатива в использовании щитков для уменьшения радиуса виража. Убедившись, что в бою на горизонталях наш ЛаГГ-3 не может зайти в хвост Ме-109, он придумал хитрый приём — отклонять на 10 — 15 градусов посадочные щитки крыльев. А это было нелегко! На глубоком вираже, под давящей перегрузкой, нужно было дотянуться до нижней части приборной доски, нажать кнопку выпуска закрылков, а в нужный момент — когда щитки отклонятся, — вернуть её в нейтральное положение. И всё это в условиях боя! Многие лётчики, пытавшиеся повторить этот приём, говорили, что для этого надо иметь третью руку и дополнительную пару глаз (желательно — на затылке). Груздев говорил иначе — «надо правильно распределять внимание».

Умение «пользоваться глазами» как одно из важнейших для лётчика-истребителя подчёркивали многие выдающиеся лётчики: Е.Г. Пепеляев, В.Д. Лавриненков, П.И. Муравьёв, Г.А. Баевский.

Осенью 1941 года из-за нехватки двигателей АМ-35А в некоторых частях ВВС самостоятельно производили установку моторов АМ-38 на самолёты МиГ-3. Так, техническим составом 402-го авиаполка в ноябре 1941 года в полевых условиях была произведена установка двигателей АМ-38 на два самолёта. Следовало проверить, как поведет себя МиГ-3 в воздухе. Ведь помимо нового мотора, под крыльями машины установили ещё и пусковые установки для реактивных снарядов. Испытания проводили командир полка майор К.А. Груздев и командир одной из эскадрилий капитан Б.Г. Бородай.

13 августа 1941 года в бою над Новгородом Великим с группой неприятельских бомбардировщиков Ю-88 он сбил два из них реактивными снарядами.

В сентябре был представлен к званию Героя Советского Союза (тогда оно присваивалось за 10 лично сбитых самолётов), но был награждён орденом Ленина. Время побед, а с ним и наград ещё не пришло.

В 1968 году инициаторами повторного представления к званию Героя Советского Союза выступили ветераны НИИ ВВС, но безуспешно.

15 марта 1942 года К.А. Груздев выступил в газете «Сталинский Сокол» со статьей «Как вести воздушный бой с «Мессершмиттом-115». Самолёт называемый в 1941-42 гг. «Мессершмиттом-115» был на самом деле известным некоторым лётчикам Ме-109Ф. В декабре 1941 года Ме-109Ф совершил вынужденную посадку на аэродроме в Тушино. После восстановления немецкий самолет проходил испытания в НИИ ВВС, которые закончились в апреле 1942 года.

Вскоре Груздев был отозван с фронта, некоторое время занимал должность инспектора Северо-Западного фронта, позднее он направлен в НИИ ВВС и назначен начальником лётной части. Проводил испытания самолётов Як-7В и Як-7ДИ с М-105ПФ. Совместно с Г.Я. Бахчиванджи занимался работой по проведению испытаний опытного ракетного истребителя БИ-1. 12 января 1943 года выполнил полёт на этом самолёте. При посадке, в момент выпуска шасси, одна из лыж оторвалась. Лишь благодаря выдержке и высокому лётному мастерству, проявленным Груздевым, этот полёт закончился благополучно.

Испытателем Груздев был талантливым, инициативным. Вскоре ему поручили исследование штопорных характеристик американского истребителя Р-39 «Аэрокобра». Самолёт этот обладал неудовлетворительной центровкой и при определённых режимах полёта сваливался в «плоский» штопор, вывести из которого эту машину было непросто даже опытному лётчику. Испытания на вывод из плоского штопора «Аэрокобры» № АН628 происходили в течении нескольких месяцев в городе Кольцово, под Свердловском, куда был эвакуирован институт.

9 февраля 1943 года, в одном из таких испытательных полётов, подполковник К.А. Груздев погиб. Лётчик до последнего старался найти способ вывести падающий самолёт из неуправляемого вращения, но так и не смог этого сделать.

Константин Афанасьевич Груздев похоронен на кладбище посёлка Малый Исток, расположенном неподалёку от аэродрома Кольцово под Екатеринбургом, рядом с товарищем по испытаниям ракетного самолета БИ-1 – Г.Я. Бахчиванджи, погибшего при испытании этой машины 27 марта 1943 года.

В боях поражений не знал

Рогов Борис Пантелеевич был одним из ярчайших асов великолепной 10-й гвардейской истребительной авиационной дивизии. Его пилотаж отличала исключительная аккуратность, но и виртуозность, которой лётчик порой бравировал. В боях Рогов был расчётлив и отважен, при этом не знал поражений, не потерял ни одного из своих ведомых.

Борис Рогов родился в 1923 году. С января 1943 года служил в составе 13-го ИАП (позднее 111-м гвИАП ), воевал на Ла-5.

Характерен его вылет на разведку с молодым лётчиком гвардии мл. лейтенантом П.А. Авраменко 15 марта 1944 года. В районе наблюдения, западнее Проскурова, нашу пару пытались перехватить два Ме-109. В завязавшемся бою разведчики сбили оба неприятельских истребителя, закончили выполнение задания и вернулись на свой аэродром.

Гвардии старший лейтенант Б.П. Рогов сражался под Сталинградом и в небе Кубани, на Курской дуге и в Корсунь-Шевченковской операции, в боях под Львовом и Проскуровом. Совершил больше 300 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 26 самолётов противника.

Заметим, что Борис Рогов по числу личных побед – 26, наряду с И.Г. Кузнецовым, является рекордсменом среди лётчиков-истребителей, не удостоенных звания Героя Советского Союза.

Он награждён двумя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны 2-й степени.

Некоторая информация о нём содержится в книге-исследовании лётчика-истребителя 10 гвардейской ИАД Героя Российской Федерации П.М. Бойкова «На главных направлениях»:

«…19 апреля 1943 года группа из 20 истребителей Ла-5 во главе с командиром полка подполковником Лышковым прикрывала наши войска на Малой земле. В 16 часов 30 минут со стороны Анапы появились 8 Ме-109Г-2, которые уклонились от атаки группы майора С.Я. Жуковского.

Через 2 — 3 минуты Лышков заметил со стороны Чёрного моря 12 бомбардировщиков Хе-111 под охраной истребителей. Группа Жуковского связала их боем, а восьмёрка Латышева атаковала «Хейнкели». В этом бою Я.К. Латышев и Б.П. Рогов сбили по одному Хе-111. Бомбардировщики противника, беспорядочно сбросив бомбы, ушли в сторону моря. Преследуя их, Н.И. Гринько сбил ещё один бомбардировщик противника.

..3 августа 1943 года войска Воронежского фронта перешли в контрнаступление на Белгородско-Харьковском направлении. Рано утром на сопровождение 12 штурмовиков Ил-2 вылетели 10 истребителей Ла-5ФН под командованием старшего лейтената С.Д. Горелова. В районе Белгорода их штурмовали 35 истребителей противника. Завязался воздушный бой, в котором советские лётчики сбили 8 вражеских самолётов. При этом, комэск С.Д. Горелов и командир звена Б.П. Рогов сбили по два Ме-109.

