RSS

Архив за день: 2013/02/23

«Черный четверг» стратегической авиации США, #ru, #news, #ussr, #su, #russia, #rf



Сергей Крамаренко. 1950-е годы.
Фото из домашнего архива Сергея Крамаренко

12 апреля 1951 года полковник Кожедуб повел в бой советскую истребительную авиадивизию

В небе над корейским полуостровом советские летчики воевали под чужими именами. Форма на них была китайская, а личные документы не имели никаких фотографий. Вот что рассказывает о тех давних событиях Герой Советского Союза Сергей Макарович Крамаренко.

В начале октября 1950 года произошло событие, изменившее мирную и размеренную жизнь нашего авиационного полка. Однажды командир части собрал в клубе всех летчиков. На трибуну вышел генерал Редькин, заместитель командующего авиацией Московского военного округа (в ту пору авиацией округа командовал генерал Василий Сталин). Он коротко рассказал о нелегкой борьбе коммунистов Северной Кореи с империализмом, сообщил, что американская авиация сжигает напалмом города и села этой многострадальной страны, уничтожает мирное население. В заключение сказал, что правительство Северной Кореи обратилось к правительству Советского Союза с просьбой оказать помощь в нелегкой борьбе с американской авиацией. «Советское правительство согласилось удовлетворить просьбу руководства Корейской Народно-Демократической Республики, – сказал генерал и после непродолжительного молчания спросил, – кто из летчиков желает поехать в Северную Корею добровольцем?» Все, как один, подняли руки. Генерал поблагодарил за отзывчивость, попрощался и уехал.

Командование отобрало 32 летчиков, в основном из числа участников Великой Отечественной войны. Добровольцев собрали в три эскадрильи. Я был назначен заместителем командира 3-й эскадрильи, которую возглавлял Герой Советского Союза Александр Васько.

Командиром нашей группы, которая получила наименование 324-я истребительная авиадивизия, был назначен блестящий летчик, выдающийся ас Второй мировой войны, Трижды Герой Советского Союза полковник Иван Кожедуб.

ПЕРВЫЙ БОЙ

2 апреля 1951 года в составе авиационного звена (две пары самолетов) я вылетел на перехват реактивного разведчика Б-45. Звено подняли слишком поздно, и мы увидели группу противника в составе разведчика Б-45 и 8 самолетов Ф-86 «Сейбров», идущую на встречно-пересекающихся курсах на 1000–1500 метров выше нас. Но несмотря на то, что мы находились в невыгодном положении, я решил атаковать американцев. Ведущему нашей второй пары капитану Лазутину удалось занять удобное положение в пятистах метрах снизу и сзади разведчика. Но атака по разведчику не получилась, самолет, увидев нас, прибавил газу и ушел к себе домой.

На нас набросились «Сейбры». Мне пришлось дать по ним очередь издалека, чтобы не дать сбить Лазутина, который после неудачной попытки атаковать Б-45 оказался далеко внизу. Самолеты резко ушли вверх. В этот момент мою пару атаковало второе звено «Сейбров». Ведущий группы зашел в хвост моему ведомому Сергею Родионову и стал быстро с ним сближаться, готовясь в любую секунду открыть огонь из всех своих шести крупнокалиберных пулеметов. Понимая, что не успеваю отбить атаку, даю Родионову команду сделать переворот. Родионов немедленно выполнил команду и ушел буквально из-под носа «Сейбра». Сделав правый разворот со снижением, я оказался в выгодном положении сзади этого «Сейбра» и с дистанции 400–500 метров открыл по нему огонь. Трасса прошла перед «Сейбром» и несколько снарядов разорвалось на фюзеляже. Сейбр сразу прекратил преследование, развернулся под меня и ушел вниз.

В этот момент на меня свалилась сверху вторая пара «Сейбров», но я правым разворотом ушел из-под атаки. Они попытались последовать за мной, но Родионов оказался сзади этой пары и открыл по американцам огонь, чем вынудил их прекратить атаку. После этого «Сейбры» ушли за разведчиком. Мы стали преследовать до береговой черты, за которую нам запрещалось заходить.
«ВСЕМ ВЗЛЕТ!»

12 апреля мы, как обычно, с рассветом прибыли на аэродром. Осмотрели самолеты. Дежурное звено было в готовности № 1 (4 летчика в самолете в готовности к немедленному вылету), остальные летчика расположились у самолетов или отдыхали в непосредственной близости от аэродрома. Внезапно поступила команда: всем быть готовыми к взлету. Не успели сесть в самолеты, как последовала команда: «Всем запуск и взлет».

Один за другим «МиГи» начали выруливать на взлетную полосу. Взлетела первая эскадрилья, затем вторая, потом наша, третья. Я во главе шести самолетов находился в группе прикрытия. Наша задача – не дать вражеским истребителям атаковать две передние эскадрильи, составляющие ударную группу, основная задача которой – атаковать бомбардировщики и штурмовики противника.

Вслед за нашим полком, который возглавлял подполковник Вишняков, поднялся в воздух и полк подполковника Пепеляева. Это был первый случай, когда Кожедуб поднял в воздух все боеспособные самолеты нашей дивизии. На земле осталась только дежурная пара.

Впоследствии полковник Кожедуб рассказывал, что в тот день с радиолокационных станций поступило сообщение об обнаружении большой группы самолетов противника, направлявшихся в сторону нашего аэродрома. Он обратил внимание, что скорость полета этой группы была небольшой – около 500 км/час. Ориентируясь на скорость (у истребителей скорость обычно была 700–800 км/час), он понял, что летит большая группа бомбардировщиков, и поэтому решил, что для отражения этого массированного налета необходимо поднять в воздух все истребители дивизии. Решение было рискованным, но, как оказалось, совершенно правильным.

Набрав высоту, стремясь догнать переднюю эскадрилью, я увеличил обороты. Идем с набором высоты на север. Под нами горы, справа – узкая голубая лента воды. Это река Ялуцзян. За ней – Северная Корея. Высота 5000 метров. Полк начинает плавный разворот вправо. Я увеличиваю крен, срезаю разворот, за счет меньшего радиуса догоняю переднюю группу и занимаю свое место примерно в 500–600 метрах сзади ударной группы.

Пересекаем реку и идем на юг. С командного пункта передают, что навстречу в 50 км идет большая группа самолетов противника. Высота 7000 метров. Я набираю на всякий случай еще 500 метров над ударной группой. Боевой порядок занят.

Вскоре ведущий нашего полка передал: «Впереди слева внизу противник». Смотрю влево вниз. Навстречу, слева и ниже, летят бомбардировщики – две группы огромных серых машин. Это знаменитые американские «летающие крепости» Б-29. Каждая такая машина берет на борт 30 тонн бомб, имеет на вооружении 8 крупнокалиберных пулеметов. Бомбардировщики летят ромбами из 4 звеньев по 3 самолета, всего 12 самолетов в группе. Затем еще 3 ромба. За ними сзади на 2–3 км и чуть выше нас летят десятки истребителей, целая туча серо-зеленых машин. Около сотни «Тандерджетов» и «Шутинг Старов».
ОГНЕННАЯ КАРУСЕЛЬ

Командир полка дает команду: «Атакуем, прикрой!» – и начинает левый разворот с резким снижением. Ударные группы – восемнадцать «МиГов» – устремляются за ним вниз. Истребители противника оказываются сзади и выше наших атакующих самолетов. Самый опасный момент. Настало время и нам вступить в бой.

Группе прикрытия надо сковать истребителей противника и, связав их боем, отвлечь от защиты своих бомбардировщиков. Даю команду ведомым: «Разворот влево, атакуем!» – и начинаю резкий разворот влево с небольшим набором высоты. Оказываюсь сзади и ниже ведущего группы американских истребителей, в самой их гуще. Быстро прицеливаюсь и открываю огонь по переднему самолету группы. Первая очередь проходит чуть сзади, вторая накрывает его. Он переворачивается, из сопла его самолета идет сизо-белый дым. «Тандерджет», крутясь, уходит вниз.

Американцы от неожиданности, не понимая, кто их атакует и какими силами, опешили. Но это продолжалось недолго. Вот один из них дает по мне очередь, трасса проходит выше самолета, но устремившиеся за мной Родионов и Лазутин со своими ведомыми, видя, что я в опасности, открывают по нему и другим самолетам огонь. Видя перед собой трассы, американцы отворачивают, и я получаю возможность стрельбы по следующему самолету, но в этот момент впереди меня проходит трасса. Смотрю назад: один из «Тандерджетов» стреляет метров со ста. В этот момент через него проходит трасса снарядов авиапушки Лазутина. Несколько снарядов взрывается на самолете. «Тандерджет» перестает стрелять, переворачивается и уходит вниз.

Перед носом самолета новая трасса. Я резко хватаю ручку на себя. Самолет выполняет что-то немыслимое, то ли виток скоростного штопора, то ли бочку, и я оказываюсь внизу и сзади под «Тандерджетом». Атакую этот «Тандерджет» снизу, но он уходит резким разворотом влево. Проскакиваю мимо двух «американцев». Родионов стреляет по ним. Они резко разворачиваются и уходят вниз. Мы выходим над ними вверх. Смотрю вниз. Находимся как раз над бомбардировщиками. Наши «МиГи» расстреливают «летающие сверхкрепости». У одной отвалилось крыло, и она разваливается в воздухе, три или четыре машины горят. Из горящих бомбардировщиков выпрыгивают экипажи, десятки парашютов висят в воздухе. Такое впечатление, что выброшен воздушный десант.

А бой только набирал обороты. Вишняков выбрал себе целью самолет ведущего группы, но при сближении со строем бомбардировщиков попал под огонь пулеметных установок шедших сзади нескольких ведомых бомбардировщиков. Его самолет буквально столкнулся со стеной из трасс, и он вынужден был выйти из атаки. Между тем отвлечением огня всей группы бомбардировщиков по самолету Вишнякова воспользовалась пара «МиГов» Щеберстова и Геся, следовавшая за парой Вишнякова. Их «МиГи» почти беспрепятственно сблизилась с ведомыми бомбардировщиками первого звена, и с дистанции примерно 600 метров Щеберстов открыл огонь из всех трех пушек по крайнему бомбардировщику. Разрывы снарядов накрыли бомбардировщик. Поскольку это были снаряды фугасного действия, то их взрывы причиняли большие разрушения самолетам. Особенно огромными, по несколько квадратных метров, были дыры в плоскостях от снарядов 37-миллиметровых пушек.

Несколько снарядов попали в моторы бомбардировщика. Из них потянулись длинные языки пламени и дыма. Бомбардировщик резко развернулся, вышел из строя со снижением и, объятый пламенем, начал снижаться на юг. Из него стали выпрыгивать люди. Вторая пара Геся атаковала крайний самолет второго звена. Несколько очередей прошили «крепость». Самолет загорелся и устремился вниз.
ИСТРЕБЛЕНИЕ

Вторая эскадрилья атаковала замыкающие самолеты первой группы бомбардировщиков. Действовала она в более благоприятных условиях, так как строй бомбардировщиков был нарушен. Два самолета Б-29 горели на глазах у летчиков всей группы. Сучков, эскадрилья которого шла немного правее командира, атаковал правое звено. Стараясь открыть огонь с минимальной дистанции, Сучков не торопился и нажал на гашетку, когда крылья бомбардировщика почти закрыли весь прицел, и сразу начал резкий отворот. Бомбардировщик вспыхнул, начал переворачиваться. От него отлетела часть крыла, и он, горящий, ушел вниз.

Милаушкин, следовавший парой за основной группой, несколько отстал, и в этот момент был атакован подошедшим к бомбардировщикам звеном «Сейбров». Пропустив начало атаки нашей группы, они теперь пытались отыграться на замыкающих. Выйдя косой петлей из-под огня «Сейбров», Милаушкин продолжал преследовать группу «крепостей» и, увидев, что одно из звеньев отстало от группы, атаковал его, передав ведомому – Борису Образцову:

– Атакую ведущего, ты бей правого.

Сближение происходило стремительно, в прицеле быстро вырастал бомбардировщик. После открытия огня на фюзеляже и моторах «крепости» появились разрывы снарядов. «Крепость» задымилась и стала снижаться. Вторая «крепость», по которой стрелял Образцов, загорелась также.

Экипажи подбитых самолетов стали выпрыгивать, остальные повернули назад. Потом еще 4 подбитые «летающие крепости» упали по дороге домой или разбились на аэродромах. Тогда были взяты в плен около 100 американских летчиков.

После боя почти в каждом нашем «МиГе» нашли по 1, 2, 3 пробоины. У одного было 100 пробоин. Но больших повреждений не было, в кабину ни одна пуля не попала.

Этот день, 11 апреля, американцы назвали «черным вторником» и потом месяца три не летали. Попробовали сделать еще один налет, но если в первом бою было сбито 12 Б-29, то во втором мы уничтожили уже 16 «летающих крепостей».

Всего же за три года войны в Корее было сбито 170 бомбардировщиков Б-29. Американцы потеряли основные силы своей стратегической авиации, находящиеся на Юго-Восточном театре военных действий. Днем они больше не летали, только ночью одиночными самолетами. Но мы били их и ночью.

У американцев потом еще долго не проходил шок от того, что их бомбардировщики, которые считались самыми мощными, самыми неуязвимыми, оказались беззащитными перед советскими истребителями. А мы после первых боев стали называть «летающие крепости» «летающими сараями» – так быстро они загорались и ярко горели.

На фронтах Великой Отечественной войны с августа 1942 года Сергей Макарович Крамаренко сбил 3 вражеских самолета лично и 10 – в составе группы. Уничтожил аэростат-корректировщик. Участник Корейской войны с апреля 1951-го по февраль 1952 года. Совершил 149 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 13 самолетов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1951 года за успешное выполнение заданий командования и проявленное при этом мужество и отвагу гвардии капитану Крамаренко Сергею Макаровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 9283). В 1970 году он работал военным советником в Ираке и Алжире. С 1981 года генерал-майор авиации Крамаренко – в запасе. Заслуженный ветеран продолжает вести активную общественную работу. Он почетный профессор Российской академии естественных наук, заместитель председателя правления Клуба Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы, член Народно-патриотического объединения «Родина».

Виктор Иванович Носатов

http://nvo.ng.ru/history/2007-05-25/5_thursday.html

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , , , ,

Пушка из нейтронов, #ru, #news, #ussr, #su, #russia


И. В. Курчатов и А. Д. Сахаров на прогулке.

Первые шаги в создании самого совершенного оружия, способного сбивать ядерные боеголовки, нейтрализовывать ракеты и выводить из строя космические системы наведения и слежения, можно, пожалуй, отнести к январю 1944 года. Такое утверждение на первый взгляд выглядит нелепым, но тем не менее один рассекреченный документ „Атомного проекта СССР“ заставляет поверить в это и иначе посмотреть на наше прошлое.

Итак, январь 1944 года. Пока нет атомной бомбы, даже в лабораториях Лос-Аламоса никто не может сказать точно, когда она появится. Ну а наши перспективы ещё более расплывчаты. И хотя принципиальные схемы „работы“ ядерных зарядов уже известны, и за океаном, и у нас предстоит преодолеть огромное количество барьеров, прежде чем атомная бомба станет реальностью. В это самое время академик А.И. Алиханов публикует работу о том, как „обезвреживать урановые бомбы“.

Абрам Исаакович Алиханов — один из лидеров „Атомного проекта СССР“. Под его руководством создавались первые тяжеловодные реакторы. Можно сказать, что Алиханов даже конкурировал с Курчатовым и в этом соперничестве иногда опережал его. Так было в 1943 году на выборах в действительные члены Академии наук СССР. Алиханов набрал больше голосов и „обошёл“ Курчатова. Игорь Васильевич стал академиком на пару дней позже — его избрали на дополнительную вакансию.

А.И. Алиханов руководил Лабораторией № 3 АН СССР, которая с 1 декабря 1945 года действовала параллельно с Лабораторией № 2, возглавляемой И.В. Курчатовым. Вероятно, исследования по „обезвреживанию урановой бомбы“, проведённые Алихановым в 1943 году, сыграли важную роль в его научной карьере. 4 января 1944 года Абрам Исаакович представил И.В. Курчатову „Записку“ по результатам этой работы. Тот показал её соратникам. Очевидно, с „Запиской“ ознакомились и „бомбоделы“ во главе с Ю.Б. Харитоном. После их одобрения документ был направлен Л.П. Берии. В „Записке“ академик Алиханов сначала описывает, как действует атомная бомба:

„Взрыв происходит после сближения двух половин бомбы, когда общая масса урана оказывается выше критической, необходимой для развития цепной реакции. После этого сближения попадание одного нейтрона вызывает взрыв… Если, однако, бомба в процессе сближения её половин облучается сильным потоком нейтронов, то цепная реакция начинает развиваться при ничтожном превышении массы над критической, т. е. ещё тогда, когда одна половина находится на некотором расстоянии от другой. В таком случае энергия взрыва будет в 10 000 раз меньше, однако вполне достаточной, чтобы разорвать оболочку бомбы и таким образом уничтожить её“.

Далее Алиханов приводит три варианта „обезвреживания атомной бомбы“ — „киллеров“, если пользоваться терминологией нынешнего дня. Каждое предложение учёного звучит фантастически, но с точки зрения физики абсолютно реально. Первое из них такое:

„Наилучшим способом облучения бомбы нейтронами было бы введение в тело бомбы во время её падения небольшой ампулки из смеси радиоактивного вещества с бериллием… Объем ампулки будет не больше обычной бронебойной пули. Наиболее трудным моментом в этом методе является вопрос о попадании в бомбу на лету. Однако представляется вероятным, что развитие радиолокации на сантиметровых и миллиметровых волнах и автоматическое управление огнём позволит приблизиться к решению этой задачи…“

Пройдёт совсем немного времени, и в стране появятся институты и научные центры, которые, в частности, будут решать проблемы, выдвинутые „фантазиями“ академика Алиханова.

В своей „Записке“ учёный далее пишет:

„Второй возможный метод облучения бомбы нейтронами может быть основан на том, что котёл „уран — тяжёлая вода“ является настолько мощным источником нейтронов, что даже на расстоянии километра число нейтронов достаточно для обезвреживания бомбы. Котёл „уран — тяжёлая вода“, по-видимому, окажется системой не очень громоздкой, и его можно будет доставить с большой скоростью (на самолете) к месту ожидаемого падения бомбы с точностью до 100–1000 метров…“

В той же „Записке“ академик Алиханов предсказывает появление „нейтронной бомбы“, о которой заговорят лишь в середине 1970-х годов, когда учёного уже не будет в живых:

„Ещё более мощным источником, но уже импульсным может быть… бомба, работающая на непрерывном облучении нейтронами. Её можно сделать работающей периодически, как мотор внутреннего сгорания, и в нужный момент форсировать режим мгновенно“.

По сути дела, учёный предложил использовать для защиты от удара атомной бомбы нейтронную пушку — новый вариант уничтожения всего живого на Земле! Но тогда он этого не понимал…

И, наконец, одним из „щитов“ против атомной бомбы Алиханов называет космические лучи. По этому поводу в „Записке“ читаем:

„ …третьим методом облучения нейтронами является создание нейтронов в самой бомбе искусственными космическими лучами. От этих лучей, при достаточной их энергии, бомба не может быть защищена…“

„Записка“ А.И. Алиханова попала в ведомство Л.П. Берии в марте 1944 года. И.В. Курчатов сопроводил её просьбой поручить соответствующим институтам разработку всех трёх методов защиты от урановой бомбы. Дальнейшая судьба этого документа неизвестна…
Можно ли купить циклотрон в Америке?


Один из недавно рассекреченных документов „Атомного проекта СССР“ с визой И.В. Сталина.

31 января 1944 года президент АН УССР академик А.А. Богомолец направил председателю СНК УССР Н.С. Хрущёву письмо, в котором, в частности, говорилось:

„Учитывая опасность нашей отсталости и необходимость быстрого развития ядерной физики в УССР, я прошу Вас обратиться к товарищу А.И. Микояну с просьбой о заказе в США, где имеется наибольший опыт строительства и эксплуатации циклотронов, комплексной циклотронной лаборатории. Это даст возможность сократить наше отставание на несколько лет и использовать богатый опыт США… Так как ни у кого в СССР нет опыта эксплуатации крупной циклотронной установки, то совершенно необходимо командировать в США нескольких квалифицированных физиков для освоения опыта эксплуатации, участия в проектировании циклотрона и реализации заказов…“

Общая стоимость циклотрона составляла около 500 тысяч долларов. Он предназначался для лаборатории академика А.И. Лейпунского, которого президент АН Украины также рекомендовал командировать в США.

Н.С. Хрущёву доводы учёных показались убедительными, и он обратился к А.И. Микояну:

„Если есть какая-либо возможность закупить циклотрон в Америке, очень прошу удовлетворить просьбу Украинской академии наук“.

К чести Никиты Сергеевича следует заметить: на всех своих постах он старался поддерживать науку и учёных. И благодаря этому мы добились выдающихся успехов в ракетостроении, освоении космоса и создании ядерного оружия. Но справедливости ради стоит напомнить, что Н.С. Хрущев горой стоял и за Т.Д. Лысенко и тем самым нанёс огромный ущерб нашей биологии, генетике и науке в целом.

Письма А.А. Богомольца и Н.С. Хрущёва сразу же попали в ведомство Берии. Там решили, что в них содержатся две грубые ошибки. Учёные Украины (читай — СССР), во-первых, раскрывают низкий уровень физических исследований в стране, а во-вторых, показывают интерес наших учёных к работам, связанным с новым оружием, так как только на циклотронах можно накапливать новые вещества.

Так письма Богомольца и Хрущёва оказались в секретном архиве. Однако история с „украинским циклотроном“ на этом не закончилась. О нём думали и другие крупные учёные не только на Украине, но и в „большой“ академии в Москве. За дело взялся академик А.И. Лейпунский. 8 августа 1945 года он пишет И.В. Сталину:

„Атомная“ бомба — это не изолированное изобретение, а начало крупнейшего переворота в военной технике и народном хозяйстве. Ядерная физика находится в начале своего развития, в ней много ещё проблем, решение которых определит развитие новых направлений… Поэтому особенно важно принять все возможные меры для ускорения развития ядерной физики и ядерной техники в СССР и для воспитания многочисленных специалистов в этой области…“

А.И. Лейпунский считает, что исследовательских центров, подобных Лаборатории № 2, должно быть несколько, один из них — в Киеве, где уже подготовлена площадка для строительства циклотрона и сделан соответствующий проект. Учёный рассчитывает на успех, так как всего за два дня до этого американцы взорвали атомную бомбу над Хиросимой.

Сталин направил обращение А.И. Лейпунского Л.П. Берии. Тот поручил рассмотреть его на Техническом совете Первого главного управления (ПГУ). Все, кто принимал участие в заседании, конечно же поддержали своего коллегу из Киева, но средств на строительство циклотрона не нашлось, а о закупке его за границей не могло быть и речи… Ни руководство Академии наук, ни Лейпунский о результатах секретного заседания ничего не знали. Через год, так и не дождавшись ответа, он вновь обратился в ПГУ с просьбой помочь в строительстве циклотрона. На сей раз последовал положительный ответ, и академик А.И. Лейпунский начал работать — сначала в Москве, а затем в Обнинске.

Все тайны «Энормоза»


Академик Я.Б. Зельдович. 1987 год. (Фото С. Новикова.)

Разведчики „путешествовали по атомной империи“, которая создавалась физиками Европы и Америки, начиная с октября 1941 года. Они добывали уникальную информацию для советских учёных, и месяц за месяцем её становилось всё больше. Максимальное количество разведматериалов поступило в СССР в 1944 году — это, безусловно, стало самым большим достижением нашей разведки.

„Энормоз“ — кодовое название, присвоенное ещё в 1941 году управлением НКВД СССР работам по атомной бомбе, проводимым разведкой. Многие документы по „Энормозу“ пока не рассекречены, и нет надежды, что это случится в ближайшие годы. Но то, что стало известно, не может не поражать… Из рассекреченных материалов, например, следует, что 5 ноября 1944 года наши учёные были детально проинформированы о состоянии научных работ по проблеме „Энормоз“ в США, Англии, Канаде, во Франции, в Германии:

„США являются наиболее важным центром работ по „Энормозу“ как по масштабам, так и по достигнутым результатам. Работы продолжают развиваться весьма успешно. Результаты исследований, проводимых в ведущих университетах страны, быстро реализуются на практике: одновременно с работами в лабораториях ведутся проектные работы, строятся полупроизводственные установки и осуществляется заводское строительство в больших масштабах… По имеющимся данным, 1-я экспериментальная бомба должна быть готова осенью 1944 года…“

„Основная часть работ англичан по „Энормозу“ ведется в Канаде, куда они были перенесены из соображений большей безопасности от вражеских налётов с воздуха и в целях сближения с американцами…“

„Работы ведутся в Монреале, в системе Канадского национального совета по исследованиям. Научный коллектив, состоящий из переведённых из Англии и местных работников, значительно возрос и составляет 250 человек. Основными объектами работы является строительство двух атомных установок системы „уран — графит…“

„Известный французский физик Жолио-Кюри, занимающийся изысканиями в области „Энормоза“, добился якобы существенных результатов. Хотя англичане, а также, возможно, и американцы уже сделали некоторые попытки к сближению с Жолио, последний, по-видимому, останется во Франции и вряд ли будет сотрудничать с кем-либо без официального согласия своего правительства. Таким образом, возникает ещё один центр работ по „Энормозу…“

„Точных данных о состоянии разработки проблемы „Энормоз“ в этой стране у нас нет (речь идёт о Германии. — Прим. ред.). Имеющиеся сведения противоречивы. По одним из них, немцы добились значительных результатов, по другим — Германия при её экономическом и военном положении не может вести сколько-нибудь серьёзных научных работ в области „Энормоза“.

Таким образом, благодаря разведке Советское правительство и учёные во главе с И.В. Курчатовым довольно хорошо представляли достижения в создании ядерного оружия во всём мире. Достоверность информации подтверждалась разными источниками — в то время с разведкой физики сотрудничали, они связывали с нашей страной надежды на победу над фашизмом.

Документы Первого главного управления НКГБ СССР свидетельствуют:

„За период ведения агентурной разработки, т. е. с конца 1941 года до настоящего времени, достигнуты довольно значительные результаты. За это время создана агентура, систематически снабжавшая нас ценной информацией, позволившей следить за развёртыванием научных работ по странам, а также ценными техническими материалами по существу проблемы…“

Пройдёт время, и работа советской разведки по „Атомному проекту СССР“ войдёт в историю ХХ века как одна из самых результативных.

«Доверьтесь Харитону и Соболеву!»


Научный руководитель Федерального ядерного центра „Арзамас-16“ академик Ю.Б. Харитон рядом с макетом первой атомной бомбы. Саров, 1992 год. (Фото В. Губарева.)

Именно так можно сформулировать просьбу, с которой Курчатов обратился к руководству НКГБ СССР 30 апреля 1945 года.

С материалами, поступающими от разведчиков, Игорь Васильевич знакомился сам (иногда подключался И.К. Кикоин), а затем „распределял“ их тем или иным сотрудникам Лаборатории № 2. Естественно, они не знали, как и откуда Курчатов получает сведения об атомных котлах, о конструкции атомной бомбы, о методах разделения изотопов урана, о плутонии. Информации от разведчиков приходило всё больше, и Курчатов уже не мог сам справиться с переводами материалов. К тому же он опасался упустить важные детали по конструкции бомбы или по её расчету.

В „Записках“ Курчатова к начальнику Первого главного управления НКГБ СССР Г.Б. Овакимяну содержится просьба допустить к переводу разведматериалов Ю.Б. Харитона и С.Л. Соболева. В одной из них он, в частности, пишет:

„… прошу Вашего разрешения допустить к работе по … переводу проф. Ю.Б. Харитона (от 2-й половины стр.2 до конца, за исключением стр. 22). Проф. Ю.Б. Харитон занимается в Лаборатории конструкцией урановой бомбы и является одним из крупнейших учёных нашей страны по взрывным явлениям. До настоящего времени он не был ознакомлен с материалами даже в русском тексте, и только я устно сообщил ему о вероятностях самопроизвольного деления урана-235 и урана-238 и об общих основаниях „implosion“-метода“. (Игорь Васильевич выделил слова о том, что Харитон ещё ни разу не читал материалы, добытые разведкой. — Прим. авт.)

В другой „Записке“ Курчатов пишет Г.Б. Овакимяну: „Прошу Вашего разрешения допустить к работе по переводу материалов по математическим вопросам разделительной установки академика Сергея Львовича Соболева. До настоящего времени академик С.Л. Соболев знакомился с русским текстом материалов по этим вопросам, а перевод их производился либо Вашими работниками, либо проф. И.К. Кикоиным. Моя просьба о допуске к переводу акад. С.Л. Соболева вызвана большим объёмом материалов и большой загрузкой проф. И.К. Кикоина“.

В архивах „Атомного проекта СССР“ не сохранилось ничего о том, как отреагировали руководители НКГБ СССР на просьбу Курчатова, а Ю.Б. Харитон и С.Л. Соболев никогда сами не рассказывали об этом эпизоде своей жизни. Вероятнее всего, к документам разведки их так и не допустили, и они получали только русские тексты. В НКГБ опасались, что подлинники могут раскрыть источники информации, а чем меньше людей знали об их существовании, тем надёжней была работа разведки. Этот принцип соблюдался неукоснительно, поэтому даже сегодня, полвека спустя, многие страницы „Атомного проекта СССР“ всё ещё закрыты завесой секретности.

Филиал в Ленинграде


Академик Б. В. Литвинов у самого маленького ядерного заряда в Музее атомного оружия в Снежинске.

Большинство физиков, на плечи которых легла реализация „Атомного проекта СССР“, были выходцами из Ленинградского
физико-технического института. Естественно, Курчатов считал необходимым именно там создать филиал Лаборатории № 2. Мощная промышленность в городе была, да и физиков хватало… По крайней мере, так было до войны и блокады. В Ленинград выехали И.К. Кикоин, А.И. Алиханов, С.Л. Соболев и И.Н. Вознесенский.

Позже академик И.К. Кикоин так рассказывал об этой поездке:

„Мы… выехали в Ленинград с целью выяснить, кого из учёных, оставшихся в живых после блокады, можно привлечь к работам в филиале Лаборатории № 2. И.Н. Вознесенскому повезло — ему удалось найти для своих работ (черезНКВД) около 10 специалистов. С физиками дело обстояло хуже — их оказалось всего несколько, так как значительная часть их, в основном сотрудники Физико-технического института, была в эвакуации, остальные погибли в Ленинграде. Одновременно прозондировали состояние ведущих предприятий города и возможность их привлечения к нашим работам…“

Несмотря на все трудности, филиал Лаборатории № 2 был создан (Постановление ГКО № 5407сс от 15 марта 1944 года). Его руководителем назначили И.К. Кикоина. При филиале образовал и Особое конструкторское бюро (ОКБ) во главе с И.Н. Вознесенским. Коллектив набирали в основном из сотрудников Физико-технического института, возвратившихся из Свердловска, где они работали в годы войны. Уже через месяц филиал Лаборатории № 2 и ОКБ начали действовать. Им предстояло создать методы разделения изотопов урана и сконструировать экспериментальное оборудование для промышленного производства ядерной взрывчатки.

Академик А.И. Алиханов тоже рвался в Ленинград. Он считал его своим родным городом и, естественно, думал, что именно он должен возглавить новую лабораторию. Впрочем, тому были и другие причины…

3 марта 1944 года Алиханов направил одному из руководителей „Атомного проекта СССР“ М.Г. Первухину письмо, в котором весьма „прозрачно“ намекнул на свои непростые отношения с И.В. Курчатовым. Абрам Исаакович ни разу не упомянул его фамилии, но между строк сквозили обида и нежелание оставаться „в тени“ Курчатова. Сам Алиханов считал, что по опыту работы, по авторитету среди физиков он не уступает Игорю Васильевичу.


В Музее атомного оружия в Сарове собрались (слеванаправо): главный конструктор ядерного и термоядерного оружия Г. Н. Дмитриев, директор Федерального ядерного центра „Арзамас-16“ В. А. Белугин, научный руководитель центра академик Ю. Б. Харитон, Главный конструктор ядерного и термоядерного оружия С. Н. Воронин и заместитель Ю. Б. Харитона академик Ю. А. Трутнев.

Мне кажется, что письмо Алиханова раскрывает суть взаимоотношений между двумя учёными. Принято считать, что авторитет Курчатова был непререкаемым, а его мнение — чуть ли не законом для коллег и чиновников. Но это не так. Внутри Атомного проекта шла борьба. Иногда она становилась очевидной, к примеру в соперничестве Курчатова и Алиханова.

В письме Первухину Алиханов не скрывал конфликтность ситуации. Он писал:

„Вы отклонили мой проект переезда моей лаборатории в Ленинград, исходя из тех соображений, что работа по ядерным вопросам сосредоточена в Москве, а я и мои сотрудники являемся специалистами в этой области физики. Я вначале так же понимал свою роль в Лаборатории № 2, однако очень скоро был вынужден убедиться в том, что все материалы, в которых заключались какие-либо сведения по вопросам моей специальности — атомному ядру, от меня скрывались. Более того, были случаи запрещения отдельным сотрудникам говорить и обсуждать со мной некоторые определенные вопросы в этой области…“

Не ведал Абрам Исаакович, когда писал это письмо, что все запрещения и ограничения исходили не от Курчатова, не от Первухина и даже не от Берии. На то была воля самого Сталина, для которого разведывательные материалы, поступавшие из Америки, значили намного больше, чем работа советских физиков. Информация о работах по атомной бомбе имела в то время больше политическое значение, чем техническое. Отсюда и многие ограничения, которые ввели спецслужбы.

Но академик Алиханов судил о ситуации по-своему:

„… внутри Лаборатории № 2 я не имел и не имею никаких, даже мелких прав, что весьма хорошо известно обслуживающему и техническому аппарату лаборатории. По тем или иным организационным или научным вопросам я привлекался не в силу установленного порядка, а в зависимости от желания руководства лаборатории. По этим причинам мне представляется единственным выходом — переезд в Ленинград, в особенности в связи с созданием там филиала…“

М.Г. Первухин пригласил Алиханова к себе. Они беседовали долго и обстоятельно. Абрам Исаакович узнал, что судьба филиала в Ленинграде уже решена — руководителем его назначен И.К. Кикоин. Алиханов воспринял это известие как ещё одну пощёчину. Конфликт разрешился лишь в декабре 1945 года, когда его назначили директором Лаборатории № 3. Однако выйти „из тени“ Курчатова Алиханову уже не было суждено…


Группа учёных-физиков в „Плутониевом институте“ (НИИ–9): второй слева — академик А.П. Александров, третий слева — академик А.А. Бочвар.

Поток секретной информации из Америки нарастал по мере того, как расширялись работы по „Манхэттенскому проекту“. Американцам не удавалось предотвратить утечку секретной информации, и это для наших разведорганов становилось всё более очевидным…

В марте 1944 года в ГРУ Генштаба Красной Армии поступила толстая пачка новых документов — подробный отчёт о создании ядерного оружия. Любопытно, что до сегодняшнего дня подлинное имя источника этой информации неизвестно. Даже в архивах ГРУ след его потерян.

Источник — один из учёных, занятых в „Манхэттенском проекте“, — передал „Ахиллу“ (такой псевдоним был у сотрудника ГРУ А.А. Адамса) не только документацию по бомбе объёмом около тысячи страниц, но и образцы чистого урана и бериллия. Эта „посылка“ по дипломатическим каналам благополучно добралась до Москвы.

Сопроводительное письмо „Ахилла“ позволяет лучше представить ту атмосферу, в которой приходилось работать нашим разведчикам. В частности, он пишет:

„Дорогой Директор!

…На сей раз характер посылаемого материала настолько важен, что потребует как с моей стороны, так и с Вашей, особенно с Вашей, специального внимания и срочных действий…

Не знаю, в какой степени Вы осведомлены, что здесь усиленно работают над проблемой использования энергии урана (не уверен, так ли по-русски называется этот элемент) для военных целей. Я лично недостаточно знаю молекулярную физику, чтобы Вам изложить подробно, в чём заключается задача этой работы, но могу доложить, что эта работа уже здесь находится в стадии технологии по производству нового элемента — плутониума, который должен сыграть огромную роль в настоящей войне…

Секретный фонд в один миллиард долларов, находящийся в личном распоряжении президента, ассигнован и уже почти израсходован на исследовательскую работу и работу по разработке технологии производства названных раньше элементов. Шесть учёных с мировыми именами: Ферми, Аллисон, Комптон, Урей, Оппенгеймер и др. (большинство — получившие Нобелевскую премию), стоят во главе этого проекта. Тысячи инженеров и техников различных национальностей участвуют в этой работе…

Три основных метода производства плутониума применялись в первоначальной стадии исследований: диффузионный метод, масс-спектрометрический метод и метод атомной трансмутации. По-видимому, последний метод дал более положительные результаты. Это важно знать нашим учёным, если у нас кто-нибудь ведёт работу в этой области…

Я имею связь с источником высокой квалификации, который был бы более полезен, если бы он мог встретиться с нашими высококвалифицированными химиками и физиками… Это только начало. Я буду несколько раз получать от него материалы. В первой оказии около 1000 страниц. Материал совершенно секретный. Мне, несмотря на то, что я вертелся возле университетов около двух лет, до последнего времени ничего конкретного узнать не удалось. Здесь научились хранить секреты… Персонал тщательно проверяется. Слухов вокруг этих предприятий масса. Лица, работающие на периферийных предприятиях, туда уезжают на год без права оставления территории предприятий, которые охраняются воинскими частями…

Мой источник мне сообщил, что уже проектируется снаряд, который, будучи сброшен на землю, излучением уничтожит всё живущее в районе сотен миль. Он не желал бы, чтобы такой снаряд был сброшен на землю нашей страны. Проектируется полное уничтожение Японии, но нет гарантии, что наши союзники не попытаются оказать влияние на нас, когда в их распоряжении будет такое оружие…

Мне трудно писать. Мое зрение весьма ограничено, но мои письма не важны, а важен материал: надеюсь, ему будет уделено нужное внимание и последует быстрая реакция, которая будет мне руководством в дальнейшей работе…

Посылаю образцы ураниума и бериллиума…“


Директор НИИ–9 академик А.А. Бочвар в своём рабочем кабинете.

Как известно, другой источник информации — физик Клаус Фукс тоже добыл для нас множество безусловно бесценных материалов. Они стали своеобразной „путеводной нитью“, которая провела команду Курчатова по лабиринтам ядерной физики кратчайшим путем, благодаря чему удалось избежать многих ошибок при разработке и создании атомной бомбы.

Но будем помнить не только Клауса Фукса, который, кстати, дожил до глубокой старости. Ещё много имён скрывает история. Возможно, мы никогда не узнаем обо всех, кто стремился помочь нашей стране в осуществлении Атомного проекта. Это была признательность за нашу победу, за спасение человечества от фашизма — СССР помогали учёные, работавшие в США, Канаде и Англии. Их имена, вероятнее всего, никогда не будут открыты — и не нам судить, правильно это или нет… Просто будем помнить, что такие люди жили и боролись за наше будущее.

Своё донесение „Ахилл“ написал в июле 1944 года, однако он уже знал, что атомные бомбы будут применены против Японии. Предвидение или знание фактов? Неужели уже летом 1944-го американцы планировали атомные атаки на Хиросиму и Нагасаки?

Мне кажется, донесение „Ахилла“ призывает нас по-новому взглянуть на историю развития „Манхэттенского проекта“ — не исключено, что многие его страницы должны быть написаны иначе, чем это представляется общественности сегодня.

Кто же был пленным?


Производство урановых таблеток на заводе в г. Электросталь.

Уже весной 1945 года в Германию из СССР были направлены специальные отряды, разыскивающие физиков и других специалистов, которые могли бы работать для „Атомного проекта СССР“. Чуть позже, в начале 1946 года, И.В. Курчатов сделал такое признание:

„До мая 1945 года не было надежд создать уран-графитовый котёл, так как в нашем распоряжении было только 7 тонн окиси урана, а нужные 100 тонн урана могли быть выработаны не ранее 1948 года. В середине прошлого года т. Берия направил в Германию специальную группу работников Лаборатории № 2 и НКВД во главе с тт. Завенягиным, Махневым и Кикоиным для поиска урана и уранового сырья. В результате большой работы группа нашла и вывезла в СССР 300 т. окиси урана и его соединений, что серьёзно изменило положение не только с уран-графитовым котлом, но и со всеми другими урановыми сооружениями…“

Мне кажется, этим признанием Игорь Васильевич ставит достойную точку в споре, который вели историки на протяжении многих десятилетий. Одни настаивали на решающем участии в нашем Атомном проекте немецких специалистов и использовании материалов, добытых в Германии, другие старались преуменьшить, а подчас и полностью затушевать их роль в создании советского атомного оружия. Истина, как это чаще всего бывает, находится где-то посередине. Курчатов свидетельствует именно об этом. Но всей правды Игорь Васильевич не сказал. Он не мог этого сделать, потому что в то время по-прежнему на всех документах стоял гриф „Совершенно секретно“. Потребовалось полвека, чтобы его наконец-то сняли…

Документы свидетельствуют, что главные события вокруг урана начинают разворачиваться в Германии в апреле 1945-го. В это время Л.П. Берия получает два письма — одно — от В.А. Махнева, непосредственно отвечающего за Атомный проект, и другое — от В.Н. Меркулова, который следит за всей информацией, поступающей от разведчиков.

В первом письме, в частности, говорится:

„В Верхней Силезии, в 45 километрах к югу от г. Лигниц, где сейчас идут военные действия, находится урановое месторождение Шмидеберг… Желательно командировать на 2-й Украинский фронт несколько геологов и специалистов по переработке руд для выяснения на месте характеристик названного месторождения и внесения предложений об их использовании. Одновременно следует послать специалистов на 3-й Украинский фронт для ознакомления с Радиевым институтом в г. Вене, который, по-видимому, был использован немцами для работ по урану.

