RSS

Антисоветские колхозные штампы #ru

18 Фев

За последние два десятка лет были вложены десятки миллиардов долларов для того, чтобы создать в мозгу сограждан образ кошмарной жизни в сталинском СССР. Причины этого уже не раз объяснялись – это общество было очень сильным цивилизационным конкурентом обществ экслуататорского типа, страх западной элиты перед сталинским СССР столь силён, что они и их шавки пытаются вытравить любую память о героическом периоде нашей страны, заменив историю набором лживых бредовых мифов. В честном научном соревновании антисоветчики проигрывают с разгромным счётом, оказывается что они не в состоянии доказать ни одного из своих утверждений – ни десятков миллионов «репрессированных», ни нищеты в СССР, сравнительно с уровнем жизни тех лет, ни каторжных условий жизни, ни неэффективности экономики, ничего вообще. Поэтому отсутствие аргументов компенсируется мощью оболванивающей пропаганды и технологиями манипуляции психикой. Антисоветчики крайне редко бывают умными людьми, обычно это осознанные геополитические враги со своими интересами. Отечественный антисоветчик – это либо подлец, либо дурак различной степени, то есть в медицинском смысле слабоумный, вне зависимости от позиции в обществе и полученного формального образования.

Увы, одним из важных уроков гибели СССР стало и то, что человек – намного более тупое и бессовестное животное, чем предполагали европейские гуманисты и их русские последователи – большевики. Чему тут можно удивляться, так это беспредельной глубине человеческой тупости и подлости. В то же время само построение СССР показало, что не всё так безнадёжно плохо и останется в человеческой истории беспримерным взлётом лучших человеческих качеств. Тогда из части тупых дебилов Советской Власти удалось воспитать людей и это было самым большим её успехом, предопредилившим все остальные успехи.

Абсолютно все антисоветские штампы — тупая и наглая ложь, рассчитанная действительно на умственно дефективных нравственных дегенератов. Слабоумные сограждане, составялющие, увы, абсолютное большинство, неспособны к самостоятельной мыслительной деятельности в обычных, неэкстремальных условиях, а мыслят внушёнными штампами. Вернее, слово ”мыслят” не подходит, они, скорее, реагируют выдавая выработанные условно-рефлекторные реакции на сигналы-раздражители. Мыслительные процессы идут только на самом минимальном уровне, если они не стимулируются серьёзными внешними стимулами. Созданием сигналов-раздражителей (штампов или слоганов) как раз и занимаются пропагандисты. Точно так же, как у дрессированной собачки, лающей при щелчке пальцев дрессировщика у дебилов в мозгу при слове «Сталин» сразу появляется реакция – «массовые репрессии», при слове колхоз — «крепостной строй», «работа за палочки» и так далее. Просто и очень эффективно, если аудитория состоит из дебилов. Пропагандисты знают что делают – их бред рассчитан именно на ту аудиторию, которой и является большинство дорогих сограждан. Если бы это было неэффективно, то этот подход не использовался бы во все времена по всем континентам.

Интересно, что граждане, способные решать сложные математические и инженерные задачи, которым их обучили, знающие несколько языков и прочитавшию целую библиотеку умных и глубоких книг тупо повторяют совершенно идиотские штампы про «десятки миллионов репрессированных», «колхозное рабство», «заградотрядах, стрелявших в спину», «Сталин разрушил страну» и всё такое прочее. Оказалось подтверждено общественной практикой, что заучивание формул, умение играть прекрасную музыку, чтение самых лучших книг сами по себе не приводят вид гомо сапиенс к к способности мыслить, хотя голые одомашненные обезьяны могут успешно имитировать эту способность путём повторения заученных алгоритмов и штампов. Это всего лишь успешное подражание, а не самостоятельная умственная деятельность.

Дебилами, в том числе и квалифицированными ( усвоившими и запомнящими много алгоритмов) очень просто управлять, особенно если в руках управляющего есть машина для производства штампов и вкладывания их в черепную коробку дебилов. Увы, это просто одомашненые приматы, способные к повторению довольно сложных умственных операций, но способных к самостоятельному мышлению разве что только в критической ситуации.