…Много геройских поступков совершили отважные лётчики разведывательной эскадрильи, выполняя самые ответственные задания командования. На боевом пути от Белгорода до Праги они произвели 3528 вылетов, сбили в воздушных боях 129 вражеских самолётов и 8 аэростатов — корректировщиков. Только гвардейцы — разведчики Алексей Балясников и Борис Рогов сбили 41 самолёт противника».

Командир звена 111-го гвардейского ИАП гвардии ст. лейтенант Б.П. Рогов погиб 14 сентября 1944 года, когда, взлетев с подвешенными под крылья истребителя 50-килограммовыми бомбами, задел ими за невысокую насыпь на краю аэродрома…

Замечу, что все соратники летчика – С.Д. Горелов, П.А. Гнидо, А.Е. Шварёв, П.М. Бойков, отзывались о нём, как о лётчике, в превосходной степени.

Николай Бодрихин

Источник статьи

 

Метки: , ,

Тайны Линии Мажино


В 1926 году произошло исключительно интересное и совершенно забытое сейчас событие — военное министерство Франции создаёт экспертную комиссию, которая должна была подготовить план создания мощнейшей оборонительной линии на востоке страны до конца года. [1,2]


Вертикальный разрез сооружений Линии Мажино

В 1928 году Франция начала возведение первой фортификационной группы в Альпах [1,2], а в следующем, 1929 году руководство Франции принимает решение об ускоренном возведении запланированных сооружений. Ответственным за возведение «непроходимой линии» назначается энергичный военный министр Андрэ Мажино, по имени которого линия и получила своё название. Начинается полномасштабное строительство комплекса оборонительных сооружений беспрецедентной мощи.

<img src="http://www.rusproject.org/pages/history/history_10/images/maginot/maginot_line_dots. Укрепления Линии Мажино

Это было инженерное чудо того времени – 5600 долговременных огневых точек (14 ДОТов на километр) с толщиной стен 3,5-4 м фортификационного бетона, соединенных единой системой подземных железных дорог, галерей и ходов сообщения. Подземные казематы с электростанциями, складами, госпиталями, штабами и центрами связи; специальные укрытия, неуязвимые для оружия того времени, расположенные на глубине до 50 метров; доты с артиллерийскими бронеколпаками, которые могли подниматься для произведения выстрела и затем опускаться под землю, избегая вражеского огня; укрепрайоны, оборудованные специальными плотинами, обеспечивающими затопление обширных территорий и подземных сооружений в случае их захвата противником и многие другие решения военного-инженерного хай-тека того времени.


Вертикальный план ДОТа Линии Мажино

На строительство была затрачена чудовищная сумма в 3 млрд франков (1 млрд долларов в ценах 1936 г) – почти половина военного бюджета Франции за годы строительства, а с учётом достройки сооружений к 1940 г – 7 мрд. Франков (ряд историков называет 5 млрд, но это сути не меняет). На что это французы потратили такие средства? Им некуда было девать деньги во время Великой Депрессии?

С видом невинных младенцев западные историки сейчас заявляют, что строительство линии Мажино было необходимо для отражения немецкого нападения и перенаправления в «случае чего» направления их главного удара в Бельгию, где их должны были ждать, согласно плану обороны французского генштаба.

Просим прощения, но какого такого немецкого нападения? Ведь немецкой армии на тот момент фактически не существовало — вместо Вермахта существовали ничтожные силы самообороны из 100 тысяч человек? Ещё Гитлера и близко не было у власти, Германия, скованная Версальским миром, задыхалась от экономического кризиса, а правящие круги Франции уже стопроцентно знали – линия Мажино очень скоро потребуется.


Огневая точка Линии Мажино

Линия удивительно своевременно вступила в строй в 1936 году, как только немцы ввели свои войска в Рейнскую демилитаризованную зону, а «строительство второй очереди» (усовершенствование и достройка «линии Даладье», тоже согласно планам комиссии от 1926-1928 г.) было в основном закончено с поразительной прозорливостью аккурат к 1940 году.

На выборах в мае 1928 года нацисты набрали всего 2.5 % голосов и представляли из себя сборище политических клоунов с общим тиражом нацистских газет 23 тыс. экземпляров [3], а руководство Франции (и кстати говоря, Англии) уже достоверно знало, что к 1936 году Германия будет мощной и агрессивной державой и поэтому предусмотрительно тратило астрономические средства на строительство самой оборудованной в истории оборонительной линии. Как интересно, правда?


ДОТ линии Мажино внутри — турель для моментальной смены противотанковой пушки
на пулемёт. Там же находится устройство, выстреливающие гранаты, разрывающиеся в воздухе над наступающим противником.

Того, что Гитлер был целенаправленно выращен западной элитой в качестве инструмента для уничтожения СССР никто из серьезных людей даже не оспаривает – настолько всё очевидно. Один только Мюнхенский сговор, аншлюс Австрии, история с перевооружением Германии и Рейнской областью чего стоят.

Цель этой линии была одна – заставить сильную Германию идти воевать на Восток, даже не помышляя об ударе на Западе. Это однозначно доказывает, что элиты западных стран спланировали нападение Германии на Советскую Россию за 15 лет до того, как это случилось в действительности.


ДОТ секторного обстрела (скрытый) для фланкирующего огня, Линия Мажино

Любое более-менее серьезное разбирательство однозначно приводит к выводам о роли Франции, Англии, Польши и США в организации Второй Мировой Войны. Поэтому задним числом придумывется объяснение – это ж неспроста, а потому что все они до судорог боялись страшного и агрессивного СССР, стремящегося захватить весь мир. Потому и создали Гитлера в противовес такому монстру. Типа «не было бы Сталина, не было бы и Гитлера».

При этом в голове у среднего человека ещё стоит картина послевоенной Советской Армии — армады самых современных танков и самолётов, прекрасно подготовленные храбрые солдаты, вооруженные самым современным оружием — ну как тут было не испугаться бедным империалистам? Среднему человеку кажется, что так было всегда. Но это далеко не так — в рассматриваемые годы всё обстояло с точностью до наоборот, а причину и следствие коварные люди без зазрения совести поменяли местами.

Дело в том, что СССР тех лет считался слабым в экономическом и военном отношении, это в общем, то серьезные историки никогда и не оспаривали. Более того – Польша считалась более серьёзным противником, чем СССР [4]. Советский Союз же рассматривался как лёгкая добыча — отсталая минимум на полвека страна с совершенно недостаточной для такой колоссальной территории 600-тысячной ( в 1928 г) армией, вооружённой безнадёжно устаревшим оружием.

Утверждения о том, что Советской Армии кто-то особо боялся в Европе в 20-30-е годы – наглое вранье, её не боялась даже Польша, армия которой была лишь чуть меньше численности РККА и которая кроме того, находилась под защитой союзнического пакта с Румынией, после чего – с Францией и Англией.

Того, кто заявил бы, что Советский Союз собирается завоевать мировое господство сочли бы за психически нездорового человека – спорили лишь о том, когда он будет разгромлен и между какими державами разделят территории Красной России.

