RSS

Архив за день: 2013/03/20

Огромное небо одно, на двоих…, #news, #ru, #russia, #rf, #su, #ussr, #world, #all


Однажды, гуляя по окрестностям Берлина, я наткнулся на советское гарнизонное кладбище в Эберсвальде:






Именно тогда, я впервые узнал о капитане Борисе Владиславовиче Капустине и старшем лейтенанте Юрии Николаевиче Янове. А заодно и об истории возникновения посвящённой им песни Оскара Фельцмана на стихи Роберта Рождественского — «Огромное небо».

В пасмурный апрельский день 1966 года лётчики 668 авиационного полка бомбардировщиков 132 бомбардировочной дивизии 24 Воздушной армии, дислоцировавшейся тогда немецком городке Финов, командир самолёта капитан Борис Владиславович Капустин и штурман старший лейтенант Юрий Николаевич Янов получили приказ перегнать самолёт на другой аэродром. С утра летчики ждали приказ на вылет, не снимая своих высотных костюмов, но стояла непогода — черные тучи затянули небо над аэродромом. Только в 15.00 приказ был получен. В 15.30 звено самолетов поднялось в воздух и, пробив облачность, достигло заданной высоты 4000 метров. Самолеты выровнялись, легли на курс. Через полчаса они должны были приземлиться на другом аэродроме а летчики — вернуться домой. И вдруг «Як» ведущего, пилотируемый Капустиным, резко начал терять скорость. На магнитофонной ленте руководителя полетов их воинской части аэродрома в г. Финов осталась запись:

-83-й, отойдите вправо,- приказал Капустин ведомому и бросил свою машину в сторону.
-Не вижу, где ты? — спросил через две секунды капитан Подберезкин.
-Лети дальше. Я возвращаюсь, — ответил Капустин.

По распоряжению командира ведомый вернулся на прежний курс и еще раз переспросил: «Как у вас?» Капустин не отвечал. На его машине прекратили работу оба двигателя. Такого практически не могло случиться: одновременно отказали два отдельных, независимых механизма. Но — случилось, как установила позже комиссия по расследованию причин катастрофы…

Капустин не знал, что на все действия ему оставалось около 30 секунд. Самолет, с виду похожий на ракету, тянуло вниз. Летчик попытался спланировать кругами. Под крылом была сплошная облачность. То резко бросая вниз, то поднимая машину, Капустин хотел запустить двигатели. Самолет отклонился от курса. Облачность стала редеть, и внизу проглядывался огромный город.

Из рассказа свидетеля западноберлинского рабочего В. Шредера:

«Я работал на 25-этажном здании. В 15 часов 45 минут из мрачного неба вылетел самолет. Я увидел его на высоте примерно полторы тысячи метров. Машина начала падать, затем поднялась, вновь падала и вновь поднималась. И так трижды. Очевидно, пилот пытался выровнять самолет» («Красная звезда» 12.05.1966 г.).

Времени на раздумья капитану Капустину не оставалось, и он начал отводить за город почти неуправляемый самолет. С аэродрома поступила команда катапультироваться. Высота терялась. Тогда еще не катапультировались на малой высоте с реактивных самолетов. Созрело решение направить машину на лес, который виднелся вдали. Об этом и сообщил пилот наземной службе.
Но это был не лес, а немецкое кладбище. В воскресный день Пасхи 6 апреля 1966 года западноберлинские жители отдавали почести умершим, поэтому там было много людей. Капустин увидел: его самолет несется на них. Наземная служба с этого момента о действиях пилотов ничего не знала — переговорные устройства отказали. Остались записи внутренних переговоров на ленте черного ящика. Командир сказал штурману:

— Юра, тебе надо сейчас прыгать.

Штурман Янов понимал, что выстрел его катапульты даст снижение высоты и так неуправляемому самолету. Он ответил:

— Борис Владиславович, я с вами.

В этом решении и состояло мужество Янова. Его ответ был еще и поддержкой своему товарищу. Ведь в сложившейся ситуации он не мог оказать другой помощи командиру.

Летчики прекрасно понимали: если бросить управление самолетом, то от взрыва на земле тонны горючего, которым была заправлена машина, погибнет множество людей. Огромными физическими усилиями летчик уводил за город неуправляемый самолет от столкновения с многоэтажными зданиями. Вдали виднелись проблески воды. Это были река Хафель и озеро Штёссензее.

Туда и направил Капустин самолет. По всей видимости, командир решил посадить самолет на воду, о чем предупредил штурмана. И Янов приготовился к приводнению, отстегнув ремни. Но вдруг перед ними возникла дамба с мостом через шоссе, по которому проносились автомобили.

Неимоверным усилием летчик приподнял машину над мостом, перевалился через него, потеряв скорость, и резко, с большим наклоном, ушел в воду, под толстый слой ила.

Самолет исчез. Наземная служба о месте падения ничего не знала. Лишь одиночный рыбак на озере был свидетелем катастрофы, которая его шокировала. Позже английские власти начали поиск самолета в озере Штёссензее. Самолет упал в английском секторе западного Берлина в нескольких сотнях метров от границы советского сектора, которая пролегала вдоль озера.
Британцы довольно быстро обнаружили место падения, но только на третьи сутки, исследовав в спешке секретную РЛС «Орёл-Д» («Skipspin» по классификации НАТО), которую им удалось извлечь из озера вместе с деталями двигателей (корреспондент британской газеты «Telegraph» горделиво назвал эту сомнительную во всех отношениях процедуру «одной из самых поразительных шпионских операций холодной войны»), достали тела погибших героев, остававшихся в кабине самолёта и передали их представителям Группы Советских Войск.

Всё это время советские военнослужащие искали место аварии на своей территории.
Галина Андреевна, жена Капустина, вспоминала:

— Мне боялись об этом говорить, я узнала эту весть последней. Но уже чувствовала: произошло что-то плохое. Сын-первоклассник, вернувшись из школы, лег на диван, отвернулся к стенке. Видела, как плачут, собравшись вместе, жены офицеров. А когда в квартиру вошли не снимая обуви замполит, парторг и командир полка, я поняла все. Спросила только: «Он жив?» Командир отрицательно покачал головой. И я потеряла сознание…

В родной части с лётчиками простились, как с героями.

Граждане обеих частей Германии и других стран также по достоинству оценили подвиг героев – каждый город ГДР прислал свою делегацию для участия в траурной церемонии, а из Великобритании даже прибыл Королевский оркестр. Тогдашний бургомистр Западного Берлина, будущий канцлер ФРГ Вилли Бранд, сказал: «Мы можем исходить из предположения, что оба они в решающие минуты сознавали опасность падения в густонаселенные районы, и в согласовании с наземной службой наблюдения повернули самолет в сторону озера Штёссензее. Это означало отказ от собственного спасения. Я это говорю с благодарным признанием жертве, предотвратившей катастрофу».

Недалеко от места крушения находится обелиск:

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10.05.1966, за мужество и отвагу, проявленные при исполнения воинского долга, капитан Капустин Борис Владиславович и старший лейтенант Янов Юрий Николаевич были посмертно награждены орденами Красного Знамени.
Званий Героев Советского Союза, которые они, бесспорно заслужили, им не дали по простой причине: двухместный сверхзвуковой истребитель-перехватчик Як-28П, попавший в руки натовцев, в то время считался новейшей, секретной разработкой наших конструкторов. Самолет предназначался для борьбы с воздушными целями на малых и средних высотах, в большом диапазоне скоростей, днем и ночью, при любой погоде. Он был вооружен ракетами с тепловой и радиолокационной головками наведения, тоже новейшим словом в вооружении. Выпускался на Новосибирском авиационном заводе. Особенностью Як-28П была возможность применения стартовых пороховых ускорителей. Это позволяло резко взлететь с разбегом всего 400 метров, что в совокупности с высокой скороподъемностью сокращало время выхода на цель. При посадке выпускалась штанга с датчиком, после касания которым земли сразу же срабатывала система выпуска тормозного парашюта.

Именем Бориса Капустина, похороненного в Ростове-на-Дону, названы улица Ворошиловского района города и школа №51. Юрий Янов похоронен на родине, в Вязьме, на Екатерининском кладбище, и в его честь 1 сентября 2001 года на здании Вяземской средней школы №1 установлена памятная доска…


Практически ровесник лётчиков, молодой поэт Роберт Иванович Рождественский в 1967 году написал в память об их подвиге стихотворение и обратился к композитору Оскару Фельцману с предложением, положить его на музыку. Вот как позднее вспоминал об этом сам Оскар Борисович: «Несколько лет тому назад поэт Роберт Рождественский рассказал мне о замысле новой песни. Толчком к её созданию послужило подлинное жизненное событие. О нём писали в газетах, говорили по радио… Я знал об этом подвиге, но рассказ Рождественского воскресил его с новой силой. На следующий день нами была написана баллада „Огромное небо»…».

Свою песню Оскар Фельцман вначале предлагал исполнителям-мужчинам – Юрию Гуляеву, Муслиму Магомаеву, и Иосифу Кобзону, с которым композитора связывали давние творческие отношения. Но в результате песня в аранжировке Александра Броневицкого «зазвучала» в исполнении его жены, Эдиты Пьехи, а один музыкальный критик даже сказал, что её исполнение стало самым мужским исполнением. Уже в 1968 году в рамках IX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Софии, песня получила несколько наград: золотую медаль и первое место на конкурсе политической песни, золотую медаль за исполнение и стихи, а также серебряную медаль за музыку.
Песню впоследствии исполняли также Марк Бернес, Эдуард Хиль и многие другие.

Огромное небо
Слова Р.Рождественского
Музыка О.Фельцмана

Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя:
В одной эскадрилье служили друзья.
И было на службе и в сердце у них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо одно на двоих.

Летали дружили в небесной дали,
Рукою до звёзд дотянуться могли.
Беда подступила, как слёзы к глазам-
Однажды в полёте, однажды в полёте,
Однажды в полёте мотор отказал.

И надо бы прыгать не вышел полёт,
Но рухнет на город пустой самолёт.
Пройдёт не оставив живого следа
И тысячи жизней, и тысячи жизней,
И тысячи жизней прервутся тогда.

Мелькают кварталы и прыгать нельзя
«Дотянем до леса,» — решили друзья.-
«Подальше от города смерть унесём.
Пускай мы погибнем, пускай мы погибнем,
Пускай мы погибнем, но город спасём!»

Стрела самолёта рванулась с небес
И вздрогнул от взрыва берёзовый лес…
Не скоро поляны травой зарастут,
А город подумал, а город подумал,
А город подумал ученья идут.

В могиле лежат посреди тишины
Отличные парни отличной страны
Светло и торжественно смотрит на них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо одно на двоих.