Увы, пока не будет решена задача независимого критичного мышления, стабильный социализм, Общество Будущего, о котором мечтали лучшие умы человечества и который строили большевики, невозможен. Социализм – это общество людей, а не голых одомашненных обезьян. Как решить эту задачу, пока не вполне понятно. Но тут важно то, что короткая история СССР хотя бы поставила этот вопрос.

В связи с катастрофической деградацией лучшего в мире, но всё равно катастрофически недостаточного для развития мышления советского образования имеет смысл остановиться на некоторых моменты наиболее частов встречающихся антиколхозных штампов. Это будет полезно молодёжи, не получившей советского образования, да и для граждан постарше, но желающих мыслить независимо, будет полезно освежить взгляд на окружающий мир.

Почему-то чуть ли не первое, что встречается – повсеместное употребление уж совсем тупыми жуликами выражения вроде «вот таким оказался колхозный рай…» Позвольте, но рая крестьянам в СССР никто никогда не обещал. Всё, что Советская Власть с самого начала обещала крестьянам – это равная для всех возможность работать на земле и равноправие с другими сословиями. Всё остальное является инфантильной фантазией неспособных к адекватному восприятию реальности граждан.Интересующееся могут проверить декреты Советской Власти и работы Ленина, главы Совета Народных Комиссаров.

Что интересно, также чрезвычайно часто встречаются истерические выкрики о некой «беззаконности» действий Советской Власти «типа имели ли она право…» Это отличный пример слабоумия. Верховный Совет Народных депутатов был именно верховной властью в стране и принимал любой закон, который считал нужным. Он мог бы принять закон «расстрелять завтра всех кулаков и эксплуататоров» (а такие предложения от народных депутатов действительно были на разных уровнях) и это был бы жестокий и бесчеловечный, но закон. В период между созывами сессий Верховного Совета страной управлял Совет Народных Комиссаров – Совнарком. Мог ли, например, Совнарком принять решение о раскулачивании, то есть лишении имущества? Мог — и всё было строго по закону. Точно так же, как правительства других стран принимали решения о безвозмездном изъятии имущества у владельцев в ряде обстоятельств – при войнах, катастрофах, решениях о безвозмездной национализации (например, в Торонто в начале ХХ века были безвозмездно национализированы элетросети), всегда любили на Западе и обобрать идейных противников. Например, в 40-х годах лейтенант-губернатор Канады (наместник королевы) выпустил т.н. «закон о висячем замке», согласно которому любое частное помещение, где велась коммунистическая или просоветская пропаганда немедленно конфисковывалась. Для живущие в мире своих либеральных фантазий граждан это будет откровением. «Святость и неприкосновенность» частной собственности – весьма и весьма относительна, если эта собственность не принадлежит реально правящей страной высшей элите.

По субъективному мнению, следующее по распространённости тупое враньё о том, как при коллективизации «у крестьян отняли землю». Это несколько удивительно, потому что это проходили все в советских школах — земля с самого первого дня Советской Власти была объявлена общенародной собственностью и никогда Советское Государство никому не передавало её в собственность. В том числе и крестьянами. Земля принадлежала только всему Советскому Народу – крестьянам, рабочим, студентам, учёным, рыбакам, оленеводам, школьникам и даже тем поколениям, которые ещё не родились. С самого начала крестьяне могли безвозмездно пользоваться землёй, но не могли ей владеть – то есть продавать, передавать по наследству, закладывать и т.д. Это были правила игры с самого первого дня Советской Власти и крестьянин их полностью принял, проголосовав винтовкой в Гражданскую. Порядок пользования землёй (кому выдать какой кусок земли, для чего его использовать и т.д.) определялся Советами Народных Депутатов, их постановлениями, а на уровне страны, очевидно, что Совнаркомом, согласно письменным директивам которого проводилась Коллективизация. Землю у крестьян при Коллективизации никто не отбирал и не мог отобрать – они на ней как работали, так и продолжали работать, только не лично, а в составе равноправного коллектива таких же крестьян. Если крестьяне категорически не желали вступать в колхоз, то им выделялся соответствующий участок земли – права на землю крестьянина в СССР не мог лишить никто. Даже выселенные кулаки были вправе потребовать участка земли и местный Совет был должен был его предоставить. Сменился ли собственник земли в СССР (общенародная)? Нет, как было так и осталось. Стал ли крестьянин в составе кооператива платить за землю? Нет не стал. Просто часть земли обрабатывалась совместно, а часть была в личном пользовании (личном подворье). Интересно, в те годы крестьяне не выдвигали никаких претензий по поводу «отъёма земли», они отлично знали что и кому принадлежит. Все проблемы коллективизации были исключительно по поводу инвентаря и скота. А истерика идиотов по поводу «отнятой у крестьян земли» началась уже в «перестройку», когда почти ушли поколения, видевшие коллективизацию в достаточно зрелом возрасте, чтобы более-менее понимать что и кому принадлежит .