Например, в конце 1929 г. никто на Западе и на Востоке не сомневался, что Маньчжурия (в те годы марионеточное прояпонское государство в Северном Китае) без проблем разгромит малочисленные войска СССР на Дальнем Востоке и захватит Приморье в ходе т.н. «конфликта за КВЖД». Сокрушительное поражение китайцев вызвало огромное изумление.

Даже в 1936 г., когда война была уже на пороге, а японская армия открыто развертывала ударные группировки и строила военную инфраструктуру на границе СССР в Северном Китае, то и тогда всю огромную советскую территорию охраняли лишь 1,2 млн. солдат и офицеров. Экономика Советского Союза просто не могла содержать и вооружить бОльшую армию.

В рассматриваемый период – конец 20-х –начало 30-х годов никто на Западе не сомневался, что построить современную промышленность СССР сможет в лучшем случае только к 50-м годам и до этого он будет легкой жертвой. По оценке западных экспертов СССР мог бы развернуть массовое производство современного вооружения только к середине 50-х годов, причем страны Запада тоже не стояли бы на месте. Да, кстати, ведь «социалистическая экономика неэффективна», чего они так «испугались»? Не было никаких гарантий того, что Сталин будет у власти даже в 30-х. Сам Сталин к началу 30-х ещё никак не проявил себя как деятель международного масштаба и на него смотрели глазами Троцкого – «посредственность, отделившаяся от Кремлевской стены».

Индустриализация в СССР только начиналась и то, что она будет успешно завершена к 1939 г. в мире не знал никто — это считалось невозможным в принципе. Кстати, к середине 50-х годов Сталину было бы уже 77 лет.

Вот такой «военный монстр» «угрожал» Западу. Но в таком наглом лицемерии Запада нет ничего необычного – в Европе это норма поведения, примеров сколько угодно даже из наших времен. Понятное дело, что американцы напали на Ирак, боясь иракского химического оружия (которого правда не оказалось), Афганистан был захвачен потому, что американцы «очень боялись» исламских террористов, сейчас готовится удар по Северной Корее потому что американцы боятся ее ракетно ядерной мощи и так далее. Как раз громче всех кричит «держи вора» сам вор.

Советский Союз ещё был отсталой аграрной страной с ничтожной для его размеров армией, вооруженной устаревшим оружием, ещё не было окончательного решения об индустриализации, а война с его полным уничтожением уже была запланирована Западом и этот план чётко воплощался в жизнь.

В середине 20-х годов верхушка ведущих западных стран – США, Англии и Франции подготовили весьма красивую геополитическую комбинацию, выполнив которую они становились фактически хозяевами всей планеты без особых усилий и огромных жертв. Их план был просчитан до мелочей, его первая часть удалась идеально, он предусматривал все возможные варианты кроме одного – они не знали, что такое социализм и они не знали, что такое Сталин. И только поэтому их план удался лишь частично.

Сталин уже как минимум, с 1928 года знал какая судьба уготована СССР. Каким образом он догадался? Конечно, были данные дипломатов, разведки и так далее. Но всё ещё проще – в 1928 году Франция начала возведение первой фортификационной группы в Альпах. Для умного человека очевидно — как закончат строить вторую очередь линии Мажино – будет война.


Железная дорога, соединяющая ДОТы и Укрепрайоны Линии Мажино

4 февраля 1931 года Сталин открыто говорит на конференции хозяйственных работников то, что уже многие знали: «Мы отстали от передовых стран на 50 — 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Это означало следующее – через 10 лет – война, если не будем готовы – нам конец. Он ошибся всего на 5 месяцев. Многие гадают, как советский лидер мог предсказать Войну с такой точностью. Впечатлительные люди поговаривают даже о его магических способностях. Всё несравенно проще – Сталин знал, когда будет построена линия Мажино – об этом открыто писала пресса.

Германия была ружьем, висевшим на стене, которое нужно было просто зарядить в нужный момент и выстрелить в СССР. Правда Сталин переиграл западных мастеров геополитических игр и первый выстрел достался Франции. Польша не в счет – Германия «съедала» её практически при любом реальном раскладе событий.

Германия на эту роль готовилась сразу после Первой Мировой Войны – мощный производственный потенциал Германии остался неприкосновенным, хотя и законсервированным. Поэтому достаточно было в нужное время «влить» в немецкую промышленность сырье и финансы, как Германия в кратчайшие сроки вновь становилась мощнейшей военной державой. Что было и сделано в нужное время – сейчас мало вспоминают, что Англия и Америка предоставили Гитлеру огромные кредиты и инвестиции, в первую очередь – в тяжёлую промышленность. [5] Сейчас на Западе делают вид, что американская бизнес-элита понятия не имела, для чего используется тяжёлая промышленность и что Гитлер собирается делать. Даже не смешно. Это к вопросу об «исторической вине».

Более того, англичане передали Гитлеру всё чешское золото после того, как растерзали Чехословакию — 130 млн. рейсхсмарок золотом прямо из английских банков, где хранился чехословацкий государственный золотой запас. Чешские деньги оказались на удивление кстати, потому что на счетах Германии тогда было всего 70 млн. рейхсмарок. [6]

Силы нацистов резко увеличиваются с конца 1929 года – в НСДАП вливаются финансы, а в сентябре 1930 г. происходит и чрезвычайно странное событие – парламентский триумф нацистов, когда они получают четверть голосов в парламенте. «Все ведущие немецкие политики были как бы поражены полной слепотой. Словно сговорившись, они рыли яму сами себе и устраивали зеленую улицу Адольфу Гитлеру. Можно подумать, что на хитрых и ловких государственных деятелей Германии нашло наваждение.» [3]

Отчего же наваждение? Всё как раз происходило по четко выверенному сценарию. Преступник часто пытается выдать себя за наивного дурака, у которого «всё случайно получилось» — прожжённые политиканы оказались поражены «наваждением» в политике и вели «странную политику», бизнесмены – в бизнесе и вели с Гитлером, соответсвенно, «странный бизнес», ну а военные, как мы увидим далее тоже не остались в стороне — эти вели «странную войну». Причём все играли только в одни ворота. Естественно, «случайно».

Затем планомерно проводилась усиление ещё слабых нацистов – в начале 1937 г. было получено официальное согласие Англии на включение Австрии в состав Рейха (аншлюс). В следующий году произошёл мюнхенский сговор, когда Англия и Франция принудили Чехословакию капитулировать перед нацистами, а на самом деле перед ультиматумами Германии и ее союзников — Польши и Венгрии.

5 января 1939 г. Гитлер заявляет министру иностранных дел Польши Беку о единстве интересов Германии и Польши в отношении СССР. [6] После консультаций в конце января 1939 министр иностранных дел Германии Риббентроп прибывает в Варшаву, где Бек ему открыто заявляет, что Польша присоединится к антикомитерновскому блоку, если Германия поддержит желание Польши овладеть Украиной и получить выход к Черному морю.


Министр иностранных дел Польши Бек прибыл к Гитлеру.
Обергоф, 1938 г.

Однако, судьба Польши в любом варианте была предрешена. Достаточно только представить — всю тяжесть войны с СССР вынесет Германия, а что она с этого получит, ведь Украину требовали себе поляки? Как управлять захваченной советской территорией через территорию Польши если с ними даже нельзя договориться о строительстве экстерриториальной дороги в Кенигсберг?

