RSS

Забытые асы

16 Фев

Было бы нелишним помянуть выдающихся воинов, в силу неясных обстоятельств так и не получивших заслуженных ими наград. Как это ни покажется странным, речь пойдёт о лётчиках, казалось бы, в отношении наград представителях самого привилегированного рода войск.

«Положение о наградах и премиях для личного состава Военно-Воздушных сил Красной Армии, Авиации Дальнего Действия, истребительной авиации ПВО, ВВС Военно-Морского Флота за боевую деятельность и сохранение материальной части», подписанное командующим ВВС маршалом авиации А.А. Новиковым 30 сентября 1943 года, предписывало представление к званию Героя Советского Союза «за 10 лично сбитых бомбардировщиков (разведчиков) или за 15 лично сбитых самолётов других типов».

Отметим, что сбить бомбардировщик, в особенности двухмоторный, было гораздо сложнее, чем истребитель. Во-первых, любые ВВС строили свою тактику так, чтобы уберечь значительно более дорогие и малочисленные бомбардировщики.

Бомбардировщик, как правило, хотя и имел меньшую скорость, но обладал значительно большей огневой мощью. Так, немецкий фронтовой бомбардировщик Хе-111, помимо штурмана, размещённого в передней кабине, имел до 4 стрелков, имевших возможность вести огонь в заднюю полусферу, в том числе из спаренных установок. Собственно, самолёт-истребитель и был создан для уничтожения именно неприятельских бомбардировщиков, а воздушные бои между истребителями и атаки ими же наземных войск были явлением попутным, второстепенным.

Выдающийся ас, Герой Советского Союза Ф.Ф. Архипенко говорил, что одно дело крутиться с истребителями, а совсем другое – «строиться в хвост бомбардировщику: тут пулю в лоб можно запросто получить».

За всю историю советских ВВС было не более двух десятков асов, кто имел на счету десять и более двух или трехмоторных официально лично сбитых тяжёлых неприятельских машин. Это (в алфавитном порядке) А.В. Алелюхин, В.И. Афанасьев, П.В. Базанов, П.Я. Головачёв, Н.Д. Гулаев, Г.А. Григорьев, К.А. Груздев, В.Н. Залевский, Н.А. Зеленов, И.С. Зудилов, А.Ф. Ковачевич, Н.Ф. Краснов, В.Д. Лавриненков, А.И. Покрышкин, Г.А. Речкалов, Б.П. Рогов, Б.Ф. Сафонов, Н.С. Сивцов. Столь же невелико и число тех, кто имел на счету «указанные» 15 и более сбитых бомбардировщиков (разведчиков), если не считать разведывательными одномоторные Хш-123 и Хш-126 – главным образом они использовались как связные самолёты. В то же время к «разведчикам» должны быть отнесены двухмоторные истребители сопровождения Ме-110, отличавшиеся мощным вооружением, а по летно-тактическим характеристикам и размерам схожие с Пе-2, использовавшиеся также как разведчики и штурмовики.

В представленном списке асов, чей вклад по сбитым типам наиболее весом, А.В. Алелюхин, П.Я. Головачёв, Н.Д. Гулаев, В.Д. Лавриненков, Г.А. Речкалов и Б.Ф. Сафонов носят звание дважды Героев Советского Союза. А.И. Покрышкин – трижды Героя. 9 человек из приведённого списка удостоены звания Героя Советского Союза, а вот двое – К.А. Груздев и Б.П. Рогов – нет…

Удивительно, что среди более чем трёх тысяч советских и российских авиаторов, удостоенных звания Героя Советского Союза и Героя Российской Федерации, не нашлось места для выдающихся лётчиков, чей вклад в общую победу столь значим: список лично сбитых самолётов противника превышает два десятка (К.А. Груздев – 17 сбитых лично и 6 в группе; Б.П. Рогов – 26 лично сбитых), из которых не менее десяти (К.А. Груздев -14, Б.П. Рогов – 10) – двухмоторные боевые машины.