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , , , , , , ,

Эффективный менеджмент, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


От улицы им. Журавлёва до улицы им. Балябина вдоль Новобульварной тянется зелёный забор, за которым высятся серый обшарпанные здания ОАО «Машзавод» в городе Чита.

Некогда одно из крупных промышленных предприятий региона сегодня находится в глубочайшем кризисе. Причин тому несколько, они связаны как с общим состоянием экономики России и края, так и с конкретными реалиями самого предприятия. В данной статье внимание будет уделено второй группе проблем — собственным проблемам предприятия.

ОАО «Машзавод» имеет множество проблем, которые требуют скорейшего решения, иначе будущего у предприятия не будет, одна из проблем — кадровая проблема. Остро стоит на предприятии проблема нехватки квалифицированных кадров от станочников до руководителей и инженерно-технического персонала.

Политика руководства ОАО «Машзавод» направлена на постепенное выживание и вытравливания грамотных специалистов. В первую очередь — низкие заработные платы. Средний уровень заработной платы 10-12 тыс руб. в месяц.

Предприятие испытывает потребность в токарях, сверловщиках, фрезеровщиках, операторах станков с ЧПУ и т. п., но за зарплату в 5000-7000 руб. в месяц, мало кто пойдёт работать у станка. Если и идут, то низкоквалифицированные кадры, которые выдают большой процент брака. Исходя из этого, говорить о конкурентоспособности продукции не имеет смысла.

Зарплата инженерного персонала 10000-14000 руб. в месяц (это с премиями, ставка главного конструктора 7500 руб. (!)). Об инженерном сопровождении производства за такие деньги не может быть и речи, а о применении инноваций, модернизации, проектировании новых видов продукции можно вообще забыть. Но проблема низких зарплат усугубляется их несвоевременной выплатой — задержки могут составлять от месяца до полугода.

По причине низких зарплат и их несвоевременных выплат в ОАО «Машзавод» происходит постоянная текучка кадров. Грамотные специалисты долго на предприятии не задерживаются (попадаются некоторые уникумы — но это скорее исключение чем правило).

В результате чего, большую часть персонала составляют низкоквалифицированные работники пенсионного и постпенсионного возраста, которые на работу ходят больше в силу привычки.

В целях «экономии», руководство ОАО «Машзавод» раз в полгода переводит часть сотрудников на трёхдневную рабочую неделю, в результате чего и без того низкие зарплаты уменьшаются в двое. В дополнение к вышесказанному стоит добавить неоправданно большой штат

начальников, руководителей и начальничков различного уровня и служб, составленный по большому счёту из приближённых к руководству завода, на «кормление» которых уходит приличная доля бюджета. Причём ни начальники, ни их службы существенного вклада в работу завода не вносят.

Масло в огонь подливает существующая в производственной структуре предприятия система откатов. Заключается она в том, что, если работник предприятия (не важно токарь

или сотрудник лаборатории) выполняет сторонний заказ, то он должен «откатить» с него различного рода начальникам — начальнику бюро заказов, начальнику цеха, бухгалтерии и т. п. Из-за чего стоимость заказа становится непомерно и неоправданно большой, а сам исполнитель получает всего-лишь малую часть. Особенно туго в этом отношении приходится станочникам, т. к. их заказы «крышуют» (другого слова здесь просто не подберёшь) начальники и замначальники цехов, забирающие соответственно большую часть прибыли.

Но существует на предприятии две особые категории сотрудников, которые находятсяв выгодном положении.

Первые — это сотрудники, работающие по контракту. Сюда входят сотрудники без которых предприятие не может обойтись, поэтому руководство вынуждено заключать с ними контракт. Зарплаты по контракту в полтора-три раза превышают среднюю зарплату у аналогичных сотрудников — не-контрактников, что создаёт напряжённость в коллективе.

Вторые — совет директоров, они тоже работают по контракту, но их зарплаты кратно отличаются от зарплат остальных сотрудников (что странно, для предприятия, находящегося на стадии банкротства).

Реализуется древняя схема управления — «разделяй и властвую».

Штатные сотрудники вынуждены терпеть унижения со стороны руководства, т. к. любое выступление в защиту своих прав грозит увольнение. Собственно из штатных сотрудников никто в подавляющем большинстве и не вступится за свои права потому, что:

– они не привыкли отстаивать свои права;

– они все в основном пенсионеры и получают пенсию, потеря маленькой зарплаты не страшна;

– квалификация низкая и в другом месте их не примут на работу;

Всё на, что хватает штатных сотрудников, — гневные разговоры в курилках и за глаза от начальства.

Существующий профсоюз своих функций не выполняет, чем вообще занимается эта структура в ОАО «Машзавод» неизвестно.

Работающие по контракту тоже не будут стремиться изменить ситуацию, т. к.:

– потеряют контракт;

– не считают своё положение безысходным по сравнению со штатными сотрудниками;

– контакт получили по-блату, терять место не хотят, тем более делать особо ничего не надо.

Сложившаяся ситуация выгодна руководству ОАО «Машзавод», иначе, чем объяснить то, что менять её не собираются.

Бывший сотрудник ОАО «Машзавод»

От редакции: Многие читатели увидят в письме свой завод или фабрику. Похожие ситуации на многих, еще не до конца разворованных и разрушенных предприятиях нашей страны. Это и есть эффективное управление эффективных менеджеров. А не пора ли трудящимся объединиться, брать власть в свои руки и гнать таких управленцев поганой метлой!

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

О положении на предприятии г. Чита «Машзавод». Рабочий корреспондент, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


От улицы им. Журавлёва до улицы им. Балябина вдоль Новобульварной тянется зелёный забор, за которым высятся серый обшарпанные здания ОАО «Машзавод» г. Чита. Некогда одно из крупных промышленных предприятий региона сегодня находится в глубочайшем кризисе. Причин тому несколько, они связаны как с общим состоянием экономики России и края, так и с конкретными реалиями самого предприятия. В данной статье внимание будет уделено второй группе проблем — собственным проблемам предприятия.

ОАО «Машзавод» имеет множество проблем, которые требуют скорейшего решения, иначе будущего у предприятия не будет, одна из проблем — кадровая проблема. Остро стоит на предприятии проблема нехватки квалифицированных кадров от станочников до руководителей и инженерно-технического персонала. Политика руководства ОАО «Машзавод» направлена на постепенное выживание и вытравливания грамотных специалистов.

В первую очередь — низкие заработные платы. Средний уровень заработной платы 10-12 тыс руб. в месяц.

Предприятие испытывает потребность в токарях, сверловщиках, фрезеровщиках, операторах станков с ЧПУ и т. п., но за зарплату в 5000-7000 руб. в месяц, мало кто пойдёт работать у станка. Если и идут, то низкоквалифицированные кадры, которые выдают большой процент брака. Исходя из этого, говорить о конкурентоспособности продукции не имеет смысла. Зарплата инженерного персонала 10000-14000 руб. в месяц (это с премиями, ставка главного конструктора 7500 руб. (!)). Об инженерном сопровождении производства за такие деньги не может быть и речи, а о применении инноваций, модернизации, проектировании новых видов продукции можно вообще забыть.

Но проблема низких зарплат усугубляется их несвоевременной выплатой — задержки могут составлять от месяца до полугода.

По причине низких зарплат и их несвоевременных выплат в ОАО «Машзавод» происходит постоянная текучка кадров. Грамотные специалисты долго на предприятии не задерживаются (попадаются некоторые уникумы — но это скорее исключение чем правило). В результате чего, большую часть персонала составляют низкоквалифицированные работники пенсионного и постпенсионного возраста, которые на работу ходят больше в силу привычки.

В целях «экономии», руководство ОАО «Машзавод» раз в полгода переводит часть сотрудников на трёхдневную рабочую неделю, в результате чего и без того низкие зарплаты уменьшаются в двое.

В дополнение к вышесказанному стоит добавить неоправданно большой штат начальников, руководителей и начальничков различного уровня и служб, составленный по большому счёту из приближённых к руководству завода, на «кормление» которых уходит приличная доля бюджета. Причём ни начальники, ни их службы существенного вклада в работу завода не вносят.

Масло в огонь подливает существующая в производственной структуре предприятия система откатов. Заключается она в том, что, если работник предприятия (не важно токарь или сотрудник лаборатории) выполняет сторонний заказ, то он должен «откатить» с него различного рода начальникам — начальнику бюро заказов, начальнику цеха, бухгалтерии и т. п. Из-за чего стоимость заказа становится непомерно и неоправданно большой, а сам исполнитель получает всего-лишь малую часть. Особенно туго в этом отношении приходится станочникам, т. к. их заказы «крышуют» (другого слова здесь просто не подберёшь) начальники и замначальники цехов, забирающие соответственно большую часть прибыли. Но существует на предприятии две особые категории сотрудников, которые находятся в выгодном положении.

Первые — это сотрудники, работающие по контракту. Сюда входят сотрудники без которых предприятие не может обойтись, поэтому руководство вынуждено заключать с ними контракт. Зарплаты по контракту в полтора-три раза превышают среднюю зарплату у аналогичных сотрудников — не-контрактников, что создаёт напряжённость в коллективе. Вторые — совет директоров, они тоже работают по контракту, но их зарплаты кратно отличаются от зарплат остальных сотрудников (что странно, для предприятия, находящегося на стадии банкротства).

Реализуется древняя схема управления — «разделяй и властвую». Штатные сотрудники вынуждены терпеть унижения со стороны руководства, т. к. любое выступление в защиту своих прав грозит увольнение. Собственно из штатных сотрудников никто в подавляющем большинстве и не вступится за свои права потому, что: – они не привыкли отстаивать свои права;

– они все в основном пенсионеры и получают пенсию, потеря маленькой зарплаты не страшна;

– квалификация низкая и в другом месте их не примут на работу;

Всё на, что хватает штатных сотрудников, — гневные разговоры в курилках и заглаза от начальства.

Существующий профсоюз своих функций не выполняет, чем вообще занимается эта структура в ОАО «Машзавод» неизвестно. Работающие по контракту тоже не будут с тремиться изменить ситуацию, т. к.:

– потеряют контракт;

– не считают своё положение безысходным по сравнению со штатными сотрудниками;

– контакт получили по-блату, терять место не хотят, тем более делать особо ничего не надо.

Сложившаяся ситуация выгодна руководству ОАО «Машзавод», иначе, чем объяснить то, что менять её не собираются.