Всем вменяемым людям, обладающей информацией о ситуации на польских границах было очевидно – польское государство доживает последние дни. Но подписавшее военный пакт о союзе с Британской Империей, польское руководство окончательно утратило адекватность, будучи абсолютно уверено, что Англия и Франция её защитят. Но не для этого выращивали Гитлера столько времени, чтобы разгромить его в Польше. До самых последних дней Советский Союз пытался заключить с Польшей пакт о ненападении и совместной обороне против агрессора. Польша в принципе не собиралась этого делать по очень простой причине – она сама собиралась с любым подходящим союзником напасть на СССР и мечтала о владениях «от моря до моря». В конце концов, отчаявшись найти союзника против гитлеровской машины СССР заключает с Германией договор о ненападении. Через неделю – 1 сентября 1939 года части Вермахта нанесли смертельный удар Польше.

Результат был предсказуемым, в точности таким, как его ожидали в СССР: союзники Польши, гарантировавшие её неприкосновенность – Англия и Франция, просто «кинули» поляков, объявить-то войну нацистам они формально объявили. Но это была не война, а её имитация, получившая название «странной войны». Ничего особо странного в этой «войне» не было – был просто незатейливый обман союзника, совершенно обыденный для западной элиты.

Пара характерных примеров. Например, министр авиации Англии, когда к нему обратились парламентарии с просьбой нанести удар по промышленным объектам нацистов нагло заявил: «Что вы, это невозможно. Это же частная собственность. Вы ещё попросите меня бомбить Рур!» [7]

Очевидец событий известный французский писатель Роланд Доржелес, кстати, автор названия «странная война» писал: «Артиллеристы, расположенные у Рейна, спокойно смотрели на германские составы с боеприпасами на другом берегу, наши лётчики пролетали над трубами заводов Саара, не бомбив их. Очевидно, главная задача главного командования была не беспокоить противника» [8].

СССР ввёл войска в Польшу (в Западную Белоруссию и на Западную Украину, захваченные Польшей в 20 году) 17 сентября 1939, когда польского государства фактически уже не существовало, фактически не существовало и государственной власти. Не заняли бы эту территорию советские войска – без сомнения заняли бы немецкие. Взведённый пистолет находился бы у виска столицы Советской Белоруссии – польская граница проходила в 35 км (!) от Минска. Ситуация была настолько серьёзной, что столицу Белоруссии планировали перенести в Могилёв. Переезд был запланирован на ноябрь 1939 г, но решительные действия РККА избавили от такой необходимости. [9]

Другого варианта просто не было. СССР не «разделял Польшу с Гитлером», никаких секретных протоколов и соглашений насчёт этого никогда и не было найдено. Примерным аналогом памятного многим из недавней истории броска российских десантников на Приштину в Югославии – тоже, чтобы опередить натовские войска. Все соглашения с Германией по поводу новых границ были уже заключены после указанных событий и фиксировали сложившееся положение вещей. В те годы в мире даже речи не было о «совместной агрессии».

Необходимо подчеркнуть — если бы СССР был агрессором, то Англия и Франция были обязаны объявить войну СССР, пусть даже формально, как они сделали это с Германией.

Но этого не только не произошло, а более того, У. Черчиль заявил 1 октября по радио: «Русские армии должны были встать на этой линии, что было совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы.» [10]

Поднятый в последние годы визг в СМИ вокруг якобы «раздела Европы между двумя тиранами» поднят по двум причинам – истинные соучастники нацистов и организаторы Второй Мировой Войны пытаются таким образом замаскировать своё соучастие в преступлениях против человечества и вторая – таким образом пытаются создать идейную основу для раздела «Российской Федерации» – самого крупного обломка СССР. Из разряда «ну как можно выполнять подписанные соглашения, когда СССР был таким монстром». Всё это не имеет ни малейшего отношения к исторической истине и справедливости.

Правящие элиты Франция, Англия, Польши и США наряду с нацистской Германией являются прямыми организаторами Второй Мировой и прямыми соучастниками нацистов. По справедливости место им – среди подсудимых Нюрнбергского Трибунала, судимых, как минимум, за соучастие, впрочем, смягчающим обстоятельством является то, что они потом выступили против нацистов. Но тем не менее, Англия и США совершили преступления против человечности, ничем не лучшие, чем у нацистов – целенаправленное истребление мирного населения немецких городов – Гамбурга, Дрездена и так далее.

Мировые державы имеют свои интересы. Так вот война была в те годы категорически не в интересах СССР и он всеми силами пытался ее избежать. Но слишком серьёзно было желание переделить мир у нескольких сильных держав и планы избежать войны были обречены на неудачу.

Теперь о том, почему Германия не напала на СССР весной 1940 года, как ожидали Англия, Франция и Америка. Ведь именно для этого и строилась линия Мажино.

Всё очень просто — Гитлеру было понятно, что должно было произойти осенью-зимой 1940 года, напади он тогда на Советский Союз: 90% всех сил Германии ведут яростные бои на Востоке, особенно упорные бои развернулись за Москву – всё очень похоже на 1941 год, вот-вот советская столица падёт. На Дальнем Востоке начинает наступление Квантунская Армия – захвачена Монголия, советская оборона в Забайкалье прорвана, вскоре японцы занимают Приморье и быстро продвигаются в Сибири.

В это время английская армия в несколько этапов переправлется в союзнические французские порты, при необходимости вскоре к ним присоединяется американская группировка. Сил, способных помешать высадке у Германии нет в принципе. Под угрозой сокрушительных авиударов оказывается вся территория Германии.
Территория Франции надежно укрыта линией Мажино. Франции и Англии даже нет необходимости объявлять войну – она уже формально идет с 1939 года.

Германия получает ультиматум примерно такого содержания: «Полностью прекратить боевые действия, расформировать большую часть своих дивизий, передать флот и вооружение расформированных частей англо-французским войскам.» Если немцы отказывается, то после сокрушительных воздушных ударов промышленные районы Западной Германии стремительно заняты союзными войсками, имеющими подавляющее превосходство. В любом случае, судьба Германии была бы решена.

Все цели выполнены — «русский вопрос», который несколько столетий вызывал на Западе приступы ярости – решён окончательно. Русские показывают полнейшую неспособность защитить свою несправедливо доставшуюся им огромную территорию. Этим должны заниматься «цивилизованные страны», поэтому часть Дальнего Востока переходит к Японии, часть – к США. Прибалтика и Крым становятся протекторатом Англии, там теперь будет базироваться английский флот и так далее.

Какова была бы судьба Германии? В любом случае – не особо завидной, в истории предостаточно случаев, как западные элиты «благодарят» тех, кто оказался их инструментом – «мавр сделал своё дело» и всё в этом духе. В самом лучшем случае ей досталась бы роль «младшего партнера».

Вполне очевидно, что Гитлер не захотел играть роль такого мавра и в решающий момент Третий Рейх начал свою игру. Заключением договора о ненападении с СССР на три года Германия обезопасила себя от удара в тыл в тот момент, когда её войска нанесут сокрушительный удар Франции. Элиты «союзников» перехитрили сами себя, фатально недооценив отставного ефрейтора, которого сочли марионеткой. Недооценили они и Сталина. В результате через 40 дней с Францией было покончено, ничем не помогла её лучшая в мире оборонительная линия.