Прошу Вас разрешить срочно командировать в указанные районы следующих специалистов:

на 3-й Украинский фронт — физика Флёрова Г.Н., физика Головина И.Н. (от Лаборатории № 2 АН СССР);

на 2-й Украинский фронт — геолога проф. Русакова М.П., геолога Малиновского Ф.М. (от Комитета по делам геологии при СНК СССР).

Обе группы перечисленных специалистов необходимо возглавить работниками НКВД…“

Последняя приписка характерна для того времени: учёных контролировали даже в тех случаях, когда их благонадёжность не вызывала сомнений. Ну а сами они говорили, что присутствие работников НКВД объясняется обеспечением их безопасности. Впрочем, такое утверждение не лишено оснований: союзники внимательно следили за работой групп советских специалистов, конечно, в тех случаях, когда им становилось о них известно.

Наши разведчики также не спускали глаз со своих „подопечных“. Об этом свидетельствует, в частности, письмо Меркулова:

„По агентурным данным, полученным от не вызывающего сомнения в искренности источника, резидент НКГБ в Лондоне сообщил, что имеющиеся в наличии во Франции и Бельгии запасы урана немцы вывезли в 1942 году в Силезию и другие восточные области Германии…“

Тогда ещё не было известно, что в общей сложности из Бельгии в Германию вывезли более 3500 тонн урановых солей, из которых к концу войны было получено почти 15 тонн металлического урана. Часть этого урана удалось найти и переправить в СССР

В дни, когда советские люди ликовали, празднуя День Победы, Курчатов направляет ряд писем Берии. Игорь Васильевич торопится, он понимает, что промедление может оказаться для проекта губительным: работы затянутся на месяцы, а возможно и на годы, если сейчас, в эти дни, не предпринять самые энергичные меры по поиску урана.

5 мая 1945 года под грифом „Сов. секретно. Особой важности“ он пишет:

„Последняя полученная нами информация о работах за границей показывает, что в настоящее время в Америке уже работает 6 уран-графитовых котлов, в каждом из которых заложено около 30 тонн металлического урана. Два из этих котлов используются для научных исследований, а четыре, наиболее мощные, — для получения плутония.

В информации указано, что толчок тем грандиозным работам по урану, которые сейчас проводятся в Америке, дали полученные из Германии отчёты об успехах в области котлов „уран — тяжёлая вода“. В связи с этим я считаю совершенно необходимой срочную поездку в Берлин группы научных работников Лаборатории № 2 Академии наук Союза ССР во главе с т. Махневым В.А. для выяснения на месте результатов научной работы, вывоза урана, тяжёлой воды и др. материалов, а также для опроса учёных Германии, занимавшихся ураном…“

В тот же день Берия получает любопытную информацию из действующей армии. В ней сообщается, что в Берлине обнаружен Институт теоретической физики, где шли работы по урану и радию. Там найдено 50 килограммов металлического урана и около двух тонн окиси урана. Решено срочно направить в Берлин Г.Н. Флёрова и Л.А. Арцимовича, чтобы они осмотрели лаборатории института и побеседовали с учёными.

Через три дня — 8 мая — Курчатов представляет Берии список немецких учёных, которые могут быть причастны к работам по урану в Германии. В нём 35 человек. Игорь Васильевич знал их фамилии по тем публикациям в научных журналах, которые были ему доступны. К сожалению, оказалось, что большинство физиков из этого списка работают в Америке.

События, повторяю, развивались стремительно. Уже 10 мая В.А. Махнев передает по ВЧ записку Л.П. Берии, в которой информирует о первых результатах работы его группы в Германии. Кроме подробного перечня аппаратуры и материалов, обнаруженных в научных учреждениях Берлина и других городов, в записке есть сведения, которые позже сыграли особую роль в „Атомном проекте СССР“:

„…3. , лаборатория которого является ведущей в области электронной микроскопии во всём мире… Фон Арденне передал мне заявление на имя Совнаркома СССР о том, что он хочет работать только с русскими физиками и предоставляет институт и самого себя в распоряжение советского правительства. Если есть малейшая возможность, желательно срочно принять решение о вывозе оборудования из этого института и сотрудников его для работы в СССР…“

Так в Советском Союзе появилась Лаборатория „А“. Она находилась в Сухуми, в здании санатория „Синоп“. Лаборатория, которую возглавлял Манфред фон Арденне, входила в систему Девятого управления НКВД СССР.

В „Атомном проекте СССР“ группа Арденне заняла достойное место: она разрабатывала новые методы разделения изотопов урана. Один из них и поныне носит имя своего создателя…

18 июня 1945 года были подведены первые итоги работы группы советских учёных в Германии. На имя Л.П. Берии поступила информация:

„Докладываем, что в соответствии с Постановлением Государственного комитета обороны и Вашим приказом в Германии демонтированы и отгружены в Советский Союз следующие предприятия и учреждения… (список этот до сегодняшнего дня не рассекречен. — Прим. авт.). …Всего отгружено и отправлено в СССР 7 эшелонов — 380 вагонов… Вместе с оборудованием физических институтов и химико-металлургических предприятий в СССР направлены 39 германских учёных, инженеров, мастеров и кроме них 61 человек — членов их семей, а всего 99 немцев… В разных местах были обнаружены вывезенные из Берлина и спрятанные около 250–300 тонн урановых соединений и около 7 тонн металлического урана. Они полностью отгружены в Советский Союз…“

Предполагалось, что часть оборудования для „Атомного проекта СССР“ поступит из тех областей Германии, которые заняты союзниками, но позже должны перейти в советскую зону. Однако ничего из этого не вышло. Разведслужбы США были хорошо информированы о вывозе учёных, материалов и оборудования в СССР. Они делали всё возможное, чтобы оставить в Германии „научную пустыню без физиков и физики“. И им это удалось.

Немецкие учёные плодотворно работали в „Атомном проекте СССР“. Многие из них после создания атомной бомбы были отмечены советскими государственными наградами и немалыми денежными премиями. Практически все они после смерти Сталина уехали обратно в Германию, теперь уже в ГДР и ФРГ.


Памятник руководителю „Атомного проекта СССР“ И.В. Курчатову в г. Снежинске („Челябинск-70“).

Вспоминает академик Ж.И. Алфёров:

„У меня всегда был большой интерес к истории наших исследований по физике и, в частности, к работам по атомной проблеме. В 1966 году, будучи в ФРГ, я познакомился с известным физиком, профессором Н.В. Рилем. Н.В. Риль с группой немецких физиков работал в СССР с 1945 по 1955 год, активно участвуя в работах по урану. После успешных испытаний нашей первой атомной бомбы он, единственный из немецких физиков, был отмечен званием Героя Социалистического Труда. Наше правительство подарило ему дачу и дом в Москве, а по возвращении в Германию в 1955 году выплатило значительные суммы в компенсацию их стоимости в твёрдой валюте. Николай Васильевич Риль (так мы егоназывали) очень много рассказывал мне об этих самых интересных, как он считал, в его жизни годах. Я спрашивал его, на каких условиях он был привлечён к нам: в качестве пленного или добровольно. Н.В. Риль мне всегда отвечал, что он работал по контракту. Как-то, будучи в гостях у Анатолия Петровича Александрова, я рассказал ему о встречах с Н.В. Рилем и узнал, что дом, в котором жил Анатолий Петрович, как раз и был подарен в своё время Н.В. Рилю. Александров хорошо его знал. Я спросил, был ли профессор Риль пленным или приехал добровольно. Анатолий Петрович медленно произнёс: „Конечно, он был пленным“, подумал и негромко добавил: „Но он был свободным, а мы были пленными“.

Парадоксальность мышления всегда была присуща Александрову. А разве без этого можно стать крупным учёным?!

Владимир Губарев

Наука и Жизнь №1, 2004 год

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Борьба внутри партии и «великие экономисты», #ru, #news, #ussr, #su, #russia



Николай Бухарин

Глава из книги

В советской деревне к концу 1929 года сложилась критическая ситуация, от разрешения которой зависела Индустриализация, то есть вопрос стоял прямо «быть или не быть».

Раскол общества оказался намного глубже и серьёзнее, чем просто социальный раскол в деревне. Он затрагивал даже правящую силу страны – большевистскую партию, включая саму верхушку, потому что, по сути, это был вопрос о выборе пути всей страны, всей Русской Цивилизации: «куда и каким путём идти». Это был принципиальный конфликт мировоззрений, отразившийся и в различных группировках внутри партии, которые, несмотря на решение Х съезда о запрете фракций, в реальности существовали, являясь отражением реальных сил в обществе.

Большевистская партия в реальности была весьма рыхлым неоднородным политическим образованием с довольно смутными идеями и неясной идеологией. При любом серьёзном вопросе выяснялось, что в партии содержится несколько групп с принципиально непримиримыми мнениями. Раскол происходил практически по любому серьёзному поводу. Практически после разгрома группы Троцкого (т.н. «левой оппозиции»), утверждавших, что без помощи «развитых стран» построение социализма в СССР невозможно и единственный шанс построить социализм – по сути, мировая революция, появилась «правая оппозиция».

Кризис хлебозаготовок, начавшийся в 1927 г. привёл к очередному расколу в партии – курс на коллективизацию и Индустриализацию, как на единственный шанс спасти страну, жёстко отстаиваемый Сталиным и поддерживающей его группой, как только начались первые реальные трудности, стал оспариваться так называемой группой Бухарина и Рыкова, неожиданно предложившими в качестве основного курса опору на рыночные механизмы и на кулака, как важного производителя товарного хлеба.

Бухарин заявил открыто, что, как он полагал, что колхозы — не выход и надо ориентироваться на подъем индивидуального крестьянского хозяйства и «нормализацию отношений с крестьянством.»

Это было очень странно. Ведь отношения с крестьянством у Советской Власти и так были прекрасными, что очевидно даже без всяких исследований — бедняки и середняки, которых было 95% крестьянства, вполне обоснованно считали Советскую Власть, давшую им землю, своей. Крестьянство составляло 90% населения страны, без его поддержки только что установившаяся власть не устояла бы и года. Бедняки были опорой большевиков в деревне хотя бы потому, что они хорошо помнили, как им жилось до Революции и вернуться в «Россию-которую-мы-потеряли» очень не хотелось. Середняк тоже стал жить при Советской Власти существенно лучше, не говоря уже о том, что крестьянина стали впервые за многие столетия стали считать за человека, а не за быдло. Это признают даже антисоветски настроенные, но более-менее частные исследователи. Так что же ещё нормализировать?

Дело в том, что тут имеется в виду совсем другое: под видом «нормализации отношений с крестьянством» крупное идейное течение, публичным лицом которого был Бухарин, потребовало смены курса Советской Власти на курс поддержки кулака.

Если абстрагироваться от идеологии большевиков, в рамках которой этот вопрос решался однозначно, а рассматривать ситуацию исключительно с прагматической точки зрения, то вопрос стоял просто — на чью сторону должна стать Советская Власть в уже расколотой по социальному признаку советской деревне 20-х годов. Было бы просто безумием начать отстаивать интересы 5% населения, тем более тебя презирающей, ненавидящей и только что воевавшей против тебя с оружием в руках. Вне всякого сомнения, что такой поступок был бы расценен остальным крестьянством как предательство с самыми катастрофическими последствиями в самой ближайшей перспективе.

Ситуация с безвариантностью коллективизации обсуждалась ранее. Бухаринская платформа была нисколько не против этого, но такое ощущение, что её сторонники жили в стране эльфов – коллективизация, по планам Бухарина должна была проводиться в течение десятков лет, а кулак, следуя их идеям, должен был мирно «врасти в социализм» через участие в кооперативах, а колхозы, по Бухарину, были чисто бедняцким видом кооперации. [1]

«Программа» Бухарина была нечто вроде маниловской мечты, которая вообще никак не соотносилась с реальностью: «Само крестьянское хозяйство будет, незаметно для себя и все время с выгодой для себя, постепенно и медленно переделываться и перерабатываться. Прежде распыленные и раздробленные, ничем хозяйственно между собой не связанные, крестьянские дворы все больше и больше будут объединяться между собою на почве закупок, продажи и кредита, смыкаясь на этом деле с хозяйственными органами пролетарского государства. С другой стороны, от общественных закупок и общественных продаж, от общих организаций кредита крестьяне будут постепенно переходить к организации своих кооперативных маслобойных заводов и вообще заводов и фабрик по переработке продуктов земледельческого хозяйства и животноводства.» [1]

Бредовость этих планов совершенно очевидна:

«Для программы Бухарина, основанной на эволюционных методах, умеренных целях и долговременных решениях, требовался длительный период без внутренних и внешних кризисов. Однако и те, и другие назревали.» [2]

По-русски говоря, «программа» Бухарина была принципиально невыполнимой в тех условиях, а следовательно – гибельной для страны. Кризисы, оказывается, назревали, но Бухарин и его сторонники в упор их не хотели видеть. В стране всё идёт к очередной граждаской войне, вот-вот будет социальный взрыв, очень высок риск массового голода, европейские державы открыто готовятся к новой войне, а бухаринцам хоть в глаза плюй, они строят абстрактные прожекты на тему «быть богатым и здоровым быть лучше, чем бедным и больным».

Когда читаешь творения Бухарина, которого в «перестройку» пытались выдать за «талантливого экономиста и теоретика», то возникает ощущение, что это или враг, прикидывающийся дурачком, или совершенно неадекватный гражданин. Как быть бедняку в такой ситуации? Зачем бедняк в кооперативе по Бухарину вместе со середняком или кулаком, если это акционерное общество? Он может быть там разве что в роли наёмного работника. Ерунда, вещал «теоретик» — организовать бедняцкие кооперативы, правда там будет, мягко говоря, очень нелегко: «В условиях пролетарской диктатуры рост кооперации означает, по сути дела, рост социализма…Организовывать теперь же товарищества по сбыту своих продуктов им невозможно, потому что, по сути дела, им и сбывать-то почти нечего; они должны пройти еще через такую полосу своего развития, когда они будут становиться на ноги и мало-мальски поднимать производство, чтобы потом перейти уже к сбыту все большей части своей продукции на рынок.» [1]

Эти планы означали в случае их воплощения рост и развитие расслоения в деревне. Напрягало ли это Бухарина? Нисколько. К чему привело бы воплощение подобных планов? Очевидно, что нищие кооперативы из бедняков в реальности окажутся в крайне невыгодном положении при объединении других социальных групп. В реальности они попросту погибнут при такой конкуренции или окажутся в полной нищете. Надо ли говорить, что в рост далеко не всякой кооперации тождественен росту социализма. Кулацкая кооперация, которую поддерживали бухаринцы означала, по сути, рост сельских полумафиозных частных картелей, для которых Советская Власть была только помехой. Надо было быть просто идиотом, чтобы взращивать подобные структуры.

«Середняцкие хозяйства, поднимаясь и становясь все более и более прочно на ноги, будут, конечно, организовываться в сельскохозяйственную кооперацию … и по линии закупок, и по линии сбыта, и по линии кредита. Основной массой, основным ядром крестьянства, является в первую очередь крестьянин-середняк. Поэтому основной формой кооперации является точно так же сельскохозяйственная кооперация соответствующего вида. Зажиточные и крупные крестьяне равным образом будут стремиться создавать свои кооперативные организации, в том числе и кредитные, и будут стараться делать эти организации своими опорными пунктами.. В общей сети кооперативных организаций мы будем иметь и кулацкие ячейки, быть может, иногда и чисто кулацкие. и бедняцкие, и середняцкие, и ячейки смешанного типа.» [1]

А с чего это сей гражданин взял, что середняцкие хозяйства будут вести себя именно таким образом? А если они будут разоряться и превращаться в бедняков и до того как они объединятся они быстрее разорятся? Ведь в торговле им придется конкурировать с намного более искушенными и богатыми кулацкими объединениями. К слову, ставка на середняцкие хозяйства означает именно ставку на мелкого производителя. Им и сбывать-то нечего, зачем им организовываться в кооператив? Ведь чтобы продать надо произвести. Проще продать это кулаку-перекупщику. А вот про «опорные пункты» в виде кредитных (то есть ростовщических) зажиточных и «крупных» (Бухарин так завуалированно называет кулаков, а вовсе не физически очень здоровых людей) крестьян сказано очень верно – именно спекулянты и будут процветать в первую очередь. А что будет с «кооперативными ячейками смешанного типа» понятно любому разумному человеку – они очень быстро окажутся в руках кулаков, имеющих большие паи, а бедняки и середняки будут просто подставными председателями для получения государственной помощи. В конце концов такие «смешанные» кооперативы сбросят маску и превратятся в обычные капиталистические предприятия, где собственность будет в руках кулаков. Именно это и произошло с колхозами после «перестройки», когда после их преобразования во всякие Общества с Ограниченной Ответственностью — они оказались быстро разорены, рядовые колхозники обобраны всякого рода проходимцами и бывшим начальством колхозов, а их паи оказались в руках крупных собственников. В результате крестьяне оказались батраками у всякого рода «крупных фермеров», как теперь стали называть кулаков.

Объясняли ли это бухаринцам товарищи по партии? Постоянно, но складывалось ощущение, что они имеют дело то ли с врагами, маскирующими свои цели, то ли с не вполне вменяемыми, одержимыми людьми.

Другое возможное развитие событий бухаринцами даже не рассматривалось, одно бездоказательное категорическое утверждение следовало за другим, создавая просто феерическую картину параллельной реальности. «Несмотря на процесс расслоения крестьянства, все же будет сохраняться его основное ядро, а именно крестьянин-середняк… Если даже в условиях капитализма, при капиталистическом городе и при диктатуре буржуазии, сохраняется все же относительно довольно устойчиво слой средних крестьян, то в условиях рабочей диктатуры крестьянство будет разлагаться нисколько не более быстро, а, наоборот, более медленно.» А с чего Бухарин это взял? А куда денутся бедняки по Бухарину, ведь их треть населения? Уйдут в город? Пойдут работать на кулака? В каком процентном соотношении? А если большая их часть погибнет, ведь это Россия, а тёплая не Европа? Даже в Европе при капиталистической индустриализации в ряде стран погибло от трети до двух третей населения, не считая немыслимых страданий и страшных социальных потрясений. Он не рассматривает такой вариант. Почему? Точно так же в «перестройку» её идеологи рисовали картины неизбежного процветания частного фермера закончившиеся описанной выше не столь радужной картиной.

Основным фоном в условиях «свободнорыночной» России, как показывала практика царизма (да и современной РФ), является не крестьянин-середняк, как предрекал Бухарин, а локальный полумафиозный монополист, тесно сросшийся с коррумпированной местной властью. Ну, естественно, не считая фона батраков, горбатящихся за гроши на «эффективного менеджера.»

Тем, за чей счёт произошло «выделение эффективного хозяина», в общем, совсем не позавидуешь.

Так как классовая борьба в деревне начнет отмирать еще только через очень значительный промежуток времени, так как в ближайшем будущем мы будем иметь перед собою процесс расслоения (Выд. Мной — ПК)крестьянства, т. е. выделение его зажиточной верхушки, с одной стороны, и сельскохозяйственных пролетариев и полупролетариев… [1]

Получается, что его программа будет приводить к «расслоению» и выделению сельскохозяйственных пролетариев, попросту говоря к катастрофическому обнищанию части крестьянства, причём до такой степени, что у крестьянина не останется вообще ничего – из него получится сельскохозяйственный пролетарий, то есть человек не имеющий никаких средств производства – ни земли, ни скота, ничего вообще. Если даже Бухарин говорит о «расслоении», то надо полагать, что крестьянин, который по его планам станет «сельским пролетарием» своё производительное хозяйство имеет, но при гуманном переходе по Бухарину , он всё потеряет. Какие массовые человеческие страдания при этом будут происходить и сколько людей при этом погибнет «друга крестьян» нисколько не интересовало. “Они не вписались в рынок” по Бухарину.

Вообще этот гражданин довольно сильно напоминал чрезвычайно говорливого Горбачёва и, одновременно, известного «реформиста» времен «перестройки» Тимура Гайдара, который на слова о том, что бабушки в результате его реформ умирают от голода, сытно причмокивая, ответил, что бабушки – это не аргумент. Точно так же, крестьяне разоряются и попадают в кабалу к кулаку – это для Бухарина не аргумент, это «естественный процесс».

Интересно, но Бухарин буквально недавно был самым активным ультралевым коммунистом, страстно отвергающим не просто свободные цены, а цены и торговлю вообще, не просто кредитные товарищества, но и ссудный процент и банки вообще, вплоть до денег и прибыли, ни о какой рыночной экономике в его концепциях не было и речи. Однако, в первой половине 20-х годов он резко поменял свои взгляды и попал под идейное влияние буржуазных экономистов Кондратьева и Чаянова.

Николай Бухарин оказался очень слабым руководителем и, в целом, очень несерьёзным человеком, показав после Революции, что ему нельзя доверить практически никакого серьёзного дела. Однако, очень любивший быть в центре внимания, обожавший долгие речи и многословные выступления и статьи, всегда претендовавший на оригинальность, но не обладающий глубоким умом, малообразованный, несмотря на начитанность и плохо представляющий себе последствия своих действий, Бухарин, похоже, нашёл себе вот такой способ выделиться и привлечь к себе внимание, когда его авторитет среди партийцев стал быстро падать.

Основной источник бухаринской программы – популярный экономист тех лет Чаянов, Бухарин фактически повторяет его идеи. Сам Александр Чаянов был, мягко говоря, очень странным человеком. Во время горбачёвской «перестройки» ему создан имидж чуть ли не «самого талантливого русского экономиста». Весьма способный человек с разносторонними интересами Чаянов был типичным русским интеллигентом со всеми его недостатками – мечущийся от одной крайности к другой, но в то же время фанатично упрямый, оторванный от реальности и непонимающий последствий своих действий, скажем так, с ограниченной способностью к практической работе, человек с выраженным истерическим типом психики. Как писала о нём жена: «у него сильно сдала, больная и в спокойном состоянии, нервная система». [3]


Александр Чаянов

Попросту говоря, Чаянов был не вполне психически здоров. Сын успешного предпринимателя, получишвший хорошее образование, он довольно быстро стал профессором. Придерживаясь пронароднических взглядов, он был активным участником Февральской революции, стал членом Предпарламента (Временного Совета Российской Республики), был даже заместителем (товарищем) министра земледелия во Временном правительстве, правда всего 2 недели – оказалось, что в реальности работать с этим гражданином практически невозможно. После Октябрьской Чаянов — руководитель созданного по указу Ленина НИИ Сельхозэкономики, член коллегии Наркомзёма и его представитель в Госплане. Однако из Госплана его выставили ещё при Ленине за неспособность к реальной работе, а не абстрактным планам.

Чаянов запросто кардинально менял свои взгляды на устройство общества — до середины 20-х это ярый аграрник-утопист, даже написавший в 1919 г социальную утопию, как он видел себе будущее России — крестьянская держава, царство кооперации. Чаянов в середине 20-х считал, что высокая степень концентрации сельхозпроизводства нерентабельна, и настаивал на сохранении мелкого и среднего крестьянского хозяйства в течение нескольких поколений. Но в 1929 г он резко становится активным сторонником идеи тотального огосударствления сельского хозяйства, нет не колхозов или даже отдельных совхозов, а он активно пропагандировал просто дикий прожект в течение 10-15 лет превратить всё сельское хозяйство СССР в единый гигантский совхоз. Это был даже не троцкизм, а супер-троцкизм. [4]

Ни один, ни другой прожекты будущего Чаянова не имели никакого отношения к реальностям конкретной России. Коллективизацию он не принял, считая её продолжением политики военного коммунизма и фактическим огосударствлением сельского хозяйства, это вызвало восторг интеллигентов-идиотов в «перестройку». Колхозы он считал неправильной вариацией совхозов, что как и суть коллективизации, совершенно не отражало сути происходивших в 20-30 годы огромных перемен. Эта типичная для своеобразного ума антисоветчиков модель сталинского СССР имела ряд внешних признаков, напоминающих огосударствление и для малограмотных людей картина тотального сталинского огосударствления казалась адекватной, хотя не имела отношения к реальности. Картина, проповедуемая Чаяновыми несла плохо скрытый мощный антисоветский заряд, создавая ложную картину. Чаяновские бредни сыграли немалую роль в идеологической войне против СССР. Именно поэтому перестройщики тогда так яростно поднимали его на щит.

В самом конце горбачевской перестройки Чаянова стали очень бодро издавать и пропагандировать его как очередного гения, спасителя России, погубленного злодеем-Сталиным.

Помню, как тогда я, совсем молодой аспирант, всё недоумевал, спрашивая нашего преподавателя по экономике – а что такого гениального и особо нового в идеях Чаянова? Кооперативы? Так они же были и активно развивались при Сталине и приписывать их идею Чаянову более чем странно – кооперативно-артельное движение существовало за десятки лет до Революции. Сталин был в этом ему не то что не оппонент – он сам был двумя руками за кооперативы. С самого начала большевики были активнейшими сторонниками кооперации на селе. Например, Ленин уделил очень важные работы и огромное внимание вопросу социалистической кооперации.

Быть может гениальной называют чаяновскую идею «плавного развития» и мелкого семейного хозяйства, как основы деревни? Но ведь тогда к Войне совершенно очевидно не успели бы завершить Индустриализацию и просто погибли бы всей страной, вместе с мелкими хозяйствами. Это даже не затрагивая таких вопросов, как колоссальные преимущества крупного производства. Профессор так и не ответил, вздохнув, он сказал, что им дали указание пропагандировать Чаянова и мы должны для сдачи наших минимумов это знать.

Сейчас, годы спустя я снова размышляю о том же, но увы, с уже имеющимся опытом воплощения идей Чаянова в масштабах страны. Стоны о «загубленном великом учёном» появилось как раз прямо ко времени горбачёвских кооперативов, принимались законы о кооперативах и малых предприятиях, из газет и радиоприёмника мы узнавали о том, что у нас всё в стране плохо, потому что нет свободы малого предпринимательства и рынка, хотя нет, слова «частное предпринимательство» ещё не произносились, переход к этому происходил постепенно – сначала народ приучали к мыслям о «кооперативах». Вон какие великие учёные были за них, а их тиран-Сталин уничтожил, наверняка, чтобы создать, как тогда стали говорить «административно-командную систему». Вот сейчас разрешим «кооперативы», тогда заживём, как на Западе! Правда, ещё не очень громко говорили, что Чаянов был ярым противником «сталинских колхозов», а надо было делать всё по-другому, тогда бы купались в молочных реках с кисельными берегами. Надо, наверное, разогнать колхозы и на их месте создать семейные фермы, вот это будет эффективно. И так далее. При этом, естественно, ни слова не говорилось о том, что кооперативы при Сталине были, успешно развивались и производили заметную долю общественного продукта страны, будучи грамотно вписанными в Государственный План. Это всё умалчивалось, люди уже практически забыли о сталинских кооперативах, ликвидированных Хрущёвым к тому времени почти полвека назад. Под видом «кооперативов» стала продвигаться совершенно другая модель и тут прожекты Чаянова оказались очень кстати.

Вопрос при Сталине даже не стоял о том, быть или не быть кооперативам – быть однозначно, вопрос был, в форме, участвующих в них социальных слоях и способах реализации кооперативов. Понятное дело, что Чаянов «имел на этот счёт другое мнение», он вообще категорически утверждал, что «имущественная дифференциация крестьянских хозяйств в основном не носит социального характера.» Это, без сомнения, оригинальный взгляд на вещи, увы, мало согласующийся с реальностью. Главным путем подъема эффективности сельского Чаянов времен кооперативного подхода считал развитие кооперации не по горизонтали, как в колхозах, когда единоличных хозяйства объединялись в коллектив, а по вертикали – путем объединения в одно целое производства, хранения, переработки и сбыта сельхозяйственной продукции и т.п.

Вакханалия, развёрнутая вокруг сталинской экономической системы и, так сказать, альтернативных моделей, предлагаемых всякими бухариными, рыковыми, чаяновыми и кондратьевыми была, как и вся антисталинская пропаганда – была самым настоящим геббельсовским враньём, не имеющим практически никакого отношения к происходившим процессам.

Результатом этого альтернативного подхода, как мы можем видеть, стала потеря продовольственной независимости страны, то есть страна просто не в состоянии себя прокормить и, если бы она не покупала продовольствие за рубежом в обмен на наши природные ресурсы, то она просто вымерла бы с голоду. В этом нетрудно убедиться, посмотрев на статистику производства сельхозпродукции до и после перестройки. В принципе, можно даже не смотреть, достаточно отъехать чуть подальше от города и повсюду увидеть брошенные, заросшие бурьяном поля, сгнившую сельхозтехнику и вымирающую русскую деревню. Можно считать это чистым экспериментом, практика показала, что в споре кто прав со своей моделью – Сталин или Чаянов, оказалось что прав Сталин.

В прочих вопросах зачастую остаётся только руками развести, почитав, что, как сейчас, говорят «задвигал» экономист Чаянов. Например, «великий учёный» Чаянов отрицал… наличие кулака в деревне. Он вводил свою схему социального устройства деревни. Это ерунда, что наличие кулака в деревне признавали практически все – от Эндельгарда и царских учёных, до левых, анархистов и зарубежных учёных. Более того, именно сами крестьяне себя так и делили. Общеизвестную триаду «бедняк-середняк-кулак» придумали вовсе не большевики, она существовала задолго до того, как появилась сама их партия и это деление было повсеместным. Возникает вопрос, а здоров ли «великий экономисты» был на голову? Увы, по всей видимости, не вполне.

Что же там у него ещё гениального? Банальнейшие утверждения об «оптимуме хозяйства?» Оптимум, заявлял Чаянов, возникает там, где «при прочих равных условиях себестоимость получаемых про­дуктов будет наименьшая». Потрясающая по глубине идея. Она заключается в том, что крестьянское хозяйство эффективно, когда оно в оптимуме. Ну да, тёплое по определению теплее холодного, а оптимальное хозяйство оптимальнее неоптимального. Всё это очень мило, но в реальности имеет хоть какую-то ценность, если этот оптимум можно посчитать хотя бы очень приближённо – поди узнай, достиг ты его или нет и каким путём к нему надо приближаться. Никакой вменяемой системы Чаянов для этого не даёт. Попытки практической идеи применения его «оптимумов» в Госплане, как и предсказывали ему специалисты-практики, с треском провалились. Дело вовсе не в слабости вычислительной техники тех лет. Дело в том, что оптимум можно корректно вычислить только при статическом равновесии или, хотя бы, предсказуемом равномерном развитии. При быстром развитии системы, в конкретном случае — сельского хозяйства, особенно при внедрении новых технологий — механизации, удобрений и т.д. посчитать оптимум заранее в принципе нельзя – нет статистических данных быстро меняющейся системы и нельзя построить однозначную модель развития. Даже сейчас, используя всю мощь современных вычислительных систем и уже достаточно разработанную теорию систем, теорию игр, теорию принятия решений и т.д., нет речи о точном подсчёте оптимумов даже для небольшой локальной системы. Вопросами оптимизации бизнеса занимается, например, актуарные отделы в страховых компаниях, но всё равно самые лучшие методики имеют большую погрешность, а для быстро меняющейся системы, где по определению недоступны статистические данные за долгий период, погрешность вычисления оптимума составляет «плюс-минус лапоть». Это всё было очевидно и тогда – для специалистов, а не «великих экономистах».

«Теория вариантных планов» Чаянова – это просто смех и слёзы одновременно. Если удаётся – выполняем один план, не удаётся – другой. Какая глубина мышления! Нетрудно представить, что произойдёт, если такого рода инструкции будут спускаться подчинённым для исполнения. Неудивительно, что «великого экономиста» попросили покинуть Госплан.

Колхозная система тоже оказалась принципиально не такой и развивалась совершенно не таким путём, как ожидал и предсказывал «великий экономист». Практически всё, что он ни разрабатывал или предсказывал, получалось смешно.

Но самое интересное с Чаяновым, что в 1929 году он резко сменил свои взгляды на строго противоположные. Наверное, это признак «великого учёного», не иначе. Он стал активно продвигать свой новый модернистский прожект с образованием единого совхоза из советского села за срок 10-15 лет, полностью интегрированный в единую систему с промышленностью с разработкой вертикальных схем управления и стандартизированным подходом, управлением и т.п. Об этом страдальцы по Чаянову вспоминать обычно очень не любят и понять не могут, почему он выкинул такой фортель, строя одну дикую теорию за другой.

Вот бы Сталину ухватиться за такую гениальную идею, если ему, как уверяют некоторые граждане, так была мила «административно-командная система» и его хлебом не корми – только дай покомандовать и потиранить. Однако Сталин даже рассматривать этот бред не стал. В тех конкретных условиях это выглядело даже не троцкистским, а идиотским маниловским прожектом, существующим в какой-то параллельной вселенной. Кстати говоря, с треском провалившийся горбачёвский Агропром, про который уже сейчас мало кто помнит и который принёс Советскому Союзу огромные убытки – примерно как раз вот эта идея Чаянова. Тогда «слили вместе» шесть отраслевых министерств и ведомств, серьёзно дезорганизовав работу. Это было время, когда всякие абалкины стали доставать чаяновскую макулатуру с помойки истории. Результат мы все видим.

Перестройка всё расставила на свои места, показала, чего стоят чаяновские прожекты. Сталин был совершенно прав, называя теории Чаянова антинаучными и опасными для страны. Следующую цитату Сталина всякие мошенники пытаются представить как распоряжение расправиться с великим экономистом: на конференции в декабре 1929 г. Сталин сказал: «Непонятно только, почему антинаучные теории «советских» экономистов типа Чаяновых должны иметь свободное хождение в нашей печати…»

Примерно так же, как в своё время увольнение 40 тысяч офицеров из РККА в конце 30-х годов пытались выдать за их расстрел: «А что?! Разве это не очевидно?!». Нет, не очевидно, это попытка пройти на самолёт по трамвайному билету и когда от таких граждан стали требовать полагающихся в таком случае доказательств, а не геббельсовксих визгов, то оказалось, что это враньё от начало до конца. К слову, основной причиной увольнения в результате «чистки» армии было состояние здоровья и профессиональная некомпетентность – малообразованные ветераны Гражданской служили «до упора», когда уже практически не могли выполнять свои обязанности и учиться тоже не очень хотели. Второй главной причиной, была, увы, довольно распространённая в России причина – пьянство, доля же осуждённых к расстрелу за всю совокупность преступлений, от уголовных до политических была ничтожна.

Примерно так же так же и здесь – цитата Сталина выдернута из контекста, как обычно это бывает с антисталинистами-неполживцами. Смысл его фразы вовсе не в том, что надо перестать публиковать (и ясное дело, посадить-расстрелять) Чаянова, а совершенно в другом, вот слова Сталина полностью:
«Непонятно только, почему антинаучные теории “советских” экономистов типа Чаяновых должны иметь свободное хождение в нашей печати, а гениальные труды Маркса — Энгельса — Ленина о теории земельной ренты и абсолютной земельной ренты не должны популяризироваться и выдвигаться на первый план, должны лежать под спудом?» [5]

То есть Сталин говорил вовсе не о том, что Чаянова не надо публиковать, а о том, что надо изучать Ленина и Маркса с Энгельсом. Смысл всей речи Сталина в том, что мелкотоварное фермерское производство – тупик, а надо ставить сельское хозяйство на крупные промышленные рельсы с масштабным использованием самых современных технологий. Это дискуссия о превосходстве колхозов над индивидуальным крестьянским хозяйством. И всё. В том же самом выступлении Сталин отвечает одному из ораторов: «Один из ораторов выступал здесь и развенчивал колхозы. Он уверял, что колхозы, как хозяйственные организации, не имеют ничего общего с социалистической формой хозяйства. Я должен заявить, товарищи, что такая характеристика колхозов совершенно неправильна.» И всё. Смысл речи Сталина не в обличении «гениального экономиста», а совершенно в другом. Хотя неприязнь Сталина по поводу публикаций чаяновского антисоветского бреда за государственный счёт совершенно понятна.

Наверное, «великого экономиста», немедленно перестали публиковать после «окрика свирепого тирана»? Ничуть. Никто слов Сталина как указания к действию не воспринял. У Чаянова так же принимали статьи в печать, а арестован он был вообще, когда собирался ехать в в издательство, проверять набор его очередной книги, о чём честно пишут его биографы. Они устраивают истерики по поводу «указания всесильного диктатора» и «приказу расправится», но они даже не понимают, что пишут — «окрик тирана» вообще никого не впечатлил и «безвинную жертву» как публиковали, так и продолжали публиковать, хотя, по идее, немедленно должны были прекратить.

Сталин тогда вообще не занимал государственного поста и не имел права давать директивы государственным органам, он мог лишь высказать своё мнение, к которому часто прислушивались, а бывало, что и нет. Если бы он счёл необходимым заявить о том, что Чаянова, по его мнению, следовало бы немедленно арестовать и судить, то он бы так прямо и сказал. При необходимости он без всякого ложного стеснения так и поступал, когда считал, что это враг, а не оппонент в дискуссии. Это только в воображении интеллигентствующих идиотов руководители говорят намёками и ужимками, везде в мире официальный руководитель должен дать ясный недвусмысленный приказ конкретному исполнителю. Только тогда можно спрашивать с подчинённых за его выполнение. А намёк – это кто как поймёт, как можно за это спрашивать? У нас же, согласно этим гражданам с альтернативным восприятием реальности, всё было не так. Уж если «кровавый тиран» намекнул, что ему кто-то не нравится, то несчастного тут же «стирали в лагерную пыль». Сказал два слова на конференции про публикации, а нужные сотрудники НКВД сразу все поняли: «арестуйте на следующий год и расстреляйте через 7 лет», директор института тоже понял – это «немедленно уволить». У каждого сотрудника госаппарата, без сомнения, была памятка – «Сталин подмигнул один раз – немедленный расстрел. Задал вопрос – расстрел через год. Вздохнул – увольнение, через 5 лет арест.» Или даже не так, знания вздохов Сталина не записываются, а передаются в многосоттысячном госаппарате от «сердца к сердцу», как в восточных учениях.

Патологическая лживость одновременно с лицемерным высокопарным морализаторством и поразительным апломбом, двуличие столичной советской интеллигенции, привычка судить всех по своему уровню рисует в их жалком мозгу дикую картину руководителя страны. В их представлении это такой же интеллигент из курилки, мелочный, патологически злопамятный и подлый. Так же как они, в лицо он говорит одно, за глаза другое, примерно как они — смотрят начальству в рот, а в курилке говорят мерзости. Если они такие, значит и весь мир таков. Почему Сталин не сказал прямо, что имел в виду, по их разумению очень просто – хотел хорошо выглядеть в глазах потомков. Такие типы действительно любят делать мерзости, но стремятся при выглядеть приличными людьми, не забывая про лицемерное морализаторство. Почему документов нет? Все понятно – Сталин приказал всё уничтожить и статистику сфальсифицировать, абсолютно всю, чтобы мы, спустя более полувека после его смерти думали о нём хорошо. Такие специфические граждане, похоже, не могут даже думать по-другому. Никогда практической работой не занимались, реальной работы руководителя крупного предприятия, чем у него голова занята и какое количество вопросов он должен решать вообще не представляют. Ну какие ещё мотивы могут быть у вождя огромной страны? Знай себе наслаждайся жизнью, гадь неугодным, благо возможностей для этого масса — просто мечта кухонного интеллектуала. Им в голову не приходит, что такой руководитель в то время и на том месте не просуществовал бы и трёх лет – вместе со всей страной. Десятки сложнейших вопросов, которые надо решать каждый день – от геополитики (с такими размерами страны её не избежать) до техники, ключевых технологий, передовых разработок хай-тека, науки, армии, чудовищного количества кадровых вопросов, разруливания интриг аппарата и решения комплекса сложнейших проблем, считающихся невозможными для разрешения. Чудовищные стрессы и психическое напряжение с этим связанное, постоянное обучение и самообразование (Сталин читал по 300 страниц технической литературы в день, как это делал при его предельной загруженности – остаётся загадкой). А тут думать о том, как бы не заметили каких-то твоих действий, которые могут для кого-то выглядеть не очень красиво через полвека после смерти? Хорошо выглядеть перед всякой человеческой поганью все равно не будешь, да и мнение всяких отбросов даже обычных порядочных людей нисколько не интересует, не то что титанов, вроде Сталина. А порядочные люди всё поймут и пятьсот лет спустя.

Сталин нередко публично давал резкие характеристики общественным деятелям и гражданам – было за что. Например, в известной дискуссии о языкознании, марристы, взгляды которых осуждал лично Сталин, не подвергались никаким репрессиям, хотя их поведение в науке и беззастенчивое использование административной власти по отношению к научным оппонентам Сталин совершенно справедливо назвал «аракчеевским режимом в языкознании». [6]

И что, много марристов посадили? Вы удивитесь, но никого, передвинули несколько человек со своих административных позиций, где они вели себя, мягко говоря, очень некрасиво, нисколько не помешав заниматься наукой, получать профессорские зарплаты и публиковаться. [7] Никакого наказания за свои бесстыжих действий и подавление несогласных такие неполживые профессора не понесли и близко. Только после «указания тирана» вконец зарвавшихся граждан, образовавший целый клан, несколько пересортировали. И всё. Хотя, как видно с сегодняшних позиций, их следовало пинком выставить из институтов и университетов.

Интересно, а как сложилась судьба других «несогласных со Сталиным». Что с ними случилось? Всех посадили-расстреляли? Оказывается, далеко не всех. Тот же Павлов, великий русский физиолог, вообще писал ругательные письма в правительство, обвиняя большевиков в фашизме и вёл себя просто неподобающим образом. Что с ним сделали, наверное убили или заточили в темницу? Нет, как ни странно, ему вообще ничего –лично Молотов отвечал этому гражданину на письма, полемизировал, увещевал, разъяснял.

Великий писатель Шолохов, лауреат Нобелевской премии писал личные письма Сталину по поводу несогласия с методами изъятия зерна у крестьян и борьбы с крестьянским саботажем. Быть может чекисты сгноили Шолохова на Колыме? Нет, даже пальцем не тронули. Более того – с ним в письмах лично дискутировал Сталин.