Бывший сотрудник ОАО «Машзавод» г. Чита

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

НАТО решило использовать ливийский опыт в Сирии, #news, #ru, #rf, #russia, #world, #all


Войска НАТО готовы вмешаться в гражданскую войну в Сирии и провести там военную операцию по ливийскому образцу, заявил во вторник командующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Джеймс Ставридис. «Как мы все знаем, ситуация в Сирии постоянно ухудшается. Убиты 70 тысяч человек, миллион беженцев вынужден был покинуть страну, примерно 2,5 миллиона человек пришлось покинуть свои жилища. Пока никакого завершения жестокой гражданской войны не видно. Так что альянс занял такую позицию: двигаться в той же последовательности, в которой он двигался в ситуации с Ливией», — сказал Ставридис, выступая на слушаниях в комитете по вооруженным силам сената конгресса США.

Адмирал также отметил, что как и в случае ливийской кампании 2011 года, необходимо принять резолюции СБ ООН, а также получить согласие всех 28 членов НАТО для использования вооруженных сил альянса в Сирии.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Научно-технический задел исчерпан, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


Москва. 20 марта. INTERFAX.RU — Научно-технический задел российских предприятий оборонно-промышленного комплекса практически исчерпан, заявил в среду в Москве замминистра обороны Юрий Борисов.

«К сожалению, должен констатировать, что научно-технический задел на сегодня практически исчерпан», — сказал Борисов, выступая на Военно-промышленной конференции в среду.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

КНДР провело учения с участием боевых беспилотников, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


Северокорейские военные провели в среду учения, в ходе которых тестировались боевые беспилотные летательные аппараты, говорится в сообщении, распространенном по каналам Центрального телеграфного агентства Кореи (ЦТАК).

За проведением маневров наблюдал северокорейский лидер Ким Чен Ын.

«Ким Чен Ын заявил, что беспилотные самолеты получили координаты и время атаки с учетом того, какие цели они могут поразить в Южной Корее. Он (Ким Чен Ын — ИФ) с большим удовольствием добавил, что самолеты сумели нанести сверхточные удары по вражеским целям», — отмечается в сообщении.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

В.И. Кашин: Крестьянину нужна поддержка, а не слова, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


Выступление заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, академика РАСХН В.И.Кашина 15 марта 2013 года на «правительственном часе» по отчету министра сельского хозяйства Российской Федерации Н.В.Федорова.

— Компартия Российской Федерации, наша фракция, всегда поддерживала крестьянство и впредь будет поддерживать.

Своё выступление хочу начать с вопросов, которые задаем не только мы, коммунисты, но и все крестьяне. Почему, в конце концов, напряжённый труд крестьянства, и даже некоторая положительная динамика в развитии сельскохозяйственного производства на уровне примерно 16% за последние 5 лет так и не привела к улучшению положения на селе? Почему на селе господствует нищета, а в производстве рентабельность едва достигает 5%? Более того некоторые лучшие наши аграрные регионы, так сказать флагманы сельскохозяйственного производства, такие как, например, Татарстан, Белгородская область, в 2011 году даже снизили рентабельность до отрицательных значений — от минус 5 – до минус 20%, т.е. из прибыльных превратились в убыточные. В 2012 году этот процесс распространился и на другие лучшие хозяйства, имеющие европейские достижения по надоям, урожайности и т.д., и они стали убыточными. Особенно пострадали свиноводство и птицеводство. Почему вместо конкурентной среды создается ее антипод – антирыночная, антикрестьянская среда, в которой никакого просвета не просматривается?

Можно сколько угодно говорить о разных принимаемых мерах, выбранных направлениях и движениях, и даже увидеть где-то точку роста. Но мы не должны заниматься самообманом. Надо реально оценивать ситуацию, если мы хотим действительно изменить ее к лучшему. А она на самом деле не очень приглядная. Отрасль в целом потеряла в интегральных оценках производства примерно в 3-4 раза к уровню 1990 года. В том числе в 4 раза уменьшились инвестиции, в 17 раз снизилась государственная поддержка сельского труженика. В общих основных фондах страны доля сельского хозяйства сократилась в 4 раза.


И какие бы мы не говорили красивые слова, но вот эти факты говорят сами за себя, и как нельзя лучше характеризуют политику государства по отношению к своему кормильцу. За правильными словами пока не просматривается та система мер, которая могла бы обеспечить необходимую динамику возрождения сельскохозяйственного сектора экономики. Более того, приведенная официальная статистика указывает на тот факт, что нынешние «профессионалы»-анрарии не в состоянии даже согласовать между собой отдельные ее позиции. Так по статистике поголовье молочного стада уменьшается, кормов заготавливается меньше, а производство молока увеличивается. Ну, что это такое, как не «потемкинские деревни»? Кому нужны эти приписки и дутые цифры?


Исходя из этого, мы все, и депутаты, и правительство, и выступавший здесь министр, должны осознать и понять свою ответственность за нынешнее состояние российского села и его будущее. Ведь, давайте, возьмем вот такой факт из реальной жизни. Завершилась пятилетняя федеральная программа по развитию и поддержке АПК. Каковы ее итоги? И печальные, и смешные. Из двенадцати основных индикаторов по одиннадцати она провалена. Не провалена лишь по одному. Но по какому?! Оказывается, мы добились успехов в увеличении ресурсной мощности в личных подсобных хозяйствах. Ну, надо же такое придумать! Деревни тысячами сметаем с лица земли, крестьян на треть убавилось, а ресурсная мощь личных подсобных хозяйств, оказывается, выросла! Кому нужны подобные статистика и отчетность?

Провалено все, что связано с развитием села, с устойчивостью территорий, с социальной сферой. Уровень заработной платы на селе едва достигает 53% от средней по промышленности.

Село загнали в долги. Почему эта ситуация десятилетиями практически не меняется? Почему крестьян превратили в вечных изгоев? И ведь перспектива остается весьма туманной, свет в тоннеле пока не просматривается. В новой федеральной программе по развитию АПК опять закладывается всего лишь 3-4-процентное увеличение финансирования на водоснабжение, газификацию и социальное обустройство деревни. И самое печальное, все это закрепляется через планируемую нищенскую зарплату. Спрашивается, кому нужно такое планирование? Очевидно, только тем, кто решил лишить страну продовольственной безопасности.

В АПК резко недостает кадров, особенно механизаторов, специалистов. Молодежь все чаще принимает решение покинуть сельскую местность. А что привлекательного остается на селе, если зарплата нищенская, труд тяжелый, жилья нет, дороги не строят, фельдшерские и акушерские амбулатории сократились в 11 раз? Аналогичная ситуация складывается с детскими садами, больницами, школами, домами культуры. В примитивном состоянии, с оборудованием 70-80-х годов прошлого века находятся колледжи и профтехучилища по подготовке механизаторов широкого профиля и других специалистов.

С подобными подходами мы ничего не добьемся и ничего не изменим. Можно только окончательно потерять возможность обеспечить продовольст­венную безопасность страны. Социологические исследования свидетельствуют о том, что около 50% селян готовы покинуть деревню.

Что мы предлагаем? Во-перых, срочно заняться исправлением провальной ситуации на селе, в первую очередь решить социальные вопросы, включая проблему повышения заработной платы, без чего вообще решить ничего не удастся. Во-вторых, необходимо разработать и реализовать меры по технологическому обновлению агропромышленного комплекса, для чего важно решить вопросы льготного кредитования села и лизинга сельхозтехники. Мы должны не 20 тысяч тракторов поставлять для АПК в год, а минимум 50 тысяч, в 2-3 раза увеличить приобретение зерноуборочных и кормоуборочных комбайнов, не забывая при этом и о подготовке соответствующих кадров механизаторов.


Наконец, пора решить и такую острую проблему как диспаритет цен. Государственная поддержка на 1 гектар пашни надо поднять до уровня Евросоюза или хотя бы на уровень Белоруссии и Казахстана, по крайней мере, не ниже уровня 1990 года советского времени. Та поддержка, что сегодня получает крестьянин на гектар пашни в размере примерно 208 рублей — это слезы, иначе и не назовешь. Ведь только известкование 1 гектара обходится почти в 20 тысяч рублей. Намеченные государственной программой системы мер, в том числе 208 руб. на 1 га пашни, даже при двух-трехкратном увеличении ничего не дают в сравнении с уровнем государственной поддержки в 330 евро на гектар в Евросоюзе. Как можно конкурировать с европейским производителем с разницей в поддержке государством своего крестьянина в 50-60 раз меньше, да еще при зашкаливающем диспаритете цен?! А если добавить сюда еще раскорчевку деревьев, их утилизацию и другие аграрные мероприятия, то какую часть расходов покроет крестьянин государственной поддержкой в размере 208 рублей? Именно поэтому сегодня заброшены 41,5 млн. га пашни, 92 млн. га сенокосов и пастбищ. Деградируют даже тучные черноземы. К примеру, в Московской области, одной из лучших аграрных областей, 540 тыс. га сельскохозяйственной земли не обрабатывается, 20% земель подвержены закислению. Обрабатывается всего 520 тыс. га.

Не лучше ситуация по всему нечерноземью и центральной России. Так дальше продолжаться не может. Вот почему мы настаиваем на государственной поддержке села на уровне государств-участниц ВТО. Необходима государственная программа о вводе земель сельскохозяйст­венного назначения в сельскохозяйственный севооборот.

Остается нерешенным и вопрос доступа крестьян на рынок. По-прежнему на труде крестьянина наживаются всякого рода посредники и прихлебатели. Решить эту проблему можно было бы через организацию сети сельхозрынков, возрождение сельхозпотребкооперации и принятие закона «О торговле».

К несчастью крестьянства крупные торговые сети узурпировали практически всю торговлю продовольствием. При этом умело спекулируют импортом, загоняют отечественного производителя в нишу, где он вынужден довольствоваться 10-15% стоимости в рознице доли своего труда. В мире труд крестьянина в розничной цене продовольствия оценивается в 50% от общей стоимости. Так было и в СССР. А сейчас отечественные олигархи и владельцы торговых сетей в погоне за прибылью вконец разоряют крестьян. Роль аграрных союзов и в целом агропромсоюза в решении этого вопроса ничтожна. Да и наш закон «О торговле» думское большинство зарубило. Со своей стороны мы убеждены, что решение этого вопроса было бы одним из основных стимулов обеспечения качественным продовольствием населения страны.

Большая работа предстоит и в законодательном плане. Фракцией КПРФ подготовлен целый пакет законов по поддержке АПК страны и крестьянства. Давайте займемся их рассмотрением и примем в ближайшее время. Их ждут и на селе, и в Росрыболовстве, Росрыбхозе, и в отрасли в целом. Тем более сегодня это особенно актуально, учитывая, что отрасль и все ее составляющие начали работать в не очень комфортных условиях ВТО.

Оперативность реагирования на складывающуюся ситуацию нужна не только парламенту, но и министерству. Ведь три месяца прошло нового года, а на селе никакого финансирования. Такого не было никогда, только Сердюков по полгода не выплачивал деньги ВПК.

