RSS

Архив за день: 2013/04/05

Как жили колхозники в 30-х годах?


Для начала надо разделить о каком именно периоде «сталинских колхозов» ведётся речь. Первые годы молодых колхозов разительно отличаются от зрелых колхозов конца 30-х годов, не говоря уже о послевоенных колхозах начала 50-х. Даже колхозы середины 30-х годов ХХ века уже качественно отличаются от колхозов буквально 2-3 летней давности. Период организации любого нового дела «с нуля» обязательно проходит весьма трудный период, который не всем удаётся успешно пройти. Но так везде и всегда. Точно так же повсеместно происходит и при капитализме. Сколько угодно жизненных историй о том, что, например, фермер сначала жил плохо и впроголодь, а потом обустроился и стал быстро богатеть. Или предприниматель, который жил с семьёй в убогой квартирке с клопами и тараканами, но все деньги и силы вкладывал в развитие своего дела. Эта тема постоянно обсасывается в книгах и фильмах – вон как жил плохо вначале, потом разбогател, значит работать надо лучше, правильно себя вести и всё наладится. Было бы более чем странно устроить истерику насчёт того как плохо они жили «тогда» и на основании этого обвинять, например, Америку и капитализм. Такого пропагандиста справедливо приняли бы за идиота. С колхозами происходило то же самое, а пропаганда без устали истерит на протяжении десятков лет, насчёт трудностей организационного периода. То, что со щенячьим восторгом принимается «в странах с рыночной экономикой» как образец разумного и хозяйского поведения при капитализме.

Колхозы не были государственными предприятиями, а были ассоциациями частных лиц. Как в любых подобных организациях, очень многое зависело от трудолюбия и умений самих работников-собственников и, ясное дело, от выбранного ими же руководства. Очевидно, что если такая организация будет состоять из пропойц, бездельников и неумех, а во главе её будет никуда не годный руководитель, то работники-акционеры будут жить очень плохо в любой стране. Но опять же, то, что в странах со «столбовой дороги цивилизации» принимается с восторгом как образец справедливости, по отношению у СССР выставляется образцом кошмара, хотя причины провала такой организации те же самые. К Советскому Союзу предъявляются какие-то безумные требования, выдуманные из мутных голов антисоветчиков, подразумевается, что абсолютно во всех колхозах должен быть обеспечен просто рай вне зависимости от усилий самих работников, а все колхозники по их представлениям жить не просто лучше фермеров в самых теплых, плодородных и развитых странах, а жить лучше самых лучших фермеров.

Колхоз 30-е. Подпись к фото Ю. Долгушина:

Колхоз — это коллективное хозяйствование.
Он работает хорошо, когда люди в нем трудятся,
но всё работает плохо, когда люди бездельничают.

Для того, чтобы сравнивать жизнь колхозника, надо иметь некий образец для сравнения и параметры, по которым такое сравнение идёт. Антисоветчики всегда сравнивают некого умозрительно работника непонятных качеств из худшего колхоза с дореволюционным кулаком или, в крайнем случае, очень зажиточным крестьянином, а вовсе не с безинвентарным бедняком царской России, что было бы справедливо – сравниваются низшие по доходам страты. Или же идёт сравнение самых бедных колхозников с состоятельными потомственными фермерами из США, а не полубанкротами, ферма которых заложена за долги. Причины этого дешёвого мошенничества понятны — ведь тогда надо будет у самого низшего слоя крестьян учитывать блага, которые тогда в странах со «столбовой дороги» они и близко не имели, такие как бесплатное медицинское обеспечение, образование, ясли, детские сады, доступ к культуре и т.д. Надо будет принять во внимание природные условия и отсутствие войн и разрухи и другие факторы. Если же сравнивать зажиточных крестьян из капиталистических стран, то следует сравнивать их жизнь с богатыми колхозниками из колхозов-миллионеров. Но тогда станет сразу ясно, что сравнение даже в неблагоприятных для нас исторических условиях окажется не в пользу врагов СССР . То есть тут, как и везде, антисоветчики – обыкновенные мошенники. Подчеркну ещё раз, что советский социализм никому никогда не обещал райской жизни, всё, что он обещал – это максимально достижимое при данном равзитии общества равенство возможностей и справедливую оплату по труду и способностям. Остальное – бредовые фантазии неадекватных граждан или манипулятивная пропаганда осознанных врагов.

Белорусские колхозницы, 30-е

Сельзозартель в начале 30-х стала основной, а вскоре и единственной формой колхозов в сельском хозяйстве – до этого колхозами часто называли все формы совместного хозяйствования. Первый Устав сель­скохозяйственной артели был принят в 1930 г, а его новая редакция — в 1935 на Всесоюзном съезде колхозников-ударников. Земля закреплялась за артелью в бессрочное пользование, не подлежала ни продаже, ни сдаче в аренду. Членами артели могли стать все трудящиеся, достигшие 16-летнего возраста, кроме бывших эксплуататоров (кулаков, помещиков и др.), но в определённых случаях принятие «бывших» в колхозы допускалось. Председатель и правление избирались общим голосованием членов артели. Для того, чтобы понять каким образом существовала артель, надо понимать, как она распоряжалась своей продукцией. Продукция, произведённая сельхозартелью распределялась следующим образом:

«Из получаемых артелью урожая и продуктов животноводства артель:

а) выполняет свои обязательства перед государством по поставкам и возврату семенных ссуд, расплачивается натурой с машинно-тракторной станцией за работу МТС в соответствии с заключенным договором, имеющим силу закона, и выполняет договоры о контрактации;

б) засыпает семена для посева и фураж для прокорма скота на всю годовую потребность, а также для страховки от неурожая и бескормицы, создает неприкосновенные, возобновляемые ежегодно семенной и кормовой фонды в размере 10—15 процентов годовой потребности;

в) создает, по решению общего собрания, фонды помощи инвалидам, старикам, временно потерявшим трудоспособность, нуждающимся семьям красноармейцев, на содержание детских яслей и сирот — все это в размере не свыше 2 процентов валовой продукции;

г) выделяет в размерах, определяемых общим собранием членов артели, часть продуктов для продажи государству или на рынок;

д) всю остальную массу урожая артели и продуктов ее животноводства артель распределяет между членами артели по трудодням.»[1]

Заметим, всё совершенно справедливо и точно такой же механизм работает в предприятих всех стран – сначала обязательства по контрактам, налоги, фонды, направленные на поддержание фунционирования организации, фонды развития, социальной помощи, а остальное уже можно разделить между акционерами. Показательный факт – забота об инвалидах, сиротах, стариках и т.д. лежала на сельхозартели, деревня воспринимала это совершенно нормально – заботиться о слабых «всем миром» (то есть общиной) полностью соответствовало менталитету русского крестьянина. Именно на замалчивании того, что об иждивенцах заботилась артель (как, например, о яслях) основывалась поднятая в перестройку истерия о том, что «колхозники в сталинском СССР не получали пенсии». Они не получали государственной пенсии, потому что о них обязан был заботиться родной колхоз, который их отлично знал, а не выдавались абстрактые выплаты из пенсионных фондов. Колхозы во времена Сталина обладали очень большой хозяйственной и управленческой автономией, сильно урезанной во времена Хрущёва. Вот тогда и пришлось вводить пенсии для колхозников, потому что подорванные административным диктатом колхозы стали испытывать финансовые трудности.

Из истории моей семьи – в селе, откуда была родом моя бабка на Южном Урале в середине 20-х годов был организован один из первых колхозов, если ещё точнее, исходно это была коммуна, потом преобразованная в колхоз. Там жил ослепший к началу 20-х после ранения, полученной в Русско-Японской войне мой прадед. Оба его сына и зять (мой дед) воевали в Белой Армии. Один сын погиб, дочь с семьёй и другой сын уехали из села (к слову, никто им за войну на стороне белых ничего не сделал), а прадед был весьма зажиточный (но не кулак). Колхоз поступил так – дом прадеда и его участок были решением «мира» переданы двум бедным семьям (да, дом был такого размера), лишившихся кормильцев в Первую Мировую и Гражданскую, а прадед был взят коммуной (колхозом) на полное пожизненное содержание. В доме ему выделили комнату, каждый день к нему приходила готовить и ухаживать за ним девочка-колхозница, семье которой за это засчитывали трудодни, когда те появились (до этого продукты в сельхозкоммуне распределялись поровну). Он так и жил, пока не умер от последствий ранения в начале 30-х годов.

Принцип трудодней был очень простой и справедливый. Средний трудодень рассматривался как результат работы не среднего, а слабого работника. Чтобы стандартизировать условия оплаты в 1933 г. Наркомзем СССР издал постановления [2], которые признавали уже сложившуюся в колхозах практику трудодней официальной формой расчёта оплаты труда. Ещё раз – трудодни были именно народным изобретением, уже сложившейся в реальности практикой, а не схемой, придуманной «сталинскими людоедами», чтобы «истязать крестьян к колхозном гулаге». Сельхозработы были разбиты на 7 уровней с коэффициэнтами от 0,5 до 1,5. Более квалифицированная или тяжёлая работа могла оплачиваться по максимуму в три раза больше самой лёгкой и неквалифицированной. Больше всего трудодней зарабатывали кузнецы, механизаторы, руководящий состав колхозной администрации. Меньше всего зарабатывали колхозники на вспомогательных неквалифицированных работах, что вполне справедливо. За работу от «зари до зари» и повышенную выработку записывали дополнительные трудодни.

Выдача хлеба на трудодни. Украина, с.Удачное, 1932

Вокруг трудодней в последние годы было нагорожено огромное количество лжи. Количество обязательных трудодней для «бесправных рабов» составляло 60(!)-100 (в зависимости от района) в 30-х годах. Только в Войну количество обязательных трудодней было повышено до 100-150. Но это обязательная норма, а сколько крестьяне работали в реальности? А вот сколько: средняя выработка на один колхозный двор в 1936 году составла 393 дня, 1937 г.— 438 (197 трудодней на работника), в 1939 средний колхозный двор зарабатывал 488 трудодней. [3]

Для того, чтобы полагать, что «на трудодни ничего не давали», надо быть слабоумным в клиническом смысле — средний крестьянин работал в 2-3 раза больше, чем требовалось по норме, следовательно оплата зависела от количества и качества труда и это было достаточной мотивацией, чтобы давать кратную выработку. Если бы на трудодни действительно ничего бы не давали, то никто работать больше положенной нормы бы не стал.

Показательно, что с началом уничтожения Сталинской Системы Хрущевым в 1956 году количество обязательных трудодней было увеличено до 300-350. [4] Результаты не заставили себя долго ждать – появлились первые проблемы с продуктами.

Что делали в «сталинских колхозах» с невыполняющими норму по трудодням? Наверное сразу направляли в ГУЛАГ или прямиком на расстрельный полигон? Всё ещё страшнее – дело разбиралось колхозной комиссией и если не находили уважительных причин (например, человек болел), то их стыдили на колхозном собрании и при систематическом нарушении нормативов (обычно более 2 лет подряд) решением собрания их могли исключить из колхоза с изъятием приусадебного участка. Жилья колхозника не мог лишить никто. Право человека на жилище гарантировалось Конституцией СССР. Естественно, в реальности, человек, отторгнутый сельской общиной, покидал деревню, как это происходит везде в мире. Это только в головах оторванных от реальности граждан жизнь в деревенской общине – лубочная пастораль, на самом деле она весьма жёсткая с очень чёткими неписанными правилами, которые лучше не нарушать.

Товарищеский суд над симулянтков в колхозе. Украина, Киевская обл. 1933

Сколько же зарабатывали колхозники на трудодни, а то уже четверть века всякие жулики в СМИ заходятся в истериках, рассказывая про «голодающих колхозников», а когда жуликов прижимают фактами, то в качестве аргумента вытаскиваются рассказы неназванных бабушек которые «помнят» что «на трудодни ничего не давали». Даже если исключить полностью придуманных персонажей, то для того, более-менее реально оценивать окружающую реальность и самому непосредственно зарабатывать трудодни (16 лет) в самый трудный для колхозов период начала 30-х годов, средняя бабушка-сказительница должна была быть, самое позднее 1918-1920 годов рождения. Как кого ни послушаешь, так у всех них до Революции было по две коровы, огромный дом, крытый железом, две лошади, самый современный инвентарь и пара десятин земли. Интересно откуда взялись все эти граждане, если до Революции в деревне было 65% бедняков, почти в 100% случаев пахавших сохой и 20% малоземельных середняков, у которых и речи не могло быть даже о двух коровах? Зажиточные середняки составляли только 10% населения, а кулаки 5%. Так откуда взялись эти «бабушкины сказки»? Если предположить её честность (хотя не счесть ложной информации, выданной «бабушками») и честность пересказывающего её рассказы даже в 90-е годы, то адекватность описываемой картины вряд ли можно называть высокой. Невыясненными останутся очень много вопросов – в какой семье жил человек, насколько хорошо семья работала, сколько было работников, насколько успешным был сам колхоз, про какие годы конкретно идёт речь и так далее. Очевидно, все хотят представить свою семью в выгодном свете, ведь мало кто скажет «папа был безруким лентяем, да и вся семья такая, вот нам и не платили ни хрена», а «председатель, которого выбрали мои родители был разявой и пропойцей, но человек был душевный, папа и мама с ним выпить любили», «он сам подворовывал и другим давал, только потому с голоду и не умерли». В таком случае очевидно, что причины материальных трудностей в семье не имеют отношения к колхозной организации труда. Хотя у таких граждан, ясное дело, во всём виновата Советская Власть. К слову, в чём её «вина», так в том, что такие граждане вообще выжили, выросли и зачастую выучились. В богоспасаемой-которую мы-потеряли судьба семей неумех и лентяев складывалась, как правило, весьма печальным образом. Но в царской России это с восторгом принимается в качестве образца справедливости, а намного лучшая жизнь для таких же граждан в сталинских колхозах вызывает припадки ненависти.