Бронеколпак Линии Мажино, поражённый немецкой артиллерией — лучшая в мире оптика и военная радиосвязь давала немцам возможность эффективно управлять огнём.

Почему-то принято считать, что Гитлер перехитрил французов, нанеся удар через Бельгию. Это очень упрощенное представление тех событий — на самом деле линия Мажино была успешно прорвана в нескольких местах.


Немецкие огнемётчики штурмовой группы, выжигающие ДОТ Линии Мажино, 1940

То, что Вермахт был силён – это все знали и его для этого выращивали совместными усилиями Запада, но очень мало кто представлял насколько он силён. Немецкая армия образца 1940 года представляла собой военную машину сокрушительной мощи, созданную на принципиально новых услових, способную практически молниеносно полностью разгромить почти любого противника. Почти. Кроме СССР.

Упрощённо говоря, из-за развития техники Первая Мировая – это кризис средств наступления, а Вторая Мировая – кризис средств обороны, война принципиально нового типа. Линия Мажино не помогла французам так же как не помогла финнам в 1940 линия Маннергейма, СССР в 1941 – минские укрепрайоны, а немцам в 1945 – мощнейшие оборонительные сооружения Кенигсберга и оборонительные пояса Берлина.

Советская Армия терпела поражения в 1941 от лучшей армии мира, на поле боя доказавшей,что она на голову выше не одной только Советской, но и французской и английской – первоклассных армий того времени, базировавшихся на мощной индустриальной экономике.

Третьему Рейху досталась полностью вся промышленность Чехословакии, Бельгии, мощная промышленность Франции, развитые промышленные районы Западной Польши. В результате к 1941 г. промышленный потенциал Рейха в 2,5-3 раза превосходил промышленный потенциал СССР (по самым скромным оценкам – в 1,5 раза). По сути, СССР вёл войну не с Германией, а с объединёнными силами континентальной Европы.

К началу войны отставание качества вооружений СССР по отношению к немецким было огромным, так по качеству истребителей удалось сравняться только в 1944 г. Превосходство Германии в радиосвязи было почти абсолютным, то же было и с оптическими приборами. Немцы тогда опережали нас в технике на целую эпоху, которую пришлось навёрстывать в войне. Сталин прекрасно отдавал себе в этом отчёт и в 1941 году началось перевооружение Советской Армии, которое должно было закончиться в 1942-начале 1943 года.

Сейчас стало модно говорить о вкладе ленд-лиза в Победу. Тут даже нечего обсуждать — все решающие победы Советской Армии, принципиально переломившие ход Войны были совершены практически без влияния ленд-лиза: победа под Москвой, Сталинград, Курская Дуга и даже форсирование Днепра. Подавляющая часть помощи союзников пришлась на период Войны, когда Германия была уже обречена.

По планам гитлеровского командования Германия должна была напасть на СССР в 1943 году не нарушая договора о ненападении, который уже истекал к тому времени. Какие силы бросили Гитлера на СССР именно в 1941 году, не дожидаясь 1943-го и что именно повлияло на его решение до сих пор остаётся неясным.

Павел Краснов

Источник статьи

 

Метки: , ,

«ЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ»


Осенью 1903 года Г. В. Плеханов поместил в 52-ой номер «Искры» свою статью «Чего не делать». Даже по названию видно, что материал направлен против ленинской линии выработанной за время подготовки и проведения II съезда РСДРП. К тому времени В.И..Ленин уже вышел из состава редколлегии «Искры», а сам Плеханов перешёл в лагерь меньшевиков. В статье он призывал к уступчивости по отношению к тем, «которые могут стать товарищами», то есть, к меньшевикам и утверждал, что в рядах русской социал-демократии раскол очень опасен.

Ленин же продолжал отстаивать свою позицию, сформулированную в написанной почти два года до этого книге «Что делать?». Помимо прочего она заключалась в курсе на создание и укрепление пролетарской партии нового типа способной возглавить борьбу рабочего класса за установление диктатуры пролетариата. Вместе с тем он настаивал на том, что партия обязана «…перед всем народом излагать и подчеркивать общедемократические задачи, не скрывая ни на минуту своих социалистических убеждений».
Спор между одним из первых русских марксистов и будущим вождём пролетариата рассудила история. Нам же, необходимо понять, как действовать коммунистам в сложившейся ситуации.

Я не зря начал разговор с событий столетней давности. Тогда ситуация чем-то напоминала сегодняшнюю. Правда, сейчас активность рабочего класса не идёт ни в какое сравнение с тем, что было перед Первой русской революцией, но определенный накал в обществе присутствует. Более того, кое-кто ещё минувшим летом заявлял о том, что Россия стоит на пороге «эпохальных событий».

Помните? Со всех сторон звучало — грядёт «жаркая осень»! Белоленточники и черносотенцы, леваки и праваки, либералы и консерваторы предрекали обострение политической ситуации в конце 2012 года. Великий «патриот» Кургинян во всеуслышание заявлял: «Я вам открыто говорю, что не верю в шесть стабильных лет Путина. Я боюсь, что политическое цунами ударит быстрее, чем оформится наш патриотический протест. Если бы я так не считал, я бы не участвовал в его оформлении наряду с другими коллегами. Период новых выборов наступит быстрее, чем вы думаете, и уверяю вас, в Москве все будет очень бурно…».

Ситуация казалось настолько очевидной, что только ленивый не рассуждал о предстоящей «тотальной дестабилизации в стране». Илья Пономарёв вообще договорился до того, что «нужно создавать боевые отряды, способные бороться на улицах». Куда уж дальше?

Как мы знаем, осень прошла, на исходе зима, а ничего существенного не произошло. Митинги либералов, слегка разбавленные примкнувшими к ним «левыми», окончились ничем. Вожделенная для некоторых «консолидация» не состоялась. Результаты «выборов» как и прежде, оспорить не удалось. Собственно уже слышны голоса, что пора готовится к следующим – вон и регистрация партий теперь значительно облегчена.

Можно не сомневаться, что настанет момент, и все эти многочисленные партийки с энтузиазмом включатся в «выборную гонку». Опять у людей появится «важное партийное дело» и «борьба» продолжится. Словом, теснее сплачивайте ряды, товарищи, – нас ждут великие дела! Ещё двадцать лет такой «борьбы» и мы у цели. Ну, может – тридцать…

Вот тут самое время подумать. Ведь рассуждать, перед тем как что-нибудь сделать всегда полезно.

Часто в коммунистической среде можно услышать, что необходимо «перехватить протест». Сколько, мол, можно тащиться за либералами и националистами – пора самим возглавить массы. Причём, о каких массах идёт речь понять сложно. Если говорить о тех, кто собирался на болотно-сахаровских митингах, то эти «массы» довольно разнообразны по своему составу и в общем, далеки от главного объекта деятельности коммунистов – пролетариата. На это вам тут же возразят – работать надо со всеми.

Ну что ж, со всеми так со всеми. Но надо, как минимум, понять зачем. Зачем коммунистам агитировать мелкого буржуя, клерка, «небюджетного» студента и им подобных? Чего вообще следует добиваться от так называемого общедемократического движения?