Хочу обратить внимание на важность земельных отношений. Они требуют от нас особого внимания и осмысления. Мы ни в коем случае не должны потерять категорийность земель. По-прежнему вызывает тревогу деградация земель сельхозназанчения, снижение плодородия почв. Ежегодно сорняки выносят из почвы в 2 раза больше полезных веществ, чем вносится удобрением. Остро стоит проблема защиты растений от вредителей и болезней, проблема мелиорации, агромелиорации и т.д. Недавно состоялось годичное собрание Россельхозакадемии, на котором эти вопросы прозвучали особенно отчетливо и тревожно. Говорил по данной теме сегодня и министр, что воспринимается вполне положительно. Главное, чтобы слова не расходились с делами.

Роль государства в возрождении сельской отрасли остается главной и решающей. Без государственной поддержки, без государственного регулирования всей сложной совокупности накопившихся проблем изменить ничего не удастся. Надо немедленно задействовать государственные регуляторы, в том числе и в таком важном вопросе, как рынок зерна. Если бы мы, например, вовремя наложили эмбарго на вывоз зерна, не было бы такого сегодня провала в птицеводстве и в свиноводстве. Политика вывоза зерна из страны, вместо глубокой переработки, является пагубной для страны. Федеральный бюджет теряет на этом огромные деньги. Экспорт зерна – это все та же торговля сырьем вместо готовой продукции, которую мы импортируем, обеспечивая конкурентов и сырьем, и рабочими местами, и солидной прибылью.

Несколько лет мы убеждали министра сельского хозяйства и Правительство, которые взахлеб радовались этой дури. Десятки раз с трибуны Государственной Думы мы говорили, что вывозить зерно за рубеж – это не только потеря 15 тыс. руб. с тонны, а и потеря рабочих мест, порождение безработицы и вывоз за рубеж минимум 40 млрд. долларов. Хорошо, что наконец-то новый министр нас сегодня заверил, что он это понимает. Ведь в СССР производили продовольствия очень много, но плохо хранили и еще хуже его перерабатывали, отсюда и пустые прилавки.

Особенно важно восстановить интервенцию зерна, причем не менее 15 млн. ежегодно, уметь резервом эффективно распорядиться. Ведь ситуацию на рынке зерна можно сравнить с лесными пожарами 2010 года, только в квадрате по важности.

В заключение несколько слов по предложениям в новую программу до 2020 года и отраслевые подпрограммы. Вопросы селекции, семеноводства, питомниководства, выращивания племенного скота должны поддерживаться государством. Защита растений, животных, мелиорация и агромелиорация – все эти направления необходимо взять под особый контроль. Россельхозбанк, Агролизинг, сельхозстрахование – это особые рычаги министерства. И работают они пока неудовлетворительно.

Необходимы меры усиления контроля за качеством продовольствия, особенно за импортом в условиях ВТО. Пора министру сельского хозяйства быть министром сельского хозяйства и продовольствия и решать комплексно все вопросы производства, переработки и реализации продовольствия потребителю. Сегодня именно та ситуация, когда министр должен иметь статус вице-премьера Правительства РФ и быть профессионалом в своем деле.

Одним словом, уважаемые коллеги и министр, крестьянин ждет от нас не красивых слов, а реальной помощи. Давно пора перейти от рисования благостных картин к реальным делам серьезной государственной политики в сфере обеспечения продовольственной безопасности страны. Мы обязаны вместе все сделать в ближайшее то, чего не сделали за все это время пустых разговоров и общений – сделать АПК мощным и конкурентоспособным в условиях ВТО, а жизнь на деревне привлекательной и обеспеченной.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

Гвоздь для губернатора, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


В Волгограде, на площади Павших Борцов, горожане, собравшиеся на организованный сталинградским обкомом КПРФ митинг, выразили протест против политики губернатора Боженова.

ПО СЛОВАМ выступавших, в регионе не решаются ни сельские, ни городские проблемы, следовательно, «нетрудоспобным» не место в правительстве.

В выступлениях участников затрагивались такие темы, как завышенные коммунальные тарифы, разбитые дороги, закрытие предприятий Волгограда, прекращение работы общественного транспорта на селе, ликвидация личных подсобных хозяйств, сокращение мест в больницах. Протестовавшие вышли с лозунгами: «С. Боженов, мы тебя увольняем!», «Мировым ценам — мировая зарплата», «Прекратите уничтожать нас, отнимая жизненно важные объекты», «Досрочные честные выборы».

Член фракции КПРФ в Госдуме Алевтина Апарина на митинге заявила:

— Власть сегодня не способна решать проблемы избирателей. Сколько обещаний мы слышали в предвыборных речах Путина! Много из них выполнено? Путин нам заявил на днях, что образование никогда не будет платным. Так оно уже платное, без денег учиться невозможно.

Кандидат в депутаты Волгоградской областной думы по Городищенскому одномандатному округу № 5 Андрей Куприков считает, что чиновники давно потеряли стыд и совесть.

— Не было и месяца, чтобы негативная информация о Волгограде не прошла в федеральных новостях, — сказал он. — Обидно за боевой и героический город. Мы требуем отправить в отставку губернатора Боженова.

Первый секретарь Астраханского обкома комсомола Халит Аитов рассказал о тех «чудесах», которые творил Боженов, будучи мэром Астрахани:

— Он и его команда про себя говорят: дескать, оставили там след… А мы заявляем: нет — они наследили.

— День отъезда Сергея Боженова станет для Волгограда вторым днём победы, — добавил редактор газеты «Сталинградская трибуна» Сергей Коляев.

Секретарь Городищенского районного комитета Сергей Будников высказал уверенность в победе КПРФ на ближайших довыборах в облдуму:

— Хватит быть вторыми. Давайте своей победой на предстоящих выборах забьём первый гвоздь в крышку гроба правительства губернатора Боженова.

Главный энергетик завода «Баррикады» Дмитрий Карпов порекомендовал властям начать оптимизацию не с социальных программ, а прежде всего со своих расходов.

Об «оптимизации» здравоохранения на селе рассказала жительница Калачёвского района Наталья Забродина. Она заметила, что теперь селянам за медицинской помощью приходится ездить в город.

Экологическую тему (в частности, скандал вокруг разработки никелевого месторождения на Хопре) затронули первый секретарь Урюпинского райкома КПРФ Алексей Шевырев и атаман Национально-культурной автономии казаков Урюпинска Александр Титов. К слову, казаки солидарны с коммунистами в вопросе отставки губернатора, о чём и заявили на митинге.

Член общественного движения «Волгоградские родители за права детей» Ольга Чебуракова в свою очередь отметила, что компенсации на детское питание в 300 рублей семьям, где есть малыши, явно не хватает, это же жалкая подачка.

Среди собравшихся были замечены молодые люди, якобы журналисты, задававшие провокационные вопросы, к примеру: «Кто и сколько денег вам заплатил за участие в митинге?»

Первый секретарь Сталинградского обкома КПРФ Николай Паршин подчеркнул, что на митинге присутствуют представители разных районов. «Здесь они не потому, что им заплатили, — им небезразлично будущее страны. Власть боится протеста! Поэтому сегодня мы и наблюдаем попытки сорвать и «очернить» митинг», — заявил лидер волгоградских коммунистов.

— Наши оппоненты призывают отказаться от акций протеста и договариваться в кабинетах. Но мы говорим «нет» этой власти и «да» Правительству народного доверия, — заявил первый заместитель председателя Волжской городской думы (фракция КПРФ) Виталий Кокшилов.

В числе требований митинговавших — возвращение всенародных выборов главы Волгограда, роспуск Волгоградской городской и областной дум.

Пресс-служба Сталинградского обкома КПРФ.

Разрушителей — судить!

ТЕМОЙ проведённого коммунистами Костромы пикета стала защита советской системы науки и образования. Он был приурочен к 150-летнему юбилею со дня рождения выдающегося русского и советского учёного В.И. Вернадского.

В Костроме около 40 школ. Половина преподавателей в них — весьма почтенного возраста. А молодых учителей там всего 12 процентов. За последние три года из местных учебных заведений из-за низкой зарплаты ушли около 10 процентов педагогов. Поэтому одно из основных требований протестовавших было начертано на плакате: «Педагогам — достойную зарплату!»

Советская система образования, лучшая в мире, безжалостно «реформируется» антинародным правительством. Подходившие к пикетчикам костромичи заявляли: «Пока Ливанов, этот разрушитель, будет сидеть в кресле министра образования, ничего не изменится. А Фурсенко судить надо. Они уже практически разрушили отечественную школу».

К пикету организаторы акции выпустили календарик, посвящённый В.И. Вернадскому. А ещё в его честь, в честь русской науки и образования местные коммунисты проведут «круглый стол».

Пресс-служба Костромского обкома КПРФ.

Город приветствовал коммунистов

КОММУНИСТЫ и комсомольцы Мордовии провели в Саранске автопробег, посвящённый 20-летию воссоздания Коммунистической партии Российской Федерации.

— Это славная дата для нашей партии, — сказал секретарь Саранского горкома КПРФ Михаил Малыгин. — Автопробегом мы хотим ещё раз показать народу, что коммунисты республики на страже его интересов.

Колонна машин с плакатами «20 лет КПРФ» и лозунгами протеста против безудержного роста тарифов на услуги ЖКХ, цен на продукты и товары первой необходимости проехала по всем микрорайонам города. С тротуаров участников автопробега активно приветствовали горожане, а встречные машины в знак солидарности сигналили.

Завершился автопробег возложением цветов к памятнику основателя Компартии и нашего государства В.И. Ленина.

— Наши акции на колёсах на этом не закончатся, — пообещал М. Малыгин. — Уже в начале апреля, когда «пройдут дожди, сойдут снега», мы проведём очередной автопробег под лозунгами: «Плачу налоги. Где дороги?», «Саранск — столица бездорожья!»
Василий ПОПКОВ. Республика Мордовия

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Инвестор довёл до ручки, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


В Лесосибирске прошёл митинг работников одного из старейших предприятий Красноярского края — Маклаковского лесопильно-деревообрабатывающего комбината, который был основан в 1916 году.

АКЦИЯ ПРОШЛА под лозунгом «Мы против голодовки». Организатором митинга выступила первичная профсоюзная организация работников ЛДК «Соцпроф» при поддержке и участии коммунистов города.

ОАО «Маклаковский ЛДК» сейчас находится на стадии банкротства, введена процедура наблюдения. Серьёзные финансовые претензии предприятию предъявила иорданская компания «Международный инвестор по торговой деятельности». Общая сумма иска составляет 438,9 млн. рублей. В результате на грани увольнения находятся более 800 работников предприятия, которые не получали заработную плату с декабря 2012 года. На митинге была принята резолюция, в которой главными требованиями являются сохранение комбината как действующего предприятия, допуск людей до работы и выплата задолженности по заработной плате.