Ничего не стало и с оппонентами Сталина по ряду вопросов – лидером «Военной оппозиции», ругавшегося не только с ним, а ещё самим Лениным – Сергеем Мининым, так и умер себе в Москве в 60-е. Ничего не случилось и с Александрой Коллонтай – одной из лидеров «левых коммунистов» и «рабочей оппозиции», знаменитой проповедницы «свободной любви». Работала себе до пенсии на важных государственных постах. Знаменитый анархист Книжник-Ветров сидел в библиотеках и писал труды по теории анархизма, своём особом взгляде на Парижскую Коммуну и всяком прочем. А теория анархизма, мягко говоря, сильно расходилась с практикой и идеологией сталинского СССР. Что с ним стало? Его судьба ужасна: публиковали, да ещё платили профессорскую зарплату. Работал до самой смерти, не испытывая никаких проблем. Вернее, самой ужасной проблемой для него было то, что какой-то период при Сталине его публиковали относительно мало и всё больше в академических изданиях, оттого что в его работах было много ссылок на работы Троцкого и анархистов, выступавших против Советской Власти.

У всех этих людей, имевших своё мнение, спорящих не то что со Сталиным – даже с Лениным есть нечто общее – они никогда не боролись против Советской Власти, даже если считали, что она совершает крупные ошибки. И таких людей вовсе немало. У «жертв репрессий» тоже есть общее – они активно боролись против Советской Власти и это вовсе не измышления «сталинских сатрапов». Имеется огромное количество документов и свидетельств, показывающих обширнейшие заговоры в среде бывших революционеров и сторонников прежнего режима. Это закономерный этап любой победившей революции, по-другому практически и не бывает. Гражданские войны страшны тем, что они не заканчиваются с последним выстрелом на фронтах – они продолжаются тайно или не очень, увы, уже между вчерашними соратниками, которых перестали сплачивать внешние враги. Печально здесь то, что многие из них были честными, храбрыми, стойкими, умными и очень незаурядными людьми, но в холодной гражданской войне конца 20-х – конца 30-х годов они встали на ту сторону и подписали себе или смертный приговор, или сломали себе жизнь. Гражданская война страшна не тем, что хорошие люди убивают плохих, а плохие – хороших, а тем, что хорошие люди убивают хороших.

Чаянов был арестован через год и расстрелян 7 лет спустя вовсе не за свои научные взгляды, а за совершенно другие действия. ОГПУ «пасло» его очень давно и имели для этого все основания.

Так что же стало с Чаяновым и во что он влип? Почему контрразведка СССР не спускала с него глаз? Выступая за вертикальную кооперацию, он, так сказать «очень критически» относился к сталинским колхозам. Когда в 1930 г, когда шли бои с кулацкими бандами по всей стране, Чаянов выступил с открытым письмом, осуждающим раскулачивание, а окружающие почему-то восприняли это как поддержку кулака. А сторонники сталинского пути почему-то считали это в критических условиях конца 20-х это ничем иным, как антиколхозной пропагандой и вели за «великим экономистом» пристальное наблюдение. Что ж взять со сталинских хунвейебинов?

Однако, если бы кто сейчас в США некий государственный специалист стал бы выступать в государственных СМИ в поддержку, например, талибов, то на рабочем месте такой человек не просто не продержался бы и недели, а скорее всего, получил бы огромный тюремный срок. В 30-40 годы в «цитадели демократии» – США даже простого подозрения человека в неправильных симпатиях было достаточно, чтобы с треском вылететь с работы. Подчеркну – не пропаганды, а просто подозрения в симпатиях. В 40-е-50-е годы во времена маккартизма всё в той же «цитадели» одного подозрения в симпатиях к коммунистам и СССР было достаточно, чтобы потерять работу и получить запрет на профессию, не говоря уже о более тяжёлых «мыслепреступлениях.» Например, подозрений в том, что великий актёр Чарли Чаплин симпатизировал коммунистам и СССР (он выступал в 1942 г. с возмутительными идеями выполнения союзнического долга и открытия второго фронта) было более чем достаточно, чтобы он был навсегда выдворен из США. Но, тем не менее, стандарты мерзавцев и лицемеров называют США «цитаделью демократии», а СССР – «тоталитарным адом».

В СССР тех лет была такая ситуация, что геополитические и внутренние условия США по сравнению с Советской Россией можно считать просто раем – страна на пороге иностранной агрессии, вопрос об Индустриализации – вопрос жизни и смерти, в стране идут боевые действия (в Средней Азии и на Дальнем Востоке), только недавно закончилась Гражданская, оставив миллионы непримиримых врагов с обеих сторон, через границу из сопредельных «цивилизованных стран» забрасываются тысячи шпионов и диверсантов, в стране действуют сотни крупных вооруженных банд, на селе возникла критическая ситуация, кулаки ведут открытый террор.

Вызовет в таких условиях у любых нормальных спецслужб подозрение человек, публично поддерживающий кулаков и осуждающий государственную политику? Безусловно. Если нет, то такие спецслужбы надо разгонять. Здесь же некий известный человек, имея прямой доступ к СМИ беспрепятственно транслирует свои идеи в общество. Если вспомнить при этом, что этот же гражданин был в прошлом членом Временного Правительства и близким другом эсеров, проявивших себя врагами Советской Власти, то внимание к нему «органов» не вызывает ни малейшего удивления.

Так за что арестовали Чаянова? За его научные взгляды? За это в СССР не арестовывали. Арестовали его после того, как показания против него дали абсолютно все его сотрудники, целых 13 человек. Он обвинялся в открытой антисоветской пропаганде и был по-детски изумлён, что ему вот такое предъявили. Быть может его сотрудников люто пытали? Нет, оказывается, что ни одного из профессоров и прочих интеллигентов даже пальцем не тронули. Написали всё сами. Показательно, что Чаянов, увидев показания на него ближайших друзей, сам написал признание вины, о чём впоследствии рассказывал жене. И его самого никто даже пальцем ни тронул и никакими пытками не угрожал. Как он потом говорил: «Написал в состоянии потрясения». Следователь, который вёл дело, совершенно правильно сказал Кондратьеву, что если тот не даст признательных показаний, то это резко осложнит его и так не лучшее положение и он хочет ему помочь как запутавшемуся неплохому в принципе человеку. В противном случае обвиняемый раскрутится на весьма серьёзное наказание, как неразоружившийся враг. Следователь говорил чистую правду: кому должен был поверить суд – словам Чаянова даже если бы он всё отрицал или показаниям 13 свидетелей? Странно, если бы было иначе. Ситуация обычная – инфантилизм как царской, так и позднесоветской интеллигенции, среди всего прочего проявляется в том, что вроде бы образованные люди с научными степенями совершенно не отдают себе отчёта в красиво звучащих произносимых ими словах и не желают представлять последствий этих своих слов и своих действий. То, что поток твоего сознания, выливаемый в уши окружающих или на страницы печати может быть расценен в определённых условиях как враждебная пропаганда, находится вне их понимания.

Поначалу его обвиняли в антисоветской пропаганде и недонесении. Недонесении на кого? А вот это интересный вопрос. Следователи не без оснований подозревали, что в среде антисоветски настроенной интеллигенции и технических специалистов создана обширная антисоветская организация. Агентурные данные были, но прямых фактов было мало. Нити вели к ряду довольно известных деятелей, были серьёзные основания подозревать Николая Кондратьева. Того самый, об идеях которого (циклах в развитии общества) стало сейчас модно говорить, не вполне понимая что к чему.

А что у Чаянова с ним общего? На удивление много. Тоже активный февралист. Член партии эсеров с 1905 года. В отличие от Чаянова – весьма сильный и волевой человек, хороший организатор. Человек больших способностей. Был замминистра (товарищем министра) продовольствия во Временном Правительстве при Керенском. Да, именно в том, которое свергли большевики, член Учредительного Собрания. Совершенно не удивляет, что сей господин крайне неприязненно воспринял Октябрьскую Революцию и власть большевиков, чего никогда не скрывал. Было бы просто удивительно, если бы спецслужбы СССР не вели пристальное наблюдение за человеком с такой биографией. Мотивов ненавидеть Советскую Власть он имел вполне достаточно. Не подозревать, что такой клиент может оказаться затаившимся смертельным врагом было бы чрезвычайно неосмотрительно.


Николай Кондратьев

Интересный факт — в 1920 году Кондратьев был арестован за участие в эсеровской антисоветской организации «Союз Возрождения России», готовившей обыденный для эсеров вооружённый мятеж. Был освобождён благодаря активному заступничеству кого бы вы думали — Чаянова и его ходатайствам через Наркомзём. После освобождения он был вовсе был взят туда на работу. Работал в этой организации вместе с Чаяновым, вместе с ним был прикомандирован от Наркомзёма в сельхозсекцию Госплана. После ухода Чаянова перешёл работать в Госплан начальником отдела статистики. [8],

Был в прекрасных личных отношениях с Чаяновым, что нисколько неудивительно. Странно, как могла следователям прийти в голову дикая мысль, что если Кондратьев участник антисоветской группы, то и Чаянов может, как минимум, об этом знать, а возможно тоже входить в эту группу?

Интересный момент: в 1922 г. Кондратьев был приговорён к высылке из страны, но она была отменена по ходатайству в Политбюро В.В. Осинского (Оболенского) – крупного большевистского деятеля, кстати, ещё одного «крупного экономиста», одного из лидеров «левых коммунистов», замнаркома Наркомзёма, члена Президиума Госплана, будущего свидетеля на процессе Бухарина-Рыкова. [9]

В начале 1928 года, за два года до ареста, Кондратьев был отстранён от должности по подозрению во вредительской деятельности и действиях вразрез с политикой организации, а через год был уволен и из Конъюнктурного института, которым руководил. К слову говоря, если на Западе, например, в США работник корпорации или госорганизации будет конфликтовать с руководством, действовать против политики организации, то он и месяца не продержится. Стоит только удивиться долготерпению и либерализму советских начальников.

«Буржуазный экономист Кондратьев был в то время очень влиятельным специалистом в Народных комиссариатах сельского хозяйства и финансов. Он защищал всё усиливающееся экономическое расслоение в деревне, требовал снижение налогов для кулака и отказа от «необоснованных оценок развития индустрии», переориентацию ресурсов с тяжелой промышленности на легкую». [10]

В 1928 «кондратьевщина» была объявлена идеологией реставрации капитализма. [11]

Кто бы мог подумать! Был человек активным противником Индустриализации, а сталинские сатрапы дел сочли это чрезвычайно подозрительным. Но опять же, ничего ему не сделали, хотя если в те годы было такое беззаконие, как нам пытаются внушить, то сталинским мастерам заплечных дел не составило бы никакого труда бросить в темницу любого человека по сфабрикованному обвинению в шпионаже на Гвинею-Бисау. А тут они годами следили, собирали материалы для следствия, тратили огромное количество времени. Арестовали Кондратьева существенно позже, когда материалы, дававшие достаточные основания для ареста, были получены.

Через два года он был арестован по делу «трудовой крестьянской партии», вскоре по этому делу был арестован и Чаянов.

В отличие от неадекватного трепача Чаянова, получившего 5 лет и отсидевшего 4, Кондратьев получил 8 лет. Содержался как опасный преступник – в Суздальском политизоляторе. Что интересно, прокурор Дыменко требовал для всех участников процесса Высшей Меры Социальной Защиты, а суд, во всём покорный кровавым тиранам, решил послать прокурора подальше и поступил вот так.

В 1938 году, незадолго до истечения срока наказания дело Кондратьева по вновь открывшимся обстоятельствам было срочно рассмотрено не кем-нибудь, а Верховным Судом СССР (Военной Коллегией) с выездом на место. Он был срочно расстрелян – в тот же день, как опаснейший преступник. Чуть раньше был заново арестован и спешно расстрелян и Чаянов, также Военной Коллегией Верховного Суда с выездом на место.

Очевидно, что открылись какие-то новые, чрезвычайно важные обстоятельства. Если уж сильно хотели бы расстрелять «контру» — без особых проблем сделали бы ещё в 30-м году.

За что так спешно расстреляли Чаянова и Кондратьева? Их дела до сих пор закрыты. Если «дело Трудовой крестьянской партии» было полностью сфабрикованным, так чего же вы боитесь — покажите всему миру, как сталинские опричники фабриковали дела великих учёных, пусть все посмотрят и ужаснутся. Нет, дела так и не открывают, чего боятся?

Что такого открылось в 1938? Зачем для того, чтобы заниматься делами далеко не первостепенного зэка и практически отбывшего свой срок ссыльного на место (в Суздаль и в Казахстан) выехали члены Верховного Суда? Им было совершенно нечем заняться в Москве и они решили покататься по стране, попутно развлекаясь расстрелами подвернувшихся граждан? Вот в это совсем не верится. Очевидно, что спешно выехать членов Верховного Суда заставили очень важные обстоятельства, которые внезапно открылись в 1938 году.

Что тогда произошло? В 1937-38 гг советские был раскрыт обширнейший заговор с целью переворота в СССР, своего рода «перестройка-1937». В заговор входили высшие военноначальники, высокопоставленные сотрудники спецслужб. Об этом говорит вся логика событий тех лет.

Удивительного тут нет ничего, такие события после революций и гражданских войн — дело обыденное. Важных государственных постов существенно меньше, чем жаждущих их пламенных революционеров. Странно было бы если бы такого не было. Тогда руководству удалось вырулить и избежать новой гражданской войны. Увы, это пришлось делать ценой «холодной», точнее неявной гражданской войны, количество жертв которой с обеих сторон насчитывается, как минимум, в многие сотни тысяч.

Чтобы было более понятно, что происходило вокруг «великих экономистов» приведём ещё одну показательную и интересную биографию.

Дербер Петр Яковлевич (партийные клички: «Маленький Петя», «Кнопка», «Крошка»), революционный авантюрист. Член партии эсеров с 1902 – с 19 лет. Окончил ремесленное училище. С 1904 – профессиональный революционер, находился на нелегальном положении, много раз арестовывался и ссылался. В 1913 эмигрировал в Париж, в 1914 вернулся в Россию. С 1916 опять в подполье – в Омске. С 1918 лидер томских эсеров, член Временного Сибирского правительства, в котором он стал председателем и временным министром земледелия. Это правительство было создано им на конспиративной квартире путём заговора. В марте 1918 участвовал в переговорах в Харбине о приглашении в правительство адмирала Колчака и других столь же одиозных деятелей. Пытался заручиться поддержкой США вплоть до интервенции, но при условии невмешательства во внутренние дела. После занятия чехословацким корпусом Владивостока стал первым председателем Временного правительства Автономной Сибири и одновременно министром иностранных дел.Это Временное Правительство так же было организовано им путём заговора. Затем сотрудничал с Советской властью, заявил о разрыве с партией эсеров. В 1922 был арестован при подготовке процесса эсеров 1922 года. Его дело о контрреволюции в Сибири было выделено в особое производство. Был признан виновным и осужден на 5 лет, но уже в начале 1924 освобожден под честное слово и устное поручительство неких лиц, кто эти лица, достоверной информации не сохранилось, были слухи, что ходатайствовал уже известный нам Осинский. Вы наверное, уже не удивитесь, что сей колоритный гражданин с очень яркой судьбой сразу после освобождения работал в Госплане в Москве. [12], [13]

Да, как раз вместе с Чаяновым и Кондратьевым, тоже бывшими членами Временного Правительства, только не Сибири, а России и тоже бывшими эсерами. Какое удивительное совпадение, не правда ли?

Есть и ещё одно совпадение: в январе 1938 спешно арестован. Осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 19 марта 1938 по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации приговорен к расстрелу. Расстрелян в тот же день. Реабилитирован 24.7.1991 [13]

На удивление много совпадений, вы не находите? Объяснение очень простое – все эти господа входили в сетевую антисоветскую организацию, которую условно называли «Трудовой крестьянской партией». У неё не было ни формального устава, ни программы, она, скорее, напоминала мафию или подобные сетевые организации вроде исламских боевиков. Вычислять и ловить такие организации крайне сложно. Отсутсвие формальных партийных документов дало повод в «перестройку» объявить эту организацию несуществующей, хотя очевидно, что это вряд ли так.

Чаянов, Кондратьев и Дербер были расстреляны по вновь открывшимся обстоятельствам. Чтобы представить Петю Маленького в образе террориста, заговорщика и политического авантюриста не нужно никаких усилий – он им всю жизнь и был. Кондратьев тоже, был тот ещё фрукт, сильный и волевой человек. То, что в стране сложилась крайне сложная и неустойчивая политическая ситуация, когда можно совершить очередной переворот, хорошо понимал и талантливый экономист, эсер и революционер Кондратьев:

«Войны и революции возникают на почве реальных, и прежде всего экономических условий… на почве повышения темпа и напряжения конъюнктуры экономической жизни, обострения экономической конкуренции за рынки и сырье… Социальные потрясения возникают легче всего именно в период бурного натиска новых экономических сил.»

Николай Кондратьев

Он отлично понимал, что и зачем делал. Но что это были за обстоятельства для психически неустойчивого инфантильного Чаянова? Дело закрыто, можно только предполагать. Наиболее вероятным представляется то, что ему заговорщики предложили войти в состав нового Временного Правительства «обновлённой России», той которая «без большевиков». Войти в качестве министра или помощника Кондратьева, который занял бы пост министра сельского хозяйства или вроде того.

Кто бы мог подумать, что подобные вещи могут быть расценены как измена? Понятно, почему их расстреляли столь спешно – не было никаких гарантий, что очередной эсеровский мятеж с участием самых разных союзников не начнётся в любой момент. Зарубежные коллеги, без сомнения, тоже не остались бы в стороне. Таких их взглядов на будущее страны руководство СССР не разделяло настолько активно, что поставило «великих экономистов» к стенке, как изменников.

Реабилитированы Чаянов и Кондратьев были вместе – уже при Горбачёве. Их реабилитация курировалась лично Яковлевым и носила характер хорошо спланированной идеологической диверсии, которая успешно удалась.

Я ещё раз задаю себе тот же самый вопрос — так что конкретно оригинального в работах и идеях Чаянова? И с уверенностью отвечаю — оказалось, что ничего. Это пустышка. Увы, в науке это бывает и нехорошо винить учёного в том, что он не оказался талантом и гением. Но зачем врать сейчас, что он был великим талантом? Ну вот, вернулось его «великое наследие» которые вас лишили изуверы-большевики (это, кстати, враньё, его работы были доступны специалистам), сейчас, наверное, мы увидим потрясающий результат их применения? Потрясающий результат применения сталинской модели мы видели уже к концу 30-х годов, через 10 лет. А здесь вот уже больше двадцати лет прошло и каков результат? Экономический, научный, любой? Результат очень простой – ноль. Какую пользу принесли России работы и идеи Чаянова и каков результат, кроме использования его, мягко говоря, очень сомнительных идей и брэнда «гениальный экономист Чаянов» в уничтожении нашей страны?

Точно также непросто понять, в чём конкретно заключается гениальность Кондратьева и его концепции. Он был крупный и уважаемый специалист, но его теории показали свою несостоятельность, увы, так бывает. Его идея приоритетного развития лёгкой промышленности, которую он яростно отстаивал (это и есть одна из черт «кондратьевщены») показала на примере СССР свою ошибочность для конкретной ситуации. Он был известный статистик и хороший управленец, социально активный гражданин, но при чём здесь гениальность и вознесение на пьедестал?

Широко разрекламированные «Кондратьевские циклы» — это весьма спорная теория, исходно применимая только в ограниченном промежутке времени к равновесной замкнутой умозрительной общественно-экономической системе. Граждане, рассказывающие о них с придыханием, совершенно не понимают сути дела. Имя Кондратьева и сотворение из него кумира было одной из спецопераций времен Холодной войны, типа «вот каких гениев погубил социализм.» Эта теория не обладает новизной (понятие циклов высказывали, как минимум, за много десятков лет до Кондратьева) и не имеет внятного математического аппарата, пользуясь общей аппроксимацией и пока не показавшая предсказательных свойств. Так что слухи о гениальности Кондратьева и его роли в науке сильно преувеличены.

Эксперимент показал, что воплощение идей Кондратьева ведет к катастрофе сельского хозяйства и приводит страну к потере продовольственной независимости. То есть к потере независимости вообще. По сути это был выбор пути между путём Сталина и путём Абалкина-Явлинского, который мы наблюдали в «перестройку».

Это было просто идеологической основой для уничтожения колхозов и ликвидации советского социализма. Примерно вот так: «Вон смотрите, как неэффективны колхозы! Это всё потому, что страна пошла неправильным путём, а всё почему – из-за кровавого тирана Сталина, уничтожившего лучших людей! Вот гениальный экономист-аграрник Чаянов был против колхозов и за вертикальную кооперацию, разрушим колхозы, дадим крестьянину землю, мелкое семейное производство – вот тогда заживём!»

Именно поэтому так резко вспомнили и спешно реабилитировали Бухарина, Рыкова Кондратьева и Чаянова. Их программа и была, по сути, горбачёвско-ельцинской программой перехода страны к капитализму. А результат их идей мы видим – это то, что произошло с сельским хозяйством в результате перестройки. Обвальное падение производства, закабаление крестьян, мафиозные группы, вымирание населения.

Колхозы оказались намного более эффективной системой и в тех условиях единственным путём к спасению страны. К слову говоря, ещё и несравненно более справедливой социальной системой, который не выбрасывал на большинство в виде разорённых крестьян. Обобщённо говоря, один подход создал великую страну, другой её уничтожил.

В целом, интеллигенция тех лет была в значительной мере ещё царской, крайне нигилистично настроенной к любой власти. Значительная часть её была резко антисоветски настроенной. Типичным образом русского интеллигента тех лет был великовозрастный инфантил со вселенскими амбициями, очень низким моральным уровнем и практически нулевой критичностью к себе, зато чудовищными претензиями к другим и запредельными требованиями к властям.

Для понимания ситуации характерен приведённый ниже пример гр. Ландау.

Суть дела в том, что молодой Ландау со своим другом в 1938 г. составили антисоветскую листовку, он был изобличен на допросе без всяких пыток под давлением фактов (протокол допроса доступен публике), например в книге Миронина [7] – стр 215-217. Тоже никто его и пальцем не тронул – сам всё бодро рассказал, сходу сдав всех своих подельщиков, друзей и даже учителя и научного руководителя.

«На почве антимарксистских взглядов я в 1931 году, работая в Ленинграде, тесно сошелся с группой антисоветски настроенных физиков-теоретиков. Это были: Гамов Г.А. (в 1934 году уехал в командировку в Данию и не вернулся в СССР), Иваненко Д.Д. (в 1935 г. осужден за антисоветскую деятельность), Бронштейн М.П., Френкель Я.Н….

Вся наша вредительская деятельность была направлена на то, чтобы подорвать, свести на нет огромное практическое, прикладное значение теоретических работ, проводимых в институте. Прикрывалось это, как я уже говорил, борьбой за «чистую» науку. Наша линия дезорганизовывала, разваливала институт, являющийся крупнейшим центром экспериментальной физики, срывала его наиболее актуальные для промышленности и обороны работы… В этих целях талантливых советских научных работников,разрабатывающих актуальные для хозяйства и обороны темы, мы травили,как якобы бездарных, неработоспособных работников, создавая им таким образом невозможную обстановку для работы.»там же с. 220

«Следующими лицами, на которых я рассчитывал как на антисоветский актив, были профессор Капица П.Л. и академик Семенов Н.Н., которые не скрывали от меня своих антисоветских настроений. Главной темой их бесед со мной являлись аресты научных работников. И Капица, и Семенов рассматривали эти аресты как произвол и расправу с невинными людьми, как результат гибельной политики советских верхов.» там же с. 224

Какая прелесть – «живущий не по лжи» учёный-интеллигент. Его научный руководитель – Капица лично обращался в Политбюро с просьбой об освобождении Ландау под личные гарантии, а он вот так походя его сдал. В том, что Ландау был инфантильный подлец тоже, наверное, Сталин виноват. Желающие могут прочитать в указанном источнике всю эту грязную историю.

Очень показателен пример, как образовывались «несуществующие партии» и вовсе не в больном воображении изуверов-следователей. Эти партии советские интеллигенты создавали в информационном пространстве сами.

«Однако совершенно необходимо, чтобы листовка вышла от имени какой-то организованной силы, противоставляющей себя «слева» советскому режиму. Выгоднее всего придать листовке внешне антифашистский тон, расценивая события, происходящие в стране, — разгром контрреволюционного подполья, — как фашистские методы управления,как результат фашистского перерождения советских верхов. Отсюда лозунг свержения советской власти мог выглядеть как лозунг спасения страны от фашистской опасности.Исходя из этих предпосылок, Корец и составил текст листовки, а я ее отредактировал. Из тех же соображений, изложенных выше, мы решили выпустить эту листовку от имени «Московского комитета антифашистской рабочей партии».» там же с. 226 (орфография источника сохранена)

Следователи, в руки которых попала листовка, были обязаны открыть дело о подпольной антисоветской организации. Несложно представить дальнейшее развитие ситуации – подельщики Ландау, участвовавшие в выпуске листовки, были бы арестованы и допрошены. Допросу подверглись бы также названные малолетним (по уровню морального развития) физиком граждане и их круг общения. Было бы это нарушением советских законов? Ни в коем случае, следователи были обязаны это сделать. Были ли у них для этого основания? Да – показания Ландау. Если бы при дальнейших следственных действиях они получили бы подтверждения того, что Ландау упомянутых граждан не оклеветал, а они правда были вредителями, то они тоже были бы арестованы. По закону? Да, конечно. Справедливо? Естественно. А что, оставлять их на свободе и позволить куражиться над молодыми учёными, приходящими из университетов и позволять им и далее губить таланты?

Из показаний Ландау очевидно, что существует своеобразная аморфно-сетевая организация, представляющая собой «пятую колонну». Эта организация являлась устойчивой группой, созданной по идейному признаку – ненависти к Советской Власти и имела целью осуществление вредительской деятельности. Состав преступления налицо.

Очевидно, что эту группу надо было как-то назвать, чтобы отличить от других групп. Логично, если бы вся эта группа была бы названа по имени, выбранному в листовке: «Антифашистская рабочая партия». Дело арестованных передали бы в суд, ввиду очевидности преступления, суд признал бы их виновными и скорее всего, вредители, в конце концов, бы оказались в шарашке. Поделом, надо сказать. Придумали ли бы следователи «несуществующую организацию»? Нет, организация существовала и действовала – занималась травлей талантливых молодых советских учёных, выпускала в военное время (шла локальная война на оз. Хасан) листовки с призывами к государственному перевороту.

Организация существовала, а существовала ли подпольная партия как структура? Смотря что считать партией. По практике тех лет это определял суд, что вполне логично. Яковлевские мошенники в «перестройку» объявили все организации тех лет «выдуманными сталинскими палачами», потому что… не были приняты их программа и устав, более того, незаслуженно массово реабилитировались все осужденные по таким статьям. Были бы такие граждане осуждены, например, в Англии тех же лет? Запросто. Как бы ещё на виселице не оказались, никакой речи о реабилитации и близко бы не было.

Нечто подобное произошло и с «Трудовой крестьянской партией», в которую входили и Чаянов с Кондратьевым. Очевидно, что подпольная организация была и они там состояли по факту, без всяких партбилетов. Документы не открыты до сих пор.

К слову, конец истории с «великим физиком» вот такой: «Ландау Лев Давыдович, 1908 года рождения, уроженец гор. Баку, до ареста профессор физики, б/п, гр-н СССР, достаточно изобличен в участии в антисоветской группе, вредительской деятельности и попытке выпустить и распространить антисоветскую листовку.

Однако, принимая во внимание, что:

1. Ландау Л.Д. является крупнейшим специалистом в области

теоретической физики и в дальнейшем может быть полезен советской

науке;

2. академик Капица П. Л. изъявил согласие взять Ландау Л.Д. на поруки;

3. руководствуясь приказанием Народного Комиссара Внутренних Дел

Союза ССР, комиссара Государственной Безопасности Iранга тов. Л.П.

Берия об освобождении Ландау на поруки академика КАПИЦЫ, — ПОСТАНОВИЛ:

Арестованного Ландау Л.Д. из-под стражи освободить, следствие в отношении его прекратить и дело сдать в архив…»

Да, это противоречило принципу равенства всех перед законом. Сталинский режим достоин осуждения за то, что не подверг репрессиям Л.Ландау. Хлыщи из «Мемориала» и прочих подобных организаций с ошарашивающим бесстыдством объявляли, Ландау… репрессированным, потому что он «арестовывался Советской Властью».

В целом, «репрессии ученых были чаще всего связаны с их убеждениями или борьбой против советской власти, если же они непосредственной опасности не представляли, как в случае с Павловым или Капицей, то их не репрессировали, даже если они жестко критиковали правительство. Более того ученых выпускали на свободу даже, если они и совершали преступления, как в случае с Ландау» там же с. 231

Как мы уже упоминали, значительная часть интеллигенции была настроена антисоветски, что неудивительно после раскола общества, приведшего к Гражданской войне, стойких стереотипов прежнего режима, неприязни интеллигенции к заботе новой власти о простых людях и появлению её конкурентов – нового слоя образованных людей из бывших социальных низов — «рабоче-крестьянской интеллигенции». Опорой Советской Власти были не столичные интеллигенты, а рабочие и беднейшие крестьяне, что не то что никогда не скрывалось, а всячески подчёркивалось. Так что эта неприязнь части «старой интеллигенции» и близких к ним групп была нисколько неудивительной. Также нисколько неудивительной и совершенно справедливой была реакция на это Советской Власти, которая была обязана защищать страну.

Павел Краснов

Литература

[1]

Н. Бухарин, Путь к социализму и рабоче-крестьянский союз, М., 1927.

[2]

С. Коэн, Бухарин. Политическая биография, М.: Прогресс, 1988, p. 313.

[3]

В. Муравьев, «Творец московской гофманиады,» inВенецианское зеркало, М, Современник, 1989, pp. 5-23.

[4]

А. Никулин, «ЧАЯНОВСКАЯ ВЕРСИЯ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ,» Отечественные записки, no. № 1 (15), 2004.

[5]

И.Сталин, «К ВОПРОСАМ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ В СССР, речь на конференции аграрников-марксистов,» Правда, № 309, 29 12 1929.

[6]

И.Сталин, «Марксизм и вопросы языкознания,» Правда, 20 6 1950.

[7]

С.Миронин, Миф о Репрессиях в Советской Науке, М, 2008.

[8]

В. п. р. П. И.Л.Лунден, Политические деятели России. 1917, М, 1993, pp. К — Кондратьев Н..

[9]

«Валериан Осинский: штрихи к портрету,» Демоскоп Weekly, no. 343 — 344, 14 9 2008.

[10]

Л. Мартенс, Запрещенный Сталин, М: Яуза: Эксмо, 2010, p. 82.

[11]

В. Милютин, Кондратьевщина (Сборник), М: Издательство Коммунистической академии, Аграрный Институт, 1930.

[12]

Г. Гинс, Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920: Впечатления и мысли члена Омского Правительства., М: Крафт+, 2007, pp. 71-73.

[13]

Н. «Мемориал», «Российские социалисты и анархистыЖ Дербер Петр Яковлевич — источник,» [Online]. Available: http://socialist.memo.ru/lists/bio/l6.htm.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Крах «правой оппозиции» и расстрел главы СССР, #ru, #news, #ussr, #russia


Глава из книги.

Если спросить: «Какой глава СССР был смещён со своего поста, а впоследствии — расстрелян?», то граждане растеряются, пытаясь лихорадочно вспомнить всех подобных кандидатов. Скорее всего, так и не вспомнят, хотя всё очень просто. Удивительно, как быстро теряется историческая память. Дело в том, что на этом факте старались совершенно не акцентировать внимание ни в советские, ни в антисоветские постсоветские времена — уж больно сильно это не вписывалась в рисуемому действующим официозом картину недавней истории своей страны. Между тем, такой человек был — это Председатель Совета Народных Комиссаров Алексей Рыков. Для того, чтобы понять что же произошло, надо вернуться к истории с «правой оппозицией», «крышей» которой, говоря на современном полубандитском слэнге, и был глава Советского Правительства.

Бухаринская программа, то есть программа «правой оппозиции», просто до боли напоминает то, что пропагандировали в «перестройку» всякие черниченко, абалкины и прочие придурковатые нуйкины с селюниными. Никто вначале и не говорил о переходе к капитализму, речь шла «просто» о «сотрудничестве с предпринимателями», о «допущении инициативы», «борьбе с бюрократией» и т.п. Волчьи зубы, впившиеся в горло страны, открыто появились несколько позднее. Точно так же в 20-х перестройщики тех времен взахлёб говорили о «крепких хозяевах» и «мирном врастании кулака в социализм.»

Практика первых же лет добровольной коллективизации потвердила совершенно очевидную вещь – кулак в колхозы в той ситуации врасти никак не мог, торговые кооперативы, образованные кулаками или с их участием, практически моментально оказывались местными кулацкими монополиями полумафиозного типа, контролирующими всю торговлю. Точно так же, как это происходило и в «перестройку».

Противоречия между кулаком с одной стороны и остальной частью крестьянства, на стороне которого была Советская Власть, были антагонистическими: для того, чтобы существовал кулак, необходимо, чтобы существовал батрак. Ситуация с более чем 90% мелкотоварных крестьян более продолжаться не могла. Кто-то должен был кого-то выдавить. Если кулак расширяет свою базу, то это значит, что происходит разорение и резкое обнищание части крестьян, которые должны были готовы работать на кулака на любых условиях. Ведь если у них все нормально с хозяйством, то зачем им горбатиться на кулака? Это путь Бухарина, Чаянова, Кондратьева и перестроечных «экономистов». Второй вариант – коллективизация, объединение мелких хозяйств, резкий рост производительности труда, выдавливание кулака с удобной для обработки земли. Всё. Никакого другого способа развития ситуации нет. Первый вариант однозначно приводит к гражданской войне, в которой абсолютное большинство крестьян будет выступать против власти, согнавшей их с земли на верную гибель. Но самое главное — устраны попросту не было этих десятков лет, чтобы проводить подобные опаснейшие социальные эксперименты. Советская Власть совершенно естественно выбрала поддержку абсолютного большинства против меньшинства.

Несмотря на абсолютное меньшинство в численном составе населения, сельская буржуазия (кулаки) имела серьёзную идейную поддержку в среде интеллигенции, включая дореволюционных специалистов в области экономики, сельского хозяйства, статистки и управления. С оформлением «правой оппозиции» в руководстве страны лице произошло институционализирование сил поддержки кулака в стране, то есть силы капиталистического пути развития и предательства идей Октябрьской Революции и обязательств Советской Власти получили организационную структуру, действующую на уровне государства. Лицом группы «правой оппозиции» были старые революционеры, большевики с дореволюционным стажем — Бухарин и Рыков. Стало очевидным, что после победы среди победителей произошёл очередной раскол.

Их поддержка кулака носила просто гротескный характер и носила характер одержимости. Кулаки вели активную борьбу против Советской Власти даже когда и речи не было ни о каком раскулачивании. Когда читаешь высказывания Бухарина или Рыкова и анализируешь их действия, то складывается ощущение, что это и есть настоящая «демшиза» времён «перестройки».

«То тут, то там классовая борьба в деревне вспыхивает в прежних своих проявлениях, причем это обострение вызывается обычно кулацкими элементами. Когда, например, кулаки или наживающиеся за чужой счет и пролезшие в органы Советской власти люди начинают стрелять по селькорам, это есть проявление классовой борьбы в самой острой форме. Однако такие случаи бывают обычно там, где еще советский местный аппарат является слабым. По мере улучшения этого аппарата, по мере укрепления всех низовых ячеек Советской власти, по мере улучшения и усиления местных деревенских партийных и комсомольских организаций такого рода явления будут, как это совершенно очевидно, становиться все более редкими и в конце концов бесследно исчезнут.» [1]

Вот тебе и мирное врастание в социализм. Кулаки ведут натуральное истребление на селе всех, кто им не нравится и не только коммунистов и комсомольцев, но и трактористов, коррестпондентов газет, школьных учителей, работников домов культуры и библиотек и множества совершенно невиновных и очень достойных людей. А этот клоун заявляет что это происходит мол потому, что Советская Власть ещё недостаточно сильна. Преступник, когда он убивает – не виноват, он убивает, потому что полиция слабая! Ясное дело, власть виновата, не убийца. Такой беспардонной наглости и изворотливости могли бы позавидовать даже Сванидзе с Новодворской. А как бы они отнеслись к тому, что комбедовцы, пользуясь теми же самыми поводами , согласно этой логике не начать убивать кулаков?

Люди такого типа действительно не способны к обучению и способны, имея власть, натворить воистину страшных дел. Мы в «перестройку» таких видели воочию.

Всё это сочеталось с полной беспомощностью в реальных действиях и бездарностью в государственном управлении, что прикрывалось красиво оформленными длинными речами, которые на проверку оказывались просто пустым трёпом. Презрительную кличку «Коля-балаболка» Бухарину дал вовсе не Сталин или не лично ненавидящий «любимца партии» герой Гражданской Климент Ворошилов, а его тактический союзник – Лев Троцкий.

Вот какую характеристику Бухарину дал его сторонник и убеждённый союзник — Мартемьян Рютин, один из самых ярых противников Сталина:

«Умный, но не дальновидный человек, честный, но бесхарактерный, быстро впадающий в панику, растерянность и прострацию, не способный на серьёзную и длительную политическую борьбу с серьёзным политическим противником, легко поддающийся запугиванию; то увлекающийся массами, то разочаровывающийся в них, не умеющий организовать партийные массы и руководить ими, а наоборот, сам нуждающийся в постоянном и бдительном руководстве со стороны других – таков Бухарин как политический вождь». [2]

Насчёт «честности» Бухарина, мягко говоря, имеются очень большие сомнения, немалое количество товарищей по партии просто ненавидело его за двуличие, например, в июне 1929 года Клим Ворошилов писал в письме Орджоникидзе: «Бухарин дрянь человек и способен в глаза говорить подлейшие вымыслы, делая при этом особенно невинную и свято-подлую мину на своём всегда иезуитском лице”[3]

Троцкий также описывал Бухарина как двуличного кляузника. [4]

Яростные дискуссии в руководстве страны продолжались, а ситуация в городах становилась все хуже.«В 1928 и 1929 годах была ограничена продажа хлеба, а затем сахара, чая и мяса. С 1 октября 1927-го по 1929 год цены на сельскохозродукцию выросли на 25,9%. Цена на пшеницу на свободном рынке возросла на 289%» 30.

Ситуация требовала немедленной консолидации руководства и активнейших действий, а руководство страны было занято бесконечными дебатами с бухариными-рыковыми и их активным противодействием. Объясняли ли это бухариным, рыковым и всем, выступавшим в поддержку кулака? Два года на эту тему только и шли дискуссии. Те и слушать ничего не хотели. Вернее, соглашались, кивали, а потом все равно проводили свою линию.

Ворошилов просто требовал от Бухарина ответа – скажите, скажите что вы предлагаете в конкретной ситуации, кончайте морочить людям голову. Без Индустриализации мы погибнем и вы с этим согласны, Индустриализацию без коллективизации проводить нельзя. Много раз слышали от вас, что согласны. А теперь что? Как взаимоисключающие тезисы могут укладываться в одной голове? Каганович тогда публично ответил Бухарину: «Вы не дали новых предложений, и Вы не способны на это, поскольку их нет в природе…». Бухарин улыбался, но продолжал делать то же, что и делал до этого.

На пленуме ЦК в апреле 1929 года Бухарин выдвигает очередное оригинальное предложение — импортировать пшеницу, прекратить применение исключительных мерам по изъятию продовольствия, снизить налоги на кулака, резко повысить цены на сельскохоз продукцию, снизить темпы индустриализации и ускорить развитие средств сельскохозяйственного производства. Это был путь к катастрофе.

Складывается полное ощущение, что бухаринская программа написана полувменяемым идиотом или лицемерным, скрывающим свои истинные цели врагом. Каким образом можно ускорить развитие сельхозтехники без тяжёлой индустрии? Чтобы дать твердую материальную базу социализма в деревне, потребовалось бы строительство тракторов, грузовиков, молотилок, элеваторов и т.д. Достичь успеха — значит повысить темп индустриализации. Но он, как сейчас говорит молодёжь, дальше просто «отжигал не по-детски». Полное ощущение, что разговариваешь с полувменяемым идиотом или лицемерным и осознанным врагом. Такое ощущение возникало и у его товарищей. Бухаринцев пытались вразумить, объяснить им ситуацию, но всё было напрасно.

Группа Сталина прекрасно понимала всю крайнюю опасность сложившейся ситуации и он очень чётко обрисовал сложившуюся ситуацию:

«Бухарин предлагает “нормализацию” рынка и “маневрирование” заготовительными ценами на хлеб по районам, т.е. повышение цен на хлеб… Допустим на минутку, что мы последовали советам Бухарина. Что из этого получится? Мы подымаем цены на хлеб, скажем, осенью, в начале заготовительного периода. Но так как всегда имеются на рынке люди, всякие спекулянты и скупщики, которые могут заплатить за хлеб втрое больше, и так как мы не можем угнаться за спекулянтами, ибо они покупают всего какой-нибудь десяток миллионов пудов, а нам надо покупать сотни миллионов пудов, то держатели хлеба все равно будут придерживать хлеб, ожидая дальнейшего повышения цен. Стало быть, нам придется вновь прибавить цену на хлеб к весне, когда главным образом и начинается основная нужда государства в хлебе. Но что значит повысить цену на хлеб весной? Это значит зарезать бедноту и маломощные слои деревни, которые сами вынуждены прикупать хлеб весной, отчасти для семян, отчасти для потребления, тот самый хлеб, который они продали осенью по более дешевой цене…

Но из этого выходит, что, раз став на путь повышения цен на хлеб, мы должны и дальше катиться вниз, не имея гарантии получить достаточное количество хлеба.

Но дело на этом не кончается:

Во-первых, подымая заготовительные цены на хлеб, мы должны будем потом поднять цены и на сырье, производимое сельским хозяйством, чтобы сохранить известную пропорцию в ценах на продукты сельского хозяйства.