Опять слышим голоса, призывающие поменьше говорить, а побольше делать. Чего тут рассуждать – необходимо объединить все силы и свергнуть режим.

Надо сказать, что по части разговоров коммунистическая тусовка действительно даст фору многим. К примеру, мы уже 20 лет слышим, что надо идти к рабочим, но почему-то почти никто не спешит следовать этому призыву. Или постоянно слышны проклятия по поводу участия в буржуазных выборах, но раз за разом, с упорством достойным лучшего применения, различные коммунистические организации с азартом бросаются в избирательные игры. И ни кого не волнует, что выиграть в принципе не возможно, — вперёд, а там видно будет.

В результате вся сколько-нибудь заметная деятельность почти всех причисляющих себя к левым так или иначе привязана к этим самым выборам, которые нельзя выиграть. И не только о КПРФ здесь речь. Не мытьём, так катаньем буржуазии удалось заставить играть всех по своим правилам. Вот и в прошлом году весь сыр бор разгорелся из-за нечестных выборов. Как будто честные, в условиях капитализма возможны. Как будто нет других дел, кроме обеспечения видимости законности власти для той или иной группы буржуазии. Или, как вариант, – незаконности.

Ну что будет, если как нас призывают, удастся объединить «правую и левую оппозицию» и свалить режим? Да то же самое, если ещё не похуже. Так зачем тогда стараться?

Но режим-то преступен, опять говорят нам. Мы же должны с ним бороться!

Вообще-то, если чего мы и должны по большому счёту, так это бороться с капитализмом. Со всеми его разновидностями. И с либералами, и с консерваторами. И с западными, и с восточными. Конечно, определяя, при этом первостепенные цели.

Что наиболее актуально на данный момент? Прежде всего, наступление империализма по всему миру. Капитал остаётся верен своей сути – ему необходима дальнейшая концентрация. И она происходит, причём очень быстрыми темпами. Отсюда и череда локальных войн, направленных в основном на подавление остающихся ещё хоть немного независимыми стран. Югославия, Ирак, Гондурас, Ливия, Сирия… А сколько еще «дел» у них впереди… Россию, например, давно пора вписать в «мировую цивилизацию». А то демократии у нас недостаточно, не то, что теперь в Ливии.

Сразу слышится хор голосов «левых товарищей»: «Наши буржуи не лучше!». Конечно не лучше, только насколько они наши? Разве могли бы все эти болотные страсти так разыграться, если бы не подогрев «массы» через центральные ТВ каналы. А кто эти каналы контролирует? Наши или не наши? А может пора уже понять, что наших или не наших буржуев не бывает, а существуют различные враждующие между собой империалистические группы.

Тут обычно выскакивают троцкисты с криком: «Мы же говорили, что рабочему всё равно – какой режим у власти – Чавеса или Обамы – даёшь рабочую демократию!». Особенно пикантно это звучит, когда такие заявления делаются из офиса, снятого на деньги, присланные из мест, контролируемых западным капиталом.

Да и так уж «всё равно» рабочему, в той же Ливии, при каком «режиме» жить? Может «демократизация» этой страны всё же научила тамошний пролетариат ценить то, что достигается в результате прогрессивных преобразований?

Но вернёмся на родину. Прежде всего, нам необходимо понять, что нам нужно не единство, а классовое размежевание демократического движения. Причём речь идёт о буржуазной демократии, которая никогда никакой демократией не была. Все рассуждения о том, что вот, де, на западе существуют для внутреннего употребления демократические процедуры, а для других регионов экспортируется фашизм – не верны. Так или иначе, при капитализме буржуазия осуществляет свою гегемонию. И зачастую классовые отношения внутри западных стран выливаются в «открытую террористическую диктатуру наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». Именно так определял фашизм Георгий Димитров. Причём подчеркивал, что «фашизм – это власть самого финансового капитала». И когда, например, где-то не выплачивается вовремя зарплата, где-то убивают профсоюзного активиста или общественного деятеля, где-то погибают сотни людей по вине буржуазной власти – это и есть самая настоящая террористическая диктатура. И работает она по полной программе, как против своих граждан, так и против чужих. А что использовать в каждой ситуации – фашизм или либерализм, буржуазия будет решать исходя из конкретной обстановки сложившейся как в каждой стране, так и во всём мире.

Теперь немного об «объединении». Давайте опять ненадолго вернёмся в начало XX века. Тогда в «левой» среде тоже существовала многопартийность. Причём, как и сегодня, кого только левыми в те времена ни считали – даже кадетов зачастую именовали чуть ли не революционерами. И, представьте себе, в те времена тоже звучали настойчивые голоса, призывающие отбросить партийные разногласия и объединиться для борьбы с антинародным царским режимом. Были в этом «объединительном процессе» и лидеры.

В феврале 1905 года известный провокатор Гапон выступил с «Открытым письмом к социалистическим партиям России», в котором требовал созыва межпартийной конференции, призванной объединить все революционные партии России. Он развил в этом направлении бурную деятельность, призывал всех забыть разногласия и сосредоточится на конкретном деле — вооружённом восстании. При этом, по воспоминаниям эсера Раппопорта, «совершенно не понимая необходимости партийных программ и партийной дисциплины, считая деятельность революционных партий вредной для цели восстания, он глубоко верил только в себя, был фанатически убежден, что революция в России должна произойти только под его руководством».

Вот интересно, – этот сюжетец современным «оппозиционерам» ничего не напоминает? Может пора уже понять, имея перед собой такие исторические примеры, что объединяться можно далеко не со всеми. Что даже если сотрудничество с чуждыми для пролетариата организациями и политическими деятелями и сулит какие-то сиюминутные выгоды, то в итоге всё равно всё кончится дискредитацией, как вашей организации, так и вообще дискредитацией всей нашей идеологии. Хотя как раз идеология тут абсолютно не при чём, а все дело как раз в невежестве лидеров.

Так что же тогда нам делать? Ведь коммунисты должны быть авангардом, вести за собой вперёд массы и т. д.

Но мне кажется, что для начала нужно определиться с тем – чего не делать.

Прежде всего, необходимо, наконец, прекратить считать буржуазные выборы основной целью деятельности компартий. Вся постсоветская история убеждает нас в том, что такие «выборы» это – тупиковый путь. И пусть «лидеры» будут продолжать убеждать всех, что места в парламентах нужны им для организации «настоящей борьбы», пусть нам будут говорить о «консолидации» посредством предвыборных мероприятий – надо чётко понимать: если в деятельности организации 90% времени занимают различные выборные мероприятия, то мы имеем дело не с коммунистами, как бы они сами себя ни называли.

И второе. Срочно следует прекратить всякие отношения с различными прозападными движениями. Участие в «белоленточных» мероприятиях недопустимо ни в какой форме. Там можно лишь запятнать наши идеалы и ничего более. То же самое можно сказать и о сотрудничестве с подставными, гапоновскими по сути, псевдореволюционными организациями.

Только после того, как будут сделаны эти шаги, можно будет говорить о чём-то большем. В любом другом случае помышлять о выходе из тяжелейшего кризиса, в котором находится коммунистическое движение, несерьёзно.