Следующая ложь, точнее, полуправда — «крестьян загнали в колхозы». Действительно немало крестьян загнали в колхозы местные власти в течение 1929 года, однако центральная власть в Москве по настоянию Сталина отменила это решения и все желающие могли выйти из колхоза вместе со своим инвентарём и скотом в течение всего 1930 года. Времени было более чем достаточно даже для сильно заторможенных граждан. Все колхозники, пришедшие после 1931 года пришли или остались в колхозах добровольно. Они подвергались активной пропаганде, но вступили они именно сами, как это ни больно признать антисоветчикам.

Не упомянуть при описании антиколхозных штампов знаменитого выражения «колхозы были видом крепостного права» это как снять вестерн без драки в салуне и перестрелки ковбоев. Сравнивать крепостное право и колхозы может только конкретный идиот. Эти явления не имеют ничего общего, кроме того, что там и там существуют крестьяне и земля.

При крепостном праве крестьяне лично зависимыми были прикреплёнными арендаторами земли, оплачивавшими аренду у барина (феодала, помещика) либо деньгами и продуктами натурального хозяйства (оброк), либо работой определённое время на земле помещика (барщина). Помещика не интересовало, чем крестьянин занимается на своём наделе, его интересовала только выплата его доли. Совершенно очевидно также, что никакой продукт с помещичьей земли среди крестьян не распределялся, это была собственность помещика. За само предложение такого такого рода крестьянина бы просто запороли насмерть на конюшне. В колхозе же распределение произведённого продукта было принципиально иным – часть его распределялась среди членов кооператива, часть расходовалась на другие нужды. Произведённый на помещичьей земле продукт и сданный крестьянами оброк был в полном владении помещика, чем он успешно пользовался, продавая его за бесценок на зарубежных биржах, спуская деньги во всяких парижах и баден-баденах. Это не говоря о том, что крепостной крестьянин облагался ещё и государственными повинностями – воинской, строительной, дорожной и т.д. Государство и помещик не должны были крестьянину вообще ничего – ни образования, ни медицинской помощи, ни развлечений. Сама постановка вопроса об этом запросто приравнивалась к призывам к мятежу. А в колхозах попытка лишить колхозника этих неотъемлемых прав расценивалась бы как контрреволюционное преступление и сулило не меньшие неприятности. Как видим, ситуация в колхозах даже близко не походила на ситуацию в крепостной деревне.