Во-вторых, повышая заготовительные цены на хлеб, мы не сможем сохранить низкую розничную цену на хлеб в городах, – стало быть, должны будем поднять и продажные цены на хлеб. А так как мы не можем и не должны обидеть рабочих,– мы должны будем ускоренным темпом повышать заработную плату. Но это не может не повести к тому, чтобы повысить цены и на промтовары, ибо в противном случае может получиться перекачка средств из города в деревню вопреки интересам индустриализации.

В результате мы должны будем выравнивать цены на промтовары и сельскохозяйственные продукты не на базе снижающихся или по крайней мере стабилизованных цен, а на базе повышающихся цен как на хлеб, так и на промтовары…

Нетрудно понять, что такое “маневрирование” ценами не может не привести к полной ликвидации советской политики цен, к ликвидации регулирующей роли государства на рынке и к полному развязыванию мелкобуржуазной стихии. Кому это будет выгодно?

Только зажиточным слоям города и деревни, ибо дорогие промтовары и сельскохозяйственные продукты не могут не стать недоступными как для рабочего класса, так и для бедноты и маломощных слоев деревни. Выигрывают кулаки и зажиточные, нэпманы и другие состоятельные классы.

Это тоже будет смычка, но смычка своеобразная – смычка с богатыми слоями деревни и города. Рабочие и маломощные слои деревни будут иметь полное право спросить нас: какая мы власть, рабоче-крестьянская или кулацко-нэпманская?.. Ясно, что партия не может стать на этот гибельный путь.» (выд. мной – П.К.) [5]

У Бухарина и Рыкова была репутация старых закалённых партийцев с дореволюционным стажем, соратниками самого Ленина. Хотя они и показали себя никудышными управленцами, но определённый ореол сохранялся. Алексей Рыков — глава Советского Государства, Председатель Совета Народных Комиссаров, занявший этот пост фактически сразу же после смерти Ленина. Он полностью поддерживал бухаринский курс на фактическую поддержку кулака, замедление Индустриализации и теорию «нескольких десятков лет спокойного развития», которая была в тех условиях, без преувеличения, самоубийственной. Надеюсь, читателю, теперь понятно, почему Бухарин вел себя с такой наглостью — имея такую «крышу» он просто плевал на своих товарищей, полагая, что власть у его группы в кармане. Естественно, с его точки зрения, кто такой Сталин — всего лишь главный из секретарей компартии, а Рыков занимает пост, который занимал Ленин. Уж если такой союзник его поддерживает, то опасаться нечего.

Ссылки на специалистов и «великих экономистов» для обоснования своей позиции и многозначительные намёки на «серость и посредственность Сталина» смущали партийную молодежь и серьёзно дезориентировали часть работников, в целом, весьма малограмотную. Откуда было взяться прекрасно образованной массе работников в стране с 80% неграмотности, где грамотность означала, как правило, умение читать и писать?

Однако, Сталин был не тем человеком, которого можно было обвести вокруг пальца, заморочив голову и смутив заумными фразами. Ситуацию он излагал очень простым и всем понятным языком, как и делают, кстати, профессионалы высочайшего уровня. Он говорил с массами партийных и государственных работников на языке, который они прекрасно понимали – языке практики и в этом они были на три головы выше умников с учёными степенями, которых обвели вокруг пальца в годы горбачёвской «перестройки». Гипноз заумных фраз хитрых манипуляторов просто испарялся, как дым, когда Сталин начинал разъяснять ситуацию.

«Нет нужды доказывать, что невозможно развивать колхозы, невозможно развивать машинно-тракторные станции, не подтягивая основные массы крестьянства к коллективным формам хозяйствования через массовую контрактацию, не снабжая сельское хозяйство изрядным количеством тракторов, сельскохозяйственных машин и т. д.

Но снабжать деревню машинами и тракторами невозможно, не развивая нашу индустрию усиленным темпом. Отсюда – быстрый темп развития нашей индустрии как ключ к реконструкции сельского хозяйства на базе коллективизма.

…У Бухарина исходным пунктом является не быстрый темп развития, индустрии, как рычага реконструкции сельскохозяйственного производства, а развитие индивидуального крестьянского хозяйства…

Известно, что Бухарин все еще не может понять, что при нынешних условиях кулак не будет сдавать достаточное количество хлеба добровольно… Это доказано теперь двухлетним опытом нашей заготовительной работы.

Ну, а как быть, если все же не хватит товарного хлеба? Бухарин отвечает на это: не тревожьте кулака чрезвычайными мерами и ввезите хлеб из-за границы. Он еще недавно предлагал ввезти хлеб из-за границы миллионов 50 пудов, т.е. миллионов на 100 рублей валютой. А если валюта нужна для того, чтобы ввезти оборудование для индустрии? Бухарин отвечает на это: надо дать предпочтение ввозу хлеба из-за границы, отставив, очевидно, на задний план ввоз оборудования для промышленности…

Таким образом, мы имеем дело с двумя различными планами хозяйственной политики.

План партии:

1. Мы перевооружаем промышленность (реконструкция).

2. Мы начинаем серьезно перевооружать сельское хозяйство (реконструкция).

3. Для этого надо расширять строительство колхозов и совхозов, массовое применение контрактации и машинно-тракторных станций, как средства установления производственной смычки между индустрией и сельским хозяйством.

4. …необходимо признать допустимость временных чрезвычайных мер, подкрепленных общественной поддержкой середняцко-бедняцких масс, как одно из средств сломить сопротивление кулачества и взять у него максимально хлебные излишки, необходимые для того, чтобы обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту для развития индустрии.

5. … развитие индивидуального бедняцко-середняцкого хозяйства надо дополнить поэтому развитием колхозов и совхозов, массовой контрактацией, усиленным развитием машинно-тракторных станций для того, чтобы облегчить вытеснение капиталистических элементов из сельского хозяйства и постепенный перевод индивидуальных крестьянских хозяйств на рельсы крупных коллективных хозяйств…

6. Но чтобы добиться всего этого, необходимо прежде всего усилить развитие индустрии, металлургии,химии, машиностроения, тракторных заводов, заводов сельскохозяйственных машин и т. д. Без этого невозможно разрешение зерновой проблемы, так же как невозможна реконструкция сельского хозяйства.

Вывод: ключом реконструкции сельского хозяйства является быстрый темп развития нашей индустрии.

План Бухарина:

1. “Нормализация” рынка, допущение свободной игры цен на рынке и повышение цен на хлеб, не останавливаясь перед тем, что это может повести к вздорожанию промтоваров, сырья, хлеба.

2. Всемерное развитие индивидуального крестьянского хозяйства при известном сокращении темпа развития колхозов и совхозов (тезисы Бухарина в июле, речь Бухарина на июльском пленуме).

3. Заготовки путем самотека, исключающие всегда и при всяких условиях даже частичное применение чрезвычайных мер против кулачества…

4. В случае недостачи хлеба – ввоз хлеба миллионов на 100 рублей.

5. А если валюты не хватит на то, чтобы покрыть и ввоз хлеба и ввоз оборудования для промышленности, то надо сократить ввоз оборудования, а значит и темп развития нашей индустрии…» [6]

Точно такую же позицию — ввоза около 100 миллионов пудов хлеба, занимал и Рыков со своими сторонниками. Откуда взять валюту для этого и что для этого нужно продать, их нисколько не волновало. 1929 году ситуация стала складываться очень опасная – уже год как взят курс на активную коллективизацию, а видные партийные деятели, соратники Ленина, начинают выкидывать фортели. Примерно то же самое, руководитель Генштаба начнет открыто пропагандировать в середине наступления его ненужность и бессмысленность.

«Рыков уверяет, что с точки зрения товарооборота на хлебном рынке, с точки зрения получения хлеба он не видит разницы между колхозом и частным держателем хлеба, ему, стало быть, все равно, покупаем ли мы хлеб у колхоза, у частного держателя или у какого-либо аргентинского скупщика хлеба. Это совершенно неверно… Это – замаскированная форма защиты, реабилитации, оправдания кулацких махинаций на хлебномрынке»

«Кулак знает, что хлеб есть валюта валют. Кулак знает, что излишки хлеба есть не только средство своего обогащения, но и средство закабаления бедноты. Хлебные излишки в руках кулака при данных условиях есть средство хозяйственного и политического усиления кулацких элементов. Поэтому, беря эти излишки у кулаков, мы не только облегчаем снабжение хлебом городов и Красной Армии, но и подрываем средство хозяйственного и политического усиления кулачества…

Они, сторонники группы Бухарина, надеются убедить классового врага в том, чтобы он добровольно отрекся от своих интересов и сдал бы нам добровольно свои хлебные излишки. Они надеются, что кулак, который вырос, который спекулирует, у которого есть возможность отыгрываться на других культурах и который прячет свои хлебные излишки,– они надеются, что этот самый кулак даст нам свои хлебные излишки добровольно по нашим заготовительным ценам. Не с ума ли они сошли?…

А известно ли им, как кулаки глумятся над нашими работниками и над Советской властью на сельских сходах, устраиваемых для усиления хлебозаготовок? Известны ли им такие факты, когда наш агитатор, например в Казахстане, два часа убеждал держателей хлеба сдать хлеб для снабжения страны, а кулак выступил с трубкой во рту и ответил ему: “А ты попляши, парень, тогда я тебе дам пуда два хлеба”.»

Цена этих, мягко говоря, неуместных дискуссий была непомерно высока. Это все занимало у руководства страны колоссальное количество сил и чудовищное количество времени, которое стремительно истекало. Страна стремительно неслась к новому социальному взрыву. Хлеб – это жизнь страны и более чем полутора сотен миллионов людей. Вокруг этого раскручивались серьёзные интриги. Например, Запад неожиданно стал предлагать Советскому Союзу хлеб в кредит. Рыков просто был просто в восторге – говорят денег нет на ввоз, а тут хлеб в долг дают! Чем отдавать Западу продовольственный кредит в тех условиях его нисколько не интересовало, главное – не тронь кулака. Сталин на выступлении очень чётко разъяснил, что этот кредит – ловушка.

«Теперь Рыков меняет фронт. Теперь он уверяет что капиталисты дают нам хлеб в кредит, а мы будто бы не хотим его брать. Он сказал, что через его руки прошло несколько телеграмм, из которых видно, что капиталисты нам хотят дать хлеб в кредит…

Все это пустяки, товарищи. Смешно было бы думать что капиталисты Запада вдруг взяли и стали жалеть нас, желая дать нам несколько десятков миллионов пудов хлеба чуть ли не даром или в долгосрочный кредит… В чем же тогда дело? Дело в том, что различные капиталистические группы щупают нас, щупают наши финансовые возможности, нашу кредитоспособность, нашу стойкость вот уже полгода. Они обращаются к нашим торговым представителям…и сулят нам продать хлеб в кредит на самый короткий срок, месяца на три или, максимум, месяцев на шесть. Они хотят добиться не столько того, чтобы продать нам хлеб в кредит, сколько того, чтобы узнать, действительно ли тяжело наше положение, действительно ли исчерпались у нас финансовые возможности, стоим ли мы крепко с точки зрения финансового положения и не клюнем ли мы на удочку, которую они нам подбрасывают…

В настоящее время задача состоит в том, чтобы проявить нам должную стойкость и выдержку, не поддаваться на лживые обещания насчет отпуска хлеба в кредит и показать капиталистическому миру, что мы обойдемся без ввоза хлеба. Это не только мое мнение. Это мнение большинства Политбюро… На этом же основании дали мы отрицательный ответ всем этим разведчикам капиталистического мира…

На днях мы имели некоторые предварительные переговоры с представителями германских капиталистов. Они обещаются дать нам 500-миллионный кредит, причем дело выглядит так, что они в самом деле считают необходимым дать нам этот кредит, чтобы обеспечить себе советские заказы для своей промышленности.

На днях была у нас английская делегация консерваторов, которая также считает нужным констатировать прочность Советской власти и целесообразность предоставления нам кредитов для того, чтобы обеспечить себе промышленные советские заказы.

Я думаю, что мы не имели бы этих новых возможностей в смысле получения кредитов, со стороны германцев прежде всего, а потом и со стороны одной группы английских капиталистов, если бы мы не проявили той необходимой стойкости, о которой я говорил выше…»

В целом даже для малограмотного человека было очевидно – Рыков руководить страной не в состоянии, несмотря на ленинский пост. Также было очевидно, что неформальным лидером является Сталин. Самые сложные ситуации и запутанные интриги он объяснял очень просто и понятно даже для малограмотных людей, которых, увы, в стране было большинство.

Ситуация в руководстве страны была очень серьёзной и дело было не только в том, что группы Бухарина и Рыкова парализовали работу бесконечными дебатами и вызывали серьёзную растерянность в госаппарате. Одного этого во всём мире более чем достаточно для отставки – не согласен, уходи, не мешай работать. В данном случае всё было намного хуже – бухаринцы и рыковцы вели самый настоящий саботаж и откровенно плевали и на указания руководства страны, и на коллегиальные решения высших органов государства, в которые они сами входили. В то же время как товарищи относились к ним просто поразительно уважительно, в любой западной стране и близко бы не допустили и десятой доли тех фортелей, что они выкидывали, причем это продолжалось очень долгое время.

«…позвольте привести несколько фактов, несколько примеров, указывающих на то, как Рыков проводит коллегиальную работу.

Первый пример. Вы знаете историю с вывозом золота в Америку. Многие из вас думают, может быть, что золото было вывезено в Америку по решению Совнаркома, или ЦК, или с согласия ЦК, или с ведома ЦК. Но это неверно, товарищи. ЦК и Совнарком не имеют к этому делу никакого отношения. У нас имеется решение о том, что золото не может быть вывезено без санкции ЦК. Однако это решение было нарушено. Кто же разрешил его вывоз? Оказывается, золото было вывезено с разрешения одного из замов Рыкова с ведома и согласия Рыкова.

Что это, – коллегиальная работа? Второй пример. Речь идет о переговорах с одним из крупных частных банков в Америке, имущество которого было национализировано после Октябрьского переворота и который требует теперь возмещения убытков. ЦК стало известно, что с этим банком ведутся переговоры представителем нашего Госбанка об условиях возмещения его убытков.

Вопрос о возмещении частных претензий является, как вы знаете, одним из серьезнейших вопросов, имеющих прямое отношение к нашей внешней политике. Может показаться, что переговоры эти велись с разрешения Совнаркома или ЦК. Однако это неверно, товарищи. ЦК и Совнарком не имеют к этому делу никакого отношения. Впоследствии, узнав об этих переговорах, ЦК постановил прервать переговоры. Но вот вопрос: кто санкционировал эти переговоры? Оказывается, они были санкционированы одним из замов Рыкова с ведома и согласия Рыкова.

Что это, – коллегиальная работа?

Третий пример. Речь идет о снабжении сельскохозяйственными машинами кулаков и середняков. Речь идет о том, что ЭКОСО РСФСР, где председательствует один из замов Рыкова по РСФСР, постановило уменьшить снабжение середняков сельскохозяйственными машинами и увеличить снабжение машинами верхушечных слоев деревни, то есть кулаков. Вот текст этого антипартийного и антисоветского постановления ЭКОСО РСФСР

«Для Казахской и Башкирской АССР, Сибирского и Нижне-Волжского краев и Средне-Волжской и Уральской областей указанные в настоящем пункте проценты сбыта сельскохозяйственных машин и орудийповышаются для верхушечных слоев деревни до 20%, а для середняцких слоев понижаются до 30%»…

И это называется ленинской, коммунистической политикой! Впоследствии ЦК, узнав об этом казусе, отменил постановление ЭКОСО. Но кто санкционировал это антисоветское постановление? Его санкционировал один из замов Рыкова с ведома и согласия Рыкова. » [5]

Ничего себе «расхождения»! За такие вещи следует просто конкретно отдавать под суд за саботаж. Просто поражаешься долготерпению Советского руководства. Такого не потерпели бы, наверное, нигде в мире. Представьте ситуацию, даже не в стране, а в крупной корпорации – совет директоров принимает коллегиальное решение, а председатель откровенно на него плюёт и за спиной товарищей делает всё строго наоборот. То есть ведёт себя как неумный диктатор. Все члены совета равноправны, как и было в СССР. Какова будет естественная реакция остальных членов совета? Очевидно, сместить зарвавшегося председателя и выставить из совета его сторонников и желательно, самого председателя.

Читатель будет, наверное, изрядно удивлён, но их даже после этого не выставили пинком за дверь, а создали согласительную комиссию – большинство в Политбюро и ЦК было готово на компромисс с оппозицией. «почему товарищи из бухаринской оппозиции, Бухарин, Рыков и Томский, не согласились принять компромисс комиссии Политбюро, предложенный им 7 февраля этого года?» [5](речь идёт о – Согласительной комиссии 1929 о правом уклоне – П.К.)

Вот вам и «тоталитаризм» — после нескольких лет дебатов и уговоров, после откровенного саботажа и «подставок» — ещё и согласительная комиссия. Но даже это не образумило правую оппозицию, меньшинство продолжало настаивать на своём. Результат был предсказуем – они были отправлены в отставку с высших постов, что, в принципе, следовало сделать давным-давно. И речь идёт не о «другом мнении», а о самом откровенном саботаже. Именно за это пришлось Бухарину и Томскому (впоследсвии и Рыкову) оставить свои посты, хотя они продолжали работу не на самых последних государственных позициях. Забегая вперёд, скажем, что они и после этого не успокоились, а стали плести заговоры и далее были выведены из Политбюро и получили то, что заслужили.


Алексей Рыков

Приведённый выше отрывки фактически они объясняют всю историю страны тех лет. После Революции руководство страны закономерным образом разделилось на группы со своими планами на будущее страны. Во главе государства (Советского Правительства) стоит неадекватный гражданин, не способный держать своё слово, ведущий закулисные переговоры за спиной товарищей с зарубежными державами по направлениям, категорически запрещённым для индивидуальных контактов и более того, даёт им обязательства и финансовые гарантии. Это слабохарактерный человек, ведущий курс к откровенной гибели страны, по сути, Горбачёв тех лет. Этот глава государства (Алексей Рыков) показал себя слабым, близоруким и неумным руководителем, авторитет которого быстро падал. В то же время в стране существовал неформальный лидер – Иосиф Сталин, который не занимал никакого официального государственного поста, но пользовался огромным доверием за свою честность и способность быстро вникать в ситуацию и объяснять её массам. Он очень остро чувстовал настроение масс и прекрасно понимал политическую ситуацию в стране, в отличие от кабинетных руководителей. Это был настоящий народный вождь. В 1925 году Клим Ворошилов сказал, что Сталин является «главным членом Политбюро», который «в разрешении вопросов принимает наиболее активное участие, и его предложения проходят чаще, чем чьи-либо другие». [7] – ТО есть умел находить самые лучшие управленческие решения, это и есть талант руководителя. Сталин уже сумел доказать, что он может быстро и эффективно решать любые проблемы. В руках Сталина находилось управление партийными кадрами, он прекрасно знал всех руководителей партийных и советских органов всей страны (как правило, они были членами ВКП(б)), в то время как товарищи вроде Рыкова или Бухарина не утомляли себя такими мелочами. Партия стала эффективной параллельной горизонтальной структурой власти. По всей стране люди знали, если надо решить вопрос быстро – надо обращаться не к забюрократизированным советским органам, а в секретариат Сталина (компартии), там помогут, причём быстро и очень эффективно – последует звонок, письмо или телеграмма в партийную организацию с просьбой или требованием «разобраться как коммунисту». В случае лени, бестолковой работы или явного саботажа мог последовать звонок из ЦК, а то и от самого Сталина с вопросом: «Товарищ, Н, скажите прямо, как коммунист, вы хотите и способны решить этот вопрос или нет?» Если нет, то звонок уже следовал руководителю партийной организации, в которой состоял нерадивый партиец. Руководители были связаны между собой не только через государственные иерархические структуры, но и горизонтальными партийными структурами. Реальная власть этой параллельной структуры постепенно становилась огромной.

Приведённая выше речь Сталина была смертельным ударом Рыкову (было бы несколько удивительно, если бы оказалось не так), товарищи по партии и ЦК (высшему партийному органу в период между съездами) были просто в ярости – их откровенно, говоря современным слэнгом, «кинули». Индустриализация, вопрос жизни и смерти страны, откровенно саботировалась.

Тем не менее, Рыков остался на посту Председателя Совнаркома, но фактически утратил авторитет. Доверия и уважения к нему уже не было. Вскоре он публично отказался от своих товарищей — Бухарина и Томского и осудил «правый уклон», в котором сам принимал весьма активное участие. Утративший авторитет человек, занимавший пост главы государства, фактически им уже не был. Руководить он не умел и не мог, по-прежнему занимаясь, в основном, интригами.

Все важные решения в СССР принимались коллегиально и так же коллегиально в конце 1930 Рыков был снят со своего поста и выведен из Политбюро. Будучи обозлённым на своих бывших товарищей он продолжал плести интриги и заговоры, участвовал в подготовке переворота, за что впоследствии получил заслуженную пулю по приговору суда в 1938 г. А его пост с 1930 года занял один из самых верных сторонников Сталина – Вячеслав Молотов (Скрябин).

Да, именно чтобы подчеркнуть это, поставлен несколько эпатажный заголовок в этой главе — в СССР за свои ошибки и преступления был расстрелян бывший руководитель государства – Председатель Совнаркома Алексей Рыков. Человек, который долгое время занимал пост, который занимал до него ленин, несравенно более значимый, чем Сталин, пост, который сам Сталин займёт только 6 марта 1941 года.

Почему Рыков, имея такой пост, просто не раздавил Сталина и его сторонников, ведь в СССР, как нам сейчас говорят, был тоталитаризм, а Сталин был, с точки зрения государственной власти, просто никем?

В Советском Союзе была коллективная диктатура своеобразного революционного мини-конвента (естественно, сходство с французским Конвентом, только частичное) – фактически объединённые Совнарком и Политбюро. Неформальным, самым уважаемым лидером этого мини-конвента был Сталин, он умел управляться с этой структурой как никто другой, умел убеждать товарищей и балансировать между различными группироваками, что и давало ему такую реальную власть. В реальности, подчеркнём ещё раз, Сталин получил высшую государственную должность только непосредственно перед самой Войной. А тогда, в 1929 году он сумел справиться с горбачёвыми и яковлевыми тех лет, используя коллегиальные структуры партии и сумел спасти, казалось бы, приговорённую страну. Увы, такого Сталина в конце 80-х годов ХХ века в СССР не нашлось.

Вернёмся к ситуации с «правой оппозицией». Стало очевидным, что работать с такими товарищами решительно невозможно и, в конце концов были приняты меры. Вот сталинский проект резолюции апрельского пленума ЦК, о котором в «перестройку» говорилось как о примере ужасной тирании, но если её прочесть, то просто поражаешься удивительной мягкости Сталина:

«Надо, прежде всего, осудить взгляды группы Бухарина. Надо осудить взгляды этой группы, изложенные в её декларациях и в речах её представителей, признав, что эти взгляды несовместимы с линией партии и что они совпадают полностью с позицией правого уклона.

Надо осудить закулисные переговоры Бухарина с группой Каменева, как наиболее яркое выражение нелояльности и фракционности группы Бухарина.

Надо осудить политику отставок, практиковавшуюся Бухариным и Томским, как грубое нарушение элементарных требований партийной дисциплины.

Надо снять Бухарина и Томского с занимаемых ими постов, предупредив их, что в случае малейшей попытки неподчинения постановлениям ЦК, ЦК будет вынужден вывести их из состава Политбюро.

Надо принять меры к тому, чтобы в выступлениях отдельных членов и кандидатов Политбюро на собраниях не допускались какие бы то ни было отклонения от линии партии, от решений ЦК и его органов.

Надо принять меры к тому, чтобы в органах печати, как партийных, так и советских, как в газетах, так и в журналах полностью проводились линия партии и решения её руководящих органов.

Надо установить специальные меры, вплоть до исключения из ЦК и из партии, против тех, которые попытаются нарушить секретность решений партии, её ЦК, её Политбюро.

Надо разослать резолюцию объединённого пленума ЦК и ЦКК по внутрипартийным вопросам всем местным организациям партии и членам XVIконференции, не опубликовывая её пока что в печати. Таков, по-моему, выход из положения. Некоторые товарищи настаивают на немедленном исключении Бухарина и Томского из Политбюро ЦК. Я не согласен с этими товарищами. По-моему, можно обойтись в настоящее время без такой крайней меры.» [5]

Граждане откровенно саботировали работу Правительства страны, нарушали все мыслимые принципы руководства и просто человеческие представления о порядочности, а с ними поступили чрезвычайно мягко. Очевидно, что это сильно нехорошо – публично выступать в печати о своём несогласии с принятым решением руководящего органа в который ты входишь и продолжать там оставаться. Только представьте, что такое происходит, например, в США, где представитель администрации заявил бы, что он не согласен с принятым решением хоть коллегиального органа, хоть своего босса – он бы вылетел в тот же день. Точно так же и в корпорациях, если член Совета Директоров после принятия решения и голосования начнёт высказывать свое мнение таким вот образом, его быстро выставят вон. Азы управления – дебаты, это до принятия решения, после принятия решения должно следовать его исполнение. Не согласен с решением – уходи, а не дезорганизуй работу своими выступлениями, не выставляй руководство своей страны несерьёзными людьми, неспособными руководить. Это грубейшее нарушение корпоративной этики. Нарушение конфеденциальности решений руководящего органа – это просто за гранью, такого не допустят ни в каких уважающих себя правительствах или даже корпорациях. Просто удивительно, что этих товарищей терпели несколько лет.

Через короткий промежуток времени руководству страны стало очевидно – в стране выросли кулацкие организационные структуры, которые стали налаживаться связи с партийной оппозицией и силами за рубежом. Безусловно, в этом активную роль играли зарубежные спецслужбы. «Бывших» на содержании зарубежных разведок ещё со времен Интервенции было более полно, а уж недовольных властью среди проигравших от Октябрьской революции было более чем достаточно. Становилось очевидным, что мирным образом с классом кулаков разойтись не удастся.

Павел Краснов

Литература

1. Н. Бухарин, Путь к социализму и рабоче-крестьянский союз, М., 1927.

2. Рютин М.Н. На колени не встану. М.: Политииздат, 1992, с. 182-183

3. Л. Балаян. «Сталин». Гл. «Лениногвардеец» Николай Бухарин

4. Троцкий Л. «Портреты революционеров» М.: Московский рабочий, 1991 с. 174-180 http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/trozk/03.php

5. «О правом уклоне в ВКП(б)»: Речь на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б)в апреле 1929 г. Сталин И.В.Cочинения. – Т. 12. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1949. С. 1–107.

6. И.В.Сталин «К ВОПРОСАМ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ В СССР, речь на конференции аграрников-марксистов,» Правда, № 309, 29 12 1929.

7. Такер Р.Сталин. История и личность. М., Весь Мир, 2006. С. 211

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

В Огненном Кольце Ч 3. Война за Дальний Восток. Забытый подвиг – КВЖД, #ru, #news, #ussr, #russia



Мониторы Дальневосточной флотилии «Ленин» и «Красный Восток» 1929 г. Война на КВЖД

Против Советской России в 20-х годах активно выступали с оружием в руках далеко не только «шестерки», задачей которых было подготовить почву для западного вторжения, но и крупный локальный игрок – Китай, готовился к удару геополитический игрок мирового класса – Япония.

Под лозунгом «да кому мы нужны!», «зачем нам столько оружия», «у нас нет врагов» в перестройку началось разрушение страны и армии. Вроде того, что сейчас «все вопросы решаются цивилизованно» и мы окружены чуть ли не бескорыстными эльфами, перед которыми и отстаивать свои интересы как-то зазорно. Но очередной раз оказалось, что в моменты ослабления России всегда оказывается что наши территории нужны и весьма, а вот мы на них – нет, ну разве что в качестве рабов и прислужников. Также было и тогда, в 20-х, только руководили страной совершенно другие люди.

Геополитическое значение Сибири и Дальнего Востока понятно любому, обладающему интеллектом хотя бы немного более чем у пятилетнего ребенка. Это не только огромные природные ресурсы но и важнейший центр контроля за Тихим океаном, Японией и Китаем. В будущем значение Дальнего Востока будет только возрастать. Естественно, есть немало желающих самим взять в руки этот центр контроля. В 20-е годы была предпринята очередная попытка выбить Россию из Сибири и Дальнего Востока.

В 1929 году Советская Армия совершила блестящий подвиг, который изо всех сил стараются замолчать, вычеркнуть сейчас из нашей памяти, будто бы его и не было. Победа, достойная Суворова и лучших полководцев и воинов прошлого. Мир увидел «советский блицкриг» — частям РККА численностью 18 500 бойцов противостояла армия из более чем 300 000 человек… Блестяще оправдала себя советская военная концепция – «малой кровью, в кратчайшие сроки на чужой территории». Это последние двадцать лет нас пытаются убедить, что «мы всегда были разгильдяями», не умели воевать, а тупорылые «изуверы-комиссары» умели только заваливать врага трупами русских солдат. Однако нам следует помнить как воевала Советская Армия. Хотя… чтобы понять, как воевала Советская Армия, достаточно посмотреть на карту и сравнить размеры СССР с размерами соседей.

Суть конфликта

В 1927 году Москва получила донесение от резидентур внешней разведки о зловещем меморандуме Г. Танаки [1] (премьер-министр Японии), предусматривавшем установление в мире японского господства, в ходе реализации которого предполагалось включение в состав Японии всего Дальневосточного края в ближайшее время. По стратегическому плану японского генштаба «Оцу» начало активных действий планировалось на 1932 год, к этому сроку планировалось развернуть в Маньчжурии 30 японских дивизий, 24 из которых должны были начать войну с СССР. В те годы в регионе находились 3 неполные советские дивизии и если бы дело пошло так, как планировалось японцами, поражение СССР с потерей Дальнего Востока и Сибири было бы предопределено.

Наши действия активные действия начались в 1927 г – общее руководство и планирование осуществлял лично Сталин, архивные документы просто испещрены его пояснительными замечаниями [1], военным планированием занимался герой Гражданской — К. Ворошилов, нарком по военным и морским делам, председатель РВС (Реввоенсовета).

Тогда тщательно рассчитанной системой спецопераций армии противника была скованы, а график развертывания Квантунской Армии на Советской границе – сорваны. Эти подвиги наших солдат, как видимого, так и невидимого фронта заслуживают даже не книги – десятков книг. Японии удалось сконцентрировать необходимые силы только во второй половине 30-х годов, что предопределило ее поражение в войне на р.Халхин-Гол от модернизированной Красной Армии. Советское руководство сумело стратегически переиграть японцев. Эта скоротечная война на КВЖД, без преувеличения, повлияла на весь ход мировой истории.

Ситуация в Дальневосточном регионе была следующей: после Синьхайской революции Китай был раздроблен, то пригасала, то вспыхивала гражданская война. Тогда в Северном Китае существовало формально независимое маньчжурское государство, небольшое по китайским меркам — всего около 50 миллионов человек. Диктатор Маньчжурии — Чжан Сюэлян был поначалу союзником японцев, но быстро оказался под полным контролем одиозного Чан Кайши, захватившим власть в Гоминьдане после смерти Сунь Ят Сена.

Именно армия Чжан Сюэляна непосредственно участвовала в войне с СССР. Ну и, естественно, там «осуществляли свои интересы» западные державы (в первую очередь Англия и США) и Япония. Они поставляли маньчжурам современное оружие, обучали армию и организовали ее на основе воинской науки того времени. Особенно были сильны в позиции крупного геополитического игрока того времени, всерьез претендующего на мировое господство — Японии. В документах японского правительства того времени прямо говорится, что захват мира следует начать с Китая и давно готовилась к военному и идеологическому доминированию. Значительная часть китайской элиты уже с начала ХХ в. обучалась в японских университетах. Именно эти выпускники японских университетов, благоговеющие перед заморской страной и презирающие свою собственную встали тогда у руководства марионеточных государств, на которые распался Китай, именно они пролили целые реки крови своего народа, именно они начали войну с СССР за интересы Японии и Англии-США. Кстати, не напоминает ли это судьбу СССР и дальнейшее развитие «россиянии»?

Япония и державы Запада были заинтересованы в том, чтобы, как тогда выражались «попробовать китайским штыком» Советскую Армию. Но прежде всего им всем был нужен весьма важный геополитический объект объект тех лет — Китайско-Восточная Железная Дорога (КВЖД), которая принадлежала СССР. КВЖД была построена в Северном Китае (Маньчжурии) в начале 20 в Царской Россией, чтобы соединить по кратчайшей линии Читу (Сибирскую Железную дорогу) двумя ветками с Владивостоком и Порт-Артуром. Климат в Китае, даже северном, получше, чем в Южной Сибири — строительство обходится дешевле, да и дорога много короче, чем по нашей территории — русско-китайская граница изгибается дугой, а КВЖД почти по прямой линии соединяет ее концы. Есть правда у нее очень большой недостаток – стратегическая дорога находится на территории другого государства и, в случае усиления этого государства, дорога будет конфискована.

В общем, так и оказалось — решение о строительстве дороги оказалось в корне ошибочным. Кстати его продавил «странный» министр Витте, прозванный в народе за подписанный мирный договор с Японией «графом Полусахалинским», он же подписал договор о передаче японцам южной ветки КВЖД длиной почти 1000 км. После потери Порт-Артура в в 1905 г ценность дороги резко уменьшилось, но все равно она сохраняла свое стратегическое и экономическое значение и оставалась лакомым куском. После Октрябрьской Революции крупнейшие державы несколько раз пытались прибрать КВЖД к рукам. Например, на Вашингтонской конференции 1921-1922 г, куда не пригласили СССР, всерьез пытались поставить дорогу «под контроль мирового сообщества» — то есть США и Англии. А знаете почему? — Контроль России над этим стратегическим объектом объявлялся «несправедливым» и «неэфективным». Просто ощущение дежа-вю, не правда ли? Словно читаешь сегодняшние новости.
Интересно заметить, что собственность России обсуждали в Вашингтоне без ее участия — державы Запада соблюдают договора и международное право, только когда вторая сторона обладает достаточной силой и нарушать договоренности себе дороже.

Однака тогда мастерская дипломатическая игра России сорвала захват дороги «мировым сообществом». В 1924 г СССР и Китайская Республика подписали соглашение о совместном управлении КВЖД.

Интересно, а что это все так озаботились этой железной дорогой, вроде как неприбыльной и проходящей по территории, мягко говоря, не самого промышленно развитого государства?

А потому, что особенное значение КВЖД имела для ведения с территории Китая войны с Советским Союзом — она идеально подходила для разгрузки неприятельских войск в Порт-Артуре и их быстрой переброски к границам СССР. А Порт-Артур тогда был под контролем Японии. Это сейчас предатели в «россиянском правительстве» без вопросов сдают геополитическим противникам контроль над транспортными путями у наших границ – дорогами, гражданскими и военными аэропортами, трубопроводами… А тогда все было по-другому.
Расчеты наших военных специалистов показывали, что после получения Японией или ее союзниками контроля над КВЖД переброска необходимого для войны с СССР количества войск и снаряжения плюс достройка дополнительной инфрастуктуры должны занять где-то два года. Так оно и оказалось в действительности. Для понимающих ситуацию все было просто – как отобрали у СССР КВЖД, так жди войны через пару лет.

Китайцы не просто отрабатывали зарубежную военную помощь, но и вели свою игру, их основной задачей минимум был захват контроля над КВЖД, что резко ограничивало возможность России перебрасывать ресурсы на Дальний Восток. Задачей-максимум ставилось полностью разгромить соединения Красной Армии на Дальнем Востоке, перерезать Забайкальскую Железную дорогу, проходящую всего в нескольких километрах от границы, прервав связь Дальнего Востока с остальной частью России. После этого планировалось отторжение значительных территорий СССР, вовлечение Японии в войну с последующей аннексией всего Приморья.

Япония вела свою игру – китайцы должны были завоевать для нее Дальний Восток, который потом без проблем отбирался у Маньчжурии, вернее, вместе с самой Маньчжурией.

Крайне тяжелой была ситуация с иностранной агентурой – бывшие белогвардейцы тысячами шли на сотрудничество с японской разведкой (а некоторые умудрялись стать агентами одновременно английской, китайской и японской разведок), легко переходили чрезвычайно протяженную советско-китайскую границу, в Сибири после Гражданской осталось огромное количество врагов Советской Власти. Данные японской разведки о советских войсках отличались большой точностью и огромным объемом поступающих сведений. Массово совершались диверсии, разрушались советские тылы. Для информации: именно перед агрессией Японии в 37-38 году была проведена «чистка» Дальнего Востока. Было расстреляно по приговорам троек (по сути военно-полевых судов) свыше 30 000 человек. Были уничтожены шпионы, контрабандисты (они практически на 100% занимались шпионажем), наркоторговцы (эти занимались тем же самым), члены организованных преступных группировок, как русских («семеновцы»), так и китайских («триады»). Свыше ста тысяч преступников – вредителей, распространителей слухов, мелких сообщников иностранных разведок (укрывателей), содержателей криминальных притонов и т.д. были посажены в тюрьмы. Деятельность японской, английской и китайской агентуры в регионе была парализована, а сама агентура по большей части – уничтожена. Само собой, сейчас уничтоженные предатели и диверсанты входят в списки «лиц, пострадавших от необоснованных массовых сталинских репрессий».

Ни Запад, ни японцы, ни китайцы были нисколько не сомневались в победе, еще бы — находящаяся под командованием Чжан Сюэляна Мукденская армия насчитывала свыше 300 000 солдат и офицеров, вооруженных современным стрелковым оружием, около 450 артиллерийских орудий и бомбометов (тяжелых минометов), 11 кораблей Сунгарийской флотилии, 5 самолетов современного типа, плюс примерно 70 тыс. белогвардейцев [2, 3], организованных в «отряды» — численностью до полка и даже бригады. Следует также принять во внимание неустановленное количество (видимо, свыше 200 000 штыков) территориальных карательных войск — военизированных полицейских подразделений, чем-то вроде нашего ОМОНа специализирующихся на истязании и грабеже своего народа, но не блещущих на поле боя против серьезной армии. Эти каратели должны были сыграть свою роль в «диалоге» с населением оккупированных советских территорий, в случае если война перейдет на территорию СССР, как это в общем и планировалось исходно.

Этим силам в регионе противостояли части РККА численностью 18 521 чел., около 150 артиллерийских орудий и 25 самолетов [3] плюс 14 кораблей Дальневосточной (впоследствии Амурской) флотилии [4]. По большому счету положение СССР в регионе было безнадежным. Поэтому то, что произошло можно называть чудом. Превосходство Мукденской армии в военной силе в регионе представлялось даже не подавляющим – абсолютным.

В 29-м же китайцы, абсолютно уверенные в своей безнаказанности, издевались, как могли. В мае 1929 г китайская полиция ворвалась в здание генконсульства СССР в Харбине, провела обыск, избила и ограбила сотрудников посольства. Был арестован генконсул (!) СССР, правда через несколько часов китайцы освободили дипломатов.

Летом 1929 г. СССР начали «выдавливать» с КВЖД. Начались провокации – систематические налеты полиции, убийства русского персонала. 10 июля КВЖД была полностью захвачена китайцами, разгромлены все советские государственные организации, арестовано свыше 200 русских сотрудников. Китайская армия приведена в полную боевую готовность. Ситуация стала развиваться стремительно.

Советское Правительство направило ноту, в которой указывалось, что оно «более не считало себя связанным нормами международного права в отношении китайского представительства в Москве и китайских консульств на советской территории.» Однако это вызвало у китайцев только насмешку и ярость. Репрессии в отношении советских людей в Маньчжурии приобретали уже не жесткий, а зверский характер. Правда, в очень скором будущем китайцам пришлось горько пожалеть об этом.

Но пока 15 июля Чан Кайши выступает с программной речью, объявляя СССР главным врагом – «красный империализм хуже, чем белый». Запад и Япония взорвались аплодисментами. Западная пресса просто захлебывалась от антисоветских статей и воспевания китайцев.

Тут же, как чертик из табакерки, выскочили американцы: «25 июля американский госсекретарь Г.Л. Стимсон обратился к правительствам Англии, Франции, Италии, Японии и Германии с меморандумом, излагавшим план коллективного вмешательства этих держав в конфликт на КВЖД». [5] Началась закрытая конференция, на которой делилось имущество СССР! Своевременная информация советской разведки и тайные действия советской дипломатии сумели сорвать образование единого фронта и вызвать конфликт между участниками конференции – неожиданно (для американцев) на стороне СССР резко выступила Германия. Опаснейшая ситуация была ликвидирована.

И русские, и китайские источники сходятся в том, что без сомнения, война на КВЖД была спровоцирована китайской стороной [5]. В июле 1929 г можно считать, что началась война на КВЖД, в дальнейшем она имела период интенсификации боевых действий в октябре-ноябре.

17 июля 1929 г. СССР заявляет о разрыве дипломатических отношений с нанкинским правительством. «1 августа советское руководство во главе со Сталиным отказалось вести переговоры с китайским правительством, потребовав восстановления на КВЖД порядка, существовавшего до начала конфликта.» [5,6]

На КВЖД работали русские (по большей части советские) люди. Китайцы начали их систематическое истребление. Практически каждый день находили трупы истерзанных, обезглавленных русских людей. [5,6] «Было арестовано 1683 человека, в том числе 80 женщин и 30 детей. …арестованные находились в концлагере в Сумбэо … в ужасных условиях» [5]

Налеты белогвардейских отрядов и подразделений китайской армии на советскую территорию стали обыденностью, советско-китайская граница фактически превратилась в линию фронта. «С июля до начала ноября 1929 г. было отмечено 245 обстрелов и совершено 42 нападения на территорию СССР. В результате вооруженных столкновений 56 советских людей было убито и 118 ранено.» [5,7] Зверства китайцев были запредельными.«Несмотря на неоднократные предупреждения, налеты продолжались. Китайская артиллерия обстреливала нашу территорию. Над захваченными в плен красноармейцами китайцы изощренно издевались, с жестокостью, о которой сейчас страшно и больно вспомнить: вырезали языки, в глаза и уши забивали ружейные патроны, сжигали…» [7]

Китайцы, имеющие в регионе более чем армию, превосходившую силы РККА более чем в 15 раз, от души глумились над СССР. Советское Правительство заявляло протесты. Но не как ельцино-путинское псевдогосударство в отношении грозных соседей – Грузии или Норвегии, а подкрепляя дипломатические действие крепкими зуботычинами. Наши пограничники дрались героически. Советские войска наносили жесткие местные контрудары по китайской территории. СССР, несмотря на колоссальное превосходство противника в силах, не давал спуску наглецам.