Игорь БУРШИН. Депутат фракции КПРФ в краевом Законодательном собрании. Красноярский край.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Социалисты Латвии настроены по-боевому, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


Латвия, в своё время по праву считавшаяся союзным центром перспективных технологий, развитой индустрии, передового сельского хозяйства и комфортабельной жизни граждан, была одной из самых колоритных витрин СССР. И вывела её из европейского захолустья именно Советская власть.

Чем дышит сегодня эта прибалтийская республика, после того как в начале 1990-х под давлением буржуазной реакции попрощалась с социализмом и получила так называемые свободу и независимость, что за эти годы на «вольных хлебах» в стране выросло, каковы перспективы здесь у левых сил?

Об этом для «Правды» рассказывает депутат сейма Латвийской Республики, член правления Социалистической партии Латвии Раймонд РУБИКС.

— НАЧНУ С ТОГО, что наша партия представлена практически во всех правящих структурах. Три наших депутата работают в латвийском сейме и семь партийных представителей — в Рижском самоуправлении. Довольно много социалистов в местных управленческих органах по всей стране. Примечательно, что больше всего наших «полпредов» работают в органах власти в таком депрессивном регионе, как Латгалия, расположенном недалеко от российской границы.

Социалистическая партия ведёт тяжёлую борьбу в условиях капитализма, причём капитализма разнузданного. Сейчас у руля страны находятся националистически настроенные политические силы, которые выслуживаются перед европейским правительством и загоняют свой народ в ужасные условия существования: урезается зарплата простых тружеников, сворачиваются социальные пособия и программы.

— Тем активнее вы должны проявлять себя. Верно?

— Так и есть. На уровне самоуправления, особенно в Риге, где Соцпартия входит в правящую коалицию, нам порой удаётся добиваться льгот и улучшения условий жизни для человека труда, для людей социально незащищённых. Так, например, Рижское самоуправление при активном участии наших партийцев предоставило пенсионерам, школьникам и всем детям право на бесплатный проезд в городском общественном транспорте. Представители Соцпартии продвигают здесь многие программы, в том числе по утеплению школ, улучшению медицинского обслуживания и тому подобные.

— Дела социальные — это, естественно, партийный приоритет…

— На эти проблемы мы и делаем упор в нашей работе — и разъяснительной, и прежде всего практической — той, которую можно увидеть и ощутить.

— Замечу, что в этом вы во многом сродни российским коммунистам.

— Кстати, наша партия названа социалистической только из-за того, что коммунистические и идеология, и атрибутика в нашей стране запрещены. Они по закону приравнены к фашистским. Поэтому мы и вынуждены именоваться так. Хотя по сути остаёмся продолжателями дела Компартии Латвии советского времени. Марксистско-ленинские идеи — это по-прежнему наши убеждения, наши действия, наше оружие.

— А как сегодня эти идеи воспринимает молодое поколение республики? Ведь, согласитесь, именно от этого зависят все партийные перспективы.

— Работа с подрастающим поколением — один из сложнейших вопросов левого движения во всех странах. В этом я убедился, общаясь с товарищами на недавно прошедшей в Москве организованной КПРФ Международной встрече представителей коммунистических и рабочих партий.

То, что левые идеи становятся всё более популярными в молодёжной среде, — факт бесспорный. И наша партия немало делает для того, чтобы её ряды пополнялись свежими силами. Однако многое здесь упирается в проблему эмиграции молодёжи. У нас же открытая зона европейского рынка труда, и потому молодые уезжают в поисках «европейского» счастья. Получается, что отстаивают будущее родной Латвии они порой лишь на уровне пожеланий.

Но всё ж таки отмечу, что третья часть тех избирателей, кому пока не исполнилось и тридцати, голосуют за социалистические идеи. А недавно к нам обратилась молодёжная организация «Солидарность» и предложила вместе повоевать на социально-политических баррикадах. Словом, фронт нового поколения ширится.

Мы также плотно сотрудничаем с левой партией «Согласие», с которой у нас сложились дружественные отношения. В целом же наших сторонников в Латвии — почти половина населения.

— И это, несмотря на заполонивший Прибалтику махровый антисоветизм! А чего, собственно, эти господа реставраторы хотели, когда их буржуазный реванш на пространстве разрушенного СССР принёс большинству людей только беды…

— Увы, всё так! Латвию опутала коррупция. Экономика республики, даже по официальным данным, наполовину спрятана в тени. Доходы многих людей съедает платная медицина, очень дорогим стал общественный транспорт. А зарплата у нас одна из самых низких в Европе. И всё это к тому же сдобрено агрессивной политикой правящих буржуазных партий, запугивающих латышей «ужасами» социализма. Вот частенько у нашего затравленного режимом обывателя и выходит, что он душой-то с нами, а делом — в стороне.

— На таком фоне расти должно, пожалуй, только одно: борьба рабочих за свои права. Вы с ними на одном рубеже?

— Да, пролетариат с нами. Рабочий класс — это костяк нашей партии. Проблема только в том, что в нынешней Латвии, доведённой вернувшимся капитализмом до европейской обочины, рабочих осталось очень мало.

А профсоюзы у нас пока очень слабы. Да и почти все они карманные, выполняющие лишь политические и социальные заказы буржуазии.

— Полагаю, что любой профсоюз — это плацдарм, требующий как минимум партийного внимания.

— А лучше действия. По крайней мере, мы всегда готовы идти с профактивистами на контакт.

— Одно из непременных условий политического успеха сегодня — освоение медиапространства… Это даже звучит уже не как вопрос, а как аксиома.

— Согласен. Наши партийные материалы появляются теперь не только в выпускаемой партией газете «Социалист Латвии», но и на социальных порталах Интернета. Также размещаем в сети стенограммы и интервью, аудиофайлы и видеоролики.

Опыт показывает, что борьбу за настроения и умы людей нужно уметь вести везде и всеми способами. И только с добрым сердцем.

Александр ОФИЦЕРОВ.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

«Человека надо не лепить, а ковать», #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


Подобно тому, как «Тихий Дон» Михаила Шолохова есть вершина советской литературы, так и «Педагогическая поэма» Антона Макаренко — вершина советской педагогики. Она переведена почти на все языки мира.
13 марта 1988 года по решению ЮНЕСКО всё просвещённое человечество отмечало столетие со дня рождения Антона Семёновича Макаренко. То была оценка великого вклада гения советской педагогики в сокровищницу мировой культуры. Педагогика Макаренко — педагогика будущего. Попытаемся доказать это.

Педагогическое чудо

Начнём с конца его педагогической деятельности, с её последних пяти лет, когда Антон Семёнович руководил коммуной имени Ф.Э. Дзержинского. Посещавшие её иностранные делегации всякий раз были потрясены увиденным. В 1932 году министр правительства Франции Э. Эрио (будущий премьер-министр, социалист), побывав в коммуне, сделал неожиданное признание: «Я потрясён… Я видел чудо, в которое бы никогда не поверил, если бы не увидел собственными глазами».

Как и другие его коллеги, французский министр до встречи с коммунарами был уверен, что увидит привычную в таких случаях картину: хорошо одетых и прилично себя ведущих подростков и юношей под наблюдением их взрослых воспитателей. Но никого из взрослых, кроме заведующего коммуной А.С. Макаренко, в бытовых помещениях он не обнаружил, хотя общался с коммунарами не один час. Бросалась в глаза культура коммунарского поведения: свободная манера разговора, уверенное достоинство, корректный и одновременно мажорный стиль общения между собой и с гостями. Воспитанники вели себя как гостеприимные хозяева, и было видно: они гордятся тем, что они коммунары.

Да, они являлись именно хозяевами в своём доме и содержали его в образцовом порядке. Видна была и склонность хозяев к высокой эстетике. Французский гость был шокирован необычным началом встречи. Перед входом в здание коммуны перед ним предстал юноша в ладно сидящей полувоенной форме — дежурный командир. Прозвучал сигнал для сбора коммунарского оркестра — и через несколько минут капельмейстер-коммунар поднял дирижёрскую палочку: полились мелодии из опер «Кармен», «Чио-Чио-сан», «Риголетто».

Но то, что увидел и о чём узнал Э. Эрио дальше, потрясло его. Он увидел предриятие с новейшей технологией производства — завод электрооборудования, который выпускал электросвёрла, до того закупаемые СССР в Австрии. Здесь он впервые встретился со взрослыми — инженерами и мастерами-наставниками. Производство конвейерное, за конвейером — коммунары. Показали гостю и завод по производству фотоаппаратов. Работа на предприятии требовала высокой квалификации, точности до микрона. Коммунары овладевали необходимым для этого мастерством, становились рабочими высокой профессиональной культуры. Окончив школу-десятилетку, что была при коммуне, многие поступали на рабфак, чтобы получить высшее образование. Притом коммуна выплачивала своим выпускникам стипендию.

Не случайно французский министр обратил внимание на свободную речь своих юных собеседников и их раскованную манеру поведения с заметным чувством собственного достоинства: он общался с интеллигентными молодыми рабочими социалистической формации.

На марше 30-х годов

От коммунаров Э. Эрио узнал историю создания сложного производства. Для строительства заводского корпуса и приобретения новейшего оборудования потребовался один миллион рублей — громадная сумма по тому времени. 600 тысяч рублей (за год!) заработали сами коммунары, изготовляя на старых, донельзя изношенных станках изделия ширпотреба: театральные кресла, кульманы, маслёнки. Работали в неказистых деревянных сараях, ими же построенных. Да как работали — с энтузиазмом, выдумкой, творчески! Всех охватил трудовой азарт соревнования: кто больше выдаст на-гора изделий, необходимых для общего заработка. Каждого увлекала ближайшая перспектива коллективной жизни: заработать деньги на строительство современных заводов. Самим заработать! Была и дальняя перспектива — освоить новую технику и подготовиться к обучению на рабфаке.

Созидательное движение коммунарского коллектива к достижению поставленных целей, личные устремления на фоне общего труда, преодоление в нём противоречий между личными и общими интересами, выработка коллективной морали в трудовом напряжении, становление личности в многообразных коллективных отношениях, неразрывность жизни коммуны с динамичной жизнью страны («Время, вперёд!») — всё это художественно запечатлено А.С. Макаренко в его книге «Флаги на башнях»…

Сколько ни всматривался французский гость в лица коммунаров, в их мимику и движения, он не нашёл ничего, что напоминало бы об их прошлой жизни. А она до поступления в коммуну была и горькой (голодная беспризорность как следствие Гражданской войны), и преступной (участие в кражах, в бандитизме и как неизбежный финал — тюремное заключение). В коммуне никто никому и никогда не напоминал о прошлом. Это давно стало непререкаемой нравственной нормой. Макаренко с 1922 года, принимая своих будущих воспитанников, отказался брать их личные дела: он доверял им полностью с первой встречи.