Далее. Крепостной не мог уехать из своей деревни вообще. Никуда. Ни в город, ни в другую деревню к другому помещику, никуда вообще. Насчёт городов мы поговорим чуть ниже. Зададим другой вопрос — а в другой колхоз, другой район, другую республику колхозный крестьянин мог уехать? Очевидно, что сколько угодно. Не встречал ещё наглых дураков, утверждавших, что это было нельзя. Другое дело, что в реальности крестьянину это сделать весьма сложно – что делать с хозяйством? Но если он желал оставить его, имел возможность легко продать или, к примеру, это был молодой парень – нет проблем, езжай, куда хочешь. При этом он должен был урегулировать дела со своей долей в колхозе, но с отъездом проблем не было. Мог ли колхозный крестьянин в любое время покинуть колхоз? Да, но если он покидал колхоз без согласования с членами кооператива, то его из кооператива исключали и пай не выплачивали, что совершенно справедливо. В конце концов колхозный крестьянин мог бы бросить хозяйство и уехать. В случае крепостного права полиция обязана была поймать беглого и вернуть хозяину. Только представьте себе картину – НКВД не ест, не пьёт, не ловит шпионов, не борется с бандитами, а ловит по городам и весям уехавших из деревень колхозников и возвращает их под конвоем назад. Имели ли право государственные органы насильно вернуть крестьянина в колхоз, откуда он уехал? Для слабоумных антисоветчиков это будет удивительно, но для того, чтобы милиция вернула крестьянина домой под конвоем, ей нужен закон, на основании которого это делается. На основании чего крестьянин будет арестован, на основании чего будет выделен конвой? Спросят начальника отделения: «Почему ты с преступниками не борешься?», а он в ответ: «А они у меня все сотрудники по Союзу ездят, ловят беглых колхозников, а потом конвоируют их домой!» Да, кстати, а за чьей счёт будет всё это веселье – командировочные конвою, проездные документы для конвоируемого и сотрудников милиции и т.д.? Так был ли такой закон в СССР – возвращать «беспаспортных крестьян» в колхозы силой? Почему-то не было. К слову, если у крестьянина нет прописки, то и жить в конкретном населённом пункте его не заставит никто. Так какой же это крепостной? Каким конкретным идиотом надо быть, чтобы нести такую ахинею? Ещё пример: могла ли колхозница, выйдя замуж, переехать в другой колхоз или в город? Мог ли кто-то её остановить и потребовать, чтобы она никуда не уезжала и не выходила замуж? Бред, не правда ли? Подобное даже представить себе невозможно. В моей семье несколько родственников так выходили женились и выходили замуж, без малейший вопросов переезжали в другие села и города. Единственным ограничением было, как везде и всегда для крестьян – период сева и уборки, что несложно потерпеть. В крепостном обществе крестьянка не могла бы в принципе выйти замуж за крестьянина, принадлежащего другому барину – ей барин терял работницу. В виде исключения были случаи, когда барину падали в ноги и он мог продать крестьянку по согласованию с другим барином или поменять на что или кого-либо. Было ли в СССР что-либо подобное? Такого не утверждают даже конченые дегенераты. Зададим ещё несколько вопросов, чтобы показать, что колхозный строй не имел ни малейшего отношения к крепостному. Например, мог председатель колхоза продать крестьянина другому председателю или поменять дворовых, в смысле, колхозных девок, к примеру на трактор? Неужели нет?!

Вообще-то, всю эпопею с коллективизацией затевали исключительно для того, чтобы несколько десятков миллионов крестьян могли переехать в города и стать рабочими. Без реальной свободы передвижения и простой процедуры прописки, там где это требовалось, это было бы невозможно в принципе. Каким идиотом надо быть, чтобы утверждать, что крестьяне в колхозах были «крепостными»?

Теперь об одной из излюбленных тем антисоветчиков. «Всё забирали», «в колхозах работали за палочки» — то есть нас пытаются убедить в том, что люди в колхозах работали вовсе без оплаты, рабочие дни им записывались, но ни денег, ни продуктов колхозники не получали. Прошу прощения, но как это так – работали совсем без оплаты? Ведь сколько можно обманывать человека, ну год, максимум, два, а сталинские колхозы успешно существовали почти четверть века. Для многих будет удивительным, но колхозы сохранялись даже на оккупированных территориях и, что совсем удивительно – немцы их признавали. Желающие могли выйти из колхозов — такое случалось, но крайне редко. Так зачем люди вообще работали в колхозах? На этот вопрос вы не добьётесь внятного ответа от антисоветчиков. Они делают многозначительные паузы и отпускают реплики «ну вы же должны понимать»? Но если начать требовать от них конкретного ответа, то оказывается, что они ничего не могут сказать о мотивации колхозников. Работали из страха? А чего конкретно боялись? Что заберут в GULAG? Ну там хоть будут кормить, а тут работаешь и, по версии антисоветчиков, вообще не кормят. Интересное дело, рабочие в СССР не соглашались бы работать без зарплаты, учителя, профессора, госслужащие, моряки, офицеры и все прочие – тоже, их почему-то запугать гулагами не получилось, а крестьяне, получается, патологические трусы и рабы, так?