«16 августа один взвод полка отбил атаку большой группы китайских солдат в районе поселка Абагайтуевский и севернее города Маньчжурия.» [2]
17 августа два китайских батальона — около 1000 штыков напали на погранзаставу «Полтавка», на которой находились положенные по штату 17 пограничников. Пограничники встретили китайцев пулеметным огонем, противник отступил с тяжелыми потерями, но только затем, чтобы бросить в бой новые резервы. Больше суток продолжался жестокий бой, советские пулеметчики выкашивали наступавших китайцев, но застава была полностью окружена, многие бойцы ранены. Оставшиеся еле успевали набивать и подавать пулеметные ленты. Во время боя вместе с начзаставы Иваном Казаком вторым номером у пулемета была его жена Татьяна. За этот подвиг она была впоследствии, первой из советских женщин, награждена орденом Красной Звезды.
Китайцы озверели и поставили себе целью взять заставу любой ценой. Внезапно на следующий день им ударил в тыл наш кавалерийский полк, подошедший из Уссурийска. Измотанные суточным боем китайцы бросились бежать, однако наши кавалеристы, уничтожая бегущего противника, перешли китайскую границу, «на плечах» бегущих китайцев заняли г. Санчагоу, разгромив его гарнизон и к концу дня вернулись обратно на территорию СССР. [8]

18 августа еще один китайский батальон атаковал уже другую погранзаставу. Тут же на помощь пограничникам были переброшены части РККА с артиллерией. По нашей территории открыла огонь артиллерия белокитайцев, подошел китайский бронепоезд… «Красноармейцы действовали дерзко, решительно. Частью сил сдерживая белокитайцев с фронта, наши подразделения совершили быстрый маневр и вышли в тыл врагу. Белокитайцы были разбиты.» [2]

Разумеется, без устали «защищали русский народ» белогвардейцы, которые почему-то регулярно это делали плечом к плечу с врагами своего народа. Главной базой белогвардейских шпионов и диверсантов в регионе были кулаки, которые снабжали их информацией и убежищем. Поэтому белогвардейцы «отрывались» на том, на ком привыкли – на бедняках и середняках, совсем как в той самой «России, которую они потеряли» — грабили, сжигали дома и посевы [2]. Крестьяне, как правило, встречали «благодетелей» совсем неласково. В 1929 г. изуверы-коммунисты начали массовую высылку «ни в чем неповинных кулаков» из района китайской границы. Визг на эту тему продолжается до сих пор.

Количество нападений все увеличивалось, увеличивалось и количество участвовавших в них войск. По сути это были ежедневные бои, которые длились 1-2 дня. Ни пяди нашей территории китайцам захватить не удалось.

2 октября китайцы после вторжения отвлекающей группировки успели возвести на нашей территории оборонительные укрепления, «продлив» их с китайской стороны и захватив несколько сопок. Это обнаружилось только к ночи. Батальон РККА обнаружил, что противник создал три линии окопов, несколько отлично оборудованных блиндажей, соединенных ходами сообщения. Наши бойцы провели маневр – ложное отступление. Когда совсем стемнело, батальонная разведчика выдвинулись на гребень опорной высоты, бесшумно сняла посты и перерезали телефонный провод, ведущий к крепости Любенсян. Батальон атаковал стремительно. Рассказывает участник событий: «Оправившись, китайцы открыли ураганный огонь, однако из блиндажей не выходили…. По нашим атакующим цепям открыла огонь артиллерия противника из крепости. Но это не остановило наших воинов. Они действовали смело, решительно, забрасывали блиндажи гранатами. Вот выскочил вперед командир взвода Ким-Ю-Ген. Он хорошо владел китайским языком. Подбежав к одному из блиндажей, из которого велся особенно сильный огонь, он крикнул по-китайски, чтобы ему открыли дверь. Солдаты противника, очевидно, приняли его за своего офицера, спешившего укрыться, выполнили приказание Ким-Ю-Гена. Наши воины ворвались в блиндаж. В бою командир взвода был смертельно ранен, но воинский долг он выполнил до конца.Атаки на других участках возглавляли коммунисты Чернецов, Сабинин, … Они все время были впереди, личным примером вдохновляли воинов. Храбро сражался секретарь ротной партячейки командир взвода К. Д. Запарин. Он погиб как герой. …. Раненые не покидали поля боя. Получив ранение в плечо, командир роты Лещинский продолжал руководить действиями подчиненных. И только когда подразделение возвратилось к месту своего расположения, он согласился ехать в госпиталь.» [2]

Тогда о подвигах пограничников-дальневосточников знала вся страна. После окончания войны на КВЖД пограничники награждались знаком, который ценился как боевая награда – высокие сопки на фоне пограничного столба. Как мало мы знаем о тех событиях сейчас…

Ситуация была критической — было очевидно, что после долгих издевательств над СССР война с китайцами все равно состоится, только на советской территории и место удара будет выбирать противник, сразу захватив стратегическую инициативу.

«Советское командование располагало данными, что группировка противника, создавшаяся северо-западнее озера Ханка, готовилась захватить один из советских приграничных городов – Иман (Дальнореченск), перерезать железную дорогу между Хабаровском и Владивостоком и отрезать тем самым южные районы советского Приморья от остальной части Дальнего Востока.» [9]

Поэтому 6 августа 1929 г. Москва принимает решение о подготовке упреждающей военной операции.

Советский Блицкриг

Задача казалась абсолютно невозможной — противник обладал колоссальным превосходством в силах. На Западе уже открыто обсуждали каким образом будет делиться в ближайшие месяцы Дальний Восток после разгрома СССР, который всеми считался неизбежным.

Всеми, кроме руководства СССР, которое и не думало опускать руки. После тщательнейшего анализа был сделан вывод – оборонительную войну СССР проиграет. Перебросить дополнительные войска с Западного направления невозможно – Польша, Финляндия и Румыния уже развернули группировки на наших границах. Как только это направление ослабнет – начнется война на Западе, в которую быстро втянутся более крупные игроки. Следовательно необходимо наступать. Но такими силами это невозможно! Но и противник так считает…
Начать мобилизацию? Многие тысячи советских людей засыпали письмами всевозможные инстанции, от маршала Блюхера до Кремля — рабочие, крестьяне, студенты… они просили отправить их добровольцами на китайскую границу. Тысячи писем от простых людей, колхозов, от коллективов рабочих пограничникам на китайскую границу примерно такого содержания: «держитесь, ребята, вы – герои, знайте если что случится – придем на помощь». Даже советские китайцы требовали отправить их на фронт воевать с белокитайцами – они считали их кровососами и угнетателями китайского народа [2].
Однако эффективность пусть очень храбрых, но плохо обученных ополченцев мала, не хватает командиров, вооружения, средств передвижения, нет боевого слаживания, что резко понизит эффективность таких частей. Кроме того, мобилизация насторожит противника.

В Москве было принятно неожиданное и, как оказалось, единственно возможное решение: надо сделать невозможное – имеющимися силами в наступлении нанести решающее поражение противнику. Небольшие, но прекрасно подготовленные мобильные части РККА должны нанести внезапный удар, сокрушив ключевые узлы вражеской обороны. Но ведь противник тоже не будет сидеть без дела — перебросит резервы и просто раздавит небольшие части Советской Армии, которым будет не хватать боеприпасов, их очень непросто перебросить действующим по сути в тылу противника нашим войскам. Следовательно, разгром должен быть стремительным, буквально молниеносным, чтобы противник в приниципе не успел бы подбросить войска – расстояния в Маньчжурие значительны, местность – сложнопересеченная. Это значит – удар мобильных частей в узловые точки, окружение противника, захват ключевых дорожных узлов, контрудары по выдвигающимся на помощь местным резервам. Нужно создать на выбранном участке больше локального превосходства, причем противник не мог заранее предсказать точное место удара, даже если он знал, что удар будет нанесен. Нужна высокая координацию родов войск, которые будут действовать как единый организм, широкая инициатива и высокая квалификация командиров, крайне высокий боевой дух солдат, полное информационное превосходство над противником (наземную и авиаразведку) и обязательно — полное господство в воздухе.

Узнаете что это? – Блицкриг.

Блицкриг, который Советская Армия блестяще провела в Северном Китае в 1929 г. Этот опыт тщательно образом исследовался многими армиями мира, в том числе и немецкой – в районе конфликта были немецкие военные специалисты. С китайской армией в 1929 г. произошло примерно то же, что и с польской в 1939, французской в 1940 и увы, с Советской в 1941-м. Только немцы тогда сумели создать не небольшую группу войск, а всю армию, организованную для ведения блицкрига. Хотя и с применением несколько иных средств и в ином масштабе суть блицкрига его примерно такой же.
«Ощущался острый недостаток артиллерии. … о плотности артиллерийского огня, который применялся при наступлении наших войск в годы Отечественной войны, мы тогда и не мечтали. … Несколько тяжелых артиллерийских дивизионов облегчили бы нашу задачу, но нужно было время, чтобы перебросить их и выдвинуть на позиции. Мы могли действовать только стремительным маневром, внезапными передвижениями войск и концентрацией превосходящих сил на отдельных участках фронта.» [7]


А.И. Черепанов

Советская Армия не могла тогда вся быть такой как требовалось, поэтому были выбраны наиболее подготовленные части и лучшие командиры. Командование Первой Тихоокеанской дивизией принимает А.И. Черепанов, один из руководителей похода в Афганистан несколькими месяцами ранее. Там он показал себя дерзким, решительным, умелым командиром, доказавшим способность принимать правильные решения в крайне сложной, стремительно меняющейся обстановке.

Именно Черепанову принадлежит разработка оперативно-тактических планов разгрома китайцев в войне за КВЖД. По его предложению формируется Особая Дальневосточная Армия. В своих мемуарах А.И. Черепанов вспоминает, что был удивлен, как быстро было принято его предложение в Правительстве (предложение комдива о формирование особой армии!) и как серьезно прислушивается самое руководство СССР к предложениям «низовых командиров». [10] Все это создавало самую благоприятную обстановку для проявления инициативы снизу и вовлечения в решение самых широких слоев советских людей.

Оперативный план Черепанова поддержал начальник штаба Лапин (Лапиньш). Общее руководство операцией осуществлял В.К. Блюхер, по своему обыкновению, не вникавший в детали и проявлявший редкостную беспечность. [6] Хотя когда-то он был блестящим командиром РККА. Справедливости ради следует отметить, что в критический момент на чжайланорском участке Блюхер настоял на продолжении наступления, что привело к победе.


Танк МС-1 (Т-18)

Идею блицкрига надо было проверить на практике. Направлением первого удара был выбран район слияния Сунгари и Амура, чтобы создать угрозу флангу вражеской группировки у оз. Ханка, где противник готовил наступление. Операцию надо было провести срочно, не дожидаясь подхода «секретного оружия», появления которого никто не ожидал у СССР – первых советских серийных танков МС-1. К сожалению, японской разведке удалось вскрыть замысел Советского Командования о внезапном применении танков и передать информацию китайцам. Правда, легче тем от этого не стало.

Противник создал оборонительные сооружения в районе устья р.Сунгари, чтобы в случае чего не дать выйти во фланг Мишаньской группировке, готовившейся к наступлению. Однако, практика показала, что оборонительные сооружения мало помогают против современных методов ведения мобильной войны. Руководство СССР уже знало это по опыту только что завершившегося афганского похода, а китайцам это еще только предстояло узнать.

На 12 октября было назначено начало операции, получившей название «Сунгарийской». Основными задачами операции были уничтожение укреплений в р-не крепости г. Лахасусу, уничтожение или пленение ее гарнизона и нанесение невосполнимых потерь Сунгарийской флотилии. Второстепенной задачей было устранение угрозы судоходства по Амуру – китайские части из района г. Лухасусу регулярно обстеливали наши пароходы из пушек и пулеметов.

Тогда же было принято, наверное, первое в истории современных войн решение о внезапном резком усилении авиационной группировки, если нет возможности усилить наземные части. Таким образом значительно изменилась боеспособность войск в регионе и принципиально возрасли возможности авиразведки, то есть информационного обеспечения. Для китайского командования это было полной неожиданностью.
«Для усиления Забайкальской группировки была переброшена 26-я отдельная легкобомбардировочная авиаэскадрилья на Р-1. 18 машин за 44 летных часа преодолели расстояние в несколько тысяч километров. Весь перелет уложился в 4 дня — самолеты следовали по тому же маршруту и графику, что и «Большой Восточный» перелет 1925 г. По прибытии на место эскадрилья вошла совместно с 6-м и 25-м отрядами в Забайкальскую авиагруппу, которая насчитывала теперь около 40 самолетов.» [11]
Впоследствии к концу октября численность авиагруппировки на Дальнем Востоке таким же образом была доведена до 69 самолетов, против 5 самолетов «Бреге» у китайцев. В зоне боевых действий находилась плавбаза «Амур» с 4 самолетами на борту, она обеспечивала также снабжение еще нескольких гидросамолетов.


Самолет Р-1

В 6 часов 10 минут 12 октября 1929 года был нанесен с внезапный авиаудар по артиллерийским позициям и скоплениям противника. Господство РККА в воздухе было абсолютным – китайские самолеты находились в другом районе. Сунгарийскую операцию поддерживал 21 самолет. Через две минуты монитор флагман Дальневосточной флотилии – монитор «Ленин» дал первый залп. 8 наших мониторов вели меткий огонь по 11 судам противника, координируя свои действия с действиями авиации, тяжелые снаряды крушили китайские канонерские лодки и береговые укрепления. [12] Через пять минут после начала бомбардировки был высажен десант. Высадкой командовал командующий Флотилией военмор Я.Озолин. В операции было задействовано два стрелковых полка 2-й Приамурской стрелковой дивизии (1117 человек, 21 орудие, 78 пулемётов) под командованием И.Онуфриева. Мобильность пехотным частям обеспечила переброска на кораблях.

Главная часть группировки противника была сосредоточена в крепости г. Лахасусу — 5,5 тыс. человек, 20 орудий, 16 бомбомётов, 26 пулемётов. [2] «Всего в районе Лахасусу находилось около 22 000 солдат и офицеров противника». [13] … Против тысячи наших. Поэтому единственным шансом для наших войск была четкая координация и стремительность действий.

От совместных ударовов мониторов и авиации Сунгарийская флотилия почти сразу же потеряла 4 корабля и прекратила сопротивление уже через 2 часа. [11-13] Оставшиеся 7 кораблей спаслись бегством вверх по течению Сунгари. Их не преследовали, выполняя главную боевую задачу – обеспечения действий наземных войск. Участники операции вспоминали, что «самолеты буквально «висели» над головами китайцев, не давая им передышки, нанося бомбовые удары по живой силе, укреплениям, огневым точкам.» [11]
Многоцелевые самолеты Р-1 (первый самолет Поликарпова) и МР-1 были фанерными, легко уязвимыми даже для винтовочного огня и несли малую бомбовую нагрузку (изначально это вообще был самолет-разведчик). Поэтому китайское военное руководство вообще с недоверием относились к возможностям авиации в нанесении эффективных ударов по наземным войскам, справедливо полагая, что самолеты такого типа не смогут нанести серьезных потерь закопавшейся в землю пехоте.

Но еще поход в Афганистан показал, что даже такие несовершенные самолеты становятся грозной силой, если действуют в координации с другими родами войск и применяются правильным образом. Советские самолеты были использованы в основном не для штурмовки войск в окопах, а для подавления огня артиллерии, пулеметных точек и наведения на цель огня нашей артиллерии, что удавалось делать в тех условиях даже несмотря на отсутствие радиосвязи (например, сбросом вымпелов). Таким же образом, как брались афганские крепости, была взята и китайская: авиация подавила китайскую артиллерию и вывела из строя корабли, которые более не могли вести артиллерийский и пулеметный огонь по нашим наземным войскам, вжимая их в землю и мешая их маневру.

Наша артиллерия начала истребление противника, лишенного маневра в крепости и укреплениях. Оглушенные, понесшие серьезные потери и потрясенные китайцы не смогли помешать продвижению наших пехотных частей. Особое впечатление на противника произвела тяжелая артиллерия мониторов. Китайцы оказались в безвыходном положении и к 15 ч. капитулировали.

Враг потеряли около 500 человек убитыми и несколько тысяч пленными [2]. Разгром был настолько стремительным, что многочисленные части китайской армии просто не имели никаких шансов помочь обреченному гарнизону. Советский план молниеносной войны оправдал себя полностью. В тот же день, части Советской Армии, разрушив вражеские укрепления, вернулись на свою территорию.
Наши войска захватили ценный трофеей – плавбатарею «Дун-И», которая была вооружена среди прочего зенитной автоматической пушкой.[14] Впоследствии под названием «Х42500» плавбатарея принимала участие в разгроме Японии в 1945 г.

Маньчжурские генералы объясняли свое поражению случайной удачей РККА. Поэтому они были сильно изумлены, когда подобным образом был взят находившийся в 70 км юго-западнее г. Фугдин (Фуцзян) с еще более многочисленным гарнизоном и сильными оборонительными сооружениями. Туда отошла потрепанная Сунгарийская флотилия — 3 канонерские лодки современного типа и 4 военных парохода.

Проведение операции было назначено на 30 октября. Японской разведке удалось раскрыть планы нашего командования и проинформировать китайцев. Правда это им нисколько не помогло. Китайцы затопили в Сунгари несколько старых барж и параходов, поставили плавучие мины, полагая, что этого будет достаточно, чтобы сорвать операцию. Расчеты китайского командования показывали, что Фугдин имеющимися в наличии Красной Армии силами взять нельзя. К тому же Сунгари начала сковываться льдом, сырая и ветренная погода приводила к тому, что суда и самолеты стремительно обледеневали и китайцы расслабились.


Мониторы Дальневосточной флотилии «Ленин» и «Красный Восток» 1929 г. Война на КВЖД

Разгром был жестоким и опять по той же схеме – сосредоточенные совместные удары советской речной флотилии и авиации, а затем сокрушительный огонь по потерявшим мобильность и способность отвечать на артиллерийский огонь наземным войскам. Лухасусу был взят второй раз — походя. Китайский гарнизон не дал разгромить себя «длинноносым круглоглазым варварам» и бежал с поля боя. Его не преследовали.

В пять утра 30 октября корабли Амурской флотилии с десантом на борту, сопровождаемые двумя минными тральщиками прошли 70 км по чуть замерзшей Сунгари, преодолевая минные заграждения, по указаниям авиаразведки обойдя затопленные корабли, ворвались на Фугдинский рейд, где их встретили мощным артиллерийским огнем. [12,13]

Китайцы не сомневались, что применение авиации в таких условиях невозможно — мороз -11 С, шквальный ветер до 8 баллов, так оно и было, правда не для русских летчиков: 8 МР-1 не только разведали фарватер для флотилии, но и потопили поджидавшие флотилию два военных парохода.

«Китайские корабли и береговая артиллерия открыли сильный огонь. В этот момент над рейдом появилась пара МР-1 командира отряда Э.М.Лухта и начштаба Д.И.Боровикова. Они быстро выбрали главную цель -флагмана неприятельской флотилии канонерскую лодку «Цзян Хэн»… Самолеты с ходу пошли в атаку, невзирая на ожесточенный пулеметно-винтовочный огонь, с пологого пикирования прицельно отбомбились по вражескому кораблю и обстреляли его из пулеметов. В результате «Цзян Хэн» перевернулся на левый борт и затонул.
После расправы с канонеркой Лухт и Боровиков атаковали и вынудили в замешательстве отступить кавалерийский отряд численностью, примерно, в 300 всадников, который пытался сбросить десантников в реку. Причем действовавшие на высоте 50 м самолеты во время боя подверглись сильному обстрелу с земли. Например, Лухт, возвратившись на базу, «привез» 14 пулевых пробоин в крыльях и фюзеляже самолета. Однако машина боеспособности не потеряла.» [11]

На китайских кораблях стояли автоматические пушки, которые можно было применять против низколетящих самолетов. Однако, близкие разрывы тяжелых снарядов наших мониторов раскачивали вражеские суда, мешая китайцам вести прицельный огонь.

Попробуйте представить себе отвагу и уровень мастерства наших летчиков, идущих на тихоходных обледеневающих фанерных самолетах в атаку на вражеские корабли под ураганным огнем пулеметов и автоматических пушек [14] под Лухасусу и Фугдином.

«Летчиками отряда уничтожены канонерка, вооруженный пароход («Цзян Ань»), баржа («Ли Чуань» — на самом деле это был пароход – П.К.)… Подавлены вражеская артиллерия и пулеметные точки. Рассеяна белокитайская конница, чем оказана помощь десанту». Особо отличились летчики И.Я.Сегедин и П.В.Соловьев. Со стороны отряда потерь не было — ни в личном составе, ни в матчасти.» [11]
«Только к вечеру красноармейцы прорвались на южную и восточную окраины города. Завязались жестокие уличные бои. Под утро окруженным со всех сторон частям противника не оставалось ничего иного, как сдаться в плен.» [12]


Китайская армия в траншеях на КВЖД 1929 г.

Бой был жестоким, большая часть китайской группировки бежала с поля боя, свыше 500 человек, зажатые в городских кварталах – капитулировали. Погибло несколько сотен китайских солдат. Большое количество китайцев, утративших доверие своему командованию, дезертировало. Неустановленное количество белокитайских солдат и матросов (200-300), находившихся на 7 кораблях флотилии утонули в ледяной воде. Задача была выполнена полностью — разгромлены части, прикрывавшие фланг так и несостоявшегося китайского наступления, прекратила существование Сунгарийская флотилия. Обычно авторитетные советские источники [3] существенно занижают потери китайской флотилии, сообщая о 7 потопленных судах из 11 в двух операциях. На самом деле были потоплены 9 китайских кораблей, 1 получил повреждения, несовместимые с дальнейшей эксплуатацией, один был поврежден и захвачен. [14] То есть флотилия была уничтожена полностью.

Маньчжуры, несмотря на поражение на Сунгари приняли решение все равно начать наступление на Приморье во второй половине ноября уж очень сильна была их группировка:
63 тыс. чел., 200 пулемётов, 120 орудий, 110 минометов. Однако она была растянута на сложнопересеченной местности и в районе основных событий находилось 16 500 пехотинцев, 4500 кавалеристов, 124 пулемета, 94 миномета, около 30 орудий, 2 бронепоезда. В ближайшем тылу этой группировки находились еще около 8000 солдат и офицеров, 24 пулемета, 24 миномета, 20 орудий, 5 самолетов. [3,9]

То есть непосредственно в районе операции у противника находились примерно 30 000 солдат, в их числе до 5000 кавалерии, 50 орудий, свыше 100 минометов, 148 пулеметов, два бронепоезда, 5 самолетов. Кавалерия была усилена лучшей китайской частью – Мукденской кавбригадой.

Советские войска насчитывали 2800 штыков, 960 сабель, 131 станковый и ручной пулемет, 36 орудий, 25 самолетов. [7]

Противник имел 7 (!) кратное превосходство в живой силе в районе боевых действий и еще такое же – в резерве. По мощи артиллерийского огня китайцы превосходили наши войска как минимум в 3 раза.
Китайский солдат тогда был вооружен ничуть не хуже советского – та же трехлинейка или не уступающая ей японская «арисака», револьвер, гранаты – все то же. Те же пулеметы «льюис» и «максим». В имелось примерное равенство – так это в пулеметах. Китайцы об этом знали и это их нисколько не беспокоило – пулемет, в особенности габаритов тех лет – оборонительное, а вовсе не наступательное оружие. Что тут удивительного – готовятся к обороне «круглоглазые варвары». Однако оказалось, что такое количество пулеметов у наших оказалось не спроста, они оказали на ход войны решающее значение и от их огня погибло китайцев намного больше, чем от наших танков и самолетов вместе взятых. Просто их использовали там, где китайцы не ожидали. Но об этом чуть ниже.

Война развивалась по стандартам классического блицкрига, о котором будут говорить десятилетие спустя. Противник был разгромлен в дым за неполные два дня. Гитлеровские войска действовали весьма похожим образом. В шесть часов утра 17 ноября 1929 г. подразделения наших разведчиков бесшумно сняли часовых и перерезали телефонные провода, наши самолеты пересекли границу с Китаем. Вскоре после этого китайские пограничные отряды были сметены огнем координированным огнем артиллерии, мобильных пулементных групп и авиаударами.

В 6 часов 40 минут самолеты 19-го авиаотряда нанесли бомбовый удар по мишаньфускому аэродрому, уничтожив 4 вражеских самолета. Господство в воздухе стало абсолютным. Мобильные кавалерийские группы глубоко прорвались на территорую противника. Движение было организовано тем же образом, что и несколькими месяцами ранее в Афганистане.

РККА имела огромный опыт боевых действий кавалерии в современных условиях. Конные армии сыграли исключительно важную роль в Гражданской. Огромный опыт был накоплен во время боев с басмачеством.
Это только в воображении столичных интеллигентов возникает картина, что по команде дебильных комиссаров всадники бросались с шашками на пулеметы. Кавалеристы играли тогда роль примерно такую же, как сейчас играют ВДВ, мобильные танковые группы и десантно-штурмовые подразделения. Их задачей было пройти в глубокий тыл противника, стремительным ударом захватывая транспортные узлы – разъезды, перевалы, железнодорожные станции. Поэтому вооружены они были легким, но мощным оружием – горными пушками и пулеметами, их обязательно поддерживала авиация, с которой было отработано тесное взаимодействие. Длительный бой оказывался здесь смертельным – в тыл противника не повезешь обозы с боеприпасами и подкреплениями. Поэтому там служили лучшие бойцы, самые опытные и способные командиры. Из командиров кавбригад вышло немало блестящих командиров Советской Армии, например, К. Рокоссовский.

Кавалеристы были вооружены большим количеством пулеметов неспроста – после того, как противник обнаруживал, что его стратегически важные пункты захвачены, бросал туда массу войск с приказом взять объект любой ценой. Эти войска шли в плохо подготовленные атаки, которые встречали шквальным пулеметным огнем. Бегущего дезорганизованного противника в удачной ситуации преследовали кавалеристы, не только «провожавшие» его огнем, но «вырубавшие» бегущих шашками.


Китайская кавалерия. КВЖД 1929 г.

Интересно, что маньчжурские генералы, благоговевшие перед Западом, прислушались к мнению западных военспецов отказались от холодного оружия для кавалерии и вооружили ее револьверами вместо шашек. В постоянно воевавшей же Красной Армии служили не американские теоретики, начитавшиеся рассказов про ковбоев, а практики, которые знали, что на скаку в реальной горячке боя менее 10% пуль из револьвера попадает в цель и только одна из трех попавших приводит к тяжелому или смертельному ранению и в результате боец быстро опустошает барабан (6-7 патрон) без всякого результата, удар же шашкой смертелен в 80% случаев и почти в 100% выводит противника из строя. Можно представить результат столкновения наших кавалеристов с китайскими, вооруженными по совету западных умников. Хотя наша кавалерия вовсе нечасто вынимала шашки, предпочитая выкашивать противника пулеметным огнем тачанок, «секретов» и шрапнелью легких пушек.

9-я кавбригада углубилась на китайскую территорию. Далеко вперед просматривали дорогу авиаразведчки. Если противник был обнаружен – один из самолетов немедленно летел к нашим войскам – сбрасывать вымпел с информацией, другие продолжали наблюдение за противником. Впереди – конная разведка, затем боевой авангард – 87-й кавполк Пархоменко, батарея горных пушек и взвод саперного эскадрона. Через 3 часа наша бригада была атакован кавалерийским полком маньчжуров, но предупрежденные разведкой кавалеристы встретили его артиллерийско-пулеметным огнем. Атакующие потеряли до половины личного состава и бежали с поля боя. Командир 2-й Мукденской дивизии несколько раз бросал в атаку свои части, пытаясь любой ценой остановить быстро продвигающиеся вперед эскадроны 9-й бригады, но безуспешно. [9] К 15 часам наши кавалеристы, после 40 км марша вышли с тыла к г. Мишаньфу, заняв господствующую высоту.
По плану Черепанова противника надо было обездвижить, потом окружить, сорвать попытки прорыва из окружения и помощи извне и затем уничтожить или принудить сдаться.


Советская полковая пушка, применявшаяся на КВЖД

К 16 часам к Мишаньфу подоспел приданный кавалерийской бригаде стрелковый батальон и гаубичная батарея. Под сильным обстрелом пехотинцы развернулись в цепь и при поддержке артиллерии стали штурмовать городские укрепления. Противник перебросил к месту штурма дополнительные силы. Но в это время подошли еще два батальона 3-го полка и при поддержке двух артиллерийских батарей начали атаку города с фронта. Одновременно 2-й полк с двумя горными батареями начал обходить Мишаньфу с юго-востока. Китайцы поняли, что наши войска переиграли их в маневре и под угрозой полного окружения, пытались отойти за реку Мурень. Для этой цели один из полков Мукденской дивизии попытался вырваться из города, но, кавалеристы 87-й кавполк 9-й бригады выкосили его пулеметным огнем, а бегущих в панике вырубили шашками. Было уничтожено минимум 500 вражеских солдат, прорыв окружения не удался, при попытке переправиться через реку под винтовочно-пулеметным огнем китайцы запаниковали и большое их количество утонуло. К вечеру 17 ноября Мишаньфу пал.

Для прикрытия наступления на Мишаньфу с юго-запада выдвинулся 1-го Читинского стрелковый полк под командованием Куницкого, полк действовал очень успешно и к 22 часам 17 ноября был взят Тайпинчжин, лишив противника возможности развернуть наступление на Мишаньфу со всех сторон.

«В ночь на 18 ноября китайское командование экстренно подтянуло в этот район два свежих полка 1-й Мукденской кавдивизии и 42-й полк 1-й пехотной бригады. На рассвете эти силы перешли в наступление. Благодаря хорошо организованной системе ружейно-пулеметного и артиллерийского огня, внезапным контратакам, которые активно поддерживала авиация, замысел противника был сорван. Враг, понеся большие потери, был вынужден отступить.» [9]

Вечером 18 ноября наши войска, выполнив все поставленные задачи, вернулись на свою территорию. Из-за сложности быстро меняющейся обстановки и кратких сроков операции, официальных подсчетов потерь противника в боях у Мишаньфу нет. Сильно заниженные оценки – около 1500 убитых и раненых и 135 пленных. Однако гибель только одного полка Мукденской дивизии при попытке прорыва окружения это свыше тысячи убитых. Очень большие потери (около 50 % личного состава) понесли китайские кавалеристы, пытаясь остановить продвижение 9-й кавбригады. Как минимум несколько сотен китайских солдат было убито утром 18 ноября при при отчаянных попытках китайцев отбить Мишаньфу и Тайпинчжин. Так что потери китайцев в этой операции составляют несколько тысяч убитыми и ранеными, по всей видимости – около 7-8 тысяч. Было захвачено 2 штабных автобуса, с огромным количеством документов, подтверждавших планы наступления китайцев на Приморье и их связь с Японией и Западом. Что, в принципе, было очевидно и так.

Операция в Забайкалье 17-20 ноября получила название Маньчжуро-Чжалайнорской. Штурм Чжалайнора и бои под станцией Маньчжурия были крупнейшими и решающими боями конфликта на КВЖД. [7]
Маршал Чуйков участвовавший в этой операции вспоминает:
«Советское командование решило … обходом с севера и востока разгромить укрепленный гарнизон Чжалайнора и затем окружить гарнизон на станции Маньчжурия, покончив с этими крупными войсковыми соединениями противника. Проще говоря, было решено громить противника по частям, создавая превосходство поочередно против каждого гарнизона. Уже перед самым выступлением наши части были усилены танковой ротой, оснащенной машинами МС-1. Предстояло в ходе боев впервые в Дальневосточной армии наладить взаимодействие стрелковых частей с танками.» [7]

Советское командование сосредоточило здесь: 6091 чел. пехоты, 1599 кавалерии, 88 орудий, 497 пулемётов, 32 самолета, 3 бронепоезда и 9 танков, только что принятых на вооружение. Войска с соблюдением строгих мер секретности были переброшены к границе, однако японская и китайская разведка, обладая в районе огромным количеством агентуры, в том числе и частях РККА, вскрыла планы нашего командования, наши войска уже ждали. [7]


Китаские доты под Джайланором

Им противостояли около 59 тыс. солдат и офицеров, 107 пулеметов, 70 орудий, 100 минометов, 2 бронепоезда и 3 самолета. [3] Наиболее важными опорными пунктами, кроме самого Чжалайнора были Маньчжурия, Хайлар и Цицикар. Там под руководством западных специалистов были возведены мощные оборонительные сооружения. На самых важных направлениях были отрыты 3 линии окопов полного профиля, между которыми были сделаны блокгаузы с перекрытиями из рельсов и шпал и засыпкой до 1 м мерзлой земли. Китайцы были предупреждены японское разведкой о возможном применении танков и успели подготовиться — отрыли противотанковые рвы, вывели артиллерию на стрельбу прямой наводкой, пехоту снабдили большим количеством гранат. [5] Однако это их не спасло.

Противник знал примерное место удара нашей группировки противник и имел двухкратное превосходство в силе живой силе — 15 000 солдат, 26 пулемётов, 70 орудий и минометов, 2 бронепоезда. Наши войска имели небольшое преимущество в мощи артиллерийского огня, господство авиации в воздухе и 9 танков нового типа – МС-1, только что поступивших на вооружение. У нашего командования не было возможности ни отработать боевое применение танков в современной войне, ни провести их боевое слаживание с другими родами войск. Подавляющее большинство красноармейцев в этих боях вообще впервые в жизни увидели танк, крестьянские парни обычно даже тракторов в глаза еще не видели. Не имели понятия о танках и части обеспечения.


МС-1 (Т-18) на КВЖД. 1929 г

Достаточно сказать, что поступило 10 танков, но при разгрузке один получил фатальные повреждения и был разобран на запчасти. Тем не менее, первый опыт применения нового вида вооружений был неплохим, заодно он помог вскрыть недостатки конструкции и вооружения. Ни один танк так и не был уничтожен противником, а находка наших танкистов расстреливать противника из пулемета вдоль траншеи оказалась очень эффективной. В.Чуйков вспоминает, что он был свидетелем боя, где танки позволили прорвать оборону китайцев без каких-либо потерь с нашей стороны.

«Своими действиями танки оказывали большую моральную поддержку бойцам и своим огнем и видом вносили полную деморализацию в ряды противника… В очистке блиндажей во многом помогли те же танки — двумя-тремя выстрелами в упор внутрь блиндажа, прекращая всякое сопротивление противника». [15]

«Окончательный план операции выглядел таким образом. 21-я дивизия (комдив П. И. Ашахманов) с бурят-монгольским кавдивизионом должна была сковать и блокировать гарнизон в городе Маньчжурия с севера, запада и юга.
36-я стрелковая дивизия (комдив Е. В. Баранович) с танковой ротой наносила удар с севера между Маньчжурией и Чжалайнором, перерезая тактическую и оперативную связь между 9-й и 17-й бригадами и направляя главный удар на Чжалайнор с запада, одновременно блокируя 9-ю маньчжурскую бригаду с востока.
35-я стрелковая дивизия (комдив П. С. Иванов) наносила главный удар с севера на юг, на Чжалайнор, силами батальона захватывала высоту 101, что в 3 — 5 км восточное Чжалайнора, тем самым отрезая путь отступления из Чжалайнора на Хайлар.
Естественно, что силами одного батальона на высоте 101 трудно было задержать отход чжалайнорской бригады противника. Но иначе спланировать эту часть операции было просто невозможно.» [7]

Для справки – чжайланорская бригада имела около 12 000 чел. Представьте себе, каково было 400 нашим бойцам удержать ее натиск.

«5-я кубанская кавбригада (комбриг К. К. Рокоссовский) получила задачу — ударом через высоту 101 выйти на южную окраину Чжалайнора и с юга атаковать поселок и железнодорожную станцию.
Сухопутные войска поддерживали авиационная эскадрилья и разведывательный авиационный отряд… Уязвимым, местом плана можно было бы считать то обстоятельство, что дорога на юг из города, Маньчжурия не перехватывалась, нашими войсками. Противник мог отступить по ней, обходя озеро Чжалайнор с юга. Но этот путь по голой, безводной пустыне, без населенных пунктов был и длинен и опасен. Предполагалось, что генерал Лян не решится на такой отход.»

На рассвете 17 ноября 20 самолетов нанесли бомбовый удар по позициям китайцев в районе г. Чжалайнор, в течение часа шла артподготовка.

Наша фронтовая разведка быстро вскрыла крупные недостатки оборонительных сооружений, построенных под руководством западных, в основном немецких военспецов. «На подступах к укреплениям образовались большие, не поражаемые огнем пространства. Это и позволило нам атаковать почти без потерь. Выявился и второй серьезный просчет. Дымоходы от печей, расположенных в блиндажах, поднимались вертикально вверх. Это позволило бросать в блиндажи гранаты через трубы печей. Оставшиеся в живых китайские солдаты стали поспешно покидать блиндажи и сдаваться.» [2]

Это к разговорам о том, какие мы, русские, от рождения сиволапые, ленивые и косорукие, а вот на Западе живут исключительно безупречные высокотехнологичные сверхчеловеки, намного опередившие весь мир в уровне дисциплины и цивилизации. Разгильдяйство немцев дорого обошлось доверившимся им маньчжурам. Равно как и советы западных инструкторов, мысливших категориями Первой Мировой и предложившим китайцам план отсидется за линией укреплений. Результат был впечатляющим.


Противотанковый ров. КВЖД 1929

«Противник открыл интенсивный огонь, однако красноармейцы действовали сноровисто, дерзко и решительно. С ходу ворвались в первую траншею у подножия сопки. Здесь оказалось несколько блиндажей. Перекрытия их состояли из рельсов и бетона. Обходя захваченные нами позиции, я не мог не отметить, сколь тщательно строили китайцы свои оборонительные сооружения. Они, видимо, считали оборону основным видом боевых действий, полагая, что если в начале наступления не добьются успеха, то постараются измотать силы наших войск в боях на укрепленных позициях, а уже затем нанесут решительный удар. В районах Маньчжурии и Чжалайнора китайцы возвели мощные фортификационные сооружения, подготовили оборону и в противотанковом отношении: отрыли широкие, до 4 метров, рвы, в промежутках между ними установили минные поля, камнеметные фугасы. Инженерные сооружения прикрывались ружейно-пулеметным огнем. Правда, маскировка их оставляла желать много лучшего, и этим, конечно, воспользовалось наше командование.» Разведка быстро установила расположение и характер вражеских укреплений. [2]

Надо сказать, что опыт КВЖД в принципе ничему не научил французов, пытавшихся остановить немецкий блицкриг на линии Мажино. Укрепления помогли им не более чем китайцам. Ну куда там, будут белые люди обращать внимание на каких-то там «косорылых», видимо, проигравших войну из-за своей врожденной тупости. Через 10 лет их и англичан ждало то же самое – чудовищный разгром от намного меньших, но мобильных сил противника. А чего хотели? Не хотели учиться сами – научит противник, правда уже дороже.
Части РККА на КВЖД, несмотря на то, что на любом участке численно уступали китайцам в 3-7 раз представляли из себя качественно другую армию. Точно так же, как немецкие войска в 1939-1941 гг представляли из себя качественно другуя армию по отношению ко всем остальным армиям мира.
Вот то, что происходило с китайцами, по наблюдениям Чуйкова. Плохое информационное обеспечение китайцев привело к тому «Артиллерийские орудия вели огонь, как правило, с закрытых позиций, беспорядочно.» — Естественно, они не знали, куда стрелять.
«Маневр ни живой силой, ни огневыми средствами в ходе боя не проводился.» — Тоже естественно, лишенные объективной информации китайские командиры не знали, что им делать, кому помогать, с какой целью маневрировать.
«Разведка велась плохо или совсем не велась.» — На самом деле она велась, просто ее сигналы поступали слишком поздно – ситуация уже менялась.
«Взаимодействие между подразделениями отсутствовало, что позволяло громить их по очереди, расчленяя боевые порядки и совершая обходы и охваты.» — Это как раз и называется «блицкриг».

Узнаете разгром французов и англичан в 40-м и, увы, нас в 41-м?

Тогда, в 29-м произошло по сути то же самое, всего за 4 дня китайская группировка под Чжайланором прекратила существование как военная сила.


К.Рокоссовский 1931 г.

«На восточном участке фронта кавалерийская бригада под командованием К. К. Рокоссовского с батальоном 35-й стрелковой дивизии, выступив в темноте 17 ноября, прошла по льду до высоты с отметкой 101 и внезапной атакой захватила ее. В это время со ст. Маньчжурия через Чжалайнор на Харбин шел поезд с солдатами и офицерами. Командир кавалерийской бригады быстро развернул артиллерийскую батарею и несколькими выстрелами подбил паровоз. Захватив поезд, кавалерийская бригада совершила быстрый бросок и вышла на южную окраину города Чжалайнор. Стрелковый батальон с артиллерийской батареей, заняв высоту 101, укрепился на ней…
В результате наступательных операций к концу дня было полностью завершено окружение двух китайских бригад численностью около 20 тыс. человек. Начинался второй этап операции — разгром гарнизонов в городах Чжалайнор и Маньчжурия.» [7]

Вначале китайские солдаты дрались очень стойко, этому способствовало то, что офицеры застращали их тем, что советские солдаты будут поступать с пленными так же, как китайцы поступали с захваченными советскими солдатами. Однако, их сопротивление было сломлено.

Наши мобильные группы захватили ключевые стратегические пункты, которые китайцам приходилось штурмовать или проходить с чудовищными потерями.