Оставим визит Э. Эрио в коммуну имени Ф.Э. Дзержинского и коротко скажем, к каким новым высотам она устремилась. К 1934 году в её жизнь вошёл хозрасчёт. Макаренко назвал его лучшим воспитателем. По его словам, не труд-работа, а труд-забота (забота об общем, в котором итожилось личное) определил всю жизнедеятельность коммунарского коллектива. Его производственный комбинат (два завода) имел пятнадцатимиллионный промфинплан (!) и собственное имущество на семь миллионов рублей. Из него на триста тысяч рублей золотом (!) было только одного импортного оборудования. В победном марше первых пятилеток коммуна шла в первых рядах. К 1934 году её заводы выпускали уже двадцатую тысячу сложных механизмов и находились в прямых деловых производственных отношениях с самыми далёкими краями Советского Союза. В 1934 году коммуна вышла на самообеспечение — ни копейки от государства!

Такого никогда не было в мировой педагогической практике ни до, ни после макаренковского опыта. Не было такого больше и в СССР.

В шестидесятые годы минувшего века автору очерка довелось познакомиться с коммунарами. Вспоминая годы своей жизни в коммуне, они говорили: «Мы жили при коммунизме. Мы знаем, что это такое». Самым ценным в коммунарской жизни они считали отношения в коллективе, выстроенные по принципу, сформулированному Макаренко: как можно больше требовательности к человеку, как можно больше уважения к нему. «Человека надо не лепить, а ковать» — таков был нравственный девиз коммунаров.

Макаренко был для них наставником, духовную силу которого они ощущали до конца своих дней. «Спасибо за жизнь», — говорили они ему, расставаясь с коммуной.

В коллективе и через коллектив

Что же за метод воспитания использовал Макаренко, добиваясь результатов, поражавших не только его противников (а их было предостаточно, о чём ещё скажем), но и единомышленников? Метод этот был выведен им из советской организации жизни и сформулирован с удивительной простотой: воспитание в коллективе и через коллектив. Теоретически обобщая многолетний опыт своей педагогической деятельности в колонии (её жизнь представлена в «Педагогической поэме») и коммуне, Антон Семёнович утверждал: «В Советском Союзе не может быть личности вне коллектива, и поэтому не может быть обособленной личной судьбы и личного пути и счастья, противопоставленных судьбе и счастью коллектива… Воспитывая отдельную личность, мы должны думать о воспитании всего коллектива. На практике эти две задачи будут решаться только совместно и только в одном общем приёме. В каждый момент нашего воздействия на личность это воздействие обязательно должно быть и воздействием на коллектив. И, наоборот, каждое наше прикосновение к коллективу обязательно будет и воспитанием каждой личности, входящей в коллектив… Коллектив… должен быть первой целью нашего воспитания».

Казалось бы, высказанные Макаренко истины общеизвестны. Но что значит «в одном приёме» воспитывать коллектив и личность? Всё-таки педагог отдаёт в этом приёме предпочтение коллективу: он является первой целью воспитания. Более того, Макаренко утверждал, что требования коллектива к личности должны быть доведены до конца. «До беспощадного конца», — заявлял он. И добивался этого на практике.

Макаренко был убеждён, что коллектив должен иметь право на принуждение личности к выполнению его требований. Он исходил из того, что «тот комплекс права, который существует и в нашей советской жизни и Конституции, Союзной Конституции, в кодексе законов, — всё это должно отразиться на устройстве детского коллектива». Таково было его политическое кредо, и он объявлял его главным в педагогической деятельности: «Мы вообще считаем, что детский коллектив не может… игнорировать законы, по которым строится советское общество».

Макаренко строил трудовой коллектив воспитателей и воспитанников в колонии имени Горького и в коммуне имени Дзержинского по образу и подобию советской политической системы. Никак не иначе. Доказывал в теории и на практике: способ организации коллектива есть вопрос политический, а его воспитание есть прежде всего воспитание политическое. Здесь он следовал ленинской установке: школа не может быть вне политики.

Макаренко смотрел на детский (подростково-юношеский в колонии и коммуне) коллектив не как на объект, что веками считалось в порядке вещей, а как на субъект воспитания. По его убеждению, школа (а он хорошо знал её проблемы) обязана жить полнокровной жизнью советского общества. Антон Семёнович впервые в мировой педагогике выдвинул и практически реализовал идею единого педагогического коллектива воспитателей и воспитанников. И те, и другие выступали у него в роли уполномоченных коллектива колонии и коммуны.

Он не доверял педагогам, претендующим быть носителями интеллектуального и нравственного совершенства по отношению к воспитанникам и полагающим, что главный метод воздействия на воспитанника — это парное морализирование (учитель — ученик: тет-а-тет). Антон Семёнович называл это методом разрозненной возни с личностью, при которой коллективу отводилась роль пассивного наблюдателя. Коллектив ничего не решал, да по сути его и не было (существовал чисто терминологически), а была сумма личностей, никак не связанных между собой отношениями ответственности за всех и каждого. В этой совокупности личностей не было никакой гарантии защиты от грубой силы: слабые подавлялись сильными. Подавлялась личность.

История одной беспощадности

Всё обстояло иначе в коллективе, руководимом Макаренко. Иначе прежде всего потому, что для него единый коллектив воспитателей и воспитанников являлся социальным организмом, обязанным иметь органы управления, организации всех сторон коллективной жизни. Их решения — закон для всех. В колонии и коммуне высшими органами управления — руководства являлись совет командиров (в него входили командиры разновозрастных отрядов) и общее собрание коллектива. В выработке их решений принимали участие все: и взрослые (их было всего несколько человек), и дети (подростки и юноши), которых в коммуне насчитывалось 500 человек. Любой мог прийти на заседание совета командиров, имея там своего уполномоченного — командира отряда, которому доверено голосовать «за» и «против». В работе общего собрания принимали участие абсолютно все. Отсутствие на нём без уважительных причин считалось тяжким преступлением — оскорблением коллектива.

Решение общего собрания имело силу закона. Заведующий колонией, затем коммуной А.С. Макаренко обязан был его утвердить. Так гарантировалось предпочтение интересов коллектива перед интересами личности. Того, кто сознательно этому противился, ставил себя выше всех, ожидал суровый приговор, не подлежащий обжалованию. Это не было игрой, а было жизнью сильного, уверенного в себе коллектива. Для иллюстрации сказанного представим историю коллективной беспощадности к проявлению воинствующего индивидуализма. Случилась она в коммуне имени Дзержинского.

В один из вечеров дежурный командир Иванов (фамилия условная) во время рапорта заведующему А.С. Макаренко докладывает, что в коммуне произошла кража: украден радиоприёмник, принадлежащий двенадцатилетнему коммунару Мезяку. Тот полгода копил заработанные на производстве деньги, чтобы купить редкую тогда вещь.

Дежурный предложил избрать комиссию, которая расследовала бы факт кражи, и на общем собрании настаивал на том, чтобы довести дело до конца — найти вора. На следующий день радиоприёмник был найден под сценой театра коммуны. По разрешению Антона Семёновича несколько младших коммунаров, отпросившихся у него от работы, стали следить за суфлёрской будкой — кто придёт к ней, чтобы взять краденую вещь. К ней несколько раз подходил Иванов, но радиоприёмник не брал.

Тогда Макаренко сыграл ва-банк. Он позвал Иванова и сказал: «Ты украл радиоприёмник, и баста!» Тот побледнел: «Да, я украл».

Комсомольцы исключили Иванова из своих рядов и передали дело на общее собрание. Собрание постановило: выгнать из коммуны, причём выгнать буквально — открыть дверь и спустить с лестницы. Антон Семёнович возражал, вспоминал многие случаи, когда предлагали выгнать и того, и другого, и третьего, но всё же большинство решало иначе и это оправдывалось: провинившиеся добивались того, чтобы стать достойными звания коммунара. Он обладал непререкаемым авторитетом в коммунарском коллективе, но тут ничего не мог поделать: впервые собрание лишило его слова.

Постановление «выгнать» могло вступить в силу только после его утверждения соответствующим органом НКВД, являющимся учредителем коммуны. На другой день после общего собрания с коммунарами встретились видные чекисты. Они говорили: «Иванов — ваш передовик. Вы его вооружили доверием. А теперь, когда он один раз украл, вы его выгоняете. А затем куда он пойдёт? Он пойдёт на улицу, а это означает — бандит! Неужели вы так слабы, что не можете перевоспитать Иванова? Вы такой сильный коллектив, вы перековали столько человек, неужели вы боитесь, что он плохо на вас повлияет? Ведь вас 496 человек! А он один».

Но вот что отвечали чекистам коммунары: «Если Иванов пропадёт — правильно. Пусть пропадает. Если бы он украл что-нибудь — одно дело. Но он был дежурным командиром, мы ему доверили коммуну, он председательствовал на общем собрании и упрашивал нас: говорите то, что знаете. Тут не воровство. Это он один нахально, цинично, нагло пошёл против нас, против Мезяка, который несколько месяцев собирал на радиоприёмник из своего заработка. Если он пропадёт, нам не жалко его!

И во-вторых, мы с ним, конечно, справимся. Мы не боимся, но нас это не интересует. Мы потому и справимся с ним, что можем его выгнать. Но если мы его не выгоним и другого не выгоним, то наш коллектив потеряет свою силу и ни с кем не справится. Мы его выгоним, а таких, как он, у нас 70 человек, и мы с ними справимся именно потому, что мы его выгоним!»

Чекисты возражали: теряете члена коллектива. Коммунары называли такую-то и такую-то колонию, где нет дисциплины, и спрашивали: «Сколько они теряют в год? Там бежит в год 50%. Значит, если мы настаиваем так жёстко на дисциплине, то потеря будет много меньше. Мы согласны потерять Иванова, но зато справимся с другими».

Опять слово брали чекисты, опять убеждали собрание. Закончилось оно в 12 часов ночи и постановило: выгнать Иванова именно так, как решили вчера — открыть дверь и спустить с лестницы. Единственно, чего добились чекисты, чтобы виновного выгнали не буквально, физически, а взяли под стражу и отправили в Харьков.

Антон Семёнович принял меры: Иванова отправили в другую колонию, но чтобы никто не знал. Через два года коммунары узнали, как было дело, и сказали Макаренко прямо: вы нарушили наше постановление. Как признавался Антон Семёнович, после этой истории он долго думал: до каких пределов интересы коллектива должны стоять впереди интересов отдельной личности? И так ответил себе на данный вопрос: «Я склонен думать, что предпочтение интересов коллектива должно быть доведено до конца, даже до беспощадного конца — и только в этом случае будет настоящее воспитание коллектива и отдельной личности».