Иногда совсем неумные антисоветчики пытаются ответить, что крестьянин выживал только за счёт своих огородов, а в колхозах он не получал совсем ничего. Интересное дело – получается так, что крестьянин мог на своём приусадебном участке, работая примитивнейшими технологиями получить такое количество продуктов в свободное от работы в колхозе время, что он мог выжить с семьёй? Известно, что приусадебный участок колхозника составлял, в зависимости от района, 0,5-1,5 га. Меньше, чем при царе, но при царе крестьянин не мог себя обеспечить и с в два раза большего участка и постоянно голодал. При НЭПе тоже речи не было о такой фантастической производительности. Зачем вообще нужна механизаци сельского хозяйства – просто разводи таких монстров-колхозных крестьян и они не только сами себя обеспечат, но и завалят страну продуктами. Самый поверхностный взгляд на вещи показывает, что крестьянин не мог выжить, работая только у себя на огороде. То есть в колхозах он, как минимум, «что-то» зарабатывал и это что-то превосходило по калорийности тому, что он производил на своём огороде. Почему превосходило – потому что самое эффективное по калорийности в условиях России – рожь и пшеница, поэтому их и сеют веками. Имея в два раза больший участок при царе крестьянин голодал и детская смертность была на уровне африканских стран, а в колхозах, имея, как минимум, в два с лишним раза меньший огород – нет. Следовательно, господа, утверждающие, что в колхозе не «получали ничего» — лжецы.

Цель лозунга-штампа про «работу за палочки» в том, чтобы вызвать примитивную ассоциацию в мозгу слабоумных по принципу – «работает забесплатно только раб.» Рабы и правда не получают оплаты за свой труд и работают исключительно из-за страха наказания или смерти, при этом хозяин должен их кормить иначе рабы погибнут в течение нескольких недель и незадачливый рабовладелец просто останется ни с чем. Так работали ли крестьяне в СССР по принуждению надсмотрщиков? Такого не утвреждали даже Геббельс с Солженицыным. Нет, этого не было. В чём ещё отличительная черта раба? В том, что он не обладает никакой собственностью, абсолютно всё, что у него есть – собственность хозяина и хозяин имел право в любое время забрать всё, ничем не обосновывая свою прихоть. Обладал ли колхозник собственностью? Безусловно – личным подворьем и другой собственностью, эта собственность была защищена законом. Отбирали ли в СССР у колхозных крестьян дома? Нет. Отбирали ли произвольно личную собственность? Тоже не отбирали. То есть колхозный крестьянин вообще ничего общего не имеет с положением раба. Тем не менее, идиоты продолжают это утверждать, как обычно, не понимая даже близко значения произносимых слов.

Снова вернёмся к вопросу – чем были мотивированы к труду советские колхозники тех лет. Почему советские крестьяне не бросили работу в колхозе? А чего они боялись? Исключения из колхоза? Максимальное наказание за злостную систематическую невыработку трудодней было исключение из кооператива. Так на что нужен такой колхоз, в котором ничего не заработаешь? Работай как единоличник – у тебя всё равно есть приусадебный участок, не трать время на работу в колхозе, работай только на себя. Нет? Почему? Значит работа в колхозе была выгодна? Чем?

А теперь о самом интересном — среднее количество обязательных трудодней в довоенных советских колхозах было всего 80 дней в году, а средняя выработка работника уже в 1937 году составляла около 200 трудодней и постоянно росла. То есть получается, сельское население СССР состояло почти сплошь из какого-то странного вида исключительно работящих потомственных идиотов– людям ничего не платят (работали, как нас сейчас уверяют СМИ правящего режима только для того, чтобы получить отметку «палочка» в учётной книге), а они не то что не протестуют, не бросают работу, напротив – начинают работать почти в 3 раза лучше, чем требовалось и год от года работают всё больше! Либо руководство советских колхозов обладало какими-то сверхъестественными магическими способностями, умея сделать то, что ни до, ни после не мог сделать никто в мире – заставить людей работать не просто всё больше и больше, а больше многократно, при этом «ничего им не платя», либо картина была принципиально иной – крестьяне получали сдельную оплату и зарабатывать большее количество трудодней им было однозначно выгодно. Зачем было не просто перерабатывать трудодни, а перерабатывать их в 2-3 раза?! Можно как-то объяснить, если человек из страха какое-то время выполняет норму, работая вовсе без оплаты, но чтобы он в три раза перевыполнял её! Кто-то здесь очень сильно врёт.