С.Вострецов

Участник событий, будущий Герой Советского Союза, генерал армии Иван Федюнинский вспоминает:
«Во второй половине ночи из-за туч появилась луна…. Вскоре донесся шум моторов и обрывки фраз. Вдоль полотна двигалась какая-то бесформенная масса людей… — Товарищ командир, китайцы стремятся вырваться из окружения… Мы находились в 300 — 400 метрах от дороги и могли в упор расстреливать противника из всех 18 пулеметов.
Не подозревая об опасности, вражеские войска шли в направлении Чжалайнора. Когда они … оказались перед нашими позициями… море свинца обрушилось сверху на головы врагов. Удар был неожиданным и сокрушительным. Среди белокитайцев началась паника. До нас донеслись крики и стоны. Часть подразделений, которые уже прошли высоты, побежали в сторону. Пришлось несколько пулеметов перебросить на это направление, чтобы преградить путь врагу. Я решил лично возглавить эту группу пулеметчиков, ибо положение складывалось там, прямо скажем, угрожающее. Обезумевшие массы солдат панически бежали на наши позиции. Кинжальный огонь остановил толпу. Не давая врагу опомниться, мы ударили в штыки. Жаркой была схватка, безграничны доблесть и мужество наших воинов. Каждый сражался, как герой, и враг запросил пощады. Пленных сразу обезоружили и собрали в одном месте, чтобы при первой возможности отправить в тыл. Раненым оказали помощь…
В середине дня, когда закончился бой, приехал С. С. Вострецов. Я доложил о выполнении задачи. — Это твоя работа? — спросил он, показывая на поле боя, усеянное трупами врагов. — Это работа красноармейцев, которыми я командую, — ответил ему.» [2]

После сокрушительных ударов китайцы начали паническое отступление. Дважды Герой Советского Союза В. Чуйков вспоминает:
«С командного пункта мы видели, как тысячи китайских солдат и офицеров с восточной окраины Чжалайнора во покрытой льдом степи в беспорядке хлынули на восток, обходя с юга и севера наш батальон, занимавший позицию на высоте 101. Несколько наших артиллерийских батарей, выехав на открытые позиции, прямой наводкой начали расстреливать отступающие китайские войска.»

Однако далее происходит очень странное событие, сильно поразившее наших военных: «В. К. Блюхер, лично наблюдавший, как рвутся снаряды в толпах отступающих, приказал прекратить огонь.- «Довольно крови, — сказал Василий Константинович, — пусть они бегут и рассказывают другим, что на советскую землю нападать нельзя».» Следует заметить, что со временем подобных «странностей» у «безвинно репрессированного маршала» становилось все больше и обходились они нашим солдатам все дороже. Это был просто «первый звоночек».

Блестяще действовала национальная часть – Бурят-Монгольский Кавдивизион (200 чел). Великолепные наездники, буряты мастерски маневрировали на поле боя и воевали с удивительной храбростью. Маневрами они лишали противника вести прицельный скоординированный огонь, а затем, войдя в ближний бой, истребляли его.

«Вдоль железной дороги в плотных боевых порядках пробивался целый полк китайцев численностью более двух тысяч штыков. С нашей стороны на его пути стоял заслон — бурят-монгольский кавдивизион. Этот дивизион, имея перед собой в 8 — 10 раз превосходящие силы, был вынужден, маневрируя, отходить на восток навстречу нашим частям, подходившим из Чжалайнора и развертывавшимся в боевой порядок. Удачным маневром дивизион вышел во фланг прорывавшимся китайцам, немедленно развернулся в боевой порядок и пошел в атаку в конном строю.
В это время мы, командиры армейского командного пункта во главе с В. К. Блюхером, опередив наступающие от Чжалайнора войска, подъехали к району атаки. Мы могли лично наблюдать, как бойцы и командиры бурят-монгольского кавдивизиона, умело владея шашками, врубались в боевые порядки противника, наводя на него ужас и панику. С юго-востока от Чжалайнора к ст. Маньчжурия подходила 5-я Кубанская бригада, тесня противника к городу.» [7]


А.Белобородов. 1929 г.

Это сейчас нам рассказывают, как звери-комиссары прятались за спинами солдат и расстреливали отступающих, а на самом деле воевали они обычно так, как совсем молодой А.Белобородов:
«Пулемётная очередь сыпанула часто, как будто ударили чудовищной металлической палкой по гигантскому забору. Справа упал командир роты Лепешко, слева ткнулся лицом в землю красноармеец. Промелькнула мысль: ”Повезло”, но она прошла как-то стороной. Главным же было почти физическое ощущение тяжести, которая легла именно на его плечи, ощущение того, что люди ждут именно его команды и готовы идти за ним… “Рота! Вперёд,” – … крикнул двадцатишестилетний политрук… Увидел удобную лощину, которая выходила прямо к мосту, провёл по ней людей и обрушился на спины противника. Мост был захвачен, во время атаки рота почти не потеряла людей. В представлении Белобородова к ордену Красного Знамени – первой награде в его жизни – было написано в духе тех лет – коротко и энергично: “Дрался, как чёрт”.» [16]

В 1945 в тех же самых местах уже не ротный комиссар, а генерал армии Белобородов,
будет принимать капитуляцию японских войск. Когда японский генерал откажется подписывать капитуляцию потому что в японском словаре не существует такого слова, Белобородов спокойно ответит: «Ничего, введете слово в японский словарь, никуда не денетесь. Чтоб впредь неповадно было». Ввели.

В китайских войсках началась паника. Моментально разлетелись дикие слухи о сотнях советских танков, которые не берет никакое оружие, о закрывающих небо бронированных самолетах, о несметных ордах неистовых монголов, уничтожающих все на пути… А что еще им было сказать, что их разгромил противник в 7 раз меньший по численности?

Части китайцев удалось-таки спастись бегством со станции Маньчжурия и у станции Циганор их встретил спешащий на помощь корпус генерала Ху Юйкуня (около 20 тыс). Далее произошел, наверное, самый позорный случай за всю историю китайской армии. Дикие слухи и вид потерявших человеческий облик беглецов привели к тому, что паника как пожар охватила китайские войска и мощный, хорошо вооруженный корпус бросился бежать, даже не увидев противника, который был в несколько раз меньше его по численности.

Но подход корпуса вряд ли бы изменил ситуацию – китайская армия капитулировала. В плен сдался сам командующий Северо-Западным фронтом Лян Чжуншян со всем своим штабом и свыше 250 офицеров Мукденской армии. Северо-Западный фронт китайской армии перестал существовать. Только в Чжайланорской операции было убито, по самым заниженным данным, минимум 1500 чел, ранено несколько тысяч и свыше 8500 захвачено в плен. Была захвачена вся китайская артиллерия, два бронепоезда, большое количество стрелкового оружия и снаряжения.

Китайское руководство было потрясено и морально раздавлено. Тон китайских дипломатов с наглого моментально сменился униженным, они умоляли о мире на условиях, которые предложит СССР. Руководство СССР ответило, что у СССР не собирается захватывать китайские земли и требует исключительно исполнения китайцами своих обязательств по КВЖД и немедленного освобождения всех советских людей, захваченных в Китае. Китайцы ожидали намного худшего и наши условия были выполнены беспрекословно. В начале декабря советские войска покинули территорию Маньчжурии.

Закончилось одно из самых блестящих сражений Советской Армии. Безвозвратные потери составили 281 чел. (убитыми, пропавшими без вести и умершими от ран), ранеными — 729 чел.


Памятник Красноармейцам, погибших в боях за КВЖД

Потери противника оценить сложнее – китайцы потеряли убитыми, по самым минимальным оценкам, около 3 000 чел, ранеными – свыше 8 000, пленными – около 12 000 человек. Более реальны оценки – свыше 5-6 тысяч убитыми и пропавшими без вести, свыше 10-12 тысяч ранеными, более 15 000 пленными. Большое количество китайских солдат дезертировало. Была полностью уничтожена Сунгарийская флотилия. Безвозвратные потери китайцев по заниженным оценкам — в 50, по реалистичным – в 70-80 раз превзошли безвозвратные потери Советской Армии. Поражение китайской армии было без преувеличения чудовищным, а победа Красной Армии – блестящей.

Погибшие красноармейцы были с большими почестями похоронены в Даурии, а на Морском Кладбище во Владивостоке им был поставлен небольшой памятник, который не забывают и сейчас.

На несколько лет на Дальнем Востоке установилось относительное спокойствие. Однако уже через несколько лет там появился намного более грозный противник – Япония. Китайская граница вновь стала линией фронта и в довольно скором времени весь мир узнал еще одно название – Халхин-Гол. Но тем не менее, необходимая передышка для проведения Индустриализации была получена, а ближайшие планы наших врагов — сорваны. И хотя необъявленная война против нас продолжалась, у СССР появился шанс, которым его руководство воспользовалось с блеском.

Павел Краснов

Литература

1. «Раскрыта крупная шпионско-диверсионная организация японского генерального штаба» Материалы архивов КГБ http://www.chekist.ru/print/1054

2. На Востоке. Мемуары. Федюнинский И.И. М.: Воениздат, 1985 http://militera.lib.ru/memo/russian/fedyuninsky_ii/index.html

3. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование Под ред. профессора АВН генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева Москва “Олма-Пресс” 2001 http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter4_2.html

4. Д.В. Ливенцев. Роль Амурской флотилии в 1920-х гг. в безопасности дальневосточного региона. http://livenzev.sitecity.ru/ltext_1511220813.phtml?p_ident=ltext_1511220813.p_2011193942

5. История КВЖД и Российской Эмиграции в Китае (первая половина ХХ века). Аблова Н.Е. Мн.: БГУ, 1999. — 316 с. ISBN 945-445-242-5 http://asiapacific.narod.ru/countries/china/n_e_ablova/3.3.1_1.htm

6. Спор Хозяйствующих Субьектов. И. Пыхалов. http://www.specnaz.ru/article/?854

7. Чуйков В.И. Миссия в Китае. М., 1983. http://militera.lib.ru/memo/russian/chuykov_vi_1/index.html

8. Схватка за КВЖД Александр Ткачев http://www.zrpress.ru/zr/2007/81/66/

9. Бросок в Китай. В.Н. Вартанов http://www.ng.ru/nvo/2004-10-01/9_china.html

10. Поле ратное мое. А.И. Черепанов. М.: Воениздат, 1984. http://militera.lib.ru/memo/russian/cherepanov_ai/index.html

11. Р-1. Крылья Родины. http://www.airwar.ru/enc/other1/r1.html

12. Флагман Амурской Флотилии. Черников И. Моделист-Конструктор 1987, №4 http://mkmagazin.almanacwhf.ru/ships/storm.htm

13. От Волочаевских дней до освобождения Харбина. В. Толстенко. Амурская Правда. 1 сентября 2006 http://www.amurpravda.ru/articles/2006/09/01/2.html

14. Корабли и суда китайской Сунгарийской флотилии в 1929 году. К.Б. Стрельбицкий http://base13.glasnet.ru/text/ksksf.htm 15. Первый серийный танк «малый сопровождения» МС-1 А. Бескурников Арсенал-Пресс, 1992 http://armor.kiev.ua/Tanks/BeforeWWII/MS1/T18/t18_1.htm

16. Наука Побеждать. http://lyceum.istu.edu/belobor/beloborodov.files/1929.htm

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Интегральная Система Безопасности. В Огненном Кольце Ч 2 Война за Среднюю Азию, #ru, #news, #ussr, #su, #russia


В те годы подобно Чечне в наши годы на теле страны была незаживающая рана, только во много раз большего размера — басмачи Средней Азии, прекрасно вооружённые и всячески поддерживаемые Англией боевики, базировавшихся по большей части в Афганистане, интенсивная борьба с которыми до начала тридцатых, а последние их банды исчезли только в 1942 г.

Иран в антисоветской деятельности участвовал в намного меньшей степени, чем его соседи – там тоже были базы для тысяч басмачей, именно с территории Ирана шли грузовики с английским оружием для бандитов в Афганистан, английская и американская разведки действовали в Иране, как у себя дома, туда в случае чего бежали шпионы и предатели из СССР. Однако нападать басмачам на СССР со своей территории шах Ирана особо не давал, несмотря на давление «заклятых английских друзей». Естественно, не потому что в элите Ирана были горячие сторонники социализма, а по намного более прозаическим причинам – там еще хорошо помнили силу русского оружия и храбрость русских солдат, с которыми в не столь уж давнем прошлом Персия имела несчастье близко познакомиться, напав на Русский Кавказ, Царская Россия получила изрядный кусок собственности в Персии.

В начале 1921 г правительство Советской России заключает с Персией (Ираном) договор, по которому отказывалась от собственности на территории Ирана (все равно управлять этой собственностью не было никакой возможности), однако, статья 6 договора предусматривала право Советского правительства в любой момент ввести свои войска на территорию Персии, в случае попыток третьих стран превратить Персию в базу для военных выступлений против Советского Государства. Мало кто знает, что этот договор действует и ныне.

В начале 20-х годов Рокфеллеры активно пытались поставить под контроль нефтяные месторождения Северного Ирана. Это сейчас предатели и недоумки из т.н. «российского руководства» запросто соглашаются с захватом американцами и англичанами всей иракской нефти, отказываются от своего влияния везде, где только можно, даже в Азербайджане и Грузии, а тогда руководство Советской России прекрасно отдавало себе отчет о последствиях подобного «контроля» и умело отстаивать национальные интересы даже имея за плечами полностью разрушенную крестьянскую страну. Последовало жесткое неофициальное заявление Советской России и Рокфеллер вылетел из Северной Персии как пробка из бутылки — персам ненавязчиво напомнили про статью номер 6.

«Если бы России удалось бы удержать господство в Каспийском море, это было бы для нее более важной победой, чем победа Запада, добившегося расширения НАТО на Восток,» — К.Уайнберг, бывший Министр Обороны США.

Вот такое значение придают региону англосаксонские геополитики. А в это время т.н. «президент России» сам предлагает военные объекты на территории Азербайджана для «совместного использования» с американцами и благосклонно смотрит на проникновение американских нефтегазовых компаний в Закавказье, о чем они совсем недавно не смели и мечтать.

А тогда еще совсем обескровленный СССР только усиливал свои позиции в регионе — на границе с Ираном в 1923 г образовалась очень интересная автономия – Красный Курдистан, о котором шла речь в предыдущей статье. Если кто не знает, в северо-западной части Ирана живет множество курдов, которые периодически мечтают с оружием в руках о независимом курдском государстве. На иранских землях, естественно. О том, что «в случае чего» курды могут начать мечтать о независимости вместе «со своими советскими братьями» сразу приводила иранское руководство в разум и «в случае чего» так и не наступило. По этим причинам и с поддержкой врагов Росси в Иране было намного сложнее, чем у соседей, хотя оснований для любви к России там было не более, чем в Турции или Афганистане.

Карта боев в Средней Азии в 1917-1923 гг.

Главные силы басмачей были разбиты Красной Армией еще в начале 20-х, но бандиты и их западные союзники пытались взять реванш после этого еще более 10 лет. В 1924-1925 гг. басмачи под контролем анлийских инструкторов реорганизовались, получили централизованное управление под руководством агента анлийских спецслужб некоего Ибрагим-бека, нукера бывшего бухарского эмира. Его активно поддерживали, обучали, снабжали оружием, боеприпасами и снаряжением ряд иностранных разведок, где главную роль играла, естественно, английская.

Английские инструктора готовились всерьез по всем правилам ведения мятеж-войн и диверсионных операций – у басмачей были созданы: специальное идеологическое управление для координации групп антисоветских и религиозных пропагандистов, центр управления диверсионными актами, служба система связи, шифрования и передачи кодированных сообщений.


Форма Красного Кавалерийского Командира 1922-1924 гг.

Отрабатывалась новая стратегия ведения мятеж-войны — в захваченных районах сразу же образовывались «органы власти» мятежников, налаживался сбор «податей» с населения и отработка «повинностей». Основные части Ибрагим-бека численностью около 3000 чел. базировались в труднодоступных горных районах Таджикистана, откуда наносила удары по наводке местной агентуры. Ибрагим-бек действовал в основном в Таджикистане, хотя сам был узбеком. Басмачи были прекрасно вооружены, у них имелось большое количество автоматического оружия (ручных пулеметов) и даже анлийские горные пушки. На Западе началась массированная информационно-пропагандистская кампания поддержки «борцов за свободу». Как все знакомо, не правда ли?

Однако руководство СССР без колебаний приняло вызов — весной 1925 г. войска Ибрагим-бека попали в ловушку, устроенную руководством Туркестанского фронта, грамотно организованное преследование бандитов привело к тому, что разгром басмачей был полным. Их потери составили 2104 чел. убитыми и 638 чел. пленными. Впоследствии добровольно сдались еще 2279 чел.Части Красной Армии потеряли 719 чел. убитыми и ранеными. [1]

Большая часть курбаши (басмаческих атаманов) была деморализована страшным разгромом (безвозвратные потери басмачей почти в 30 раз превышали безвозвратные потери РККА) и либо бежала за рубеж, либо сложила оружие. Это к вопросу о том, как умели воевать наши деды. В результате на территории Таджикистана (бывшая Восточная Бухара) осталось всего около 30 мелких банд общей численностью немногим более 400 чел. Английский план отторжения Средней Азии, мягко говоря, не удался.


Английский пулемет «Льюис». Типичное оружие басмачей

Естественно, никакой речи о «независимых районах» не было, но все равно ситуация в Средней Азии оставалась крайне сложной — Советская Власть во многих кишлаках заканчивалась в момент, когда их территорию покидал последний красноармеец, а реальная власть там долго представляла собой нечто среднее между полуфеодально-родовым строем и властью вооруженных бандитов. Басмаческим курбаши, в том числе, Ибрагим-беку принадлежала большая часть колодцев в приграничных с Афганистаном районах (на Востоке тот, кто контролирует воду – контролирует и землю) и дехкане покорно платили ему «ренту» вплоть до 1930 года. По сути это были районы, охваченные вялой мятеж-войной, где Советское Правительство до начала 30-х даже не имело возможности установить новые имущественные отношения.

Следует отметить один очень важный момент, весьма характерный для Востока: в советских военных сводках было подсчитано количество только активных участников басмаческих формирований. Обыденной была ситуация, когда в крупный кишлак входила банда в полсотни сабель, а выходила оттуда уже полурегулярная басмаческая часть из нескольких сотен джигитов. Если ситуация для бандитов складывалась не лучшим образом, то ядро банды уходило в горы или за рубеж, а остальные снова превращались в обычных дехкан: «В чем дело товарищ-начальник, какой басмач, крестьянин я!?» Часто ядро банды везло с собой из Афганистана сотни винтовок и десятки пулеметов, поставленных англичанами.

Бороться с такими «мерцающими» бандами было крайне сложно. Однако интегральная система безопасности, созданная в СССР (более подробно о которой речь будет в следующих статьях) успешно справилась с этой задачей, как впрочем и со всеми остальными. В скором будущем басмачей, входящих в кишлак, встречали уже не лепешками с маслом, а пулями и сабельными ударами. «Восток – дело тонкое».


Холодное оружие и снаряжение басмачей

Англия при поддержке США упорно продолжала необъявленную войну против СССР и в координации с провокацией конфликта на КВЖД в августе 1929 г. возобновились активные действия крупных соединений басмачей в Ферганской долине (восток Узбекистана) и на юге Киргизии в Ошской области. Прошу обратить внимание, что разрушение СССР началось именно с хорошо организованных «беспорядков» именно в этих ключевых районах в конце 80-х годов.

В начале 1929 г. несколько крупных басмаческих банд вторглись из Афганистана на территорию Таджикской ССР. Противником был сделан вывод — прямого столкновения с частями Красной Армии басмачи не выдерживают, даже если имеют существенное превосходство в живой силе и вооружении.

На этот раз была выбрана другая тактика – вместо захвата районов с объявлением их «независимости» удары наносились почти на всей огромной территории Средней Азии, которую было очень трудно контролировать небольшим (всего 18,5 тыс. чел) частям Красной Армии. Как обычно, действия басмачей сопровождались дикими зверствами к захваченным красноармейцам и местному населению, если оно отказывалось их поддерживать. Обратите внимание, как чуть ли не до мелочей похожи удары, наносимые СССР тогда и удары с юга по России и остаткам СССР, наносимые сейчас. Одна логика, одни центры планирования, те же самые подходы.


Красный Кавалерист

Действия басмаческих банд поддерживались скоординированными действиями широко внедреной агентуры иностранных (как правило, английской и турецкой) разведок в органы Советской Власти в Средней Азии. Население уже не принимало басмачество, но в ряде районов было запугано, а религиозные авторитеты активно поддержали мятежников. На этот раз действия басмачей поначалу были более успешными, чем 4 года назад, вскоре туда просочились хорошо подготовленные соединения Ибрагим-бека, который опять встал во главе трехтысячной группировки, опять объявил себя правителем, однако уже в 1931 г. был традиционно бит кавалерийскими частями РККА, потерял всю свою группировку и бежал в Афганистан, но вскоре в результате блестящей опперации советских спецслужб был схвачен. [2] Теперь о том, как все это происходило.

Неизвестный Поход в Афганистан. Как наши воевали

Во второй половине 20-х годов Советское Правительство начало жесткое политическое давление на Афганистан, в результате принятых мер относительно дружественно настроенный к Советской России падишах Аманулла-хан резко ограничил помошь бандитам и вынудил часть из них покинуть страну. Но в конце 1928 г. в Афганистане начался мятеж, быстро захвативший столицу. Во главе мятежников стоял анлийский агент Бачаи Сакао (Хабибулла), которого курировал сам «супершпион» Лоуренс. Ясное дело, что в мятеже принимают активнейшее участие контролируемые английскими спецслужбами басмачи. Падишах вынужден был бежать в горные районы, а сразу после этого началось вторжение реорганизованных и перевооруженных басмачей с территории Афганистана в советские республики Средней Азии.
Но Советское Правительство было не чета тому сброду предателей и уголовников, которые сейчас правят Россией. Оно без колебаний наносит контрудар:

В марте 1929 г Сталин проводит строго конфеденциальную встречу с министром иностранных дел Афганистана Сидик-ханом. Содержание беседы в деталях неизвестно, но сразу после этого последовало указание в Ташкент: срочно сформировать особый отряд из коммунистов и комсомольцев для отправки в Афганистан. Участников готовившегося похода лично отбирал заместитель командующего Среднеазиатским военным округом М.Германович.

«15 апреля 1929 года советско-афганскую границу пересек странный на вид отряд. Две тысячи всадников, одетых в афганскую военную форму, но общавшихся между собой на русском языке, отлично вооруженных и экипированных, с запасом провианта, переправились через полноводную Амударью и вступили на афганскую территорию. Переправа была произведена в районе таджикского города Термез, почти в том самом месте, где полвека спустя советские саперы наведут наплавной мост для войск 40-й армии, вступавших в ДРА, чтобы стать «Ограниченным контингентом».
Оружие советских солдат 20-е

Отряд имел 4 горных орудия, 12 станковых и 12 ручных пулеметов, мощную радиостанцию. Командовал отрядом человек, называвшийся «турецким офицером Рагиб-беем». На самом деле это был герой Гражданской войны, атаман Червоного казачества Украины Виталий Маркович Примаков, с 1927 года занимавший пост советского военного атташе в Афганистане.» [3] Примаков был очень неоднозначный исключительно храбрый, способный, склонный к крайнему авантюризму человек.

Отряд «Рагиб-бея» сразу начал боевые действия на афганском берегу Аму-Дарьи, внезапно атаковав при поддержке авиации погранпост Пата-Кисар. Из занимавших его 50 афганских солдат в живых осталось двое. Посланное посту подкрепление было уничтожено практически мгновенно. Военная экспедиция выдвинулась к городу Мазари-Шериф. Началась практически неизвестная сейчас спецоперация наших войск на территории Афганистана. Жестокий бой за Мазари-Шериф шел целый день. Успех определило умелое управление огнем. Наши пулеметчики буквально сметали густые цепи контратакующиго противника. Вскоре радист отряда послал в Ташкент сообщение о взятии крупнейшего центра Северного Афганистана.

В. Примаков

Гарнизон соседней крепости Дейдади и местное ополчение предприняли попытку выбить советский отряд. С молитвами и религиозными песнопениями афганские солдаты и ополченцы густыми цепями шли под кинжальный орудийно-пулеметный огонь советского спецназа. Сразу после гибели первой волны поднималась в атаку вторая. Несмотря на чудовищные потери, афганские фанатики несколько раз шли в такие неистовые атаки на «красных дьяволов». [4]

К ночи афганским генералам стало очевидно, что никакая храбрость, фанатизм и готовность на жертвы не способны выиграть не то что войну – сражение против стойкого и умелого противника, вооруженного современным оружием. Это, кстати, хорошая иллюстрация для дебилов, утверждающих, что Советская Армия выиграла Великую Отечественную, «завалив немцев трупами». Кроме того, что это противоречит всем историческим данным, это противоречит всему современному боевому опыту и просто здравому смыслу – мощи стрелкового оружия вместе с полевой артиллерией даже 20-х годов было более чем достаточно, чтобы истребить любое количество самых фанатичных атакующих.

Это поняли даже афганцы, поэтому ночью они перешли к древней тактике – перекрыли арыки, лишив воды советский полк и поддерживающий его афганский батальон. Чтобы спастись, теперь уже нашим бойцам надо было подниматься в самоубийственные атаки на афганские пулеметы. Положение становилось критическим. Афганцы превосходили наш отряд по мощи артиллерийского огня – более чем в 10 раз, по количеству станковых пулеметов – более чем в 5 раз, в живой силе – в несколько десятков раз.


Иван Петров

На помощь отряду Примакова, прорвав границу, вышел второй отряд из 400 красноармейцев в афганской форме при 6 орудиях и 8 пулеметах под командованием «Зелим-хана» — командира кавбригады САВО И.Петрова – будущего Героя Великой Отечественной. Афганская пограничная застава, пытавшаяся остановить отряд, была буквально сметена координированным огнем артиллерии и пулеметов при поддержке бомбо-штурмовых ударов авиации. После быстрого марша к Мазари-Шерифу и жестокого короткого боя отряд Примакова был деблокирован, афганцы, измотанные тяжелыми боями, частично разбежались, частично отступили в крепость Дайдади, из которой они сходу были выбиты соединившимися отрядами Петрова и Примакова при поддержке авиации Туркестанского Фронта. Бежавшие афганцы бросили впечатляющие запасы оружия, которые намного превосходили вооружение советского экспедицонного отряда – 50 артиллерийских орудий, 20 станковых пулеметов, огромное количество стрелкового оружия.

Советский отряд несколькими колоннами стал выдвигаться на юг, где одна из колонн из 350 бойцов вскоре встретила по пути «старых знакомых» — очередную 3-тысячную банду Ибрагим-бека и 1,5-тысячный отряд афганских мятежников под командованием «министра обороны» Сеид Хусейна, который лично решил продемонстрировать своим тупым генералам, как следует воевать с «шурави». Демонстрация и правда вышла очень впечатляющей.

Рассказывает взводный командир советского отряда Абдулла Валишев.

«По отработанной схеме восемь орудий поставили на главное направление, по два станковых пулемета в 200 м от дороги. С приближением басмачей на 500 м орудия открыли частый огонь: три из них били в голову колонны, три — в хвост, а два — в середину. Заработали и спрятанные пулеметы. Противник бросился врассыпную. Конники лихо орудовали клинками и даже пиками. Через полчаса после начала боя дозор обнаружил еще 1500 басмачей, прискакавших на сей раз с запада. Ими командовал Сеид Хусейн, военный советник Бачаи Сакао. Два часа длился страшный бой… Басмачи отчаянно сопротивлялись. Выиграть бой помогла военная смекалка Ивана Петрова. По его распоряжению к противнику отправили трех пленных, захваченных у бека, чтобы сообщить главарю второй банды о результатах предыдущего боя — 2500 убито, 176 в плену и лишь трем сотням вояк удалось спастись бегством. Предупреждение подействовало: басмачи сложили оружие. Конечно, если бы оба отряда появились одновременно с противоположных сторон, то, имея 10-12-кратное превосходство в живой силе, они смогли бы смять отряд.»

Сеид Хусейн бежит, бросив остатки группировки. Отряд Примакова берет один за другим важные города Балх и Ташкурган, но его отзывают в Москву, куда он был переброшен спецавиарейсом. Командование отрядом принял «Али Авзаль-хан» — Александр Иванович Черепанов, бывший штабс-капитан царской армии, талантливый красноармейский комбриг, служивший в Красной Армии добровольцем с 23 февраля 1918 г, участвовавший в самом первом бою РККА – с немцами под Псковом. В 1923-27 он военный советник в Китае, где в 1938-1939 гг. опять выполнял особое задание Разведуправления РККА. В 41-44 гг генерал-лейтенант Черепанов командовал 23-й армией, которая успешно обороняла Ленинград с финского направления — на Карельском перешейке.

Далее ситуация стала развиваться неоднозначно, что не мешало советскому отряду одерживать одну победу за другой. При вводе дополнительных советских сил падишах Аманулла имел все шансы на успех. Однако, внезапно для всех Аманулла, который до этого был настроен очень решительно, отказыватся от продолжения борьбы, забирает государственные средства, бывшие в его руках и навсегда уездает на Запад. Окончил он свои дни в Швейцарии уже в 1960 г. Какими аргументами сумела убедить его английская разведка? Какие гарантии дали западные элиты? Остается только догадываться.

Это был крупный выигрыш английских спецслужб. Советское военное присутствие в Афганистане оказывалось теперь без всяких дипломатических обоснований и в этом случае СССР был бы объявлен агрессором. Поэтому отряд Черепанова-Петрова получил приказ возвращаться на Родину.

Подвиги советских воинов были потрясающими без всякого преувеличения, свыше 300 солдат и офицеров из примерно 2500 получили высшую награду СССР в те годы – Орден Красного Знамени. Военное искусство, мужество исключительная храбрость наших солдат и командиров в этой операции стоят в одном ряду с подвигами солдат и командиров Святослава, Суворова, Брусилова, Скобелева. Наши потери составили около 120 человек убитыми и ранеными против более 8 тысяч убитыми (!) у противника. Такие числа приводил чекист-перебежчик Агабеков. Хотя точное количество потерь противника установить невозможно оно представляется резко заниженным. По всей вероятности, потери афганцев убитыми и пленными существенно превысили 20 тысяч.

Несмотря на то, что не была выполнена задача-максимум спецоперации – установление в Афганистане дружественного режима, многим обязанного СССР, были полностью выполнены задачи-минимум – разгромлены базы басмачей в Северном Афганистане, бандиты понесли невосполнимые потери. Афганское руководство было, скажем так, очень впечатлено боеспособностью Красной Армии и решительностью Советского Руководства и более не строило иллюзий насчет того, что ждет афганскую армию, если она столкнется с РККА и что будет лично с ними, если они надумают под давлением англичан всерьез поссориться с СССР.

Кстати говоря, судьба Бачаи Сакао закончилась-таки незавидно – вскоре его сверг и казнил другой английский агент – Надир-шах, которого, в свою очередь уже в 30-х годах убрали английские спецслужбы, как водится, руками конкурентов… Судьба марионеток незавидна.

Конец Басмачества

Незадолго до конца своей беспутной жизни Бачаи Сакао осознал-таки свою роль временной английской марионетки, роль басмачества в игре англичан и попытался обмануть судьбу, начав заигрывать с СССР. Это было сразу же использовано руководством нашей страны. Делать ставку на этого клоуна было бы большой глупостью, поэтому с ним было согласовано о контртеррористической операции. Бачаи Сакао были переданы достоверные данные советской разведки о планах отторжения Северного Афганистана и образования отдельного басмаческого государства во главе с Ибрагим-беком. Афганцы были в ярости и вскоре дали согласие на военную операцию.


Я.Мелькумов

В конце июня 1930 года советские войска, части сводной кавалерийской бригады вновь появились в Афганистане по согласованию с афганскими властями. Эффективность операции, если учесть потери, была без преувеличения блесящей. Операцией руководил хорошо знающий местные нравы коммунист Яков Мелькумов (Акоп Мелкумян), живший в Туркестане с 1890 г, это его кавбригада которого разгромила армию высокопоставленного сотрудника турецкой разведки Энвер-паши в 1922 г., которого Мелькумов лично зарубил саблей в кавалерийском бою. К слову Энвер-паша — один из организаторов геноцида армян турками в 1914-1923 годах. В 1924 г. Мелькумов отправился в горы, чтобы встретиться с одним из основных лидеров басмачества – Джунаид-ханом. Он убедил хана сложить оружие и сдаться (в следующем году Джунаид-хан предал). Неудивительно, что храбрец Малькумов пользовался огромным уважением. Слово «большевик» в те годы было почти синонимом слова «герой» — в горячих точках в партию вступали лучшие.

«Командиры частей строго следили, чтобы в ходе операции бойцы случайно не “задели” хозяйства и имущество коренных жителей, не затрагивали их национальные и религиозные чувства. Более того, даже оплата полученных припасов проводилась в удобной для населения валюте. Местные жители нередко соглашались быть проводниками частей Красной Армии из-за недовольства чужаками, занимавшими по их мнению лучшие земли.» [5]

Опыт прошлого года был впечатляющим, поэтому Ибрагим-бек и ряд других видных курбаши бежали горы, испытывая панический ужас при мысли о бое с советскими частями специального назначения. Басмачество было деморализовано. В отчете об операции флегматично сообщалось:

“Нашим частям не пришлось встретить организованного сопротивления и они ликвидировали отдельные шайки численностью по 30-40 джигитов, отдельных басмачей и их пособников. Всего уничтожено 839 человек басмачей, эмигрантов, активных пособников. Из главарей убиты глава религиозной секты Пир-Ишан , идейный вдохновитель басмачества, курбаши Ишан-Палван, Домулло-Донахан…
Сожжены и разрушены кишлаки Ак-Тепе, полностью уничтожен Али-абад за исключением части кишлака, населенной афганцами, уничтожены все кишлаки и кибитки в долине реки Кундуз-Дарья на протяжении 35 км и населенными кунградцами, локайцами, дурменами (туркмены) и казахами. Взорвано до 17 тыс. патронов, взято до 40 винтовок, сожжен весь эмигрантский хлеб, частично угнан и уничтожен скот…Коренное население тронуто не было. Местное афганское население отнеслось к Красной Армии хорошо, не покинуло ни одной кибитки…
Наши потери — утонул при переправе один красноармеец и ранены один комвзвода и один красноармеец.” [5]

Советское руководство в начале тридцатых добились-таки своего – после «предложения, от которого нельзя было отказаться» (а по сути ультиматума совестких спецслужб) часть басмачей была разоружена афганской армией, а по базам непримиримого Ибрагим-бека весной 1931 г нанесла внезапный удар кавалерия туркмен-кочевников, которым хорошо заплатило афганское правительство [6], по всей видимости, советскими деньгами. Спецоперация была проведена блестяще. С остатками банды Ибрагим-бек пытался скрыться в горах Таджикистана, но был пойман таджикским отрядом самообороны, который возглавлял известный в Туркестане красный командир М. Султанов.

«Ибрагим-бек под конвоем был доставлен в Ташкент, где предстал перед революционным судом. В показательном судебном процессе приняли участие сотни жителей Туркестана, так или иначе пострадавших от банд, возглавляемых Ибрагим-беком и его приспешниками. Приговор был по-революционному краток — расстрел.» [2] Эффективность действий спецслужб СССР в разгроме басмачей и поимке Ибрагим-бека была отмечена на заседании Политбюро под руководством Сталина.

Активная чистка местного управленческого и партийного аппарата органами НКВД (ранее — ОГПУ) от засилья шпионов и саботажников резко улучшили ситуацию. Сейчас эти шпионы и саботажники находятся в списках «жертв необоснованных политических репрессий».

Ситуация в Средней Азии медленно, но неуклонно сдвигалась в сторону массового принятия населением Советской Власти. Блестяще работали партийные пропагандисты. Сотрудники ОГПУ (НКВД) активно внедряло свою агентуру в среду басмачества, подкупало мелких курбаши, родители басмачей и родовые старейшины, с которыми были проведены убедительные беседы, довольно успешно уговаривали бандитов сложить оружие. От злобы и бесслилия бандиты резко усилили зверства и поборы, начали насильно забирать молодежь в банды, чем восстановили против себя целые районы, через которые им надо было уже проходить с боями. Массовой поддержки уже не было.

Кроме того, образовался слой местной интеллигенции, получившей образование при Советской Власти, который стал серьезной опорой в Средней Азии. Узбеки и таджики тысячами записывались в отряды самообороны, молодежь вступала в комсомол, образуя вооруженные отряды, поддерживающие Советскую Власть (комсомольцы в СССР могли иметь личное оружие) движение за раскрепощение женщины после массового отторжения стало давать результаты – наиболее активная часть молодых женщин и девушек стала симпатизировать новой власти. Стратегическое положение басмачей становилось безнадежным.

Басмачи попытались поднять восстания в ряде районов Узбекистана и открыто захватить власть, как раньше, однако сделать им сделать это не дали. На этот раз в активную борьбу с ними вступили не только части Красной Армии и местные коммунисты, но и местное население, организованное в добровольческие отряды по борьбе с басмачеством, численность которых к концу мая 1931 г. составляла 7213 чел. Население массово стало называть бандитов не «басмачи» (налетчики), а «душманы» (враги) и «шайтаны» (бесы).

В 1931 г. была последняя попытка басмачества вернуть утраченные позиции, были мобилизованы все оставшиеся силы и несколько тысяч прекрасно вооруженных басмачей просочились в Среднюю Азию из Афганистана, Китая и Персии. Они сумели внезапными хорошо подготовленными ударами захватить города Чалтау и Куня-Ургенч, а также несколько крупных кишлаков и дакже оседлать стратегически важную дорогу на Ашхабад. В захваченных городах и поселках, как обычно, уничтожались все хозяйственные постройки, зверски убивались советские работники и просто сочувствующие Советской Власти. Это был последний локальный успех басмачества. Мобильные группы РККА наносят серию контрударов, которые приводят к практически полной ликвидации бандитов.

В сентябре 1931 в Туркменской ССР. Кавалеристы 2 Турк.кавполка и мотомехотряд И.Ламанова после 14-часового боя взяли ставку басмачей — колодец Чагыл. Наши потеряли 1 танкетку, был смертельно ранен последний «главнокомандующий моджахедов» курбаши Хан-Мурад, в бою погиб командующим мотомехотрядом И.Ламанов.

Одновременно узбекский кавполк уничтожил басмаческую банду Ибрагим-Кули из 250 чел. у колодца Кир-Кую, с боем взяв кишлак Чарышлы — пали последние опорные пункты басмачей. Захвачен в плен последний крупный курбаши Тагаджиберды.

В ходе боев с басмачами в 1931 г. потери личного состава РККА составили 106 чел. убитыми, 90 чел. ранеными и 3 чел. пропавшими без вести. За это же время противник потерял 1224 чел. убитыми, 75 — пленными. Добровольно сдалось 314 чел. В результате комплексных мер политического, специального и военного характера басмаческие банды к концу 1931 г. были ликвидированы.

С басмачеством как серьезной силой было покончено, хотя отдельные вылазки бандитов и диверсии английской агентуры продолжались до 1939-40 гг. Последние басмаческие группы исчезли после того, как в 1942 СССР и Великобритания договорились о прекращении взаимной враждебной деятельности с территории Ирана и Афганистана. [7,8]. Это, кстати прекрасно говорит о том, по какой причине существовали басмачи.

О поразительных подвигах наших предков в борьбе за Среднюю Азию, о силе их духа можно написать не одну сотню хороших книг, снять не одну сотню фильмов. Будет не сравнить с голливудскими поделками о драках со стрельбой в кабаках пьяных американских пастухов (т.н. «ковбоев»). У каждого народа свой пример героя и силы духа, вот у американцев он — киношный пастух, остается посочувствовать. А у нас есть несравненно лучшие примеры.

Хочется добавить, что если бы наши школьники, вместо материалов очередного съезда в хрущевско-брежневский период изучали как подобает подвиги нашего недавнего прошлого и учились силе духа наших предков, то и «перестройку» было бы сделать не в пример сложнее. Хотя, наверное, именно поэтому и не учили… Урок нам на будущее.

Павел Краснов

Продолжение Следует

1. Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование. Под ред. профессора АВН генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева Москва “Олма-Пресс” 2001 http://www.soldat.ru/doc/casualties/book/chapter4_1.html
2. «Наполеончик «Востока. Виктор Носатов http://www.grazhdanin.com/grazhdanin.phtml?var=Vipuski/2005/3/statya22&number=%B93
3. Спецназ Рагиб-бея. А. Васильев http://www.hrono.ru/statii/2003/afgan1.html
4. http://www.hrono.ru/sobyt/1928afg.html

5. Cпециальные операции Красной Армии в Афганистане в 20-е годы. Павел Аптекарь http://www.rkka.ru/oper/afg/afg.htm

6. Среднеазиатская эмиграция на заключительном этапе гражданской войны в Афганистане (1930–1931 гг.) В.С. Бойко http://new.hist.asu.ru/biblio/V3/226-235.pdf

7. Басмачество: возникновение, сущность, крах. Зевелев, А.И.; Поляков, Ю.А.; Чугунов, А.И. М. Наука 1981.

8. Басмаческое ДвижениеВадим Дамье http://www.krugosvet.ru/articles/120/1012074/1012074a1.htm

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Интегральная Система Безопасности. Ч 1. В Огненном Кольце – от Норвегии до Ирана Главные вкладки, #ru, #news, #ussr, #russia


Естественно, что задачей № 1 для Советской России было обеспечение общественной безопасности, без этого все прочее уже не имело смысла. У России с обеспечением безопасности непросто было всегда, но в 20-х – 30-х годах ХХ века ситуация была просто критической, а если брать весь комплекс проблем – «земельный вопрос», катастрофическое технологическое отставание, международную обстановку и так далее, то беспримерной в истории России. Царизм свернул себе шею при намного более благоприятных обстоятельствах.