Но есть множество свидетельств рассказов, рисующих совершенно другую картину, как из семейных рассказов, так и свидетельств колхозников тех лет, собранных учёными как полагается. Вот пример таких свидетельских показаний о том, как жили колхозы начала-середины 30-х:
«Большинство харламовских крестьян считало колхоз ячейкой справедливого общественного устройства. Ощущение единения, совместного труда и перспективы повышения культуры земледелия, культуры быта в условиях колхозного строя вдохновляли. Колхозники по вечерам ходили в избу-читальню, где избач читал газеты. Идеям Ленина верили. В революционные праздники улицы украшались кумачом; в дни 1 Мая и 7 Ноября многолюдные колонны демонстрантов со всей Вочкомы с красными флагами шли из деревни в деревню и пели… На колхозных собраниях выступали страстно, откровенно, собрания заканчивались пением «Интернационала». С песнями шли на работу и с работы.» [5] Что показательно — приведен отрывок не из «сталинской пропаганды» — а это воспоминания колхозников, собранные честными и независимыми исследователями, весьма неприязненно относящимся к сталинскому периоду в целом. Могу добавить, что мои родственники говорили то же самое. Сейчас покажется удивительным – но люди шли на работу в колхоз или на фабрику с радостью и по дороге пели.

Колхозная молодёжь. 1932 Шагин

Но все личные воспоминания, даже записанные как полагается, имеют своё ограничение — на них могут наложиться воспоминания последующих, эмоции, наложившаяся интерпретация, селективное восприятие, пропаганда времён «перестройки», стремление рассказать то, что не выходит за рамки общественного мнения и так далее. А можно ли объективно оценить как в реальности жили колхозники? Да, вполне, статистических данных и серьёзных научных исследований более, чем достаточно, чтобы говорить об этом как об установленном факте.

Самодеятельный крестьянский духовой оркестр в небогатом еврейском колхозе. Украина 1936, Панин

Градация колхозов по состоятельности и, соответственно, средний уровень жизни в них подчиняется, в среднем, знаменитому гауссковому распределению, в чём нет ничего удивительного, это отлично знали ещё в сталинские времена. Усреднённо по годам 5% колхозов составляли богатые успешные колхозы, к ним примыкали примерно 15% крепких состоятельных колхозов, с другой стороны – 5% бедных колхозов, к которым примыкают несколько более успешных 15% бедолаг, а около 60% были колхозы-середняки. Наверное, даже средней смышлёности ежу очевидно, что уровень доходов и жизни крестьян богатых колхозов был намного выше уровня жизни крестьян бедных колхозов и говорить о том, как жили в колхозе в среднем – значительно искажать картину, как в выражении «средняя температура по больнице». Усредненные данные покажут уровень жизни среднего колхозника примерно в 60% колхозов и не более того. Посмотрим, насколько выше был уровень жизни крестьян в различных колхозах, чем до Революции и почему. Ведь нас же уверяют, что в СССР была уравниловка и люди были «совершенно незаинтересованы работать». Ага, «совершенно незаинтересованы», но тем не менее, в среднем по стране норму по трудодням (50-100) перевыполняли в 3-5 раз.

Самыми трудными годами для колхозов были, естественно 1932-1933, годы их становления совершенно нового дела. Самый плохой был1932 год, когда не менее четверти зерна по стране было потеряно от засухи, саботажа и эпидемии грибково-паразитических заболеваний. Средний доход семьи по СССР в хлебоводческих регионах в первые годы массовой коллективизации составлял на заработанные трудодни примерно 600 кг пшеницы, два килограмма на трудодень. Хотя ряд даже антисоветских источников приводят данные 2,1 или 2,3 кг на трудодень[6], будем считать, что их было, в среднем, два.Насколько это много или мало? Давайте разберёмся.

Средний колхозный двор к 1940 году составлял 3,5 чел, против 6 в царской России — дробление хозяйств началось сразу после Гражданской после раздела помещичьих и царских земель. [7], а в 1932 году средняя крестьянская семья состояла примерно из 3,6-3,7 человек. Критическая грань голода в царской России составляла примерно 245 кг на человека (15,3 пуда) – без учёта фуражного зерна для скота и птицы, но она по царским меркам даже не считалась голодной гранью, этого уровня царская Россия достигала только в считаные годы в конце своего существования. Грань массового голода по меркам царской России была 160 кг на человека, это когда от недоедания начинали умирать дети. То есть в среднем на колхозный крестьянин в СССР получал хлеба на трудодни в 1932 году примерно столько, сколько было достаточно в прямом смысле не умереть с голоду (162 кг). Однако, царский крестьянин кроме зерна в зерноводческих районах выращивал мало чего ещё – под зерно шла почти вся доступная для посева зерна земля, энергетическая ценность пшеницы в нашем климате – самая высокая по отношению к урожайности. Так вот, картофеля средний крестьянин в царской России самых благоприятных лет 1910-1913 потреблял 130 кг на душу в год, овощей и фруктов 51,4 кг. [8]

А что советский колхозник? В наихудшем 1932-1933 годах среднее крестьянское хозяйство получило от колхоза 230 кг картофеля и 50 кг овощей, то есть 62 и 13,7 кг на человека. [9]

Однако, продукция, полученная крестьянином, вовсе не исчерпывается заработанным за трудодни. Второй, а в некоторых случаях, первый по степени важности доход колхозного крестьянина — продукт личного подворья. Однако, мы говорим пока о «среднем крестьянине» среднего колхоза. От личного хозяйства в 1932-1933 году колхозные крестьяне получили на душу в среднем примерно17 кг зерновых, картофеля – 197 кг, овощей – 54 кг, мяса и сала – 7 кг, молока – 141 л. (там же)
То есть крестьяне СССР 1932-1933 гг. стали есть намного больше картофеля, но меньше хлеба, по сравнению с царской Россией. Средняя калорийность сортов пшеницы тех лет – около 3100 кКал/кг, картофеля 770 кКал/кг, то есть примерно 1 к 4. Если взять разницу СССР 1932 года и лучших лет царской России в потреблении картофеля и пересчитать в эффективные калории на зерно, то такого условного зерна средний колхозник потребил бы как раз 212 кг – ровно столько, сколько ел царский крестьянин начала ХХ века.

Плюс к этому советский крестьянин получал от колхоза другие продукты и продукцию сельского хозяйства – молоко, сено и т.д, но данных об этом за 1932-33 гг мне найти не удалось. Также советский колхозник получал на трудодни за год дополнительно 108 руб., что чуть превышало среднемесячную зарплату в промышленности 1932 года. На отхожих промыслах и в иных кооперативах средний советский колхозник 1933 года (по 1932 нет данных) получил 280 руб. за год. То есть всего средний крестьянин зарабатывал за год около 290 руб – почти четверть годового дохода среднего рабочего, а царский крестьянин, чтобы получить деньги, должен был продать часть урожая.

Как мы видим из приведённых данных, никакой вселенской катастрофы на селе в первые годы колхозов не былои близко. Было тяжело, это да. Но тяжело жила после Гражданской и «умелого» царского правления вся страна. В целом, ситуация с продовольствием в 1932-1933 годах в колхозах была примерно такой же, как в среднем по царской России, но заметно хуже, чем в России 1913 года или СССР времён лучших лет позднего НЭПа.

То есть, в среднем никакого катастрофического голода не вырисовывается, несмотря на «рассказы бабушек» и истерики всяких мошенников от истории. Также неправы фанаты СССР сталинского периода, утверждающие, что всё было отлично и серьёзные проблемы на селе – поклёпы врагов. Это не так. В средних колхозах 1932-1933 годов жили впроголодь в течение двух лет, это действительно подтверждается несложным анализом. Увы, жизнь впроголодь была обыденна для России последние пару столетий. Хорошей жизнью в материальном смысле 1932-1933 годы назвать нельзя, кошмаром и нищетой – то же. Совершенно нельзя забывать, что советский крестьянин получал бесплатное медицинское обеспечение и образование, детские сады и ясли, о чем в царские времена не могли мечтать даже весьма зажиточные крестьяне, также нельзя забывать и о резко выросшем уровене культуры на селе. В моральном и духовном плане, в плане социального обеспечение село 1932-1933 годов стало жить просто несравненно лучше и царской деревнии намного лучшесоветской деревни времён позднего НЭПа.

Собрание колхозников, Донецкая обл., середина 30-х

Нетрудно догадаться, что учителям в школах, профессорам в институтах, врачам в больницах, библиотекарям в библиотеках и всем прочим работникам надо было платить и более того – их обучить, причём не только забесплатно, но и ещё платя стипендию, как это было в СССР. Просто Советское государство перераспределяло полученные налоги, прибавочную стоимость и другие средства не среди узкой кучки богатеев, а возвращало их народу в том или ином виде, а для желающих присвоить народное добро были GULAG и NKVD. Мы упустили ещё одну»маленькую» деталь — «ограбленные» Советской Властью крестьяне впервые в истории получили абсолютно такие же права как другие сословия или, если более правильно, социальные группы – не счесть крестьянских детей, сделавших не просто головокружительную, а фантастическую карьеру при Советской Власти. Некоторые добились того, что в любом государстве за гранью фантастики – молодые крестьяне доросли до уровня государственной элиту самого высшего уровня. Для советского крестьянина были открыты абсолютно все дороги – крестьяне становились врачами, инженерами, профессорами, академиками, военноначальниками, космонавтами, писателями, артистами, художниками, певцами, музыкантами, министрами… К слову, Хрущёв, Брежнев, Черненко, Горбачёв, Ельцин – выходцы из крестьян.

Если учесть резко выросший уровень механизации и намного более разумную организацию труда, жить на селе стало несколько легче, чем до коллективизации, учитывая как намного более разумную колхозную организацию труда, а также услуги, полученных в колхозе за те же трудодни, например, подвоз стройматериалов или вспашку приусадебного участка. Полагающим, что это мелочь, настоятельно рекомендую лично вскопать лопатой полгектара пахотной земли для более адекватного восприятия реальности. Фальсификаторы, описывающие «ужасы колхозного гулага» и «колхозного рабства» пытаются представить дело так, будто получаемое на трудодни было единственным источником продовольствия для колхозников. Это сильно не так. Мы уже показывали большой вклад личного хозяйства, которое было неотъемлемой частью колхозной жизни. Но даже это не всё. Было ещё несколько довольно заметных источников продовольствия, которых не существовало до этого. Практически повсеместно в колхозах в период полевых работ было организовано питание за счёт колхоза всех трудоспособных работников – колхозные столовые для бригад, работающих в поле. Это было очень разумно – средние трудозатраты на приготовление еды на 50 человек во много раз меньше, чем если каждый будет готовить по отдельности. В школах были льготные или бесплатные обеды, питание в детских садах и яслях было практически бесплатным и шло из колхозных фондов, а в случае их отсутствия – из районных, областных, республиканских и, далее, государственных.

Комсомолец и трудящийся колхоза охраняют семенные и страховые фонды, с. Ольшана, Харьковская область, 1933

Также совершенно не учитываются фонды помощи, которые вводились в действие, когда ситуация с продовольствием становилась опасной. Колхозу выдавались хлебные ссуды или безвозмездная помощь , как, кстати, и единоличникам, кроме того, выдавалось продовольствие в колхозные столовые, школы, ясли и детские сады. Однако в самом начале формирования эта система в ряде мест неэффективна, например, на Украине в начале 30-х, где местные власти скрыли реальное катастрофическое положение дел и помощь из госрезерва стала выделяться слишком поздно. Именно к этим фондам и относятся знаменитые истеричные «воспоминания бабушек» на тему, «ничего не выдавали», но на вопрос, а как вы остались живы, отвечают на вопрос «как-то выжили». Это «как-то» относится к государственной и межколхозной помощи, которую организовывала Советская Власть, что недостойными людьми не замечается в упор.