Красота дисциплины и этика наказания

Рассмотренная история беспощадности к сугубо эгоистическому индивидуализму поучительна тем, что в ней дисциплина как форма и норма коллективного требования есть явление нравственное. Главное обвинение Иванову: он цинично пошёл против всех. Именно поэтому был изгнан из коллектива. Дисциплина для коммунаров — не самоцель, а результат их жизни в коллективе. Она для них — ими же выработанная нравственная ценность в отношениях ответственной зависимости друг от друга, ответственности перед коллективом и всем советским обществом. То была зависимость не от группового эгоизма, как в воровской малине (её коммунары хорошо знали по прошлой своей жизни), не от наглой подавляющей силы, не от хозяина и не от страха перед пугающей неизвестностью завтрашнего дня (этот страх был известен по голодному беспризорничеству). То была зависимость от коллектива и общества, дающих каждому перспективу, гарантию личного счастья и защищающих от анархии и произвола разнузданных личностей. Эта перспектива и это счастье зависели, в свою очередь, от ответственности каждого члена коллектива за его судьбу, за судьбу всего советского общества. Потому зависимость и была ответственной. Из неё вытекала идея сознательной дисциплины.

Именно в отношениях ответственной зависимости, когда каждый отвечал за свои действия перед коллективом и коллектив отвечал за действия каждого, происходило, по выражению Макаренко, философское оздоровление коммунаров по вопросу дисциплины. Уходила в прошлое дисциплина запрета — чего нельзя делать (её Антон Семёнович называл дисциплиной торможения). Утверждалась дисциплина борьбы и преодоления препятствий, и прежде всего тех, что, по словам Макаренко, заключаются в нас самих, в людях.

В руководимой им коммуне сформулированы четыре нравственные истины дисциплины: дисциплина в советском обществе защищает коллектив, а с ним и личность, и потому она есть свобода; дисциплина есть борьба за всех и самого себя, за счастье коллектива, страны и личное счастье; она есть движение вперёд; дисциплина украшает коллектив целеустремлёнными человеческими отношениями, застрахованными от вседозволенности индивидуализма. Макаренко вместе с коммунарами впервые ввёл в педагогику понятие «красота дисциплины».

Понятие дисциплины, означавшее до Макаренко давление внешней силы (будь то со стороны глота-вожака в беспризорной среде подростков или со стороны «педагога»-самодура в школе), перевоплотилось в коммуне, а ранее — в колонии горьковцев, в понятие свободы и красоты человеческого поступка. Перевоплотилось и понятие наказания. Наказание воспитывает раба — таков был непреложный постулат «традиционной» педагогики от Руссо. Макаренко отбрасывает его как устаревший. Чтобы лучше понять почему и как он это сделал, представим ещё одну историю — историю несостоявшегося наказания в колонии имени Горького.

В том году, когда эта история случилась, был исключительно богатый урожай бахчевых. За обедом и ужином каждому колонисту выдавался целый арбуз. И всех поразил факт порчи арбузов на бахче: кто-то вырезал у арбузов по солидному куску, а корки аккуратно вкладывал на их прежнее место. Бахча охранялась специальным отрядом во главе со старшим колонистом Лапотецким. Однако сторожа оказались недостаточно бдительными. На совете командиров Лапотецкий грозил «зарезать гада». Но найти вредителя не удавалось, хотя на то, что он был из колонистов, указывал факт пропажи кухонного ножа, случившийся накануне.

На следующий день все, в особенности Лапотецкий, пришли в ярость: на огромном арбузе, который ребята собирались подарить Антону Семёновичу (вся колония об этом знала), появился взрез и, как прежде, он был едва заметен — опять-таки корка аккуратно приложена на место. Лапотецкий начал в кузне готовить капканы на «гада».

Вечером прозвучал сигнал трубы на общее собрание. Макаренко в начале собрания предложил всем командирам дать списки отсутствующих членов отрядов и указать причины их отсутствия. Но это ничего не прояснило. Антон Семёнович опустил голову. Воцарилась полная тишина. «Ну что же, давайте разузнаем пока, кто из ребят особенно любит арбузы», — неожиданно предложил Макаренко. Были названы пять-шесть колонистов и среди них прибывшая всего несколько месяцев назад худенькая, невысокая девочка Валя. Она ничем не выделялась, вела себя прилежно. Лишь Макаренко знал, что до колонии она была наводчицей в крупной банде, занимавшейся обкрадыванием квартир. Когда командир отряда назвал имя Вали, Антон Семёнович даже привстал от неожиданности. Но минуту спустя он своим обычным, спокойным голосом спросил: «Валя, зачем же без разрешения ты взяла нож на кухне?» Девочка поначалу отпиралась: «Я не брала ножа». Но вскоре призналась, что взяла. Следующий вопрос Антона Семёновича озадачил колонистов: «Валя, ты очень любишь арбузы?» Ответ был взволнованным: «Очень, я никогда их раньше не ела». «А зачем ты, — спросил Макаренко, — клала корки от кусков, вырезанных тобой, на старое место?» Валя серьёзно ответила: «Я думала, они прирастут».

Такого ответа никто не ожидал. Кто-то предложил нарвать крапивы да проучить девчонку и на этом кончить дело. Но Антон Семёнович предложил простить Валю, и ребята довольно дружно проголосовали за это. Только Лапотецкий и члены его отряда воздержались… Макаренко перешёл к обсуждению на собрании текущих вопросов жизни колонии. По завершении собрания, когда все расходились, он задержал Лапотецкого: «Если я узнаю, что ты хоть как-нибудь обидел Валю, то уходи из колонии сам. Всё равно уволю». Лапотецкий знал: Антон (так звали Макаренко между собой колонисты) слов на ветер не бросает. В колонии, а затем и в коммуне было возведено в нравственный закон: никогда не напоминать провинившемуся о его неблаговидном поступке, если он рассмотрен на общем собрании и по нему принято решение.

Чем поучительна представленная история? Тем, что нарушение было, а наказание не состоялось, ибо оно не являлось самоцелью. Колонисты не увидели в неприглядном поступке Вали эгоистичного расчёта: она оказалась, как говорится, без вины виноватой. Для неё ожидание наказания, когда всё открылось, было тяжелее самого наказания. Её простили, ей впервые поверили!

«Наказание, — утверждал Макаренко, — должно разрешить и уничтожить отдельный конфликт и не создавать новых». Оно никоим образом не должно доставлять страдания человеку, унижать его достоинство. Напротив, оно должно быть формой уважения к нему: давать возможность доказать, что он — член коллектива и готов выполнить его требование. Это была новая этика и логика наказания, которой в старой, «традиционной» педагогике не существовало.

Революционный размах

Макаренко называл наказание тонким делом и формулировал основной принцип, который должен определять всю систему наказания, следующим образом: как можно больше уважения к человеку, как можно больше требовательности к нему. Особое внимание уделял он этике поведения подвергшегося наказанию: «Пока ты не наказан, ты можешь доказывать, что ты прав, но как только тебя наказали, считается неприличным доказывать, что ты прав». Так было в колонии и коммуне.

Но самое важное, считал Макаренко, состоит в создании условий, при которых постепенно исчезала бы необходимость в применении репрессивных мер воздействия на личность со стороны коллектива. К таким условиям он в первую очередь относил организацию в коллективе отношений ответственной зависимости («товарищ должен уметь приказать товарищу, товарищ должен уметь подчиниться товарищу»), воспитание дисциплины борьбы, движения вперёд, организацию целесообразного порядка — режима и ежедневного быта. То есть организацию того, что требует умения терпеливо выполнять повседневные требования. Выполнять, не в последнем счёте, и неинтересную работу, то есть работу, по выражению Макаренко, нажимную, а при необходимости и грязную, даже вызывающую «неприятные ощущения в организме». Таковы многие виды сельскохозяйственных работ: очистка коровника, конюшни, прополка и т.п. Приучить себя к повседневным усилиям, к суровости жизни, в которой праздники — редкость, а каждодневный труд постоянен, — этого требует, по Макаренко, целесообразная организация коллективной жизни. По его убеждению (а оно выведено из живой жизни), без готовности к незаметным, но необходимым усилиям не может быть готовности к героическому труду, к подвигу, к восхождению на вершину человеческого духа. Чтобы юный человек был способен к этому восхождению, его надо не лепить, а ковать в суровых буднях.

Но было бы большой ошибкой полагать, что только на этом строилась вся этика коммунистического воспитания у Макаренко. Он в своём руководстве коллективом колонистов и коммунаров блестяще реализовал сталинскую формулу о соединении революционного размаха с деловитостью и добивался красоты коллективного движения вперёд. Любил повторять сказанное Сталиным: «Русский революционный размах — это та живительная сила, которая будит мысль, двигает вперёд, ломает прошлое, даёт перспективу». Коллектив, не имеющий оптимистической перспективы роста, не упражняющий себя в максимальном напряжении для достижения благородной, но трудной цели, становится, по определению Макаренко, загнивающим организмом. Он обречён на разложение.

В 1922 году, когда была основана колония малолетних правонарушителей и её заведующим стал А.С. Макаренко, холодная зима определила ближнюю перспективу: наладить заготовку дров, обеспечить тепло. То было холодное и голодное время. Суровая жизнь продиктовала и среднюю перспективу движения колонистского коллектива: создать своим трудом прибыльное сельское хозяйство. Её достижение требовало максимального напряжения. Оно окупилось: к весне 1925 года в колонии появилось своё животноводство (двадцать голов крупного рогатого скота и двадцать овец). А к концу года ведущей отраслью сельского хозяйства колонии стало свиноводство (160 свиней), которое приносило немалую прибыль: поросят продавали в ближайшие сельхозартели и крестьянам. Появилась материальная основа для духовно-культурного обогащения жизни колонии. Созданы были разнообразные спортивные секции, кружки художественной самодеятельности, богатая библиотека, свой оркестр и театр.

Колония жила в довольстве. Но Макаренко заметил, как это довольство, став привычным, начинает расхолаживать коллектив, предрасполагает к мелкотемью общения колонистов. В коллективе всё чаще заявляли о себе мещанские мотивы. Формировались малые группы по житейско-потребительским интересам. Макаренко осознал: необходимо прорывное движение, в противном случае загнивание коллектива станет необратимым. Именно тогда он предложил колонистам взяться за трудную работу — преобразовать донельзя запущенную куряжскую колонию, где правила бал блатная группировка юных воров-рецидивистов, державшая в страхе всех, включая и безвольное руководство. Для этого предстояло оставить нажитое хозяйство и переселиться в Куряж. Не просто начать всё сначала, а революционно (не иначе!) преобразовать жизнь куряжан. Разгорелась жаркая дискуссия: а стоит ли штурмовать Куряж, когда нам и так хорошо? Она завершилась решением единогласным: идти на Куряж!