Удивителен боевой путь соратника К.А. Груздева – М.Е. Чуносова, за неделю боёв, в июле 1941 года (!), сбившего 7 тяжёлых двухмоторных немецких самолётов. Заметим, что ни одному другому лётчику, за всё время войны не удалось не только повторить такую серию, но даже приблизиться к этому результату.

Лучший летчик 1941 года

Чуносов Михаил Егорович родился в 1912 году в большой крестьянской семье. Уроженец села Ярлуково, Грезевского района Липецкой области. Работал слесарем на воронежском заводе имени Дзержинского. После рабочей смены бежал в вечернюю школу – без аттестата зрелости в авиационное училище не принимали. Одновременно занимался в планерной школе.

В 1934 году М. Чуносов поступил в Энгельсскую военную авиационную школу. Там, в Саратовской области парень научился не просто летать, а летать вдохновенно, точно, талантливо. Командование оставило его в училище на должности инструктора.

В 1940 году он был направлен в сводный авиаполк, сформированный при вновь образованной Военно-воздушной академии, базировавшийся в знаменитом Монино. Здесь он познакомился с другим сильным лётчиком – К.Г. Пепеляевым – старшим братом Е.Г. Пепеляева – лучшего аса реактивной авиации.

С началом войны, при личном участии И.В. Сталина был сформирован 402-й истребительный авиационный полк, укомплектованный лучшими лётчиками, в том числе и лётчиками-испытателями. Командовал полком выдающийся лётчик-испытатель, впоследствии Герой Советского Союза П.М. Стефановский. Элитные летчики охраняли небо Москвы. Вместе с десятком других известных лётчиков в полк были направлены М. Чуносов и К. Пепеляев. Вскоре полк вылетел в район станции Идрица Псковской области.

В одном из июльских боёв самолёт Константина Пепеляева был сбит неожиданным ударом неприятельского истребителя из-за облаков и упал в Ильмень-Озеро…

3 июля 1941 года старший лейтенант Чуносов одержал свою первую победу, сбив двухмоторный бомбардировщик Ю-88.

Командир полка Петр Стефановский посвятил своему лётчику несколько строк:

«7. 07. 1941 г. в 15.00 в районе Невель старшим лейтенантом М.Е. Чуносовым сбит Ме-110… В упомянутом бою самолет Чуносова получил несколько пулевых пробоин. Старший лейтенант – замечательный воздушный боец.

Редко проходит день, чтобы Чуносов не вел воздушного боя, который обычно заканчивается его победой.

Так, 8 июля в 10.30 в районе Великих Лук сбил Ме-110, а в 14.00, ведя бой с Ю-88, сбил и этого, но и сам в результате полученных повреждений совершил вынужденную посадку. 10 июля сбил До-217».

Всего за неделю боёв этот выдающийся лётчик сбил 7 двухмоторных самолётов противника: 3 Ю-88; 2 До-217 и 2 Ме-110.

В середине августа газета Северо-Западного фронта «К Победе» под заголовком «Изучайте и умножайте боевой опыт! Бейте и разите врага так, как старший лейтенант Михаил Чуносов!» опубликовала интервью с летчиком. К этому времени на боевом счету Михаила Егоровича уже девять сбитых немецких самолетов.

«Смелее драться – лучше выходит… Нужно сближаться незаметно для врага и, не дав ему опомниться, разить в самое сердце… Я всегда спрашивал у старых летчиков об их боевом опыте, изучал его. Это во многом помогло мне в боях с коварным врагом. Нужно бить врага, где только он появляется, и бить решительно, беспощадно, насмерть».

В одном из июльских боёв вражеский снаряд попал в переплёт кабины чуносовского «мига». Один из мелких осколков снаряда попал лётчику в глаз, который перестал видеть. Однако Чуносов не доложил командованию о ранении, а внешне оно было незаметно, и продолжал летать на задания. «Прогоним фашистов – быстро вылечимся», — говорил он своим самым доверенным товарищам. Конечно, управление истребителем для человека лишившегося бинокулярного зрения было сложной задачей, что говорить о ведении боя?..

15 июля 1941 года командование полка представило Чуносова к ордену Ленина.

Он был сбит в воздушном бою 16 августа 1941 года.

Участники боя не видели, как был сбит самолёт Чуносова, он был зачислен в списки пропавших без вести. В духе времени было отозвано и представление к ордену.

Жители деревни Бошенка Новгородской области, над головами которых проходил воздушный бой и на глазах которых советский самолёт упал неподалёку от села, похоронили отважного лётчика возле упавшего «мига».

Останки героя были обнаружены 9 октября 1995 года одним из поисковых отрядов. Он был перезахоронен 24 июня 1996 года на Центральном городском кладбище в районе Трубного завода города Липецка по инициативе родственников и командования истребительного авиационного полка, который базируется в Липецке.

Удивительно, но лучший по известному боевому счёту лётчик 1941 года так и остался в истории без единого ордена.

Время наград еще не пришло…

Груздев Константин Афанасьевич был выдающимся боевым лётчиком и лётчиком-испытателем.

Он родился 2 мая 1908 года в Вологде, в семье железнодорожника. Рано лишился родителей. Воспитывался в детдоме. Окончив школу, поступил в техническом училище. С 1928 года в рядах РККА. Окончил Борисоглебскую военную авиационную лётную школу в 1932 году. Служил на Украине, Дальнем Востоке, в Москве.

В июне 1937 года в числе других советских лётчиков — добровольцев добился права на отправку в Испанию. 19 июня 1937 года был арестован в международном поезде «Москва-Париж» германской полицией.

Однако благодаря настойчивым действиям соответствующих советских органов, через 8 месяцев, К.А. Груздев был освобождён из нацистских застенков и через Швейцарию вернулся на родину.

В 1938 году он защищал восточную границу СССР от японских захватчиков. Окончил курсы усовершенствования начсостава. С 1940 – на летно-испытательной работе в НИИ ВВС. В 1940 году проводил испытания И-16 с М-63 тип «29», немецкого Ме-109Е, МиГ-3, И-26-3; в 1941 – УТИ-26-2, И-30 (Як-3-1).

С началом Великой Отечественной войны заместитель командира 402-го ИАП майор К.А. Груздев воевал на Калининском фронте и 2 июля 1941 первым открыл боевой счёт полка. В первые две недели боёв он записал на свой счёт 6 вражеских самолётов. Однажды в одиночку атаковал группу из 9 бомбардировщиков и рассеял её. В середине июля 1941 года принял командование полком вместо П.М. Стефановского, отозванного в Москву.

Менее чем за год боевой деятельности К.А. Груздев совершил 261 боевой вылет. В воздушных боях уничтожил лично 17 и в группе 6 самолётов противника. Блестяще зная вражескую технику, её сильные и слабые стороны, Груздев разработал весьма эффективный приём борьбы с самолётами Ме-110. Этот тяжёлый истребитель имел относительно невысокую маневренность и ограниченную скороподъёмность. Груздев на большой скорости становился в восходящую спираль и проскакивал вперёд, как бы подставляя себя под огонь противника. Немецкий лётчик охотно ввязывался в бой, надеясь на мощь своего носового оружия. Постепенно Груздев увлекал его на высоту 5 — 6 км. Там лётные качества «мига» значительно улучшались, а «мессера» — ухудшались. Это сполна использовал Груздев. На его счету четыре лично сбитых Ме-110.

Груздеву также принадлежала инициатива в использовании щитков для уменьшения радиуса виража. Убедившись, что в бою на горизонталях наш ЛаГГ-3 не может зайти в хвост Ме-109, он придумал хитрый приём — отклонять на 10 — 15 градусов посадочные щитки крыльев. А это было нелегко! На глубоком вираже, под давящей перегрузкой, нужно было дотянуться до нижней части приборной доски, нажать кнопку выпуска закрылков, а в нужный момент — когда щитки отклонятся, — вернуть её в нейтральное положение. И всё это в условиях боя! Многие лётчики, пытавшиеся повторить этот приём, говорили, что для этого надо иметь третью руку и дополнительную пару глаз (желательно — на затылке). Груздев говорил иначе — «надо правильно распределять внимание».

Умение «пользоваться глазами» как одно из важнейших для лётчика-истребителя подчёркивали многие выдающиеся лётчики: Е.Г. Пепеляев, В.Д. Лавриненков, П.И. Муравьёв, Г.А. Баевский.

Осенью 1941 года из-за нехватки двигателей АМ-35А в некоторых частях ВВС самостоятельно производили установку моторов АМ-38 на самолёты МиГ-3. Так, техническим составом 402-го авиаполка в ноябре 1941 года в полевых условиях была произведена установка двигателей АМ-38 на два самолёта. Следовало проверить, как поведет себя МиГ-3 в воздухе. Ведь помимо нового мотора, под крыльями машины установили ещё и пусковые установки для реактивных снарядов. Испытания проводили командир полка майор К.А. Груздев и командир одной из эскадрилий капитан Б.Г. Бородай.

13 августа 1941 года в бою над Новгородом Великим с группой неприятельских бомбардировщиков Ю-88 он сбил два из них реактивными снарядами.

В сентябре был представлен к званию Героя Советского Союза (тогда оно присваивалось за 10 лично сбитых самолётов), но был награждён орденом Ленина. Время побед, а с ним и наград ещё не пришло.

В 1968 году инициаторами повторного представления к званию Героя Советского Союза выступили ветераны НИИ ВВС, но безуспешно.

15 марта 1942 года К.А. Груздев выступил в газете «Сталинский Сокол» со статьей «Как вести воздушный бой с «Мессершмиттом-115». Самолёт называемый в 1941-42 гг. «Мессершмиттом-115» был на самом деле известным некоторым лётчикам Ме-109Ф. В декабре 1941 года Ме-109Ф совершил вынужденную посадку на аэродроме в Тушино. После восстановления немецкий самолет проходил испытания в НИИ ВВС, которые закончились в апреле 1942 года.

Вскоре Груздев был отозван с фронта, некоторое время занимал должность инспектора Северо-Западного фронта, позднее он направлен в НИИ ВВС и назначен начальником лётной части. Проводил испытания самолётов Як-7В и Як-7ДИ с М-105ПФ. Совместно с Г.Я. Бахчиванджи занимался работой по проведению испытаний опытного ракетного истребителя БИ-1. 12 января 1943 года выполнил полёт на этом самолёте. При посадке, в момент выпуска шасси, одна из лыж оторвалась. Лишь благодаря выдержке и высокому лётному мастерству, проявленным Груздевым, этот полёт закончился благополучно.

Испытателем Груздев был талантливым, инициативным. Вскоре ему поручили исследование штопорных характеристик американского истребителя Р-39 «Аэрокобра». Самолёт этот обладал неудовлетворительной центровкой и при определённых режимах полёта сваливался в «плоский» штопор, вывести из которого эту машину было непросто даже опытному лётчику. Испытания на вывод из плоского штопора «Аэрокобры» № АН628 происходили в течении нескольких месяцев в городе Кольцово, под Свердловском, куда был эвакуирован институт.

9 февраля 1943 года, в одном из таких испытательных полётов, подполковник К.А. Груздев погиб. Лётчик до последнего старался найти способ вывести падающий самолёт из неуправляемого вращения, но так и не смог этого сделать.

Константин Афанасьевич Груздев похоронен на кладбище посёлка Малый Исток, расположенном неподалёку от аэродрома Кольцово под Екатеринбургом, рядом с товарищем по испытаниям ракетного самолета БИ-1 – Г.Я. Бахчиванджи, погибшего при испытании этой машины 27 марта 1943 года.

В боях поражений не знал

Рогов Борис Пантелеевич был одним из ярчайших асов великолепной 10-й гвардейской истребительной авиационной дивизии. Его пилотаж отличала исключительная аккуратность, но и виртуозность, которой лётчик порой бравировал. В боях Рогов был расчётлив и отважен, при этом не знал поражений, не потерял ни одного из своих ведомых.

Борис Рогов родился в 1923 году. С января 1943 года служил в составе 13-го ИАП (позднее 111-м гвИАП ), воевал на Ла-5.

Характерен его вылет на разведку с молодым лётчиком гвардии мл. лейтенантом П.А. Авраменко 15 марта 1944 года. В районе наблюдения, западнее Проскурова, нашу пару пытались перехватить два Ме-109. В завязавшемся бою разведчики сбили оба неприятельских истребителя, закончили выполнение задания и вернулись на свой аэродром.

Гвардии старший лейтенант Б.П. Рогов сражался под Сталинградом и в небе Кубани, на Курской дуге и в Корсунь-Шевченковской операции, в боях под Львовом и Проскуровом. Совершил больше 300 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 26 самолётов противника.

Заметим, что Борис Рогов по числу личных побед – 26, наряду с И.Г. Кузнецовым, является рекордсменом среди лётчиков-истребителей, не удостоенных звания Героя Советского Союза.

Он награждён двумя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны 2-й степени.

Некоторая информация о нём содержится в книге-исследовании лётчика-истребителя 10 гвардейской ИАД Героя Российской Федерации П.М. Бойкова «На главных направлениях»:

«…19 апреля 1943 года группа из 20 истребителей Ла-5 во главе с командиром полка подполковником Лышковым прикрывала наши войска на Малой земле. В 16 часов 30 минут со стороны Анапы появились 8 Ме-109Г-2, которые уклонились от атаки группы майора С.Я. Жуковского.

Через 2 — 3 минуты Лышков заметил со стороны Чёрного моря 12 бомбардировщиков Хе-111 под охраной истребителей. Группа Жуковского связала их боем, а восьмёрка Латышева атаковала «Хейнкели». В этом бою Я.К. Латышев и Б.П. Рогов сбили по одному Хе-111. Бомбардировщики противника, беспорядочно сбросив бомбы, ушли в сторону моря. Преследуя их, Н.И. Гринько сбил ещё один бомбардировщик противника.

..3 августа 1943 года войска Воронежского фронта перешли в контрнаступление на Белгородско-Харьковском направлении. Рано утром на сопровождение 12 штурмовиков Ил-2 вылетели 10 истребителей Ла-5ФН под командованием старшего лейтената С.Д. Горелова. В районе Белгорода их штурмовали 35 истребителей противника. Завязался воздушный бой, в котором советские лётчики сбили 8 вражеских самолётов. При этом, комэск С.Д. Горелов и командир звена Б.П. Рогов сбили по два Ме-109.

…Много геройских поступков совершили отважные лётчики разведывательной эскадрильи, выполняя самые ответственные задания командования. На боевом пути от Белгорода до Праги они произвели 3528 вылетов, сбили в воздушных боях 129 вражеских самолётов и 8 аэростатов — корректировщиков. Только гвардейцы — разведчики Алексей Балясников и Борис Рогов сбили 41 самолёт противника».

Командир звена 111-го гвардейского ИАП гвардии ст. лейтенант Б.П. Рогов погиб 14 сентября 1944 года, когда, взлетев с подвешенными под крылья истребителя 50-килограммовыми бомбами, задел ими за невысокую насыпь на краю аэродрома…

Замечу, что все соратники летчика – С.Д. Горелов, П.А. Гнидо, А.Е. Шварёв, П.М. Бойков, отзывались о нём, как о лётчике, в превосходной степени.

Николай Бодрихин

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.