Но вообще кончеными идиотами представляются даже не колхозники СССР, а единоличники — к 1935 году в колхозах состояло только 75% крестьян, так вот, единоличники прекрасно видя, что их односельчане в колхозе жутко страдают в «крепостном рабстве», работают только для того, чтобы получить некие странные значки в учётной книге, но они валом валят в «колхозное рабство»! Если в 1935 году 25% крестьян были принципиальными единоличниками, то в 1939 таких осталось всего 5%, а последние полтора процента вступили в колхозы в конце 40-х-начале 50-х. Нет, до того, чтобы рассказывать о том, что единоличников сгоняли в колхозы после года 34-35 годы, антисоветчики пока не дошли. Давайте представим себе картину – люди вообще ничего не зарабатывают в колхозах, но продолжают работать в 2-3 раза больше, чем требуется, их соседи, наблюдая происходящее, массово вступают в колхоз, чтобы тоже жить такой жизнью?

Вам не кажется ничего странным в этой картине? Так в чём дело? Всё до безумия просто – единоличники жили заметно хуже, чем колхозники. Это, кстати, отмечено в статистике сталинских времён. Хотя тут не нужна никакая статистика – единоличники практически все, добровольно без принуждения вступили в колхозы до начала 50-х годов. Произойти это могло только по одной причине – жить в сталиском колхозе было существенно выгоднее, чем вести единоличное хозяйство.

Внедряемая в последнее время мысль об «ограблении крестьянства» для индустриализации просто обыкновенная ложь – что конкретно было взять у крестьян для Индустриализации? Золото? Автомобили? Строительную технику? Тут можно разве что потешаться над слабоумными. Ведь что такое ограбить — это означает отнять силой, ничего не дав взамен. Что у них было взять? Соху? А самим не смешно? Корову? Даже коровы в русском селе традиционно были далеко не у всех. Да и никто коров у крестьян не отнимал и в город не перегонял и во Францию не продавал. Земля крестьянам и так не принадлежала, собственника она, как уже говорилось выше, не меняла, крестьянин за землю платить не стал. Очевидно, что тут никакого ограбления не было и близко. Крестьян можно было ограбить двумя способами — либо отобрав у них хлеб, который они производили и за него не заплатить, либо взять рабочую силу – то есть отправить крестьян на заводы и там ничего не платить. Очевидно, что второй вариант – абсолютная чушь, советские рабочие (на 90% вчерашние крестьяне) получали не только зарплату, но и бесплатное медобслуживание, отпуска, пенсию и образование, чего не получали рабочие нигде в мире.

Теперь о том, отнимали ли у крестьянина хлеб. Хлеб в колхозе являлся собственностью кооператива как юридического лица, которое имело свои обязательства. После исполнения этих обязательств крестьянину выдавалась его доля согласно трудодням. Отбирал ли у крестьян кто-либо хлеб, выданные за трудодни? Таких случаев неизвестно и быть их не могло, потому что крестьяне умерли бы с голоду. Отбирали ли хлеб у колхозов бесплатно? Действительно так и никто никогда этого не скрывал и вообще-то весьма небольшую долю, кстати, подобным образом «отнимают» во всех странах мира. Называется – налог, он необходим для существования государства как целого. Крестьяне платили налоги всегда, как до колхозов, так и до Революции. То есть изъятое в виде налога – не может быть грабежом по определению, хоть некоторые своеобразные граждане, живущие в своём иллюзорном мире, утверждают, что все налоги есть грабёж. Оставшуюся часть колхозы отдавали в виде платы за услуги МТС, оплачивали взятые кредиты и ссуды и остальное сдавали государству по твёрдым, заранее установленным ценам – так происходит во всём мире и это, кстати, договорно-финансовые отношения. Где это видано, чтобы крестьяне не возвращали банкам ссуды (кстати, исключительно льготные), не оплачивали услуги транспортных компаний и т.п.? Так где тут грабёж? Колхозам не платили за сданный хлеб? Это враньё – Советское государство было самым надёжным плательщиком. Цена за хлеб для колхозов (крестьянских объединений) была слишком низкой и нерыночной? Это у граждан, живущих в своих рыночных иллюзиях фермеры во всём мире вывозят хлеб на рынок и устанавливают свободные цены, подобно тому, как они устанавливались на яблоки на колхозных рынках. На самом деле подобное в современно мире, да и раньше – большая редкость. Как правило, крестьяне продают свой хлеб компаниям-монополистам по строго фиксированным ценам, никакого рынка для них нет и близко. А вот для компаний-монополистов рынок как раз есть – они и получают всю разницу между рыночными колебаниями и хлебом, полученным от фермеров по фиксированным ценам. Здесь тоже ничего вопиющего не происходило – госмонополист скупал хлеб у колхозов по фиксированным и довольно низким ценам, а потом распределял среди горожан по карточкам и свободным ценам.