Фрол Корнев

Источник статьи

 

Метки: ,

КОМАНДАНТЕ ЧАВЕС ВЫЗДОРАВЛИВАЕТ


Первые после операции фото Уго Чавеса были показаны в прямом телевизионном эфире Хорхе Арреасой, министром науки и технологии Венесуэлы

Текст Коммюнике Правительства Боливарианской Республики Венесуэла

Правительство Боливарианской Республики Венесуэла информирует об эволюции здоровья президента Уго Чавеса после хирургической операции, проведенной в Гаване (Куба) 11 декабря прошлого года.
После двух месяцев сложного послеоперационного процесса пациент находится в сознании, во всей полноте интеллектуальных функций, в тесном общении со своей правительственной командой и перед лицом основных задач, присущих его должности.

Как уже сообщалось в свое время, респираторная инфекция, возникшая в ходе послеоперационного лечения, была взята под контроль, хотя некоторая степень недостаточности еще остается.

Учитывая это состояние, при котором осуществляется должное лечение, в настоящее время Команданте Чавес дышит через трахеотомическую трубку, что временно затрудняет ему речь.

Команда медиков проводит энергичное лечение основного заболевания, которое протекает не без осложнений.

Пациент принимает участие в лечении и реабилитации в тесной координации с рабочей командой медиков.

Правительство Боливарианской Республики Венесуэла благодарит венесуэльский народ за любовь, выдержку, зрелость и мужество, которые он проявляет вместе с Команданте Чавесом в этой битве, и призывает и дальше молиться о его здоровье.

В нынешнем году, когда отмечается двухсотлетие Замечательной кампании, эта образцовая позиция венесуэльского народа подтверждает, что речь идет действительно о том же замечательном народе, который вместе с нашим освободителем Симоном Боливаром боролся за дело Независимости.

Боливарианское правительство также подтверждает свою признательность Команданте Фиделю Кастро и Президенту Раулю Кастро, команде медиков и всему кубинскому народу за их любовь и заботу о нашем Президенте.

Вместе с венесуэльским народом и остальными народами мира мы надеемся, что Команданте Чавес преодолеет – скорее раньше, чем позже – эти сложные обстоятельства, чтобы быть вместе со своим народом на пути новых побед в строительстве Благой Родины.

Да живет Чавес!

Примечание переводчика: Замечательной кампанией (Campaña Admirable) в истории Войны за независимость Латинской Америки называют поход повстанческой армии С. Боливара весной – летом 1814 г. из г. Кукута в нынешней Колумбии, через Андские горы и равнинные саванны (льянос), на освобождение Венесуэлы. Стремительным ударом испанские колониально-роялистские силы были разгромлены, что позволило венесуэльским патриотам создать Вторую республику (1814-15).

Министр Арреаса заверяет, что Чавес «выполняет свои функции»

15 февраля 2013 г.

Хорхе Арреаса, министр науки, технологии и инноваций Венесуэлы, сегодня заверил, что президент Уго Чавес выполняет свои функции главы правительства и принимает решения.

В интервью многонациональной телекомпании «Телесур» министр уточнил, что глава государства, выздоравливающий на Кубе после хирургической операции, сохраняет радость и желание жить.

Он рассказал, что несколько членов кабинета Чавеса работали с ним в последние недели при принятии решений по всем сферам – как политической и экономической, так и крупным социальным миссиям, осуществляемым в этой южноамериканской стране.

Вице-президент исполнительной власти Николас Мадуро, министр иностранных дел Элиас Хауа и другие должностные лица не только информируют Чавеса о делах страны, но и получают указания от президента.

Арреаса разъяснил, что фаза выздоровления руководителя страны была сложной и еще остается пройти значительный путь, но ему оказывается очень профессиональная помощь.

У Чавеса – выдающаяся команда медиков, сочетающая глубокую любовь с лучшей специализацией, лучшей техникой лечения, заявил министр.

Группа лечащих его врачей точнейшим, внимательнейшим образом следит за его состоянием, и принимаются определенные меры, чтобы продолжалось выздоровление, – уточнил он.

К нему применяются необходимые вспомогательные средства, сильные средства, которые могут отражаться на здоровье, но с этим он справляется в лучшем состоянии духа, потому что он воин, – сказал Арреаса.

Он выразил благодарность медикам, историческому лидеру Кубинской революции Фиделю Кастро, президенту Раулю Кастро и всему народу Кубы.

Министр подчеркнул, что правые, которые всегда очень боялись столь сильного лидерства Чавеса и преданности ему народа, занялись некрофильской журналистикой.

Мы привыкли к таким действиям, хотя и понимаем их зловещий характер, так как они играют на лжи, на раздоре, на некрофилии, – подчеркнул он.

Арреаса сказал, что Чавесу трудно говорить вслух, но он отлично дает понимать себя: «Он пишет, общается с нами».

По словам министра, на состояние духа главы государства самое позитивное влияние может иметь поддержка венесуэльского народа и всего мира.

(По информации «Пренса Латина»)

http://www.cubadebate.cu/noticias/2013/02/15/ministro-arreaza-asegura-que-chavez-esta-en-funciones/

Перевод А.В. Харламенко

Источник статьи

 

Метки: , ,

“Башнефть” в осаде


Активисты партии “Союз Труда” и Росхимпрофсоюза пикетируют офисы компании

Эта история началась еще осенью прошлого года, после того как компания “Башнефть” завершила реорганизацию в форме присоединения дочерних обществ в качестве филиалов, в том числе ОАО “Башкирнефтепродукт” и “Оренбургнефтепродукт”. После присоединения к “Башнефти” руководство филиалов отказалось заключать новый коллективный договор с представителями первичных профсоюзных организаций. И когда председатели профкомов возмутились подобной социальной безответственностью руководства, администрация начала в буквальном смысле “охоту на ведьм”.

Теперь представители работодателя выдают работникам заготовленные заявления о выходе из профсоюза, угрожая увольнением, если этот документ не будет подписан. А первичные профсоюзные организации, реально представляющие интересы работников, без лишних разговоров заменили советами трудовых коллективов — по сути, подконтрольными руководству компании, да и состоящими преимущественно из руководителей разного ранга.

Пикет в Москве состоялся 12 февраля. Около столичного офиса ОАО “Башнефть” собрались активисты Росхимпрофсоюза и Всероссийской политической партии “Союз Труда”.

— Нам не нравится то, что происходит в двух филиалах компании “Башнефть” — в Оренбурге и Уфе. В результате деятельности администрации не несколько человек, и даже не несколько десятков, а несколько тысяч человек были вынуждены написать заявление о выходе из профсоюза. Росхимпрофсоюз считает, что эти заявления написаны под давлением, и профкомы их не рассматривают. Мы продолжаем считать этих людей своими коллегами, своими товарищами и членами профсоюза. Мы будем и дальше бороться за наши права и надеемся, что руководители “Башнефти” услышат наши слова, — заявил председатель Росхимпрофсоюза Александр Ситнов.

Он также выразил огромную благодарность всем участникам кампании солидарности, которую проводят центральная профсоюзная газета “Солидарность” и международное объединение профсоюзов — глобальный союз IndustriALL.