Колхоз «Новая Жизнь». 1931. Шагин

В целом, если учесть резко выросший уровень механизации и намного более разумную организацию труда (столовые, детские сады, коллективная вспашка участков и т.д.), то жить на селе стало заметно легче, чем до коллективизации, даже в 1932-1933 годах.

Но это всё «средний колхоз», очевидно, что в СССР были не только они. Рассмотрим богатые колхозы тех лет: 2,7% колхозов выдали колхозникам свыше 7 кг зерновых на трудодень. Если прибавить к этому полученнное на приусадебном участке, посчитав, что в богатых колхозах крестьянин получил от него столько же, сколько и в среднем (хотя в реальности он получал несколько больше), то средний материальный уровень жизни крестьян самых лучших колхозов в пересчете на прямо полученное продовольствие превысил уровень жизни 1913 года примерно в 3-4 раза. 20,8 % колхозов выдали на трудодень, усреднённо, около 5 кг (из них 5% от 6 до 7 кг). Уровень продовольственной обеспеченности там несколько превысил уровень лучших годов царской России или НЭПа. [11] Очевидно, что ни какой речи о голоде или недоедании в таких колхозах и быть не может.

Праздник в состоятельном колхозе, вторая половина 30-х

Естественно, уровень моральный дух колхозников в колхозах этих 20-25% успешных колхозов был исключительно высоким. Это были, как правило, колхозы, использовавшие МТС. На глазах крестьян в течении года произошёл скачок из средневековья к крупному современному производству и они были активными участниками великого дела. Это было лучшее время их жизни. Выходцы из этих колхозов обычно с гневом отвергают любые отрицательные отзывы о колхозах того периода и это неудивительно – они видели принципиально другие вещи, чем жители колхозов низшей группы. Колхозы высшей группы (примерно 20-25%) были витриной сталинских колхозов, именно о них писали газеты, их приводили в пример, что столь же естественно, как буржуазные СМИ пишут истории об успешных, а не о разорившихся или влачащих жалкое существование предпринимателях. Тем не менее, жизнь в таких колхозах была весьма жёсткой – коллективы беспощадно изгоняли лентяев, неумех и тех, кто не вписывался в колхозную жизнь. Работали в таких колхозах очень много, что, в общем, характерно для всех успешных хозяйств везде в мире.

Колхозница-стахановка Хася Рабальская. Еврейский колхоз, Украина, 1937

С богатыми и средними колхозами всё понятно, а как дела обстояли в наименее успешных колхозах? Их тоже было примерно 25% (в зависимости от способа подсчёта до 33%). Анализ полученного продовольствия колхозниками показывает, что от одной четверти до одной трети колхозов СССР в 1932-1933 столкнулись с серьёзным недоеданием, а часть из них — с голодом. Это были колхозы, бездарно управлявшиеся, населённые лентяями и саботажниками или же попавшие под удар локальной засухи или же эпидемии грибковых заболеваний зерновых культур. Особенно тяжёлой была ситуация в 4-5% колхозов, выдавших около 100 грамм на трудодень. [9] В этих колхозах был голод. Единственной надеждой на выживание для них были фонды помощи и приусадебный участок. Это были сёла, доживавшие до следующего урожая на картофельных очистках и лебеде. Именно эти колхозы сейчас представляются как типичные колхозы сталинского времени в качестве доказательств «ужасов колхозного строя», что далеко не так. Эти колхозы не являлись типичной картиной даже в самые тяжёлые годы.

Интересно, а почему колхозы настолько сильно различались по своей продуктивности? Понятно, что Россия большая, испокон веков в одних районах может быть засуха или другая беда, а в других всё замечательно. Да, такое в те годы тоже было: часть районов СССР в 1932-1933 годах действительно была поражена локальной засухой. Но как отмечали многие авторы, зачастую именно в этих районах как раз и не было голода – крестьянам помогали из государственных фондов, а сами крестьяне упорно трудились, чтобы вырастить и собрать то, что осталось. В этом случае вина в том, если там возникал голод, ложилась на местные и республиканские власти, которые не могли вовремя доставить продовольствие в поражённые районы. Крайне низкий уровень местных властей в те годы уже обсуждался подробно в предыдущих главах. Но, по крайней мере, тут всё просто и понятно. Точно такие же процессы прошли в части поражённых грибковыми паразитами районах – зерно просто погибло в результате обстоятельств практически непреодолимой в тех условиях силы. Люди, пострадавшие от голода по этим причинам, заслуживают всяческого сочувствия как жертвы стихийного бедствия.

Но есть и принципиально другие жертвы голода — сознательные саботажники. Важнейшим фактором голода в поражённых района даже откровенными советофобами и лютыми антисталинистами (например [12]) называется «крестьянское сопротивление», то есть саботаж. Бывшие кулаки и антисоветски настроенные крестьяне изо всех сил пытались сорвать посевную и в небольшом количестве мест это им удалось. В ряде районов страны начались «волынки» — замаскированные срывы работы. Их нередко называют «крестьянскими забастовками», что не вполне верно, потому что забастовщики открыто выступают и выдвигают свои требования, а здесь был обычный саботаж. Весной акты саботажа были незначительны – в них приняло участие всего 50 тыс. крестьян, из них половина – на Украине. В масштабах страны это практически ничто. Надо полагать, все понимают, что сев срывают в целях создания голода для подрыва Советской Власти и ни для чего иного. Целью саботажников было вызвать голод с массовой гибелю людей. Советская Власть необычайно мягко подошла к преступникам. Органы ГПУ и партийные организациям были готовы к этому удару и его удалось отбить вполне успешно. Оценка уже взошедшего хлеба показывала – для страны его было более чем достаточно и власти расслабились. Их можно понять, дел и так было по горло. Любой нормальный человек скажет, что если крестьянин посадил урожай, он его обязательно уберёт. Не идиот же он, на самом деле. Но оказалось не так, Советская Власть недооценила степень низости, подлости и тупости части своих граждан. Хотя непонятно, что они можно было бы сделать в той ситуации без экстренного использования чрезвычайных мер – привлечения армии, мобилизации городов на уборку, показательных массовых репрессий саботажников, потому что быдло не понимает иного языка. Местные власти не решились поднимать такую волну, даже получив первые известия о саботаже при уборке, надеясь, что всё само собой уладится. Ну не враги же крестьяне сами себе и своей стране настолько? Они жестоко ошибались. Саботаж уборки хлеба в ряде районов был очень успешен. Особенно пострадала Украина.

Что послужило причиной столь странного для нормального человека поведения этих крестьян? Всё очень просто — колхозы получили норму обязательной сдачи хлеба по фиксированным ценам, остальное оставалось в их распоряжении, по сути это была форма отлично известного крестьянам со времён отмены «военного коммунизма» продналога. Кстати, скупку продукции у фермеров по заранее фиксированным ценам широко применяется сейчас на Западе. Норма, кстати, была совершенно выполнимой – судя по результатам того, что почти 75% колхозов вполне достойно её выполнили и выдали колхозникам, по крайней мере, минимально необходимое количество продуктов на трудодни. Логика тупых жадных мерзавцев, из которых состояло население «сопротивляющихся» районов была элементарной и незатейливой – посеянный хлеб погубить, а хлеб для «себя любимых» украсть и спрятать, осенью же громко по-сиротски плакаться и жаловаться. По их разумению власти должны были на коленях приползти к хлеборобам, резко уменьшив, а то и бог даст, вообще отменив на следующий год обязательную норму сдачи хлеба. Да, власти придётся снять с горожан последнее, только чтобы купить у крестьян хлеб. Ну и отлично, вот тогда заживём! Иж чего удумали городские, ездить на крестьянской шее. Тупые подлые хитрованы полагали, что на спрятанном хлебе они-то проживут до следующего года, а вставшая перед лицом голодной смерти городов Советская Власть пойдёт на любые их условия. По сути, это было то же самое, что пытались сделать кулаки в конце 20-х годов, устроив хлебный саботаж. Осенью всё было намного серьёзнее – хищения хлеба и его потрава в части колхозов стали массовыми. Точно оценить их количество сложно – примерно 1/10-1/6 от общего числа. В поле осталось от ¼ до половины урожая. [12] Антисоветчики открыто признают, что доминирующим фактором гибели хлеба и резкого сокращения количества продовольствия в стране стал крестьянский саботаж и что очень интересно, обвиняют в крестьянской подлости Советскую Власть. Получается, что саботажем занимались крестьяне, воровали и целенаправленно гноили хлеб крестьяне, а виноват у них в этом Сталин! Точно так же Гражданскую войну начали белые, но виноваты у них в ней большеивики, напали на СССР нацисты, а в жертвах войны виноват Сталин, Холодную войну начал Запад, но виноват в этом был Советский Союз и так далее. Примрно так же как у мерзкой лицемерной бабы в любых её недостатках всегда виноват мужчина.

Советская Власть поступила единственно правильно, как можно было поступить в той ситуации – забрала полагающийся ей хлеб у нерадивых колхозов и начала массовые изъятия украденного хлеба у воров, в смысле «пострадавших от сталинского режима крестьян». Если бы власть пошла на поводу у саботажников, это означало бы одно – срыв Индустриализации и гибель страны в быстро надвигающейся войне.

Тупое и подлое крестьянское быдло поделом получило то, что заслужило – голод, который оно готовило всему своему народу. Он был намного менее страшным, чем рисуют в своих истерических творениях всякие мошенники. Вполне успешно выжившие потомки этих мерзавцев сейчас заходятся визгом, обвиняя Советскую Власть и Сталина, также как заходятся визгом потомки бендеровцев, полицаев и прочих предателей. Разумеется, им очень неприятно, что их предки оказались мерзавцами, но разве в этом виновата Советская Власть? Сразу вспоминается меткая пословица о яблоне и яблочках, которые от неё недалеко падают.

Как по представлению идиотов происходило изъятие продовольствия у крестьян и с какой целью? Ходили по дворам и забирали только что выданное на трудодни?! Зачем?! Это то же самое, что пытаться набрать щетины у свиньи, вырывая её по волоску. Колхозы как раз и создавали как крупные источники хлеба, чтобы не собирать крохи по дворам. Зерно на своём участке крестьяне выращивали редко и в таких ничтожных количествах, что забирать это не имело смысла. Так зачем ходить по дворам, как нас уверяют, с милицией и ГПУ, разыскивая и забирая зерно, если можно было сделать то же самое без проблем, забрав просто из колхозного амбара?! Ведь усилия и задействованные ресурсы просто несопоставимы. Почему у крестьянина в доме забирали «всё зерно», но не трогали, например, сало, которое намного более питательно, оставляли картофель и другие продукты, как это пишут жулики вроде Кульчицкого? Чем объяснить столь избирательную любовь «комиссаров» именно к зерну? Ведь если бы хотели заголодоморить – забрали бы абсолютно всё продовольствие. Очевидно, что это враньё, но есть много свидетельств, что действительно зерновые забирали? Почему?

Всё очень просто. Во фразе «в ряде местностей у крестьян забирали всё зерно» пропущенно одно слово, полностью меняющее весь смысл происходившего. Это слово «украденное». Действительно, в колхозах, катастрофически не сдавших план по зерну и не выдавшего его по рудодням в заметном количестве, ходили по дворам и проверяли, есть ли зерно у крестьян. Если крестьянин не мог объяснить происхождения зерна – оно изымалось, что совершенно справедливо, а остальные продукты – сало, картофель, свеклу, лук и т.д., которое он вырастил, или по крайней мере, мог вырастить сам, а не только украсть – забрать просто не имели права. Вот почему крестьяне не жаловались в милицию и прокуратуру на то, что у них «забирали всё» — забирали украденное. Именно поэтому крестьяне плакались в жилетку Шолохову, чтобы он написал Сталину, но в органы охраны правопорядка не жаловались. Пожалуешься, а в результате пойдёшь с песней по «закону семь восемь» на Колыму как вор. То, что украденное зерно просто забирали, а не отдавали воров под суд – большая милость Советской Власти.

Сколько было таких «невинно пострадавших» деятелей? Наиболее вероятно – около одной десятой всех колхозов. Жалости они заслуживают не более чем участники бандитских шаек, получивших тюремный срок или заслуженную пулю.

К середине 30-х годов ситуация на селе стала быстро налаживаться – и власти, и колхозники приобрели опыт новой жизни. Саботажники убедились, что хлеб заберут всё равно и взялись за работу. Голод ушёл из русской деревни фактически навсегда, если не считать не зависящий от людей послевоенный катаклизм 1946 года.