Только в бредовом мозгу столичного интеллигента может возникнуть дикая идея о том, что Сталин был абсолютным владыкой вроде арабского халифа, контролирующим все и вся в стране, а роль Советского Правительства была исключительно в изобретении социальных экспериментов, разжигании мировой революции и составлении планов захвата мирового господства. Все мысли большевиков были исключительно тем, кого бы еще расстрелять, замучить, «посадить» и вообще поиздеваться над народом. Ну чем еще может заниматься руководитель – расслабляться на банкетах и курортах, а в свободное от них время – интриговать и расправляться с неугодными. Примерно, как теперяшняя россиянская «власть».

Но для таких кухонных умников даже одна-единственная задача третьестепенного масштаба становится неразрешимой проблемой, от которой современная россиянская «власть» впадает в ступор или истерику. Грузия хмурит брови – и Россияния опережающими темпами выводит войска. Норвегия оказывает «дипломатическое давление» и россиянским «судом» осуждается русский патриот-капитан, чеченское зверье скалит зубы и туда покорно отправляются миллиарды долларов дани и безвинно осуждаются русские офицеры. Проблемы, которые Сталин походя решал за два дня… Понятное дело, у руководства страной стояли не предатели и воры, а патриоты-государственники.

Тогда же, в 20-х – 30-х все было намного суровее.
Еще в ноябре 1917 года (обратите внимание – на Западе не было сомнений, что с Россией покончено и большевики не удержатся у власти) командующий союзными войсками французский маршал Фош направляет Лондону и Вашингтону меморандум «О мерах в отношении России», который начинает торг между западными державами о разделе России. Так, например, район Прикаспия должен был находиться под англо-американским контролем, но с преобладанием английского влияния. Уже в декабре того же года Великобритания и Франция подписали «Условия конвенции», согласно которой территория России делилась на сферы влияния стран Антанты. В 1918 году был составлен детальный 15-летний производственный план разработки месторождений Каспия британскими компаниями. [1]

Естественно, были и некоторые разногласия, кому и что должно достаться, например, «мозговой штаб» госдепартамента США в комментариях к плану Вудро Вильсона в январе 1918 года полагал, что Кавказ «следует рассматривать как часть турецкой империи или сферу ее влияния», потому что эта часть плана Фоша может чрезмерно усилить Англию. Американцы предлагали Закаспийские районы и Среднюю Азию отдать одной из держав под «ограниченный мандат для управления на основе протектората…»

Но второстепенные разногласия ни в коей мере не меняли общего направления действий. И судьбу России.
Согласно планам госдепартамента США января 1918 г. «Всю Россию следует разделить на большие естественные области, каждая со своей экономической жизнью. При этом ни одна область не должна быть достаточно самостоятельной, чтобы образовать сильное государство”. Согласно плану предусматривалось отделение от Советской России Прибалтики, Белоруссии, Украины, Кавказа, Средней Азии. «Официальная карта России, составленная госдепартаментом США для Парижской мирной конференции, состояла лишь из Среднерусской возвышенности.» [2]

Обратите внимание, что планы Западной Цивилизации в отношении России всегда неизменны и практически до мелочей повторяют друг друга вне зависимости от того, кто их составляет – английский лорд, американский политик, французский маршал или немецкий канцлер по имени Гитлер. Это показывает что Россия имеет дело с консолидированным врагом, обладающим общим цельным мировоззрением и общими планами.

План был принят для реализации, что для Советской России это означало запуск всех механизмов Запада для полного решения «русского вопроса». То есть началась комплексная война против Советской России — комбинация дипломатических, экономических, специальных и военных операций. Непрекращающееся ни на минуту давление по всем возможным направлениям. Там была и ставка на предателей и «агентов влияния», и диверсии, и идеологическая война, и экономическое давление, и непрекращающиеся «мятеж-войны», и война руками других государств… Если же указанные меры не приведут к желаемому результату, то ослабят Россию и она будет сокрушена прямым вторжением мощных западных армий. Вероятность этого способа до конца 20-х годов считалась невысокой – Россия должна была быть обескровлена «роевыми атаками» до степени, когда жертву предполагалось добить, а не сокрушить, примерно как Ирак в недавнем прошлом.

Западная верхушка обладает этими технологиями давным-давно: “враг должен быть наполовину сломлен раньше, чем догадается о вспыхнувшей войне”. [3] Согласно концепции «тоталитарной» войны ее ведет вся цивилизация, весь народ, на всех возможных участках.

Однако сталинское руководство выполняло свою работу честно, а это означает вовсе не наслаждение властью, а адский труд с предельным напряжением всех человеческих сил в течение десятков лет. Советское руководство прекрасно отдавало себе отчет, какого типа ведется война против России и что ее ждет, если она не выдержит. Поэтому и строил Сталин СССР как интегральную систему, способную выдержать «тоталитарную войну».

Россия оказалась в самом настоящем огненном кольце – тлеющая, а нередко – самая настоящая война шла абсолютно на всем периметре ее границе, в самом буквальном смысле -от Норвегии, до побережья Тихого океана и Берингова пролива. Посмотрите на карту, представьте себе протяженность границ СССР и шквал ударов, осыпающий Советскую Россию со всех направлений. Поразительно, как наши деды выдержали тогда. Какими должны быть уровень планирования, широта мышления и глубина понимания самых разных проблем, мужество, воля, выдержка и любовь к своему народу, чтобы не сломаться, как позднесоветская верхушка, не допустить смертельную ошибку и с блеском выиграть в конце концов, построив Сверхдержаву, одного имени которой до сих пор боятся враги.

У глобальных игроков во все времена было немалое количество добровольных сообщников, извечных врагов Русской Цивилизации: СССР был главным и практически единственным врагом Финляндии, Польши, Венгрии, Румынии, Норвегии, Турции, т.н. «Прибалтийских государств». Практически вся их разведывательная и диверсионная деятельность была сосредоточена на разрушение и захват территории Советской России. Со стороны блока Западных держав они получали всю возможную помощь и поддержку, правда только до той поры, естественно, пока всерьез не пахло жареным, тогда шавки «сливались» без всякого зазрения совести, как обычно для Запада.

В принципе это была попытка глобального наступления на Русскую Цивилизацию союза западных народов с попыткой привлечь на свою сторону ряд народов Востока.

Давайте посмотрим, что тогда происходило в те годы – прямо по карте вдоль границы нашей страны — с Северо-Запада на Юго-Восток, какие силы пытались разорвать Красную Россию и как в результате, пойдя на пиршество, незадачливые хищники вернулись с выбитыми зубами.

«Белофинская авантюра»

Согласно которой государственной доктрине Финляндии, наша страна была «единственно возможным врагом». Выбор друзей и союзников Финляндии определялся согласно тезису Свинхувуда, президента Финляндии 1931-1937 гг.: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии».» [4]

Финские газеты в 20-30 гг без всякого стеснения публиковали статьи финских политиков о «зоологической неприязни финнов к русским» (этот термин – не уничижительное изобретение автора, его с гордостью используют сами финны). Кстати, часто подобные статьи стали часто публиковаться и теперь, после уничтожения СССР. «О патологической русофобии финнов написаны сотни научных исследований.» [5]

Свойства окружающих народов необходимо знать не менее, как свойство окружающей среды, чтобы не строить иллюзий и адекватно реагировать. Русские, в отличие от англичан, немцев или шведов, всегда гуманно и уважительно обращались с чухонцами, видя в других народах таких же людей, а не рабов и батраков. Однако есть народы, у которых подобное обращение вызывает только ненависть — неполноценный раб ненавидит гуманных людей несравненно сильнее, чем хозяина, потому что раб в душе – это рабовладелец, только без рабов, а свободный человек вызывает у него животную ненависть, только потому что одним своим существованием он показывает его рабское ничтожество. Для справки – по подсчетам социологов сейчас «6 из 10 финнов очень не любят русских, и каждый третий хочет вернуть «карельские земли».» [6] Ничего удивительного, чем лучше обращаешься с неполноценным рабом, тем более люто ненавидит тебя раб и пресмыкается перед тем, кто полосовал его плеткой, например, перед немцами. Посмотрите, например, на т.н. «прибалтийские государства». Не пора ли русскому народу перестать строить иллюзии и действовать адекватно?

После нападения Финляндии на израненную Советскую Россию в 1920 г. (чухонцы с большой радостью участвовали в интервенции против Советской России) и полученного отпора был заключен мирный договор, согласно которому, кроме советских территориальных уступок, Советская Карелия должна была иметь автономию в рамках РСФСР, должна была поддерживаться карельская культура и язык.

Но уже через несколько месяцев – в августе 1921 г. финское правительство потребовало (!) от РСФСР проведения плебисцита в Советской Карелии и установления «демократического» строя, якобы во исполнении мирного договор с Финляндией. Не правда ли, до боли знакомая риторика?
На это финнам было указано, что условия договора Советской стороной полностью выполнены, Республика Карелия образована еще в июне 1920 г., даже до подписания мирного договора, все права карелов уважаются и соблюдаются, созданы все условия для развития их языка и культуры, а требования Финляндии являются грубым вмешательством во внутренние дела РСФСР.

Обратите внимание на интересный момент: обвинения в недостаточной поддержке национальной культуры карелов, близкородственного финнам, но весьма маленького народа с мизерным процентом по отношению к населению СССР, было совершенно достаточным поводом для начала боевых действий против соседнего государства, весьма, кстати, крупного. И чухонская общественность это поддержала «на ура» — финны просто заходились от животной ненависти к русским: везде были открыты пункты вербовки опытных добровольцев для заброски в Россию — в этих пунктах стояли очереди, брали далеко не всех, оставшихся в Финляндии русских чухонцы убивали и грабили. А сейчас в Прибалтике, где русские составляют до половины населения чухонские фашисты запрещают русский язык в школах, русские лишены права голосовать на выборах, уничтожают памятники нашим воинам и глумятся над могилами, проводятся эсесовские марши, русские превращены в людей второго сорта, а из Москвы – ни слова, ни одного действия. Интересно, что бы творилось в Финляндии, если бы в России было запрещено голосовать карелам? Это означает одно – организованная преступная группировка, называющая себя «властью» в России – именно антирусская хунта.

Через несколько дней после заявления 1921 г. финско-советскую границу перешли прекрасно оснащенные и подготовленных отряды «карельских борцов за независимость» и финских «добровольцев», которые были на самом деле кадровыми сотрудниками спецподразделений финской армии и разведки. Началась так называемая «Белофинская авантюра в Карелии», теперь, к сожалению, почти забытая. На «освобожденной территории» финнами и их агентурой была уничтожена местная власть, вырезаны коммунисты и советские служащие, началось истребление русского населения.

Одновременно Финляндия обращается в Лигу Наций с предложением рассмотреть «карельский вопрос», признать независимость «Карельского государства» и поддержать ее дипломатически.

Удар был неожиданным для ослабевшей России. К концу 1921 г. белофинские отряды, численностью около 6 тыс. чел., которым противостояли только 700 пограничников, рассеянных на огромной территории и небольшие отряды местного ополчения, продвинулись до линии Оланга-Сегозеро,. Фактически это было вторжение финских войск специального назначения, которые составляли «отдельную карельскую бригаду». Была захвачена Ухта, где тут же собрался кулацкий съезд, объявивший о «независимости» Карелии. Было сформировано «временное правительство свободной Карелии» в состав которой включались: весь Кольский полуостров, включая Мурманск, русское Беломорье, Петрозаводск, Олонецкий край. В борьбе с Советской Россией начали участвовать западные транснациональные корпорации (они предоставляли средства и зимнее снаряжение), которым была обещана своя доля в собственности побеждённой России и право эксплуатации её народа.
Бойцы РККА на границе с Финляндией. 1921 г.

Дело принимало очень серьезный оборот. Поэтому в ноябре-декабре 1921 в районы боевых действий прибыли части Красной Армии – около 9 тыс. чел. Власть была передана Военно-революционному комитету под руководством блестящего командира С.С. Каменева. Быстрым ударом советские войска в декабре — январе разбили главные силы интервентов. В феврале 1922 была освобождена Ухта — центр кулацких мятежей и «столица независимого карельского государства». 17 февраля боевые действия были закончены. Планы интервенции на северо-западных рубежах Советской республики были сорваны. [7]

Интересный момент — во времена белофинской авантюры, как и во время подавления недавнего Кронштадского мятежа свою роль сыграло внезапное и мастерское применение частями РККА и ЧОН хай-тека тех времен – мобильных частей особого назначения на только что разработанных по заданию Совнаркома аэросанях, координируемых авиаразведкой. [8] Это сковало и деморализовало большинство мобильных диверсионных групп противника. Финский спецназ был превосходно подготовлен – целые подразделения могли передвигаться на лыжах по целине со средней скоростью 10-12 км/ч [9], однако пулеметные мобильные группы ЧОН на аэросанях двигались намного быстрее. К сожалению, резко ухудшившиеся погодные условия не дали возможности с достаточной эффективностью провести авиаразведку, что помогло большей части финских диверсионных групп бежать на территорию Финляндии. [9,10] Советское руководство с самого возникновения СССР было технократическим, ориентированным на разработку новейших прорывных технологий.

В 1922-23 гг вооруженные отряды белогвардейцев и белофиннов продолжали совершать нападения на советскую территорию. Учитывая всю опасность действия этих групп, Советское правительство 19 октября 1923 г. официально заявило, что при повторении налетов на нашу территорию оно будет вправе считать, что со стороны Финляндии против РСФСР начались военные действия со всеми вытекающими последствиями. Финны знали, что Гражданская закончилась и на Север могли быть переброшены крупные силы РККА, поэтому ультимативная постановка вопроса возымела действие — вторжения крупных отрядов с участием военнослужащих финской армии прекратились. Но нападения небольших диверсионных групп бывших белогвардейцев продолжались вплоть до начала 30-х годов. [4,6]

Теперь осуждённые за свои преступления предатели, перешедшие на сторону финнов (до 10 тысяч человек) считаются «репрессированными»…

«Тюленья Война»

Есть в тех краях еще одна страна со старыми пиратско-бандитскими традициями, где ненависть к русским лишь немного меньше, чем в Чечне или Финляндии [11]. Правда, как и все бандиты, не особо блещущая в открытом бою и быстро поджимающая хвост, когда начинает пахнуть жареным — Норвегия.
К сожалению, в наших советских школах однобоко преподавали историю и выросли целые поколения, забывших недавнее прошлое, которым казалось, что с Запада нас окружают «мирные», «культурные», «цивилизованные народы», а не шайки ненавидящих русский народ морально неполноценных садистов, которых сдерживает только страх перед русской силой. Поэтому мы обречены на повторение тех же ошибок, пока не поумнеем. Нельзя идти с открытой душой к таким клиентам, следует учить историю и делать выводы. Ничего личного, только факты.

Тогда Норвегия устроила нам самую настоящую приграничную войну 1920 – 1933 гг — это так называемая «тюленья война», за морские ресурсы. Естественно, Норвегию полностью поддерживал наш цивилизационный антагонист и геополитический враг, ненавидивший русский народ всегда и во все времена, как мы ни пытались наладить с ним отношения – англо-саксы. Их пакости русским прекратятся только тогда, когда одного из наших народов не станет – или нас, или их. Увы. Нам же остается только приложить все усилия, чтобы исчезли не мы.

В апреле 1920 г сотни норвежских промысловых судов вторглись во внутренние воды РСФСР — от Мурманска до Архангельска. Хищнический бой тюленей происходил даже в устье Северной Двины. Северного Флота тогда еще не существовало, даже пограничных катеров в те годы не было в том районе — в разгаре была Гражданская. Ноту протеста РСФСР Норвегия просто “не заметила”.

С началом промыслового сезона 1921 г. в Белое море вновь вторглась армада норвежских промысловых судов, были истреблены многие тысячи тюленей. Уничтожалось даже беременные самки и только что родившиеся детёныши. Катера погранохраны задержали несколько браконьерских шхун. В ответ МИД Норвегии беспримерно направил хамскую ноту с требованием вообще ликвидировать понятие «советские территориальные воды» для северных широт, сместить госграницы России к кромке побережья в Баренцевом и Белом морях и объявить всё Белое море и районы за полуостровом Канин нос “открытым морем”. Обратите внимание на беспримерную наглость и гнусность, с которой обычно действует т.н. «цивилизованные» народы, когда считают, что им все сойдет с рук.

В 1922 г. произошло очередное массовое вторжение норвежских браконьеров. Советские пограничники задержали несколько десятков зверобойных шхун.
Броненосец класса Фридрих III — аналог Хеймдал

В 1923 г. норвежская промысловая флотилия пришла в сопровождении броненосца «Хеймдал», который открыл артиллерийский огонь по нашим пограничным катерам, пытавшиеся помешать истреблению тюленей. «Браконьерская акция 23-го года оказалась наиболее варварской. Норвежцами было забито свыше 900 тысяч голов тюленей, что подорвало их естественное воспроизводство, и беломорский тюлень стал исчезать. На ноту протеста СССР норвежский МИД нахально ответил, что Норвегия «вела и будет вести лов там, где ей нужно».» [11]

Случай вторжения военных кораблей в территориальные воды СССР без объявления войны, тем более с открытием им огня по пограничникам является беспрецендентным. По сути это и есть необъявленная война.

После признания Норвегией СССР в 1924 г на несколько лет, по сравнению с предыдущими, установилось спокойствие, правда и добывать норвежским «любителям животных» было особо нечего после дикого истребления, устроенного в предыдущие годы.

Но уже весной 1928 г. все стало, как обычно — сотни норвежских судов вторглись в советские территориальные воды, вплоть Новой Земли. Несколько судов пограничной охраны выдворили браконьеров обратно. Норвегия тут же пригрозила, что следующей весной её флотилия войдёт на промысел в советские воды «в сопровождении двух английских боевых кораблей».» Говорят, что Сталин, который начал набирать вес в руководстве СССР, дал распоряжение отправить бандитам телеграмму из одного слова: «Ждем!»
«Этого вполне хватило, чтобы норвежцы забыли об англичанах, но решили захватить объявленную советской Землю Франца-Иосифа, поскольку там не было ещё ничьей полярной станции. Они опоздали на полторы недели. 29 июля 1929 года советскими полярниками над Землёй Франца-Иосифа был поднят флаг СССР.» [11]
Норвежский фрегат «Фритьоф Нансен». Год постройки — 1931

Однако Норвегия продолжила пиратство и в 1930-1932 гг её промысловые суда целыми флотилиями вторгались в наши территориальные воды, где вели варварскую охоту на тюленей, моржей, белых медведей, грабили русских поморов. В 1932 году новейший фрегат «Фритьоф Нансен», построенный специально для «защиты интересов норвежского рыболовства в Арктике» [12], прикрывал браконьерские шхуны в Белом море, ведя огонь по нашим пограничникам.
Однако 1933 г. был последним годом норвежских издевательств над СССР. Индустриализация набирала силу и появилась возможность создать Северный Флот. «С появлением на Баренцевом море в 1933 году первой группы боевых кораблей вторжения норвежцев в советские территориальные воды прекратились.» [11]

Здесь речь идет о массовых вторжениях, случаи браконьерства мелких групп и отдельных судов происходили до 1938 г.

«Прочая Европа»

Что касается остальных наших западных соседей, то их армейские подразделения не вторгались на территорию СССР, они «просто» забрасывали диверсантов и шпионов, снабжали оружием и тренировали на своей территории десятки тысяч бежавших белогвардейцев, украинских и польских националистов и прочих «борцов за демократию».

На открытом суде в 30-е годы было сказано, что контакты между троцкистским центром (то есть западными разведками) осуществлялись через консула «одной из стран». Иностранные консульства в СССР потребовали официальных объяснений или извинений. На встрече представителя правительства СССР с консулами было произнесено одно слово: «Латвия». Консул Латвии спешно и без комментариев покинул Москву. Естественно, не следует думать, что убогое, мертворожденное прибалтийское «государство» способно вести какую-то самостоятельную политику, просто в те исторические моменты, когда оно нарисовано на карте, то исключительно в виде «шестёрки» при какой-нибудь великой державе. В те годы это была Англия, сейчас Америка, впрочем, какая разница – за ними стоят одни и те же люди. А тогда «Латвия», «Польша», «Норвегия» да и немало других стран значило «Англия» и кланы, которые ей управляют. То же самое это значит и сейчас.

“Нет маленьких стран, есть большая антироссийская политика с их участием. Нет изолированной и направленной против соседей российская стратегии, есть блоковая, направленная против России всемирная мятеж-война с элементами битвы за душу воюющего всю свою историю русского народа.” [11]
О настоящей войне спецслужб «маленьких европейских стран» против нашего народа мы расскажем во второй статье, а здесь мы будем рассказывать только об операциях серьезного масштаба, в которых задействовались армейские подразделения, по сути – локальных войнах.

Война за Кавказ

В 1919 году Черчилль, нисколько не стесняясь, писал: «Северный Кавказ и регион Каспийского моря — это мягкое подбрюшье России. Стратегический контроль союзников над территориями бывшей Российской империи не может быть надежным, если Северный Кавказ и Прикаспийская область будут вне контроля западных держав».

Такое ощущение, что эти планы написаны буквально вчера – именно из этого региона сейчас так жестко выдавливают «россиянию» — маложизнеспособный осколок бывшей грозной Империи. Геополитические интересы неизменны. Одним из ключевых секретов «экономической эффективности» Запада – вовсе не бутафорская «демократия», при необходимости моментально сменяющаяся очередным фашистским режимом. И не «свободный рынок», который просто один из наперстков мошенника для наивных людей, а железный контроль за ключевыми регионами и транспортными артериями, который позволяет Западу навязывать «неравноценный обмен». То есть попросту грабить более слабые страны. Обобранные полузависимые страны-доноры вынуждены платить за все западным корпорациям-государствам, которым принадлежат транспортные пути (транспортные компании, дороги, страховые фирмы и т.д.), даже за провоз своих товаров друг другу по своей территории, не говоря уже о том, что они платят западным компаниям для того, чтобы доставить свои ресурсы на Запад. Именно в этом состоит «ноу-хау» Запада.

«В английских политических документах того времени цель политики определялась как превращение Каспия во внутреннее море Британской империи, которая взяла бы под контроль судоходство по Волге.» [1] Как говорится, без комментариев.

Недавно опубликованы архивные материалы, такие как добытая советской разведкой запись беседы с военным атташе Великобритании в Тегеране полковником Сандерсом, который ставил общие цели и координировал усилия спецслужб Великобритании и Турции:
«Сандерс называл в ряду важных задач расчленение России, “чтобы легче управлять ею… В отношении Туркестана мы кое-чего добились в этом смысле. Теперь очередь за Закавказьем. Надо создать самостоятельную Закавказскую Республику из Грузии, Армении, Азербайджана и Дагестана. Это окончательно поставит Центральную Россию в зависимость от нас, особенно в отношении жидкого топлива, да и на Черном море мы окажемся хозяевами. Грузины и татары (имеются в виду азербайджанцы –П.К.) не только в массе, но и в среде многих ответственных работников, вполне сочувствуют этой идее. Тайные комитеты уже работают, особенно в Грузии, Батуме, Тифлисе, Кутаисе, Хони, Гори, Сухуме, Азербайджане, Карабахе. С Арменией же дело обстоит хуже. Сторонников русских там больше. Армяне предпочитают большевизм еще и потому, что боятся одни в соседстве с турками без русской поддержки… В помощь, нашу или другой европейской державы, кроме русских, армяне, видимо, не верят. Армяне же дашнаки мечтают о Великой Армении в таких границах, что с ними работать трудно…
Очень важно между Турцией и Персией создать свою “Польшу” в виде самостоятельного Курдистана. Цель панисламизма разобьется об эту дикую страну. Курдистан послужит реальным пугалом при той или иной политической обстановке здесь, на Востоке, то против Турции, то против Персии, да и против Закавказья. Курдистан создался на наши деньги, нашими руками и, значит, будет зависеть всецело от нас”.»
Кстати, 26 бакинских комиссаров (поддерживающих большевистсков) были расстреляны солдатами англо-канадского экспедиционного корпуса на Кавказе.

Обратите внимание, изменилось ли в планах наших врагов за последние 100 лет хоть что-нибудь…

Советское Правительство приняло вызов. На Кавказе была проведена серия специальных и войсковых операций.

В те годы в Чечне четырежды проводились крупные спецоперации Красной Армии и ОГПУ(НКВД) – в 1925, 1929, 1930, 1932 г. с изъятием огромного количества оружия и арестом тысяч бандитов.
Чечня, перполненная оружием после Гражданской, была усмирена запросто, ни о каких «штурмах Грозного» (или другого города) и «чеченских карательных рейдах в Россию» не было и речи – подразделения бандитов были мастерски разделены на части, мятежные территории «зачищены». Почти половина населенных пунктов, там где жители пытались поддерживать бандитов, подверглись артиллерийским и авиаударам. Для начала – психологическим, огонь велся на «полупоражение». А чтобы было еще понятнее – были взяты в заложники старейшины, то есть разговор велся на самом действенном для бандитов языке. Насчет того, что останется от их аулов, что случится с заложниками и всеми прочими, если они попытаются сделать резкое движение — чеченцы иллюзий не строили. Они знали – Красная Армия и НКВД не отступятся, пока не добьются своего и поэтому «бесстрашно сдались» на милость победителя. В результате потери Красной Армии были мизерными, а разгром бандитских гнезд – весьма впечатляющим.

В 1925 г. кроме разгрома бандформирований был арестован (впоследствии судим и расстрелян) «имам Северного Кавказа», глава «имамата под протекторатом Турции» Нажмутдин Гоцинский, он же муфтий «Горского правительства», нашедший в Чечне теплый прием местного населения после разгрома разгрома нескольких мятежей в Дагестане, организованных незадачливым имамо-муфтием. [13] Говорить то, что он был тесно связан с английской и турецкой разведками, даже как-то неудобно, на Кавказе это знала чуть ли не каждая собака, он в общем-то это особо и не скрывал.
«Одновременно органы ОГПУ провели чистку центрального аппарата власти Чеченской Автономной Республики, в ходе которой были выявлены пособники главарей бандформирований и ярые противники Советской власти.» [13]

Вот как тогда действовала Советская Власть:
Самый сложный район, где требовалось поймать Гоцинского достался кавдивизии под командованием И. Опанасенко тем самым, который «впоследствии прославился, сумев накануне Великой Отечественной войны в кратчайшие сроки восстановить боеспособность Дальневосточного Военного округа, разваленного «гениальным полководцем» Блюхером…
Оценив движущуюся на них силу, главари бандитов попытались было, говоря языком современных телекомментаторов, «инициировать процесс переговоров». Для этого к Апанасенко явились представители двух из 10 тейпов аула Зумсой, предложившие ему «защиту» при прохождении по своей территории. Однако, в отличие от нынешних генералов, комдив в переговоры вступать не стал, заявив, что Красная Армия в защите не нуждается, в чем сможет лично убедиться каждый, кто посмеет на нее напасть…
Подойдя к Зумсою, Апанасенко потребовал сдать оружие и выдать бандитских главарей. После того, как аул подвергся артиллерийскому обстрелу, его жители начали разоружаться, а явившаяся делегация старейшин сообщила, что Атаби Шамилев (чеченец, ближайший помощник Гоцинского — П.К.) вместе со своим ближайшим окружением бежал в горы. Однако комдив был неумолим. Взорвав принадлежащие членам рода Шамилева дома (подобная карательная мера широко применялась в ходе операции, всего было взорвано 119 домов бандитов), он предъявил ультиматум населению Шароевского района с требованием выдать имама Гоцинского. 40 чеченских старейшин были взяты в заложники. За два дня на район сбросили 22 пуда бомб. Результат не замедлил проявиться — 5 сентября Гоцинский был выдан, а 7 сентября сдался и Атаби Шамилев.» [14]

Обратите внимание – Гоцинский и Шамилев знали, что их за совершенные преступления ждет неминуемый расстрел, но давление на чеченцев было настолько сильным, что у них не оставалось особого выбора.

«Поражает, особенно по современным меркам, незначительность сил, выделенных для зачистки Чечни — 4840 штыков и 2017 сабель при 130 станковых и 102 ручных пулеметах, 14 горных и 8 полевых орудиях, а также 8 самолетов.» [14]

Не следует думать, что силы мятежников и масштаб мятежей были небольшими:
В 1929 г.»В Чечне, как и в Карачае, мы имели не отдельные бандитские, контрреволюционные выступления, а прямое восстание целых районов (Галанчож), в котором почти все население принимало участие в вооруженном выступлении» [14]
«23 марта 1932 года вспыхнуло крупное восстание в Ножай-Юртовском районе. Повстанцы блокировали гарнизоны, находившиеся в ауле Беной и на нефтяных промыслах Стеречь-Кертыч и неоднократно пытались захватить их, однако 28-29 марта были разбиты и рассеяны подошедшими частями Красной Армии.» [14]
Однако каждый раз результат для чеченцев был одинаков – сокрушительный разгром с последующей «зачисткой» при мизерных потерях РККА и ЧОН.
«Можно сказать, что после поражения восстания 1932 года повстанческое движение в Чечне прекратилось. Но недовольство деятельностью органов власти, ГПУ, строительством колхозов население горных районов выражало убийством колхозных активистов, чекистов и милиционеров. И стоило только проявиться признакам слабости государства в начале Великой Отечественной войны, как пламя вспыхнуло вновь…» [15] Как это пламя было мастерски погашено, об этом замечательно писал, например, И.Пыхалов. То есть практика показывает, что только грамотно проведенные карательные операции в отношении народа-преступника сумели защитить русский народ и народы-союзники, но из-за совершенно неоправданной мягкости Советской Власти проблема не была решена полностью – пламя было погашено, но горючий материал остался, который потом воспламенился при первой же возможности.

В крайне сложных условиях советские партийные органы и спецслужбы сумели не только наладить хозяйственную деятельность на Кавказе, но и мастерски избежали обыденной для тех мест межнациональной резни. Была создана действенная система противодействия группе всем угрозам — националистам, бандитам и влиянию внешних сил.

Кавказскому направлению справедливо придавалось огромное значение и занимались им такие руководители высшего класса как Сергей Киров (глава ЦИК Азербайджана) или Лаврентий Берия.
Особо отличился в работе на Кавказе оболганный герой единственный почетный гражданин СССР – Лаврентий Берия. «Закавказские крестьяне работали в поле с винтовкой за плечами, бандитизм был нормой жизни — хуже, чем в нынешней Чечне. Однако уже к 30-м годам граница оказалась на прочном замке. За успешную борьбу с контрреволюцией в Закавказье Л. П. Берия был награжден орденом Красного Знамени, орденами Трудового Красного Знамени Грузинской ССР, Азербайджанской ССР и Армянской ССР.» [16]
Как вы думаете, как сложилась судьба людей, входивших в обширные шпионские и националистические сети на Советском Кавказе, на которые так надеялся Сандерс? Их судьбе, в общем, не позавидуешь — сейчас их имена входят в «списки жертв необоснованных массовых политических репрессий тоталитарного режима». Мало кто ушел от возмездия.

Описать подвиги, подвижнический труд, мужество и изобретательность наших спецслужб и органов Советской Власти не хватит нескольких книг. Это был регион, где были сорваны несколько хорошо подготовленных попыток мятежей и множество крупных диверсий, попытки массовой национальной резни и вторжений крупных соединений нанятых бандитов из Турции и Иранского Курдистана…

Англичане всегда считали регион Ближнего Востока – Кавказа своей вотчиной и традиционно использовали стремление непокорных курдов к созданию своего государства в качестве мощного оружия, натравливая курдов на своих врагов. Что впрочем, нисколько не мешало англичанам предавать курдов при любом удобном случае. Перечитайте, пожалуйста, слова Сандерса еще раз. Так вот с курдами у англичан тогда вышел серьезнейший провал, повлиявший на всю политику региона в течение десятков лет, провал англичан, который одновременно был блестящим успехом советских спецслужб. В 20-е годы тысячи курдских бандитов, нанятые на английские деньги, вторгались на Советский Кавказ, где готовилось нечто подобное тому, что в 1929 г. произошло в Средней Азии.

Однако, неожиданно для всех в составе Азербайджанской ССР в 1923 г образуется автономия – Красный Курдистан. Признание автономии курдов – это было то, о чем они даже не смели мечтать. В глазах большинства простых курдов Советский Союз стал другом. Несмотря на то, что автономия просуществовала всего около 8 лет (была тихо сведена на нет, чтобы погасить вновь возникшую карабахскую проблему), это сильно впечатлило курдский народ. Одновременно советские спецслужбы поддерживают совсем молодого, но исключительно способного курдского лидера – Барзани, ставшего впоследствии национальным героем. С этим честным, мужественным и для Востока очень гуманным человеком, сумели найти общий язык, хотя он был, мягко говоря, далек от социалистических идей. Одновременно усиливается охрана и техническая оснащенность советской границы. В краткосрочной перспективе планы англичан и турок поднять мятежи на Кавказе и оказать им помощь с территории Турции и неконтролируемых Ираном северных районов были сорваны.

А в среднесрочной перспективе произошло вот что – в 1931 году в горах Северного Ирака вспыхивает барзанское восстание, одним из лидеров которого был тот самый Мустафа Барзани. Кстати, непосредственно перед этим было разгромлено Араратское восстание курдов в Турции. Иракское правительство направляет карательную экспедицию, которая была блокирована в долине и разгромлена курдскими повстанцами. Блестящей операцией руководил Барзани. Встал вопрос о полной потере контроля над Курдистаном марионеточным багдадским правительством, более того, в Курдистане все более усиливались просоветские настроениями с недалекой перспективой просьбы отпавших от Ирака и Турции курдских районов о принятии их в состав Красного Курдистана… Только тогда англичане поняли, что им, как в шахматах, поставили «вилку» — о планах насчет Советского Кавказа им в лучшем случае приходилось надолго забыть, а в худшем случае они не только не приобретали Кавказ, но и теряли Курдистан. Англия не была бы Англией, если бы постеснялась предать союзника.

Из песен барзанского восстания [16]:
«Я вернулся из Барзана, что стоит под горой. Над головой Моллы Мустафы гудят самолеты, свистят бомбы… Слышатся голоса англичан…Советские курды-братья далеко, им не протянуть нам руку помощи…отсекают людские головы в городах и в селах сжигают курдских беженцев…»
От полного разгрома войска багдадского режима в Северном Ираке спасает только английская бомбардировочная авиация, которая, несмотря на заявления об английском нейтралитете, несколькими волнами наносит неожиданный сокрушительный удар по курдским повстанцам. Еще англичане подкупили курдских шейхов и большая часть курдов не поддержала восстание… Правда имидж «друзей курдского народа», который англичане старательно создавали на протяжении нескольких десятков лет, был полностью разрушен. «Английские джентельмены» показали себя очередной раз теми, кем они и являются – лжецами и предателями. Нечто похожее произошло и во время барзанского восстания 1945 г.
Как вы думаете, какие потом сложились отношения у англичан с курдами, готовы ли были курды воевать за англичан против СССР на Кавказе?

————————————————-
Показательно, что сейчас англосаксы в Ираке и опять разыгрывают курдскую карту и опять курды выступали как таран против независимых государств – Ирана и Ирака и опять англосаксы предали курдов, когда им это стало выгодно. Как и в начале 20-х пылает Кавказ переполненный их агентурой Кавказ, а в руководстве «независимых стран» Закавказья сидят западные марионетки. Снова истребляют друг друга соседи, снова убивают русских народы-преступники, снова, как чертики из табакерки, выскакивают «муфтии Кавказа» и «конфедерации Горских Народов», поддерживаемые и с Запада, и с Востока, как и тогда лезут озверевшие банды из контролируемого англосаксами Афганистана. Снова, как и в 20-х резня в Средней Азии, а у власти там – «бухарские эмиры» в новом издании. Россию выдавливают с Кавказа, из Средней Азии, из Приморья, с Балтики, с Дальнего Востока, а следующим этапом — уже из Карелии, Поволжья, Сибири, отовсюду… чтобы потом загнать остатки русских в резервации на Среднерусской Возвышенности по плану Вильсона или Гитлера… Как пытались, но не смогли они сделать тогда, в 20-х.

Новейший норвежский ракетный фрегат «Фритьоф Нансен» (год постройки — 2006) на учениях у о. Медвежий [18]

«Странное» совпадение имен, вызывающая ощущение «дежа-вю» — фрегат с этим именем хорошо запомнили наши поморы в 30-х годах. Ударными темпами идет перевооружение ВМС Норвегии. Только что вступил в строй один из лучших кораблей мира в своем классе — ракетный фрегат пониженной радиолокационной и инфракрасной видимости «Фритьоф Нансен». В ближайшие годы у Норвегии будет, как минимум, 5 суперфрегатов, этот проект — самый дорогостоящий за всю историю ВМФ Норвегии. При необходимости новые фрегаты легко могут быть вооружены американскими крылатыми ракетами «Томагавк» — система запуска уже адаптирована, их остается только установить [19]. С кем это норвежцы собрались воевать в Арктике, к кому подкрадываться? Но это не все — одновременно с «чудо-фрегатами», как их называют в Норвегии, на вооружение поступают ракетные катера класса «Шольд», способные образовывать с новыми фрегатами и авиагруппами интегральные боевые единицы, где все участники действуют как единый боевой организм, способный получать информацию в реальном времени с системы только что построенных радаров класса «Ньюнис». Все это происходит в то время, когда наш Северный Флот разваливается от недостатка средств, а уровень боевой подготовки экипажей оставшихся со времен СССР кораблей упал ниже критического уровня. Зато у «россиянских властей» моментально находятся средства на совместные учения с норвежскими боевых кораблями, такие как учения «Помор-2006», проведенные по инициативе норвежской стороны. Командующий надводным флотом Норвегии заявил, что дальнейшее проведение «Помора» очень важно… для Норвегии. [20] Кто б сомневался?

А тем временем в Норвегии ударными был возводен радар-монстр «Глобус-2» в 40 км от границы с Россией, был возведен в нарушение и договоров по ПРО с США, и обязательств Норвегии. [21, 22] Американское название радара — «Пристальный взгляд». «Пристальный взгляд с охватом 36 тысяч километров считается самым мощным в США… «Глобус» собирает так называемые радарные подписи российских ракет, которые необходимы для преодоления главного пробела в создаваемой системе ПРО США: невозможности отличить ядерные боеголовки от путешествующих вместе с ними «обманок». [22] На вялые протесты России Норвегия наплевала даже не особо заботясь о приличиях. Норвежская пресса открыто пишет, что «Глобус-2» направлен против России. Радар контролирует наши северные районы на гигантскую глубину и заодно является ключевым узлом в американской системе ПРО, направленной против России. Значение этому радару придается такое, что по требованию США из Интернета удалялась «нежелательная информация» об этом радаре [21, 22]. Ну как тут не проводить совместные учения с норвежцами, демострируя боевые качества и тактику нашего флота? Чтобы прикрыть свой суперрадар от возможного удара и поддержки действий флота и авиации в Северной Норвегии развернута в горах сеть радаров класса «Ньюнис», способных убираться под землю [23]. Надо же, какие совершенно случайные совпадения во вновь принятых системах вооружений, представляющих совершенно случайно прекрасно продуманный современнейший интегральный комплекс! Как вы думаете, к войне с каким врагом так усиленно готовится Норвегия? Ну как тут с ней не сотрудничать «кремлевским властям»?

Все более сатанеют от русской слабости чухонцы — полным ходом идет неистовая русофобская пропаганда, строятся планы захвата Карелии и этнических чисток: «За последние годы в Финляндии опубликовано множество книг, которые пропагандируют идеи изменения границ. Авторами этих книг являются известные ученые, журналисты, бизнесмены и чиновники финского МИДа… Составлен специальный план депортации — полный план этнической чистки… Депортации в числе первых подвергнуться чиновники, военные, пограничники, таможенники, работники спецслужб и их семьи….Всего планируется депортировать из Карелии около 100 тыс. русских, которым предоставят место на «специальной территории» между Петербургом и Новгородом.» [5]

Геополитика неизменна.
Увы, нет пока грозной Империи – СССР, а в Кремле сидит организованная преступная группировка, которую язык не поворачивается назвать «правительством». Шаг за шагом отступает осколок Великой Империи и с каждым таким шагом все сильнее и наглее враги. Нет сомнения, что вопрос ликвидации кремлевской банды – это вопрос будет или не будет в уже недалеком будущем жить Русский Народ.

Как мы видим, нашим дедам удалось не только дать впечатляющий отпор врагам всех мастей, но и при этом построить и оставить нам величайшую страну. Это возможно – было бы желание и воля. Нельзя и помыслить о том, чтобы дела наших отцов и дедов стали напрасными.

Павел Краснов

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Как Туркмения стала Советской, #ru, #news, #russia, #ussr, #su


Борьба Красной Армии с басмачеством в Средней Азии в 20-30-е годы прошлого века вошла яркой страницей в летопись боевой славы русской армии. Однако в связи с развалом Советского Союза и последующим шельмованием в СМИ всего советского периода нашей истории этот героический этап как бы выпал сегодня из поля зрения. В данной публикации не ставится цель охватить всю историю борьбы с басмачами, речь пойдёт о боях частей Красной Армии с многотысячными бандами Джунаид-хана – главаря туркменских басмачей и о тех подвигах, которые совершили наши воины и которые теперь предаются забвению.

Джунаид-хан (настоящее имя Мухаммед-Курбан Сердар) в начале 1918 года произвёл государственный переворот в Хивинском ханстве, убил местного хана и в течение двух лет правил этим квазигосударственным феодальным образованием в качестве полноправного диктатора. Он выступал под исламистскими антисоветскими лозунгами, что неизбежно привело его к открытому столкновению с укрепляющейся советской властью.

Образовавшаяся в 1920 году Хорезмская Народная Советская республика (располагалась на юго-западе современного Узбекистана) стала одним из оплотов установления советской власти в Средней Азии. Проводившаяся большевиками политика конфискации и национализации земель, принадлежавших феодалам и религиозной знати, вызывала их бешеную злобу. Под лозунгом “Хорезм для мусульман!” они сколачивают басмаческие отрады и начинают прямой террор против членов партии большевиков, советских служащих, сельских активистов. Джунаид-хан, воспользовавшись малочисленностью красноармейских частей в регионе, совершает нападения на советские органы власти, запугивает население.