Через год куряжская колония была преобразована и встречала Максима Горького… Как только горьковцы попрощались с великим писателем, А.С. Макаренко покинул колонию. Он был снят с заведования ею решением Нар-образа.

«Эксперимент ваш имеет мировое значение»

Макаренковская система воспитания была признана наробразовцами антипедагогической. Нашлись и те, кто называл её антисоветской. В Наробразе (Комиссариате народного образования) господствовали ревнители «свободного», по Руссо, воспитания — потакания своеволию личности. Как это перекликается сегодня с ювенальным правом, внедряемым клевретами Запада в России! В 20-е годы минувшего века в советской педагогике, в соответствии с теорией «свободного» воспитания, всячески пропагандировался индивидуальный подход. Он объявлялся альфой и омегой формирования личности: личность — превыше всего! Коллектив рассматривался на олимпе педагогической науки лишь как вместилище, комплекс индивиду-умов, не связанных между собой отношениями взаимной зависимости. Понятно, что макаренковский опыт воспитания в коллективе и через коллектив был для наробразовцев как кость в горле. Заодно с ними выступали против талантливого педагога и педологи-биологизаторы.

Последние, занимавшиеся исследованиями в области психологии детства, считали, что наследственность определяет поведение ребёнка и, что главное, его умственное развитие. Они чрезвычайно увлекались тестами, разработанными по методикам западных буржуазных психологов. То же самое делают сегодня в школах и институтах России, выявляя коэффициент умственной одарённости. В результате «тестирования» в ходе того же единого госэкзамена (пресловутого ЕГЭ) высокий коэффициент, как правило, совпадает с высоким финансовым положением родителей абитуриента: кесарю — кесарево, а слесарю — слесарево.

Были, да есть и сейчас, педологи-социологизаторы, доказывающие, что социальная среда, окружающая человека в детском и подростковом возрасте, фатально определяет его судьбу. И те, и другие педологи договорились до неизбежности отмирания семьи и школы: они-де не в состоянии противостоять среде и наследственности. Не об этом ли вещают продвинутые либерал-педагоги в современной России?! Не отсюда ли и образование, и воспитание — не для всех?! Всё по принципу классового разделения, прикрываемого мнимой свободой выбора: хочешь учиться в Кембридже или Оксфорде — имей состоятельных родителей, не хочешь — иди в пролетарии. У тебя «свобода выбора»…

И во времена Макаренко творцы «свободной» педагогики отличались недюжинным лицемерием, прикрывали свою буржуазную подноготную марксистской фразеологией. Выставляли вперёд абстрактный идеал гармонической личности, заменив его позже идеалом «борца, полного инициативы». Были уверены: при абстрактной постановке вопроса об «идеале» проверить результаты педагогической работы невозможно. А Макаренко разоблачал это лицемерие: «Не прячьте педагогику за великими именами гениев марксизма… Не закрывайтесь ими и не снижайте их учения. Они создали методологию и дали задание, а вы пока ничего не сделали, чтобы его выполнить».

Разве можно было простить такое?.. Разве можно было простить непокорному Макаренко его вызов: «Никаких прирождённых преступников, никаких прирождённых трудных характеров нет; у меня лично, в моём опыте, это положение достигло выражения стопроцентной убедительности». Разумеется, «учёнейшие» мужи и дамы Наркомпроса готовы были сжить его со света. И сделали бы это, если бы не чекисты, пригласившие Антона Семёновича руководить коммуной имени Дзержинского. Немалую роль сыграло и заступничество Максима Горького.

Великий писатель первым заметил громадный талант Макаренко, увидел в нём государственную личность. «Удивительный Вы человечище и как раз из таковых, в каких Русь нуждается», — писал Максим Горький Антону Макаренко в 1926 году. А четырьмя годами позже: «Огромнейшего значения и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение».

В 1936 году ЦК ВКП(б) принял постановление «О педологических извращениях в системе наркомпросов». Макаренко победил.

Мыслящие педагоги буржуазного мира обращаются к уникальному новаторскому макаренковскому опыту: крах индивидуалистического воспитания заставляет их делать это. Тот же крах мы видим в нынешней России. Но живы ещё в ней традиции советского воспитания. Жива и народная память о великом педагоге.

Товарищи, думающие о возрождении советской цивилизации, читайте, изучайте наследие Антона Семёновича Макаренко!

Юрий БЕЛОВ.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

В чужом пиру похмелье, #news, #ru, #russia, #rf, #world, #all


Слово «рабочий» в нашем обществе стало почти ругательным. Дело в том, что эти люди слабее всех защищены в нашем государстве, находятся на самом дне. Многие не выдерживают такой несправедливости. Вот, например, наложил на себя руки водитель Александровского ДРСУ Ставропольского края Алексей Тимошенко. Его «достали» бесправие и работа за копейки, он не мог прокормить семью на зарплату в 7—8 тысяч рублей.

РАБОЧИМ не дают возможности организоваться, создать свою дружину для самозащиты. Свободным профсоюзам, которые в отличие от околовластной ФНПР не допускают в свои ряды начальников, не дают возможности развиваться. Раз за разом увольняют активистов этих организаций. Трижды за два месяца с небольшим был уволен профсоюзный лидер Дмитрий Хохлов на калужском заводе «Бентелер». Первый раз — 19 октября 2012 года с формулировкой «об утрате доверия». Суд восстановил Дмитрия, но активиста не допустили до рабочего места и уволили повторно — за прогул. 25 декабря судебные приставы заставили отменить этот приказ, но на следующий день Хохлову опять вручили уведомление об увольнении.

В Тюмени на ЗАО «Антипинский НПЗ» руководство уволило члена профсоюза «Защита» Максима Околепова. У него трое малолетних детей и жена находится в декретном отпуске. Ему объявили предварительно выговор, который суд отменил. После этого его всё равно сократили, но суд восстановил многодетного отца в прежней должности. Однако и это не помогло: в день восстановления Околепова опять выставили за ворота.

После организации профсоюзной ячейки «Защита» в подразделениях этого завода провели собрания, на которых было прямо сказано, что те, кто вступит в новый профсоюз, будут лишены премий, дотации на питание и финансовой помощи на лечение.

Иван Статьёв пять лет проработал электромонтёром, за это время не было никаких претензий к его работе. Как только стал председателем профсоюза, в течение месяца ему было вынесено 4 дисциплинарных взыскания, после чего он был уволен за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей. Суд постановил снять взыскания и восстановить электромонтёра Статьёва на рабочем месте. И тут же на него завели дело за то, что он якобы принуждал к вступлению в профсоюз людей путём шантажа. Вскоре был уволен заместитель председателя профсоюзной ячейки старший электромонтёр Азат Тагиров.

Сколько таких надуманных увольнений было у профсоюзных активистов авиадиспетчеров, пилотов! Чтобы трудовые отношения поставить на правовые рельсы, должна работать статья о дисквалификации таких работодателей-самодуров, но о существовании этой статьи всё время «забывают». Власть в упор не видит явных нарушений на предприятиях, создавая среди работников настроения подавленности и безысходности.

Вспомнили о рабочих только во время выборов президента. Готовились к этому заранее, выбрали нужный завод, коллектив. Им оказался нижнетагильский «Уралвагонзавод», куда после долгого безденежья, задержки зарплаты бросили большие бюджетные средства. Заранее перевели из Москвы политтехнолога, хозяина интернет-портала под названием «За Путина» Алексея Жарича, назначили его заместителем директора предприятия. Во время телевизионного общения с народом кандидата в президенты Владимира Путина завод подключили как козырную карту. Страна увидела группу работников, которых, как говорят заводчане, готовили к этому «экспромту» целую неделю. Впереди стоял начальник сборочного цеха Игорь Холманских. Он говорил от имени рабочих в поддержку Путина. Предложил приехать «с мужиками» в Москву, чтобы дать отпор участникам митингов против фальсификации выборов, защитить стабильность в стране.

После этого карьера Холманских пошла в гору. Его назначили полпредом президента по Уральскому федеральному округу. Он создаёт движение «В защиту человека труда». В Озёрске, где проводили конференцию этого движения, председатель профсоюзной ячейки «Антипинского НПЗ» Статьёв хотел выступить и попросить помощи у сопредседателей движения, но ему даже не дали слова.

Другой пример: 3 сентября прошлого года шахтёры «Красной шапочки» из Североуральска, требуя пересмотра рабочего графика и повышения зарплаты, отказались подниматься на поверхность. Шахтёры оставались под землёй, добиваясь переговоров с работодателем. «Защитнику» рабочих Холманских, по логике вещей, сразу бы оказаться в Североуральске, но он назначил на это время встречу с лидером рок-группы «Чайф».

Холманских долго молчал, когда в Краснотурьинске люди выходили на митинги протеста против попыток Дерипаски закрыть на заводе БАЗ алюминиевое производство. Полпред подал голос только тогда, когда в дело вмешалась прокуратура. Посетить город, пообщаться с металлургами он так и не удосужился. Зато заклеймил голодающих рабочих Верхнесичяхинского завода, которых уволили, не выплатив им долги по зарплате, назвал их шантажистами.

В Новоуральске на заводе «Автомобили и моторы» («Амур») 87 рабочих тоже объявили голодовку, требовали вернуть зарплату. Голодающие обратились за помощью опять же к Холманских, о ситуации на заводе он и без этого знал, но не приехал на выручку «мужикам».

В конце прошлого года в службе судебных приставов Уральского федерального округа находилось 34 тысячи исполнительных производств на взыскание более 1,4 миллиарда рублей по долгам по зарплате. Вот это и есть настоящая «стабильность», связанная с правлением Путина, за которую подбивал воевать рабочих говорун Холманских.

После выборов бесславно закончился фарс о любви власти к рабочим. Голодающие работники Верхнесичяхинского завода открыто объявили о недоверии к власти. С их точки зрения, разрушение промышленности и потакание безответственным собственникам — это целенаправленная политика государства, возглавляемого президентом.

Рабочий со знаменитого теперь «Уралвагонзавода», которого встретил у проходной корреспондент одной из газет, для безопасности отказался называть свою фамилию, номер цеха, где он работает, — просто Василий. По словам рабочего, его уже дважды вызывал начальник цеха, предупреждал, что материть власть нужно потише. Василий говорит, что у них сейчас дороги ужасные, менты продажные, медицина плохая, везде коррупция, а Путин почему-то остаётся святым.

Вот такие настали времена: люди боятся даже назвать свою фамилию. Сказал не то слово — сразу лишат премии, а то и вовсе уволят. Выборы прошли, до новых далеко, можно не церемониться. Тем более что «мужик» на Руси, как известно, задним умом крепок.

Альберт СПЕРАНСКИЙ.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,