Следует упомянуть, что Советская Власть провела массовое ограбление кое-кого, точнее возглавила его и придала ему более-менее цивильную форму, сумев избежать резни и всеобщего беззакония. Эти «кое-кто», как нетрудно догадаться – кулаки, то есть сельские капиталисты, жившие эксплуатацией своих соседей. Вот именно по ним, ментально близким кровопийцам и ростовщикам и устроена постсоветской кликой такая истерия. Для них «крестьяне» — именно кулаки, «настоящие хозяева», а 95% остальных – так, быдло, «не вписавшееся в рынок» и недостойное упоминания.

Если выходить на поле статистики и научного анализа, то сразу оказывается, что антисоветчикам абсолютно нечем обосновать свою ложь и бредовые фантазии. Пропагандистский эффект достигается тысячекратными повторениями штампов, тотальным враньём и дезинформацией, возможными только при тотальном господстве в государственных средствах массовой информации. В открытом споре антисоветчики проигрывают в 100% случаев, поэтому они стараются не сталкиваться в честной полемике,а аппелировать к эмоциям. Обычно для этого используются «воспоминания» каких-то непонятных людей, относящиеся к непонятно какой ситуации и какому периоду, особенно любимы так называемые «воспоминания бабушек». Неизвестная бабушка – последнее прибежище антисоветчика. В колхозе «30 лет без урожая вообще ничего не давали…, всё отбирали, всех выселили-расстреляли-арестовали-репрессировали». На вопрос а как же лично она выжила, если отбирали «всё», как правило отвечают примерно «всё что давали матери на трудодни – два мешка пшеницы и как хочешь, так и выживай.» Бабушкам лучше оставаться анонимными, а то когда начинают разбирать ситуацию, то, если она оказываются невыдуманным персонажем, то вскрываются весьма неприятные для неё вещи – от банальной лжи до умолчания «некоторых мелочей.»

Два мешка зерна оказываются тонной, «которой потом семью хоть как-то спасли». 100 граммов зерна в день оказываются правдой, но колхоз оказывается картофелеводческий и не упомянуто о паре тонн картофеля или колхоз льноводческий и не сказано о том, что зимой по взаимозачёту за лён привезли рожь из других регионов. Нередко оказывается, что «её мама, которая не знала, чем кормить голодного ребёнка» была матерью-одиночкой и, вдобавок, лентяйкой, умудрившейся выработать только самый минимум трудодней, в расчёте на то, что ей и ребёнку колхоз не даст умереть с голоду. Да, действительно ей полагалось только три мешка (около 150-180 кг) за трудодни в этом, не самом лучшем и не самом худшем колхозе, примерно 2 кг на трудодень. В «России-которую-мы-потеряли» они бы с дочерью при таких условиях умерли с голоду, а тут колхоз выделил лентяйке тонну зерна, дочь выучилась, поступила в институт, но всё равно ненавидит колхоз. Это всё реальные случаи.

В целом, «воспоминания бабушек» такого рода — кликушество лживой истерички, которая визжит на улице, что её мужа убили бандиты, а он на самом деле получил синяк под глазом в пьяной драке с соседями.

Именно поэтому и используется статистика и научный анализ, потому что в любом обществе происходит много чего, есть и подлость, и порядочность, и стечение обстоятельств, и глупость, и удача. Примерно как двое солдат, которые видели одну и ту же военную операцию – один в месте отвлекающего удара, который провалился, а другой – в месте успешного прорыва, видели очень разные части картины.

Так как в реальности крестьяне жили в «колхозном аду»? Можно ли достоверно сказать об этом сейчас? Безусловно. И это соверешенно несложно. Продолжение – в следующей статье.

Павел Краснов

Источник статьи

Advertisements
 

Метки: ,

Обсуждение закрыто.