Переброска туда советских войск была связана с огромными трудностями. От Чарджоу до Хивы весь путь пришлось преодолевать пешим порядком, на лошадях или на каюках по течению Амударьи. Первое столкновение с бандами Джунаид-хана произошло у колодца Балыкчи. Басмачи не выдержали натиска и отступили в пески. Из показаний пленных было установлено, что главные басмаческие силы были сосредоточены на северной окраине пустыни Кара-Кум. Прижимаясь к Хорезмскому оазису с северо-запада, они имели постоянные базы с большими запасами воды далеко в пустыне – у колодцев Чарышли, Орта-Кую, по старому руслу Амударьи (Узбою) и в Дарвазе.

Наступая в направлении урочища Иде-Хоузе, советские отряды громили врага. Оставляя сильные заслоны, бандиты стали уходить в пески. Надо было преследовать басмачей с таким темпом, чтобы настигать их внезапно на стоянках, не позволять им разрушать водоисточники, увозить продовольствие и фураж.

28 мая 1920 года советские части при адской жаре преодолели расстояние около 50 км. Отряд шёл по раскалённому песку. Кони падали от зноя и голода. Люди едва передвигали ноги. Во второй половине дня противник был обнаружен. Напрягая последние силы, красноармейцы атаковали врага. Басмаческая банда была полностью разгромлена. Отряд захватил большие трофеи: враг не успел увести от колодца более тысячи гружёных оружием, боеприпасами и продовольствием верблюдов и около шести тысяч овец. Крупная база снабжения басмачества была отбита и передана Хорезмским властям.

Захватив эту базу, наши войска в какой-то мере могли бы восстановить силы, но не было воды. Басмачи забили колодец песком и трупами животных. Красноармейцы при помощи лопаток и перемётных сум сумели очистить колодец глубиной около 30 метров. Более суток люди пробивались к воде. Настойчивость победила. Бойцы подносили влажный песок руками ко рту и сразу оживлялись. Достали воду, и сразу пошли вперёд. 11 июня, на 19-е сутки похода, передовая походная застава колонны с боями достигла озера Кара-Ходжа Су. Басмачи разбежались по пустыне.

В январе 1924 года обстановка в Хорезме вновь обострилась. Укрывшийся в песках Джунаид-хан располагал отрядом в 3 тысячи всадников, вооружённых английскими полуавтоматическими винтовками и пулемётами. Кроме того, под его командованием находились отряды других курбашей, общей численности до 6 тысяч всадников.

Эти банды одновременно вышли из пустыни и, присоединяя к себе колеблющиеся элементы, стали захватывать кишлаки один за другим. Бывший ханский министр Садык Бакалов и вождь туркменского племени Агаджи Ишан поднимают восстание в Садываре, Питняке и Хазараспе, занимают Ханки.

19 января 1924 года крупные силы врага окружили Хиву. Находившиеся в городе 290 красноармейцев стойко отбивали атаки. В Хиве срочно формировались рабочие роты и комсомольские отряды общей численностью около 500 бойцов.

При обороне Хивы погиб доблестный красный командир венгр Анжелло. Он был тяжело ранен в схватке и захвачен басмачами в плен. Туркмены зверски замучили Анжелло, а затем отрезали ему голову и, насадив на кол, выставили у ворот крепости.

Зверства басмачей были безмерны. Везде, куда им удалось ворваться, они истязали людей. Отрезали головы, сдирали кожу, жгли живьём пленных красноармейцев. Более 200 человек советских служащих они истребили и покалечили в течение двух дней.

К Хиве стягивались красноармейские части. При подходе к Питняку начались ожесточённые бои с бандами ярого туркменского националиста Агаджи Ишана. После тяжелых двухдневных боёв Питняк был отбит. В Турткуле кавалерийский эскадрон под командованием политрука Суринова сумел проскочить басмаческие заставы и, соединившись с рабочими отрядами в городе, сумел неожиданной атакой опрокинуть врага.

Узнав о поражении своих отрядов в Питняке, Хазараспе, Турткуле Джунаид-хан снял осаду с Хивы. Действующему западнее Куня-Ургенча 4-му Актюбинскому кавалерийскому полку была поставлена задача преследовать отходящие, основательно потрёпанные отряды Джунаид-хана. 26 февраля 1924 года полк выступил вглубь песков по следам врага на его базы Чарышли и Орта-Кую. Путь проходил по северо-западной части Кара-Кумов. Пески затрудняли движение. На барханах, маскируясь в низкорослом саксауле, басмачи устраивали засады. В последних числах февраля в пустыне ударил двадцатиградусный мороз. Встречный ветер нагнал с юга чёрные тучи, пошёл снег. Несмотря на непогоду, полк продолжал движение. У колодцев Балыклы нашим передовым отрядом было сбито басмаческое охранение. Вскоре были обнаружены главные силы противника, занявшие оборону по саксаульной роще, в барханах, крутые скаты которых были обращены в сторону наступавших.

Командир полка Хорун бросил против левого фланга басмачей два эскадрона Лотухина при поддержке нескольких пулемётов. Как только кавалеристы на полном галопе стали приближаться к отлогому склону бархана, на его вершине появилось около 500 туркмен, которые двинулись навстречу неширокой, но очень глубокой лавиной. Пулемёты пригодились нашим кавалеристам как нельзя лучше. Их огонь наносил басмачам большие потери. 3-й эскадрон, усиливая 2-й, бросился навстречу бандитам. Туркмены были смяты и, прикрываясь заслоном, стали отходить.

Более суток полк преследовал отступающего врага. Джунаид-хан бросал всё и уходил. Погоня продолжалась. Красные обозы застряли где-то в песках, пища и фураж были на исходе. Утром 3 марта задул ветер. Вскоре от налетевшей песчаной бури стало темно как ночью. Бойцы прижимались к земле, набрасывали на головы сёдла, чтобы, оказавшись засыпанными песком, иметь хоть какое-то пространство для воздуха. Буря стихла глубокой ночью. Весь день красноармейцы пролежали, засыпаемые песчаной бурей. В темноте, ощупью люди отыскивали друг друга, помогали откапывать засыпанных. Высота нанесённого песка составляла 70 см.

Преследование продолжилось. Идя за басмачами по караванным тропам, полк наносил им удар за ударом. В конце марта отряды Джунаид-хана были рассеяны, а их главарь с 250 бандитами бежал за границу. 4 апреля от колодца Орта-Кую, считавшегося столицей Джунаид-хана, полк двинулся на Кизыл_Арват, завершив, таким образом, переход с севера на юг пустыни Кара-Кум. Около 700 километров прошли с боями красноармейцы по пескам. Этот героический подвиг представляется поистине уникальным, учитывая превосходящие силы врага и страшные трудности ведения войны в пустыне. В летопись побед русского оружия была вписана очередная славная страница.

Прошло три года после этого героического похода. Джунаид-хан, несмотря на свои чудовищные преступления и реки пролитой крови, был благополучно прощён 1-м Всетуркменским съездом Советов. Вернувшись из-за границы, главарь туркменского басмачества сидел в Кара-Кумах возле колодцев Орта-Кую, Пешка-Кудук и Чарышли. По решению этого съезда ему сохранили даже личную охрану – несколько сот отборных головорезов.

В 1927 году Джунаид-хан, поставив на ноги всю религиозную и байскую клику, собрал банду до тысячи басмачей и 19 сентября 1927 года официально объявил о своём новом (уже третьем) походе против советской власти. Его отряд захватил район 5-го аулсовета и намеревался атаковать город Ильялы.

Для ликвидации антисоветского мятежа командующий Туркестанским военным округом К.А.Авксентьевский создал Северную и Южную группы войск. Южная группа в составе трёх полков, артиллерийского дивизиона и авиаотряда должна была не допустить отхода банды на юг к государственной границе. Северная группа в составе двух кавалерийских полков, стрелкового батальона и отделения курсантов Ташкентской военной школы выступила в новый поход в пустыню Кара-Кум.

Отряд Джунаид-хана попытался ворваться в кишлак Ходжи-Кумбез, но бедняцкая часть населения оказала ему стойкое сопротивление. На помощь дехканам выступил отряд милиции, и вылетели два самолёта. Один из них во время боевого захода потерпел аварию и вынужден был приземлиться возле кишлака. Лётчики Фоменко, Козлов и Рыльский, окружённые бандитами, бились до последнего патрона. Фоменко и Рыльского басмачи расстреляли, а Козлова сожгли вместе с самолётом.

В районе Базар-ак-Тюбе 84-й кавалерийский полк под командованием М.Н.Борисова нанёс Джунаид-хану сильное поражение и вынудил его отойти. Басмачи отступали вглубь пустыни. Северной группе войск предстояло двинуться в пески и добить враг на его новых базах. Совершив за три дня переход в 110 км, 83-й и 84-й полки увеличили темп движения и к 4-му дню вышли к горько-солёному озеру Сары-Камыш. Создав из наиболее стойких бойцов отряд в 120 человек при двух станковых пулемётах, командир 84-го кавалерийского полка повёл его на колодец Чарышли. К полудню 3 ноября бойцы определили, что враг только что ушёл к колодцам Сюзаклы. Басмачи засыпали колодцы песком. Приходилось отрывать новые. Красноармейцы поочерёдно вытаскивали по полведра грязной, пахнущей сероводородом воды, поили коней и пили сами. Преследование продолжилось. Самолёт бросил вымпел с донесением, что враг обнаружен. Напрягая последние силы, красные конники настигли басмачей. Бой был жарким. После бомбардировки с воздуха и интенсивного обстрела противника из пулемётов 1-й эскадрон Лучинского и 3-й эскадрон Марковича конной лавой обрушились на туркмен. Банда Джунаид-хана была разгромлена. Её остатки мелкими группами разбежались по барханам. На этом закончился второй героический поход частей Красной Армии в пустыню Кара-Кум.

Однако и на этом борьба с Джунаид-ханом не закончилась. В 1931 году он вновь поднимает голову. Собрав 2-тысчный отряд, он предпринимает последнюю попытку свержения советской власти в Туркмении.

Начался новый трудный поход и ожесточённые бои в Кара-Кумах. В упорном бою, продолжавшемся двое суток у колодцев Туз и Чазыл, басмачам было нанесено поражение, а через несколько дней неотступного преследования, их остатки были разгромлены у колодцы Дахлы. Джунаид-хан бежал за границу. На сей раз навсегда.

Однако с туркменским басмачеством было окончательно покончено лишь в 1938 году, когда Красная Армия добила последние банды. Джунаид-хан, действуя из Ирана, а потом из Афганистана, продолжал оставаться лидером басмаческого движения, руководил переходами подчинённых ему бандформирований через советскую границу, засылал своих эмиссаров в Туркмению. В 1933-1934 годах Красная Армия вновь вела в пустыне ожесточённые бои с туркменскими басмачами. Они завершились лишь с уничтожением абсолютно всех курбашей, выступавших против советской власти. В 1938 году, будучи 81-летним стариком, умер Джунаид-хан – единственный главарь среднеазиатских басмачей, сумевший избежать справедливого возмездия. На этом с басмачеством как религиозно-политическим движением в Средней Азии было покончено окончательно.

Игорь Бойков

Источник: http://www.apn-nn.ru/diskurs_s/375.html

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

70 лет подвигу Александра Матросова, #ru, #news, #russia, #rf


Олег Комолов

70 лет назад, 23 февраля 1943 года рядовой стрелок-автоматчик Красной Армии, комсомолец Александр Матросов совершил свой знаменитый подвиг, закрыв собою амбразуру немецкого дзота в ходе боя у деревни Чернушки Псковской области. Героический поступок солдата позволил его боевым товарищам успешно выполнить поставленную перед подразделением задачу.

В годы Великой Отечественной войны более 400 советских солдат совершили подобный подвиг.

В память обо всех героях той войны…

Песня о Матросове

По волюшке-воле,
По чистому полю
Гуляют шальные снега.
Сквозь снежную россыпь
С друзьями Матросов
В атаку пошел на врага.

А в огненном круге
Свинцовая вьюга
– Строчит пулемёт на пути.
И к вражьему доту
Не может пехота,
Не может на шаг подойти.

Над нами, ребята,
Пылают закаты,
За нами наш город родной!
Россия, Россия,
Деревни и хаты,
Берёзы над тихой рекой.

У речки, у моста
Промолвил Матросов:
«Мне, может, зари не встречать,
Но я по болоту
Пройду к пулемёту,
Заставлю его замолчать!»

Подкрался Матросов
К немецкому доту,
Он клятвы своей не забыл!
Поднялся Матросов,
— И сердцем отважным
Солдат амбразуру закрыл!

Споём же, ребята!
Пусть в песне крылатой
Живёт комсомолец-герой!
Россия, Россия,
Такого солдата
Запомним навеки с тобой!

(А. Фатьянов)

Баллада о Матросове

Зимний ветер свистел на откосах,
Мы лежали в цепи огневой;
С нами был комсомолец Матросов –
Друг, товарищ боец рядовой.

Командир наш, испытанный, бледен:
Неужели мы здесь не пройдём?
— Вражий дот на дороге к победе
Косит русские цепи огнём.

Не подняться в огонь пулемёта,
Но Матросов рванулся вперёд.
Прямо к чёрному вражьему доту
Друг, товарищ бесстрашно ползёт.

Вражьи пули свистят на откосах
Лютой злобой к герою полны,
Но внезапно, не дрогнув, Матросов
Поднялся у бетонной стены.

И, рванувшись в атаку за другом,
В этот миг услыхали друзья,
Что свинцовая кончилась вьюга,
Огневая замолкла струя.

Это трепетом сердца живого
Наш Матросов закрыл пулемёт…
Никогда своего рядового
Не забудет советский народ!

(Л. Ошанин)

Александр Матросов

Шла война, и гремели бои,
Полк стрелковый ушёл в наступленье.
Возвращали мы земли свои
В ежедневных жестоких сраженьях.

Всё случилось суровой зимой
Возле леса на снежной опушке.
За замерзшею русской рекой
Притаилась деревня Чернушки.

Вот в атаку пехота пошла.
Цепь за цепью, за ротою рота.
Но внезапно она залегла
У ожившего вражьего дзота.

Как дракон, дзот огонь извергал,
Может, шнапса хлебнул фриц из кружки,
И неистово, злобно стрелял.
Под обстрелом была вся опушка.

Из Артюхинской роты бойцы
Шли на штурм озверевшего дзота,
Шли в шинелях солдаты-юнцы.
Шла бесстрашно царица-пехота.

Бой кипел: взрыв снарядов, гранат,
И стреляли вокруг пулемёты.
Полегло здесь немало солдат
Из стрелковой Артюхинской роты.

Захлебнулась атака бойцов,
Напряженье опять нарастало.
Ротный вновь отобрал смельчаков,
И на штурм их Отчизна послала.

Выли мины, и злобно строчил
Пулемёт за рекой по пехоте.
— Разрешите, — Матросов спросил, —
Подавить пулемёт в этом дзоте?

Шёл Матросов бросками к врагу —
И дал очередь из автомата.
Пятерых враг сразил на снегу,
И швырнул Александр в дзот гранату.

Взрыв раздался, но снова, как град,
Пули сыпались в огненный вечер.
И пополз наш отважный солдат
Вражьим пулям и минам навстречу.

На поляну легла тишина,
И умолкли на миг пули-дуры,
Как виденье кошмарного сна,
Пулемет вдруг ожил в амбразуре.

Он кинжальным огнём застрочил,
Лихорадочно, остервенело,
И Матросов внезапно вскочил,
И закрыл амбразуру всем телом.

И взорвалась вокруг тишина,
Замер лес у умолкшего дзота,
И пошла, как стальная стена,
Как лавина вулкана, пехота.

Завершился победой тот бой,
Возле леса на снежной опушке.
Здесь Матросов шагнул в шар Земной
У деревни российской Чернушки.

Это было суровой зимой,
В феврале сорок третьего года.
Так погиб наш бессмертный герой
За Отчизну свою, за свободу.

(Ю. Левчук Ш)

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Инициирован сбор подписей против увольнения Михаила Лобанова, #ru, #news, #russia, #rf


Власть боится протестных настроений в университетской среде © mol-tat.ru

Российский студенческий союз инициировал сбор подписей под петицией против увольнения из МГУ Михаила Лобанова — активиста Инициативной группы МГУ и преподавателя механико-математического факультета.

Увольнение связано с его общественной деятельностью. Руководство решило избавиться от слишком «опасного элемента», который вдохновляет к сопротивлению студентов ведущего ВУЗа страны.

Однако, по словам самого Михаила Лобанова, руководство ВУЗа сильно ошибается, считая его основным «заводилой» студенческого протеста. В университетской среде есть много недовольных и энергичных людей, которые готовы постоять за себя и свои права.

28 февраля заканчивался срочный договор, заключённый с Михаилом Лобановым. Он решил продлить его,поскольку собирался вскоре уехать в запланированную рабочую командировку, но в отделе кадров сообщили, что деканат не собирается продлевать договор.Сотрудники отдела кадров также намекнули Михаилу, что это, скорее всего, инициатива сверху, а также дали понять и причину этой инициативы — чрезмерную социальную активность преподавателя.

Михаил Лобанов рассказывает, что ректорат имеет рычаги давления на любого сотрудника ВУЗа, поэтому вступиться за него в стенах родного университета практически некому. Вначале его хотели перевести на другую кафедру, но декан впоследствии изменил решение.

«Рабкор» попросил Михаила рассказать, за что его так не взлюбил ректорат МГУ. «Инициативная группа ставила острые вопросы и нередко добивалась успехов, заставляя администрацию идти на попятную. Мы заставили изменить правила прохода в общежития, устраивая многочисленные собрания-митинги в аудиториях, поднимали вопросы о распределении стипендий, выступали против фальсификаций и давления на студентов во время выборов, инициировали неудобные для власти дискуссии о реформе образования в России».

По словам Михаила, в российских ВУЗах администрация имеет фактически неограниченную власть, поэтому преподаватели и студенты подвергаются зачастую давлению и вынуждены подчиняться требованиям ВУЗовского руководства. Наиболее ярко эта особенность проявляется в МГУ. «До недавнего времени даже продление преподавателю комнаты в общежитие требовало подписи ректора», — говорит Михаил.

По словам Михаила Лобанова, стране очень не хватает сплочённого и боевого профсоюза, объединяющего преподавателей и студентов и защищающего их интересы.

А существование такой организации становиться всё более и более необходимым. Видимо, власть всерьёз обеспокоена вероятностью студенческого протеста, поэтому и пытается с помощью пресловутых административных ресурсов обезопасить себя.

Так, Министерство образования и науки РФ подготовило проект приказа «Об утверждении порядка применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания». В этом документе отсутствует прямое указание на то, что студентов будут отчислять за участие в общественной жизни, как писали некоторые СМИ. Однако Российский студенческий союз (РСС) выразил обеспокоенность дискреционными полномочиями администраций ВУЗов, которыми они наделяются.

«В документе не прописано, за какие проступки к учащимся могут быть применены дисциплинарные взыскания. В результате любой учащийся в случае необходимости может быть отчислен за любую провинность, детально которая будет прописана не в уставах, принимаемых конференциями учебных заведений, а в локальных нормативных актах, зачастую утверждающихся ректорами вузов», — говорится на сайте РСС.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Шесть стран Европы будут вместе расследовать раскрытые Магнитским преступления, #ru, #news, #russia, #rf


Службы шести стран Евросоюза, занимающиеся финансовыми преступлениями, договорились объединить свои силы в расследовании отмывания денег группой российских чиновников через европейские банки. За основу они взяли расследование, проведенное юристом британского инвестфонда Hermitage Capital Сергеем Магнитским. Об этом 22 февраля пишет EUObserver.Com.

По информации агенства, Кипр, Эстония, Латвия и Литва уже расследуют дело о предполагаемом переводе на счета фирм, находящихся в этих странах, денег, осуществленном «группой Клюева», которая состоит, предположительно, из высокопоставленных российских чиновников. Считается, что с помощью налоговых махинаций через банки России и Молдавии им удалось увести около 230 млн евро.

Другие две страны, Австрия и Финляндия, ранее тоже провели свои расследования, но их судебные инстанции не обнаружили доказательств, свидетельствующих, что преступления были совершены на их территориях.

Инициативу объединить несколько расследований в одно подали члены Еврокомиссии, которые присутствовали на собрании Платформы финансовых разведок. Встречи экспертов в сфере антикоррупционной деятельности из европейских министерств внутренних дел проходят регулярно.

Напомним, по версии коллег Магнитского, силовики укрывали фигурантов дела о хищении из госбюджета крупных сумм под видом возврата налогов, а теперь обвинили в этом преступлении самого погибшего юриста.

Главной фигурой, стоявшей за мошенническими схемами, был владелец ныне не существующего Универсального банка сбережений (УБС) Дмитрий Клюев.

Вместе с сообщниками он был причастен, как утверждают коллеги Магнитского, к хищению 5,4 млрд рублей у компаний Hermitage Capital и другим аналогичным преступлениям на сумму не менее 11,2 млрд рублей.

Магнитский назвал имена сотрудников МВД и Генпрокуратуры, стоявших за незаконным освобождением Клюева.

При этом силовики укрывали помимо Клюева сотрудников инспекций ФНС номер 25 и 28 по Москве, адвоката Андрея Павлова и членов «аткарской группировки». Для этого ими была создана «ложная следственная версия, основанная на сфальсифицированных доказательствах». Фигуру самого Клюева его покровители в погонах из дела исключили вовсе.

Юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский скончался в московском СИЗО «Бутырка» в ноябре 2009 года, куда был помещен по сфабрикованному обвинению в уклонении от уплаты налогов. По данным Генпрокуратуры, смерть арестованного, которому было 37 лет, наступила от сердечно-сосудистой недостаточности. Защитники покойного настаивают, что уголовное преследование было незаконным, начатым с целью вымогательства и рейдерства.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Отчет Центральной Контрольно-ревизионной комиссии XV Съезду КПРФ. Выступление Председателя ЦКРК КПРФ В.С. Никитина, #ru, #news, #russia, #rf, #cprf


Отчет Центральной Контрольно-ревизионной комиссии XV Съезду КПРФ.

Товарищи! Наш XV съезд проходит в год 110-летия образования Лениным большевистской партии. Это была партия нового авангардного типа, сумевшая соединить социалистическую и русскую идеи в единый советский сплав. Именно это позволило нашим великим предшественникам получить массовую поддержку русского и других коренных народов России и привести их к победе в Великой Октябрьской социалистической революции и в Великой Отечественной войне с фашизмом. Именно этот победный сплав позволил создать советскую цивилизацию и великую державу Советский союз, сумевшую первой вывести человека и человечество в космические просторы.

К сожалению, Коммунистическая партия Советского Союза не сумела сохранить этот победный сплав. Начатое Хрущевым и Горбачевым противопоставление русского социалистическому стало одной из главных причин гибели КПСС и разрушения нашей любимой Родины –СССР.

Коммунистическая партия Российской Федерации, воссозданная 20 лет назад в 1993 году, сделала правильные выводы из этой ошибки КПСС. В Программу КПРФ была вписана установка на обязательное сочетание русской и социалистической идей, социально-классовой и национально-освободительной борьбы для спасения нашей цивилизации от гибели и построения в России обновленного социализма XXI века.

Для того, чтобы ненавистники России и враги трудового народа не внедрили в руководство КПРФ новых Хрущевых и Горбачевых, способных по недомыслию или злому умыслу вновь разрушить победный сплав, в партии был создан специальный орган – Центральная Контрольно-ревизионная комиссия подотчетная Съезду КПРФ. Её главная обязанность своевременно предупреждать партию о попытках нарушения Устава и программных установок членами КПРФ независимо от занимаемых ими должностей, не допустить социал-демократизации и разрушения партии. ЦКРК обязана нацеливать все структуры партии на укрепление идейного, организационного и духовного единства, на умелое сочетание партийного товарищества и партийной требовательности, на творческое развитие марксизма-ленинизма.

О том, как ЦКРК справлялась с этой обязанностью подробно изложено в Отчете о деятельности ЦКРК в период с X до XV съезда КПРФ. Эта книга под названием «ЦКРК – щит партии» роздана делегатам Съезда. В ней показано, что ЦКРК защищала КПРФ в тесном взаимодействии с Центральным комитетом. Мы неоднократно заявляли, что ЦК и его Председатель Зюганов Г.А. ведут КПРФ правильным курсом. В условиях мирового кризиса наша партия доказала, что опережает власть и других политических противников в познании эпохи глобализма и финансового империализма, её угроз и вызовов. Прогнозы КПРФ о развитии кризиса в России оказались более достоверными, а предложенные программы действий по выходу из кризиса более научно обоснованными.

Всё больше людей осознают, что КПРФ не только смело обличает власть и организует социальный протест населения, но и ведет конструктивную законодательную деятельность, готовит кадры для социалистической модернизации России на отечественной духовной основе. Предложенный состав Правительства народного доверия убедил многих, что КПРФ это партия созидания, способная взять на себя ответственность и уберечь Россию от катастрофы.

Компартия показала свой бойцовский характер на думских выборах, удвоив своё представительство в Госдуме, в условиях административного давления, полицейского произвола и информационного террора. А из президентской гонки наша партия вышла окрепшей организационно, идейно и духовно. После выборов усилился приток свежих сил. Выросла численность партии. Но главное наше приобретение это 12,5 миллионов сторонников, проголосовавших за Зюганова на выборах. Это патриотическое ополчение растет с каждым годом.

В отчетный период ЦК и ЦКРК целеустремленно осуществляли программу укрепления партии, её союза с патриотическими силами и международным коммунистическим движением. Этот союз необходим, потому что в эпоху финансового империализма наш главный противник не только Путин с российскими олигархами, а весь мировой финансовый спекулятивный капитал, уже оккупировавший Россию. Он ввел внешнее управление Россией. И победить его можно только объединенными усилиями. Сегодня XV съезд демонстрирует, что такое боевое содружество крепнет, готовясь к решающей схватке с мировыми ростовщиками. Да здравствует наш боевой союз!

Дружная работа ЦК и ЦКРК стала серьезным препятствием для власти и её агентов влияния в борьбе с КПРФ. Но попытки увести партию с победного пути были и не прекращаются сегодня. Противники партии, готовясь к XV съезду, придумали миф о возникшем в партии «двоецентрии» и превышении ЦКРК своих полномочий. Нашли сторонников в ЦК, а те инициировали внесение в новый Устав КПРФ таких поправок, которые способны принизить роль ЦКРК в партии и убрать этот заслон, мешающий им заразить КПРФ той же болезнью, от которой скончалась КПСС. XX Пленум ЦКРК вчера оценил это, как политическую ошибку. Я надеюсь, что XV съезд поступит также мудро, как делегаты XIII съезда.

XIII съезд в 2008 году поддержал позицию ЦК и ЦКРК и принял обновленную Программу КПРФ, в которой сохранена формула Победы в виде сплава русской и социалистической идеи, социально-классовой и национально-освободительной борьбы. Съезд постановил, что в условиях мирового кризиса КПРФ, должна стать партией социального наступления, действующей сплоченно, как единое целое, чтобы взять власть и не допустить разрушения России. А это возможно только при строгом выполнении всеми членами КПРФ Программы и Устава КПРФ.

Центральная Контрольно-ревизионная комиссия, избранная XIII съездом сразу после съезда предложила руководству партии и первым секретарям региональных комитетов считать первоочередной задачей глубокое изучение членами партии обновленной Программы КПРФ, как теоретической основы для практической деятельности, чтобы от идейного единства перейти к единству действий.

В Программе четко определен триединый образ КПРФ, как партии будущего, как защитницы интересов трудового народа и как спасительницы русской цивилизации от гибели. Народ надеется, что эту теоретическую целостность КПРФ проявит в делах. Только тогда нас поддержит абсолютное большинство народа. Поэтому ЦКРК все эти годы боролась и трудилась, чтобы это произошло.

Товарищи! В отчетный период центральные контрольные органы партии старались работать целеустремленно и активно. За четыре года проведено 72 заседания, из них 20 пленумов ЦКРК и 52 заседания Президиума ЦКРК. На них рассмотрено 392 вопроса. Активно участвовали в подготовке и рассмотрении вопросов заместители председателя ЦКРК: Бенов Г.М., Волков В.Н., Коломейцев В.А., Святошенко В.А.; члены Президиума – Аниканов В.Я., Алехин А.А. Афанасьев С.Н., Борзунова Л.С., Галдин А.П., Кострикова Е.Г.; члены ЦКРК – Барышникова Н.Г., Бедарев В.С., Воробьев В.А., Демченко С.А., Елизарьев В.Н., Зиганшин Р.Д., Куприянов С.П., Колосков Н.Я, Огнев А.К., Межуев В.С.; руководитель пресс-центра ЦКРК Никитина В.Н.

Большое внимание ЦКРК уделяла выполнению своей первейшей обязанности – контролю за соблюдением Устава членами КПРФ и структурными подразделениями партии. В 2009 году на Пленуме ЦКРК был заслушан отчет члена КПРФ Мельникова И.И. – первого заместителя председателя ЦК, руководителя выборного штаба КПРФ о его работе по мобилизации коммунистов и всех структур партии на участие в выборах и завоевание политической власти. Отметив целенаправленную и творческую работу Мельникова И.И., Пленум ЦКРК обратил внимание членов КПРФ на то, что достижение высоких процентов на выборах в буржуазные парламенты является не целью, а средством для установления власти Советов. Нынешняя власть не допустит принятия разработанных коммунистами законов, поэтому надо максимально эффективно использовать полученные КПРФ депутатские мандаты и их политический, информационный и финансовый ресурсы для укрепления боеспособности партии и взятия власти. А у нас участились случаи, когда люди, получившие с помощью КПРФ депутатский мандат, начинают использовать депутатские ресурсы против партии. ЦКРК предложила кадровой комиссии и орготделу при подборе кандидатов в депутаты на первое место ставить критерий идейности.

В 2010 году на Пленуме ЦКРК был заслушан отчет члена КПРФ Обухова С.П. — секретаря ЦК о его работе по наращиванию информационного присутствия КПРФ в сети Интернет для пропаганды идей, действий партии и борьбы с идеологическими противниками. Пленум, одобрив деятельность Обухова С.П., обратил внимание на необходимость усиления политического контроля за деятельностью региональных сайтов КПРФ. В результате было налажено тесное взаимодействие редакции сайта КПРФ с комиссией Президиума ЦКРК по выявлению и пресечению фактов антипартийной деятельности в Интернет ресурсах КПРФ, возглавляемой членом Президиума ЦКРК Волковым В.Н. Это позволило выявить и пресечь антипартийную деятельность ряда сайтов в КПРФ.

ЦКРК нацелила все контрольные органы партии при осуществлении ими контроля за соблюдением положений Устава, оценивать, на сколько решения структурных подразделений и действия членов КПРФ соответствуют программным целям партии. Региональным комиссиям в этой работе была оказана методическая помощь. Все КРК региональных отделений обеспечены брошюрами «Контрольные органы партии». В 2011 и 2012 году в Москве проведены семинары с председателями КРК региональных отделений, на которых обсуждались темы: «О действиях контрольных органов в период обострения политической борьбы против КПРФ» и «О повышении роли контрольных органов в укреплении партии и достижении программных целей в условиях буржуазно-криминальной диктатуры».

На пленумах ЦКРК заслушаны отчеты о работе КРК Московского и Тульского областных отделений и обобщен их опыт работы. На заседаниях Президиума ЦКРК заслушаны отчеты 31-го председателя КРК региональных отделений об их работе по выполнению решений XIII съезда и пленумов ЦКРК. Заслуживает распространения опыт Иркутского и Ростовского областных отделений, которые разработали и издали свои методические материалы для контрольных органов.

Всё это усилило взаимодействие контрольных органов всех уровней, как единой системы, защищающей партию.

Вторая обязанность ЦКРК – осуществлять контроль за ведением финансово-хозяйственной деятельности партией. Выполняя эту обязанность, ЦКРК в отчетный период регулярно проводила проверки финансовой деятельности ЦК, заслушивала на пленумах и заседаниях Президиума отчеты Управляющего делами ЦК Пономарева А.А. В ходе проверок существенных нарушений не выявлено.

ЦКРК рассмотрела вопрос о состоянии и исполнении сметы КПРФ в 2012 году и докладывает Съезду следующее. Общая сумма поступлений составила 962 млн. рублей. Расходы КПРФ составили 565,6 млн. рублей, из них 85% средств направлены региональным отделениям. Следует с удовлетворением отметить, что в отчетный период ЦК начал регулярное перечисление финансовых траншей региональным отделениям на проведение уставной деятельности. Это самая большая статья расходов ЦК. За ней следуют расходы на выборные кампании и печатную продукцию. Для перевода партийного актива в регионах на профессиональную основу в прошлом году выделено 286 ставок по 12 тысяч рублей. Всё это значительно укрепило дееспособность структурных подразделений партии. А в 2013 году материально-финансовое положение КПРФ ещё больше укрепится.

Руководство КПРФ сумело добиться, чтобы бюджетное финансирование партий за голоса избирателей, полученные на выборах, было проиндексировано с учетом инфляции с 20 до 50 рублей за голос. В результате уже в декабре 2012 года получен первый транш по новым нормам. Поэтому в 2012 году произошло превышение доходов над расходами в сумме почти 400 млн. рублей, которые в 2013 году должны быть направлены на финансирование региональных отделений. Контрольным органам надо усилить контроль за их эффективным использованием.

Центральные контрольные органы партии внесли свой вклад в то, что за четыре года перечисления в ЦК членских взносов выросло в 1,5 раза, а поступление добровольных пожертвований более чем на четверть. Каждое из 52-х заседаний Президиума начиналось с контроля за работой региональных отделений по этому вопросу. За четыре года нами заслушано 169 отчетов первых секретарей региональных комитетов. К сожалению, 9 региональных отделений партии до сих пор не сумели достичь рубежа, определенного ЦК, по сбору членских взносов в размере не менее 20 рублей в месяц с коммуниста. Контрольным органам партии предстоит после Съезда помочь устранить эти недостатки в Башкирском, Дагестанском, Ингушском, Кабардино-Балкарском, Мордовском, Татарстанском, Тувинском, Чеченском, Коми-Пермяцком региональных отделениях.

По инициативе ЦКРК в КПРФ применен опыт Португальской компартии и депутаты законодательных органов, избранные по спискам КПРФ, вносят в партийную казну определенный денежный взнос — партмаксимум. Только от депутатов Государственной Думы на уставную деятельность КПРФ и поддержку союзников в 2012 году поступило почти 30 миллионов рублей.

Третья обязанность ЦКРК – осуществлять контроль за выполнением решений Съезда КПРФ по всем вопросам, отнесенным к её компетенции. XIII съезд дал прямое поручение ЦКРК в пункте 18 постановления по политическому докладу. Он обязал «ЦК и ЦКРК бороться с фактами фракционности и групповщины. Решительно преодолевать проявления мелкобуржуазного перерождения отдельных членов партии. Строго спрашивать с нарушителей партийной дисциплины вне зависимости от занимаемой должности». Выполняя это поручение съезда, Президиум ЦКРК в 2009 году решительно выступил против действий руководства Московского городского комитета КПРФ, превращающих столичное партийное отделение в инструмент по расколу партии. Было принято постановление, призывающее ЦК привлечь первого секретаря МГК КПРФ Уласа В.Д. к партийной ответственности. После тщательной проверки ЦК пошел дальше и сменил руководство МГК.

Другое постановление президиума ЦКРК «О противодействии попыткам создать двоецентрие в Красноярском краевом отделении КПРФ» позволило дать отпор раскольнической деятельности бывшего первого секретаря крайкома Юрчика В.Д. и создать условия для превращения этого партийного отряда в один из лучших в КПРФ.

ЦКРК неоднократно обращала внимание руководства партии на то, что члены ЦК Копышев, Улас, Лигачев не признают Программу КПРФ. Они постоянно инициируют дискуссии по вопросам уже решенным партией, чем расслабляют волю членов КПРФ к достижению программных целей и стремятся превратить её не в единое целое, а в скопление дискутирующих между собой одиночек.

Мы показывали на фактах, что среди идеологов и представителей научного мира в ЦК есть те, кто всячески пытается скрыть от коммунистов лицо главного врага трудящихся, России и человечества – мирового финансового спекулятивного капитала и его российских наемников – олигархов. Они стремятся увести КПРФ от национально-освободительной и социально-классовой борьбы против этих оккупантов и нацелить КПРФ и трудящихся исключительно на социально-классовую борьбу против представителей среднего предпринимательства, как главных эксплуататоров.

ЦКРК решительно разоблачала эту антипартийную деятельность. Для идеологического противодействия им ЦКРК выпустила брошюру «Сталинская наука побеждать», где приведены четыре работы Сталина, теоретически разоружающие фракционеров. Эта брошюра роздана делегатам.

Мы внесли свой вклад в создание теоретических и практических основ для обучения партактива формам и методам национально-освободительной борьбы и социально-классовой борьбы против банковского спекулятивного капитала. С привлечением интеллектуального потенциала патриотической общественности были изданы брошюры: «КПРФ и национально-освободительная борьба», «Лад – русская модель мира», «КПРФ на защите русского языка и России» и книга «Россия: банковское рабство».

ЦКРК предложила новую форму организации масс для ведения национально-освободительной борьбы в виде интернационального по сути Всероссийского созидательного движения «Русский Лад» и стратегические направления его деятельности в виде борьбы за сохранение и развитие русского языка и учреждения нового праздника — Дня русского языка. Мы рады, что эти инициативы уже реализованы партией и востребованы обществом. Об этом было сказано в политическом докладе ЦК.

Выполняя поручения XIII Съезда КПРФ, много сил и энергии ЦКРК затратила на борьбу с проявлениями парткарьеризма и комчванства. К сожалению, в Татарстанском и Оренбургском региональных отделениях уже стало реальностью предсказанная ЦКРК опасность формирования той самой партийной элиты, которая ставит свои групповые интересы выше партийных. Несмотря на неоднократные предупреждения руководители этих отделений Миргалимов Х.Г. и Новиков В.Г. шли к завладению партийными должностями и депутатскими мандатами путем сознательного нарушения Устава КПРФ и расправы с несогласными, путем соглашательства с властью и вытеснения из партии тех, кто реально борется с режимом. ЦКРК использовала все имеющиеся у неё права и средства, чтобы ввести их в русло Устава. Но в течение двух лет мы к сожалению не получили поддержки от орготдела ЦК. Проблема так и не была рассмотрена на совместном заседании президиумов ЦК и ЦКРК, как предусматривается Уставом КПРФ. Это, в итоге, нанесло ущерб партии, т.к. привело к организационному расколу Татарстанского регионального отделения и разрушению партийного единства в Оренбургском отделении. Это наша общая боль.

Новым составам ЦК и ЦКРК после съезда предстоит всерьез заняться лечением этой опасной для партии болезни, потому что она, как раковая опухоль, может быстро распространяться. Об этом свидетельствуют многочисленные сигналы с мест. За четыре года в ЦКРК поступило и рассмотрено 2987 жалоб, заявлений, обращений, апелляций. Из них: из Татарстанского республиканского отделения – 527, Московского городского – 269, Оренбургского областного — 133, Кемеровского областного – 121, Калмыцкого республиканского -102. Поток писем в 2012 году вырос в два раза по сравнению с 2009 годом.

В полтора раза выросло число апелляций членов КПРФ по вопросам наложения взысканий и исключения из партии. За четыре года в ЦКРК поступила и рассмотрена 141 апелляция членов КПРФ. Из них удовлетворено 49.

ЦКРК обязана реагировать на жалобы, заявления и апелляции и была вынуждена многократно рассматривать на своих заседаниях конфликтные ситуации в Татарстанском, Оренбургском, Калмыцком региональных отделениях, требовать и добиваться устранения нарушений Устава, пресекать преследование за критику. К счастью, в КПРФ большинство таких региональных отделений, где коммунисты занимаются делом, а не дрязгами. За четыре года из 54-х региональных отделений в ЦКРК поступило от одного до десяти писем и обращений. А из Омского областного отделения за четыре года в ЦКРК не поступило ни одной жалобы. Там создана атмосфера настоящего партийного товарищества и строгой ответственности за подрыв авторитета КПРФ. Не на словах, а на деле поднята на должную высоту роль первичных отделений, как основы партии. А газета «Красный путь» стала действительно коллективным организатором, сплотившим региональное отделение в единое целое. В результате на Омской областной партийной конференции делегаты проголосовали единогласно за всех членов выборных органов. Такое единомыслие и единогласие, взаимопонимание и взаимодействие позволило этому боевому отряду партии стать одним из лучших в КПРФ по всем показателям.

Для распространения этого лучшего опыта Пленум ЦКРК в 2012 году рассмотрел вопрос «Об опыте взаимодействия Омского областного и Красноярского краевого комитетов КПРФ с контрольными органами по созданию в партийных отделениях обстановки взаимного уважения, требовательности, партийного товарищества и дисциплины». Это постановление было опубликовано в газете «Правда». Справка об их опыте работы направлена в региональные отделения и размещена на сайте КПРФ. ЦКРК выразила благодарность руководителям комитетов и КРК Омского областного отделения Кравцу А.А., Алехину А.А., Петрову И.В. и Красноярского краевого отделения Медведеву П.П. и Бедареву В.С. за умелое руководство и создание творческой атмосферы в коллективе, за товарищескую поддержку активных коммунистов и партийную принципиальность в отношении нарушителей Устава КПРФ.

Товарищи! ЦКРК уверена, что если все отделения КПРФ применят у себя такой опыт работы, то дееспособность и боеготовность партии многократно возрастет. Помните завет предков, что «нет уз святее товарищества». Наша сила в единстве русской и социалистической идей, в единстве партии и народа.

Сегодня в день 95-ой годовщины создания Красной армии мы вправе сказать, что КПРФ – это боевой отряд Красной армии, не склонивший колени и сражающийся на временно оккупированной врагом территории. Мы обязательно освободим нашу Родину от оккупантов, от мировых ростовщиков и их наемников.

Красное знамя Победы будет реять над Кремлем!

Вперед к Победе!

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,