Всего за две недели профсоюзные организаций и члены Росхимпрофсоюза, подвергающиеся постоянным атакам менеджмента “Башнефти”, получили поддержку от более 300 общественных организаций и от более 3000 человек не только из России, но и со всего мира.

— В данной компании, с нашей точки зрения, нарушаются права профсоюзных организаций. Сегодня мы вышли на улицу, для того чтобы выразить представителям “Башнефти” протест, — пояснил секретарь ФНПР, председатель Всероссийской политической партии “Союз Труда” Александр Шершуков. — Мы не ждем, что “Башнефть” в результате этого пикета пойдет навстречу, но наша общая кампания солидарности должна помочь тому, чтобы руководство обратилось к нормальному социальному диалогу.

Надо отметить, что хотя городские власти дали разрешение на участие в пикете всего для пяти человек, тем не менее на 1-й Тверской-Ямской улице в Москве собралось гораздо больше людей. Они поддерживали друг друга и до последнего сменяли товарищей на “боевом посту”, так как на улице было довольно холодно. Потому что — профсоюз, потому что — солидарность.

Как было написано на одном из плакатов, которые держали пикетирующие, — “Башнефть”, мы вернемся”. А это означает, как и подчеркнул Шершуков, что кампания солидарности должна помочь, потому что все ее участники собираются идти до победного конца.

На фото: Поскольку разрешение на пикет было выдано только на пять человек, за кадром остались еще более двадцати профсоюзных активистов, регулярно сменявших своих товарищей у здания “Башнефти”.

Источник статьи

 

Метки: ,

Открытое письмо А.А.Мелик-Пашаева высшим лицам государственной власти


Елена Годунова

Г-н Президент, г-н Премьер министр, г-н Министр образования! Уважаемые руководители педагогических Вузов и училищ, учебных заведений всех уровней!

Поводом для этого открытого письма стала информация о том, что в Госдуме вызревает закон о введении уголовной ответственности с 12-летнего возраста. Сама возможность такого обсуждения уже звучит как приговор. Не 12-летним только, а всем нам: нация, которая жестока и (или) безразлична к своим детям – это нация вымирающая.

Скажут: пострадавшему не легче от того, что преступники не достигли совершеннолетия. Но если человеческие дети растут волчатами, разве это не вина всего взрослого сообщества, образования, власти, которая вознамерилась их сажать?

По данным ВОЗ Россия стабильно и давно занимает первое место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков, лидирует в мире по числу курящих детей; по детскому алкоголизму и потреблению героина (также, как и по числу абортов и разводов; детей, брошенных родителями и т.д.). У властей на все один ответ: запрещать, ограничивать, ужесточать, контролировать, лишать, теперь еще и сажать. А нужно другое – предлагать детям что-то, что уводило бы их с гибельных путей. Для этого необходимо понять, что творится в душе растущего человека.

Важнейшая причина многих психических отклонений, преступных и саморазрушительных наклонностей–это отсутствие творчества в детском и подростковом возрасте. Когда нет возможности проявить себя в созидательном, нравственном, одобряемом людьми направлении, активность, данная ребенку от рождения, или загнивает и умирает, как травинка, которой не под силу проломить асфальт, или взрывается, как запаянный кипящий чайник, не озабоченный тем, куда полетят осколки.

Человек, лишенный творчества, или потенциальный больной, или потенциальный преступник. Или и то, и другое вместе. А школа, лишенная творчества, непрерывно вливает в мир новые и новые поколения таких людей.

Область школьного образования, где практически все дети могут получить ранний успешный опыт самостоятельного творчества – это область гуманитарно-художественная. Практики знают, что в учебном заведении, где хоть какому-нибудь виду искусства уделяется достойное внимание, резко меняется сама атмосфера школьной жизни, отношение детей к занятиям и к самой школе, они меньше устают, реже болеют и лучше учатся по другим общеобразовательным предметам.

Существуют международные социологические и психологические данные, которые свидетельствуют, что дети, всерьез занимающиеся творчеством, не числятся среди правонарушителей; что занятия искусствами помогают преодолевать наркозависимость, гармонизируют деятельность человеческого мозга, выправляют личность подростков – не запретами и карами, а тем, что наполняют смыслом их повседневное существование.

И при всем этом наша образовательная политика систематически выдавливает из школы именно эти спасительные практики, в которых воспитывается человеческая душа и укрепляется психическое здоровье; всячески старается сократить, слить, изъять из стандарта, сделать платными эти «ненужные для жизни» занятия, ограничить возможности выбора в дополнительном образовании; финансовыми клещами ущемить, погрузить в «общий рассол» те учебные заведения, которым удавалось в труднейших условиях охранять души детей и подавать другим пример того, что это возможно; сводить на нет по причине «неэффективности» высшее гуманитарное образование и соответствующие области науки.

Исходя из убеждения, что политика, смертельно опасная для будущего нации, проводится непреднамеренно, обращаем внимание на жизненную необходимость ряда экстренных мер.

При решении насущных вопросов детства и образования исключить лукаво звучащие аргументы, связанные с недостатком денежных средств. Все видят, на какие цели легко находятся немереные деньги, и никакая школа экономики не сможет убедить людей, что государство «вынуждено» мелочно экономить на главном и жизненно значимом.

Поскольку художественное развитие – это не подготовка деятелей искусства, а в первую очередь воспитание здоровой личности, необходимо немедленно изменить школьные приоритеты в пользу творческого гуманитарно-художественного образования. Если для этого надо менять Стандарт, даром что он только принят, значит, надо приостановить его действие и менять, и чем быстрее, тем лучше. Душа и будущее ребенка важнее чести чьего бы то ни было мундира. А обществу нетворческих людей – то есть потенциальных больных и потенциальных преступников — не помогут никакие информационные, лингвистические и математические компетенции (да они и не будут достигнуты).

Расширить преподавание музыки, изобразительного искусства, художественной литературы; безоговорочно восстановить в правах уникальный в мировой практике предмет «Мировая художественная культура»; найти место для театральной педагогики и для экранных искусств.

Часть этих вопросов решать, создав режим наибольшего благоприятствования для всех форм дополнительного художественного образования. Каждый ребенок должен иметь возможность бесплатно посещать разные кружки и студии, задерживаться или менять их, без всякой привязки к заработной плате педагога.

Создавать в экологически благоприятных местах доступные Центры творчества, где сменные группы детей со всей России занимались бы разными видами искусства под руководством квалифицированных педагогов.

Конкретных предложений может быть много, но сейчас необходимо принципиальное политическое решение. Спасение гуманитарно-художественного образования – это спасение наших детей, общества и государства от вырождения и исчезновения с культурной карты мира. А, значит, и с карты вообще.

А.А.Мелик-Пашаев – д-р психологических наук, лауреат Премии правительства РФ в области образования, гл. ред. журнала «Искусство в школе».

Просьба от автора письма:

Уважаемый коллега, если Вы считаете нужным и возможным, сообщите о Вашем согласии подписать это письмо и напишите Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript , как точно Вас представить.
И перешлите, кому считаете нужным, с такой же просьбой. Спасибо!

Источник статьи

 

Метки: , ,