Очевидно, что ни о каком недоедании при таких результатах быть не может. По сравнению с 1913 годом крестьянин стал несколько меньше есть зерновых, но многократно больше овощей и картофеля, которые он, в целом, даже не мог съесть сам, а продавал на рынке. В 1935 г. увеличились также денежные доходы колхозников за работу на стороне. В 1933 г. эти доходы исчислялись в сумме 2 806 руб. (в расчете на 100 душ), в 1934 г.— 4 227 руб., а в 1935 г.— 4 958 руб.

Хлебозаготовка, 1936. Игнатович

С учётом продукции приусадебного хозяйства средний материальный уровень жизни крестьянина вырос примерно в два раза по отношению к дореволюционным временам. Это значительно превышало доходы крестьянина не только в царские времена, но и доходы крестьянина-единоличника. [13] Тем более, единоличников облагали на 25%, бОльшим, чем личное хозяйство колхозников налогом, потому что часть налогов платил колхоз.

Неудивительно, что единоличники вступали добровольно в колхоз где-то с 1935 года с такой скоростью, что через 5 лет их почти не осталось.

Доходы колхозного крестьянина очень быстро росли, примерно утроившись за 5 лет. В 1937 году средний доход колхозного домохозяйства на трудодни составлял уже 1741 кг пшеницы и 376 руб. в год, не считая других продуктов. К середине 30-х годов колхозы окончательно доказали преимущества нового типа хозяйствования, обладая гибкостью рыночных механизмов и мощью планирования и поддержки всей страны-корпорации.

Но это в средних колхозах, наиболее успешные колхозы в 1937 году (10% от общего числа) выдавали более 7 кг на трудодень, а 5% колхозов – 9-10 кг на трудодень. Средний доход в хлебном измерении на семью составил в них около 5 тонн. Однако, в то же время, около 12% колхозов выдали менее 2 кг на трудодень, что с учётом увеличившегося количества выработанных трудодней всё равно приводило к тому, что примерно в 10% колхозов СССР колхозник, получавший доход только от трудодней, находился бы на грани физического выживания. Однако, сравнимый доход колхозник в таких хозяйствах получал от личного участка. То есть даже в беднейших колхозах средний крестьянин жил в полтора-два раза лучше, чем среднестатистический крестьянин царской России урожайных лет. Но и кроме этого была организована помощь отстающим колхозам. Подчеркнём ещё раз — и это без учёта того, что он получал бесплатное образование, медицинское обслуживание и услуги культурных учреждений. В богатых же колхозах уровень жизни среднего крестьянина по сравнению с дореволюционными или доколлективизационными вырос более чем на порядок. В среднем, уровень жизни среднестатистического крестьянина в колхозе вырос к концу 30-х в 3-4 раза.

Неудивительно, что детская смертность при «колхозном рабстве»от начала коллективизации за 10 лет к 1939 году детская смертность уменьшилась в 3 раза, почти на четверть упала общая смертность. В общем, нисколько неудивительно, что в те годы сами крестьяне противникам колхозов запросто, что называется «били морду».

Ещё более быстро рос уровень денежных доходов в богатых колхозах. Самые передовые колхозы действительно удивляли, так даже в не самом успешном 1935 году. Так, по Узбекской ССР Колхоз «8 марта» выдал по трудодням в среднем на 1 двор 19 563 руб.; «Батрак» — 7 151 р.. По Грузии: колхоз им. Ворошилова выдал 7 035 руб., им. Молотова — 4776 руб. По Крымской АССР колхоз «Искра» выдал 3 119 руб., «Большевик» — 2 684 руб. [9]

В колхозы-миллионеры стояла очередь на долгие годы вперёд из желающих вступить даже в 80-х годах, я их хорошо помню. Въезжающей в колхоз молодой семье сразу давался дом. Всего-то для этого было нужно так это честный и квалифицированный председатель и работящие непьющие колхозники. Но работали в тех колхозах много, лодырей и пьяниц не терпели, выгоняли безжалостно.

Праздник в богатом колхозе. Конец 30-х — нач. 40-х

А в 30-х единоличники на расстояние многих километров вокруг таких колхозов исчезли как природное явление, а слово «единоличник» в тех местах стало обидным ругательством, синонимом слов «туповатый жадный полудурок, обманывающий сам себя» и «неумный асоциальный человек». Над единоличниками потешались на улицах, за них не выходили замуж, не приглашали на свадьбы и праздники. В результате, кто-то всё-таки вступил в колхоз, кто переехал.

Государство во времена Сталина и не особо заботилось о лентяях, им обеспечивался голодный минимум. То есть государству, созданному Сталиным ставится в вину именно то, что с восторгом принимается в странах «с рыночной экономикой».

За трудодни поначалу работали, чтобы семья не умерла с голоду. По сравнению с царскими временами с регулярным недородом каждые десять лет, а бывало и чаще, это был невероятный прогресс. Как мы видим, впоследствии оплата за трудодни увеличилась не просто очень значительно — многократно. Подчеркну, что по сути при Сталине это была крестьянин получал за трудодни оплату не только от колхоза, но и от Советского Государства – не только товарами по низким фиксированным ценам, но и в виде бесплатной медицины и образования, о которых подавляющему большинству населения при царе и мечтать было нельзя. Это было взаимное социальное обязательство власти и крестьянина.

Отработав положенные по неписаному, но весьма понятному гражданскому договору 80 трудодней крестьянин мог и далее зарабатывать трудодни или же работать остальное время крестьянин работал на своём личном участке или же заниматься любыми делами, которые он считал нужными.Если крестьянин хотел и умел работать, то он быстро богатели, продавая на рынке масло, сметану, мясо, яйца, фрукты, овощи, мёд и т.д. Например, у моего деда в распоряжении семьи был огород размером более одного гектара. На один урожай картофеля с этого огорода в конце 40-х они поставили новый дом. Особенно много зарабатывали умелые пчеловоды.

Размер приусадебного участка в личном пользовании колхозного двора — от 1/4 до 1/2 га (в некоторых районах до 1 и более га).В среднем, крестьянин мог держать в личном подворье 1 корову, до 2 голов молодняка, 1 свиноматка с поросятами, до 10 овец и коз, птицы и кроликов– без ограничений, ульев – до 20. В земледельческих районах с развитым животноводством можно было иметь в личном пользовании 3 коровы и молодняк, до 3 свиноматок с поросятами, до 25 овец и коз. — там же.

Крестьяне часто участвовали в работе различного рода кооперативов, не относящихся к колхозу – извозчиков, аграрно-промышленных, торговых, и других, которых было огромное количество. Мой дед, состоя в колхозе, занимался извозом в середине 30-х — вырастил жеребёнка, никто его в колхоз не отбирал, зачем лошадь, если есть трактор? Поначалу зарабатывал дед на извозе весьма неплохо, но в конце 30-х подвода стал совершенно очевидным образом проигрывать стремительно появлявшимся автомобилям. Даже для вспашки небольших участков держать тягловую скотину уже стало бессмысленным. Вспахать огород (у него было более 1 га) можно было, заказав вспашку на МТС через взаиморасчёт с колхозом за трудодни. Также мог заказать за трудодни в колхозе (или через взаиморасчёт на МТС) грузовик-полуторку, получалось дешевле и быстрее. В конце концов дед продал в 1940 лошадь с довольно большим трудом – содержать её для крестьянина потеряло всякий смысл.

Это в фантазиях фанатов «России-которую-мы-потеряли», где хруст французской булки и красавицы на балах с юнкерами, крестьяне только и делали, что пили парное молочко, реальность была несколько другой –дойная (увы, по меркам России)корова была признаком роскоши и стоила перед Революцией не 3 рубля, как утверждают некие бессовесные неадекватные граждане, а начиная от 60 [14], а высоко удойная – существенно больше.

Удойность коровы в 90 ведер (около 1100 л) в год считалась очень хорошей и её достигало небольшое количество коров , в основном, в помещичьих хозяйствах, которые могли позволить себе хорошие корма. [15] Корову, даже низкой удойности могли позволить себе не более 70 % крестьян, главной проблемой было малоземелья и острый недостаток кормов из-за крайне низкой урожайности в условиях России. Попросту говоря, на любом более-менее подходящем клочке земли сеяли хлеб. В бедных крестьянских хозяйствах обыденным был удой 1-2 литра в день – на уровне хорошей козы. В реальности до Революции треть крестьян практически вообще не видела молока, а большая часть из оставшихся могла его позволить разве что для детей, некоторые бедные хозяйства, чтобы как-то выжить продавали вообще всё молоко. В целом, ситуация с молоком в царской России была такой же, как и с зерном – масло вывозили в Англию и Данию за бесценок (там же), большинство видело настоящее молоко изредка, а треть – не видела вообще.

Унаследованная от царского режима бескоровность бедных крестьян (30%), резко усугубилась массовым истерическим забоем скота самими крестьянами в процессе коллективизации. Теперь за это приходилось расплачиваться самим крестьянам – коров не было достаточно ни в колхозе, ни на личном подворье и взять их быстро было негде. Крестьяне с 1932-1933 снова стали заводить коров, но они не вырастают в один момент, поэтому в 1934 году, несмотря на то, что восстановление уже началось, количество бескоровных крестьян было почти таким же, как и при царском режиме (27%) [9]. Это рассматривалась как большая проблема на самом высшем уровне. Так Июньский Пленум ЦК ВКП(б) 1934 г. принял решение «в кратчайший срок ликвидировать бескоровность колхозников». [16] Такое же решение принял VIIсъезд Советов СССР в феврале 1935 г.

На колхозной ферме. 30-е Шагин

В результате поголовье скота в личном подворье колхозников с 1932 г. по 1938 г. увеличилось крупного рогатого скота с 10 до 25 млн. [13], фактически корову имел тот, кто желал её завести. Интересно, что все за последние десятилетия слышали лицемерные вопли по поводу того, как у крестьян забирали корову в колхоз. Кто бы мог сказать, а из чего ещё было формировать колхозные фермы в тех условиях как не из обобществлённого в кооператив скота? Интересно, что в это же время ни слова ни говорится о том, как ликвидировалась бескоровность крестьян – им предоставляли телят и коров из государственных фондов помощи колхозам и размножившегося колхозного стада. [17] Коров давали в кредит по льготным ценам, выдавали на трудодни или вообще бесплатно, причём выдавали лучшие продуктивные породы скота. Общей практикой стало награждение коровой лучших колхозников. Но об этом у плакальщиков по поводу ужасов колхозов вы не услышите ни слова.

Десятки кур у крестьян появились именно в сталинские времена, в царской России крестьянин 2,8 грамма куриного яйца в день – то есть одно в двадцать дней. Большее количество кур крестьянин просто был не в состоянии прокормить. Большое количество птицы в крестьянских домах стало обыденностью именно в 30-е годы. Крестьяне содержали десятки, а некоторые – до двух сотен кур. Семья моего деда держала 70-80 кур и это не было самым большим поголовьем в селе, таких как они, было немало. Кормами обеспечивал колхоз за трудодни. Такое количество яйиц съесть было сложно, поэтому их успешно продавали на рынке. Потом стали жаловаться – цены на яйца на рынке перед Войной сильно упали из-за конкуренции. К слову о правильно применённых рыночных механизмах и «административно-командной экономике» при Сталине. На личное хозяйство тоже были налоги. На кур они составляли примерно Налоги были «страшными» – примерно, одно яйцо на 10 кур в день.

Но личное хозяйство вовсе не было личным мирком крестьянина, где он мог отдохнуть в ручной работе на своём куске земли от колхозного рабства, как нам сейчас рассказывают. Колхозное хозяйство помогало и многократно усиливало личное. Планировать посадки на личном участке в таких колхозах помогал квалифицированный агроном, колхоз помогал (то есть давал бесплатно или выписывал за свой счёт с селекционных станций) семена и саженцы лучших сортов, по льготным ценам или же за трудодни поставлял для личного подворья крестьянам племенной, существенно более продуктивный скот, корма для птицы, вел вспашку личных участков колхозной техникой или организовывал это через МТС, выделял удобрения, средства защиты растений, автомобили для организации торговли на колхозном рынке и так далее. Естественно, что колхозники стали работать на своих участках намного рациональнее.

Уборка урожая в колхозе, конец 30-х

Во время перестройки появилось множество заказных статей о «рабском труде советского крестьянина». Однако, в Отечественную было много случаев, когда крестьянин в одиночку оплачивал («покупал») для Советской Армии самолет или танк. Более чем странный поступок для бесправного раба, не правда ли? Так значит, желающий заработать крестьянин мог накопить сумму, достаточную для покупки самолета? Колхозник – Ферапонт Головатый, который купил на заработанные от пчеловодства деньги целых два новых боевых самолёта, а колхозница А.С. Селиванова и колхозник М.А. Поляничко – по три боевых самолёта, причём их семьи не пошла от этого по миру. Только в одной Саратовской области 60 колхозников внесли в фонд обороны от 100 руб. до 300 тыс. руб. Вот такой был «рабский» труд в сталинской деревне. Говорите фермерам на Западе лучше? Хорошо, покажите мне для сравнения американского фермера, способного купить боевой самолет? Хотя бы один. По себестоимости? Да ладно, пусть даже так. К слову, узнав о поступке Ферапонта Головатого врач из г. Эдинбурга написал ему недоуменное письмо: «Наши газеты, напечатали сообщение о Вашем поступке. Но я и мои знакомые не понимаем, что заставило Вас отдать свой личный капитал для помощи правительству. И скажем Вам искренне: мы не верим, что у Вас будут последователи». Только в Саратовской области крестьяне подарили более 100 боевых самолётов, в более чем 70 случаях из них самолёт был оплачен одной семьёй. [18] Кореец С.Цой из Узбекистана внёс миллион (!) рублей, на которые был построен новейший бомбардировщик, он принёс в обком партии два чемодана денег со словами: «Вот то что мне дала богатая колхозная жизнь. Сейчас деньги Родине нужнее…». Огромные средства сдавали также крестьяне-башкиры, армяне, грузины, таджики, узбеки, киргизы и многие другие, всех не перечислишь [18] Вот это и есть разница между народной властью, которую считают своей и властью в «демократической стране» со «столбовой дороги цивилизации».

В целом, ресурсов у общества было мало и расслоение было довольно серьезным, в основном народ тогда жил бедно (к слову он очень бедно жил и при царе), но те, кто зарабатывал много -эти деньги зарабатывали, а не присваивали. Зажиточность давалась крестьянам тяжёлым трудом, как она даётся везде в мире.

Показательно, что зажиточные люди при колхозном и капиталистическом строе очень разные. Самыми зажиточными колхозниками, как правило, оказывались бывшие бедняки и середняки, у которых впервые появилась возможность играть на равных условиях с более состоятельными соседями. Это к вопросу что чаще является причиной богатства при капитализме – честный труд или же обман, черствость и другие худшие человеческие качества. Просто при советском социализме наиболее подходящими для жизни в обществе оказались люди работящие, честные, отзывчивые, изобретательные и умеющие работать в коллективе. А капитализм требует других качеств – жадности, хитрости, скопидомства, недоверия к людям, жестокости, способности обмануть без проблем ради выгоды и т.п.

Механизация сельского хозяйства кардинально облегчила адский труд русского крестьянина. Если посмотреть, что строилось в стране в первую очередь, так это тракторные и автомобильные заводы для того, чтобы облегчить тяжелый крестьянский труд. ТИсходно отставая от индустриальных стран на десятки лет, на селе стремительно происходила электрификация, прерванная только Войной. Радио, библиотеки, кинозалы, парашютные вышки, лучшие мировые книга на селе становилось обыденностью.

rabochij pereryv 1933 Shagin

Рабочий перерыв на селе. 1933. Шагин

К слову,«ограбление села» — это выглядело вот так: инвестиции в сельское хозяйство выросли с 379 млн руб. в 1928 году до 3645 млн в 1931 году и 4983 млн в 1935 году l68.

Но самый сильный рывок советская деревня сделала в 1939-1940 годы.

«В 1938-1941 годах все без исключения зарубежные авторы … отмечают резкий рост уровня жизни крестьян … не только в улучшении питания, но и в увеличении потребления промышленных товаров, но особенно — в улучшении социальной сферы.» [19]

За предложение вернуться в дореволюционные времена в личном разговоре, колхозные крестьяне, без всякой оглядки на НКВД, могли зверски избить, если не убить. Настолько убедительна была разница. Неудивительно, что при крестьяне они массово подались в партизаны.

Крестьянки 1939, село, Хакассия

Вот свидетельство человека, бывшего тогда ярым антисталинистом, Александра Зиновьева. Ребенком Зиновьев был свидетелем коллективизации. «Я неоднократно спрашивал мать и других колхозников во время приездов в деревню и позднее о том, согласились бы они снова стать единоличниками, если бы такая возможность представилась. Все они наотрез отказались». [20]

С инертными крестьянами и колхозной системой произошло нечто похожее, что при Петре I и его историей с насаждением русскому народу картофеля. Сопротивлявшиеся и даже бунтовавшие (знаменитые «картофельные бунты») поначалу инертные крестьяне потом даже не могли помыслить своей жизни без картошки. С колхозами нечто подобное произошло в гигантских масштабах.

К концу 30-х деревню было уже не узнать. Бывшая лапотная, темная, знахарская деревня с недоверчивыми к чужакам крестьянами, лживыми пьяными попами и психопатками-богомолками на глазах превращалась в современную механизированную ячейку Общества Будущего.

Клуб с. Панфилово

В библиотеке клуба с.Панфилово 1939

В село пришли не только трактора, грузовики и комбайны, но и радио, электричество, школы, Дома Культуры, детские сады, спортивные секции, вплоть до парашютных и планерных, больницы, библиотеки и так далее. Крестьяне не только смотрели кино и танцевали по вечерами, но и учились ставить пьесы, играть на музыкальных инструментах, выписывали научные журналы. Можете представить себе царского крестьянина, имеющего возможность играть на арфе, виолончели и пианино? Вчерашнего лапотного бедняка, который поднимался в небо на планере? Всё это было сделано менее чем за 10 лет.


Репетиция солистов хорового кружка клуба с. Панфилово

На глазах изменился и сам народ. Он сумел победил свою лень, инертность, своё животное начало. Великий Архитектор общества – Иосиф Сталин и поддерживающая его партия изменилинастройку человеческих душ. Героями труда и битвы стали именно вчерашние тёмные крестьяне, больше было некому.

Для тех, кто умел и хотел работать своими руками, изобретать и творить Советская Власть тех времён была самой лучшей из всего, что доселе было создано человечеством.

Павел Краснов

Литература

[1]

«Примерный устав сельскохозяйственной артели».

[2]

««О примерных нормах выработки в 1933 году», «Об оценке в трудоднях различных сельскохозяйственных работ в колхозах»,» в Решение партии и правительства по хозяйственным вопросам., т. 4, М., 1968, p. 192.

[3]

Г. С.А., «Имущественная дифференциация доходов населения СССР в 20-30-е годы ХХ века,» Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, т. 66, 2008.

[4]

К. И. А., «Крестьянство в судьбах России,» в СУДЬБЫ РОССИИ, И. О. Р. НАРОДНИКОВ, Ред., НЬЮ-ЙОРК , Rausen Bros. 142 East 32nd St. N. Y. C., 1957.

[5]

Л. Э.В., «КОЛХОЗ «ДОБРОВОЛЕЦ» ВОЧКОМСКОГО СЕЛЬСОВЕТА (1931-1950-е гг.),» [В Интернете]. Available: http://www.booksite.ru/fulltext/3ch/ere/pov/ets/7.htm.

[6]

Ш. ФИЦПАТРИК, Сталинские крестьяне. Социальная история. Советской России в 30-е годы: деревня, 2008.

[7]

С. А. Милохин Д.В., Коми колхозная деревня в послевоенные годы (1946-1958)., М.: Наука, , 2005.

[8]

С. А. Клепиков, Питание русского крестьянства, Москва: Типография «III Интернационал», 1920, p. 25.

[9]

Ч. Н., «Доходы колхозников в 1935,» Журнал Госплана и ЦУНХУ СССР «План», № № 21, pp. 28-31, 1936.

[10]

«Народное хозяйство СССР за 70 лет»., М: Финансы и статистика., 1987, p. 471.

[11]

«Организационно-хозяйственное укрепление колхозов. Распределение колхозных доходов,» [В Интернете]. Available: http://яруга.рф/index.php/literatura/134-materialy-o-rabote-politotdelov-mts-za-1933-god/580-materialy-o-rabote-politotdelov-mts-za-1933-god-organizacionno-hozjajstvennoe-ukreplenie-kolhozov-raspredelenie-kolhoznyh-dohodov.

[12]

В. Кондрашин, «Голод 1932-1933 годов,» [В Интернете]. Available: http://www.famhist.ru/famhist/all_st/0005be1b.htm.

[13]

Гладков А.И., Курский А.Д., «Глава 1,» в Победа социализма в СССР (1933—1937 гг.) Том 4, М, 1978.

[14]

Д. Пядышев, «Цены и жалования в России в начале XX века,» [В Интернете]. Available: http://www.talers.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=81&Ite….

[15]

З. Р., «Из истории развития маслоделия Вологодчины.,» Молочная промышленность, № 1, pp. 58-62, 1992.

[16]

под ред. Черненко К.У., Егорова А.Г., КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 5, М, 1988, p. 183.

[17]

«ВДНХ, Материалы, павильон Животноводство,» [В Интернете]. Available: http://www.bcxb.ru/pavils/descriptions/035_39.htm .

[18]

«История некоторых именных самолётов.,» [В Интернете]. Available: http://airaces.narod.ru/all/roshin_i1.htm.

[19]

М. С., «Спасение через коллективизацию,» [В Интернете]. Available: http://www.contrtv.ru/common/2158/.

[20]

З. А.А., «III. В медвежьем углу,» в Русская судьба. Исповедь отщепенца., М, Центрполиграф, 1999.

Источник статьи

 

Метки:

Цены и жалования в Царской России. «Корова за три рубля»


Разговоры о том, что «при царе-батюшке за 3 рубля можно было купить корову», как правило, вызывают ностальгию. Тем более, что этих «трехрублевых бурёнок» принято поселять не во времена, например, Николая Павловича, а в благословенный 1913 год, в последние мирные времена царской России. Хочется верить, что в эпоху, когда налицо были и балы, и красавицы, и юнкера, и хруст французской булки – жизнь была дешевле и как-то, что ли, естественней, справедливей, чем сейчас.

Во многом эта самая «корова за три рубля» — да еще «большие зарплаты квалифицированных рабочих» — сыграла роль триггера народного недовольства в недалеких еще 80-х, когда в интеллигентских кухнях и газетах говорили о правах и свободах, а в общих вагонах и заводских курилках – о настоящей, «добезцаря», жизни. После чего в России уже 20 лет возрождается 1913 год, со всеми его забытыми прелестями вроде сословного общества и отсутствия социальных гарантий.

Между тем, соотношение между реальными заработками и ценами в России 1913 года было вовсе не столь радужным, как его принято рисовать сейчас.

Так давайте не спеша разберёмся: какие же были цены и жалования в России в начале XX века, основываясь только на реальных документах: приказах и постановлениях правительства и министерств Российской Империи, прейскурантах, ценниках, отчётах, выписках из книг доходов и расходов, меню и счетов того времени. Начнем наше путешествие в 1900-ые годы и знакомство с ценами начала 20 века с самого популярного продукта в России во все времена. Правильно, Вы угадали, на водку. В те времена водка в Царской России продавалась только в специальных казенных винных лавках. Над входом в винный магазин, как и при входе в любое государственное учреждение, красовался государственный герб: двуглавый орёл. Государство сохраняло монополию на производство и продажу водки. Здесь без всякой очереди всегда продавалась водка двух сортов. Красноголовка (красная крышка), водка, звавшаяся в народе «казёнка». Цена за бутылку такой водки (0,61 литра) в начале 20 века была 40 копеек. И второй сорт водки – это «Белоголовка» (белая крышка), это водка двойной очистки. Бутылка такой водки в дореволюционной России стоила 60 копеек. Продавались бутылки ёмкостью от четверти (1/4 ведра) в плетёных корзинках, что составляло 3 литра. И самые маленькие бутылочки с водкой были 1/10 часть от обычной бутылки, которые в народе ещё тогда прозвали «мерзавчик» 0,061 литра. За такую бутылочку надо было заплатить в казенном винном магазине всего 6 копеек. При этом разливное пиво дешёвых сортов «Светлое», «Венское», «Староградское», «Мюнхенское» в начале 20 века стоило от 6 до 10 копеек за 1 литр. Бутылочное пиво из-за стоимости стекла стоило дороже, где-то 20 копеек за бутылку. Вино дорогих и престижных марок доходило до 5-9 рублей за бутылку. Ёмкость бутылки для вина в дореволюционные годы была 0,75 литра. При этом за дешёвое разливное вино в разных губерниях России нужно было заплатить всего 5-20 копеек за литр. Коньяки стоили от 3 рублей и заканчивались ценами до 100 рублей за бутылку.

Ну, это всё цены указаны магазинные, а сколько же нужно было заплатить за стопку водки (1/6 бутылки = 100 грамм) в кабаке, которые в те времена дореволюционной России уже назывались трактирами. Вообще, отличие трактира от своего более древнего предшественника «кабака» в том, что в кабаке можно было приобрести только спиртное, а в трактире ещё кроме алкоголя можно было и откушать. Итак, в дешёвом трактире на окраине провинциального города, заплатив 5 копеек, можно было выпить полстопки, т.е. 50-60 грамм дешёвой и скорее всего, сильно разбавленной водки. На закусь по-быстрому предлагалась самая популярная закуска к водке во все времена – это, правильно, солёный огурец всего за 1 копейку. А наесться «до отвала» в этих дешевых трактирах можно было всего за 10 копеек. Кстати, на рынке за две копейки спокойно можно было выбрать дюжину отборных соленых огурцов (12 штук). В таких дешевых питейных заведениях находиться было не очень комфортно и безопасно. Постоянно сновали подозрительные, полукриминальные личности, пьяные ломовые извозчики, чернорабочие. Убийства и ограбления там были не редкостью. Совсем другое дело, это приличные трактиры, по-нашему кафе-рестораны. В этих приличных и столь популярных в годы начала 20 века трактирах было очень приятно скоротать вечерок. Столовые приборы сверкали чистотой, скатерти были накрахмалены и изумительно белыми, всюду мелькали расторопные и опрятные половые (официанты), а с кухни распространялись чудесно аппетитные и вкусные запахи. Здесь отобедать стоило в 1900-ые годы в России уже 30-50 копеек. Но это того, судя по воспоминаниям современников, оправдывало. Рюмка водки в подобном культурном заведении обходилась уже в 10 копеек, но это точно была казённая водка! Не балованная. За кружку пива (0,61 литра) следовало заплатить до 10 копеек. Чай с двумя кусочками сахару стоил всего 5 копеек. В хороших известных ресторанах, естественно, покушать стоило подороже. В среднем за обед в приличном ресторане XX века в Имперской России нужно было расплатиться в размере 1,5 — 2 рублей. Это плата за обычный обед: первое, второе, салат, пара стопок водки, десерт, без изысков. После обеда сытых и респектабельных российских граждан на выходе из ресторана наперебой пытались уговорить поехать на пролётке извозчики. В крупных городах в те годы единственным городским транспортом являлся трамвай, как правило, цена составляла 5 копеек без пересадки, и 7 копеек с пересадкой. Но, конечно, основным видом транспорта были пролётки, управляемые лихими извозчиками. Обычно за поездку в России в начале 20 века внутри города извозчики брали 20 копеек. Но, цена всегда была договорная и менялась от степени соотношения спроса/ предложения. Хотя, даже в те дореволюционные времена привокзальные извозчики были самыми дорогими, которые без зазрения совести объявляли 50 копеек за часто не очень долгую поездку от вокзала до ближайшей гостиницы. По поводу вокзалов и путешествий. Естественно, в те годы в основном путешествовали на железной дороге. Билет первого класса до Петербурга из Москвы стоил 16 рублей, а в сидящем вагоне можно было доехать и за 6 рублей 40 копеек. До Твери из Москвы первым классом можно было доехать за 7 рублей 25 копеек, а третьим — добраться за 3 рубля 10 копеек. Носильщики с радостью предлагали услугу поднести чемоданы за 5 копеек. Большой багаж, занимающий всю тележку, отвозили к поезду или обратно за максимальную плату в 10 копеек. Вернёмся к гостиницам… В гостиницах для очень состоятельных господ в роскошных номерах со всеми удобствами, телефоном, рестораном и т.д. стоимость номера обходилась в день 5-8 рублей. Номер в гостинице без излишеств, но вполне приличный обходился 0,7- 2 рубля в сутки. Меблированные комнаты стоили 15-60 копеек в сутки. Вообще, в дореволюционной России в начале 20 века съёмное жильё в среднем стоило 20 копеек в месяц за квадратный метр. В центре Москвы шикарная многокомнатная квартира с обстановкой и ремонтом по последнему слову техники того времени обходилась в 100-150 рублей в месяц. А небольшая квартирка с безвкусной обстановкой на окраине 5-7 рублей. Обычная же стоимость съёмной квартиры для семьи со средним доходом, т.е. порядка 80 рублей, была примерно 15 рублей в месяц. Позвонить друзьям и знакомым из гостиницы и рассказать, как устроился, стоило из Петербурга в Москву 50 копеек в минуту, но оплачивалось не менее 1,50 рубля за соединение. Дешевле было написать письмо, за его отправку нужно было заплатить всего 3-4 копейки. Или отправить телеграмму. В другой город отправить слово, переданное с помощью телеграфа, стоило всего 5 копеек, а отправить послание кому-нибудь на дачу в пригород всего 1 копейку за слово. Отправить посылку внутри Российской Империи весом до 1 килограмма стоило всего 25 копеек, а за отправку посылки весом до 5 килограмм нужно было заплатить 65 копеек. Кроме ресторанов можно было развлечься и культурно, сходив в театр. Например, быть в Москве и не сходить в Большой театр на оперу или балет считалось не прилично. Билеты в отдельные привилегированные ложи стоили до 30 рублей, за места в первых рядах портера следовало заплатить от 3 до 5 рублей, а посмотреть представление на галерке стоило всего 30-60 копеек. С культурной пищей в начале 20 века теперь всё понятно, вернёмся к рыночным дореволюционным ценам в России на продукты питания.

Вот список цен того времени на продукты, хотя тогда всё мерили в фунтах, стоимость указана за килограммы для удобства восприятия:

Батон чёрного черствого хлеба весом в 400 грамм – 3 копейки,
Батон ржаного свежего хлеба весом в 400 грамм – 4 копейки,
Батон белого сдобного хлеба весом в 300 грамм – 7 копеек,
Картофель свежий урожай 1 килограмм — 15 копеек,
Картофель старый урожай 1 килограмм — 5 копеек,
Мука ржаная 1 килограмм — 6 копеек,
Мука овсяная 1 килограмм — 10 копеек,
Мука пшеничная высшего сорта 1 килограмм — 24 копейки,
Мука картофельная 1 килограмм — 30 копеек,
Макароны простые 1 килограмм — 20 копеек,
Вермишель из муки высшего сорта 1 килограмм — 32 копейки,
Сахарный песок второго сорта 1 килограмм – 25 копеек,
Кусковой сахар рафинад отборный 1 килограмм — 60 копеек,
Пряники тульские с вареньем 1 килограмм — 80 копеек,
Конфеты шоколадные 1 килограмм – 3 рубля,
Кофе в зернах 1 килограмм – 2 рубля,
Чай листовой 1 килограмм – 3 рубля,
Соль поваренная 1 килограмм — 3 копейки,
Молоко свежее 1 литр – 14 копеек,
Сливки жирные 1 литр – 60 копеек,
Сметана 1 литр – 80 копеек,
Творог 1 килограмм — 25 копеек,
Сыр «Российский» 1 килограмм — 70 копеек,
Сыр по иностранной технологии «Швейцарский» 1 килограмм — 1 рубль 40 копеек
Масло сливочное 1 килограмм – 1 рубль 20 копеек,
Масло подсолнечное 1 литр – 40 копеек,
Курица парная 1 килограмм – 80 копеек,
Яйцо отборное десяток- 25 копеек,
Мясо телятина парная вырезка 1 килограмм – 70 копеек,
Мясо говядина лопатка 1 килограмм – 45 копеек,
Мясо свинина шейка 1 килограмм – 30 копеек,
Рыба свежая окунь речной 1 килограмм – 28 копеек,
Рыба свежая судак речной 1 килограмм – 50 копеек,
Рыба свежая сом 1 килограмм – 20 копеек,
Рыба свежая лещ 1 килограмм – 24 копеек,
Рыба мороженая горбуша 1 килограмм – 60 копеек,
Рыба мороженая сёмга 1 килограмм – 80 копеек,
Рыба мороженая осетр 1 килограмм – 90 копеек,
Икра черная зернистая 1 килограмм – 3 рубля 20 копеек,
Икра черная паюсная 1 сорта 1 килограмм – 1 рубль 80 копеек,
Икра черная паюсная 2 сорта 1 килограмм – 1 рубль 20 копеек,
Икра черная паюсная 3 сорта 1 килограмм – 80 копеек,
Икра красная соленая 1 килограмм – 2 рубля 50 копеек,
Овощи капуста свежая 1 килограмм – 10 копеек,
Овощи капуста квашенная 1 килограмм – 20 копеек,
Овощи лук репчатый 1 килограмм – 5 копеек,
Овощи морковь 1 килограмм – 8 копеек,
Овощи помидоры отборные 1 килограмм – 45 копеек.

Немного про стоимость вещей в начале XX века в Царской России:

Начнём со стоимости обмундирования и военной формы одежды, которую российские офицеры вынуждены были приобретать на свои деньги, и она с учётом невысокого офицерского жалования (которое будет приведено в конце статьи) явно обходилась им недешево.
Сапоги парадные офицерские – 20 рублей,
Мундир парадный офицерский – 70 рублей,
Фуражка обер-офицерская – 3 рубля,
Шапка уланская – 20 рублей,
Шапка гусарская штабная – 12 рублей,
Эполеты штаб-офицерские золочёные – 13 рублей,
Шпоры – 14 рублей,
Драгунские и казачьи сабли – 15 рублей,
Офицерский ранец – 4 рубля.

Одежда для гражданского населения обходилась гораздо дешевле:

Рубаха выходная – 3 рубля,
Костюм деловой для приказчиков – 8 рублей,
Пальто длинное – 15 рублей,
Сапоги яловые– 5 рублей,
Ботинки летние- 2 рубля,
Гармонь- 7 рублей 50 копеек,
Патефон- 40 рублей,
Рояль известной марки — 200 рублей,
Автомобиль без дополнительной оснастки – 2.000 рублей,

Альтернативное и основное средство передвижение в те времена,
естественно, была лошадь, которая стоила:

Лошадь для повозки -100 рублей,
Лошадь ломовая, рабочая – 70 рублей,
Старая кляча на колбасу – 20 рублей,
Хороший конь, на котором и перед людьми показаться не стыдно было – от 150 рублей,
Хорошая дойная корова – от 60 рублей.

Ну, с ценами теперь всё более, менее понятно, подойдём к зарплатам в начале 20 века. Итак, средняя зарплата в Российской Империи у работников фабрик и заводов и служащих младших чинов с 1880 по 1913 год увеличилась с 16 до 24 рублей в месяц. Эта цифра довольно маленькая по сравнению со средними зарплатами в других развитых европейских странах за аналогичный период. Для удобства сравнения зарплат все данные приведены в рублях по золотому паритету обмена валют того времени. Например, в Италии средняя зарплата на производстве и у государственных служащих низких чинов увеличилась с 19 до 32 рублей в месяц, в Австро-Венгрии – с 28 до 44 рублей, во Франции – 30 до 41 рубля, Германии — с 42 до 57 рублей, в Англии – с 47 до 61 рубля, в США – с 63 до 112 рублей. Но не надо забывать дешевизну продуктов и товаров собственного производства в Царской России по сравнению с указанными странами.

Примерно похожая ситуация наблюдается и в изменении годового дохода на душу населения за период с 1894 года по 1913 год. В России прирост национального годового дохода на единицу населения страны увеличился с 67 до 101 рубля. В Японии прирост составил с 24 до 60 рублей, в Италии со 104 до 230 рублей, в Австро-Венгрии – со 127 до 227 рублей, во Франции – с 233 до 355 рублей, в Германии – с 184 до 292 рублей, в Англии — с 273 до 463 рублей, в США — с 290 до 545 рублей. Единственное, не надо забывать, что прирост населения в России опережал все европейские страны и уступал только США, где прирост поддерживался довольно большим потоком трудовой миграции. Все эти цифры показывают, что рост валового продукта и уровня жизни в России происходил всё же медленнее, чем в других развитых странах. Но, обладая огромными природными ресурсами, которые были уже столь необходимые для производственного развития в начале 20 века, России могла очень удачно использовать эту природную «фору» для более быстрого развития собственной экономики. Если бы не война, слабое, безвольное правительство (после смерти Столыпина) и, к сожалению, многое, многое другое…

Но, вернёмся к зарплатам в Царской России в начале XX века, в 1913 год. Средняя зарплата рабочих и мелких служащих в 24 рубля понятие очень относительное, поэтому давайте подробнее разберёмся: кто и сколько зарабатывал в месяц.

Итак, самой малооплачиваемой частью наёмных работников в России являлась прислуга, которая получала в месяц: от 3 до 5 рублей женская и от 5 до 10 рублей мужская. Но, наниматель помимо денежного довольствия предоставлял слугам бесплатно крышу над головой, питание, и, как правило, ещё и одежду с «барского плеча». Очень часто эта профессия была наследственной, и дети слуг, подрастая и становясь на службу, видели жизнь только из окна барского дома. Далее, по возрастающей заработной платы в России в начале 20 века идут рабочие провинциальных заводов, деревенских мануфактур, чернорабочие, грузчики. Их жалование составляло от 8 до 15 рублей в месяц. Причём не редкостью было, когда одна десятая часть зарплаты выдавалась карточками, на которые можно было отовариться только в заводском магазине по завышенным ценам продуктами, далеко, не первой свежести. Преимущественно больше зарабатывали рабочие на металлургических заводах Москвы и Петербурга. Зарплата этих рабочих в начале XX века в Царской России составляла от 25 до 35 рублей. А представители так называемой рабочей аристократии, т.е. профессиональные токари, слесари, мастера, бригадиры получали от 50 до 80 рублей в месяц.

Теперь о жаловании служащих в дореволюционной России. Самые маленькие оклады в начале XX века были у младших чинов государственных служащих в размере 20 рублей в месяц. Столько же получали простые служащие почты, земские учителя младших классов, помощники аптекарей, санитары, библиотекари и т.д. Гораздо больше получали врачи, например, в земских больницах у них было жалование 80 рублей, у фельдшеров 35 рублей, а заведующий больницей получал 125 рублей в месяц. В маленьких сельских больницах, где в штате был всего один фельдшер, то он получал зарплату 55 рублей. Учителя старших классов в женских и мужских гимназиях получали от 80 до 100 рублей в месяц. Начальники почтовых, железнодорожных, пароходных станций в крупных городах имели месячные оклады от 150 до 300 рублей. Депутаты Государственной Думы получали жалование в размере 350 рублей, губернаторы имели оклады около одной тысячи рублей, а министры и высшие чиновники, члены Государственного Совета – 1.500 рублей в месяц.

В армии офицерские жалования в начале XX века в Российской Империи после повышения в 1909 году были следующие. Подпоручик имел оклад 70 рублей в месяц, плюс 30 копеек в день за караульные и 7 рублей доплату за наём жилья, итого всё вместе рублей 80. Поручик получал жалование в размере 80 рублей плюс те же квартирные и караульные ещё рублей 10, в сумме 90 рублей. Штабс-капитан получал оклад от 93 до 123 рублей, капитан — от 135 до 145 рублей, а подполковник от 185 до 200 рублей в месяц. Полковник Царской армии получал от Государя жалование в размере 320 рублей в месяц, генерал в должности командира дивизии имел оклад 500 рублей, а генерал в должности командира корпуса – 725 рублей в месяц.

Юрий Романов и http://amnesia.pavelbers.com/Straniza%20istorii%20Rossii%20%2039%20zarpl…

Использованные материалы:
Социальная история России периода Империи. Миронов Б.Н. Санкт-Петербург, 2003 г.
Царствование императора Николая II в цифрах и фактах. Бразаль Б.Л. Минск, 1991 г.
Серия статей по экономическому положению России в конце XIX- начале XX вв. Рубакин Н.А.
Москва и москвичи. Гиляровский В.А.
Цены и оклады: дореволюционная Россия. Широкогоров В.Л.
Русский офицерский корпус накануне Первой мировой войны. Зайончковский П.А.

Источник статьи

 

Метки:

Легендарный полковник Леонид Хабаров в воспоминаниях своих бывших подчиненных.


Об этом человеке можно рассказывать бесконечно. Его путь настолько уникален, что хватило бы на несколько жизней.Человек-легенда со светлой душой и горячим сердцем. Об этом скромном человеке говорили с придыханием, писали книги, снимали фильмы, а пионерские отряды боролись за право носить его имя. Человек — скала, которому жизнь постоянно подкидывает испытания на прочность духа и тела. Полковник ВДВ Леонид Хабаров. Человек и Офицер с большой буквы. И хотя мне приходилось много раз брать интервью у Леонида Васильевича и просто общаться с ним по душам без микрофона и телекамеры, о многих эпизодах его жизни я узнала уже после ареста легендарного полковника. Он мало рассказывал о себе, все больше говорил о своихдрузьях-офицерахи своих ребятах, о тех, для кого он стал Батей.Срочную службу Леонид Хабаров служил в ВДВ. Первым испытанием на прочность стал неудачный прыжок с парашютом, перелом позвоночника и приговор врачей «О небе забудь». Однако старший сержант сдаваться не собирался, ведь его мечта была стать офицеромвоздушно-десантныхвоск.

Хабаров встал на ноги за два месяца, превозмогая боль, упорно занимался на снарядах. И вскоре шокировал приемную комиссию Рязанского училища ВДВ, выполнив подъем с переворотом 250 раз. Так он сталкурсантом-десантником.

После окончания учебы Хабарова отправили служить в Туркестанский военный округ. В Фергане он вначале командовал взводом отдельной разведроты, а через год принял эту роту и сделал ее лучшей в ВДВ СССР. Речь идет о знаменитой100-йотдельной разведроте105-йВДД(воздушно-десантнойдивизии). Спустя более 30 лет именно десантники этой роты капитан Сергей Кухаренко и рядовой Андрей Евстигнеев, чтобы поддержать своего арестованного командира, совершат восхождение на св. гору Афон и в день военной разведки 5 ноября 2012 года развернут на вершине флаг с портретом полковника Хабарова.

В середине1970-хгодов старший лейтенант Леонид Хабаров впервые попал в зону внимания кинодокументалистов. Автором сценария фильма «На плечах небо» был Тимур Гайдар, озвучивал фильм Ефим Капелян. В основу картины легли учения, в ходе которых Хабаров со своими бойцами впервые в истории ВДВ десантировался на высокогорный ледник.

Молодого офицера с железным характером и открытой душой заметил командующий ВДВ Василий Филиппович Маргелов. Его приказом — снова впервые в истории ВДВ — старший лейтенант Хабаров был назначен на капитанскую должность командира батальона.4-мудесантно-штурмовомубатальону56-йотдельной десантноштурмовой бригады еще только предстояло взять афганский перевал Саланг.

В декабре 1979 года грянул Афганистан. И вновь Хабарову было суждено стать первым. Молодого капитана вызвал к себе начальник штаба Туркестанского военного округа и сказал «Видишь точку на карте, сынок? Это перевал Саланг, его нужно взять любой ценой». Но для Хабарова никогда не было «любой цены». Жизнь солдата была для него святой, оттого и гонял бойцов, не жалея, чтобы они могли вернуться домой живыми. Его бывшие солдаты признаются, что командиром Хабаров был жестким, сгонял с них не семь потов, а много больше. «Солдата не нужно жалеть, солдата нужно беречь» — эти слова командира помнят все, кто в разные годы служил под командованием Леонида Хабарова.

«Леонида Васильевича Хабарова знаю с 1979 года. Такие командиры, как он, не забываются именно за то, как он заботился о солдатах.

Это дорогого стоит.

Сколько лет прошло, а его отношение — самое дорогое», — вспоминает Виктор Сугатов.

25 декабря 1979 года батальон капитана Хабарова первым из ограниченного контингента советских войск вошел в Афганистан. За 22 часа «хабаровцы» прошли 450 км и взяли стратегически важный перевал Саланг. Без потерь.

Они обеспечили проход нашим войскам, а капитан Леонид Хабаров вошел в историю афганской войны как первый комендант Саланга.

«Наш батальон „Хабаровским“ прозвали, мы лезли даже к черту на рога», — позже споет о тех днях группа «Крылатая пехота».

В апреле1980-гов ходе операции в Панджшерском ущелье Леонид Хабаров был в первый раз тяжело ранен.

Разрывная душманская пуля превратила его правую руку в ошметки. Множественные тяжелейшие операции: врачи собирали руку по кусочкам.

«В Чирчике в 79-м году Хабаров нас, сержантов, отдельно обучал рукопашному бою. На турнике, на перекладинах показал подъем-перевороты, подтягивание одной рукой 200 раз и говорил, чтоб мы тоже так научились. На перевале Саланг он с нами постоянно общался, потом в Чарикаре бодро держал он нас. В Панджшерском ущелье, когда возвращались, попали в засаду, целую ночь обстреливали нас басмачи. В этом бою и ранили его, и я с ним больше не виделся… Уважаемый офицер, комбат — наш настоящий Герой!» — свидетельствует Камил Садртдинов.

Из дневника Евгения Финогеева, погибшего в мае 1981 года: «2.05.80 г.

Узнали мы, будто после прочёсывания этого района командиру десантноштурмового батальона майору (досрочно получил это звание) Хабарову ампутировали руку до плеча. Гангрена. Офицер — всеобщая гордость!

Храбрец из храбрецов! Но не награжден только потому, что мы не ведём ведь боёв официально, а представление ему на Героя давно уже в Москве.

Вся рота, как узнала, что Хабарова больше не будет у нас здесь, загоревала. С таким в огонь и в воду. И человек душевный, родной. В пятьсот тысяч афганей оценили его голову душманы.

Продешевили явно. 13.05.80 г. Дошли сведения, что всеобщему любимцу майору Хабарову не отрезали руку.

Рады за него!» И вновь постоянные тренировки.

Титанические усилия требовались от Хабарова, чтобы научиться шевелить пальцами, держать карандаш, поднять руку хотя бы на пару сантиметров вверх. Но характер взял верх над испытанием. В госпитале Леонид Хабаров узнал о награждении орденом Боевого Красного Знамени и присвоении звания майора — досрочно.

Леонид Васильевич не просто встал с госпитальной койки. Между операциями он поступил и отучился в Академии им. Фрунзе и вернулся в свою родную56-юОДШБ в должности начальника штаба. Сидеть в Союзе, когда в Афганистане продолжалась война, Хабаров не мог. И в 1984 году вновь отправился в Афганистан. На аргументы жены: «Ну куда ты весь переломанный, с одной рукой?» Леонид отвечал только, что он должен быть там, где его умения и опыт могут спасти жизни солдат. И вновь будет тяжелое ранение, множественные переломы, и вновь повреждена та самая, правая рука.

46 лет семейной жизни за плечами у Антонины Ивановны и Леонида Васильевича Хабаровых. И если вся жизнь полковника Хабарова — это служение Отечеству, то судьба его любимой женщины — служение мужу. Всю жизнь она ждет его, с армии, с войны, с работы, а теперь — из тюрьмы.

Они поженились перед уходом Леонида в армию. Расписаться с первого раза не получилось, в назначенный день свадьбы жених на церемонию не пришел — его отправили в рабочую командировку.

«Он даже мне ничего не сказал.

Надо в ЗАГС идти, а его нет. Девчонки в общежитии мне прическу сделали, а его нет… Через день приходит, я говорю: «Больше я никуда не пойду». А он говорит: «Я в армию не уйду, пока с тобой не распишусь». Ну вот, и расписались», — делится воспоминаниями Антонина Ивановна.

Ей много пришлось пережить, об их семье можно писать отдельный роман. Вырастили двоих сыновей, Виталия и Дмитрия. Они, по примеру отца, выбрали десантную судьбу. Прошли Чечню, награждены Орденами Мужества. Дмитрий на войне потерял ногу, но не силу духа. Это «хабаровский» характер, это порода людей, которых невозможно сломать.

Будучи начальником институтавоенно-техническогообразования и безопасности, полковник Леонид Хабаров оставался верным небу. С неработающей правой рукой, он, инвалид второй группы, прыгал с парашютом вместе со своими курсантами. Воодушевленные его примером, шагали к первой встрече с небом девчата и ребята. Они не забудут эти прыжки вместе с Человеком-легендой,вместе с Батей.

«Я всегда старался идти по прямой, не юля, не лукавя, не ломая шапку.

Если мне встречался хороший человек, то я к нему и относилсяпо-хорошему,независимо от того, кто он — дворник или генерал. Как говорится: «Пулям не кланялся, перед начальником спину не гнул, больших чинов не достиг», — сказал в одном интервью Леонид Васильевич.

Хочу привести открытое письмо Валерия Степановича Штепо, военного журналиста, офицера ВДВ из Самары, написанное после ареста Леонида Хабарова: «Здравствуй, мой командир и друг Леонид Васильевич!

Я жив-здоров,чего и тебе желаю.

Хотелось бы написать о многом. Но цензор не одобрит мои слова и мысли.

Посему, до встречи, Леонид Васильевич. Будь здоров, а мужества перенести все это тебе не занимать — об этом все мы, вся твоя56-ядесантноштурмовая бригада, да и все «афганцы» знаем.

Написал эти строчки и подумал: ну, не сможет цензура вычеркнуть мою командировку в Фергану в середине1970-х—она-тоне гостайна. И мой рассказ в газете о том, как семеро смелых альпинистов готовились покорить безымянный пик на Памире, который выше 4 тысяч метров. И как они удивились, когда ты со своей разведротой десантников прошагал мимо них и поднял всю свою роту на этот пик! Да, тренировал ребят до боли в мышцах, но взял высоту! Ну не в силах цензор взять мировой горный атлас и вычеркнуть Пик ВДВ, названный так в честь восхождения твоей роты, Леонид! В Подмосковье, где десантники встречаются ежегодно, съезжаясь со всей России, мы, 34 человека из твоей бригады, подняли тост за твое здоровье. И знаю — 2 августа тост за тебя поднимет тот наш парень, которого ты, раненный в правую руку, вытаскивал левой с поля боя.

Тост поднимут военные медики, зашивавшие тебя после второго, третьего ранения. И тот солдат, раненный в живот, которому ты уступил место в вертолете, снимавшем вас после боя с горы. Не сможет цензор взять в архиве газету «Правда», выходившую в 1980-егоды многомиллионным тиражом, и вычеркнуть в ней рассказы на полполосы о мужестве Леонида Хабарова — «Снится Саланг» (1984 год) и «Снова снится Саланг» (10 сентября 1985 года). Тогда читатели после первой публикации просили рассказать о дальнейшей твоей судьбе.

Как вычеркнуть, нет, не из моего письма к тебе, а из жизни страны письмо в «Правду» трудных ребят из трудового исправительного интерната, которые попросили воспитателей скупить для них в киосках все экземпляры газеты с очерком об офицере Хабарове. Пишут, что, прочитав, решили стать десантниками, а у себя в интернате устроили десантную комнату. Позволил бы хоть слово вычеркнуть из своего письма в редакцию ветеран Великой Отечественной войны, участник битвы под Москвой и Сталинградом, генерал, доктор экономических наук, профессор Александр Александрович Гуров: «Это мужество высокой пробы! Знаю Хабарова как фронтовик — восхищаюсь им!» Пионеры из Хабаровска, Москвы, Харькова, Иванова боролись за право носить имя Леонида Хабарова. Цензура вычеркнет?

Тебя, воевавшего с мятежниками в Афганистане, арестовали за «покушение на организацию вооруженного мятежа». Против кого мятеж? Против России, которую ты, Леонид Васильевич, беспредельно любишь?

Не верю в «покушение». Не верим.

Дорогой Леонид Васильевич! Мы знаем, что ты отдавал честь не рукой(из-заранения), а святыми словами русского офицера «Честь имею!». Ее имеют, обязаны иметь и офицеры ФСБ, кстати, тоже воевавшие там, в Афганистане.

Каринэ КИРОГОСЬЯН, Екатеринбург

Источник статьи

 

Метки:

Мы придем на Плайя-Хирон



7-19 апреля на Кубе отмечается годовщина событий на Плайя-Хирон, случившихся в далеком 1961 году.

Началом Кубинской революции послужила атака казарм Монкада летом 1953 года вооруженной группой Фиделя Кастро. Потом последовало тюремное заключение Кастро, его освобождение, высадка революционеров на юге острова, партизанская война, занятие Гаваны, победа новой власти по всей стране… Много событий произошло за эти годы. Сражение у Плайя-Хирон стало завершающей битвой Кубинской революции, после которой наступил период мирного развития.

Суть событий, произошедших на Плайя-Хирон, сводится к следующему. Мафиози-латифундисты, лишенные своих привилегий, превратились в «беженцев», обитающих на побережье США. Из их молодой поросли формировались отряды наемников для будущей контрреволюционной войны против новой Кубы. Организатором контрреволюционных банд стали американцы, недовольные потерей «островного борделя» в 80 км от США.

Не следует думать, что сопротивление кубинской буржуазии после занятия Гаваны революционной Повстанческой армией ограничилось сражением у Плайя-Хирон. Контрреволюционеры долго шли к своему военному поражению.

С лета 1959 года Центральное разведывательное управление (ЦРУ) США переходит в борьбе с кубинской революцией к заговорам и диверсиям. Осуществлялись поджоги плантаций сахарного тростника, бомбардировки городов и селений Кубы с воздуха, обстрелы прибрежных поселений с моря, взрывы судов, промышленных предприятий, крупных магазинов. 21 октября 1959 года бомбардировщик Б-26, пилотируемый изменником Лансом, бывшим командующим ВВС Кубы, сбросил бомбы и обстрелял из пулемета улицы Гаваны. Были убитые и раненные. В тот же день вспыхнул мятеж в провинции Камагуэй. Им руководил майор Матос, командующий местными вооруженными силами. Узнав о мятеже, Фидель Кастро прилетел в Камагуэй. Он объяснил жителям города контрреволюционную сущность мятежа и повел многотысячную толпу к казармам, где укрылись контрики. Видя бесполезность сопротивления, мятежники сдались

17 марта 1960 года тогдашний президент США Эйзенхауэр отдал секретное распоряжение об оказании помощи кубинском «контрас» для подготовки военных действий против правительства Кастро. 13 декабря правительство Эйзенхауэра официально представило кубинской контрреволюции помощь в размере 1 млн долларов. Ранее, в апреле 1960 года американская корпорация «Юнайтедфруткомпани» выделила 8 млн долларов. Проштатовский диктатор Доминиканской республики Трухильо перевел около 5 млн долларов на снаряжение и подготовку «экспедиционного корпуса» для борьбы с кубинской революцией.

К середине 1960 года был создан крупный очаг тайной войны ЦРУ против революционной Кубы в горном районе Эскамбрай. Преступники и местные землевладельцы, недовольные проведением аграрной реформы, были объединены и вооружены ЦРУ в бандитские отряды. Части Повстанческой армии и полиции разгромили основные силы бандитов. Однако малочисленные банды продолжали действовать здесь до 1965 года.

В начале марта 1960 года в Гавану, вопреки препятствиям, чинимым американцами, прибыло судно из Бельгии «Ля Курб» с партией оружия на борту. Заказ на эту партию оружия был сделан еще дореволюционным кубинским правительством, но бельгийцы выполнили условия контракта. 4 марта судно было взорвано агентами ЦРУ. Именно тогда была сделана «каноничная» фотография Че Гевары, взгляд которого преисполнен гнева и скорби. Во время взрыва погибло 70 человек.

Стало очевидно, что США всеми силами попытаются подавить кубинскую революцию. И Куба приготовилась дать ответ.

К моменту занятия Гаваны Повстанческая армия, возглавляемая Кастро и Че Геварой, насчитывала всего лишь 3 тысячи бойцов. Но осенью 1959 года было создано министерство Революционных вооруженных сил. Тысячи рабочих и крестьян, представителей интеллигенции и студенчества пополняли ряды РВС. К маю 1960 года их численность достигла почти 50 тыс. человек. По инициативе Эрнесто Че Гевары была создана Ассоциация молодых повстанцев. Юноши и девушки приступили к изучению военного дела. К концу 1960 года численность Ассоциации также достигла 50 тыс. человек.

Куба укрепляла военное сотрудничество с СССР. Советский Союз поставил новому союзнику пушки и минометы, танки и самоходные орудия, зенитки и пулеметы. Были направлены советские военные специалисты, которые помогали наладить процесс боевой подготовки.

Создавалась народная милиция. Здесь напрямую воплощалось марксистское положение о всеобщем вооружении народа. По производственному и территориальному принципу повсеместно создавались милицейские отряды, которые превратились в массовое народное ополчение. К марту 1960 года в милицейских формированиях насчитывалось около полумиллиона человек.

Иными словами, апрель 1961 года революционная Куба встретила во всеоружии.

Какие планы ставили перед собой контрреволюционеры-эмигранты? Численность контрреволюционеров, вооруженных американцами, насчитывала около 1,5 тыс. человек. Со стороны могло показаться, что «контрас» хотят повторить опыт Кастро и Че Гевары, когда революционеры, числом всего лишь в 80 человек, в 1956 году десантировались на юге острова, а превратились в непобедимую повстанческую армию. Но на самом деле контрреволюционеры, в отличие от Кастро и Че Гевары, рассчитывали не столько на поддержку своих единомышленников на Кубе, сколько на помощь своих спонсоров из США.

Предполагалось, что высадившись в заливе Кочинос (Залив Свиней), контрики объявят о создании нового кубинского правительства и позовут на помощь вооруженные силы США. Американцы предоставили своим марионеткам десантные корабли и сопровождение в виде двух эсминцев.

Высадка наемников на Плайя-Хирон началась в 1 час 30 минут ночи 17 апреля. За два дня до этого военные аэродромы Кубы были подвергнуты бомбардировке авиацией США. Американцы планировали уничтожить самолеты Кубы, но просчитались: вместо самолетов они сбросили свои бомбы на макеты, заблаговременно приготовленные кубинцами.

Десант контрреволюционеров был ликвидирован новой революционной кубинской армией за 72 часа. Сначала в бой вступили отряды местной милиции, потом подтянулись армейские части. Заработали советские гаубицы, в бой пошли Т-34. Транспортные корабли интервентов «Хьюстон» и «Рио Эскондидо» были потоплены. 10 самолетов Б-26 – сбиты. В ходе боя контрреволюционеры потеряли 92 человека убитыми (из них 4 оказались гражданами США) и 1197 сдались в плен. Куба потеряла убитыми 156 патриотов.

Представляет интерес социальный состав плененных контрреволюционеров. Среди них были: 100 латифундистов, 24 средних землевладельца, 112 коммерсантов, 35 промышленников, 194 военнослужащих, 89 высших чиновников, 236 чиновников и 112 деклассированных элементов, из которых 65 были уголовниками.

Поражение было нанесено и контрреволюционным подпольщикам в городах Кубы. В ночь десанта кубинская «Чека» арестовала контриков, готовых поддержать интервенцию мятежами на острове.

Надежды внешней контрреволюции на мятеж на Кубе провалились. Империалисты были потрясены тем уровнем единодушной поддержки, которую оказали революционному правительству простые кубинцы. Капиталистам всего мира стало ясно, что о новую революционную республику можно обломать зубы, и лучше туда не соваться. Так Куба стала социалистической.

Чему учит нас опыт Кубы и ее победы на Плайя-Хирон?

Во-первых, курьезными выглядят надежды современных оппортунистов, которые надеются, что можно осуществить революцию, помахав флажками или покидав бюллетени в урны. Внутренняя контрреволюция не отдаст своих богатств без боя, а на помощь ей придут империалисты всего мира. Только вооружение народа и его сплоченность вокруг народного правительства обеспечат победу революционных преобразований и их нерушимость.

Во-вторых, невозможно защитить социалистические преобразования, не нанеся сокрушающего удара по фалангам внутренней контрреволюции. Мягкотелость к буржуазным политикам, неспособность революционеров установить народную диктатуру неизбежно ведут к поражению. Кубинские революционеры не сделали этой ошибки и уничтожили гнезда контрреволюции, лишив империализм надежд на поддержку «изнутри» Кубы.

Товарищи! Изучайте опыт Кубинской революции от первых боев до главных победоносных сражений. Сравнивайте успехи Фиделя Кастро и Че Гевары с поражениями реформистов в Латинской Америке. Нет иного пути к социализму, кроме революционного.

Родина или смерть!

Лев Зацепилов

Источник статьи

 

Метки:

Китай стягивает войска к границе с КНДР


В последнее время Китай начал стягивать дополнительные подразделения сухопутных войск и военно-воздушных сил на северо-восточных окраинах, близ границы с Северной Кореей. Передислокация войск началась после обострения отношений между КНДР с одной стороны и Южой Кореей и США — с другой.

Наращивание присутствия Народно-освободительной армии Китая (НОАК) ускорилось сразу же после заявления лидера Северной Кореи Ким Чен Ына о переходе отношений с Южной Кореей в состояние войны и угроз нанести удар по американским базам в Тихом океане, передает канал foxnews.

По данным американской военной администрации в Южной Корее, НОАК активизировалась у северокорейских границ еще в середине марта. Помимо ракетно-артиллерийских частей и ударной авиации в ближайший район Желтого моря подошли боевые корабли ВМС Китая. Они провели учения с боевыми стрельбами в непосредственной близости от северокорейских территориальных вод. Такие маневры не вызвали никакой реакции в Пхеньяне, что говорит о том, что китайский флот таким образом демонстрирует поддержку КНДР.

По мнению американских военных, Китай и Северная Корея полностью координируют свои действия. Так развертывание китайских ракетно-артиллерийских соединений в провинции Хейлунцзян произошло одновременно с заявлением КНДР о приведении своих ракетных войск в боевую готовность.

Напомним, что власти Северной Кореи, в ответ на масштабные американо-южнокорейские военные учения у своих границ, разорвали все соглашения с Южной Кореей. А после того, как американские бомбардировщики В-2А имитировали ракетную атаку северокорейской территории, КНДР объявила о состоянии войны с южным соседом.

«Военный Обозреватель»

Источник статьи

 

Метки: