RSS

Архив за день: 2013/11/28

Научно-техническое образование и кадровые резервы СССР


Отличный документ 1959 года, где в подготовленной для внутреннего пользования НАТО аналитической записке, доктор Мэндерс живописует преимущества советской системы образования в сравнение с западными странами.

Аналитическая записка НАТО об образовании в СССР 1959 г.

В мае 1959 года д-р Ц.Р.С. Мэндэрс подготовил для комитета по вопросам науки НАТО доклад на тему «Научно техническое образование и кадровые резервы в СССР». С ним мы и предлагаем вам ознакомиться

СОВЕТ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО СОЮЗА
ЯЗЫК ОРИГИНАЛА: АНГЛИЙСКИЙ
13 мая 1959 г.
ДОКУМЕНТ НАТО БЕЗ ГРИФА «СЕКРЕТНО»
AC/ 137-D/ 40

КОМИТЕТ ПО ВОПРОСАМ НАУКИ
НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И КАДРОВЫЕ РЕЗЕРВЫ В СССР

Записка Секретаря

Напоминаем членам Комитета, что на заседании 22 и 23 апреля 1959 г. они заслушали доклад доктора Ц.Р.С.Мэндерса на вышеназванную тему. Было принято предложение о публикации текста этого доклада отдельно от протокола заседания. Согласно этому, доктор Мэндерс любезно предоставил текст доклада вместе с соответствующими графиками и таблицами, которые приложены к настоящему документу для рассмотрения и использования Комитетом.

(Подписано) Х.УЭСТ-БЕРХЭМ
Дворец Шайо,
Париж, 16-ый округ.

I. Вступление.
II. Некоторые факторы, способствовавшие быстрому улучшению образования при советском режиме.
III. Ступени образования и изменения.
IV. Профессионально подготовленные кадровые резервы СССР и темпы производства.
V. Сложности и недостатки.
VI. Дисциплины, представляющие интерес для обороны.
VII. Выводы.
VIII. Приложения.

I. ВСТУПЛЕНИЕ

1. Когда Советский Союз был образован немногим более 40 лет назад, государству пришлось столкнуться с огромными трудностями. Урожай советского юга был уничтожен нашествием саранчи, в результате чего отмечался дефицит продовольствия и низкий моральный дух населения. Обороне не способствовало ничего, кроме рационального использования территориальных и климатических условий. Государство отставало в образовании и других социальных сферах, неграмотность была широко распространена, и спустя почти 10 лет советские журналы и печатные издания по-прежнему сообщали о том же уровне грамотности. Сорок лет назад безнадежно не хватало обученных кадров, чтобы вывести советский народ из трудной ситуации, а сегодня СССР оспаривает право США на мировое господство. Это достижение, которое не знает равных в современной истории.

II. НЕКОТОРЫЕ ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВОВАВШИЕ БЫСТРОМУ УЛУЧШЕНИЮ ОБРАЗОВАНИЯ ПРИ СОВЕТСКОМ РЕЖИМЕ

2. Естественным образом, целый ряд факторов способствовал советскому прогрессу последних сорока лет, и те, что упоминаются здесь, представляют лишь малую часть того, что имело значение. Несмотря на то, что настоящий документ был написан в отношении научно-технического образования, большая часть сказанного может быть отнесена к любой другой сфере человеческой мысли. Советская практика во многом отличается от практики западных стран, и данная работа уделяет необходимое внимание этим различиям.

(i) Руководители, получившие научно-техническое образование

С самого начала советские руководители отчетливо понимали, что наука и техника – важнейшие средства достижения военных и экономических целей коммунизма. Научно-технические дисциплины, на которые более сорока лет делался акцент, хорошо представлены в основном образовании действующих советских руководителей. Президент Академии Наук СССР в силу занимаемой должности является членом Президиума, который можно сравнить с кабинетом Премьер-министра Великобритании или кабинетом Председателя Правления Франции. 39 из 67 членов этого органа власти получили научно-техническое образование. К тому же, первый заместитель председателя и 9 из 13 заместителей председателя Совета Министров получили научно-техническое образование. У научно-технологических проектов в СССР больше шансов быть принятыми на высшем административном уровне, нежели в западных странах.

(ii) Централизованный контроль и планирование

Эти факторы предоставляют очевидные преимущества для достижения максимальной эффективности программ профессиональной подготовки. Можно установить единый образовательный стандарт для всей страны, упростить систему обучения и устранить большинство причин, вносящих путаницу в западных странах, где система стала раздробленной. Если планирование и производство согласованы, то отсутствует безработица, а на всех рабочих местах, необходимых государству, оказываются люди с подходящей квалификацией. В централизованной системе, разумеется, существует возможность быть либо блестяще правым, либо катастрофически заблуждаться. Суть советского метода такова: министерства прогнозируют свои потребности в материалах и людских ресурсах на 5 (теперь 7) -летний план в соответствии с общей директивой от партийного руководства. Изложенные министерствами требования, которые каждый год немного изменяются на основании опыта, сопоставляются, и Государственный плановый комитет разрабатывает планы. Части плана, касающиеся научно-технических вопросов, утверждаются Академией Наук.

(iii) Вновь обученные кадры в распоряжении государства

Почти все, кто обучается сверх образовательного минимума, установленного законодательством Советского Союза, получают государственное финансирование. Государство требует, чтобы выпускники высших или средне-специальных учебных заведений отработали три года по распределению после завершения обучения. Из числа молодых людей, не обремененных другими обязательствами, около 750 тысяч получили высшее образование и 1,2 миллиона – средне-специальное образование. Эти кадровые резервы в любой момент могут быть подключены к решению приоритетных задач государства, таких как грандиозные планы развития, преподавание и других. Эти 2 миллиона специалистов не являются низкооплачиваемыми сотрудниками, они получают достойную зарплату и, более того, не обязаны служить в армии.

(iv) «Малые» дисциплины

СССР – большое государство, поэтому оно способно организовать полноценные группы по изучению таких предметов, как создание и устройство гироскопов и паровых котлов. В то же время западные страны могут предложить лишь эпизодические курсы не самого высокого качества по причине малого количества студентов и преподавателей.

(v) Тщательное изучение западных ресурсов

Западные публикации обычно доступны в переводе в основных советских учреждениях не позднее 2 месяцев после оригинальной публикации. Академический Институт научной информации располагает лучшей и самой полной службой реферирования в мире. Если этого требуют обстоятельства, Советы готовы получать информацию путем шпионажа.

(vi) Возвращение в систему образования

На протяжении многих лет значительная доля обученных кадров возвращается обратно в систему образования, чтобы подготовить еще больше специалистов. Преподавание – хорошо оплачиваемое и престижное занятие. Чистый ежегодный прирост обученных кадров составляет 7% в СССР (для сравнения, в США 3,5%, в Великобритании 2,5 – 3 %).

(vi) Усиленное изучение основных дисциплин

В последние годы, по крайней мере, во всех учебных программах, предлагаемых в Советском Союзе, делается упор на усиленное изучение основных дисциплин. В каждом из 200 учебных планов технической направленности, действующих в высших учебных заведениях, 10% времени отведено высшей математике и столько же физике. Большое количество обученных кадров и быстрый технологический прогресс достигнуты отнюдь не поверхностными усилиями.

(viii) Подготовка преподавателей – первоочередная задача

С каждым новым этапом научно-технического прогресса начинается соответствующая программа подготовки преподавателей. С 1955 года в Московском государственном университете готовят преподавателей программирования (Приложение 1).

(ix) Эффективная пропаганда

На Западе советскую пропаганду и ложь часто считают синонимами. Пропаганда успешно держит национальные цели в поле зрения советских людей, испытывающих радостное волнение по мере достижения этих целей. В СССР есть должности, которые занимают неохотно, рабочие места, на которых трудятся без особого желания. Пропаганда в учебных заведениях изображает работу на таких должностях и позициях как увлекательное испытание и заставляет молодых людей (iii) c готовностью трудиться на благо своей страны в не самых благоприятных условиях.

III. Ступени советского образования

3. Диаграмма в Приложении 1 представляет положение дел во время последнего 5-летнего плана (от которого отказались), и хотя в начальном и среднем образовании грядут изменения, диаграмма показывает систему, которая будет применяться большую часть времени текущей семилетки.

4. Обучение в учебных заведениях в Советском Союзе начинается с 7 лет. Начальное образование длится 7 лет. К 1960 году последний 5-летний план ставил целью сделать 10-летнюю школу общедоступной. Там, где 10-летнее образование школьное образование доступно, местное законодательство делает его обязательным, в результате чего число выпускников 10-летней школы выросло в течение последнего 5-летнего плана с 440 тысяч до 1,5 миллионов в год. Юноши и девушки обучаются по одинаковой программе в 7- и 10-летней школах. На второй стадии классического образования, то есть в восьмом, девятом и десятом классах 10-летней школы, ученики проводят 42% времени за изучением математики, физики и химии. Выпускники 10-летней школы не так хорошо обучены, как выпускники шестого класса английской гимназии с научным уклоном или юноши и девушки, окончившие вторую научную ступень французского лицея. Значительно более высокий средний уровень в научных дисциплинах достигается, однако, всеми, кто завершил курс 10-летней школы в СССР. Речь идет о гораздо большем числе учеников, чем на Западе (Приложение 3).

5. Другие возможности по окончании 7-летнего обучения проиллюстрированы на диаграмме в Приложении 1. Для выпускников существует возможность трудоустроиться, но число тех, кто это делает, резко сократилось во время последней пятилетки. Школы трудового резерва работают совместно с промышленностью и сельским хозяйством. Специальные средние школы, преимущественно техникумы при соответствующих министерствах, предоставляют специальное образование по двум с лишним тысячам специальностей; курсы имеют ярко выраженную практическую направленность.

6. В последние годы около 40% выпускников 10-летней школы наряду с меньшим процентом выпускников средне-профессиональных учебных заведений продолжают обучаться в высших учебных заведениях (Приложение 2). Ходят слухи об увеличении этого показателя до 70%. Университеты готовят лишь 10% обученных кадров в Советском Союзе, а преподавание в них ведется только по основным дисциплинам. Курс педагогического института длится 4 года, обучение основным дисциплинам в университетах (не включая физику) длится 5 лет. Большинство технических учебных программ (также по физике) рассчитано на 5,5 лет, а программа по медицине – на 6 лет. Студенты всех специальностей, кроме педагогики, на протяжении 6 месяцев работают над дипломным проектом; результаты исследования воплощаются в письменной дипломной работе, которая защищается публично. Примерно 1 из 6 или 7 выпускников высших учебных заведений продолжает образование. Студенты, аспиранты и докторанты должны обладать знанием одного, двух и трех иностранных языков соответственно.

7. На Меморандуме Хрущева в сентябре 1958 года был намечен переход от 7-летнего начального образования к 8-летнему. За ним будет следовать среднее образование продолжительностью от 3 до 4 лет в одном из пяти типов школ, а именно:
(а) средней школе академической направленности, отличающейся от восьмого, девятого и десятого классов 10-летней школы наличием четырех классов и принимающей примерно 20% окончивших 8-летнюю ступень обучения;
(б) средней школе технической направленности;
(в) специализированной средней школе для нужд театра, балета, изобразительных искусств, военной службы и т.д.;
(г) средней школе с неполной нагрузкой, позволяющей совмещать обучение с работой на фабриках и в сельском хозяйстве;
(д) вечерних школах трудового резерва.
Совершенно очевидно, что изменения в системе не означают снижения стандартов. Более того, учебная база существующих средних школ без труда может быть адаптирована для выполнения новых целей.

IV. КАДРОВЫЕ РЕЗЕРВЫ И ТЕМПЫ ПРОИЗВОДСТВА

8. Приложение 4 представляет обобщенную картину по этому пункту. Первая таблица демонстрирует сильный уклон в научно-технологическую сферу в СССР. Также можно увидеть, что те, кто получил научно-техническое образование, склонны оставаться в этих областях. Престиж и награды в этих сферах деятельности высоки, особенно для преподавателей.
9. На уровне пост-дипломного образования СССР не испытывает нехватки в профессионалах, способных управлять государственными проектами. В высшем и школьном образовании все указывает на то, что количество профессионально подготовленных выпускников не только без труда останется на прежнем уровне, но может быть увеличено.
10. Приложения 5 и 6 приводят процентные соотношения, последнее также кратко описывает послевоенные достижения. В этой таблице также видна заметная доля женщин в числе обученных кадров СССР.

V. СЛОЖНОСТИ И НЕДОСТАТКИ

11. Советская система образования, на различных уровнях которой обучается около 35 миллионов человек, является гигантской. Одно из ее выдающихся достоинств, вытекающих из централизованного контроля и планирования, – ее относительная простота. Будет интересно выяснить, как Советский Союз успешно справился с проблемами, которые преследуют западные страны.

(i) Учебные помещения

В советских учебных заведениях любого уровня нормой остается обучение в 2 смены, а обучение в 3 смены не является чем-то неслыханным. Обеспеченность учебными классами, лекционными залами и лабораториями, без сомнения, самая сложная проблема, с которой приходится справляться советскому образованию. Недовыполнение программы строительства послужило одним из факторов, способствовавших отказу от плана последней пятилетки. С высокой долей уверенности можно утверждать, что этот фактор ускорил изменения в системе образования на уровне средней школы. Ходят слухи, что все кандидаты на получение высшего образования должны будут отработать два года в производственно-технической сфере перед поступлением. Два года передышки позволят программе строительства наверстать упущенное. Приложение 1 показывает, что нехватка помещений – не новая проблема для СССР.

(ii) Оборудование

Западные эксперты, как правило, завидуют количеству и качеству оборудования в советских учебных заведениях.

(iii) Коэффициент учащихся на одного преподавателя

Как упоминалось ранее, в Советском Союзе нет проблемы с преподавателями, в то время как в большинстве западных стран ситуация оставляет желать лучшего.

[прим. statehistory — в этой таблице, видимо, речь идёт о том, сколько учащихся приходится на одного преподавателя]
СССР США Великобритания
Высшие учебные заведения 1 – 12,6 1 – 14,1 1 – 9
Школы 1 – 17,6 1 – 21 (средняя)
1 – 30 (начальн.) 1 – 18,1 (сред. гимназия)
1 – 22,3 (сред. школа)
1 – 30,5 (начальная)

(iv) Военная служба

В силу называвшихся ранее причин в СССР не представляет никакой проблемы.

(v) Соотношение выпускников высших и средне-специальных учебных заведений

Западный опыт указывает на то, что на рабочих местах на одного выпускника высшего учебного заведения приходится три выпускника средне-специальных учебных заведений. В большинстве советских учреждений, которые посетили западные эксперты, эта пропорция, похоже, повсеместно применяется. Коэффициент 3 к 1 не характерен для системы образования, поэтому можно предположить, что где-то в СССР существует нехватка выпускников средне-специальных учебных заведений, которая влечет определенные трудности. То, что эти трудности не очевидны, означает, что в СССР выпускники высших учебных заведений могут быть задействованы в сферах деятельности, которые на западе считаются некоммерческими.

VI. ДИСЦИПЛИНЫ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИЕ ИНТЕРЕС ДЛЯ ОБОРОНЫ

(i) Математика

12. Этот предмет в СССР считается самым престижным. В стране существует первоклассная математическая традиция, а современный уровень математики в Советском Союзе уступает только уровню в Соединенных Штатах. При изучении множества советских научных работ, в особенности по физике, естественным наукам и машиностроению, становится заметным, с каким удовольствием советские ученые делают отступления в область математики. Научные работы в Великобритании часто состоят из двух частей: первая часть излагает теорию, а вторая – подтверждение этой теории, полученное опытным путем. Советские научные работы часто состоят исключительно из теории.

Первоклассные советские математики играют гораздо большую роль, чем их западные коллеги, на инженерных конференциях, которые отличаются достаточно неформальным характером. Подобный научный подход к решению инженерных проблем, возможно, частично объясняет быстрый прогресс в этой области. Советские математики готовы применять математическую теорию в довольно мелкомасштабных опытных исследованиях. Они с удивительной легкостью работают в областях, где западным ученым потребовались бы дополнительные экспериментальные данные. Там, где советский метод оказывается успешным, становится возможным обойтись без промежуточных стадий исследовательской разработки. Без сомнения, недавний советский прогресс в аэродинамике и химическом машиностроении многим обязан советам математиков.

Занятие математикой настоятельно поощряется в школах. Олимпиады и математические конкурсы для учеников 8, 9 и 10 классов 10-летней школы проводятся на городском, региональном, республиканском и национальном уровнях. Особо одаренных учеников выделяют на очень ранней стадии и в последующем способствуют их обучению.

В большинстве стран существует явная вертикальная структура научных дисциплин и вертикальная иерархия среди ученых. Это мешает междисциплинарному обмену научными идеями. В СССР математика является активнодействующим компонентом во взаимном обогащении дисциплин. Достойным упоминания примером служит Лаборатория вибраций Физического института им. Лебедева Академии Наук СССР. Лаборатория является исследовательской организацией; сотрудники этой московской лаборатории, которые работают здесь один или два месяца в году, также трудятся в учреждениях по всему Союзу. Они занимают лидирующие позиции в целом ряде дисциплин: астрономии, радиоастрономии, спектроскопии, акустике, теоретической физике, приборостроении, морской гидрологии, электротехнике и многих других отраслях. Единственное, что их объединяет, — это интерес к волновым движениям. Возможности для обмена научными идеями в Лаборатории вибраций огромны.

В Приложении 8 приводится подробный университетский учебный план по прикладной математике, а в Приложении 7 – по чистой математике. Обозначено количество часов отраслевой практики, а также перспективы автоматизации в пунктах 19 и 20 Приложения 7.

(ii) Физика

Практически по всем вопросам этой дисциплины советские ученые находятся наравне с мировой наукой. Теоретическая физика достигла огромных высот, а в последние пять лет выдающиеся успехи демонстрируют советские исследования в области полупроводников. В Приложении 9 представлен учебный план по физике, включая значительное количество часов, отводимых на высшую математику и отраслевую практику.

(iii) Химия

Состояние этой дисциплины в СССР описывают как довоенное, но не нужно считать это утверждение истинным. Советский Союз отстает в химическом машиностроении, но присутствует ясное понимание данной ситуации и движение в сторону улучшения в этой области. Учебный план по химии в Приложении 10 опять же выделяет большое количество часов занятиям высшей математикой и отраслевой практике.

(iv) Машиностроение

Приложение 11 типичным образом демонстрирует, что большое количество времени выделено для занятий высшей математикой и физикой. Также отведены часы для отраслевой практики. В условиях растущей экономики, потребности который удовлетворяются за счет развития индустриализации, машиностроение входит в число приоритетов Советского Союза. В 1958-59 годах планируется выпустить в 3 раза больше инженеров, чем в Соединенных Штатах. Вполне возможно, что признаки насыщенности специалистами инженерного профиля скоро станут очевидны.

VII. ВЫВОДЫ

На Западе существует значительная тенденция придерживаться крайних взглядов в отношении Советского Союза. Его граждане, однако, не супермены и не второсортный материал. На самом деле, это люди с такими же способностями и эмоциями, как и все остальные. Если 210 миллионов человек на Западе будут слаженно работать с такими же приоритетами и таким же рвением, как их коллеги в Советском Союзе, они добьются похожих результатов. Государства, самостоятельно соревнующиеся с СССР, впустую растрачивают свои силы и ресурсы в попытках, обреченных на провал. Если невозможно постоянно изобретать методы, превосходящие методы СССР, стоит всерьез задуматься над заимствованием и адаптацией советских методов. Это может включать, помимо прочего:

(i) отказ от почитаемых, традиционных взглядов в отношении роли женщин;

(ii) выполнение необходимой государству работы теми, чье обучение сверх образовательного минимума, установленного законодательством, было профинансировано за счет бюджетных средств;

(iii) упразднение «свободного рынка» квалифицированных трудовых ресурсов; принятие и, возможно, усиление мер по его государственному регулированию.

14. Что бы ни случилось, любое государство, испытывающее нехватку преподавательского состава, должно решать эту проблему в срочном, внеочередном порядке.

(Подписано) Ц.Р.С.МЭНДЕРС

http://statehistory.ru/4316/Analiticheskaya-zapiska-NATO-ob-obrazovanii-v-SSSR-1959-g-/

PS. Вот так оценивалась та система образования, которая была создана при Сталине и которая так поражала современников в СССР и за его пределами. Отказ от сталинского курса развития естественным образом привел эту систему к торможению, стагнации и краху. Стоит ли удивляться, что на фоне нынешней вопиющей деградации как раз в тех областях, о которых так восторженно в 1959 году пишет Мэндерс, растет популярность Сталина. Нынешние власть предержащие способны лишь слепо копировать западный опыт, который еще 50 лет назад проигрывал по большинству показателей созданной во времена Сталина системе. Естественно, что с прогрессом и развитием возникают серьезные проблемы. И поэтому даже сейчас, те люди, которые успели получить еще советское образование, как отмечается в недрах самой власти, как правило превосходят по квалификации выпускников аналогичных специальностей в пост-советской России. В этом плане, тем кто успел приобщится к советскому образованию, тем повезло, как собственно и стране, которая до сих пор продолжает использовать это наследие Советского Союза, ибо в обозримом будущем подготовить столько кадров высокой квалификации нынешняя система образования будет элементарно не в состоянии.Кадры как известно решают все. Без подготовки соответствующих кадров, невозможны ни форсированное развитие, ни большие скачки, ни сколь нибудь значимые темпы роста НТП. Без подготовленных кадров, даже самовыживание существующей системы находится элементарно под вопросом.

Источник статьи

 

Метки:

Отрицательная конкуренция — то, что вам не расскажут об рыночной экономике



Со времен перестройки в общественном мнении активно формировался положительный образ конкуренции. Граждан убеждали, что конкуренция – это прекрасно. Частные фирмы конкурируют между собой за клиентов, поэтому улучшают качество товаров и услуг, внедряют новые технологии для снижения издержек и уменьшения брака. На рынке рабочей силы конкуренция тоже дает сплошные плюсы. Бездельников увольняют, а добросовестных работников премируют различными бонусами. За хорошими специалистами идет настоящая охота, и компании повышают зарплаты, чтобы сохранить или переманить к себе ценные кадры. Но и сотрудники конкурируют между собой за должности, поэтому повышают свою квалификацию и стараются хорошо работать. В политической системе конкуренция также дает чудесные результаты. Многопартийность заставляет правящую партию эффективно работать, иначе её не изберут на следующих выборах. В общем, в любой области от конкуренции сплошные плюсы. В Советском Союзе ее не было – поэтому и жили плохо.

Естественно в реальности всё оказалось иначе. Советским гражданам «забыли» рассказать про то, что конкуренция может быть не только положительной, но и отрицательной. Зачем улучшать качество товара, если можно в ущерб качеству снизить его цену, а разницу направить на рекламу? Можно и сохранить качество, но сделать товар недолговечным – чтобы почаще покупали. Советские холодильники, работающие по полвека, это же нонсенс для рынка. Зачем внедрять новые технологии, если выгоднее не автоматизировать труд, а вывести производство в страну с более дешевой рабочей силой? Зачем платить высокую зарплату местным специалистам, если приезжие готовы работать за меньшие деньги?

На самом деле у конкуренции не стоит задачи какое-то качество улучшить или кому-то зарплату повысить. Конкуренция в рыночной экономике – это метод захвата рынка. Причем любыми способами. Подкуп, убийства, саботаж, военное вторжение – это примеры конкуренции неэкономическими методами. Ценовой демпинг, налоговые «оптимизации», заниженные ставки по кредитам и даже картельные сговоры – примеры экономической. Достаточно проследить историю развития капитализма в мире, чтобы убедиться в этом. Но самое интересное, что конкуренция приводит к монополизации рынка, то есть, собственно говоря, к отсутствию конкуренции.

В сфере трудовых отношений так же имеет место отрицательная конкуренция. Работодатель вовсе не заинтересован в том, чтобы иметь незаменимых или особо ценных специалистов, которым нужно платить высокую зарплату. Наоборот, он заинтересован в том, чтобы сузить специализацию сотрудника до такой степени, чтобы его всегда можно было безболезненно уволить. Более того, капиталистам выгоден рост безработицы, ведь безработица повышает конкуренцию между наемными работниками за рабочее место. Will work for food – идеальный вариант для капиталиста.

Что касается общественно-политической стороны жизни, то лучшей иллюстрацией отрицательной конкуренции может служить недавняя история нашей страны. Люди, получившие отличное образование в СССР, придя к власти, начали это образование уничтожать, а также всячески заниматься оболваниванием собственного населения. И это вполне объяснимо, ведь в конкурентной борьбе важен не конкретный уровень каждого из участников, а их относительная разница. Понижение уровня конкурента означает автоматическое повышение вашего собственного. Поэтому деградация общества объективно выгодна современной российской элите. Такая вот конкуренция с собственным народом.
http://4531.livejournal.com/10627.html

==========================

Иллюзия выбора в рыночной экономике

Представим себе простейшую бытовую проблему: у вас сломалась крышка унитаза. Вы, естественно идете в магазин за новой. Для верности выбираете магазин побольше, чтобы ассортимент был пошире. Приходите туда и обнаруживаете, что этих крышек штук 20 разных. Причем отличаются они не только цветами и материалами, но и размерами и креплениями. Приходится идти домой и снимать точные размеры или брать сломанную крышку в качестве образца. Но даже по образцу подобрать точно такую же, как была не выходит. Продавец вам объясняет, что модель вашего унитаза из устаревшей коллекции, которую уже не производят. Ничего не остается, как подбирать наиболее близкую по размерам крышку. Но у той крышки, которая более менее подходит по размерам – не подходит крепление, ведь даже расположение дырок под крепление у каждого унитаза уникальное. Нужно либо покупать отдельно крепление, либо продолжать поиски подходящей крышки в других магазинах. Ну, или покупать новый унитаз. В итоге получается, что целый магазин забит различными унитазами и крышками к ним, но купить то, что вам нужно ничуть не проще, чем при позднесоветском дефиците.

И так во всем. Огромные гипермаркеты забиты шмотками, но чтобы найти что-то достойное нужно перерыть горы барахла и обойти десятки магазинов. А если что-то удалось найти, то лучше брать сразу два экземпляра, иначе коллекция сменится(или фирма обанкротится), и поиски придется повторять заново. Многие вещи вообще могут перестать производить или они выродятся во что-то совершенно иное. Рамный внедорожник после рестайлинга может превратиться в паркетник с дорожным просветом как у Жигулей, а вместо полноценной 3-х полосной акустики начнут производить тоненькие башенки, для которых нужен отдельный сабвуфер. Рыночники будут утверждать, что это невидимая рука рынка в процессе конкуренции решает, как изменяется ассортимент и потребительские качества тех или иных товаров. Спрос определяет предложение. Иными словами если у вас в сосисках нет мяса – то это вот такой спрос значит был. На сосиски без мяса. Если молоко превратилось в молочный напиток, то тоже спрос виноват. Сами же сформировали. А что уж говорить про одежду. Мужчины, безусловно, сами захотели ходить в облегающих джинсах с отвисшей задницей, а женщины в какой-то смеси штанов-шароваров с юбкой. Доформировались так сказать.

Но так рассуждают только очень наивные рыночники. Умные рыночники прекрасно знают, что в реальности ситуация ровно обратная: предложение давно и успешно формирует спрос. С помощью рекламы, моды, СМИ и разнообразных манипулятивных технологий людям навязывается постоянное потребление ненужных или избыточных для них вещей. Сами потребители уже давно ничего не определяют. Всяческие модельеры, продюсеры, маркетологи, рекламщики и пиарщики уже решили за потребителей, что им носить, что есть, что смотреть и за кого голосовать. Для самих же потребителей создается иллюзия выбора, в рамках которой они могут выбирать из сформированного не ими ассортимента. Причем этот ассортимент формируется не для того, что бы у кого-то там что-то удовлетворить, а с единственной целью – извлечь прибыль.
http://4531.livejournal.com/6092.html

(и в политике это точно так же действует, добавим мы — огромный ассортимент от Зюганова до Поткина, от Басаева до Бондарика, от Путина до Удальцова — и все не то)

==========================

Эффективная неэффективность капитализма

Любой либерал прекрасно знает, что рыночная экономика гораздо эффективнее плановой. При свободном рынке эффективные независимые производители конкурируют между собой за покупателя, из-за чего снижаются цены на товары и растет их ассортимент.

Правда для того, чтобы рынок оставался свободным, нужно на налоги содержать антимонопольный комитет, а чтобы эффективные производители не уклонялись от налогов – налоговую инспекцию и налоговую полицию. Еще, иногда, в рамках конкуренции игроки рынка подают друг на друга в суды и защищают всякие патенты, для чего, собственно, потребуются арбитражные суды и патентные ведомства. Естественно, для того, чтобы эффективно «оптимизировать» налоги и эффективно разбираться в судебных делах, компаниям понадобятся эффективные юристы и не менее эффективные бухгалтера. На случай, если эффективные производители в рамках честной конкуренции будут использовать в своих продуктах слишком много шлака, придется содержать различные потребнадзоры.

Само собой, чтобы компании более эффективно конкурировали друг с другом за клиентов, нужна реклама. Поэтому куча народу трудоспособного возраста эффективно раздает листочки у метро, развешивает рекламные плакаты и растяжки, разносит по почтовым ящикам макулатуру, снимает эффективные рекламные ролики и размещает их в СМИ. Но ведь кроме рекламы нужны еще и маркетологи, которые эффективно выяснят потребности покупателей и объяснят им, что они должны хотеть на самом деле.

Ну и без эффективной банковской системы тоже обойтись нельзя – это же кровь рыночной экономики! Точно так же нельзя обойтись без фондового рынка с эффективными брокерами, управляющими компаниями, инвестиционными фондами и рейтинговыми агентствами. Понятное дело, что для всех этих эффективных учреждений опять же нужны свои регуляторы и надзорные органы.

Разумеется, что все на рынке эффективными быть не могут, поэтому те компании, которые неэффективные – они разоряются, а сотрудники этих компаний теряют работу и идут на эффективную биржу труда, где эффективно конкурируют между собой за рабочие места. Однако неэффективными могут оказаться не только отдельные компании, но и сами наемные работники. При этом, совершенно ясно, что всякие ништяки должны иметь возможность приобретать только эффективные граждане, а для защиты ништяков от неэффективных следует в каждый супермаркет посадить по мужику трудоспособного возраста в виде охранника, понавесить камер и установить системы контроля. Сами же эффективные должны жить за высокими заборами коттеджных поселков или в элитных жилых комплексах под охраной эффективных ЧОПов.

Очивидно, именно такое устройство экономики является наиболее рациональным и эффективным.
http://4531.livejournal.com/20065.html#comments

====
Отлично.
Сделать бы расчёт, сколько в единице товара(продукта, услуги) всего это содержится.
====
думаю, это очень сложная задача, т.к. слишком много факторов.
для примерной оценки можно взять США, где чуть ли не 80% ВВП — это сфера услуг.

Источник статьи

 

Метки: ,

Петрищево. Ноябрь. Дыхание памяти


Виктор КОЖЕМЯКО. (Спец. корр. «Правды»).

Здесь, в этой подмосковной деревне, Зою Космодемьянскую казнили холодным днём 29 ноября 1941 года. Семьдесят лет и ещё два года прошло. Помнят ли люди? Едут ли сюда? Всегда ли будут помнить это место, где восемнадцатилетняя девушка, почти девочка, простилась с жизнью, предпочтя смерть предательству?

Она совершила свой подвиг ради людей, близких и дальних. Умерла за свой народ. А сегодня благодарная память в нашем обществе борется с беспамятством, признательность — с глумливым двоедушием, высокая правда о героизме — с низменными фальсификациями, извращенческим вымыслом, расчётливой клеветой.

Для меня Петрищево давно стало местом святым, как и та, которая сделала эту небольшую русскую деревню известной всему миру. В советское время приезжал не раз, чтобы поклониться памяти любимой с детства героини. Однако настали другие времена, и потребовалось быть здесь не только в благоговейном поклоне, но и по зову той самой борьбы за правду.

Отзвуки её читатели «Правды» явственно уловили и в вопросах американского профессора Джонатана Платта, который пишет книгу и снимает фильм о Зое. Вопросы, опубликованные в нашей газете, вызвали столько взволнованных откликов, подняли в душе столько воспоминаний, что, побывав в год 90-летия героини ещё раз на её родине и в её школе, не мог я опять не отправиться туда, где 72 года назад встретила она свою смерть и откуда ушла в бессмертие.

Самое главное — они выстояли

Итак, я еду в Петрищево. Ранний можайский поезд с Белорусского вокзала довезёт через полтора часа до станции Дорохово, а уж оттуда восемь километров автобусом. Знакомая дорога…

В темени проплывают за окнами поля, леса, огоньки домов. Где-то незримо пересекли рубеж, за которым в 1941-м уже были враги. В такую же темь уходила на задание Зоина группа. А полвека спустя, в 1991-м, ровно в это время ехал я к месту её казни, чтобы вступить в схватку с тем, что казалось совершенно немыслимым: «Зоя — это не Зоя, и подвиг её — не подвиг».

Так утверждала газета «Аргументы и факты», и радостно подхваченное новыми врагами карканье это широко понеслось. Словно предвестие уничтожения великой страны под названием Советский Союз.

Более ужасного времени я в своей жизни не знаю. Даже когда немцы совсем близко подошли к нашему рязанскому селу, детское чувство твердило: «Не возьмут!» И не взяли. И не одолели страну. А тут вдруг враги оказались в руководстве государства — сознание этого было невыносимым.

Каким же застал я тогда музей Зои Космодемьянской в Петрищеве? Ведь перед отъездом многие мне говорили, что судьба его решена, музею этому теперь уже не бывать. Но он работал! Было отключено отопление, и в комнатах стоял мороз, все сотрудники не снимали пальто или шубы. Однако сразу же поделились своей профессиональной радостью. Недавно пришло письмо из Воронежа. Автор его, юрист Игорь Юрьевич Дубинкин, прислал фотографию, которая осталась от его умершего отца — ветерана войны, работавшего в саратовской областной газете. Так вот, на фото этом, доставшемся, видимо, от убитого немца, воспроизведён ещё один, ранее неизвестный ракурс Зоиной казни.

Со священным чувством склонились мы все над трагическим снимком. И я подумал: кто-то делает сейчас всё, чтобы уничтожить светлую память о героине, а другие бережно собирают её и хранят.

Потом снова и снова приезжал я в Петрищево. Музей пытали холодом и безденежьем. Проблемой было сделать самый элементарный ремонт. Сотрудникам платили в полном смысле нищенскую зарплату, да и ту с задержками. Но никто из них не ушёл! Не бросили свою боевую вахту. Выстояли и сохранили музей.

Мысленно я ещё тогда назвал их: «три богатыря». Хотя это совсем не богатырского сложения женщины, имена которых произношу с величайшим почтением и сердечной благодарностью. Поблагодарите и вы их. Это Надежда Серафимовна Ефименкова, Татьяна Григорьевна Тенькова и Надежда Владимировна Савосина.

Своей любовью и верностью они достойны той, чьей памяти служат.

«Старое» и «новое»

Вот и в этот раз встретили меня все трое. Впрочем, совсем недавно к ним прибавилась четвёртая. Дело в том, что Надежда Серафимовна, работающая в музее без малого три десятка лет и почти два из них — директором, попросила себе более молодую смену. И с 16 сентября на должность директора назначена Ольга Валентиновна Полякова, бывшая до этого учителем школы в посёлке Космодемьянском.

Уверен, ей очень хорошо помогут освоиться здесь. Ведь Надежда Серафимовна не ушла из музея, она осталась работать экскурсоводом. А какой огромный опыт у научного сотрудника Татьяны Теньковой, чей стаж приближается уже к сорока годам, и у главного хранителя Надежды Савосиной, отметившей ныне 35-летие своего служения. «Пришла сюда сразу после школы, — говорит она, — так что вся жизнь в музее». Каждая из них называет музей своим вторым домом.

Естественно, прежде всего им хочется рассказать гостю, что нового появилось в этом доме за последнее время. Поводов для радости немало. Скажем, Татьяне Григорьевне удалось разыскать и приобрести уникальное собрание плакатов Великой Отечественной войны. Драгоценный подарок от ветерана труда Веры Алексeeвны Ермаковой — сохранённые письма с фронта от её отца и любимого, ставшие основой экспозиции «Фронтовые письма». А вот работы учащихся Кулюбакинской детской школы искусств, составившие выставку «Война глазами детей».

Кто только и чем не пополняет фонды музея Зои! Поисковики из Вяземского района Смоленской области поделились своими находками — остатками советского и немецкого оружия, найденного на местах боёв. Или буквально на днях посетитель из Киева по фамилии Разумный преподнёс объявление, которое вывешивалось во время гитлеровской оккупации. Зловещий орёл с распахнутыми крыльями, свастика в круге и отпечатанный текст: «Внимание! В этом доме живут немцы. Кто будет нарушать их покой, будет расстрелян». Такие объявления могли быть и в этой деревне, потому вполне правомерно поместили его музейщики на стенд «Фашизм в Петрищеве». И в тот же день я видел, как внимательно, с посерьёзневшими лицами, читали его юные экскурсанты…

Да, это замечательно, что музей пополняется новыми экспонатами. Пусть будет так и дальше. Но всё время, пока был я в Петрищеве, не отпускала меня одна мысль. Наверное, сегодня для любого музея и вообще памятного места, наряду с поиском каких-то «новых», то есть дотоле неизвестных материалов о былом, особенно важно сохранение того, что условно можно назвать «старым». Потому что модернизация с политической (прямо скажем, антисоветской) направленностью приняла за последнюю четверть века опаснейший характер. Главная опасность — что новые поколения лишаются возможности увидеть прошедшее время таким, каким оно было.

Знаете, что больше всего обрадовало меня в Петрищеве? Изображение комсомольского значка, сохранённое над входом в музей. Красный флаг с ленинским профилем и эти пять букв: ВЛКСМ. Кто-нибудь скажет, что ничего особенного. Неправда! Ведь комсомол — это суть Зои. Уберите упоминание о нём, и уйдёт суть её личности, сформированной временем. Уйдёт само время. Замените комсомольский значок здесь, над входом, другим символом — скажем, иконой (в теперешнем духе, что делают сплошь и рядом), и получится искажение образа во времени, или, попросту говоря, враньё.

— А вам не предлагали снять этот значок? — спрашиваю Надежду Владимировну Савосину, которая сопровождает меня в небольшой экскурсии по музею и деревне.

— Да мы ни в коем случае не согласимся! Насмерть будем стоять. Как можно искажать память?

И она рассказывает мне то, что рассказывают здесь всем посетителям. Сперва был после войны «Уголок памяти», посвящённый Зое, и находился он в сельсовете. А потом комсомольцы решили построить этот дом для музея. То была настоящая комсомольская стройка. В 1956-м музей принял первых посетителей.

Понятно, что-то за прошедшие почти шесть десятилетий менялось. Но надо отдать должное хранителям памяти: в угоду конъюнктуре не поступились ничем. И представленные в витрине номера «Пионерской правды», в том числе с Павликом Морозовым, и «Комсомольская правда», которую читала Зоя, да всё, что удалось собрать, сохранить, выставить, несёт дыхание времени.

Свидетельства очевидцев были и будут бесценны

Но память о Зое в Петрищеве — это не только музей. Память — вся деревня, с которой неразрывно оказались связанными последние дни и минуты её жизни.

Мы стоим с Надеждой Владимировной Савосиной на улице, где тает первый выпавший с утра снежок, и она мне ещё раз напоминает, где что происходило:

— Видите за кустарником водонапорную башню? Как раз там был сарай с немецкими лошадьми, который шла поджечь Зоя… А в этой стороне дом Седовых, где находилась немецкая комендатура и куда сразу Зою привели, когда её схватили… Потом повели в штаб, это дом Ворониных вон там, но он сгорел в 1957-м от удара молнии — наследники новый отстроили… И затем уж повели в дом Прасковьи Кулик. Пройдёмте туда.

Об этом доме, где Зою страшно пытали, откуда часовой выводил её босую на мороз, где в полузабытьи провела она остаток последней ночи и откуда ушла на казнь, написано много. Он и теперь смотрит на нас тремя своими окнами. С 1957-го дом стал филиалом музея, однако нынче экскурсантов в него перестали пускать: аварийное состояние.

— Неужели будет разрушен? — спрашиваю с давней тревогой, вспоминая, что уже разрушили дом Зоиных бабушки и дедушки, где она несколько лет подряд проводила каникулы в родных Осиновых Гаях, что полуразрушено и продолжает разрушаться здание московской школы, где они с братом учились…

— Мы делаем всё от нас зависящее, чтобы этого не произошло, — отвечает Надежда Владимировна. — Поддерживаем дом, добиваемся реставрации.

Как это важно — дать возможность людям эмоционально пережить её страдания в той обстановке и атмосфере! И потом пройти те двести шагов от дома до места казни. Сотрудники музея подсчитали: шагов было двести. Столько же под барабанный бой пройдут солдаты Красной Армии на Параде Победы, чтобы бросить к подножию Мавзолея В.И. Ленина поверженные фашистские знамёна. Я услышал впервые такое символическое сопоставление здесь, в музее, когда Надежда Серафимовна Ефименкова при мне вела экскурсию. «Молодцы», — опять подумал о «трёх богатырях»…

Когда мы с Надеждой Савосиной стояли перед местом казни, обнесённым чугунной оградой и обсаженным голубыми елями, она призналась: сколько ни водила сюда экскурсий, каждый раз с трудом сдерживала слёзы. По рассказам очевидцев, в основание поставленного обелиска замуровали столбик от виселицы.

— А ограда эта в советское время вся алела от пионерских галстуков…

Мы долго молчали. И думалось о том, что вряд ли всё-таки может быть забыто происшедшее здесь 72 года назад. Как бы ни старались враги.

Самое сильное по впечатлению — правда о подвиге. Именно она одолела гнусную ложь в ноябре 1991-го. А доносили эту правду жители деревни, которые видели всё своими глазами. Тогда очевидцев в живых было ещё довольно много, и со всеми я постарался поговорить, записать их рассказ, задать волновавшие меня вопросы.

— А теперь осталось только двое тех, кто помнит немцев, Зою и казнь.

— Кто же?

— Валентина и Нина Седовы. Одной в 41-м было 11 лет, другой — 9.

О, я ведь с ними тоже разговаривал в 91-м! С ними и с их матерью Марией Ивановной Седовой, которой на то время был уже 81 год. Теперь, прикидываю, столько же её младшей дочери…

Они вспоминали, как в их дом на самом краю деревни привели схваченную Зою и как обыскивали её. Вспоминали казнь. Говорили об оккупации. Поселившиеся у них незваные постояльцы перестреляли на еду и кур, и овец, и поросёнка, и корову у бабушки Седовой. Перед Рождеством ёлку срубили около избы (в лес пойти, очевидно, боялись) и установили её в комнате. Перепились, бросались бутылками в стену, орали песни. А потом вывалились на улицу. Известно, что тело казнённой Зои оставалось на виселице — для устрашения жителей — полтора месяца, до самого прихода наших, и в ту рождественскую ночь пьяные солдаты ещё раз надругались над ним: искололи штыками, кинжалами, отрезали грудь.

Рассказывали Мария Ивановна Седова с дочерьми и про то, как опознавали Зою. Первым делом после освобождения Петрищева принесли к ним в дом (а затем и в другие дома) целую стопку комсомольских билетов с фотографиями. И среди них все смотревшие — каждый сам по себе — выделили одну. Её, Зоину.

А в «Аргументах и фактах» 50 лет спустя утверждалось, что это вообще была не Зоя и немцев в Петрищеве не было. Да ужас что ещё утверждалось, отвратительно вспоминать…

Почему здесь не любят журналистов

Судя по всему, именно с тех пор работники Петрищевского музея не любят журналистов, которые к тому же за прошедшее время дали достаточно дополнительных поводов их не любить.

— Поражает меня, как действуют, — возмущается Татьяна Григорьевна Тенькова. — Есть же правда, известная, доказанная. Нет, если известно, значит, не интересно. Дай-ка я что-то своё врублю. И врубают…

Не потому ли в последнее время замкнулись сёстры Седовы и категорически перестали давать интервью? Кому же понравится, если тебя то и дело перевирают.

— По-моему, вот что ещё сказалось, — комментирует многолетний директор музея. — Помните, мы были с вами на подготовке передачи Первого телеканала «Пусть говорят»? Так перед ней по их просьбе организовала я съёмку обеих сестёр. Но в передачу, представьте себе, это не вошло. Как понять? Это был бы, пожалуй, самый интересный сюжет, да почему-то им не подошёл. А ведь старые люди обидчивы.

Я-то думаю, не подошёл потому, что правда. Малахову же требовалось совсем иное, в чём убедились мы с однополчанкой Зои — Клавдией Васильевной Сукачёвой, будучи на съёмке этой передачи. Если Валентина и Нина Седовы смотрели её, вряд ли она могла прийтись им по душе. И не только из-за того, что их свидетельствами пренебрегли.

В те сентябрьские дни нынешнего года, когда исполнилось 90 лет со дня рождения Зои, ни один из главных телеканалов не сподобился отметить дату специальной передачей или фильмом. Как бы «не заметили». Позор! Ведь речь о национальной героине — одной из самых любимых народом. Но, с другой стороны, если бы «заметили» и что-то сделали, могло быть ещё позорнее.

Отметила же юбилей так называемая «Комсомольская правда» (!) целой страницей некоего Алексея Богомолова под заголовком «Два лица Зои Космодемьянской». И что? Словно опять вернулись «Аргументы и факты» чёрного 1991-го!

Спрашиваю Надежду Владимировну Савосину: читала ли она? Да, читала, и отношение выражает вполне определённо.

«Два лица» обнаружено у Зои потому, что её, оказывается, в советское время «сильно отредактировали». А реальные фотографии, считает автор, «разительно отличаются от растиражированного отретушированного образа…»

Впрочем, реальных фотографий Зои Космодемьянской, где она одна, или с кем-то, или в группе, известно немало. На них Зоя в чём-то разная, как и все мы несколько разные на снимках, сделанных не одним фотографом и в разное время. Кроме того, недаром же мы говорим: «удачный снимок», «неудачный».

Богомолов взял самую известную фотографию 1941 года, которая появилась в «Правде» вместе с Указом Верховного Совета СССР о присвоении З.А. Космодемьянской звания Героя Советского Союза, а рядом поместил снимок, найденный в Российском государственном архиве социально-политической истории. Поскольку Зоя здесь действительно мало похожа на себя (не только такую, какая на помещённом тут же втором фото, но и на других), стоит, наверное, назвать его неудачным. Но и другое объясняет непохожесть — об этом Надежда Владимировна сразу же говорит:

— На этом снимке длинные волосы, а на самом известном — короткие: «под мальчишку» постриглась она. А это сильно лицо меняет. Вот постригите меня так же — и я буду совсем другая.

В любом случае ясно: Богомолову «два лица» потребовались для того, чтобы мазнуть советское прошлое, Советскую власть. А заодно и Зою, поскольку она от того прошлого, о чём не раз мне уже приходилось писать, органически неотделима.

Нет, как теперь повелось, Богомолов пытается не только отделить, но и противопоставить. У него целый раздел называется «За Родину! Но не за Сталина…» И в нём «концепция»: дескать, стойкость Зои «всегда пытались оправдать идеологией», а вот он, г-н Богомолов, не согласен. «Возможно, моё восприятие субъективно, — оговаривается-таки «исследователь», — но мне всё же представляется, что для Зои Космодемьянской главной мотивацией был всё-таки настоящий патриотизм и погибла она не за коммунистические идеи, а за свою страну, которую искренне любила…»

А нельзя так, чтобы и за страну, и за коммунистические идеи? А не может «настоящий» патриотизм быть советским, если человек убеждённо отдаёт жизнь за Советскую Родину?

У Богомолова, собственно, единственный аргумент: не нашёл в Зоином дневнике упоминания фамилии Сталина. Хотя тут же приводит записи о Ленине: «вёл народ, как Данко, к вершинам коммунизма», «у нас Христа заменил Ильич». Не коммунистическими идеями это продиктовано? Мог бы и строки Маяковского из дневника привести: «Быть коммунистом — значит дерзать, думать, хотеть, сметь». Это у Зои в записной книжке вместе с лермонтовским «Бородино». Для военного поколения всё это и было вместе, как, скажем, Суворов и Чапаев. Зачем же теперь одно перечёркивать другим? Нечестно, а вернее — просто подло.

И разве не подлость снова (в какой уже раз!) перетряхивать на все лады предвоенные болезни Зои? Про то, что с ней было тогда, про перенесённый дочерью нервный срыв и острый менингит, писала в своей книге «Повесть о Зое и Шуре» Любовь Тимофеевна Космодемьянская. То есть никакого секрета здесь не было и нет. Но магически действует повторение, что находилась под наблюдением в психоневрологическом диспансере. В 1991-м нашлись «врачи», которые на волне «разоблачений» с энтузиазмом поспешили сообщить в «АиФ»: да, находилась, а история болезни потом была изъята сотрудниками НКВД. Значит? А давайте напишем, что у неё была шизофрения. Тогда, стало быть, подвиг-то совершил невменяемый человек, сумасшедший — вот вам и разъяснения поразительной стойкости.

Иного представить они не могут или не хотят. Вот и Богомолов, вроде бы «объективно» препарирующий эту версию, пишет: «Их можно понять — хрупкая девушка проявила ненормальную стойкость и отвагу». Он, правда, изучив записи из дневника Зои, относящиеся к лету и осени 1941 года, в конце концов заключает: «Ни намёка на то, что это писал человек с психическим заболеванием!»

Скажем автору статьи спасибо? Однако тут же оглушает он новой «версией»: «Но, возможно, секрет стойкости девушки всё-таки заключается в особенностях организма. Мать Космодемьянской вспоминала ещё о том, что у Зои был высокий болевой порог — она спокойно переносила спинномозговые пункции и другие болезненные процедуры. А значит, могла дольше выдержать пытки фашистов».

Потрясающе, до чего может дойти фальсификатор в своём изощрении! Здесь Алексей Богомолов превзошёл даже «АиФ» 1991-го. Ну откуда он взял про «высокий болевой порог»? Это же стопроцентно его выдумка. Ведь Любовь Тимофеевна говорила и писала вовсе не об «особенностях организма» дочери, а о терпении её, мужестве, силе воли. Большая разница! Но богомоловы понимают лишь физиологию — духовные категории чужды и недоступны им. Потому героизм для них если не проявление шизофрении, то всё равно следствие какого-то физиологического отступления от нормы.

Только так — иного не дано. Изложив своё неслыханное открытие насчёт уникального «болевого порога» Зои, автор всё-таки счёл нужным заключить: «Но значения её подвига, это, конечно, не уменьшает».

Да как же не уменьшает-то?! Всё и написано ради этого. Коли не удаётся вовсе значение подвига перечеркнуть, тогда хотя бы приуменьшить, извратить, лишив коммунистической идейности и советского патриотизма, принизив невероятную стойкость и выдержку. Пусть, как говорится, на худой конец, даже и будет героиня Зоя, но — не такая, какой реально она была.

А в Петрищевском музее она подлинная

Именно поэтому весь день, проведённый здесь, я думал: как необходимо, чтобы побольше людей приезжало сюда! В советское время за год бывало в среднем 160 тысяч человек, доходило и до 200 тысяч. Теперь эти 200 приходится поделить на двадцать…

Но знаете, 10 тысяч тоже немало по сравнению с теми пятью или даже тремя, к чему скатилось в начале 90-х. Потирали тогда руки ненавистники нашей страны: если герои становятся неинтересными и ненужными народу, долго такой народ не протянет.

И всё-таки, пройдя все испытания — клеветой, унижением, попыткой забвения, на сегодня Зоя победила. Едут к ней всё больше. Экскурсиями, группами, в одиночку. Рассказывают мне в музее:

— Вот звонят недавно мама и бабушка. У нас, дескать, двое двенадцатилетних ребят-близнецов — можем мы экскурсию заказать? Слышали бы вы, как потом благодарили…

При мне прибыл большой автобус из Москвы: около полусотни учащихся медицинского училища № 19. Мальчики и девочки от пятнадцати лет до семнадцати. Такая сосредоточенная тишина, какая была во время рассказа Надежды Серафимовны, право, редко бывает в столь массовом сообществе подростков. После спросил двух друзей про впечатление и услышал в ответ:

— Потрясающе захватывает.

С этим автобусом я и возвращался в Москву. Ребята не шумели, как обычно в дороге, не ёрничали. А заместитель директора по воспитательной работе Любовь Валентиновна Капитанчук говорила мне, что эта поездка у них далеко не первая. Были на Прохоровском поле, ездили в Ленинград.

— Не по обычным экскурсионным местам прошлись, — подчёркивает она. — Тема «Ленинград блокадный». Я хочу, чтобы наши учащиеся больше знали о Великой Отечественной.

Может, это потому, что у неё отец воевал?

За окнами автобуса сгущались сумерки. По-моему, ребята никогда не смогут забыть этот день — прикосновение к подвигу. И, надеюсь, в продолжающейся борьбе за память, за правду об истории родной страны такая поездка поможет им занять верную позицию. Очень хотелось бы…
д. Петрищево, Рузский район, Московская область.

Источник статьи

 

Метки:

Сверхдержава и подпасок


Олег ЧЕРКОВЕЦ. Доктор экономических наук.

Советский Союз занимал первое место в мире по производству стали, а нынешняя «демократическая» Россия уступает по этому показателю социалистическому Китаю в 14 (!) раз. Интересно, а чем армию «модернизировать» собираются — может быть, с помощью фанеры?

СЕГОДНЯ только ленивый в высших эшелонах власти не говорит о «трудностях, переживаемых российской экономикой». Но одно дело — общая констатация очевидного всем, и совсем другое, когда звучат конкретные цифры и оценки того, что скрывается за таким обтекаемым понятием, как «трудности».

Так, ещё в конце минувшего месяца министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев сделал официальное заявление о том, что «наша экономика по-прежнему в стагнации». Стагнация, напомним, означает застой, топтание на месте. Уж кого-кого, а министра Улюкаева в симпатиях к оппозиционным силам не обвинишь! Иными словами, сегодня официально признано, во-первых, что российская экономика находится в состоянии застоя, во-вторых, что в таковом состоянии она пребывает уже какой-то более или менее длительный период — во всяком случае, не один месяц.

И это подтверждается цифрами и фактами. Так, недавно было официально сообщено, что рост ВВП за 9 месяцев нынешнего года составил всего 1,5 процента. А буквально на прошлой неделе Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) обнародовал прогноз, согласно которому ВВП России по итогам года вырастет не более чем на 1,3 процента. Это, напомним, вообще уровень арифметической погрешности и, кстати, вдвое меньший показатель, чем давала советская экономика в наиболее неблагоприятный для себя период, которому «либералы» и их сторонники поспешили приклеить — и ведь до сих пор клеят! — ярлык «застойный». Тогда, согласно их же собственной логике, что мы переживаем сейчас?..

При этом в некоторых ведущих отраслях экономики фиксируют уже даже не застой, а абсолютное падение производства. Речь прежде всего идёт о металлургии и тесно связанном с ней машиностроении. Так, президент Российского союза поставщиков металлопродукции Александр Романов прямо заявил, что за 9 месяцев уходящего года по сравнению с аналогичным периодом 2012 года произошло сокращение производства стали на 3,2 процента, а проката чёрных металлов — на 3 процента. Вызвано такое положение ещё худшей ситуацией, сложившейся прежде всего в машиностроительных отраслях нашей экономики. К примеру, в отечественном автомобилестроении за истекший период нынешнего года падение производства достигло 10 процентов. Вообще же, по определению президента промышленного союза «Новое содружество» Константина Бабкина, у нас в стране просто «угасают несырьевые отрасли». И именно снижение потребления металла в этих отраслях (и уже во вторую очередь — падение цен и спроса на продукцию отечественных металлургов на мировом рынке) и ударило по металлургии.

После упомянутого падения выпуска стали объём её производства в России еле-еле превысил 50 миллионов тонн. Для сравнения: сталелитейное производство в Китае достигло 700 миллионов тонн. Вот это разница так разница: если могучий Советский Союз занимал первое место в мире по выплавке стали, то «демократическая» Россия по этому показателю в 14 (!) раз уступает сегодняшней социалистической сверхдержаве — Китайской Народной Республике.

Говоря о падении производства, президент Российского союза поставщиков металлопродукции А. Романов пытается успокоить общественность: до конца года есть ещё шанс несколько поправить ситуацию за счёт некоторого увеличения заказов со стороны строительного сектора. Но, спрашивается, разве это выход для страны, претендующей на роль великой державы, если положение ключевой для экономики и обороны отрасли зависит от одного только строительства?.. А ну как оно «не оправдает надежд»? Кстати, об обороне. Чем, интересно, высшая власть намерена проводить широко разрекламированную «модернизацию» армии — может быть, с помощью фанеры? Без стали-то ведь — даже с учётом появления всевозможных современных материалов и металлов — по-прежнему ни новых кораблей, ни танков, ни боевых машин не построишь!

А ещё их не построишь без «мозгов», то есть без высококвалифицированных специалистов, которые как «утекали», начиная с ельцинско-гайдаровских времён, так и продолжают «утекать» за рубеж, несмотря на широко рекламируемые посулы высших чиновников относительно «прекрасных перспектив» на Родине. Но вот не верят в эти перспективы и обещания нынешнего руководства молодые и инициативные люди, и всё тут! И как в связи с этим не процитировать бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, который недавно заявил в газете «РБК daily»: «Когда в годы Гражданской войны из страны уехали 2 с половиной миллиона человек, говорили, что страна потерпела гуманитарную катастрофу. А у нас за 20 с лишним (последних. — О.Ч.) лет из страны ушли 12 миллионов наиболее активных граждан!» Да, когда такие сравнения делает никогда не отличавшийся, мягко говоря, симпатиями к Советской власти политик, то любые комментарии, как говорится, излишни.

А в заключение — ещё раз о сравнении сегодняшней России с сегодняшним Китаем. Сталь, о которой мы говорим, это лишь один, правда, весьма показательный пример, поскольку она является своеобразным индикатором мощи, которой добилась та или иная страна. Вот и, согласно недавнему прогнозу МВФ, экономика Китая в годовом исчислении уверенно выходит на 7,6 процента роста. Опять же, почувствуйте разницу! И в целом по сравнению с КНР Россия выглядит даже не то что подавальщиком сырья (это слишком мягко сказано), а каким-то подпаском. Подпаском рядом с подлинной сверхдержавой.

Источник статьи

 

Метки:

Политический стриптиз с опозданием на 20 лет


Владимир РЯШИН.

Горбачёвская верхушка КПСС ещё продолжала заниматься «очищением», освобождаясь от «инертного партийно-административного слоя», а люди из «параллельного мира» уже погружались в будущее: «Март 90 года. Мы стоим с Петром Авеном в центре Вены, за спиной дворец Хофбург и страстно спорим, нужно ли проводить быструю приватизацию по Найшулю». Эта цитата из воспоминаний научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Ясина предваряла прошлогоднюю лекцию в Политехническом музее Петра Авена — финансового магната с состоянием, оценённым экспертами журнала «Форбс» в 5,4 миллиарда долларов. Но говорил внук латышского стрелка не о том, как он правит сегодня Альфа-банком. Он рассказывал о другой поре — 1991—1992 годах, когда ему, министру правительства Ельцина—Гайдара, выпало заниматься либерализацией внешней торговли.

Незваные спасители

Молодых людей, собравшихся в Политехническом музее, просвещал и другой сподвижник Гайдара — министр экономики в его правительстве Андрей Нечаев, который не упустил случая напомнить, что это он подготовил программу либерализации цен. В первый рабочий день января 1992 года коллеги Нечаева остановили машину около столичного гастронома на Октябрьской площади, перелезли через неубранный сугроб и обнаружили: несмотря на умопомрачительные цены, народ не ропщет, продукты, подорожавшие за ночь на 250%, никто не расхватывает. Вскоре цены снова выросли в разы…

Вот так просто, без затей было покончено с продовольственным дефицитом последних лет. А ещё вчера чиновники только и говорили о костлявой руке голода, нависшей над страной. После поездки по городам Поволжья, Сибири и Центральной России, характерной приметой которых были магазины с пустыми полками, Борис Ельцин в сопровождении министра торговли и материальных ресурсов РСФСР Станислава Анисимова и других членов правительства прибыл в город на Неве. У Смольного стояла большая толпа, и визитёры сочли за благо пробираться в резиденцию мэра Анатолия Собчака через чёрный ход. Записного оратора было не узнать. Он выглядел жалким, растерянным. Спустя полвека город будто снова оказался в блокаде: запасы продовольствия заканчиваются, а градоначальник не представляет, когда появится возможность их пополнить. Но тут «реформаторы» отпустили цены, и, как нас убеждают уже 20 с лишним лет, немедленно заработал рыночный механизм. В магазинах чудесным образом появились неизвестно откуда даже деликатесы и товары, которые раньше продавали только за доллары. Однако до сих пор нет ответа на вопрос: сколько рукотворного было в проблеме товарного дефицита?

Обратимся к документу, опубликованному профессором Ольгой Афанасьевой. Итак, отрывок из стенограммы конференции Московского объединения клубов избирателей, проходившей в сентябре 1989 года. Выступает один из лидеров российских «демократов» — Гавриил Попов: «У нас есть шансы для победы. Нужно ставить на учёт каждого депутата РСФСР. Он должен понять, что если он будет голосовать не так, как скажет Межрегиональная группа, то жить ему в этой стране будет невозможно». И далее: «Для достижения всеобщего народного возмущения довести систему торговли до такого состояния, чтобы ничего невозможно было приобрести».

Прошло два года и четыре месяца, и в январе 1992-го Егор Гайдар и его сподвижники были объявлены спасителями Отечества. И до сих пор тысячи россиян продолжают верить, что таковыми они и являлись на самом деле. Он будет вновь причислен демократами к спасителям в октябре 1993 года. Вместе с Ельциным, Черномырдиным и другими организаторами расстрела парламента.

Такими мы их ещё не видели

Конечно, студентов, пришедших в Политехнический, не могла не очаровать рассказанная Нечаевым история, в которой «романтика» хлещет через край. Два часа ночи. Руководитель аппарата российского правительства Алексей Головков звонит кандидату экономических наук, заместителю директора академического аналитического центра Салтыкову: «Боря, как ты отнесёшься к тому, если мы сделаем тебя министром науки?» Тот спросонья говорит: «Больше не пейте». А финал сей новеллы в духе времени: утром следующего дня Салтыков уже обсуждал с Егором Тимуровичем, как реформировать науку.

Много воды утекло с той поры, иных уж нет, а те далече. Но под обложкой книги Петра Авена и Альфреда Коха «Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук» они снова вместе: Геннадий Бурбулис и Анатолий Чубайс, Андрей Нечаев и Владимир Лопухин, Александр Шохин и Сергей Шахрай, Станислав Анисимов и Владимир Машиц, Павел Грачёв и Андрей Козырев. Ну и венец всего — четыре беседы бывшего главы Росимущества Коха с Егором Гайдаром. Никак нельзя забыть и о «взгляде со стороны» Джеймса Бейкера, госсекретаря США в 1989—1992 годах, с которым побеседовал Авен.

При всей неприязни к авторам и их собеседникам надо при-знать, что они, если не судить строго, следовали заявленному ими девизу: без апологетики, но и без чернухи. Портрет Гайдара не назовёшь парадным. Где уж там, когда сквозь шелест страниц до нас доносится голос Шохина, полушутя-полусерьёзно призывающего собравшуюся у него на даче компанию идти бить морду Егору. Да, в представлении его соратников «великий реформатор» умён, талантлив, трудолюбив, честен, бесстрашен, однако отвешивать ему поясные поклоны никто не собирается.

А о Ельцине и говорить нечего. Такую концентрацию свидетельств его интеллектуальной и нравственной деградации вряд ли ещё где встретишь. Пожалуй, лишь Чубайс не бросил камень в президентский огород. Остальные не удержались. Даже Грачёв, названный хозяином Кремля лучшим министром обороны всех времён, преподнёс читателю такой сюрприз, что хоть стой, хоть падай. В один из дней после августовских событий 1991 года Ельцин, Коржаков, Скоков, Грачёв, Баранников и ещё пара человек, фамилий которых генерал не помнит, отправились в лес. Нашли покрышку, видимо, от трактора «Беларусь», устроились выпить-закусить. Как вспоминает Грачёв, Борис Николаевич предложил: «Давайте брататься. Я вас в жизни никого не кину, и давайте клясться на крови». Не забыл подробности генерал: взяли нож, порезали друг другу руки, кровь лизали…

Что касается настоящего жертвоприношения, то оно состоялось позже, осенью 1993 года. В ночь с 3 на 4 октября в минобороны приехал Ельцин. Под выпивку всё и решили: надо брать «Белый дом». Хотя обещанного письменного распоряжения из Кремля к утру не поступило, Грачёв, щедрая душа, согласился выполнить устный ельцинский приказ.

Колонна бронетехники вступает в столицу. Министр подходит к танку, занявшему позицию на мосту около гостиницы «Украина», и показывает наводчику-оператору, по какому окну «Белого дома» надо сделать первый выстрел. Не будем пересказывать генерала. Обратим внимание лишь на его немногословный комментарий: «Смотрю, всё загорелось. Красиво». Правда, он так и не назвал точно, сколько защитников «Белого дома» было убито солдатами 119-го полка, штурмовавшими по приказу Грачёва последний оплот Верховного Совета РСФСР. На вопросы Авена отвечал односложно: никто их не считал, короче говоря, много. Генерал и без того наговорил о себе всякого: за что называли его дураком, с кем из американцев пил водку, почему предложили ему переехать на постоянное местожительство в США и т.д.

Другие собеседники Авена и Коха не решились на столь откровенный политический стриптиз. И всё-таки практически каждый герой «Революции Гайдара» приоткрыл личико. Мы увидели Александра Шохина, кусающего локти из-за того, что вовремя не ушёл в бизнес, узнали о мелких пакостях Андрея Козырева в пору его службы в МИД СССР. Даже господа писатели расстегнули верхние пуговицы и, рванув рубахи на груди, заставили читателей выслушать не без чувства неловкости «мясные» воспоминания. Оказывается, Авен, работавший в Австрии в Международном институте прикладного системного анализа, возил приезжавших к нему советских коллег и друзей не в оперу, а в мясные отделы австрийских магазинов. Странное это удовольствие — наблюдать за реакцией людей, впервые попавших в «потребительский рай». Кох не преминул добавить свой штришок. По его словам, он в тот период фотографировался в Хельсинки на фоне мясной лавки. Что ж, кому-то может показаться, что в 1990-х и в России появился «потребительский рай». Но десяткам миллионов бедняков путь туда заказан. Трудно сказать, хотели того авторы «Революции Гайдара» или нет, но получилось так, что взорванная ими информационная бомба высветила самые тёмные закоулки и коридоров власти, и человеческих душ.

Откуда будете, господа министры?

Осенью 1991 года на роль главного «реформатора» российской экономики претендовали Явлинский и Сабуров, Лобов и Скоков. Почему же выбор пал на Гайдара? Кто решил, что альтернативы ему нет? Сейчас Геннадий Бурбулис — полузабытый политик, молодое поколение его вообще не знает. А в 1991 году этот человек, занимавший странный пост госсекретаря, был самой влиятельной после Ельцина фигурой. Руководитель секретариата российского президента Виктор Илюшин рассказал Бурбулису о группе экономистов, которая может представлять интерес для правительства. Госсекретарь встретился с ними, поставил, что называется, задачи. «Когда появился документ, более-менее внятный, с 15-й дачи, где сидела группа Гайдара, — вспоминает Бурбулис, — мы его рассмотрели на Госсовете, и я поехал с этим документом в Сочи к Борису Николаевичу». Обсуждение программы перехода России к рынку состоялось на берегу. Чувствовалось, многое в ней президенту не нравится: «Не могу. Как же так? Что, только так и никак иначе?» В конце концов Бурбулис уломал Ельцина. В самый пик бархатного сезона 1991 года под шум черноморского прибоя два человека, которых никак не назовёшь великими государственными деятелями, и решили судьбу страны.

Что же представляли собой «реформаторы» с дачи в подмосковном Архангельском? Давайте послушаем Петра Авена: «Мы, команда Гайдара, были вполне готовы делать карьеру в СССР. Нормальную карьеру экономистов — учёных и советников. Во времена нашей юности Егор видел себя руководителем группы консультантов ЦК КПСС… Реформы в рамках возможного… По сути мы были где-то между советской партийной номенклатурой и «демократической общественностью» — демшизой, как, впрочем, и большая часть научной и творческой интеллигенции… Но на первом этапе в 1992-м именно демшиза нас поддерживала».

И тогда, и сейчас либеральная публика готова носить их на руках. Но миллионы людей проклинали и проклинают первых постсоветских «реформаторов» как раз за то, чем гайдаровская команда гордится: за либерализацию цен, приведшую к гиперинфляции, за отъём у граждан советских банковских вкладов, за отказ от государственной монополии внешней торговли, за приватизацию, за создание класса «эффективных собственников», фактически разоривших отечественную промышленность.

Удивительное дело, после интервью Гайдара сложилось впечатление, что приватизация — некое беспризорное дитя, брошенное на произвол судьбы родителями. По крайней мере, «великий реформатор» высказался на сей счёт вполне определённо: мол, я был категорическим противником ваучерной приватизации. Тогда кто её проводил? Действующие и отставные сотрудники ЦРУ, работавшие в Росимуществе? Впрочем, Чубайс не отрёкся от «отцовства» и, не пытаясь юлить, заявил: «Представление о справедливости у народа мы сломали ваучерной приватизацией». Не стал он скрывать и подноготную залоговых аукционов, в результате которых и появились на свет олигархи. «Я до сих пор считаю, что залоговые аукционы создали политическую базу для необратимого разгрома коммунистов на выборах в 1996 году. Это же были настоящие «командные высоты», крупнейшие предприятия страны с «красными директорами» во главе». Реплика собеседника: «Покупали поддержку…» Чубайс: «Ещё вопрос, покупали поддержку или сажали на крючок? Ведь выкупить заложенные акции можно было только после выборов. А в случае победы Зюганова ни о какой приватизации речи быть не могло. А значит все их денежки — тю-тю». Так что Абрамовичу, Березовскому, Потанину и другим будущим долларовым миллиардерам пришлось расстараться, чтобы снова протащить Ельцина в Кремль и усадить его там в президентское кресло.

«Реформаторы» первого ельцинского призыва не устают повторять: не надо ставить знак равенства между гайдаровским правительством и командой Гайдара, объединявшей министров экономического блока. Да и то не всех. Из этого узкого круга, естественно, исключались люди с советским номенклатурным прошлым — глава российского МПС Фадеев, руководитель российского минсвязи Булгак и министр торговли и материальных ресурсов РСФСР Анисимов. Хотя тот же Авен говорил: «…мы учились у них, с их помощью набирались отсутствующего опыта — аппаратного и жизненного».

Столь же решительно блюстители чистоты либеральных рядов отмежёвываются от «нынешнего антидемократического режима полковников КГБ». А как прикажете быть с фактами, обнародованными Кохом? Вот цитата: «…мне Егор честно признался, что начало путинского правления было самыми счастливыми годами его пребывания у власти. Он был одним из руководителей фракции Союза правых сил в Думе и членом Комитета по бюджету и налогам. Он разработал закон о плоской шкале подоходного налога, работал над бюджетными законами, законами о земле и т.д. И он говорил, что практически все его инициативы принимались на ура, быстро визировались».

Можно пуститься в долгие рассуждения о державности Гайдара, дескать, ради укрепления государства он был готов сотрудничать с кем угодно. Однако в данном случае скорее присутствовало другое — ясное осознание идейного родства власти ельцинской и власти путинской. В какой-то степени это подтверждается следующим высказыванием Авена: «Я думаю, что, если бы ему предложили место премьера, он бы всегда согласился, даже сегодня».

Егор Тимурович ушёл из жизни в 2009-м, но и спустя четыре года экономическая политика правительства РФ не выходит за рамки модели, разработанной Гайдаром. Есть разве лишь одна мелочь, которая отличает нынешних главных российских начальников от «великого реформатора»: им не нравится его любимый тост «За империю!» Впрочем, это не помешало ему в декабре 1991 года готовить в Беловежской Пуще предназначенные для Ельцина, Кравчука и Шушкевича документы, которые официально зафиксировали развал СССР.

Разгром СССР начался с двух сторон

На страницах книги «Революция Гайдара» сводятся старые счёты, продолжаются неоконченные споры. Но в одном люди из команды Гайдара сходятся: Союз был мёртв к декабрю 1991 года. Правда, для обострения беседы Кох напомнил давнюю историю, рассказанную Черномырдиным. Виктор Степанович как-то спросил Ельцина: «Борис Николаевич, а вот если бы вы на месте Горбачёва были в 1991 году, вы бы позволили Советскому Союзу распасться?» Ответ последовал немедленно: «Никогда».

Действительно, объективных предпосылок для распада СССР не существовало. Группа экспертов, возглавляемая американским экономистом Василием Леонтьевым, в семидесятые годы прошлого века подготовила прогноз развития мировой экономики до 2000 года. И там наша страна фигурировала в числе государств с благоприятными перспективами, с устойчивыми темпами экономического роста. Для целей развала понадобилась мощная армия пропагандистов, сформированная главным идеологом КПСС А. Яковлевым. С утра до ночи миллионам граждан СССР вдалбливали, что история Коммунистической партии и Советского государства — это хроника бесконечных кровавых преступлений. И люди крепко задумались: а зачем нам такая власть? Стоит ли после этого удивляться, почему разбушевавшаяся демшиза не встретила в августе 1991-го достойного народного отпора.

Руководители западных спецслужб, занимавшихся подрывной работой против Страны Советов с момента появления её на свет, с недоумением наблюдали за процессами, запущенными в Кремле. Судя по зарубежным публикациям, некоторые заграничные аналитики посчитали, что за всем этим скрывается многоходовая комбинация КГБ, преследующая коварную цель: ввести в заблуждение мировое общественное мнение, а затем нанести серию чувствительных ударов по расслабившейся и потерявшей бдительность западной цивилизации.

Но вожди перестройки быстро развеяли сомнения «агентов 007». Перешедшая под контроль команды Горбачёва КПСС добровольно отказалась от закреплённой за нею в Конституции СССР монополии на власть и занялась выращиванием антикоммунистической оппозиции. Более того, когда отечественная экономика после резкого падения мировых цен на нефть переживала не самые лучшие времена, ЦК и Совмин взяли курс на децентрализацию и демократизацию народнохозяйственного комплекса. Многие, наверное, ещё не забыли ту «прекрасную» картину: цехи замерли, все ушли выбирать директора. Наконец избирательная кампания завершилась, новый начальник уселся в директорское кресло. И тут же звонок от старого приятеля. Мол, поздравляю тебя, но и ты меня поздравь: товарищи «сверху» рекомендовали меня в правление коммерческого банка, акции скоро выпускаем, не зевай.

И всё-таки, несмотря на все удары стенобитной машины, управляемой горбачёвско-яковлевским экипажем, отечественная экономика сохранила потрясающую устойчивость. До лета 1990 года советская система снабжения и в целом плановая система ещё работали. Уровень выполнения заказов был 95—97%. Так утверждает в книге «Революция Гайдара» Станислав Анисимов, работавший в последние месяцы существования Советского Союза министром материальных ресурсов СССР. Сбои начались сразу после принятия декларации о независимости РСФСР. Правительство Российской Федерации всё чаще стало отказываться от обязательных платежей в союзный бюджет и товарных поставок в общесоюзные фонды.

3 августа 1991 года Анисимова пригласили на совещание к Горбачёву. Там, по словам экс-министра, выступали руководители республик, и все ставили один и тот же вопрос: «Или мы как единое государство действуем, и тогда нужно решить вопросы централизованного движения товаров, финансовых и других ресурсов. Или не надо нас держать, дайте самим решить все свои вопросы». Горбачёв отмалчивался. Первый вице-премьер Щербаков не выдержал и, обращаясь к нему, чуть ли не заорал: «Ну примите в конце концов решение! Ну так же нельзя — совещания собирать и никаких решений не принимать!» Горбачёв сказал главе кабмина Павлову, чтобы тот сам всё решал, и уехал в Форос.

В итоге получился абсолютный нуль

Когда было объявлено о создании в стране Государственного комитета по чрезвычайному положению, министр иностранных дел РСФСР Андрей Козырев отбыл за рубеж с особой миссией. В случае победы гэкачепистов ему предстояло объявить о создании российского правительства в изгнании. Уже после ареста членов ГКЧП Козырев встретился с госсекретарём США Бейкером и стал убеждать его в необходимости нового «плана Маршалла». На этот раз для России. И хотя «друг Джеймс» и обещал ельцинскому посланцу всяческую поддержку, но после роспуска СССР его волновали совершенно другие проблемы. Во-первых, нельзя было допустить, чтобы вместо одной ядерной державы — Советского Союза появились четыре: Россия, Украина, Казахстан, Белоруссия. Во-вторых, требовалось заставить Москву принять на себя обязательства по погашению всего внешнего долга СССР.

Спустя много лет уже Авен встречался с Бейкером и задал ему вопрос, который до сих пор мучает наших либералов: «Почему большинство западных лидеров не было готово к интеграции России в Запад?» Прежде чем спросить об этом, сподвижник Гайдара напомнил: «Так или иначе, мы были первым посткоммунистическим правительством России. Придя к власти, мы очень надеялись на западную помощь. И были удивлены и разочарованы тем, что получаем крайне мало. В 1992 году мы получили 1 миллиард долларов от МВФ. И ничего — от западных правительств. Когда в 1994 году кризис случился в Мексике, она в течение нескольких дней получила от Запада более 50 миллиардов долларов». Бейкер не стал лукавить: «Мы, конечно, хотели Россию поддержать. Мы верили Ельцину и Козыреву. А политически… было очень трудно обосновать экономическую помощь России, с которой мы боролись 40 лет». И добавил: «План Маршалла» в то время был абсолютно невозможен. Американское общество не могло его поддержать — ни тогда, ни позже». Гайдаровские сподвижники так и не захотели принять простую истину: Запад готов считаться только с сильной державой.

Секрет народной нелюбви к незваным «реформаторам», кажется, разгадал Владимир Машиц, получивший в правительстве Гайдара пост председателя Госкомитета по экономическому сотрудничеству со странами — членами СНГ: «Мы были, как в Гражданскую войну, буржуазные специалисты, военные спецы, как хочешь нас называй, да. Некая группа чужаков…» Чужаки — вот вроде бы и весь сказ. Ан нет. Разве можно забыть об их большой родне из списка двухсот богатейших бизнесменов РФ. Авен значится там под номером 25. Его менее удачливые коллеги тоже не остались без дела: как и Шохин, возглавляющий «профсоюз олигархов» — РСПП, они заняты обслуживанием корпорации миллиардеров, которая определяет политику государства.

Автор предисловия к книге Авена и Коха польский «реформатор» Лешек Бальцерович назвал Гайдара героем современной российской истории, да и истории всего мира. Однако в последние годы своей жизни тот упорно отказывался от навязываемого ему лаврового венка. Видимо, осознав, что страна отвергла не только либеральные реформы, но и претензии их автора на роль выразителя народных чаяний, Егор Тимурович нашёл в себе силы признать: «Как электоральный политик я равен абсолютному нулю». После такого откровения уродливый памятник Егору Гайдару, недавно установленный в Москве, воспринимается как насмешка судьбы.

«Абсолютный нуль» — вполне подходящий эталон для оценки и всех остальных постсоветских государственных деятелей, ломавших и продолжающих ломать Россию через колено.

Источник статьи

 

Метки:

Угроза закрытия нависла над Красноярской плодово-ягодной станцией


Александр КОЗЫРЕВ. (Соб. корр. «Правды»). г. Красноярск.

Угроза закрытия нависла над Красноярской плодово-ягодной станцией — одной из старейших в Сибири

Далеко не все красноярцы знают, какое богатство находится в черте краевого центра. Красноярская плодово-ягодная станция — поистине национальное достояние, в котором заложен труд не одного поколения.

ПОМОЧЬ прижиться на суровой сибирской земле плодовым культурам безуспешно пытались крестьяне-переселенцы из центральных губерний Российской империи, политические ссыльные, декабристы. Дело начало обретать успех, когда было поставлено на научную основу. Среди энтузиастов — врач Владимир Крутовский, высланный в 1884 году в Красноярск за политическую деятельность. Он первым предпринял попытку акклиматизировать европейские сорта яблонь. Шесть из них стали пригодными для условий Сибири.

Достойным продолжателем этой работы стал его брат Всеволод Крутовский, доктор биологических наук. Он профессионально занимался опытной биологией в Англии и Франции, изучал физиологию морозостойкости плодовых сортов. В 1904 году Вс. Крутовский вернулся в Красноярск и на собственной заимке приступил к опытам. В 1920 году свой сад учёный передал государству. Он стал основой зональной плодово-ягодной станции. Здесь энтузиаст вывел 21 сорт яблонь.

Более полувека красноярские исследователи выводили и испытывали здесь сорта яблонь, груш, слив, вишни, облепихи, смородины, малины, клубники и других садоводческих культур. Цель — получить высокие урожаи в условиях сурового сибирского климата. Каждую весну и осень станция активно рекомендовала саженцы красноярским дачникам. Все знали: за доступную цену она предлагает хорошие сорта. Тысячи садов близ краевого центра обязаны своим рождением творчеству селекционеров.

Сегодня садоводы края просто не мыслят работы на своих дачных участках без деятельности станции. В крае — 1786 некоммерческих садоводческих товариществ. Они объединяют 343416 садовых участков. Работой на «шести сотках» заняты около 716 тысяч жителей Красноярска, Дивногорска, Сосновоборска, Железногорска. Садоводы этой зоны производят более 98% свежих ягод, 37% — плодовых и косточковых культур, 67% — овощей и 51% — картофеля. Это неплохой вклад в решение продовольственной программы. Свои достижения энтузиасты «шести соток» демонстрировали на ежегодных осенних выставках.

Всё изменилось, когда пришли рыночные времена. Земля в окрестностях Красноярска стала лакомым кусочком для застройщиков и год от года дорожает. Говорить о каких-то моральных принципах не приходится. Что там станция?! Для возведения элитных коттеджей в Октябрьском районе делают просеки в берёзовой роще, которую полвека назад посадили местные жители. Роща стала не только лёгкими миллионного города, но и местом отдыха — с грибами и ягодами.

В 2008 году управление регионального Фонда жилищного строительства получило согласие городских и краевых властей и оттяпало у плодово-ягодной станции солидный массив.

Жертвой стали гибриды яблонь, груш и вишен, которые специалисты станции заложили четверть века назад. Их безжалостно вырубили для строительства нового микрорайона, нанеся станции ущерб в размере 36 миллионов рублей. И вот теперь, после резкого повышения в 2012 году величины налога на землю, станцию специально подводят под банкротство. Топоры Фонда жилищного строительства нависли над оставшимися гектарами. Общественность Красноярска бьёт тревогу: плодовку надо спасать! Если в дело не вмешаются депутаты Красноярского городского совета и Законодательного собрания края, десятки тысяч садоводов города останутся без добротных саженцев.

Специалисты обращают внимание и на другую беду: станция лишится гарантированного сортообновления культурами местной, красноярской селекции. Многие посадки серьёзно постарели и требуют замены. Сегодня садоводы привозят саженцы с Алтая и из южных районов края, но желаемый урожай дать они могут не всегда — требуются сортоиспытания. Опыт станции был полезен и тем, что здесь велось изучение новых сортов, которые вывели коллеги научно-исследовательских учреждений Сибири и Урала. К тому же красноярские саженцы всегда ждали в питомниках Новосибирской области.

— Ситуация с Красноярской плодово-ягодной станцией немного напоминает то, что «реформаторы» учинили с Академией наук, — говорит председатель краевого союза садоводов Валерий Гладчук. — Власти считают её дальнейшее существование нецелесообразным и пытаются стереть с лица земли. С ликвидацией опытной станции — основного источника посадочного материала для тысяч садоводов коллективных садов восточной, центральной, западной и северной зон Красноярского края — будет прекращено обновление плодовых, косточковых культур не только в коллективных садах, но и в личных дачных хозяйствах промышленных центров Красноярья.

Ещё в 2005 году станцию разделили на производственный и научный секторы. Руководителей назначили таких, что не могут найти общий язык, хотя одно дело делают. Осталось 280 гектаров, на которых планируется создать центр садоводства, огородничества, пчеловодства и декоративных культур. Академия сельскохозяйственных наук дала «добро» и обещала поддержку.

Ситуация осложнена тем, — продолжает Валерий Гладчук, — что у станции имеется задолженность около 4 млн. рублей, большая часть которой — неуплата земельного налога. Мы писали в различные инстанции. Членов нашего союза поразило спокойствие, которое демонстрирует краевое министерство сельского хозяйства и продовольственной политики. Станцию надо спасать.

Заинтересованно отнёсся к проблеме комитет по аграрной политике Законодательного собрания, который готовит предложения краевому правительству.

Вот что говорит председатель комитета, депутат фракции КПРФ в Законодательном собрании Валерий Сергиенко:

— Плодово-ягодная станция Красноярска заслуживает особого внимания. Это федеральная организация, но, судя по последним событиям, федеральные чиновники равнодушны к её судьбе. А вот для края она делает нужное дело, выращивая пригодные для наших условий саженцы растений. Почему именно сейчас этот вопрос был рассмотрен в Законодательном собрании? Дело в том, что сама станция — банкрот, а земля банкротом не бывает. Депутаты призывают правительство края вмешаться в создавшуюся ситуацию. На оставшихся гектарах должен выращиваться посевной и посадочный материал, вестись научно-исследовательская работа. Нельзя допустить, чтобы территория станции стала ещё одной зоной элитной застройки.

…Идея привлекательна. Центр садоводства сконцентрирует научную мысль и практические опыты сортоводов и селекционеров-плодоводов. Кандидат сельскохозяйственных наук, помощник председателя Красноярского союза садоводов Тамара Буглова уверена, что в ближайшем будущем центр может стать музеем растительного царства Сибири.

Источник статьи

 

Метки:

Коек и так не хватает


В НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ при участии КПРФ прошли митинги против закрытия отделений в Борской и Городецкой больницах. Если это случится, то резко ухудшится качество медицинского обслуживания и произойдёт массовое сокращение медработников.

Первыми тревогу забили жители Бора: с 1 января 2014 года в местной городской больнице планируется закрыть хирургическое, инфекционное, частично неврологическое, терапевтическое отделения и реанимацию. После этого, по словам медперсонала, больница, обслуживающая половину города и района, фактически перестанет существовать. А там сегодня и без того коек на всех больных не хватает. Десяткам врачей и медсестёр уже предложено уволиться.

Жители Городца тоже оказались в патовой ситуации: городскую больницу № 2 в рамках областной программы сокращения койко-мест здесь переводят в статус дневного стационара. Люди опасаются, что это повлечёт за собой дальнейшее перепрофилирование медучреждения в платный хоспис или закрытие.

Источник статьи

 

Метки:

Забыл президент о нянечке


Сергей АКАЁМОВ.

Пикет работников дошкольных образовательных учреждений состоялся 27 ноября в сквере имени Кирова в Иркутске. На акцию протеста, организованную областным профсоюзом работников народного образования, прибыли представители сферы дошкольного образования Иркутского, Ангарского, Усольского, Заларинского и других районов Иркутской области.

ОСНОВНЫЕ требования собравшихся — предусмотреть в областном бюджете на следующий год средства на повышение заработной платы учебно-вспомогательному и обслуживающему персоналу образовательных учреждений. Дело в том, что эти категории работников не попали под действие так называемых майских указов президента об увеличении зарплаты. А ведь жалованье у них буквально нищенское. Как рассказали участники пикета, сегодня помощники воспитателя, работая на 1,25 ставки, получают по 7—9 тысяч рублей в месяц. А старшие воспи-татели, имеющие 30-летний педагогический стаж, — 15—17 тысяч рублей.

Обеспокоенность вызывает и вопрос доплаты учителям за классное руководство, отмечают организаторы акции. Пока от областного правительства не поступило внятного ответа на вопрос о том, заложены ли соответствующие расходы в областной бюджет на 2014 год.

Ещё одна проблема, которая тревожит собравшихся, — начавшееся с 1 сентября сокращение работников дошкольных образовательных учреждений. Причём избавляются от них, по мнению профсоюза, с нарушением закона.

Источник статьи

 

Метки:

Детский сад — не по карману


Митинг против повышения оплаты за детсад прошёл в минувшее воскресенье в центре Казани. В акции приняли участие папы, мамы, дедушки и бабушки, многие пришли с маленькими детьми. Участников поддержали депутаты-коммунисты.

В РУКАХ митинговавшие держали плакаты, в которых говорилось о недопустимости увеличения в 1,5—2 раза оплаты за содержание детей в детсадах. Повышение ожидается с 1 января 2014 года в связи с изменениями в ФЗ «Об образовании в РФ».

— Уже месяц подобные акции протеста проходят и в Казани, и в других городах республики: Набережных Челнах, Нижнекамске, Бугульме, Альметьевске, — рассказала на митинге одна из выступавших — Лилия Желтухина, мама двоих детей. — И везде собирают подписи под обращением к руководству страны, Татарстана, муниципалитетов с требованием не допустить роста оплаты за содержание детей в детсадах, а заработную плату воспитателям повышать не за счёт родителей, а за счёт государства.

Как сообщила Л. Желтухина, только в Казани собрано более 7 тысяч таких подписей. Часть из них, а также резолюция предыдущего митинга, который прошёл в столице республики 3 ноября, направлены в исполком Казани, в прокуратуру, депутатам Госдумы РФ и Госсовета Татарстана. Но, увы, никаких результатов нет.

Депутат-коммунист Артём Прокофьев сообщил на митинге, что фракция КПРФ республиканского парламента вносила ряд предложений, в частности, увеличить финансирование детсадов из дополнительных доходов бюджета, но её поддержали лишь 13 из 100 татарстанских депутатов.

— Нам сначала говорили, что цена вопроса — 2 миллиарда рублей, потом — 860 миллионов. Для небедного Татарстана, с учётом остроты проблемы, это — не запредельные деньги, — уверен А. Прокофьев. — Власти должны понимать, что если вопрос не будет решён, то обойдётся дороже.

Участники митинга приняли резолюцию, в которой выразили недоверие местным властям.

Источник статьи

 

Метки:

«Слишком активного» следователя отстранили от дела о пытках в чеченской полиции


Следователя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Чеченской Республике (ЧР) Рашида Рамзаева отстранили от расследования дела о пытках в полиции, сообщил 28 ноября Каспарову.Ru Комитет против пыток.

В Сводную мобильную группу правозащитных организаций, работающую в ЧР, обратился житель Шали Умалт Болтиев и рассказал, что 11 августа 2013 года был задержан полицейскими, восемь дней удерживался в ОМВД, где подвергался избиению и пыткам. В кабинете командира батальона ППС шалинского ОМВД Руслана Дегаева, от Умалта требовали подписать «на камеру» протокол об обнаружении в его автомобиле неких таблеток.

После отказа, Дегаев с другими полицейскими присоединили к пальцам задержанного провода и пытали током, били резиновой дубинкой, и понуждали признаться уже в изъятии анаши.

Не добившись нужных показаний, избитого молодого человека отправили в изолятор временного содержания, где ему трое суток давали только кипяток. Затем от Улмата требовали подписать уже новый протокол о том, что он якобы был задержан 13 августа с марихуаной.

Отказавшегося оговорить себя Умалта вновь избили и, опасаясь угрозы сексуального насилия, он подписал требуемые документы.

Как рассказал правозащитникам Болтиев, ему стало плохо, он попал в больницу, а родственники подали заявление в СКР. Узнав об этом, полицейские, несмотря на запреты врачей, увезли Умалта в ИВС. Только после того, как он подтвердил в Управлении собственной безопасности и межрайонном следственном отделе версию полиции о том, что был задержан 13 августа с марихуаной, его 19 августа отпустили домой. На следующий день Умалт дал показания следователю по особо важным делам Рашиду Рамзаеву, который возбудил в отношении Дегаева и еще одного полицейского уголовное дело, Болтиев был признан потерпевшим.

Правозащитники назвали неслыханным для ЧР случаем возбуждение уголовного дела о пытках в полиции.

Начались следственные действия, потерпевший был взят под госзащиту, однако потом стало происходить странное. После появления в Интернете записи телефонного разговора, на которой человек, похожий на начальника ОМВД по Шалинскому району Руслана Ирезиева в хамской манере разговаривает со следователем по имени Рашид, Рамзаев был отстранен от производства по уголовному делу. Сменилось уже несколько следователей, и Умалт опасается, что его дело спустят на тормозах.

Правозащитники допущены в качестве представителей потерпевшего, и они намерены добиваться непредвзятого эффективного расследования, восстановления прав потерпевшего и назначения справедливого наказания виновным.

Софья Микитик

Источник статьи

 

Метки:

Моя встреча с Фридрихом Энгельсом


Олег Комолов

В 193-ю годовщину со дня рождения классика марксизма Ф. Энгельса публикуем отрывок из воспоминаний Карла Штейнгардта, одного из организаторов Коммунистической партии Австрии.

В сентябре 1893 г, венский пролетариат испытывал чувство радостного возбуждения: он имел счастье видеть и слышать Фридриха Энгельса!

Возвращаясь из Цюриха с III Международного социалистического конгресса, Энгельс вместе с Августом Бебелем остановился на несколько дней в Вене. Венские рабочие устроили своему любимому вождю триумфальную встречу. Социал-демократическая организация Вены 14 сентября 1893 г. созвала в его честь собрание в Зофиензале. Но и этот самый большой тогда в Вене зал не смог вместить всех пришедших на встречу с Энгельсом. Масса людей заполнила зал, и все-таки несколько тысяч человек так и остались на улице, жадно ловя каждое слово, доносившееся из раскрытых настежь окон.

Мне посчастливилось присутствовать на этой незабываемой встрече с Энгельсом. Я уже с 1891 г. активно участвовал в рабочем социалистическом движении. Поскольку молодежь не принимали в члены социал-демократической партии, мы вступали в рабочие просветительные союзы. В этих союзах в значительной мере концентрировалась вся партийная и профсоюзная жизнь. Я входил в рабочий просветительный союз Зим Меринга — района, в котором жил,— и в качестве заместителя председателя этого союза занимался организацией молодежи.

Чтобы обеспечить порядок на собрании, в районах были созданы специальные группы «орднеров». Меня включили в группу нашего района, и я с гордостью надел на рукав красную повязку. Товарищи по союзу поручили мне лично передать Энгельсу горячий привет от молодежи Зиммеринга. Благодаря красной повязке мне удалось пробраться через переполненный до отказа зал почти к самой сцене…

Энгельса я знал только по портретам в печати. И вот теперь я впервые увидел его перед собой! Сама внешность Энгельса, весь его облик сразу же привлекали к себе внимание. Роста он был выше среднего, плечистый, сильный, с густыми волосами, большими усами и окладистой, как тогда было принято, бородой; глаза умные, улыбающиеся, с искорками юмора; одет безупречно, но без всякой изысканности.

Энгельс был встречен бурной овацией, сразу завоевав сердца всех присутствовавших. Прежде всего он с исключительной скромностью и сердечностью поблагодарил за оказанный ему, как он выразился, незаслуженный прием, заявив, что ему суждено пожинать славу своего покойного друга Маркса — именно в таком смысле принимает он овации, которыми его встретили. Энгельс с гордостью и удовлетворением сказал, что нет теперь такой страны, нет такого крупного государства, где бы социал-демократия не была силой, с которой все должны считаться, и это лучшая награда за все то, что он, Энгельс, сделал для социалистического движения за 50 лет, в течение которых принимал в нем участие. У нас, отметил Энгельс, есть товарищи в тюрьмах Сибири, на золотых приисках Калифорнии, везде, вплоть до Австралии.

Энгельс передал пролетариату Вены привет от Интернационала. Решительность и боевой дух венских рабочих, сказал он, вызывают восхищение у всего социалистического мира. Подчеркнув, что всеобщее избирательное право является одним из самых важных орудий пролетариата, Энгельс высоко оценил демонстрацию венского пролетариата с требованием всеобщего избирательного права, которая состоялась 9 июня 1893 г. и со всей очевидностью показала силу австрийского рабочего класса и его готовность к борьбе. В этот день, сказал Энгельс, пролетариат овладел Веной и великолепным зданием ратуши. Энгельс рассказал, как он осматривал Вену, ходил по ее улицам, восхищался ее чудесными зданиями, которые, как он заметил под дружный смех всех присутствовавших, буржуазия была так любезна построить для пролетариата будущего.

Вся речь Энгельса была проникнута глубочайшей уверенностью в силах пролетариата, в том, что будущее принадлежит социализму.

Когда Энгельс кончил, гром аплодисментов потряс зал. Под несмолкающие овации, приветствия, возгласы, одобрения и крики «ура Энгельсу!» собрание было закрыто.

Я долго не решался подойти к Энгельсу, чтобы выполнить поручение моих товарищей. В тот момент мне почему-то казалось это даже сентиментальным. Но все-таки я решился. Дрожа от волнения, я пожал Энгельсу руку и сказал, что передаю ему привет от рабочей молодежи моего округа Зиммеринга и ее обещание не щадить своих сил для достижения великих целей социализма.

В глазах Энгельса светилась радость. Он крепко пожал мою руку и сказал: «Передайте зиммерингской рабочей молодежи мою искреннюю благодарность за привет и за ее обещание, которое меня очень радует. Но мой привет и моя благодарность адресованы не только зиммерингцам, не только венской рабочей молодежи, а и всей пролетарской молодежи Австрии».

С того памятного дня прошло почти семь десятилетий, но образ живого Энгельса все еще ярко стоит у меня перед глазами, а рука, кажется, все еще ощущает тепло его дружеского рукопожатия. И еще одно крепкое рукопожатие навсегда осталось в моей памяти — последнее рукопожатие Ленина в 1921 г. Встречи с великими вождями международного пролетариата определили направление и содержание всей моей политической деятельности, придали мне сил в борьбе за дело рабочего класса.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Игорь Олиневич в тюрьме уже три года


Сегодня исполняется 3 года с тех пор, как был арестован Игорь Олиневич.

За это время изменилось многое: правозащитные организации признали анархистов политическими заключёнными (удивительно, но у них даже нашлись покровители среди европейских парламентариев); президент помиловал и освободил уже более 30 политических заключённых под давлением Евросоюза.

27 сентября 2012 года, после подписания прошения о помиловании был освобожден Павел Сыромолотов, один из участников нападения на отеделение КГБ в Бобруйске.

3 сентября этого года на свободу вышел Александр Францкевич, отсидев весь отведенный срок. Еще около трех месяцев он будет находиться под превентивным надзором, а это значит – под постоянной угрозой вернуться обратно в тюрьму.

Чуть больше года осталось отбывать наказание Николаю Дедку.

Наши товарищи освобождаются, мы продолжаем ждать остальных, но мы должны постоянно помнить о том, что эти годы не прошли для них даром – там они оставили свою молодость, здоровье, нервы. Недостаточно просто радоваться тому, что вы, наконец, видите своего товарища на свободе – нужно помнить об этом и действовать так, чтобы этого больше никогда не повторилось, ни с вами, ни с вашими близкими. Что значит действовать – каждый определит для себя сам. Но это точно не значит отложить свои убеждения в дальний угол сердца и жить “нормальной” жизнью, или просто ходить на концерты. Посмотрите: именно убеждения помогают заключенным анархистам жить дальше и не опускать голову в неволе. Они могли бы отречься от всего ради того, чтобы поскорее оказаться дома, но они этого не делают. Мы остались дома, но почему-то находим тысячи причин для оправдания собственного бездействия.

Именно поэтому не стоит думать, что борьба наших товарищей закончилась на свободе – борьба с системой изнутри требует нечеловеческих усилий и полной мобилизации сил. Им как воздух необходима наша поддержка, как моральная, так и реальная. Наше сопротивление ещё раз докажет, что борьба тех, кто сейчас за решёткой, была ненапрасной.

АЧК-Беларусь

Источник статьи

 

Метки: