RSS

Архив за день: 2014/05/05

Шахтеры в Луганской области присоединились к сторонникам федерализации


Политрук Штаба народной самообороны города Красный Луч Владимир Сердюков сообщил журналистам российских СМИ, что горняки семи шахт Красного Луча в Луганской области присоединились к сторонникам федерализации, сдерживающим нападение подконтрольных Киеву войск. Он рассказал, что шахтеры всех шахт Красного Луча вместо работы в забое прибыли на блокпосты, и что якобы эту инициативу намерены поддержать все шахтеры Донбасса.

Сколько конкретно шахтеров присоединилось к федералистам в Красном Луче, политрук не уточнил. Но заявил, что: «Это не значит, что шахты не работают. Процесс не останавливается, всё под контролем». Откуда становится ясно, что раз шахты работают, значит, есть кому на них работать, т.е. основная масса шахтеров все-таки на работе, в забое, а не на блокпостах.

Понятно, что кто-то из рабочих захотел присоединиться к федералистам, только это явно не большая часть всех шахтеров Красного Луча. Заявление же политрука о том, что федералистов собираются поддержать все донбасские шахтеры, есть не более чем пожелание, крайне далекое от действительности. Сердюков просто высказал сокровенное желание сторонников федерализации – чтобы к ним присоединился рабочий класс, ибо буржуазии страсть как хочется решить свои проблемы чужими руками, в данном случае руками рабочего класса.

Рабочий класс — союзник более чем серьезный. С кем он пойдет – тот и одержит победу. Ибо рабочий класс это не только массовость, дисциплинированность и сплоченность в борьбе, у него ключи от экономики страны, он ее главный субъект и создатель. А без экономики куда? Это основа всего общественного существования.

Вот и стремятся буржуазные группировки во что бы то ни стало втянуть рабочих в политику, ведь сама буржуазия малочисленна и лично в открытом противостоянии участвовать практически не способна. Она всегда загребала жар чужими руками.

Кстати, название должности у гражданина Сердюкова очень примечательное – «политрук», для тех, кто не помнит или не знал, расшифровываем – это сокращение от «политический руководитель». Такая должность существовала с 1919 года сначала в Красной, а потом в Советской Армии. Политруками назывались специальные представители коммунистической партии, осуществляющие политическое наблюдение за военным командованием и личным составом войск и ведущие в среде военнослужащих политико-просветительскую и воспитательную работу. По-другому эта должность называлась «политработник», а ранее — «комиссар». Очень любопытно, что в Донецкой народной республике вдруг вспомнили о таких функциях, как политический контроль.

Интересно, от какой политической партии он осуществляется?

В. Кожевников

Источник статьи

Реклама
 

Метки:

Сеть Рабочей Солидарности открывает серию учебных семинаров


7 мая в клубе Project V пройдёт первый учебный семинар Сети Рабочей Солидарности. На нём будут рассмотрены важнейшие на данный момент вопросы начавшейся медицинской кампании, связанные с наиболее эффективными способами несения информации в массы и привлечения к действию пока ещё спящих элементов общества.

Эдуард Каляманов, соучредитель ММПО «Сеть Рабочей Солидарности», соучредитель МПРЗ «Действие», раскроет тему: « Методика взаимодействия с медицинскими работниками в ходе агитационной пропаганды. Серия типичных вопросов и типичных ответов».

Иван Щёголев, член редакции журнала Rabkor.ru, сотрудник ИГСО и активист Левого Фронта расскажет о написании, размещении и рассылке пресс- и пост- релизов, новостных сообщений об акциях, как важном элементе работы социального активиста.

После заявленных выступлений семинар перейдёт в форму свободного обсуждения.

Сети Рабочей Солидарности — межотраслевая профсоюзная организация, по методу своих действий скорее напоминающая социальное движение. СРС была основана в 2014 году группой профсоюзных, левых и социальных активистов. Основное поле деятельности: проведение протестных кампаний по самым главным социальным проблемам России и поддержка низовой борьбы граждан за социальные и трудовые права. К Сети может присоединиться любой работник. В своей работе СРС опирается на принципы взаимопомощи, солидарности и сетевой самоорганизации.

Источник статьи

 

Метки:

В Германии вышла книга с откровениями солдат вермахта


Книга «Солдаты» («Soldaten») — документальное исследование, посвященное военнослужащим вермахта. Уникальной особенностью книги является то, что она построена на откровениях немецких солдат, которыми они делились друг с другом в лагерях для военнопленных, не подозревая, что союзники их прослушивают и фиксируют разговоры на пленку.

Словом, в книгу вошла вся подноготная, все то, о чем гитлеровцы избегали писать в письмах с фронта и упоминать в мемуарах.

Как отмечает журнал Spiegel, «Солдаты» окончательно похоронили миф о незапятнанном вермахте («Мы исполняли приказ. Жгли СС — мы воевали».) Отсюда и подзаголовок: «О том, как сражались, убивали и умирали» («Protokollen vom Kaempfen, Toeten und Sterben»). Оказалось, что бессмысленные убийства, пытки, изнасилования, издевательства не были прерогативой айнзацгрупп, а являлись обыденностью для немецкой армии. Военнопленные вермахта вспоминали о совершенных преступлениях как о чем-то само собой разумеющемся, более того, многие бравировали военными «подвигами», а уж раскаянием и угрызениями совести никто особенно и не мучился.

Как часто бывает, книга появилась благодаря сенсационной находке: немецкий историк Зенке Найтцель (Soenke Neitzel), работая в британских и американских архивах над исследованием, посвященном Битве за Атлантику, наткнулся в 2001 году на стенограмму прослушки, в которой пленный немецкий офицер-подводник с непривычной откровенностью рассказывал о своих военных буднях. В ходе дальнейших изысканий было обнаружено в общей сложности 150 тысяч страниц подобных стенограмм, которые Найтцель обработал вместе с социопсихологом Харальдом Вельцером (Harald Welzer).

За время войны в британский и американский плен попали около миллиона военнослужащих вермахта и войск СС. Из них 13 тысяч были помещены под особое наблюдение в специально оборудованных местах: сначала в лагере Трент Парк (Trent Park) севернее Лондона и в Латимер Хаус (Latimer House) в Бакингемшире, а с лета 1942 года также на территории США в форте Хант, штат Вирджиния. Камеры были напичканы жучками, кроме того, среди военнопленных были шпионы, которые при необходимости направляли разговор в нужное русло. Союзники, таким образом, пытались выведать военные секреты.

Если англичане прослушивали офицеров и высший командный состав, то в США пристальное внимание обращали на рядовых. Половину военнопленных форта Хант составляли нижние чины, даже унтер-офицеров было не больше трети, а офицеров — одна шестая часть. Англичане сформировали 17500 досье, причем почти каждое из них насчитывает более 20 листов. Еще несколько тысяч досье было заведено американцами. Стенограммы содержат откровенные свидетельства представителей всех родов войск. Большинство военнопленных были захвачены в Северной Африке и на Западном фронте, однако многие из них успели побывать и на востоке, на территории СССР, где война была существенно иной.

Если во время войны союзников интересовали военные секреты, то современного исследователя и читателя, скорее, заинтересует возможность увидеть войну изнутри, глазами обыкновенного немецкого солдата. На один из главных вопросов: как быстро нормальный человек превращается в машину для убийства, — исследование Найтцеля и Вельцера, дает, как отмечает Spiegel, неутешительный ответ: чрезвычайно быстро. Возможность осуществить неприкрытое насилие является будоражащим экспериментом, и человек подвержен этому искушению гораздо сильнее, чем может показаться. Для многих немецких солдат «период адаптации» длился всего несколько дней.

В книге приводится стенограмма беседы между пилотом люфтваффе и разведчиком. Летчик отмечает, что на второй день польской кампании ему нужно было нанести удар по вокзалу. Он промахнулся: 8 из 16 бомб легли в жилом квартале. «Я не был этому рад. Но на третий день мне уже было все равно, а на четвертый я даже испытывал удовольствие. У нас было развлечение: перед завтраком вылетать на охоту на одиноких солдат противника и снимать их парой выстрелов», — вспоминал пилот. Впрочем, по его словам, охотились и на гражданских: цепочкой заходили на колонну беженцев, стреляя из всех видов оружия: «Лошади разлетались на куски. Мне было их жаль. Людей нет. А лошадей было жаль до последнего дня».

Как отмечают исследователи, беседы, которые вели между собой военнопленные, не были разговорами по душам. Никто не говорил об экзистенциальном: жизни, смерти, страхе. Это было некое подобие светской болтовни, с подшучиванием и похвальбой. Слово «убить» фактически не употреблялось, говорили «прибить», «снять», «подстрелить». Поскольку большинство мужчин интересуется техникой, разговоры часто сводились к обсуждению вооружений, самолетов, танков, стрелкового оружия, калибров, а также к тому, как все это работает в бою, какие имеются недостатки, какие преимущества. Жертвы воспринимались опосредованно, просто как цель: корабль, поезд, велосипедист, женщина с ребенком.

Соответственно, и сопереживания жертвам не было. Более того, многие из немецких солдат, чьи разговоры прослушивали союзники, не делали различия между военными и гражданским целями. В принципе, это и неудивительно. На первом этапе войны такое разделение еще соблюдалось хотя бы на бумаге, а с нападением на Советский Союз исчезло даже из документов. При этом, по мнению Найтцеля и Вельцера, говорить о том, что вермахт полностью отказался от моральных критериев, было бы неверным. Война не отменяет моральных норм, но меняет сферу их применения. Пока солдат действует в рамках, признанных необходимыми, он считает свои действия легитимными, даже если они предполагают крайнюю жестокость.

Согласно этому принципу «отложенной морали», среди военнослужащих вермахта считалось, например, недопустимым стрелять в спускающихся на парашюте сбитых летчиков, а вот с экипажем подбитого танка разговор был короткий. Партизан расстреливали на месте, так как в войсках было распространено убеждение, что тот, кто стреляет их товарищам в спину, лучшего не заслуживает. Убийство женщин и детей все же считалось в вермахте жестокостью, что, однако, не мешало солдатам совершать эти зверства. Из разговора радиста Эберхарда Керле и пехотинца войск СС Франца Кнайпа:

Керле: «На Кавказе, когда партизаны убивали одного из наших, лейтенанту даже приказывать не приходилось: выхватываем пистолеты, и женщины, дети: всех, кого увидели — к черту».

Кнайп: «У нас партизаны напали на конвой с ранеными и всех перебили. Через полчаса их схватили. Это было под Новгородом. Бросили в большую яму, по краям со всех сторон встали наши и кончили их из автоматов и пистолетов».

Керле:. «Зря расстреляли, они должны были сдохнуть медленно».

Определение границ применения моральных принципов, как отмечают авторы книги «Солдаты», зависит не столько от индивидуальных убеждений, сколько от дисциплины, иными словами от того, рассматривает ли военное руководство те или иные действия как преступления или нет. В случае с агрессией против СССР командование вермахта определенно решило, что акты насилия в отношении советского гражданского населения не будут преследоваться и наказываться, что, разумеется, привело, к росту ожесточения с обеих сторон на Восточном фронте. Отмечается, что по сравнению с вермахтом и РККА западные союзники действовали более гуманно, хотя в ходе первой фазы операции в Нормандии пленных не брали и они.

Львиную долю в беседах военнопленных вермахта составляли «разговоры о бабах». В этой связи Зенке Найтцель и Харальд Вельцер отмечают, что война стала для подавляющего большинства немецких солдат первой возможностью выехать за границу и увидеть мир. К моменту прихода Гитлера к власти иностранные паспорта имелись лишь у 4 процентов населения Германии. Война для многих стала своего рода экзотическим путешествием, где оторванность от дома, жены и детей тесно сопрягалась с ощущением полной сексуальной свободы. Многие из военнопленных со вздохом сожаления вспоминали о своих похождениях.

Мюллер: «Какие чудесные кинотеатры и прибрежные кафе-рестораны в Таганроге! На машине я много где побывал. И кругом только женщины, которых согнали на принудительные работы».

Фауст: «Ах ты ж, черт!»

Мюллер: «Они мостили улицы. Сногсшибательные девочки. Проезжая мимо на грузовике мы хватали их, затаскивали в кузов, обрабатывали и выкидывали. Парень, ты бы слышал, как они ругались!»

Впрочем, как явствует из стенограмм, рассказы о массовых изнасилованиях вызывали осуждение, хотя и не слишком резкое. Существовали определенные границы, за которые пленные солдаты вермахта даже в доверительных беседах с товарищами старались не переступать. Рассказы о сексуальных пытках и издевательствах, жертвами которых были пойманные на оккупированных советских территориях шпионки, передавались от третьего лица: «В предыдущем офицерском лагере, где я сидел, был один тупой франкфуртец, молодой наглец-лейтенант. Так он говорил, что они…» И дальше следовало заставляющее содрогнуться описание. «И представьте себе, за столом сидели восемь немецких офицеров, и некоторые улыбались этой истории», — заключал рассказчик.

Осведомленность солдат вермахта о Холокосте, была, по всей видимости, большей, чем принято считать. В целом, разговоры об уничтожении евреев занимают не так много места от общего объема стенограмм — около 300 страниц. Одно из объяснений этому может состоять в том, что не многие военнослужащие знали об усилиях по целенаправленному решению «еврейского вопроса». Однако, как отмечает Spiegel, другое, более правдоподобное объяснение состоит в том, что уничтожение евреев было вполне обыденной практикой и не рассматривалось как что-то специально достойное обсуждения. Если речь заходила о Холокосте, то в основном о технических аспектах, связанных с уничтожением множества людей.

При этом никто из участников разговора не был изумлен услышанным и никто не ставил правдивость подобных рассказов под сомнение. «Уничтожение евреев, как можно заключить со всей убедительностью, было составной частью мировоззренческих представлений солдат вермахта, причем в гораздо большей степени, чем было принято считать ранее», — заключают исследователи. Разумеется, в вермахте были люди, которые противились происходящему. С другой стороны, как отмечают авторы «Солдат», нельзя забывать, что армия была слепком тогдашнего немецкого общества, которое молчаливо приняло и установление нацистской диктатуры, и расовые законы, и репрессии, и концлагеря. Ожидать, что вермахт мог быть лучше остальной Германии, было бы нелогично.

Книга: Сборник материалов Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников

Показания немцев, служащих Ламсдорфского лагеря, об истреблении военнопленных

Специальная Комиссия, созданная Чрезвычайной Государственной Комиссией, опросила 60 немцев, бывших служащих лагеря Ламсдорф №344. Все они крайне сдержанно и осторожно, но достаточно ясно в своих показаниях изложили Комиссии неопровержимые факты жесточайшего режима, созданного военным командованием в лагере Ламсдорф и приводившего к поголовному истреблению советских военнопленных.

Служащая лагеря Фрай Цецилия сообщила:

«Транспорты советских военнопленных прибывали часто, 1—2 транспорта в день; и когда несколько дней не было транспортов, то затем их приходило 4—5. В каждом транспорте прибывало но 1—2 тыс. человек, а бывало что и больше. Мне помнится, что в феврале месяце 1943 года прибыло сразу 6 транспортов в один день… Военнопленные были одеты по-разному. Большинство из них не имели шинелей, несмотря на сильный мороз, доходивший до 20—25°. Многие были без головных уборов, в деревянных колодках, в рваной одежде.

… Из разговоров с военнопленными, несмотря на запрещение охраны, я знаю, что в вагонах, в пути движения, военнопленных не кормили. После выгрузки военнопленные долго стояли на ветру и холоде в ожидании отправки в лагерь. Иногда стояли в ожидании по 5—6 часов, а когда прибывал большой транспорт, то и больше. Здесь, на станции, военнопленных не кормили…

… Смертность в лагере для русских военнопленных была большая. Когда прибывали эшелоны с русскими военнопленными, то многие из них, из военнопленных, болели дизентерией… В зимний период 1941 года в лагере для русских военнопленных свирепствовала эпидемия тифа. Военнопленных, больных и здоровых, содержали вместе, так как были построены еще не все бараки, и военнопленные жили в ямах на территории лагеря. Особенно эпидемия свирепствовала в ноябре—декабре 1941 года и в январе 1942 года и затем в июне, июле и августе 1942 года… Во время свирепствования эпидемии тифа рассказывали, что смертность доходила до 100 человек ежедневно.

… В лагерях были разные болезни: тиф пятнистый, лихорадка и кровавый понос, который особенно мучил людей. Когда прибывал транспорт военнопленных, которых гнали в лагеря, то железная дорога и дорога до лагерей была вся в пятнах крови. Умирало очень много русских…»

Служащий лагеря Шприндер Кароль, рождения 1899 года, проживает Лиготка №3, р-н Немодлин, сообщил Комиссии:

«… Пленные русские в зимнюю пору ходили босые и в порванной одежде, так что видно было тело. Часто бывало, что пленные, которые могли ходить, снимали с мертвых товарищей одежду и сами в ней ходили. За этот проступок их тоже вешали. Видел я, как русские пленные с голоду шли и сами не знали, куда идут и как. Караульные стреляли в тех, кто… подходил близко к колючей проволоке.… Однажды я наблюдал, как будут убирать мертвых, лежащих около проволоки, которых я насчитал 80 человек. Видел я раз, как один пленный поднял окурок и за это его расстреляли.

Вообще русским военнопленным было так плохо, что рассказать обо всем этом я не смогу…»

«Копия:

В Советское информбюро продолжают поступать от советских граждан, вырвавшихся из захваченных немцами советских городов, многочисленные письма и заявления о чудовищных злодеяниях немецких фашистов. Ниже приводятся показания очевидцев страшных зверств гитлеровцев наз мирным населением в советских городах Бресте и Минске.

Жительница Бреста, член жилищной комиссии Брестского городского совета Г.Я.Пестружицкая ишет: «Фашисты в первый же день арестовали всех сотрудников советских учреждений, активистов общественных организаций, стахановцев железнодорожных мастерских и депо, предприятий и промысловых артелей. Арестованных вместе с семьями загнали на стадион «Спартак». Когда меня привели на стадион там уже было больше тысячи человек. Два дня продержали нас под открытым небом без пищи и воды. Голодные дети плакали. На глазах у всех арестованных немецкий солдат ударил ногой плакавшую девочку лет трех-четырех. Мать бросилась было защитить ребенка, но фашист размахнулся и ударил ее прикладом в живот. Несколько мужчин запротестовали против издевательств солдат над детьми и женщинами. Солдаты избили их до полусмерти. Каждую ночь на стадион врывались пьяные фашисты и насильно уводили молодых женщин. За две ночи немецкие солдаты увезли больше 70 женщин, которые потом бесследно исчезли. Мужья и братья этих несчастных женщин пытались защитить их. Фашисты пустили в ход пистолеты. Тут же на стадионе мужчины застрелили 20 мужчин. На третий день на стадион приехало несколько офицеров. Один из офицеров стал вызывать арестованных по списку. Всего было вызвано не меньше 200 человек. Их выстроили на северной стороне футбольного поля и расстреляли из пулеметов. Трупы расстрелянных валялись на стадионе 3 дня. После этого гестаповцы отобрали из арестованных граждан еще 250-300 человек и ночью увели неизвестно куда»

Бухгалтер сберкассы А.А.Бутько рисует в своем письме жуткую картину допроса арестованных граждан в штабе немецких войск. «Меня арестовали вместе с группой финансовых работников города. Два дня нас держали в тюрьме. На третий день стали вызывать на допрос. Фашисты допытывались, где находятся ценности советских учреждений, предприятий и общественных организаций. До меня допрашивали железнодорожного рабочего Н.В. Брудного. Фашисты требовали от него, чтобы он назвал всех профсоюзных активистов, коммунистов, работников политотдела дороги. Арестованный упорно молчал. Палачи набросились на него и стали избивать. Ему сломали обе руки, разбили прикладом лицо и нанесли несколько штыковых ран. Ничего не добившись от советского патриота офицер застрелил его. Долго издевались фашистские людоеды над беременной женщиной В.Л. Андрасюк. В конце допроса у нее спросили: подписалась ли она на «большевистский заем». Когда она ответила, что подписалась, ей предложили написать о том, что комиссары заставили ее насильно подписаться на заем. Андрасюк ответила: «Но это же неправда, я сама это сделала совершенно добровольно». Тогда фашисты начали наносить женщине всякие оскорбления и пытать: прикладывали к щеке курящуюся папиросу, кололи ножницами в шею. Андрасюк не стерпела и сказала: «Что вы делаете, ироды, убийцы» Рассвирепевшие фашисты закололи ее штыками. »

Вырвавшиеся из фашистского ада жители города Бреста — А.Зорые, В.Крывушка, Я. Морозов, В. Алесик, Г. Самоский и М. Заверженец сообщают, что за первые дни немецкой оккупации в городе Бресте расстреляно и замучено в застенках гестапо не менее 1000 жителей.»

Источник статьи

 

Метки:

МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ про злых большевиков


1. Кто ввел Красное знамя в Вооруженных Силах?
Ну, конечно, большевики.
Красное знамя в ВС ввело Временное правительство.
«Днем под звуки Марсельезы, заменившей национальный гимн, происходит парад с красными флагами вновь награжденных георгиевских кавалеров».
Описываемое событие имело место на фронте 12 марта 1917 г. (Мельгунов С.П. Мартовские дни 1917 года, с.357).
2. Кто ввел комиссаров в армии?
Конечно, большевики. Они не верили своим командирам.
Комиссары появились впервые не в России, а в США, в которых Конгресс еще в XIX веке устанавливал для армии: «Комиссар — назначенный правительством в воинскую часть чиновник, в чьи обязанности входит следить за моральным и политическим духом военных.» (Гражданская война в США).
3. Кто ввел политотделы в армии?
Злые большевики.
Политотделы в армии ввели тоже не большевики, им не надо было ничего выдумывать.
За них это сделал Керенский.
«Ввиду особо важного значения политической стороны в жизни армии и флота в момент ее переустройства на демократических началах, приказываю из кабинета Военного министра выделить политическую часть в особое политическое управление с непосредственным подчинением его мне и управляющему Военным министерством» (Приказ N36 по Армии и Флоту от 3 августа 1917 г.).
4. Кто придумал и использовал концлагеря?
Конечно, злые большевики.
«Впервые концлагеря создали на Кубе американцы во время их войны с Испанией в 1898 г. Потом их друзья англичане в ходе англо-бурской войны 1899…1902 годов. Третьими австрийцы — в Первую мировую войну» (спецвыпуск «Правды», сент. 2001, стр. 256). Это концлагерь для русинов в Штирии (Терезин).
В России тоже инициаторами были не большевики.
3 августа 1917 г. Главнокомандующий Русской армией генерал Л.Г. Корнилов потребовал от Временного правительства принять ряд жестких мер для восстановления порядка в стране, в том числе «для неповинующихся: концентрационные лагеря с самым суровым режимом и уменьшенным пайком» («Правда», N63-2010, 18-21 июня).
5. Кто придумал внесудебные «тройки»?
Большевики.
По поводу «троек»: их придумали во Франции после государственного переворота Наполеона III 2 декабря 1851 г. Были введены «смешанные комиссии для рассмотрения дел противников режима. В такую комиссию входили: генерал, префект и судья. Она имела право вынесения приговора от тюрьмы до ссылки в колонии.» (К. Андреев. На пороге новой эры. 1971. Три жизни Ж. Верна).
Особое совещание при НКВД было специфическим и абсолютно законным судом, который рассматривал дела особо опасных лиц, против которых не было улик, чтобы передавать их дело обычному суду. Создан этот суд по примеру царской России, и Сталин, кстати, семь раз отправлялся в ссылку по приговорам Особого совещания при МВД России, а не обычного суда.
До октября 1941 г. Особое совещание могло приговаривать лишь к ссылке, высылке или к заключению в лагеря на срок не более 8 лет. И лишь война расширила их подсудность до высшей меры.
6. Репрессии.
Вспомним «Утро стрелецкой казни».
Массовые репрессии введены П.А. Столыпиным в 1906 г. Это военно-окружные и военно- полевые суды для крестьян (не военных). За 1906-1909 годы осуждены и приговорены к расстрелу:
— военно-окружными судами — 6153 чел.,
— военно-полевыми судами — 1000 чел.,
— распоряжением генерал-губернаторов (!) бессудно). — 1172 чел.
Итого: 8365 чел. На каторгу: 66 ООО тысяч. Вот так.
«…Согласно данным статистики за годы перестройки осуждены 20 миллионов российских граждан, более миллиона покончили жизнь самоубийством, 746 тысяч погибли в криминальных разборках. Эти потери в три раза больше, чем за 30 лет руководства Сталина. Сталинские «репрессии», о которых так любит говорить партия власти и Жириновский, просто отдыхают» («Правда», N40 от 12-15 апр. 2013 г.). (Каждый седьмой, считая младенцев. И в «Архипелаге ФСИН» не слаще, чем в Гулаге.)
7. Шарашки.
Злые большевики придумали.
США вступили в Первую мировую войну в апреле 1917 г. Оказалось, что у американских самолетов очень слабые моторы.
3 июня 1917 г. два инженера фирмы Паккард были переведены на казарменный режим. Им было обеспечено всё необходимое для работы и жизни и поставлена задача создать 400-сильный двигатель.
Результат: 3 июля 1917 г. (через месяц) мотор был готов и работал (в том числе в СССР до 1935-36 годов).
8. Депортации.
Отчет, подготовленный в 1996 г. для конференции в Женеве, проходившей под эгидой ОБСЕ и Верховного комиссара ООН по делам беженцев: начиная с 1989 г. почти 9 млн. чел. «недобровольно изменили место жительства» в границах СССР. 10 крупнейших исходов:
из Нагорного Карабаха в Азербайджан — 684 ООО;
из Казахстана в Россию — 614 ООО;
в пределах Таджикистана — 600 000;
из Чечни в Россию — 487 000;
из Казахстана в Германию — 480 000;
из Узбекистана в Россию — 400 000;
из Таджикистана в Россию — 300 000;
из Азербайджана в Армению — 299 000;
из Киргизии в Россию — 296 000,
из Абхазии в Грузию — 273 000.
Это результат внедрения их «демократии».
Для сравнения: «Файненшл Тайме» подчеркивает, что по приказам Сталина между 1936 и 1952 годами были депортированы три миллиона человек (точная цифра по архивам НКВД — 2 562 144 чел.).
До войны в Саратовской области в районе города Сердобска компактно проживали литовцы, высланные туда в 1863 году {А. Петренко. Прибалтийские дивизии Сталина. М.: Вече, 2010, стр.151).
«Так началось массовое выселение горцев Терской области в Турцию. Оно было безгласным и принудительным. Люди вынуждены были покидать насиженные места и переселяться в Турцию. На освободившиеся земли селили казаков. Так возникла буферная казачья зона — от Владикавказа до Кумыкской плоскости, разъединяющей Чечню и Дагестан (стр.32 ).
Летом 1865 г. предстоит переселение части горцев в Турцию — задача трудная; она станет «пробным камнем» для начальника Терской области (стр. 25).
Произошло это после того, как летом 1865 г. более 22 тысяч чеченцев были переселены в Турцию, а в крае установилось относительное спокойствие (стр. 26)». (Б.С. Итенберг. В.А. Твардовская. Граф М.Т. Лорис-Меликов и его современники. — М.: Центполиграф, 2004).
В США после Пёрл-Харбора по распоряжению президента Рузвельта N9066 от 19.02.1942 г. в одну ночь с тихоокеанского побережья были выселены 120 000 лиц японской национальности, 60 % из которых были гражданами США, остальные имели официальный вид на жительство. Выселению подлежали лица, имевшие 1/16 часть японской крови. Выселенные были доставлены в 13 концлагерей в отдаленных пустынях Невады и Аризоны, где принудительно работали в рудниках.
И только в 1986 г. апелляционный суд признал, что содержавшиеся в концлагерях до окончания войны японцы «не представляли угрозы для национальной безопасности».
Реабилитировали. Но конфискованного имущества так и не вернули. (С. Гаража. «Коммунист», Киев, 2010; «Своими именами», N20, 2011).
В Великобритании в сентябре 1939 г., сразу после начала Второй Мировой войны без суда и следствия были арестованы 20 тысяч британских нацистов во главе с сэром О. Мослн и его женой — всего 74 тысячи человек, подозрительных по связям с Германией, и посажены в концлагеря. За сомнения в победе — месяц тюрьмы, за потребность поделиться этими сомнениями с солдатом — три месяца, за похвалу Гитлеру как хорошему руководителю — пять лет. (Ю. Мухин. Почему врут учебники истории, стр.94).
А говорят — депортации, СМЕРШ и репрессии.
9. Штрафные части.
Первые штрафные подразделения были созданы в 216 году до нашей эры в Риме из уцелевших в битве при Каннах солдат и офицеров. Были сформированы два штрафных легиона, местом их дислокации была Сицилия, за службу им денег не платили, зимой они располагались в поле, не ближе дневного перехода от населенного пункта. Одним из этих легионов командовал Варрон, единственный оставшийся в живых в этом бою высший военачальник Рима (консул). Эти легионы искупали свою вину кровью. Когда Сципион перенес войну в Африку они были брошены вперед в битве при Заме. (Гарольд Лемб. Ганнибал. Один против Рима. — М.: Центрполиграф, 2006).
«А еще раньше их ввел Александр Македонский. В конце 330 года до н.э. он призвал воинов написать своим семьям, воспользовавшись всё более редким случаем на всё более далекой от родины войне. А потом тайно приказал доставить эти письма себе и так узнал, что думал о нем каждый. Затем он собрал в дисциплинарный отряд всех, кто показался ему наиболее недовольным». (Поль Фор. Повседневная жизнь армии Александра Македонского. — М.: Молодая гвардия, 2008, стр.152).
За различные преступления за время Великой Отечественной войны всего было осуждено 994 279 военнослужащих, в том числе к высшей мере наказания — 157 593 человека. Однако, приговоры к высшей мере наказания заменялись (более 40 %) специальным судебным решением отсрочкой применения приговора до окончания военных действий с направлением осужденных на фронт в состав штрафных подразделений. Из числа всех осужденных в штрафные подразделения было отправлено 427 900 человек, а 436 600 человек — в места заключения (эти хитроумные дезертиры во главе с Солженицыным спасались в Гулаге от фронта.)
Штрафные части Красной Армии существовали юридически с сентября 1942 г. по май 1945 г. Согласно архивным отчетно-статистическим документам, численность их переменного состава (штрафников) ежегодно составляла:
— 1942 г. -24 993,
— 1943 г. — 177 694,
— 1944 г. — 143 457,
— 1945 г.- 81 766.
Всего 427 910 человек. (Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. — М.: Вече, 2009). По мнению «неких» это они выиграли войну.
За время битвы под Москвой 62 000 немецких солдат и офицеров были осуждены военными трибуналами за дезертирство и самовольное отступление. Тогда же были созданы штрафные подразделения. ( «Правда», N137 от 9-12 дек. 2011).
10. Отношение к собственным пленным.
Петр I:
«Я приказываю вам стрелять во всякого, кто бежать будет. И даже убить меня самого, если я буду столь малодушен, что стану ретироваться от неприятеля» (Приказ перед Полтавским сражением).
Воспоминания эмигранта. Михаил Константинович Лемке. 250 дней в царской ставке. — Минск: Харвест, 2003.
«С 1мая по I сентября 1915 г. у нас сдалось в плен 2500 офицеров и 488 000 нижних чинов» (стр. 49).
«Из них: Юго-Западный фронт — оф. 1243, н.ч. — 218 214; Северо-Западный фронт — оф. 1344, н.ч. — 296917.
Итого: оф. — 2587, н.ч. — 515 131 {вместе с пропавшими без вести)» (стр.52).
«20 сент. 1915 г.: Наша армия потеряла только одними пленными около 2 миллионов» (стр.119).
Начальник штаба 11 армии 21 октября:
«У многих нет сознания позорности плена и по пути в места постоянного содержания редко у кого возникает желание бежать. Наиболее пассивным элементом являются ратники старших возрастов, которые открыто говорят: «Слава Богу, что попались в плен, теперь останемся живы». Германцы и австрийцы широко комплектуют пленными свои тыловые учреждения. Все этапы, хлебопекарни, кухни — как полевые, так и местные — обслуживают наши пленные. Доходит до того, что немцы переодевают наших пленных …в германскую форму, на что те безропотно соглашаются». (В Великую Отечественную войну только в строевых частях немецкой армии воевало против Родины более 2 миллионов граждан СССР — добровольные помощники — «хиви».)
Из приказа по 11 армии от 19 декабря 1914 года (командующий генерал Смирнов):
«Предписываю подтвердить им, что все сдавшиеся в плен, какого бы они ни были чина и звания, будут по окончании войны преданы суду, и с ними будет поступлено как велит закон (ст. 248 кн. XXII Св. воен. постановлений).
Требую сверх того, чтобы о всяком сдавшемся в плен было объявлено в приказе по части с изложением обстоятельств этого тяжкого преступления — это упростит впоследствии разбор их дела на суде. О сдавшихся в плен немедленно сообщать на родину, чтобы знали родные о позорном их поступке и чтобы выдача пособия семействам сдавшихся в плен была бы немедленно прекращена. Приказываю также: всякому начальнику, усмотревшему сдачу наших войск, не ожидая никаких указаний, немедленно открывать по сдающимся огонь орудийный, пулеметный и ружейный».
Приказ Командующего VIII армией генерала Брусилова А. А от 5 июня 1915 г.:
«Кроме того, сзади надо иметь особо надежных людей и пулеметы, чтобы, если понадобится, заставить идти вперед и слабодушных. Не следует задумываться перед поголовным расстрелом целых частей за попытку повернуть назад или, что еще хуже, сдаться противнику. Все, кто видит, что целая часть (рота или больше) сдается, должны открывать огонь по сдающимся и совершенно уничтожать их.
Мы начали отступать не по своей вине, но отступаем уже второй месяц. Пора остановиться и посчитаться, наконец, с врагом как следует, совершенно забыв жалкие слова о могуществе неприятельской артиллерии, превосходстве его сил, неутомимости, непобедимости и т.д. А потому приказываю:
Второе — для малодушных, сдающихся в плен или оставляющих строй, не должно быть пощады. По сдающимся должен быть направлен ружейный и пулеметный, и орудийный огонь. Хотя бы даже с прекращением огня по противнику, на отходящих или бегущих действовать тем же способом, а при нужде не останавливаться также перед поголовным расстрелом».
11. Наказание военачальников за поражения.
Сколько воплей несётся по поводу расстрела генерала Павлова и его заместителей за потерю управления войсками и, как следствие, тяжелое поражение фронта, прикрывавшего центральные районы страны!
Цивилизованные немцы принимали столь же жесткие меры за меньшие прегрешения. Так был судим и расстрелян генерал за сдачу без боя Сухиничей в апреле 1942 г. (его обманул Рокоссовский). Та же участь постигла командира 42-го немецкого корпуса графа Шпонека за сдачу Керчи и Феодосии русскому десанту в январе 1942 г. Командир морского конвоя за потерю «Густлова» (торпедировал Маринеско) был расстрелян. Но вот ни Козлова, ни Мехлиса не судили за катастрофу там же, на Керченском полуострове летом 1942 г. Так что истина конкретна.
За поражение под Москвой, Тихвином, Ростовом-на-Дону были сняты с должностей и с позором уволены в отставку фельдмаршалы Лееб. Бок, Рунштедт, Браухич и ещё 41 генерал.
Пример из жизни русской армии:
«…особое присутствие Двинского военно-окружного суда постановило: подсудимого, бывшего коменданта Ковенской крепости генерала от кавалерии В.Н. Григорьева, как признанного виновным в противозаконном бездействии власти, выразившемся в неучинении должных распоряжений к приведению крепости в оборонительное положение и в самовольном оставлении во время боя крепости, не вызывавшемся исполнением долга службы, при уменьшающих его вину обстоятельствах, по лишению воинского звания, чинов, орденов, знаков и медалей, дворянства и всех прав состояния исключить из военной службы и сослать в каторжные работы на 15 лет с последствиями в 22-26, 27 и 28 ст. Уложения о наказаниях указанными». Приговор утверждаю. 8 октября 1915г., г. Минск. Генерал от инфантерии Эверт» (стр. 336).
В 1634 году казнены за капитуляцию под Смоленском в окружении воеводы Шеин и Измайлов.
Александр I разжаловал в солдаты вернувшегося из плена после Аустерлица генерал- лейтенанта И.Я. Пржибышевского — командира колонны в битве при Аустерлице.
1806 год. Именной рескрипт фельдмаршалу М.Ф. Каменскому, самовольно оставившему армию. «Хотя и с прискорбием, но не обинуясь, должен я сказать вам, что таковой предосудительный поступок, если бы он сделан был кем-либо другим, надлежало бы предать строжайшему военному суду, коего неминуемым последствием было бы лишение живота».
За сдачу туркам без боя крепости Журжи майор Гензель и два капитана были приговорены к пожизненной каторге, а остальные офицеры разжалованы в рядовые. (1771 год).
12. ВЧК.
Создана Временным правительством и унаследована большевиками.
13. Заградотряды.
Злые большевики во время войны убивали своих невинных солдат с помощью заградотрядов. Нужны ли были заградотряды?
Первые заградотряды были созданы в 1941 году. Директивой Ставки ВГК от 5 сентября 1941 г. командующему войсками Брянского фронта А. Ерёменко разрешалось создать заградотряды в тех дивизиях, которые зарекомендовали себя как неустойчивые.
«Справка 00 НКВД СТФ в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов (Не ранее 15 октября 1942 г.)». «…Заградительными отрядами с начала их сформирования (с 1 августа по 15 октября с.г.) задержано 140 755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта (это же три общевойсковых армии!).
Из числа задержанных: арестовано 3980 человек (2,8%), расстреляно 1189 человек (0,8%), направлено в штрафные роты 2276 (1,6%) штрафные батальоны 185 человек (0,1%), возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094 человека (93%).
В критические моменты, когда требовалась поддержка для удержания занимаемых рубежей, заградительные отряды вступали непосредственно в бой с противником, успешно сдерживали его натиск и наносили ему потери.
13 сентября сего года 112 стр. дивизия под давлением противника отошла с занимаемого рубежа. Заградотряд 62 армии под руководством начальника отряда лейтенанта госбезопасности Хлыстова занял оборону на подступах к важной высоте. В течение 4 суток бойцы и командиры отряда отражали атаки автоматчиков противника и нанесли им большие потери. Заградотряд удерживал рубеж до подхода воинских частей».
Заместитель начальника 00 НКВД Донского фронта Казакевич В.М.».
ЦА ФСБ РФ, ф.14, оп.4, д.386, л.22-24 (Сталинградская эпопея. Сборник рассекреченных ФСБ документов. — М. «Звонница-МГ», 2000).
«Военным советам 42-й и 53-й армий. Боевой приказ N0064 штаба Ленинградского фронта.
1. Учитывая особо важное значение в обороне южной части Ленинграда рубежа Лигово — Кискино — Верх. Койрово — Пулковских высот — района Московская Славянка — Шушары — Колпино, Военный совет Ленинградского фронта приказывает объявить всему командному, политическому и рядовому составу, обороняющему этот рубеж, что за оставление без письменного приказа Военного совета фронта и армии указанного рубежа все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу.
2. Приказ командному и политическому составу объявить под расписку. Рядовому составу широко разъяснить.
Исполнение приказа донести к 12.00 18.9.41.
Жуков, Жданов, Кузнецов, Хозин. 17.9.41». (Битва ставок. — М.: Вече, 2003, стр.53).
«В приказе В.И. Чуйкова N70 от 28 сентября 1942 г. (ставшим впоследствии известным и часто цитируемым «Армия дерется на последнем рубеже» и в менее известном — «Бойцов и командиров, самовольно оставляющих свои окопы и позиции, — расстреливать на месте как изменников и предателей Родины») задачи всем соединениям на севере города …ставятся штабом армии порознь» («Правда», N132 от 30 ноября 2012 г.).
«Ориентировался противник неплохо: с господствующих высот для него вся наша оборона как на ладони. Плюс постоянная авиаразведка. А ту ещё перебежчики. Была, была такая напасть. В поступавших пополнениях бригады люди оказывались разные. Одни, их большинство, золотыми буквами вписали свои имена в историю боев на севере города… Но были и другие… Вот и в ночь с 16 на 17 ноября в роте Кашкина к противнику перебежало отделение бойцов -5-7 человек из пополнения, полученного накануне из-за Волги». («Правда», N8 от 25-28 января 2013 г. «Тракторозаводский шит Сталинграда»).
«…В бригаде имелись факты измены Родине, переходов на сторону врага. За время боевых действий из 2-го отдельного стрелкового батальона (осб) в разное время на сторону врага перешли 106 человек. Из них 4 командира среднего звена и 90 человек рядового состава, 13 младших командиров.
Из подразделения Тимошишина перешло на сторону немцев целое отделение. 8 октября из 3-го осб перешли на сторону немцев 42 человека. Большинство было из нового, местного пополнения. В архиве генерала Грекова есть документы военного трибунала бригады, свидетельствующие, в частности, о 15 делах по фактам измены Родине и 9 делах за контрреволюционные выступления». («Правда», N31 от 22-25 марта 2013г. Тракторозаводский щит Сталинграда).
После стабилизации обстановки на фронтах в конце 1942 года заградотряды использовались в составе частей НКВД по охране тыла Действующей армии.
«Что же касается заградительных отрядов, о которых из-за отсутствия информации распространялось (как и о штрафных частях) много всяких домыслов и небылиц (гнали войска под дулами пулеметов в наступление, расстреливали отступавшие части и т.д.), то никому из исследователей пока еще не удалось найти в архивах ни одного документа, который подтверждал бы, что заградительные отряды стреляли по своим войскам. Не приводятся такие случаи и в воспоминаниях фронтовиков.
Все они к 20 ноября 1944 г. (в соответствии с приказом НКО СССР от 29 октября 1944 г. N0349) были расформированы». (Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. — М.: Вече, 2009).
14. Демократия и выборы.
Выше демократического «выбора» нет в мире ничего.
Выборы и …«демократия»
Германия:
Выборы в рейхстаг: 1928 1930 1932 СДПГ 9,1 8,5 7,0 КПГ 3,3 4,6 6,0 НСДАП 0,8 6,4 11,7 СДПГ и КПГ вместе имели больше голосов. Но шли каждая своей колонной и в результате одной колонной попали в лагеря.
Аншлюс Австрии. Плебисцит 10 апреля 1938 г. — 99,75% австрийцев, принявших участие в голосовании, — «за».
Еще одни пример внутрипартийного раскола с далеко идущими последствиями. 6 ноября 1860 г. в США состоялись выборы президента. Победил А. Линкольн, Но победил только в результате раскола в демократической партии.
Республиканцы — Линкольн 1 866 452 чел.
Демократы — Дуглас 1 376 957 чел.
Брекинридж — 849 781 чел.
Националисты — Белл 588 879 чел.
Итак, в сумме демократы получили 2 226 738 голосов, т.е. больше, чем Линкольн. Но итогом этого раскола была утрата федеральной власти, отделение 11 южных штатов, гражданская война и коренной поворот в истории США.
Выборы 1864 г.
Линкольн 2 203 943 — 55.09% — 213 выборщиков.
Макклелан 1 796 562 — 44.91% — 21 выборщик.
Между прочим, рабовладельцы и расисты Юга назывались — демократы!
2 августа 1802 г. всенародным плебисцитом, при котором миллионы голосов были поданы за Бонапарта и лишь восемь тысяч против, он был избран пожизненным консулом Франции (В. Балязин. Барклай-де-Толли. — М: Астрель, 2004) (3 568 885 — за и 8374 — против). Из 450 законодателей только 4 проголосовали против. (Аналогия с Верховным Советом РСФСР в 1991 г. — только 6 против декларации о независимости).
В 1804 году состоялось избрание Наполеона императором. За — 3 572 000, против — 2 579.
В октябре 1933 года предложенный вапсами проект новой авторитарной конституции Эстонии получил на референдуме 56% голосов. Движение одержало победу и на муниципальных выборах в январе 1934 г. (В Таллине за вапсов проголосовало 52% избирателей).
Чтобы не допустить прихода к власти вапсов, 12 марта 1934 года лидер Аграрной партии Константин Пяте при поддержке главнокомандующего вооруженными силами генерала Йохана Лайдонера совершил государственный переворот, распустив парламент и запретив все политические партии. (Вапсы — эстонская национал-социалистская партия). (А. Север. Сталин против выродков Арбата. — М., 2011).
Это западная «демократия» породила расизм, фашизм и нацизм.
15. Ограбление церкви.
Злые большевики ограбили бедную, святую церковь.
«…В жестокой борьбе за Константинополь, которому уже угрожала непосредственная опасность, Алексей (Византийский император Алексей Комнин) вынужден был изъять из храмов священные сосуды, чтобы иметь возможность заплатить наемникам и приобрести оружие. Когда его обвиняли в святотатстве, образованный император с горечью отвечал:
— Я нашел царство ромеев, окружённое со всех сторон варварами, и, не имея ничего для борьбы с приближавшимися врагами, без всяких средств и без оружия в хранилищах, я использовал взятое в церквах на самые необходимые расходы. Так поступил в свое время Перикл в минуту опасности для Эллады и сам царь Давид, разрешивший своим воинам вкусить от священных хлебов, когда они взалкали после битвы…». (А. Ладинский. «Последний путь Владимира Мономаха». — Минск, 1987, стр.287).
Петр I — колокола на пушки!
«Особенно раздражено было черное духовенство за предпринятую Петром IIIсекуляризацию церковных недвижимых имущеетв. Управлявшая ими Коллегия экономии, прежде подведомственная Синоду, теперь поставлена была в прямую зависимость от Сената и предписано было отдать крестьянам все церковные земли и с теми, какие они пахали на монастыри и архиереев, а из собираемых с церковных вотчин доходов назначить на содержание церковных учреждений ограниченные штатные оклады».
25 июня 1762 г. Синоду дан был указ, предписывающий …отобрание в казну всех монастырских крестьян… (В.О. Ключевский, стр.243, 247).
Тем самым, как и ГКЧП в 1991 г., император подписал себе смертный приговор.
Через три дня он был низложен и 6 июля убит. Духовенство и дворяне спокойно перешагнули через присягу. Кто-то понес кару за цареубийство? Что писал и говорил по этому поводу глава Святейшего Синода? Что говорит сейчас Патриарх?
«До учреждения Екатериной «штатов монастырей» в России считалось до 1072 монастырей. По штатам 1764 г., простиравшимся на одни великорусские епархии, из имевшихся здесь 964 монастырей оставлено 224, да 161 за штатом, на собственном содержании; остальные 569 велено было закрыть или обратить в приходские церкви. К началу XIX столетия по всей империи было уже всего 452 монастыря. Здания закрывавшихся монастырей обращались в казармы, госпитали, дома для сумасшедших и т.п. Строение новых монастырей допускалось лишь с разрешения высшей власти; до конца XVIII века (с рокового 1764 года) новых обителей возникло всего пять» (Л. Знаменский. «Руководство к русской церковной истории»).
В 1914 году православных вместе со старообрядцами насчитывалось 127 355 000 человек — 90%;
церквей — 54 174,
часовен и молитвенных домов — 23 508;
монастырей — 1025 (мужских 550 с 21330 монахами, женщин-монахинь — 76 299);
духовенства белого — 112 629.
Благотворительная деятельность церкви: В 1914 г. помощь от приходов получили 1 200 000 семей призванных кормильцев. Общая сумма 6,858.570 рублей. (По 5р. 50 коп. в среднем). Из них 3 199 818 — пожертвования прихожан, 2 005 077 — пожертвования разных учреждений, 252 773 — из церковных сумм (7,8%). Вот так! («СИ», N42, 16.10.2012).
16. Кто придумал колхозы?
Злые большевики.
Император Николай II 1 июня 1902 г. высочайше утвердил «Положение об артелях трудовых», в том числе сельскохозяйственных. Для них были утверждены уставы 18.11.1908 и 7.05.1911 гг.
До революции в России было: 1910 год — 277 артелей, на 1.01.1916 г.- 5795.
Сборник «В годовщину великой борьбы». — М., 1928 г. Примерный устав советской сельскохозяйственной артели переписан с этого положения. («Дуэль», N5, 1999).
17. Кто придумал продразверстку.
Конечно, злые большевики.
Продразверстка была введена Указом Императора Николая II от 29 ноября 1916 года по представлению министра земледелия А.А. Реттиха («Сов. Россия», 18.12.97). По поводу продразверстки:
«Из протеста Родзянко, посланного кн. Львову 17 марта 1917 г. по поводу телеграфного распоряжения министра земледелия Шингарева о реквизиции хлеба у землевладельцев, посевная площадь которых превышала 50 десятин…» (Мельгунов С.П. Мартовские дни 1917 года. Стр. 546).
18. Первое Советское Правительство — еврейское.
Первое Советское правительство:
Председатель Совета Народных Комиссаров — В.И. Ульянов (Ленин), Нарком по внутренним делам — А.И. Рыков, Земледелия — В.П. Милютин, Труда — А.Г. Шляпников, Комитет по делам военным и морским — В.А. Антонов (Овсеенко), Н.В. Крыленко, П.Е. Дыбенко, По делам торговли и промышленности — В.П. Ногин, Народного просвещения — А.В. Луначарский, Финансов — И.И. Скворцов (Степанов), По делам иностранным — Л.Д. Бронштейн (Троцкий), Юстиции — Г.И. Оппоков (Ломов), По делам продовольствия — И.А. Теодорович, Почт и телеграфа — Н.П. Авилов (Глебов), По делам национальностей — И.В. Джугашвили (Сталин).
Средний возраст 37 лет. Старше 40 лет: Ленин, Скворцов-Степанов — по 47, Луначарский и Теодорович — по 42, Дыбенко — 28, Ломов-Оппоков — 29, Глебов-Авилов — 30, Крыленко, Шляпников — 32, .Милютин — 33, Антонов-Овсеенко — 34, Сталин и Троцкий — 38, Ногин — 39. Русские — 10, украинцы — 2, поляк — 1, еврей — 1, грузин -1.
Из дворян — 5, из рабочих — 2, из крестьян — 2, остальные — из служащих и интеллигенции. Большевики ни с кем не делили власть. Первый В ЦИК:
Всего 101 человек: 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 меньшевиков-интернационалистов, 3 украинских социалиста и 1 эсер-максималист. (В.Т. Логинов. Неизвестный Ленин. — М.: Эксмо: Алгоритм, 2010).
19. При коммунистах всё запрещалось.
При социализме в СССР запрещались:
1. Присваивать чужой труд и имущество в любой форме (эксплуатация человека человеком). Все должны были заниматься общественно-полезной деятельностью.
2. Увиливать от защиты Родины (служба в ВС).
3. Безграмотность и бескультурье (министры культуры типа «Швыдкой).
4. Национализм и войны внутри СССР.
5.Эпидемии и социальные болезни (тиф, оспа, туберкулез, дифтерит, венерические заболевания, вши, детская смертность…).
6. Секты, мистицизм, бесовство, сатанизм (но не религия).
7. Эксплуатация пороков (пьянство, азартные игры, наркомания, проституция всех видов и возрастов, гомосексуализм, раздел людей на запасные части и их продажу, продажа детей за границу и в сексуальное рабство).
8. Аборты (особенно после войны). В 2005 г. — 680 тысяч только официально.
9. Пропаганда алкоголизма и наркомании, водки, пива, табака, психотропных средств.
10. Пропаганда разврата всех видов, и уж тем более их публичный показ и смакование.
11. Романтизация преступности и бандитизма.
12. Быть предателем, подлецом и негодяем (человек человеку — друг, товарищ и брат).
20. Философский пароход.
Злые большевики обезглавили русскую науку и философскую мысль.
«Философский» пароход — это собирательное название двух рейсов немецких пассажирских пароходов 29-30 сентября и 16-17 ноября 1922 г., доставивших из Петербурга в Штеттин более 160 человек. Среди высланных большинство составили преподаватели вузов и лица гуманитарных профессий. Из 225 человек высланных в общей сложности: врачи — 45, профессора, педагоги — 41, экономисты, агрономы, кооператоры — 30, литераторы — 22, юристы — 16, инженеры — 12, политические деятели — 9, религиозные деятели — 2, студенты — 34. Надо заметить, что эта высылка была милостью — заменой смертных приговоров. («Правда», N118, 25-26 окт. 2011 г.).
Такие корифеи русской науки как Павлов, Вернадский, Тимирязев, Жуковский, Ветчинкин, Графтио, Стеклов, Зелинский, Циолковский, Карпинский, Крылов, Фаворский, Ферсман и др. не удрали на жирные заграничные хлеба. Сейчас ежегодно сами уезжают до 20 тысяч человек.
По данным всероссийской переписи 1897 г. грамотность на селе — 17,4%. Средний уровень грамотности по стране — 21,1%. Высшее образование — менее 1% , среднее — 4% .
(«История России. XIX век». Учебник для 8 класса. — М.: Просвещение, 2009, стр. 221).
21. Тухачевский — великий полководец и военный теоретик.
На 1 сентября 1930 г. численность ВС СССР была 640 тыс. (Собрание сочинений И.В. Сталина, 17 том, стр.352).
Предложения Тухачевского правительству по строительству ВС: 260 стрелковых и кавалерийских дивизий, 50 дивизий артиллерийского РГК, не считая тяжелой армейской и минометов, 225 пулеметных батальонов, 40 000 самолетов и 50 000 танков. Это армия мирного времени в 11 млн. человек! 11 января 1930 г. (т.17, стр.334).
22. Голод.
Большевики специально устраивали голод.
В 1891-1892 годах в России был голод, вследствие которого умерло свыше 600 тысяч человек («История России. XIX век» Учебник для 8 класса. — М.: Просвещение, 2009, стр. 221).

Собрал Н.А. Свиридов, советский офицер

Источник статьи

 

Метки:

СТАЛИНСКИЙ МИНИСТР


От Ю. Мухина. Предлагаю воспоминания сталинского министра финансов Арсения Григорьевича Зверева. Воспоминания интересны сами по себе, но интересен их автор.

Вот он, ровесник века и сын ткача, парнишкой в пятилетней школе отвечает попу урок по закону божьему, и на ходу совершенствует Ветхий завет, к примеру, кормит евреев в пустыне не только манной небесной, но и пшенной кашей. Поп прислушивается и наказывает его за это творчество, но все же по окончанию школы рекомендует именно его в духовную семинарию, от которой Арсений категорически отказывается, не желая становиться жеребячьей породой. Паренька в 12 лет принимают на ткацкую фабрику, он начинает зарабатывать примерно 9 рублей в месяц, но учится у искусного рабочего и через год зарабатывает уже 18 рублей — столько же, сколько и его отец, проработавший на этой фабрике всю жизнь и довольно грамотный человек, а в 14 лет Арсений уже один из лучших специалистов фабрики, хозяин платит ему 36 рублей.

И так у Зверева всю жизнь. Пошёл добровольцем в Красную Армию, стал командиром кавалерийского взвода, за 4 года боев с бандами получил ранение и орден. Поскольку вступил в партию, то демобилизовавшись, не имел никакой свободы — его направляли работать туда, куда партии было надо, а надо было работать финансистом. Работает хорошо, пытается уйти — не дают, повышают в должности. Наконец, отучившись, ушел на партийную работу, она ему нравилась широчайшим простором для творчества. Но вызывают в Кремль и там его Сталин и члены Политбюро с час уговаривают вернуться к финансам и стать председателем Государственного банка СССР. Сумел отказаться, а через год, уже не упрашивая, назначают министром финансов.

Я приведу несколько разных по размеру отрывков, чтобы отметить некоторые примечательные моменты работы государственных деятелей той эпохи.

Ну вот, к примеру, сегодня у нас продолжается ожесточенная борьба с коррупцией, которая невольно вызывает презрительную улыбку. А ведь и тогда/сразу после революции, коррупция была ужасная, поскольку большевикам достался царский государственный аппарат, для которого коррупция была естественной нормой жизни. Брали взятки везде — ив ЧК, в которую поначалу набились интеллигенция и дворянство, и прокуроры, и всяк власть имеющий. Но тут ведь дело такое если государственные деятели сами воры, то как ты коррупцию победишь? Ведь и эти деятели с этой коррупции свою алчность удовлетворяют. Они что — будут рубить сук, на котором сидят? Поэтому у нас сегодня не борьба с коррупцией, а борьба с теми, кто не носит начальству.

А тогда начальство не брало, и кампании по борьбе с коррупцией не объявляло, а так просто с ней боролось — походя.

«…О чем еще можно было рассуждать? И вот я опять еду в Клин, обдумывая по пути все, что мне рассказали о положении в местном финотделе. Еще в начале 1925 года в Клину состоялось расследование, обнаружившее, что бывший заведующий, разложившийся тип, начал пьянствовать и гулять — сначала на деньги нэпманов, а потом запустил лапу и в государственные. Он втянул в эту грязь председателя исполкома и заведующего земельным отделом, разбазарив 40 тысяч рублей. История с растратой казенных средств выплыла наружу. Крестьяне стали говорить, что не будут платить налогов, так как не желают работать на растратчиков. В результате гласного судебного процесса первый виновник был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян, а остальных осудили на длительные сроки тюремного заключения. Людям показали, что Советская власть не потерпит попрания государственных и народных интересов. Но теперь следовало наладить заново делопроизводство в уфо и укрепить ряды его сотрудников надежными кадрами…»

Сегодня, так сказать, «государственные деятели» и «грамотные экономисты» полностью уничтожили промышленность Москвы, а вот, как было тогда.

«…Бауманский район столицы в те годы охватывал обе стороны центральной магистрали Маросейка — Покровка — Спартаковская — Бакунинская. На западе район упирался в площадь Дзержинского, на востоке тянулся до Курской железной дороги. В этих пределах лежало обширное промышленное, административное и коммунальное хозяйство: около четырех тысяч различных предприятий, государственных, общественных, кооперативных, культурно-массовых организаций, учреждений и заведений, научно-исследовательских институтов и вузов. До декабря 1930 года район был еще крупнее, а потом в столице вместо шести районов стало десять. Но и после этого в нашем районе осталось 1753 земельных участка, около 11 тысяч строений. Население района насчитывало 360 тысяч (11 процентов всех жителей Москвы, поровну рабочих и служащих), да еще примерно столько же ежедневно приезжало на работу из Подмосковья. Площадь района составляла лишь около 5 процентов столичной, но плотность населения была вдвое выше средней по городу в целом.

Районные предприятия находились в ведении пяти наркоматов и ведомств: Наркомтяжпрома, Наркомлегпрома, Наркомснаба, Наркомлеса, Комитета заготовок. Часть предприятий возникла еще до революции. Все они были переоборудованы, расширены, усовершенствованы. Так, михайловское заведение превратилось в отличную артель «Экспорт-обувь», разместившуюся в новом фабричном здании на Покровке. Многие другие заведения, ранее полукустарные мастерские, стали заводами, оснащенными по последнему слову техники. Таким был рентгеновский завод, выпускавший в 30-е годы рентгеновские аппараты, завод «Технолог», 4-й механический завод, специализировавшийся прежде на кипятильниках, а потом переключившийся на санитарное оборудование; завод счетно-аналитических машин.

В те годы считалось огромным достижением, если какое-то крупное предприятие обеспечивало страну дефицитной промышленной продукцией. Об этом немедленно сообщалось на партийно-производственных собраниях, а потом оповещали все газеты. Помню, например, как шумно радовались в районе, когда мы стали абсолютно самостоятельно выпускать высоковольтные трансформаторы. Бауманцы вовсе не были здесь исключением. Вся страна шла вперед десятимильными шагами. Москва из текстильной стала Москвой металлической.

Подвиги, которые при этом совершались на трудовом фронте, могут показаться чудом. В январе 1931 года на печально прославленном гнилом месте, Сукином болоте, приступили к строительству огромного завода «Шарикоподшипник». Пока зарубежные злопыхатели каркали о провале замысла, партия налаживала дело, и уже в марте 1932 года первая очередь предприятия вступила в строй. Успехи москвичей были столь велики, что в том же 1932 году столицу провозгласили общесоюзной лабораторией опыта борьбы за проведение в жизнь генеральной линии Коммунистической партии на новом этапе нашего развития — в период второй пятилетки.

Каждый день газеты публиковали новые сводки: о выплавке чугуна и стали, о выпуске автомобилей и тракторов. Резким скачком был отмечен 1934 год. К семнадцатой годовщине Великого Октября довели ежесуточную выплавку чугуна по сравнению с 1930 годом с 13 тысяч до 30 тысяч тонн, ежегодное производство автомобилей — с 2 тысяч до 72 тысяч, а тракторов — с 9 тысяч до 90 тысяч; количество машинно-тракторных станций возросло со 158 до 3500.

Бауманский район тоже вносил в общенародное дело свой вклад, и мы этим очень гордились. В первую пятилетку в районе вступили в строй типография «Рабочая Москва», завод счетно-аналитических машин, маргариновый и хлебозавод N13, фабрика N17 и пищекомбинат. К началу второй пятилетки в районе имелось 28 металлообрабатывающих предприятий (из них половина — союзного значения), четыре деревообделочных, семь химических, шесть текстильных, три пищевых, 14 — по производству одежды и обуви, затем 8 предприятий — в системе местной промышленности и еще ряд других — в системе промкооперации, причем последние давали 17 процентов всей столичной продукции. Уже в мою бытность заведующим райфо здесь были заложены заводы аппаратуры связи, автокузовной, химического машиностроения и еще один пищекомбинат. К нам сыпались со всей страны заказы на продукцию таких заводов, как «Манометр», буровой техники, машиностроительный, алкалоидный, термометрический заводы, «Стеол», таких фабрик, как «Фотопластинка», «Картополиграфия», имени Баумана, технической ткани «Победа Октября», имени Маркова, имени Балакирева, имени Клары Цеткин, имени Звонкова.

Общенародной гордостью стала деятельность ЦАГИ, проектировавшего и испытывавшего отечественные самолеты и моторы. К 1 мая 1934 года целиком из советских материалов был построен самолет-гигант «Максим Горький». Сотрудник ЦАГИ летчик Михаил Громов в сентябре 1934 года был удостоен звания Героя Советского Союза за установление мирового рекорда продолжительности и дальности полета.

Бауманская партийная организация насчитывала 30 тысяч коммунистов».

Немного на тему, кого тогда славили, и чем занималась правящая партия.

«…Осенью 1935 года среди бауманцев широко развернулось стахановское движение. Лозунгом дня стало: «Кадры решают всё!» Партия поставила перед трудящимися задачу максимально использовать технику. Бауманцы следовали примеру тех, кто повторял подвиг Алексея Стаханова в других отраслях промышленности: машиниста Кривоноса, кузнеца Бусыгина, ткачих Виноградовых. В районе появились рабочие-многостаночники. Их почин подхватили другие. Вскоре портреты бауманцев — героев труда украсили улицы района. Сверкая белозубой улыбкой, на прохожих глядели с фотовитрин молодые рабочие Николай Матросов, Алексей Пискарёв, Антонина Ламанова, Николай Стрелков, Павел Вуцыкин, Марфа Зуева, Зинаида Николаева.

Не забывали в районе и о шефской работе. Бауманцы шефствовали над Красной Армией и над деревней. Наши подшефные колхозы находились в юго-восточной части Московской области. Предприятия посылали туда рабочих, специалистов и даже целые ремонтные бригады. На весеннем севе в 1934 году в колхозе работал 281 коммунист из нашего района. 280 человек выехали на уборочную кампанию. Кроме того, 407 счетоводов и 100 бухгалтеров были посланы для налаживания колхозной отчетности, а свыше трех тысяч человек проводили массово-политическую работу.

Вскоре поехал в деревню и я. За последние четыре года в области произошли большие перемены. Распахали 400 тысяч гектаров целины. Еще в 1930 году до 4 тысяч хозяйств Московской области имели дело с сохой. Я не оговорился: не с плугом, а с сохой. Теперь же повсюду тарахтели тракторы…».

Немного экономических азов от человека, которому не нужны были менеджеры с Запада.

«Умение не распылять средства — особая наука. Допустим, надо соорудить за семь лет семь новых предприятий. Как сделать лучше? Можно ежегодно возводить по одному заводу; как только он вступит в дело, браться за следующий. Можно сразу возводить все семь. Тогда к концу седьмого года они станут давать всю продукцию одновременно. План строительства будет выполнен в обоих случаях. Что, однако, получится еще через год? За этот, восьмой год семь заводов дадут семь годовых программ продукции. Если же пойти первым путем, то один завод успеет дать семь годовых программ, второй — шесть, третий — пять, четвертый — четыре, пятый — три, шестой — две, седьмой — одну программу. Всего получается 28 программ. Выигрыш — в 4 раза. Ежегодная прибыль позволит государству брать из нее какую-то часть и вкладывать ее в новое строительство. Умелые капиталовложения — гвоздь вопроса. Так, в 1968 году каждый вложенный в экономику рубль принес Советскому Союзу 15 копеек прибыли. Деньги, затрачиваемые на не доведенное до конца строительство, мертвы и не приносят дохода. Мало того, они «подмораживают» и последующие расходы. Допустим, мы вложили в стройку первого года 1 миллион рублей, на следующий год — еще миллион и т.д. Если строить семь лет, то временно было заморожено 7 миллионов. Вот почему столь важно убыстрять темпы строительства. Время — деньги!».

О подготовке к войне с финансовой точки зрения.

«В 1938 году по смете Наркомата обороны ассигнования достигли 2,7 миллиарда рублей (21,3 процента всех расходов), в 1939 году — 4,1 миллиарда (26,3 процента расходной части бюджета), в 1940 году — 5,7 миллиарда рублей (32,2 процента).

Бюджет на 1941 год рассматривался и утверждался еще в мирное время. Тем не менее военные расходы были предусмотрены в размере 7,1 миллиарда рублей (33,8 процента). Выступления депутатов на последней предвоенной сессии Верховного Совета СССР (февраль 1941 года) наглядно свидетельствовали, что каждый из выступавших мыслил по-государственному и отчетливо понимал, что повлечет за собой малейшее промедление в столь важном деле. На сессии не только единодушно утвердили сумму, намеченную правительством, но и увеличили ее на 200 миллионов, доведя фактически до 7,3 миллиарда рублей».

Немного о том, как это — когда с царем на троне и без царя в голове.

«…Когда грянула Великая Отечественная война, перед финансовой системой были поставлены исключительно ответственные задачи. Требовалось мобилизовать крупные денежные средства, направив их на обеспечение нужд хозяйства, работавшего под лозунгом: «Всё для фронта, всё для победы!». Следовало немедленно сосредоточить в руках государства максимум финансовых ресурсов.

Опыт царской России в этом отношении был печальным. Так, Крымская война потребовала от страны расходов в 797 миллионов рублей, а русско-турецкая война 1877- 1878 гг.- 1075 миллионов рублей. Эти расходы больно ударили по всей экономике России. Еще тяжелее отразилась на хозяйстве Первая мировая война, к концу которой финансы были совершенно расстроены, а страна находилась на грани экономической катастрофы. Покупательная способность рубля снизилась до уровня довоенных 6-7 копеек. Во многом это определялось зависимостью от зарубежных монополий. Почти 55 процентов иностранных капиталовложений было размещено к концу войны в горной и металлургической промышленности. Но еще в 1914 году удельный вес таких капиталовложений в общей сумме акционерных капиталов России составлял 47 процентов.

Дефицит госбюджета составлял в 1914 году 39,1 процента; в 1915 году — 74,1; в 1916 году — 76; в 1917 году — 81,7 процента. Царское правительство было вынуждено стать на путь широкой эмиссии денежных знаков и прибегнуть к инфляции как источнику дополнительных средств, выкачиваемых из трудящихся. Грабя народ, царизм пытался обеспечить финансирование затрат на империалистическую войну и получение капиталистами прибылей. На русских кредитных билетах было напечатано, что они беспрепятственно обмениваются на золото. Но уже в начале войны был издан закон о прекращении такого обмена. Подобным способом попытались предотвратить утечку золота из казны и не допустить тезаврации (накопления сокровищ населением на дому) либо утечки за границу. Меры оказались безрезультатными. Уже в первые месяцы войны золото исчезло из обращения. Соответственно изменился и характер эмиссии денежных знаков. Она не являлась более источником кредитования материальных ценностей, сильно сокращавшихся в условиях войны, а направлялась на необоснованное увеличение суммы денег, находившихся в обращении. Лишь за первые полгода войны эта сумма возросла на 180 процентов, составив 2950 миллионов рублей; на 1 января 1916 года — 5617 миллионов; на 1 января 1917 года — свыше 9 миллиардов рублей.

Цены на товары резко росли. Рубль обесценивался. Так появилась потребность в новых займах, внутренних и внешних. Царизм получил за годы войны от союзников до 4 миллиардов рублей в иностранной валюте. Всю эту сумму использовали на оплату военных заказов, размещенных в других странах, оплату процентов по займам и частично на оплату закупавшегося вооружения. В результате и без того кабальная зависимость

России от зарубежных держав еще более усилилась. Кредитные средства расходовались так, как хотелось англичанам. Англия стала не только банкиром, но и прямым указчиком при распределении русских военных заказов. Недаром В.И. Ленин подчеркивал, что русский капитал есть не что иное, как отделение всемирной «фирмы», ворочающей сотнями миллиардов рублей и носящей название «Англия и Франция».

К концу 1916 года российская экономика пришла в такое состояние, что на 1917 год вообще не удалось утвердить бюджет. Разразился, наряду с экономическим кризисом, кризис финансовый».

О военных финансах в руках настоящих руководителей.

«…В 1941 году военные расходы составили 8,9 миллиарда рублей. Изыскать столь большие средства, существенно превышавшие то, что было запланировано на 1941 год, оказалось нелегко. Мешали помимо чисто военных причин (отступление, временная потеря территории с ее материальными и людскими ресурсами, эвакуация и т.д.) еще и некоторые диспропорции в развитии хозяйства, сохранявшиеся с довоенного времени. В те годы металлургическая и химическая промышленность не удовлетворяла в полной мере потребностей страны. Не была завершена реконструкция .железнодорожного транспорта. Отставало сельское хозяйство. А огромный размах военных действий и необходимость оснащать армию современной техникой требовали очень крупных затрат материальных и денежных средств. С 1 июля 1941 года до 1 января 1946 года расходы, связанные с запросами только наркоматов обороны и военно-морского флота, составили 55,1 миллиарда рублей — около 52,2 процента всех расходов госбюджета за этот период (данные приведены по курсу рубля, установленному с 1 января 1961 года). Сюда не входят суммы, пошедшие на многое другое.

Еще в начале Великой Отечественной войны Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны, Госплан СССР и Наркомат финансов начали заниматься изысканием средств для помощи семьям погибших на фронте воинов и инвалидам войны. В результате были назначены многочисленные пенсии и пособия, организованы специальные республиканские и местные органы по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих. За четыре с половиной года на оплату таких пенсий и пособий только за счет госбюджета было израсходовано более 5 миллиардов рублей.

…Еще раз раскрылись преимущества социалистического строя. В результате 57- 58 % национального дохода, 65-68 % промышленной и около 25 процентов сельскохозяйственной продукции удалось использовать непосредственно на военные нужды. ГКО разрешил нам охватить распределительной функцией финансов и государственные резервы (в мирное время они не подлежали нашему прямому контролю). Это помогло легче оперировать материальными и финансовыми ресурсами, устанавливая хозяйственные пропорции, удовлетворявшие нужды военного времени.

Вместе с тем мы должны были сохранить прочность государственной денежной системы, чтобы не повторились печальные явления Первой мировой войны; добиться сохранения твердых цен на продукты для населения и оптовых цен в промышленности. Тут снова сказались преимущества социалистического планового хозяйства. Наша победа в войне закономерно явилась победой не только социалистической экономики, а всего социалистического общественного строя.

…Увеличились поступления в бюджет от населения в виде налогов, а также добровольных взносов и займов. Во второй половине 1941 года расходы на финансирование народного хозяйства сократились на 2,2 миллиарда рублей. А после того как Красная Армия начала изгонять захватчиков с нашей территории, часть средств стала использоваться для восстановления разоренного врагом народного хозяйства освобождаемых районов.

…Очень большое внимание в годы войны уделялось финансированию затрат на обучение молодых рабочих, заменивших ушедших на фронт отцов и старших братьев.

Крупные суммы были израсходованы на училища трудовых резервов, а также, невзирая на военные тяготы, в достаточно больших размерах на просвещение, науку, здравоохранение, социальное обеспечение. Своевременный отпуск средств позволил ремесленным училищам и школам фабрично-заводского обучения выпустить и передать народному хозяйству в период войны около 500 тысяч квалифицированных рабочих. Вузы и техникумы выпустили за годы войны около 300 тысяч специалистов с высшим и более 275 тысяч со средним образованием. Расходы на социально-культурные мероприятия в 1941 году сократились с 4,8 миллиарда рублей до 3,1 миллиарда. Но уже в 1944 году они выросли до 5,1 миллиарда, а в 1945 году — до 6,3 миллиарда рублей. В целом расходная часть бюджета за четыре с половиной военных года составила 110 миллиардов рублей, то есть в 2 раза больше, чем объём бюджета за первую и вторую пятилетки, вместе взятые. А ведь государственные доходы резко уменьшились: то, что раньше шло в торговую сеть, теперь в основном отправлялось на фронт. Я не упоминаю к тому же о страшном ущербе, причиненном стране врагом. И тем не менее наши финансы выполнили стоявшие перед нами задачи.

…Была введена также «коммерческая» торговля с повышенными ценами на некоторые товары. Но и тогда цены на товары, отпускаемые по карточкам, остались неизменными. С введением «коммерческой» торговли государство могло воздействовать на уровень рыночных цен. Затем коммерческие цены постепенно снижались. Колхозный рынок вынужден был реагировать на это. Государство же за 1944-1945 годы получило от «коммерческой» торговли 1,6 миллиарда рублей дополнительных доходов. Все они были отнесены на текущий счёт Вооруженных Сил.

Еще одним источником пополнения военного бюджета явилась мобилизация так называемых свободных финансовых ресурсов промышленности, торговли и банков долгосрочных вложений. Это дало свыше 2 миллиардов рублей. Q целом за четыре с половиной военных года (до конца 1945 года) поступления от государственных предприятий только по двум основным каналам (отчисления от прибылей и налог с оборота) составили 47,3 миллиарда рублей, то есть около 45 процентов всех доходов госбюджета.

Прибавим сюда остальные доходы (подоходный налог с кооперации в городе и деревне, поступления из сберегательных касс и органов государственного страхования, средства социального страхования, таможенные доходы, доходы местных бюджетов СССР и местных Советов). Всё это составило общий доход от социалистического хозяйства, который за годы войны равнялся 70 процентам всех государственных доходов.

…Очень большой вклад в финансы дали государственные займы. Среди трудящихся было распространено займов на сумму в 9 миллиардов рублей, то есть почти вдвое больше, чем за весь довоенный период.

Советские труженики помогали Родине чем только могли. По их инициативе был образован Фонд обороны. Лишь до конца 1943 года в этот фонд поступило 1,2 миллиарда рублей, не считая натуральных взносов в виде продуктов, вещей, драгоценностей и т.д.

…Еще одной формой участия населения в военных расходах страны были денежно-вещевые лотереи. В 1941-1944 годы провели четыре такие лотереи, давшие 1,2 миллиарда рублей. Значительные средства составила денежная компенсация за отпуска, перечисленная в спецвклады. Общая сумма ее равнялась 1,1 миллиарда рублей. Всё это имело исключительное значение для денежного баланса Госбанка СССР. Дело в том, что возврат денежной наличности в банк происходит в основном через товарооборот в системе торговли. Так, до и после войны выручка от продажи товаров равнялась примерно 100-108 процентам от суммы выданной трудящимся заработной платы. А во время войны выручка упала до 55 процентов. Необходимый прирост денежных средств в кассах Госбанка обеспечивался в значительной мере путем налоговых платежей и добровольных взносов населения.

…Особенно много хлопот доставил выпуск денег в обращение (в первые годы войны) в размерах, превышающих потребности товарооборота. В результате к концу 1947 года (после чего была проведена денежная реформа) количество денег, находившихся в обращении, превышало довоенное в два с половиной раза. Правда, накануне войны денег, бывших в обращении, явно не хватало, и Наркомат финансов занимался изучением этой проблемы, с тем чтобы разрешить её во второй половине 1941 года. Требовалось либо серьезно увеличить денежные доходы населения, либо существенно снизить цены на продукты и товары народного потребления. Но война помешала осуществить это…

…Иногда внезапно возникала ситуация, когда срочно требовалось пополнить казну крупной денежной суммой, а взять ее было неоткуда. Тут на помощь приходила продажа по «коммерческим» ценам товаров, пользовавшихся спросом.

Не раз и не два проводили мы пополнение бюджета таким образом совместно с другими наркомами. Слова «на нужды фронта» были в те дни волшебными.

…Война породила новые пропорции в хозяйстве. Например, в оборонной промышленности выросла заработная плата. Выросли рыночные цены на сельскохозяйственные продукты. Повысились денежное, содержание военнослужащих, пособия их семьям и пенсии инвалидам. А у государства, переставившего почти всю промышленность на военные рельсы, не было достаточно товаров. И горожане тратили дополнительные средства на покупку их на рынке.

В этих нелегких условиях удавалось все же наращивать товарные фонды таким путем, как расширение производства местных товаров. Но для этого были нужны особые накопления, которыми местная промышленность не располагала. Поэтому Госбанк стимулировал ее деятельность специальными кредитами. … Однако добиться быстрейшей продажи еще мало. Она не даст результата, если полученные деньги осядут и не дойдут быстро до казны. Поэтому перемещение полученных от населения денег в государственную кассу (инкассация) приобретало важное значение. Нам не хватало как инкассаторов, так и особых видов транспорта для перевозки денег. И всё-таки за первые четыре года войны удалось поднять уровень инкассации торговой выручки. Прямо на рынках создавались специальные кассы. Они привлекали в банк выручку, только что полученную колхозами от продажи продуктов. А на селе деньги принимались почтово- телеграфными учреждениями.

Если правая рука в хозяйстве не ведает, что творит левая, проку не будет. Если при умелой инкассации рубли одновременно уплывают через другой канал, экономика станет дырявой. Поэтому банк усилил контроль за бережным расходованием наличных денег. Заметно снизил нормы остатков оборотных средств у всех предприятий и организаций. Выдачу наличных на административные расходы и командировки сократил.

Жёстко контролировалась кассовая дисциплина. Наконец, поддерживались характерные для социалистической экономики основные принципы кредитования. В частности, прямой банковский кредит выдержал все военные испытания. В 1941 году вложения Госбанка составили 5,5 миллиарда рублей; в самом тяжелом 1942 году — столько же; в переломном 1943 году, когда кредиты еще «не пришли в себя», — 4,8 миллиарда; в решающем 1944 году — 5,1 миллиарда; в завершающем 1945 году — 6,1 миллиарда рублей (причем уже в начале этого года кредитные вложения превысили довоенный уровень).

…Что касается внешней торговли, то здесь дело обстояло несколько иначе. Экспорт и импорт временно утратили былую надежность. Разве можно было, например, точно сказать, когда будет вывезено намеченное согласно договору, допустим, в Афганистан? А когда придут корабли союзников в Мурманск или Архангельск с партией грузов? Тоже неясно. Выросли накладные расходы и ставки по морскому фрахту. И в результате внешнеторговые организации обросли долгами. К концу 1945 года за ними числилось долгов больше чем на 1,33 миллиарда рублей».

Ю.И. МУХИН

Источник статьи

 

Метки:

ПОДВИГ ПЯТИ ЧЕРНОМОРЦЕВ


Отмечая очередную годовщину Победы над фашизмом, уместно вспомнить о том, что Победа ковалась задолго до того дня мужеством всех людей нашего Отечества и геройством отдельных его представителей.

Ровно 72 года назад, в майские дни 1942 года защитники Севастополя передавали из уст в уста рассказ о беспримерном подвиге пяти черноморцев. Ещё никто не знал точно имён бойцов, преградивших своими телами фашистским танкам путь к Севастополю, а подвиг их уже стал легендой.

Дело было в дни яростного наступления немцев на Севастополь. Фашисты ценою больших потерь заняли господствующую высоту севернее села Садовое. Отсюда враг простреливал прилегающие к нашим позициям дороги, окопы, укрепления. Гитлеровцы уже спускались по скатам высоты и через трупы своих солдат рвались к городу. Надо было не только остановить противника, но и во что бы то ни стало, любой ценой сбить его с высоты, открывающей путь к Севастополю.

Ночью двумя ротами моряки пошли в атаку. Враг оказывал упорное сопротивление. Казалось, непреодолимая стена огня стояла на пути моряков. Но ничто не могло остановить наступательного порыва «чёрных дьяволов». Приказ был выполнен, высота взята. К утру моряки окопались, подготовили позицию.

Взбешённый неудачей, противник подтянул силы и вновь повёл настуление, желая любой ценой овладеть высотой. В наш тыл проникли автоматчики, они беспорядочно строчили со всех сторон, создавая видимость окружения.

Впереди солдат немцы погнали овец и, прикрываясь ими, начали атаку. Командир моряков разгадал уловку и приказал бить по овцам. Затрещали наши пулемёты, краснофлотцы Щербаков и Лавров поливали свинцом баранов и прикрывшихся ими фашистских солдат. Меткими очередями пулемётчики уничтожили и стадо баранов и немецких солдат.

На следующий день немцы опять начали наступление, пустив впереди семь танков. Это было посерьёзнее овец. Прикрываясь бронёй, фашисты думали сломить сопротивление моряков и овладеть высотой. Командир решил преградить путь танкам, а затем уничтожить пехоту. Пять моряков вызвались выполнить опасную задачу. Вся наша большая страна узнала потом гордые имена бессмертных героев, приумноживших традиции русских моряков, совершив подвиг значимее подвига «Варяга» — вот их имена:

— политрук Фильченков Николай Дмитриевич

— краснофлотец Цибулько Василий Григорьевич

— краснофлотец Паршин Юрий Константинович

— краснофлотец Красносельский Иван Михайлович

— краснофлотец Одинцов Даниил Сидорович.

Командир пожал руки смельчакам, пожелал удачи. Обвязавшись гранатами, набрав побольше бутылок с горючей жидкостью, много патронов, навсегда простившись с боевыми друзьями, пятёрка незаметно пробралась вперёд и укрылась за невысокой насыпью. Из-за поворота показались вражеские танки. Один, второй, третий….

Семь чудовищ ползли по нашей земле, прикрывая фашистских солдат. Подпустили танки поближе, приготовились к схватке. Застрочил пулемёт. Цибулько в упор среляет по танкам. Пули летят в смотровые щели. Вот уже застыл один танк. Меткой пулей пулемётчик сразил водителя… Неравный бой длится около двух часов. Моряки самоотверженно и беспощадно вели бой. Бронированный кулак фашистов не смог прорваться через рубеж, обороняемый пятёркой храбрецов. Вот на поле боя застыли, охваченные пламенем, ещё два танка. Остальные четыре бежали, не выдержав сопротивления краснофлотцев.

Прошло несколько часов. Вновь показались танки. Теперь их было уже пятнадцать. На каждого моряка приходилось по три бронированных чудовища. Предстоял невиданный поединок людей с танками. Черноморцы отчётливо понимали грозящую опасность. Лица моряков суровы, сосредоточены, но на них нет и тени страха. Никто не дрогнул, не заколебался. Все знали, что не долго осталось жить, что придётся умереть. И моряки смело смотрели смерти в лицо. По зову Родины они пошли на подвиг во имя счастья и свободы.

Вновь меткой очередью уничтожен водитель головного танка, второй Цибулько уничтожил связкой гранат, но и сам был ранен. Превозмогая боль, моряк ведёт в упор огонь по машинам. Кончилась последняя лента, нет больше патронов. Выскочив из-за бугорка раненый Цыбулько со связкой гранат бросился к танку. Связка угодила под гусеницу. Танк остановился. Но тяжело раненый второй раз Василий Цыбулько упал без сознания.

Погиб геройской смертью Иван Красносельский. Он успел бутылками с жидкостью поджечь два танка. Пуля врага сразила героя. Осталось трое черноморцев и всего несколько гранат. Но моряки не отступают и не сдаются, бегству с поля боя они предпочитают смерть. Первым бросился под танк политрук Фильченков. Одинцов и Паршин увидели, как своим телом их боевой товарищ взорвал танк. Перед глазами мелькнуло раздавленное гусеницами тело моряка. Они не дрогнули. Юрий Паршин и Даниил Одинцов помчались навстречу ползущим танкам и бросились под них. Танки взорваны, а под ними погибли ещё два бессмертных черноморских героя.

В этом бою моряки уничтожили до десятка танков, остальные повернули обратно. Ошалевшая от страха вражеская пехота разбежалась. Наша морская пехота ринулась на фашистов, громя охваченных паникой гитлеровцев. Наступление врага было сорвано. Моряки отбросили немцев далеко назад, истребив большое количество живой силы врага.

Около взорванных танков нашли тяжелораненого, истекающего кровью Василия Цибулько. Напрягая последние силы, он рассказал как геройски погибли четыре его боевых товарища. Моряки подняли Цибулько, и уже на их руках умер пятый участник бессмертного подвига.

Пятёрка героических богатырей-черноморцев принесла свою жизнь на алтарь Отечества. Моряки знали, во имя чего идут на смерть. Нам бы сегодня их веру. Они выполнили свой воинский долг, они преградили путь врагу к любимому городу.

Сегодня в селе Садовое Севастопольского района стоит обелиск в память об этом подвиге, работает небольшой филиал музея Севастопольской обороны. Но положение их незавидное. Официальные власти Украины не помогали, а гнобили такие памятные места. Возможно, теперь положение изменится и мы вновь вспомним имена своих героев.

Был когда-то замечательный художественный кинофильм, посвящённый этому подвигу, «Малахов курган», но, к сожалению, он забыт. Неужели и мы забудим такие подвиги, которым жить в веках! Ведь они составили бы гордость любой страны мира. И хотя могилы героев находятся на Крымской земле, они защищали весь мир от фашизма, а не только своё Отечество.

Будим всегда верны их памяти…

Вадим КУЛИНЧЕНКО, капитан 1 ранга в отставке

Источник статьи

 

Метки:

ВЫБОРЫ ПАЛАЧА УКРАИНЫ


Крещатик и центр Киева был разрушен дважды. В первый раз осенью 1941 года, когда в столицу Советской Украины вторглись полчища немецко-фашистских захватчиков с сопровождающими их отрядами украинских националистов. Во второй раз в феврале 2014 года «незалежный» град Киев наблюдал возвращение украинских нацистов, уже без гитлеровских оккупантов, во время организованного международной реакцией путча. Данное возвращение не обошлось без жертв и участия «мадам» Меркель и всё той же Германии, подталкивавшей к активным действиям украинскую националистическую оппозицию. Таким образом, погром центра Киева и Крещатика лежит на совести всё той же Германии в том числе.

В ходе нового нашествия нацистов на Киев, президент В. Янукович, подобно Керенскому в 1917 году бежал на автомобиле в неизвестном направлении и вскоре оказался в России (без Армии, Флота и ВВС). Где теперь периодически устраивает свои жалобные пресс-конференции о том, что он остается единственным легитимным президентом Украины. Действительно другого такого легитимно бежавшего президента нигде в мире нет! Так, М. Каддафи пал смертью храбрых, растерзанный проамериканской бандой. С. Милошевич погиб в судебных нацистских застенках Европы. С. Хуссейн, вышедший из-под контроля ЦРУ, был зверски повешен. Но никто из них не покинул своего поста. А ведь их жизни угрожали не в меньшей степени, чем стенающему Януковичу. В результате его предательства интересов граждан Украины гражданам страны теперь угрожают фашизм, массовый террор и репрессии.

Кто же тогда действительно настоящий президент Украины, если Киев имеет теперь еще одного — и.о. президента Турчинова? Число самовыдвиженцев и самозванцев на эту должность достигло 22 человека обоего пола, желающих заключить, в свои смертельные объятия Украину.

После бегства Януковича, «гаранта» Конституции, прав и свобод граждан, тотчас на свет из всех щелей начали выползать вдохновители Майдана олигархи, теневые фигуранты путча неонацистов известные «мистеры-твистеры»: Порошенко, Тарута, Коломойский. Миллионщики и миллиардерщики, которые после пролития ими крови на Майдане обещают это неудобство компенсировать «морем шоколада».

Геббельсовская пропаганда украинских националистов продолжает вешать гражданам на уши развесистую клюкву: о вкусной и счастливой жизни в ЕС, о перспективах вхождения в НАТО. О том, что ради нацистской власти всем стоит затянуть по-туже пояса, свести свои желудки и просто не жить. Такого нахальства не знала еще история ни одной страны.

События на Украине в действительности являются не только кризисом одной Украины, как лукаво утверждают буржуазные СМИ, а есть продолжение кризиса мирового капитализма и всей системы международных империалистических отношений буржуазных государств ЕС, США и связанной с ними буржуазной России. Сам политический кризис на Украине разразился не подобно грому среди ясного неба, он был настолько предсказуем, что об этом не писал и не высказывался только ленивый. Тучи политической нестабильности над Украиной зловеще кружили не один год. На этот раз Украина стала мишенью доморощенных и мировых олигархов и политиков по новому переделу мира. Финансово обескровленная Украина пригодилась им для новой разрядки обстановки в мире, для чего побребовалось кровопускание на Майдане.

И хотя в стране в результате бегства Януковича сложилась благоприятная ситуация для выполнения решений Референдума 1991 года о восстановлении союза братских народов, ни один из буржуазных президентов стран СНГ не пошел навстречу инициативе граждан города-героя Одессы денонсировать Беловежские соглашения 1991 года. В результате денонсации необандеровцы в Киеве потеряли бы всякую правовую основу. А восстановление Союза вернуло бы страну в рамки границ общесоюзного государства. Таким образом, такой народный сценарий не вписывается в рамки стратегии буржуазных политиков постсоветского пространства. К сожалению, фигуры масштаба В.И. Ленина и И.В. Сталина сегодня не существует. А есть мелкие князьки «суверенных» княжеств.

Советский народ Украины снова брошен на растерзание националистическим силами, выросшим при чутком руководстве экс-президента Л. Кучмы, который не раз пытался ликвидировать празднование 9 мая, но не находил поддержки у большинства народа. Нацистская идеология в годы его правления стала проникать в учебные заведения: школы, училища, техникумы, университеты и институты. Всё передовое и прогрессивное из стен учебных заведений изгонялось националистической метлой. Страна оказалась окутанной мраком воинствующего национализма. При этом русофобскому режиму буржуазная Россия раз за разом оказывала поддержку и спасала от финансового и политического краха, как и самого Кучму. В результате мы получили фашизм на Украине, как результат «примирения всех с существующей действительностью». Всё это поддерживалось дремучей украинской «интеллигенцией».

События, развивающиеся на Юго-Востоке Украины, свидетельствуют о том, что единой Украины больше нет и в ближайшей перспективе не предвидится. Мнимое единство можно насадить «автоматами и кровью», но этот путь лежит через гражданскую войну.

Все, кто попытается выбрать в существующих условиях новую власть, контролируемую право — экстремистскими группировками, своими действиями вложат топор в руки нового нацистского палача Украины. Новый палач неизбежно будет нацистом «коричневого цвета». В этом кровно заинтересованы ЕС и США, создающие из Украины форпост нацизма для дальнейшего продвижения на Восток.

Нелегитимная «власть», инспирирующая выборы, прикрывшись видимостью легитимных выборов, в дальнейшем будет проводить реакционную политику, поддерживаемую странами ЕС и США. И в своем худшем варианте примет вид законности.

Начало этой власти уже положили репрессии в отношении лиц, разделяющих иную точку зрения и взгляды: избиения кандидатов О. Царева, М. Добкина. По всей Украине идут погромы институтов власти. Как и при Гитлере в 30-е годы в Германии на Украине проходят обыски и поджоги зданий КПУ в Киеве и Ровно. Сжигаются на кострах произведения В.И. Ленина, К. Маркса и Ф. Энгельса. Сбрасываются с пьедесталов памятники М.И. Кутузову, В.И. Ленину и советским воинам-освободителям.

Таким образом ЕС и США пытаются узаконить в Киеве кровавую диктатуру «банды шестерых» «шестерок» ЦРУ (Авакова, Турчинова, Наливайченко, Парубия, Кличко, Тягнибока) и их атаманши Юли (Тимошенко).

ЦРУ США, взявшие под свой патронат нелегитимную власть Украины, включают «зеленый свет» всем коричневым экстремистам для проведения по всей стране массовых репрессий. При таких условиях выборы нелегитимной власти не только не должны состояться, но должны быть сорваны самим народом. В противном случае фашистская хунта в Киеве в ходе сфальсифицированных выборов обретет видимость законности.

Народ, начавший вооруженное сопротивление на Юго-Востоке Украины, должен требовать отстранения всех участников путча от участия в настоящих и будущих народных демократических выборах. Собственность мятежных олигархов организаторов путча немедленно подлежит национализации вместе с их капиталами не только в стране, но и за ее пределами. Сами путчисты и их вдохновители должны предстать перед Народным Трибуналом.

Ни один из путчистов в будущем к управлению государством не должен быть допущен. В противном случае на Украине опять восторжествует «анархия международного масштаба» (З. Бжезинский), вызванная бунтом олигархов при участии их карманных армий и посредничестве ЦРУ. А из страны в немедленном порядке должны быть выдворены все советники и резиденты США, а так же неправительственные организации стран Европы. Это те основные условия, при которых возможна не только федерализация Украины, но и вообще сохранение целостности государства. Но при этом не менее важно другое: новое государство должно не только изменить свое формальное устройство, но и быть наполнено глубоким социальным содержанием в интересах человека труда. В противном случае федеративное государство, мало что изменит в судьбе народов Украины.

А. Виданов, Днепропетровская обл

Источник статьи

 

Метки:

«МЫ ГОТОВЫ УМЕРЕТЬ»


Донецкая Народная Республика – не проект, а в самом прямом смысле стихийное творчество масс. Это вынуждены признать и самозваные киевские “власти”, и честные политологи, и скептики всех мастей внутри и вовне пока единой Украины. Вопреки всем прогнозам о том, что ДНР лишь инструмент в руках торгующихся с Киевом донецких толстосумов из Партии регионов и других политсил, республика не идёт ни компромиссы и не поддаётся манипуляциям политиканов. Вопреки угрозам и попыткам “зачистки” – республика доказала, что способна дать отпор и регулярным войскам, и наёмникам из “Правого сектора”. Вопреки прогнозам о её скором исчезновении она существует, расширяет сферу влияния и готовится к референдуму о суверенитете.

О положении дел в республике нам рассказал сопредседатель Народного Совета ДНР Денис Пушилин.

— Какие вопросы вынесены на референдум и состоится ли он 11 мая?

— Состоится. Технически все почти проблемы решены. Формулировка вопроса сейчас анализируется юристами, потому что основной момент в нем – “да” или “нет” суверенитету Донецкой Народной Республики. А к этому уже могут быть какие-то приписки или разъяснения в скобках во избежание двояких толкований. Поскольку не все однозначно понимают, что подразумевается под термином “суверенитет”.

— Вопроса о присоединении к России не будет?

— Мы его не ставили изначально. Не будет в области и назначенных киевской “властью” на 25 мая президентских выборов. Выбирать президента у соседей не имеет смысла.

— 11 апреля “премьер” Яценюк говорил о необходимости внесения изменений в законодательство, принятии закона о местном референдуме, расширении полномочий регионов и т.д. Цель понятна: одновременно провести местные референдумы и президентские выборы, легализуя последние. Что, на Ваш взгляд, киевская “власть” вкладывает в понятия “местный референдум”, “расширение полномочий регионов”?

— Не суть важно, что Яценюк и Ко вкладывают в эти понятия, верить им нельзя ни в чём. Вспомним, Донбасс обманывали уже как минимум три раза. Сейчас нам обещают всё, что угодно: децентрализацию, муниципальную милицию, право говорить на родном языке…

На самом деле Донбасс и другие восточные области с 1994 по 1997 гг. уже имели экономическую обособленность. В 1994 году на основании референдума, проведенного в Донецке и Луганске, было принято решение, что пять областей – Донецкая, Луганская, Харьковская, Запорожская, Днепропетровская – получают экономический суверенитет. Но, в 1997 году Павел Лазаренко после убийства одного из донецких лидеров Евгения Щербаня заявил, что это не более чем эксперимент и “экономическую федерализацию” отменили. Все подобного рода проекты без политического обоснования – пшик. Необходим суверенитет. Что это такое, за что мы будем голосовать?

Это возможность вступить в федеративные или конфедеративные отношения с любой из стран независимо от географического положения. Это может быть Россия, Украина, другие страны. Или мы можем остаться независимыми. За это право мы и будем голосовать. Пример? Республика Бавария, которая имеет такое право более столетия. Она остаётся в Германии, хотя может в своём парламенте проголосовать и выйти из Германии. И эта возможность чрезвычайно важна в отстаивании своих интересов и в определении своей политики во всех сферах. Это – гарантия равноправного диалога с центральной властью; у Донбасса такой гарантии пока нет.

— Вам не кажется, что Киев никогда не допустит федерализации ни в каком виде по двум причинам. 1. Это невыгодно внешним игрокам, в первую очередь США, которым для удобства управления нужна единая, административно жестко централизованная территория. 2. По непробиваемому убеждению киевских чиновников любая федерализация включает алгоритм разрушения страны: самостоятельность одной области провоцирует стремление к самостоятельности других областей, затем они объединяются в конфедерацию, а потом образуют полностью независимое государство – Новороссию…

— Они могут рассуждать как им угодно. Но мы являемся патриотами своей земли и будем смотреть с позиции выгоды народа, проживающего на нашей территории. Если мы не будем думать, как лучше устроить жизнь для себя самих – жителей Донбасса – от нас ничего не останется. Украина в целом сейчас в глубочайшем социально-экономическом кризисе. 15 млрд. золотовалютного запаса для такой огромной страны – это почти ничего, и надеяться на подачки, как Яценюк, готовый подписать всё что угодно и на любых условиях ради кредита МВФ, – это преступление. Равное военному преступлению “и.о. президента” Турчинова, отдавшего приказ о так называемой антитеррористической операции, то есть об использовании армии против своего народа, на что не пошёл даже Янукович.

— Денис, а теперь самый главный и волнующий всех рядовых граждан вопрос. То, что называется Донецкой Народной Республикой – не является, как за время её существования убедились все, проектом, инструментом реализации чьих-то до поры скрываемых политических амбиций: ДНР создана стихийно народом, она результат социальной революции в одной пока отдельно взятой области. В этом сила республики. Но в этом скрыта и её слабость. По мнению экономистов, в том числе пророссийски настроенных, ДНР ни отдельно, ни в составе конфедерации с другими областями экономически нежизнеспособна. Если не изменится социально-экономическая структура: всевластие олигархов, теневая экономика, чудовищное имущественное расслоение — народ откажет ДНР в поддержке. Есть ли у руководства республики программа социально-экономических преобразований – деофшоризации экономики, если понадобится и национализации добиваемых “эффективными менеджерами” предприятий, выравнивания уровня доходов. Иначе результатом революции будет лишь и регионалами обещаемое право – пожаловаться на нищету на родном языке…

— Да, самое главное это социальный момент, именно на нём держится республика. Мы пришли не как профессиональные политики, профессиональные революционеры, в нас не “вливали” миллиарды и нас никто не готовил к работе во власти. Это действительно социальный протест, который обрел форму ДНР. Все мои и моих друзей действия, могущие пойти вопреки интересам людей, которые нас поддерживают, — мгновенно обернутся против нас. Мы будем вынесены “на вилах” гораздо быстрее, чем предыдущая власть, и мы хорошо это понимаем, потому что уже создан прецедент. Не готовить социальные программы, проекты социально-экономических преобразований – это было бы преступлением. И наши специалисты-теоретики их готовят, и то, что они выстроят теоретически мы – практики – готовы воплотить в жизнь. Фактически сейчас мы проводим эксперимент: само провозглашение народной республики, каждый шаг по её укреплению – это уже эксперимент, реализуемый без поддержки олигархов и без финансирования извне при негативном в основном освещении нашей деятельности в СМИ. Но отступать нам некуда: на каждом из состава Народного Совета – пожизненный срок, а то и не один. В любой момент с каждым может случиться то же, что с нашим активистом Леонидом Барановым, который был похищен СБУ и сейчас находится в Лукьяновском СИЗО (сейчас арестовано уже 10 активистов ДНР). Мы и наши сторонники реально готовы умереть за наше дело, нас никто не купит и не запугает. Поэтому добиться каких-то минимальных прав для региона и разойтись по домам с правом, как вы сказали, “жаловаться на нищету на русском языке” – это не для нас. Как я потом будут смотреть в глаза тем, кто так же готов был умереть, что я скажу своим дедам, которые воевали за нас, прошли всю Великую Отечественную войну?

— Вы помните в передаче Шустера знаменитое заявление Аксёнова, когда он всю украинскую политическую псевдоэлиту просто “размазал” ответом на вопрос о личной ответственности: “Вы берете на себя ответственность за происходящее?” – “Да, я беру на себя ответственность за всё, происходящее в Крыму”. Вот Вы сейчас — Вы можете сказать: я беру на себя ответственность за то, что социально-экономическое устройство нашей республики будет справедливым, кардинально отличающимся от нынешнего, кланово-олиграхического, насквозь коррумпированного?

— Я беру на себя эту ответственность. Уже взял, на самом деле. Я не один здесь, у нас коллегиальное руководство, и каждый, знаю, так же самим фактом провозглашения Донецкой Народной Республики и борьбы за её развитие взял на себя такую ответственность. И если что-то случится с одним из нас, другие продолжат работу. Мы прекрасно понимаем, что нынешнюю систему, несправедливое социально-экономическое устройство нужно полностью менять. В противном случае всё, что мы делаем, будет воспринято как политический популизм, не более того. Не изменив эту систему – не получим никаких изменений к лучшему.

— Многие аналитики считают, что сейчас главные проблемы для ДНР не Киев и Правый сектор, с ними всё понятно. Сейчас главные проблемы внутри. Первая проблема — Партия регионов, с её финансовым ресурсом, опытом интриг и поддержкой киевских инициатив о децентрализации, расширении полномочий местных бюджетов, официальном языке. Вторая внутренняя проблема – это население, которое разделилось в себе самом. Коллега-журналист из Донецка отправился в Киев в Нацгвардию, чтобы вернуться и усмирять меня, журналиста, сторонника ДНР. Таких – ратующих за единство Украины любой ценой – немало на Донбассе. Как нам с ними после референдума находить общий язык, дабы избежать масштабной гражданской войны?

— Регионалы не хотят понять, что всё делают с опозданием. Сначала они предлагали децентрализацию, теперь уже предлагают федерализацию, но все эти предложения запоздали, время ушло. Ни о каком провисании не может быть и речи. Объясню, сейчас ситуация уже на таком уровне, что все мы – руководство ДНР – можем уйти, это уже ничего не изменит. На наше место придут другие, потому что это народный, давно вызревший протест. Народ требует не минимальных поблажек по языку или полномочиям местных бюджетов, а другого – на основе Справедливости – социально-экономического устроения жизни. Поймите, это самое главное. Народ делает историю. Регионалы же судят по-старому, всё сводя к партийным играм и договоренностям, рассматривая соотечественников лишь как массовку.

Что же касается разделения внутри народа, то оно искусственно. Всё будет зависеть от идеологии и системы отношений в Донецкой Народной Республике. На Донбассе никогда не было гонений по религиозным, этническим, культурным причинам. И никогда не будет. Сейчас виной всему искаженные представления, навязываемые украинскими СМИ. Вы знаете, как они преподносят информацию. Вот наших ребят в Славянске расстрелял Правый сектор, украинские каналы преподносят это как акцию маскирующихся под ПС спецслужбистов Путина против граждан Украины. Вывод простого гражданина понятен: идти в Нацгвардию, защищать Родину от “оккупантов”. И так освещаются практически все события на Юго-востоке. Когда я смотрел репортажи украинских ТВ-каналов о митингах в Донецке, у меня, непосредственного их участника, возникал вопрос: те ли это митинги, в которых я участвую, или репортаж снят на другой планете?.. Адекватная информационная политика, выражающая интересы жителей Донбасса идеология и справедливая социально-экономическая практика устранят искусственное разделение. Когда люди поймут, кто их разделяет и зачем, и что на самом деле им выгодно – причин для гражданской войны не останется.

Ведь у большинства здесь живущих, под навязанными представлениями о стране, в которой мы живем, — совсем другие чувства. Поясню. В самом начале событий в областную госадминистрацию Донецка приезжал от вражеского правительства Виталий Ярема, ставил ультиматум, давал два часа на раздумья, грозил нелитературными словами в случае отказа освободить здание сделать с нами нечто страшное… На наши замечания — на каком основании нас называют преступниками и террористами, если захваты, в том числе вооруженные, админзданий начаты давно и не нами, — Ярема ответил, что жители Западной Украины и Киева действовали идеологически правильно и потому они герои, а мы изначально — сепаратисты и преступники. А уходя, так ничего и не пожелав услышать, спросил: “За что вы так не любите Украину?” Я не успел тогда ответить, отвечаю теперь. С провозглашением Донецкой Народной Республики я вспомнил, что такое патриотизм. Это чувство в глубине души таилось, ожидая своего часа, с детства. Никогда у меня не было такого чувства к Украине, как ни пытался я его пробудить. А вот сейчас я – патриот. Это чувство сейчас пробуждается в миллионах жителей Донбасса…

— Какова в области ситуация сейчас? Какие города и местные советы на стороне республики? Координируете ли вы свою деятельность с созданным в Луганске Штабом по управлению Юго-востоком?

— Давайте смотреть правде в глаза. Флаги ДНР практически на 90% горсоветов по области. Но отношения выстроены ещё не со всеми, некоторые чиновники, выражая нам свою поддержку, ведут двойную игру. Поэтому сейчас концентрируем усилия на этом направлении, люди с мандатами республики контролируют работу на местах, чтобы жизнедеятельность городов не останавливалась и не возникло социального недовольства.

Насчет Штаба в Луганске. Насколько мне известно, там уже несколько штабов, не говоря уже о некоем президенте Юго-востока. На мой взгляд, в Луганске слишком много настораживающих моментов, много разнородных групп, которые никак не могут объединиться независимо от политических взглядов. Мы, несмотря на разность убеждений, смогли объединиться в главном. Объединяющая на данном этапе цель – референдум. У луганчан это пока не получилось, референдум у них получается какой-то двойной, в результате – растаскивание людей по группам, у каждой из которых своё представление о правильном пути. Мы сотрудничаем с теми группами, которые согласны с нами в том, что референдум в областях нужно проводить в один день с одним и тем же вопросом и на общей документально-юридической основе. Также выстраиваем отношение с активистами во всех областях Юго-востока, включая те, в которых внешне торжествует киевская “власть”.

— На блокпостах сейчас происходит непонятное. Там самооборона ДНР или…?

— Там пытаются вытеснить наших людей. По нашей информации это наёмники “губернатора” Сергея Таруты. Сейчас в области в среде наших противников много враждующих лагерей, они не могут между собой договориться. Ситуацию осложняют и действия засланцев пана Коломойского.

— Сегодня представители ДНР встречались с миссией ОБСЕ в Донецке. Резюме встречи?

— Достигнута договоренность об освобождении в облгосдаминистрации сессионного зала и двух этажей, чтобы чиновники могли выполнять свои функции. Речь, в первую очередь, о коммунальных платежах, юридическом и социальном обеспечении граждан. При этом у меня большие сомнения в том, что от общения с ОБСЕ стоит ожидать значительного результата. Дело в данном случае не в наблюдателях, они могут предоставить достаточно объективные отчеты о своём пребывании здесь. Дело в том, что киевская сторона любые отчеты проигнорирует и никакие соглашения выполнять не будет. Вспомним, 21 февраля было подписано известное соглашение с Виктором Януковичем и – пшик, оно не исполнено. 19 апреля подписано в Женеве соглашение и – в этот же день “власть” заявляет, что отводить войска от Славянска и Краматорска не будет. А уже на следующий день похищают в Донецке ещё одного нашего активиста Леонида Баранова. Далее, негласное перемирие на время пасхальных праздников и – нападение боевиков “Правого сектора” на наш блокпост, стрельба, отнятые жизни…

Интервьюировал Геннадий Дубовой

Источник статьи

 

Метки:

РАЗМЫШЛЕНИЯ В ДЕНЬ ПОБЕДЫ, Осенённый бескровным присоединением Крыма и голосованием за лучшего полководца


Про Крым, потому что в этом году семидесятилетие со дня его освобождения от фашистских захватчиков. В остальном заслуга жителей, четверть века рвавшихся в Россию. Не стоило бы российской власти кичиться победой, упавшей к ней в руки как созревшее яблоко. А вот о голосовании за лучшего полководца хотелось бы поговорить подробнее. Ведь это один из немногих референдумов, у нас разрешённых.

Много вопросов к его организаторам. В Интернете они сводятся к одному: почему из списка исключили Сталина. И я о том же, но не взглянуть ли шире? Не мешало бы объяснить голосующим критерии, по которым производится отбор. По количеству побед и проигранных сражений, по ущербу, нанесённому неприятелю, или по тому, какую пользу принёс полководец России, явился ли её спасителем в тот или иной момент истории?

Краем уха прислушиваюсь к результатам текущего голосования. Похоже, с большим отрывом идёт Александр Васильевич Суворов. Это неудивительно, учитывая его несомненную популярность в народе. Но был ли он спасителем России? – Достаточно задать этот вопрос, чтобы вперёд вышел Михаил Илларионович Кутузов, ученик и сподвижник, спасший страну от величайшего в мире на тот момент полководца и завоевателя Наполеона Бонапарта!

Да и вообще, если так подходить, окажется, что не одного Сталина обидели и забыли: деяния Екатерины Великой, Петра Первого, Ивана Калиты важнее для тысячелетней империи, нежели победы полководцев в отдельных сражениях.

Смысла нет в голосовании по столь мелкому вопросу. Допускаю, что в конце концов на первое место может выйти Георгий Константинович Жуков. Ну и что? Или он победил в Великой Отечественной войне? Кто-то скажет, победил народ, и я не буду спорить. Но его олицетворением был не Жуков, и ни один из маршалов, а Сталин!

* * *

Впрочем, я пристрастный человек, объясню почему. С армией меня не разделить, и не только потому, что отец дослужился до полковника, а тесть чудом выжил в Мясном Бору, но и мои 36 лет, отданные снарядному производству, что-нибудь да значат.

У меня свой взгляд на Победу 1945 года, которую мы собираемся праздновать в 69-й раз. Её творцом был Сталин и никто другой! России повезло иметь во главе государства такого русского грузина. Рядом с ним никого не было, даже близко отвечающего требованиям, предъявляемым ситуацией.

Войну спас Сталин своей прозорливостью и предусмотрительностью. Весь 1941 год армия, истекая кровью, прикрывала эвакуацию заводов на Урал, в Сибирь и Среднюю Азию. А кто построил эти заводы, кто для них приготовил площадки, кто вдохновил рабочих и инженеров на гражданский и трудовой подвиг?

Перелом случился под Москвой, когда у Гитлера стали заканчиваться запасы боеприпасов, заготовленные для блицкрига, а у нас стали подходить новые, изготовленные с колёс, под открытым небом на Урале и за Уралом. Фашистов закидали не трупами, а снарядами! Уже в 1942 году обошли Германию со всей услужливой Европой по производству боеприпасов! Это заслуга Сталина, за десять лет предусмотревшего события. И после этого ищут лучшего полководца! Да если бы за Иосифом Виссарионовичем даже не было десяти сталинских ударов (не жуковских, не рокоссовских, не василевских, а сталинских!), за одну эту предусмотрительность он достоин звания генералиссимуса, которое ему, слава богу, и присвоили современники!

И вот разбираются, кого выбрать, Суворова или Скобелева, Деникина или Колчака. Критериями бы озаботились для начала. И Суворов, и Скобелев – славные полководцы. Про Деникина и Колчака не говорю, потому как «прославились» в гражданской войне, а за неё совестливые люди (взять того же генерала Рохлина) отличия стесняются брать.

Но кто главней — тот, кто выиграл сражение, или войну? Александр Македонский и Наполеон выигрывали войны, Кутузов выиграл войну, Пётр Первый, Екатерина Великая, Сталин… О чём речь? Что за мелкие игры с определением лучшего русского полководца?

Я рассмотрел лишь одну сторону глупейшего вопроса. А вот вам и другая. Можно ли вообще сравнивать полководцев, каждый из которых в своё время был лучшим? Можно ли утверждать, что Александр Невский был хуже Александра Суворова? Обстоятельства, место и время! Глупость из «демократов», устраивающих подобные конкурсы, так и прёт!

И ведь полгода, если не больше, занимаются бог знает чем и никак не поймут, что пора по-тихому свернуть и забыть странный «референдум».

Не знаю, что случится через сто и тысячу лет, но если память о нас сохранится среди потомков, Сталина не забудут. Он отстоял первое в мире социалистическое государство, прообраз будущего. И как же без него праздновать День Победы?

Народ ждёт, каждый год ждёт, что власть, идя навстречу ветеранам, вернёт Сталинграду священное имя. Народ ждёт, что имя Сталина воссияет в пантеоне российских героев. Не будет согласия на нашей земле, пока Сталину не воздадут должное! Народ знает, что пока этого не случится, не будет возрождения страны. Лишь с отданием долга Сталину оно может начаться!

* * *

Нынче для всех очевидно, что в мире грядет большая война. Говорят же, ни одному поколению без своей войны не обойтись! Моё, если не считать афганскую, обошлось, благодаря запасу, заложенному Сталиным.

Но руководители, бывшие после вождя, запас поистратили и растранжирили. И призрак грядущей войны вновь встал перед нами в полный рост. Отныне каждый новый парад должен напоминать не столько о великой победе 1945 года, сколько о готовности к новой войне.

Под этим углом, и только под этим, надо рассматривать колонны войск и боевой техники, проходящие по Красной площади 9 мая 2014 года.

Так кто же и что пройдёт? Нынче секретов нет. Задолго до парада известно — даже я, хотя всего лишь снарядник, могу сказать, чем похвастаются.

«Искандер» и «Панцирь»! Может быть, ещё С-400 и С-500. Но это же сугубо оборонительное оружие! Можно ли им «застращать» агрессора? Отвратить от нападения? Ну, приготовит он на порядок больше крылатых ракет! Ну, не будет бомбить Москву, а Тулу, Уренгой, Козельск, Энгельс… Он же знает, кого защищают в первую очередь С-400 и «Панцири».

И что с того? Война всё равно состоится! Её можно предотвратить лишь угрозой, перенести военные действия на его территорию. И никак иначе.

Так что должно быть на Красной площади? Кто должен идти? – Правильно! «Воеводы» и «Скальпели», вытащенные из шахт и БЖРК. В небе должны пролетать дивизии Ту-160, стремительно проноситься истребители долгожданного пятого поколения. А на военно-морских парадах в Североморске и Владивостоке гордо выступать хотя бы по паре новых атомных авианосцев (не «Мистралей»!) и ракетных крейсеров под стать «Петру Великому»! А если ещё из морских глубин поднимутся рубки «Акул», которых янки на дух не переносят, то и желать более нечего.

ВДВ Шаманова прочеканят шаг и проедут на БМД-4М. А вслед за ними в не меньшем количестве объявят себя диверсионные войска полковника Квачкова, по такому случаю освобождённого из заключения и произведённого в генералы.

А ещё хорошо бы вышла рабочая гвардия, Красная гвардия, ополченцы, как в 1941 году. И у каждого значок ГТО на груди! — Ну и размечтался! Такого в 2014 году точно не будет. А случись — задрожали бы за океаном! Ох, и струхнули бы!

Я даже не против казаков со всеми регалиями, если они явятся на Красную площадь с победой над захватчиками хопёрского никеля. Стал бы им рукоплескать и кричать «ура»!

Вот кого и что хотелось бы видеть на Красной площади 9 мая 2014 года. Не будет Красной Гвардии — привезите отряды самообороны Крыма – мы им поаплодируем!

Нет новых МБР «Воевода», протащите по площади двигатели РД-180, и на каждом напишите: «Не валяй дурака, Америка!», «Не видать их тебе, как своих ушей!», «Не одумаешься, прилетят, с ядерными зарядами!».

Хорошо, что по площади пройдут суворовцы и нахимовцы и не увидим погончиков на груди солдат, из которых Сердюков делал клоунов. Но не кажется ли читателям, что у нас всё время что-то отбирают, чтобы затем вернуть и заставить этому умиляться и радоваться?

Но радоваться ли возвращению того, что и отбирать не следовало? Последнее, чему бы возрадовался от души, это возврату имени «Сталинград» незаслуженно обиженному, всемирно известному городу на Волге.

А так вот буду смотреть на стройные колонны, лучше которых не вышагивает никто в мире, на грозную военную технику, и думать, что боезапаса у них, сердечных, на одну войну 08.08.08! И как мне, снаряднику, радоваться?

В отличие от многих, я знаю, что парад на Красной площади во многом бутафория, что за ним, кроме фанфаронства, нет ничего. Государственный парад лишь тогда отвечает назначению, когда за ним военная мощь.

Выше я перечислил почти всё, без чего он не в состоянии выполнить назначение. Могу повторить: новые жидкостные ракеты взамен «Воевод» и «Скальпелей», дивизии Ту-160, истребители пятого поколения, авианосцы и тяжёлые крейсеры для всех флотов, диверсионные войска и, наконец, мощная оборонка, производящая десятки миллионов боеприпасов в год. Так было в Советском Союзе, так должно быть и сейчас, если мы хотим выжить в этом прекрасном и бунтующем мире!

Поколению, которое мы оставляем по возрасту, воевать придётся непременно. Хотим ли мы, чтобы оно было среди побеждённых? Так давайте делать так, чтобы этого не случилось! В отличие от молодёжи, у нас нет иллюзий относительно «друзей», «союзников», «партнёров». Они хороши, когда мы сильны и не позволяем собой помыкать. Мир будет лишь тогда, когда мы не позволим перейти свои границы. Только так, и не иначе!

Ю.М. Шабалин

Источник статьи

 

Метки: ,

ГОДОВЩИНА ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ


В день 69-й годовщины Победы нашего народа в Великой Отечественной войне приходится вернуться к позорным дням 65-й годовщины.

65-я годовщина Победы нашего народа в Великой войне праздновалась как победа «Альянса победителей». И все члены «Альянса победителей» прошли по Красной площади победным маршем. Но что это был за «Альянс победителей» и кто его члены? Кем «Альянс победителей» был составлен, по каким признакам и с какой целью?

Первым ответил на этот вопрос президент Израиля Шимон Перес, приехавший на празднование Дня Победы. Он сказал нам: «Войну выиграл не «Альянс», войну выиграли вы». То же самое сказал один английский ветеран, имя которого я не уловил. Но эти слова бесследно исчезли в потоке массовой информации, и Победу нашего народа праздновали как победу «Альянса победителей».

Первым членом «Альянса победителей» были Соединённые Штаты Америки. В далёком послевоенном детстве я часто слышал, как отец в разговорах взрослых повторял слова президента США Гарри Трумэна: «Если мы увидим, что побеждают немцы, то будем помогать русским, если же будут побеждать русские, то следует помогать немцам. И пусть они убивают друг друга как можно больше». Так Америка закладывала своё будущее господство над миром.

Америка участвовала в войне поставками нам по ленд-лизу различных военных материалов и продовольствия. Смысл поставок по ленд-лизу двояк: с одной стороны, американская тушёнка и мука в голодное время и «студебеккеры» при нехватке техники есть очевидная помощь, но, с другой стороны, за каждый ящик тушёнки или мешок муки на поле боя погибали наши бойцы, за каждый «студебеккер» — погибало много бойцов. Ленд-лиз был американским вложением капитала тушёнкой, мукой, военными материалами и машинами в послевоенное владение миром, мы же за Победу заплатили 26 миллионами жизней.

Но Америка «помогала» не только нам. Америка также помогала и Германии. Гарри Трумэн после войны с полным правом мог бы сказать: «Получилось лучше, чем я предполагал. Мы не только помогли русским, которых немцы чуть было не разгромили, мы неплохо помогли и Германии. Заводы Форда поставляли Германии грузовики, собираемые во Франции из наших комплектующих, мы поставляли вольфрам и синтетический каучук, «Стандард ойл» поставляла Германии нефть, «Интернейшнл телефон энд телеграф» поставляла Германии для авиации и флота коммутаторы, телефонные аппараты, системы воздушной разведки и оповещения, радиолокационное оборудование и взрыватели для артиллерийских снарядов в количестве 30 тысяч штук в месяц, а также готовые изделия для сборки ракетных снарядов, селеновые выпрямители, высокочастотное радиооборудование, аппаратуру для военной связи. Мы добились своего, они перебили друг друга, за каждый «форд», за каждую тонну нефти Германия оставляла на поле боя десятки, сотни своих солдат!».

Америка «помогла» нам также и лекарствами. После прививки одной вакцины в селе Кирейково Калужской области все привитые дети остались калеками. Америка на наших детях испытывала новую вакцину. Почему об этом не помнят? Почему об этом забыли? Почему об этом не спросили у первого члена «Альянса победителей»? А также возник вопрос к правительству: быть может, кроме Кирейково были ещё деревни, где на наших детях первый член «Альянса победителей» испытывал свои вакцины?

Друзья Гарри Трумэна не дали ему проболтаться о том, как Америка расправится после Победы со страной-победительницей. Это было сделано позже:

«Окончится война, и мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю свою мощь на оболванивание и одурачивание людей.

Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые (общечеловеческие) и заставим их в эти фальшивые ценности поверить. Как? Мы найдём своих единомышленников, своих союзников и помощников в самой России (солженицыных, горбачёвых, ростропович-вишневских, ельциных, гайдаров). Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного и бесповоротного угасания его самосознания.

В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточничеству, беспринципности, бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом, беззастенчивость, предательство и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу — всё это мы будем ловко и незаметно культивировать, и всё это расцветёт махровым цветом (это Америка прекрасно сделала на Украине). И лишь немногие, очень немногие, будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдём способ их оболгать и объявить отбросами общества (это о нас). Мы будем всегда главную ставку делать на молодёжь. Станем развращать, растлевать её. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов. Вот так мы это сделаем».

Включите телевизор и убедитесь в том, что они «вот так это и сделали». Они «вот так это сделали» с помощью разложившейся КПСС и прежде всего её московской верхушки. Однако есть и зловещая разница. То, что предлагалось сделать с «чужим, далёким и непокорным народом», сегодня сделала с нами Москва. Америке не пришлось тратить на это своего золота. Москва не только сделала это за счёт русского золота, но и щедро поделилась русским золотом с Америкой.

И теперь, шагая по Красной площади в день нашей Победы в Великой Войне, Америка отмечала и свою победу над нами – 20-летие рыночной власти в России.

Другой постоянный член «Альянса победителей» – Великобритания. С давних времён народы радостно чествуют вождей своих Побед, устраивают им триумф, сооружают величественные триумфальные арки, через которые победители возвращаются с войны на родину. Россия сделала триумф Сталину, Жукову, Рокоссовскому и всем военачальникам, этот триумф запечатлен, и его можно ещё и ещё раз смотреть. Америка сделала триумф генералу Эйзенхауэру, Франция – генералу де Голлю, Югославия – генералу Тито.

Но почему Британия не сделала этого своему вождю? Вместо того, чтобы устроить триумф, она скинула Черчилля с пьедестала, со свистом прокатив его на выборах. Значит, народы Британии не признали его победителем?! Историки всего мира обходят это важное послевоенное событие молчанием, обозначая его как «факт демократии». Наши политики также молчат об этом, наш спикер гневно сказал, что не допустит искажения истории и доказал это георгиевской ленточкой. «Георгиевская ленточка» напоминает о войне, но она не проясняет важного послевоенного события – лишения Черчилля триумфа народом Британии – и не выявляет подлинную историю того времени.

Да! Проигрыш на выборах — это «факт демократии». Да, это мнение народа Британии! Но почему в день Победы они лишили триумфа своего вождя? Почему они скинули его с пьедестала? Народы Британии, пусть меньше, чем мы, но тоже несли тяготы войны. Они видели, что второй фронт не был открыт в 41 году, когда немцы дошли до Москвы и над нами нависла угроза гибели, именно для того, чтобы «они как можно больше убивали друг друга». Они видели, что второй фронт не был открыт в 42 и 43 годах, чтобы затянуть войну для тех же целей нашего уничтожения. Они видели, что предательство британского ВМФ – сдача на растерзание каравана РQ-17 – сделано для того, чтобы затруднить военные поставки в Россию, доказав их невозможность.

Перед летним наступлением 1944 года Черчилль запросил у Сталина, где Красная Армия будет наносить свой главный удар. Но Сталин хорошо знал своего «союзника» – будущего члена «Альянса победителей». Сталин знал, что место главного удара сразу станет известно немцам, и ответил «толстой жирной свинье»: «Наступление начнётся на одном из решающих направлений».

Народы Британии видели, что их вождь упорно и молчаливо делает то, о чём американский вождь проболтался. Они видели, что второй фронт открыт в 44 году потому, что Красная Армия сломила хребет Германии, и надо было делить добычу. Народы Британии не устроили Черчиллю триумфа, скинули его с пьедестала, не признали его Победителем, потому что они шесть лет испытывали на своей шкуре немецкие бомбёжки, гибель близких, затягивание войны, гибель каравана РQ-17 и многое другое!

Мой отец воевал на Северном флоте. В 1942 году у него открылся туберкулёз шейных желёз, его комиссовали, через полгода он вылечился и опять вернулся в строй. Эти полгода он проработал на связи с американскими и английскими моряками, облегчая им пребывание в чужой воюющей стране. Он вспоминал, что американцы приезжали к нам как союзники, были просты, общительны и открыто выражали нам глубокое уважение за нашу борьбу с немцами. Англичане же были надменны и высокомерны. Английские офицеры не скрывали, что приезжают на Северный флот изучать театр будущих военных действий. Английских офицеров часто меняли, чтобы как можно большее их число «изучило театр будущих военных действий». Мы не откроем Америки, и Черчилль сам не скрывал того, что пока мы с немцами по их воле уничтожали друг друга, он готовил свой флот для нанесения по нам заключительного удара. Но Красная Армия не дала ему это сделать. Зато теперь Англия как победительница шагала по Красной площади.

Скинув Черчилля с пьедестала и отказав ему в триумфе, народы Британии указали Черчиллю его истинное место в деле нашей Победы над Германией, указали двусмысленное положение самих стран-«победительниц» – Британии и Америки.

Значение Франции как страны-победительницы условно, её присутствие среди победителей увеличило численный перевес над Россией в послевоенном противостоянии двух враждебных миров. На стороне Гитлера французов воевало больше, чем против него.

Следующий член «Альянса Победителей» – Польша. Польша дралась с немцами храбро, и можно было бы отдать полякам дань уважения, если бы они не обесчестили себя варшавским восстанием и стрельбой в спину бойцам Красной Армии. Польская повстанческая армия совместно с Черчиллем захотела воспользоваться сокрушительными победами Красной Армии, самостоятельно, в тайне от Красной Армии освободить Варшаву, не пустить в Варшаву Красную Армию и посадить враждебное нам правительство. Свободолюбивые поляки вместе с Черчиллем хотели вырвать из рук Красной Армии её победу. Свои «заслуги» поляки увековечили песней:

Польский жолнеж (солдат) Берлин брал,

Русский трохи помогал.

Поляки обесчестили себя, стреляя в спину бойцам Красной Армии и дважды стреляя в Рокоссовского, тем самым они стреляли в Победу нашего народа над Германией.

Однако членство в «Альянсе победителей» не постоянно. Обычно он выглядел тегеранской или ялтинской тройкой: Рузвельт, Сталин и Черчилль. Но недавно в Англии установили памятник «Альянсу победителей», состоящий из Черчилля и Рузвельта, в нём нет Сталина. Если нет Сталина, значит, нет и России. То есть Россия, по мнению нынешней Англии, не полноценный и не полноправный победитель Германии, а, может, и вообще не победитель.

Это мнение совпало с мнением наших кремлёвских вождей. Несмотря на то, что глава Москвы заверил по телевизору, что он не прогнётся, что портрет Сталина будет висеть в День Победы, он не смог сделать этого. В 65-й День Победы Сталина не было среди победителей.

К Сталину нет ни одного вопроса по поводу его действий как Верховного Главнокомандующего, как организатора Победы в тылу и на фронте. Вопросов не возникло даже тогда, когда позволено было говорить всё, даже тогда, когда началась его травля. Жуков сказал коротко и ясно: «Сталин был достойным Главнокомандующим».

Атлантическо-кремлёвское решение убрать Сталина из числа победителей в 65-й день Победы – это рыночное решение наших рыночных вождей, потому что от Сталина слишком веет духом социализма. И дух социализма не удаётся перебить ни пугалом тоталитаризма, ни пугалом Гулага.

Совместный парад в честь 65-летия Великой войны имел право быть, но не как парад «Альянса победителей», а как парад торговых участников войны, обеспечивших себе мировое господство и поделивших вместе с Кремлём Победу нашего народа.

Итак, мнение старого мудрого еврея и мнение английского ветерана о том, что победили мы, а не «Альянс», промелькнуло и было смыто в канализацию массовых СМИ. Победа же нашего народа праздновалась, как победа «Альянса Победителей».

Так Москва, обескровившая Россию рыночными реформами, распределила Победу советского народа в Великой войне между своими рыночными друзьями – партнёрами и рыночными коллегами, и как одна из равных утверждала своё место в рядах рыночного общечеловечества.

Рыночная Россия оказалась страной с «непредсказуемым прошлым». К сожалению, я не знаю автора этого определения и ставлю эти слова в кавычки. Ярче всего «непредсказуемое прошлое» выразилось в рыночных школьных учебниках по истории. Учебников очень много, и все они негодны. Доказательства негодности убедительны, но одно из них я хотел бы отклонить. Некоторые учебники считаются негодными потому, что в них Великой войне отвели «всего две страницы». Но на этих «двух страницах» уместится заявление президента Америки о том, что она должна «помогать» воющим сторонам так, чтобы они «как можно больше перебили друг друга», поместятся наши потери и потери «союзников», поместится директива Даллеса, как расправиться после войны с победителем Германии. Тогда и двух страниц будет достаточно, чтобы дети получили правильное представление о Великой войне.

В день 69-й годовщины Победы мы вернулись к 65-й годовщине потому, что впереди круглая дата – 70 лет Победы, а не за горами и 75 лет Победы, и мы не хотим, чтобы в эти великие дни наши кремлёвские вожди опять отдали нашу Победу своим рыночным коллегам – членам рыночного «Альянса победителей».

О.Л. Гусаревич

Р.S. Мы требуем от правительства России, хотя бы с большим опозданием и хотя бы частично, возместить ущерб нашим людям, всю жизнь прожившим калеками от испытания на них вакцины Первого члена «Альянса победителей».

Источник статьи

 

Метки:

Религия и Библия в трудах В.И.Ленина: новый взгляд на старую тему


М.Ю. Смирнов
РЕЛИГИЯ И БИБЛИЯ В ТРУДАХ В.И. ЛЕНИНА: НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАРУЮ ТЕМУ

Предмет, избранный для рассмотрения в данной работе, в наши дни может показаться несколько странным. Обстоятельства, при которых ссылки на произведения В.И. Ленина как образцы научной мысли и цитирование его высказываний в качестве непререкаемых аргументов были делом само собой разумеющимся в отечественной литературе самых разных жанров, остались в постепенно отдаляющейся исторической эпохе. Поколение, вступившее в жизнь после 1991 г., в подавляющем большинстве представляет все, что связано со словом «Ленин», примерно также смутно, как прадеды, родившиеся после революционного 1917 г., представляли себе, что такое, например, Закон Божий. Отечественная история XX в. как минимум дважды показала, сколь быстро утрачивается адекватное понимание, казалось бы, еще недавно незыблемых устоев даже у непосредственно близких к уходящим временам новых поколений. Но и те из нынешних россиян, кто постарше и обладает советским опытом, уже благополучно отвыкли от навязчивой «ленинианы», нередко с иронией или сарказмом вспоминая, как некогда конспектировали произведения Ленина на разных этапах своего образования. Правда, отдельные фразы, ассоциируемые с Лениным (про «кухарку» и управление государством; про «ум, честь и совесть нашей эпохи»; про «учиться, учиться и учиться»; резкие эпитеты в адрес интеллигенции и ряд др.), взятые, как правило, безотносительно к контексту и часто искаженные, иногда встречаются и в современной лексике, преимущественно — на общественно-политические темы. В целом же, однако, массив ленинских цитат вышел из широкого употребления.

Такое забвение вполне объяснимо в условиях очередной радикальной «смены вех» на российском идеологическом пространстве. В то же время, оно стало одним из симптомов нарастающей мифологизации отечественной истории, когда более или менее достоверные знания о прошлом уступают место то спонтанному мифотворчеству, а то и умышленному «мифоконструированию».

Конечно и раньше, в советские десятилетия, ленинская тема была в нашей стране, да и много где за рубежом, одним из «резервуаров» для мифотворчества. Однако прежде мифотворческие конструкции возводились на почве массированного присутствия в информационном поле многократно тиражированных историй о Ленине (главным образом, — официозных, отретушированных или просто фальшивых). Ныне же мифотворчество на эту тему происходит при почти полной утрате информированности о жизни и деятельности Владимира Ильича и при крайне низком уровне представлений о действительном содержании его теоретического и политического наследия.

Среди наиболее остро воспринимаемых составляющих этого наследия, подвергающихся мифологизирующим интерпретациям, безусловно, оказывается отношение В.И. Ульянова (Ленина)1 к религии. Его антирелигиозная позиция в мировоззрении, идеологической и политической деятельности была широко известна. В советские годы ленинская критика религии считалась выдающимся достижением в духовном развитии человечества, о чем было написано немало восторженных слов специалистами по научному атеизму2. В конце «перестройки» тональность оценок изменилась, популярными стали разоблачения. Былой священный трепет перед ленинскими текстами замещается язвительными комментариями и не всегда проверенными обвинениями3. Вышедшие в ответ апологии Ленина, вроде сборников, изданных на излете советского периода4, содержали уже не очень уверенный отпор «клевете». Гораздо более взвешенными и указывающими на мифотворческий характер как критики Ленина, так и его вынужденного оправдания иногда оказываются рассуждения зарубежных исследователей культа Ленина в Советской России5.

Незадолго до распада СССР, в год 120-летия со дня рождения В.И. Ленина журнал «Известия ЦК КПСС» официально обнародовал текст его «Письма В.М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б)» от 19 марта 1922 года6, содержавшего требование «дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». Были там и другие беспощадные фразы, вроде: «Чем большее число представителей реакционного духовенства… удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше». Безусловно, эта публикация вызвала настоящее потрясение у тех, кто всегда был убежден в безупречности мыслей и поступков Владимира Ильича. По словам авторитетного отечественного религиоведа Р.А. Лопаткина: «Я не верил своим глазам, не представлял себе, что такое возможно, пытался понять и объяснить себе этот факт. Может быть, причина в том, что Ленин уже был тяжело болен, у него быстро прогрессирующая болезнь мозга, и он уже фактически был изолирован от реальной действительности…?»7.

Само наличие этого документа в советское время не относилось к чему-то скрываемому. Однако до открытой публикации в СССР доступной была лишь ссылка на его существование, содержащаяся в 45 томе Полного собрания сочинений В.И. Ленина. В этом томе, среди дат жизни и деятельности В.И. Ленина, на странице 666 (!) значится: «Март, 19. Ленин в письме членам Политбюро ЦК РКП(б) пишет о необходимости решительно подавить сопротивление духовенства проведению в жизнь декрета ВЦИК от 23 февраля 1922 г. об изъятии церковных ценностей в целях получения средств для борьбы с голодом»8. За рубежом текст письма опубликовал «Вестник Русского студенческого христианского движения» в 1970 г. (№ 98, с. 54-57), откуда он был перепечатан газетой «Русская мысль» (Париж) 1 апреля 1971 г.

Резкость фразеологии этого письма вызвала некоторые сомнения в его аутентичности. Дело в том, что ни рукописного наброска, если таковой был, ни его фотокопии не существует. В архиве хранится машинописный текст, выполненный по стенографической записи (тоже не сохранившейся и не имевшей фотокопии), сделанной под диктовку Ленина по телефону его секретарем М. Володичевой; ленинской подписи или какой-либо авторской правки в этом тексте нет. На страницах письма нет предполагаемых заметок членов Политбюро, имеется лишь нетребовавшаяся пометка Молотова; присутствуют расхождения между стилем ленинской письменной речи и рядом словесных оборотов в этом тексте9. Сам Ленин в годы, непосредственно предшествовавшие появлению этого письма, как минимум дважды заявлял: «Просьба состоит в том, чтобы никогда не полагаться ни на стенографическую, ни на какую иную запись моих речей, никогда не гоняться за их записью, никогда не печатать записи моих речей. … Я ни единого раза не видал сколько-нибудь удовлетворительной записи моей речи. Отчего это происходит, судить не берусь, от чрезмерной ли быстроты моей речи, или от ее неправильного построения, или от чего другого, но факт остается фактом. Ни одной удовлетворительной записи своей речи, ни стенографической, ни иной какой, я еще ни разу не видал»10.

Так или иначе, письмо добавило аргументов для ставшего общим местом убеждения, что несомненное безбожие Ленина сопровождалось и ярой ненавистью вообще ко всему, что связано с религией — к храмам, духовенству, религиозным обрядам, религиозной литературе и т.п. Обоснованность этого убеждения стали подтверждать теми же знаменитыми высказываниями из ленинских произведений, которые в советское время постоянно цитировались как свидетельства последовательного научно-материалистического мировоззрения Владимира Ильича: религия — «род духовной сивухи», «опиум народа»; «всякий боженька есть труположство», «всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость» и пр. Действительно, произведения Ленина содержат немало язвительных инвектив в адрес религиозных организаций и их служителей («поповщины» в его терминологии).

Тем интереснее, однако, что, как бы параллельно бескомпромиссному негативному отношению к религии, В.И. Ульянов периодически высказывал весьма далекие от категорического отрицания или даже положительные характеристики каким- то конкретным процессам, событиям и персонам из исторической и современной ему религиозной жизни общества.

В работе «Проект программы нашей партии» (1899 г.) он признавал, что «выступление политического протеста под религиозной оболочкой есть явление, свойственное всем народам, на известной стадии их развития…»11. Предложенный им тезис в резолюции II съезда РСДРП (1903 г.) об отношении социал-демократов к религиозному сектантству содержал положение о том, что «сектантское движение в России является во многих его проявлениях одним из демократических течений…» .

Десятилетие спустя, размышляя о взаимосвязи религии и демократии, Владимир Ильич вполне определенно утверждал о приоритете демократического устройства общества перед религией, которая содержит не только консолидирующий, но и дезинтегрирующий потенциал. В статье 1913 г. «Балканская война и буржуазный шовинизм» он писал: «Ни национальное угнетение, ни национальная грызня, ни разжигание религиозных различий не были бы возможны при полном и последовательном демократизме»13. При этом, однако, как следует из его переписки с А.М. Горьким (ноябрь 1913 г.), он продолжал придерживаться убеждения, что «было время в истории, когда… борьба демократии и пролетариата шла в форме борьбы одной религиозной идеи против другой»14.

Накануне октябрьских событий 1917 г. в работе «Государство и революция» он в позитивной тональности высказался о «“наивностях” первоначального христианства с его демократически-революционным духом» в противоположность последующей роли христианства как государственной религии15. Внимание к этой исторической метаморфозе христианства он проявил еще в эмиграции, познакомившись с книгой швейцарского социал-демократа Поля Голэй «Социализм умирающий и социализм, который должен возродиться» (Лозанна, 1915. на фр. яз.). В своей статье 1915 г. «Честный голос французского социалиста» Ленин одобрительно процитировал слова этого автора об «истории доктрин» в христианстве: «Когда они оказывались влиятельными? Тогда ли, когда они бывали приручены властями, или тогда, когда они бывали непримиримыми? Когда христианство потеряло свою ценность? Не тогда ли, когда Константин обещал ему доходы и предложил ему, вместо преследований и казней, обшитое галунами платье придворных лакеев?»16.

Такие оценки не мешали ему критически относиться к радикализму религиозно мотивированных освободительных движений. К примеру, в своих конспектах 1915-1916 гг. («Тетради по империализму») Ленин отметил неоднозначность идеологии панисламизма17. В советский период он дополнил теоретическую характеристику этого явления политическими выводами, сформулированными в июне 1920 г. для участников II конгресса Коммунистического Интернационала и в решениях ЦК РКП(б) о задачах в Туркестане: «необходимость борьбы с панисламизмом и подобными течениями, пытающимися соединить освободительное движение против европейского и американского империализма с укреплением позиции… мулл…», «способы борьбы с… панисламизмом… особо разработать»18.

В.И. Ульянов мог сочувственно отзываться о тех служителях культа, чья деятельность вписывалась в его понимание борьбы за социальную справедливость, признавая, что именно религиозная принадлежность придает этим деятелям дополнительный авторитет у населения. В статье «Социализм и религия» (1905 г.) он призвал к поддержке «честных и искренних людей из духовенства» в их требованиях свободы и протестах против навязанных самодержавием «казенщины», «чиновнического произвола» и «полицейского сыска»19. Показательна в этом плане его оценка священника Георгия Гапона, с которым Ульянов лично общался в эмиграции. Признавая провокационность роли «попа Гапона» в революционных событиях 1905 г, он высказал, тем не менее, соображение о пользе поступков этого священника для освободительного движения в России (серия статей 1905 г. «Революционные дни»)20. В другой ситуации, разрабатывая «Проект речи по аграрному вопросу во второй Государственной Думе» (1907 г.), он писал: «…мы, социал-демократы, относимся отрицательно к христианскому учению. Но, заявляя это, я считаю своим долгом сейчас же, прямо и открыто сказать, что социал-демократия борется за полную свободу совести и относится с полным уважением ко всякому искреннему убеждению в делах веры…», добавив к этому готовность обсуждать разногласия со священником Тихвинским — «депутатом от крестьян, достойным всякого уважения за его искреннюю преданность интересам крестьянства, интересам народа, которые он безбоязненно и решительно защищает…»21.

К слову сказать, В.И. Ульянов имел вполне адекватные представления о религиозной составляющей в образе жизни, нравах и потребностях трудящегося населения страны. Он, например, прекрасно разбирался в христианском праздничном календаре и использовал эти познания при написании в сибирской ссылке летом 1897 г. брошюры «Новый фабричный закон», седьмой раздел которой «Как наше “христианское” правительство урезывает праздники для рабочих» содержал резкую критику ограничений прав верующих на отдых и свободное время22.

В дореволюционные годы В.И. Ульянов неоднократно выступал в защиту религиозной свободы для представителей различных вероисповеданий в Российской империи. Обращают на себя внимание его комментарии в статье 1901 г. «Внутреннее обозрение. IV. Две предводительские речи» по поводу «инквизиторской травли сектантства» ревнителями православия23. В мае 1903 г. в Женеве выходит написанная им в эмиграции брошюра «К деревенской бедноте» с формулировкой принципиального требования: «Каждый должен иметь полную свободу не только держаться какой угодно веры, но и распространять любую веру и менять веру. Ни один чиновник не должен даже иметь права спрашивать кого ни на есть о вере: это дело совести… Не должно быть никакой “господствующей” веры или церкви»24. Упомянутая выше статья 1905 г. «Социализм и религия» содержит развитие этого тезиса: «Государству не должно быть дела до религии, религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. Всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии… Никакие различия между гражданами в их правах в зависимости от религиозных верований совершенно не допустимы. …Не должно быть… никакой выдачи государственных сумм церковным и религиозным обществам, которые должны стать совершенно свободными, независимыми от власти союзами граждан-единомышленников. Только выполнение до конца этих требований может покончить с тем позорным и проклятым прошлым, когда церковь была в крепостной зависимости от государства, а русские граждане были в крепостной зависимости у государственной церкви…»25.

Особым сюжетом является отношение В.И. Ульянова к участию духовенства в политической жизни. По его взглядам дореволюционного времени, такое участие есть совершенно нормальное дело. «В жизни абсолютно невозможны, неосуществимы никакие меры, отстраняющие от политики. ту или иную группу или часть населения», — писал он в статье 1912 г. «Либералы и клерикалы» (занятно, что эта статья была им подписана псевдонимом Мирянин). «Мы не против участия духовенства в выборной борьбе, в Думе и пр., — утверждал он далее о позиции социал-демократов, — а исключительно против средневековых привилегий духовенству. Мы клерикализма не боимся, мы с ним охотно — на свободной и равной для всех трибуне — поспорим. Духовенство всегда участвовало в политике прикровенно; ничего кроме пользы для народа, и большой пользы, не будет от того, если духовенство станет участвовать в политике откровенно»™. Анализируя ход кампании по выборам в IV Государственную Думу в статьях «Духовенство и политика» и «Духовенство на выборах и выборы с духовенством» (в сентябре и октябре 1912 г.), он замечает: «Неучастие духовенства в политической борьбе есть вреднейшее лицемерие», «народу принесет лишь пользу переход духовенства к политике откровенной» ; это позволит понять действительное состояние духовенства, его расслоение на тех, кто «будут голосовать за кандидатов, угодных правительству»28, и на демократически настроенных представителей «даже в таком социальном слое России, как духовенство…»29. Очевидно, что для В.И. Ульянова открытая политическая активность духовенства равносильна саморазоблачению подлинных интересов этого сословия в глазах приверженцев демократии. Как высказался он в статье «Беседа о “кадето-едстве”» (1912 г.): «…всякий грамотный человек понимает: демократия не может быть демократией, будучи богомольной»30.

В мае и июне 1909 г. вышли две программные ленинские статьи на тему религии — «Об отношении рабочей партии к религии» и «Классы и партии в их отношении к религии и церкви». Нет смысла подробно воспроизводить их содержание — любой желающий может раскрыть семнадцатый том Полного собрания сочинений и ознакомиться с тем набором теоретических концептов, который сложился в воззрениях Владимира Ильича касаемо позиции революционной социал-демократии в вопросах религии31. Стоит лишь отметить два важных акцента в этих статьях.

В первой из них, вслед за Ф. Энгельсом, Ленин резко характеризует как «глупость» якобы революционную идею «объявления войны религии», высмеивает увлечения «атеистической проповедью», предостерегает от угрозы «преувеличения борьбы с религией со стороны политической партии пролетариата». Во второй статье лейтмотивом стал яростный антиклерикализм, призыв противостоять «феодальным привилегиям» Православной Церкви, и уже как производное от этого прозвучала критика либеральной идеологии «обновления» религии и «более тонких средств церковного обмана».

Сформулированные в этих работах трактовки не претерпели существенных изменений до конца его жизни, хотя впоследствии отчасти модифицировались и далеко не всегда воплощались в его практической революционной деятельности. Эти положения раскрывают своеобразную диалектику ленинского подхода к религии, сочетающую идеологическую непримиримость с гибкостью политических действий по отношению к носителям религиозного сознания.

После 1917 г., уже как Председатель Совнаркома, Ленин активно стремился перевести свои теоретические представления о свободе совести в правовую практику нового государства. Подписанный им и другими членами Советского правительства Декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» от 23 января 1918 г., в редактировании которого он деятельно участвовал, содержал норму, запрещающую «издавать какие-либо местные законы или постановления, которые бы стесняли или ограничивали свободу совести». Декрет установил, что: «Каждый гражданин может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Всякие праволишения, связанные с исповеданием какой бы то ни было веры или неисповеданием никакой веры, отменяются». В окончательную редакцию документа вошла и внесенная им лично формулировка: «Здания и предметы, предназначенные специально для богослужебных целей, отдаются, по особым постановлениям местной или центральной государственной власти, в бесплатное пользование соответственных религиозных обществ»32.

В годы Гражданской войны, когда важнейшей задачей советской власти было удержать за собой признание как можно большей части населения на «расколовшейся» территории бывшей империи, глава государства очень внимательно реагировал на опасность ущемления интересов верующих. Выступая на I Всероссийском съезде работниц 19 ноября 1918 г., он прямо заметил: «Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства»33. Аналогичная установка была включена Лениным в проект Программы РКП(б) в 1919 г.: «осуществлять фактическое освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков, добиваясь этого посредством пропаганды и повышения сознания масс, вместе с тем заботливо избегая всякого оскорбления чувств верующей части на- селения…»34. В «Предложениях к проекту постановления Пленума ЦК РКП(б) о пункте 13 Программы партии» (1921 г.) он еще раз напомнил: «…не выпячивать вопроса о борьбе с религией…»35.

До завершения основных событий Гражданской войны советская власть еще не позволяла себе демонстративного разрушения храмов и массовых репрессий верующих. Известна, например, поддержка Председателем Совнаркома просьбы верующих из Ягановской волости Череповецкого уезда содействовать достройке местного храма, заложенного еще в 1915 г. (в записке Ленина председателю Афанасьевского сельсовета В. Бахвалову от 2 апреля 1919 г. говорилось: «Окончание постройки храма, конечно, разрешается…»)36. Весьма настоятельно звучит и его требование к реввоенсовету Кавказского фронта: «обязательно проявлять максимум доброжелательности к мусульманам… демонстрируйте и притом самым торжественным образом симпатии к мусульманам» (телеграмма Г.К. Орджоникидзе от 2 апреля 1920 г.)37. Получив личное обращение с жалобой на турецкие притеснения от председателя ЦК объединенных духоборческих общин Тифлисской губернии П.П. Веригина, Ленин как Предсовобороны обязал соответствующие инстанции: «примите все возможные меры» для помощи коммунам духоборов в Ахалкалакском районе советской Грузии (телеграмма Г.К. Орджоникидзе от 25 марта 1921 г.)38. В апреле 1921 г. В.М. Молотов получает от Ленина указание: «… в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчет 1 мая, и там сказано: разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю Пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии»39.

Конечно, ленинская идеология коммунизма предполагала, как минимум, резкое ограничение возможностей для пропаганды «чуждых» воззрений. Так, к примеру, в проект постановления Политбюро ЦК РКП(б) о свободной продаже книг, хранящихся на складах в Москве в 1921 г. он внес весьма характерное уточнение: «Из числа книг, пускаемых в свободную продажу в Москве, изъять порнографию и книги духовного содержания, отдав их в Главбум на бумагу»40. Тем не менее, выступая на совещании беспартийных делегатов IX Всероссийского съезда Советов 26 декабря 1921 г., Ленин с обидой отреагировал на подозрение, будто он «предлагал жечь молитвенники»: «Само собой разумеется, что я никогда этой вещи не предлагал и предложить не мог. …По основному закону нашей республики, свобода духовная насчет религии за каждым безусловно обеспечена…»41.

Даже в названном выше письме к Молотову для членов Политбюро репрессивные установки звучали в контексте, явно не предполагающем полного уничтожения религиозной жизни в стране, — «…по международному положению России для нас, по всей вероятности, окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже чересчур опасны». Речь шла, скорее, о запугивании и пресечении оппозиционных действий со стороны представителей церковной среды («…чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать»)42.

Имеется много примеров, свидетельствующих о разнообразии суждений В.И. Ульянова по «религиозному вопросу» и вариативности практических подходов. За всеми этими оттенками, за беспощадной категоричностью или, напротив, за неожиданной от такого человека терпимостью возникает вполне определенная позиция в ленинском отношении к религиозной сфере. Эта позиция образуется из сложения трех основных составляющих.

Во-первых, это принципиальная несовместимость усвоенного Владимиром Ульяновым диалектико-материалистического мировоззрения с любой религией, при отказе религиям в каких-либо иных основах, кроме земных. Во-вторых, его явный и часто страстный антиклерикализм, перешедший в послереволюционный период в воинственное отношение к религиозным организациям как политическим противникам коммунистической партии. В- третьих, убеждение в третьестепенности проблем с религией по сравнению с решением задач социального переустройства и по этой причине подчинение «религиозного вопроса» актуальным потребностям революционных преобразований общества43.

Следует согласиться с характеристикой одной из черт интеллектуального облика Ленина, данной В.А. Кувакиным: «С юношеских лет Ленин был чужд религиозному, спиритуалистическому и идеалистическому воззрению на окружающую действительность. У него было какое-то естественное отсутствие какого-либо интереса и, так сказать, вкуса к трансцендентному и мистическому. Все это ему просто было неинтересно…»44.

Можно сказать, что наибольшую враждебность у Владимира Ильича вызывали не столько религиозная вера людей или, тем более, вероисповедные доктрины (к ним он был в целом равнодушен и способен ограничиться лишь чисто теоретической полемикой), сколько вполне понятные претензии религиозных организаций на весомую роль в общественных настроениях, на хозяйственное и политическое влияние — в этом отношении компромиссов он не признавал и употреблял все свои возможности для безжалостного подавления таких претензий.

В.И. Ульянов был достаточно образован и проницателен, чтобы понимать закономерность существования религии в истории человечества, ее укорененность в чувства и жизненные потребности людей. Полемизируя с теорией «эмпириомонизма» А.А. Богданова, в своей книге «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии» он признал: «…“общезначимо” учение религии в большей степени, чем учение науки: большая часть человечества держится еще поныне первого учения… ибо религии возникли не беспричинно, держатся они в массе народа при современных условиях вовсе не случайно, подлаживаются к ним профессора философии вполне “закономерно”. Если этот, несомненно , общезначимый и, несомненно, высокоорганизованный социально-религиозный опыт “не гармонирует” с “опытом” науки, то, значит, между тем и другим есть принципиальная, коренная разница… Общезначима и религия, выражающая социальное согласование опыта большей части человечества»45. В его конспекте 1909 г. книги Л. Фейербаха «Лекции о сущности религии» встречаются, к примеру, такие комментарии: «Кроме фантазии в религии крайне важно Gemuth (чувство), практическая сторона, поиски лучшего, защиты, помощи etc.»; «в религии ищут утешения»; «христианство из морали сделало бога, создало морального бога»; «религия дает человеку идеал»46.

Владение рядом языков (он мог говорить на английском, немецком, французском языках, свободно читал по-итальянски, понимал чешский и польский языки, латынь и греческий язык знал в объеме гимназического курса) способствовало разнообразию его круга чтения. Как человек, любивший и умевший работать с книгами, формировавший свое мышление во многом на основе освоения огромного массива различной литературы, он был вполне восприимчив и к текстам на религиозные темы. В каталоге последней личной библиотеки В.И. Ленина47 указано немалое количество изданий, касающихся религии.

Большая часть из них сгруппирована составителями каталога под рубрикой «Атеизм, наука и религия» и представлена антирелигиозной литературой, антиклерикальными и научно-критическими работами различных российских и иностранных авторов. Среди 99 изданий в этой рубрике обращает внимание присутствие ряда трудов, в разной мере затрагивающих библейскую христианскую сюжетику. Это русские переводы книг Ш. Ви- ролльо «Легенда о Христе», А. Древса «Миф о Христе», К. Каутского «Происхождение христианства», Э. Мейера «Иисус из Назарета», А. Немоевского «Бог Иисус. Происхождение и состав Евангелий» и «Философия жизни Иисуса», Д. Робертсона «Евангельские мифы», Л. Фейербаха «Сущность христианства», а также отечественные работы Р.Ю. Виппера «Возникновение христианства», А. Логинова «Наука и Библия», Н.М. Никольского «Мировой и социальный переворот по воззрениям раннего христианства», Н.В. Румянцева «Миф об Иоанне Крестителе» и «Рождество Христово. Очерк сравнительной мифологии».

Отдельно в каталоге выделены рубрики «Философия» и «Религия», содержащие, в частности, перечень трудов религиозных философов и историков, некоторых церковных авторов, российских и зарубежных конфессиональных исследователей религии. Из 34 книг рубрики «Религия» 12 находились в рабочем кабинете Ленина, т. е. «всегда под рукой». Здесь также присутствуют издания, посвященные библейским сюжетам. Это книги историка Р.М. Бланка «Иуда Искариот в свете истории. Очерк результатов критического исследования исторического содержания Евангелий» (на полке в кабинете), одесского раввина И.И. Гурлянда «Моисей и Аарон», священника Г. Петрова «Евангелие как основа жизни», перевод книги Э. Ренана «Жизнь Иисуса», а также конволют, содержащий в переводе публикацию «Апокрифические сказания о Христе. 1. Книга Никодима»48.

Надо полагать, что Ленин, будучи не только профессиональным революционером, но и «профессиональным читателем», никогда не собирал книги, что называется, «для счета». За пополнением своей библиотеки в Кремле он следил очень внимательно и решительно отсекал те издания, обильно присылаемые ему в дар как «вождю», которые считал бесполезными для себя. Оставалось только то, что было предметом его читательского внимания, нередко подтвержденного различными пометками и записями на страницах прочитанных книг49.

В свете этого вряд ли случайным является тот факт, что среди изданий, находившихся в его личной библиотеке, значится: Библия или Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: в русском переводе с параллельными местами. 9-е изд. СПб., 1910. IV. — 1548 с. (по каталогу это № 6675 в рубрике «Религия»). Очевидно, что это была не первая Библия в его круге чтения. Наличие этой «книги книг» в ленинском обиходе требует более пристального взгляда на познания Владимира Ильича в области религии.

Библия была известна Владимиру Ульянову с детских лет. Безусловно, что она находилась среди книг в семье Ульяновых и, возможно, не в единственном экземпляре. Родители Владимира Ильича были христианами. В метрической книге Никольской церкви г. Симбирска рядом с записью № 8 от 16 апреля (по ст. стилю) 1870 г. о крещении Владимира Ульянова указано, что оба родителя — православного исповедания50. Правда, в различных воспоминаниях характер их религиозности обычно описывается в умеренных тонах.

Известно, что Илья Николаевич Ульянов был вполне благочестивым православным верующим, регулярно посещал церковь, соблюдал необходимые нормы обрядового поведения, старался воспитывать в этом духе детей. В то же время принуждения в вопросах религиозной веры он не допускал, и, когда подросшие дети стали отказываться от посещения церкви, никакому давлению отца они не подвергались51. Более того, если личная религиозность главы семейства Ульяновых была несомненна, то его отношение к церковной деятельности, во всяком случае, в сфере народного образования, нельзя назвать полностью лояльным. Предметом его постоянной заботы стала защита учительских кадров народных училищ от обвинений в шаткости их «религиозно-нравственного направления»; выполняя свои служебные обязанности, он способствовал преобразованию церковноприходских школ губернии в земские школы. По этим поводам И.Н. Ульянов подвергался нападкам представителей православного духовенства (протоиерея А.А. Баратынского, симбирского епископа Варсонофия и др.), что обернулось и постоянными служебными неприятностями, переживание которых, возможно, ускорило его кончину52.

Мария Александровна Ульянова (в девичестве Бланк), происходившая из среды последователей как евангелическо-лютеранского, так и православного вероисповеданий, к религии относилась без особого энтузиазма. По словам дочери Анны: «Мать моя, как все выросшие не в чисто национальной семье, не была богомольна и одинаково мало посещала как русскую церковь, так и немецкую…»53. Аналогично вспоминал об этом и сын Дмитрий: «Мать посещала церковь в большие праздники, но религиозной не была. В последние годы своей жизни она была уже совершенно неверующей»54.

При всем этом атеизм в семье Ульяновых, конечно же, не культивировали. Круг общения как на семейном уровне, так и в силу должностного положения И.Н. Ульянова включал представителей православного духовенства и, возможно, служителей других религиозных организаций. В Симбирске была резиденция епископа, находилась духовная консистория, действовали мужской и женский монастыри, 14 соборов и приходских церквей, 2 часовни, 11 домовых церквей. Кроме православных храмов были католическая каплица, лютеранская кирка, татарская мечеть, еврейская синагога55.

В характеристике выпускника Симбирской гимназии Ульянова Владимира, данной ему 10 августа 1887 г. для поступления в Казанский университет, говорится: «За обучением и нравственным воспитанием Ульянова всегда тщательно наблюдали родители… В основе воспитания лежала религия и разумная дисциплина»56. Такая характеристика вряд ли может свидетельствовать о хорошем понимании гимназическим начальством действительных умонастроений молодого В. Ульянова. Но и отказать в наблюдательности директору гимназии Ф.М. Керенскому нельзя. «Присматриваясь ближе к образу домашней жизни и к характеру Ульянова, — пишет Керенский, — я не мог не заметить в нем излишней замкнутости и чуждаемости от общения даже с знакомыми людьми, а вне гимназии и с товарищами, и вообще нелюдимости…»57. И ни слова не сказано о том, религиозен ли В. Ульянов, хотя у других выпускников это качество непременно подчеркивалось58. Действительно, именно на последние гимназические годы приходится его пересмотр отношения к религии. Однако история этой перемены взглядов во всех известных описаниях выглядит скорее художественно, нежели фактографически, отчего явно теряет в подлинности.

О самом событии «разрыва с религией» в биографической литературе обычно повествуется по воспоминаниям Н.К. Крупской, услышавшей о нем непосредственно от Владимира Ильича. Первоначально, в 1933 г., она описала это следующим образом: «К пятнадцати годам у Владимира Ильича сложилось уже твердое убеждение, что религия — это выдумка людей, сознательный и бессознательный обман. И пятнадцатилетним мальчиком он сорвал у себя с шеи крест и далеко забросил его. Эти ранние переживания не прошли бесследно»59. Пять лет спустя мемуаристка уточнила сюжет. По этой версии, «Ильич рассказывал, что, когда ему было лет 15, у отца раз сидел какой-то педагог, с которым Илья Николаевич говорил о том, что дети его плохо посещают церковь. Владимира Ильича, присутствовавшего при начале разговора, отец услал с каким-то поручением. И когда, выполнив его, Ильич проходил потом мимо, гость с улыбкой посмотрел на Ильича и сказал: “Сечь, сечь надо”. Возмущенный Ильич решил порвать с религией, порвать окончательно; выбежав во двор, он сорвал с шеи крест, который носил еще, и бросил его на землю»60. Данное описание стало «каноническим», ссылка на него вошла в официальную биохронику Ленина с датировкой «1885 — ранее 12 (24) января 1886 г.»61. Автор многих биографических публикаций о Ленине Ж.А. Трофимов датирует это событие концом 1885 г. и называет «самым важным в перестройке мировоззрения юноши»62.

Известен и похожий рассказ Г.М. Кржижановского, по воспоминаниям которого в разговоре с ним Ленин сказал, что он «уже в пятом классе гимназии резко покончил со всяческими вопросами религии: снял крест и бросил его в мусор»63.

Та же история, но записанная со слов Г.М. Кржижановского П.Н. Лепешинским, звучит еще более впечатляющей. Согласно этому рассказу, эмансипация Владимира Ульянова от религии произошла так: «Однажды, когда в его сознании ясно отобразилась мысль, что никакого бога нет, он порывисто снял со своей шеи крест, с презрением плюнул на “священную реликвию” и бросил на землю»64. В публицистическом произведении Е.В. Яковлева «Жизни первая треть», вышедшем на заре «перестройки», событие получило почти эпическое описание: «В сизый зимний вечер на подступающий к дому снежный наст рванулся с крыльца Владимир. Морозный воздух бросился навстречу, успокаивая и остужая. Но уже распахнут ворот. Уже накручивается на пальцы цепочка креста. Рванул. Сорвал. Бросил. Навсегда»65.

Достоверность эпизода с «бросанием креста», во всяком случае, его датировка, вызывает сомнение. Сын директора народных училищ Симбирской губернии, действительного статского советника, дворянин Владимир Ульянов не давал никаких внешних поводов усомниться в своей лояльности к религии66. Отсутствие нательного крестика не могло бы остаться незамеченным окружающими, да и о его демонстративном отказе участвовать в религиозных церемониях ничего не известно.

В здании гимназии, где он учился, была своя домовая церковь во имя Св. Сергия. Ее посещение являлось обязательным для учащихся в праздничные дни. Каждый торжественный акт в гимназии начинался с молебствия. За соблюдением этого порядка строго следил старший законоучитель, которым в ту пору был протоиерей со степенью магистра богословия и званием профессора Симбирской духовной семинарии Петр Иоаннович Юстинов; кроме него в гимназии преподавали еще священники Сорогожский и Кенарский, а также пастор Курц67. Уезжая на каникулы, гимназисты получали отпускной билет, который должны были по возвращении сдать с отметкой полиции о поведении и справкой священника о выполнении религиозных обрядов68. В отчете директора гимназии Керенского за 1885 г., в частности, говорилось: «Каждый учебный день ученики начинают общей молитвой, по окончании которой прочитываются отцом законоучителем или мною несколько стихов из Святого Евангелия… Классные наставники следили за посещением учениками богослужения, проверяя по окончании каждой службы, все ли ученики были в церкви»69.

Когда в январе 1886 г. скончался его отец, Владимир, который оказался старшим мужчиной в семье (брат Александр в это время учился в Петербурге), принимал самое непосредственное участие в организации похорон, включая присутствие на всех религиозных обрядах70. Ректор Симбирской духовной семинарии провел литию на квартире Ульяновых. Затем в приходской Богоявленской церкви, куда Владимир с друзьями отца на руках принесли гроб, преподаватель духовной семинарии соборный священник С.С. Медведков в сослужении еще двух священников провел заупокойную литургию. После отпевания захоронение было совершено в ограде Покровского мужского монастыря71. Все эти скорбные церемонии прошли с личным участием Владимира Ульянова. А если иметь в виду блестяще сданный через год с небольшим выпускной экзамен по Закону Божию, то указанная хронологическая привязка открытого разрыва с религией к 1885 г. выглядит еще более сомнительной.

В опубликованных документах самого Владимира Ильича информация о расставании с религией встречается единожды и кратко — в анкете для Всероссийской переписи членов РКП(б) в феврале 1922 г. на вопрос «Имеете ли какие-либо религиозные верования (убеждения)?» он ответил «Нет», а в пункте «Если Вы неверующий, то с какого возраста?» подчеркнул слово «неверующий» и написал «с 16 лет» (т.е. не раньше весны 1886 г.)72.

К этому вдобавок можно заметить, что осознание себя неверующим и публичный отказ от принятых проявлений религиозного поведения далеко не всегда синхронны. Не исключен и некий «переходный период», не говоря уже о «тактических соображениях» при существовании неверующего в религиозной среде. Уже говорилось о скрытности молодого Владимира Ульянова в гимназические годы. Во всяком случае, ни в ту пору, ни годами позже явного атеизма он не демонстрировал. Когда в 1898 г. потребовалась легитимность пребывания Н.К. Крупской в Шушенском, где В.И. Ульянов отбывал ссылку, то 10 (22) июля этого года молодая пара венчалась (первым браком) в местной православной церкви со всеми необходимыми для таинства брака обрядовыми действиями73.

Скорее всего, постепенное отторжение религии в его сознании происходило в силу общих настроений, сложившихся среди значительной части образованной публики в пореформенной России по отношению к существовавшему тогда укладу религиозной жизни. Как вспоминала много позднее (в 1933 г.) Н.К. Крупская: «Наше поколение росло в условиях, когда, с одной стороны, в школах, в печати строго преследовалось малейшее проявление неверия, с другой — радикальная интеллигенция отпускала насчет религии всякие шуточки, острые словечки. Существовал целый интеллигентский фольклор, высмеивающий попов, религию, разные стихи, анекдоты, нигде не записанные, но передававшиеся из уст в уста, Правда, большинство их них было поверхностно, повторявшие их нередко говорили о величестве и премудрости творца или о воспитывающей роли религии. Но все же это толкало молодую мысль, заставляло очень рано критически относиться к религии, стремиться самостоятельно решать, так или иначе, вопрос о религии»74.

Не исключено, что свою роль в критическом восприятии истин религии сыграло установившееся в гимназиях пореформенной поры господство классицизма. Знакомство с образцами античной греческой и римской литературы (а известно, что он с увлечением читал латинские тексты), вкупе с получением естественнонаучных познаний, вряд ли содействовало безоговорочному принятию христианского мировоззрения.

Каким бы ни было личное отношение молодого В. Ульянова к религии и Церкви, религиозные знания явились необходимой составляющей его образования. Освоение этих знаний требовало знакомства с соответствующей церковно-исторической, богословской и вероучительной литературой. По Уставу классических гимназий от 1871 г. ведущее место на протяжении всех восьми лет гимназического образования занимал Закон Божий — комплексная дисциплина, включавшая сведения из Священного Писания, Катехизиса, православного богословия. Еженедельно на этот предмет отводилось: в приготовительном классе — 4 урока, в I классе — 2 урока, во II классе — 2 урока, в III классе — 2 урока, в IV классе — 2 урока, в V классе — 2 урока, в VI классе — 1 урок, в VII классе — 1 урок, в VIII классе — 1 урок75. Основной литературой по этому предмету (кроме, разумеется, библейских текстов) служили «Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви» митрополита Московского Филарета (Дроздова) и учебники протоиерея М.И. Соколова «Закон Божий для детей младшего возраста» и профессора богословия протоиерея А.П. Рудакова «Наставление в Законе Божием»76.

В рамках общей дисциплины по русскому языку и словесности изучался также церковнославянский язык. Курс истории, который преподавался с III по VIII классы, содержал определенный объем материала по церковной истории христианства. В перечне письменных работ, выполненных Ульяновым в выпускном классе гимназии весной 1887 г., есть, например, такие темы, как «Заслуги духовенства в Смутное время Русского государства» (классная работа) и «Происхождение и причины распространения раскола в Русской Церкви» (домашнее сочинение; работа не сохранилась)77.

По предмету гимназического курса Закона Божия выпускной класс гимназии Владимир Ульянов («православного вероисповедания, сын чиновника») окончил с отметкой «5» («познания и успехи отличные»). На выпускном устном экзамене («испытании зрелости») по этому предмету 27 мая 1887 г. ему была выставлена также отметка «5» (кстати, процедуру каждого выпускного экзамена предваряла общая молитва экзаменуемых и членов испытательной комиссии). Такая же отметка была поставлена ранее, 22 мая, на устном экзамене по истории, где среди заданных ему вопросов были, в частности, «Разделение Церквей» и «Причины появления Реформации». Ну, а по Закону Божию В. Ульянов отлично ответил на все полученные вопросы из Катехизиса, богословия и Священного Писания: «О пятом члене Символа Веры», «О VI и VII Вселенских Соборах», «Приготовление верующих к причащению. Причащение священнодействующих и мирян», «О шестом прошении Молитвы Господней», «Воскрешение Иисусом Христом Лазаря», «Краткое объяснение Деяний Святых Апостолов (Деян. 2:1-37)»78.

Знакомство В.И. Ульянова с богословской и другой религиозной литературой не ограничилось только гимназическим курсом. Поступив в Казанский университет, он записывается в октябре 1887 г. на лекции по богословию (предмет был обязательным) протоиерея профессора Н.К. Миловидова, хотя посещение этих лекций, как и по другим предметам, было нечастым, а в декабре этого же года прекратилось после его ареста и высылки в деревню под надзор полиции79.

В 1890 г., когда он получил разрешение держать экзамен экстерном по учебным дисциплинам юридического факультета в испытательной комиссии при Санкт-Петербургском университете, некоторая литература о религии и Церкви вновь стала предметом его изучения. Главным образом, это были книги для подготовки к экзамену по церковному праву. К этому экзамену требовалось знать в целом историю церковной организации христианства, источники и памятники церковного законодательства, юридическое положение и управление Православной Российской Церкви, устройство Римско-Католической, Лютеранской и Армяно-Григорианской Церквей в России. Наиболее вероятно, что для подготовки он использовал прежде всего учебник Н.С. Суворова «Курс церковного права» в двух томах, вышедший в 1889-1890 гг. Эта книга долгое время считалась лучшей в своем жанре, включая очень подробное, основанное на обширном материале объяснение христианского церковного устройства и правового положения церкви80. Экзамен по церковному праву был одним из последних. В.И. Ульянов сдавал его 2 (14) ноября 1891 г. в вечерние часы в малом конференц-зале здания Академии Наук на Университетской набережной. Отвечать ему пришлось на вопросы из истории русского церковного законодательства (о создании и составе «Кормчей книги»; о церковных судах времени Ярослава Мудрого; о соборе 1666-1667 гг., низложившем Патриарха Никона; о «Духовном регламенте» Петра I; о некоторых церковных дисциплинарных правилах, вошедших в Полное собрание законов Российской империи)81. Его ответ «весьма удовлетворил» экзаменаторов, включая обладателя докторских степеней по богословию и государственному праву протоиерея профессора церковного права М.И. Горчакова (научного руководителя Н.С. Суворова)82.

Довелось ему расширить свои церковно-правовые познания и применить эрудицию в области религии и во время работы помощником присяжного поверенного в окружных судах Самары и Санкт-Петербурга (с февраля 1892 по декабрь 1895 г.). Среди литературы, прочитанной им в самарский период, были, в частности, полученные по абонементу А.И. Ульяновой (сестры) из Самарской Александровской публичной библиотеки Сочинения выдающегося русского религиозного философа В.С. Соловьёва и книжка историка-педагога Я.Г. Гуревича «История христианства»83.

Согласно существовавшим судебным установлениям, выдержав все экзамены за курс юридических наук, он мог выступать в суде ходатаем по гражданским делам и в качестве защитника по уголовным делам. Считается, что только с марта 1892 г. по май 1893 г. В.И. Ульянов участвовал в судебном рассмотрении 19 дел, из них 3 гражданских и 16 уголовных84. В большинстве случаев он выступал «по назначению суда», т.е. бесплатно защищал лиц, которые в силу бедности не имели возможности избрать защитника «по соглашению». Некоторых из его подзащитных суд оправдал, некоторым снизил меру наказания.

Первое его выступление в судебном процессе было в Самаре 5 (17) марта 1892 г. по делу о «богохулении» сельского портного В.Ф. Муленкова, 34 лет. Этот крестьянин 12 апреля минувшего года в сельской бакалейной лавке («публичном месте»), по свидетельству лавочника М. Борисова, будучи в нетрезвом виде, «ругал поматерно Бога, Богородицу, Святую Троицу, затем Государя Императора и Его Наследника, говоря, что Государь неправильно распоряжается». В протоколе судебного разбирательства записано: «защитником подсудимого был помощник присяжного поверенного Ульянов, избранный самим подсудимым». Муленков обвинялся по ст. 178 главы «О богохулении и порицании веры» раздела «О преступлениях против веры и о нарушении ограждающих оную постановлений» из «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных», предусматривающей за его деяние суровые кары, вплоть до «лишения всех прав состояния и ссылки в каторжные работы на время от 6 до 8 лет»85. Дело слушалось при закрытых дверях с участием присяжных заседателей. Запись речи защитника Ульянова не сохранилась. Однако известно, что ему удалось доказать, будто Муленков «учинил сие без умысла оскорбить святыню, а единственно по неразумию, невежеству или пьянству», что соответствовало статье 180 и влекло относительно мягкое наказание — суд приговорил богохульника к тюремному заключению на один год86.

Если допустить гипотетическое предположение, то можно представить, что при подготовке речи и в судебном заседании «на религиозную тему» защитник Ульянов держал в своем уме переносный смысл ассоциации с новозаветными обличениями «нечестия человеков» — подробным разъяснением апостолом Павлом того, что грешны все, и суда Божия не избегут не только язычники, не знающие синайского Закона, но и принимающие Закон, которые «осуетились в умствованиях своих» (Рим. 1:18-23). Так ли это было или же молодой юрист обошелся только умелой трактовкой норм «Уложения о наказаниях», — никто уже не узнает. Но библейская ассоциация в этом процессе явно напрашивалась, а с Библией он был знаком достаточно хорошо.

Какую Библию знал Владимир Ильич? Большинство использованных им библейских фразеологизмов соответствуют Русской Библии — так называемому Синодальному переводу 1876 г., который уже широко был в ходу, когда Владимир Ульянов учился в гимназии и затем сдавал университетские экза- мены87. Но в его работах встречаются и церковнославянские библеизмы, очевидно, знакомые ему с детства: встретившиеся на гимназических занятиях

по Закону Божьему, в читаемых книжках, слышанные из уст родителей или других взрослых людей, а также во время богослужений, которые он посещал до определенного возраста. И в молодые годы, и в зрелом возрасте Владимир Ильич нередко прибегал в своих высказываниях к разным фразеологизмам библейского происхождения, сочетая их «синодальный» и церковнославянский варианты.

Текстовой базой для поиска библеизмов в трудах В.И. Ульянова (Ленина) являются опубликованные в 1958-1965 гг. 55 томов пятого издания его сочинений (так называемое Полное собрание сочине- ний)88. Известно, что слово «полное» в отношении к пятому изданию не означает исчерпывающего свода всех обнаруженных произведений и документов Ленина. Общее их количество в этом издании не превышает 9 тысяч (еще 912 работ и документов в нем указаны как неразысканные). За его пределами остались чуть более 6 тысяч документов, приведенных в 12-томной «Биографической хронике»89, и несколько сотен документов, содержащихся в шести последних томах 42-томной серии «Ленинских сборников» и не вошедших в Полное собрание сочинений. Кроме того, в бывшем центральном архиве ЦК КПСС к 1991 г. было накоплено еще 3724 документа, которые никогда не публиковались90. Также подсчитано, что не разыскано 1226 документов с 1879 по февраль 1917 г., связанных с жизнью и деятельностью Владимира Ильича, среди которых письма, два десятка газетных статей и несколько брошюр91. Тем не менее, содержание Полного собрания сочинений, по всей видимости, охватывает подавляющую часть трудов, которыми представлено основное ленинское теоретическое, публицистическое и эпистолярное наследие. Поэтому именно Полное собрание сочинений может считаться наиболее репрезентативным источником для обнаружения библейских фразеологизмов в лексике В.И. Ульянова.

Ценным подспорьем в этом деле выступают исследования, проведенные специалистами из Сектора Словаря языка В.И. Ленина (действовал с 1971 по 1992 г.) Института русского языка АН СССР92. Непосредственно образцы использования Владимиром Ильичом библейской фразеологии представлены и прокомментированы в нескольких публикациях93, среди которых особое место занимает вышедший в 1991 г. обобщающий труд «Фразеологический словарь языка В.И. Ленина»94. Важную информацию содержат также популярные издания, посвященные, так сказать, «каталогизации» библейской фразеологии, встречающейся в произведениях отечественной литературы разных жанров и в устной речи. Какие-то из них вышли в свет еще в советские годы, другие были опубликованы в минувшие два десятилетия95.

В итоге проведенного обзора было обнаружено всего не менее 740 случаев употребления библейских фраз и выражений в текстах Полного собрания сочинений В.И. Ленина96. Общее число найденных библеизмов в его письменных произведениях составило 167 (74 из Ветхого Завета и 93 из Нового Завета). Некоторые из них Владимир Ильич использовал неоднократно (чаще всего встречаются фразеологизмы из книг «Бытие» и «Евангелие от Матфея»).

Прямого цитирования первой фразы Библии («В начале сотворил Бог небо и землю» Быт. 1: 1) в трудах Владимира Ильича не встречается. Однако Бог — и именно в монотеистическом звучании — не остался обойден его вниманием. Тексты Полного собрания сочинений содержат в общей сложности 120 упоминаний слова «Бог».

Большинство известных высказываний Ленина «на тему» Бога относятся к периоду его заграничной эмиграции, когда он вел напряженную теоретическую и организаторскую работу по сплочению российских социал-демократов на платформе большевизма. Важнейшей задачей в этой работе он считал достижение идейного единства партии, в том числе и по мировоззренческим вопросам. Религиозное мировоззрение, основанное на вере в Бога, и убеждение части социал-демократов в необходимости опоры на религиозное миропонимание в пролетарской среде, воспринималось им, по всей видимости, как опасная идеологическая конкуренция, способная разрушить с трудом достигаемое сплочение партийных рядов.

Конкурирующие воззрения — богостроительство, эмпириомонизм — подразумевали апелляцию к представлениям о Боге как консолидирующем начале в достижении целей социальной революции. Ленин резко обрушился на такие воззрения, в связи с чем посчитал необходимым выразить свое понимание Бога, точнее — идеи Бога, поскольку в его материалистических убеждениях не было место Богу как реальности. Отвергая бытие Бога, Владимир Ильич в то же время не мог игнорировать наличие идеи Бога и ее распространенность в пролетарской среде. Более того, его суждения содержат ряд вполне точных характеристик гносеологического и социально-психологического аспектов функционирования этой идеи в человеческом сознании.

Конспектируя в 1915 г. «Метафизику» Аристотеля, в своих комментариях к Книге 13 Ленин дает характеристику «идее Бога», возникающей «совершенно в том же роде», что и идеализм (как первобытный, так и современный), для которого «общее есть отдельное существо». Заметив, что это «кажется диким, чудовищно (вернее: ребячески) нелепым», он вынужден указать, тем не менее, на укорененность идеализма в самом процессе человеческого познания. Фактически, он признает органичность гносеологических оснований «идеи Бога» в мыслительной деятельности людей: «подход ума (человека) к отдельной вещи, снятие слепка (= понятия) с нее не есть простой, непосредственный, зеркально-мертвый акт, а сложный, раздвоенный, зигзагообразный, включающий в себя возможность отлёта фантазии от жизни; мало того: возможность превращения (и притом незаметного, несознаваемого человеком превращения) абстрактного понятия, идеи в фантазию (in letzter Instanz [- в последнем счете] = Бога)»97. Отмечает он и глубинный смысл человеческой востребованности Бога как надежды на бессмертие (в его конспекте 1909 г. книги Фейербаха «Лекции о сущности религии» встречается такая пометка: «Бог без бессмертия души человека есть только по имени Бог…»98.

Разумеется, что для Ленина-материалиста констатация этих свойств познавательной деятельности человека не означает признания безусловной реальности возникающих из нее образов и представлений. Полемизируя с теорией эмпириомонизма А.А. Богданова, в работе «Материализм и эмпириокритицизм: критические заметки об одной реакционной философии», Ленин критикует воззрение на физическую природу как производную от «опыта живых существ». Поскольку этот опыт идеален, то он фактически может быть приравнен к Богу. Такую трактовку Ленин охарактеризовал как «чистейшую философию поповщины». Развивая свою критику, он поясняет, в чем именно состоит религиозный смысл эмпириомонизма, при этом формулируя нечто вроде своего «определения» Бога: «Если природа есть производное, то понятно само собою, что она может быть производным только от чего-то такого, что больше, богаче, шире, могущественнее природы, от чего-то такого, что существует, ибо, для того чтобы “произвести” природу, надо существовать независимо от природы. Значит, существует нечто вне природы и, притом, производящее природу. По-русски это называется Богом»99. Этому «определению» в данной работе предшествует еще одна ленинская характеристика «божественного» — критикуя русских позитивистов, он предъявил им претензию за то, что рядом с человеческим разумом они ставят «…“Логос”, т.е. разум в абстракции, не разум, а Разум, не функцию человеческого мозга, а нечто существующее до всякого мозга, нечто божественное»100.

Своеобразие ленинской отрицательной «теологии» — в сочетании признания естественного гносеологического механизма возникновения идеи Бога с неприязненным утверждением о намеренном поддержании этой идеи как со стороны «реакционной философии» и «поповщины», так и идеалистически настроенными революционерами, что в равной степени он считал принципиально неприемлемым. Причины такой «намеренности» Владимир Ильич сводил к двум основным факторам.

Первый фактор, по его мнению, — это стремление представителей идеалистической философской мысли «примирить» научные открытия с привычными устоями религиозного миропонимания. Для этого происходит наделение того, что называется Богом, всяческими наукообразными характеристиками. «Философы-идеалисты, — писал Ленин в 1909 г., — всегда старались изменить это последнее название, сделать его абстрактнее, туманнее и в то же время (для правдоподобия) ближе к “психическому” … как непосредственно данному, не требующему доказательств. Абсолютная идея, универсальный дух, мировая воля, “всеобщая подстановка” психического под физическое, — это одна и та же идея, только в различных формулировках. Всякий человек знает — и естествознание исследует — идею, дух, волю, психическое как функцию нормально работающего человеческого мозга; оторвать же эту функцию от определенным образом организованного вещества, превратить эту функцию в универсальную, всеобщую абстракцию, “подставить” эту абстракцию под всю физическую природу, … это насмешка над естествознанием»101. Пятью годами позже, конспектируя книгу Гегеля «Наука логики», он высказался еще более резко: «Материалист возвышает знание материи, природы, отсылая Бога и защищающую его философскую сволочь в помойную яму»102.

Другой фактор усматривался Лениным в противоречивой социальной направленности использования идеи Бога — действительно, ее можно встретить в арсенале самых разных по классовым интересам сил. Вообще говоря, Владимир Ильич не был склонен завышать воздействие идеи Бога на общественные умонастроения. Еще в 1894 г. он язвительно писал в работе «Что такое “друзья народа” и как они воюют против социал-демократов?»: «Бог… у нас совсем определенно на втором месте. Зато вот начальство — это другое дело. И если мы подставим… вместо слова “Бог” слово “начальство”, мы получим точнейшее выражение идейного багажа, нравственного уровня и гражданского мужества российских гуманно-либеральных “друзей народа”»103. Естественно, что и применение идеи Бога для консолидации революционных масс в поддержку социальных преобразований им категорически отвергалось. Наиболее красноречивыми в этом плане стали его рассуждения в письме А.М. Горькому, написанном во второй половине ноября 1913 г. По словам Ленина: «Наподобие христианских социалистов (худшего вида “социализма” и худшего извращения его) Вы употребляете прием, который (несмотря на Ваши наилучшие намерения) повторяет фокус-покус поповщины: из идеи Бога убирается прочь то, что исторически и житейски в ней есть (нечисть, предрассудки, освящение темноты и забитости с одной стороны, крепостничества и монархии — с другой), причем вместо исторической и житейской реальностей в идею Бога вкладывается добренькая мещанская фраза (Бог = “идеи будящие и организующие социальные чувства”). Бог есть (исторически и житейски), прежде всего, комплекс идей, порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнётом…». И далее — «Идея Бога всегда усыпляла и притупляла “социальные чувства”, подменяя живое мертвечиной, будучи всегда идеей рабства (худшего, безысходного рабства). Никогда идея Бога не “связывала личность с обществом”, а всегда связывала угнетенные классы верой в божественность угнетателей. “Народное” понятие о боженьке и божецком есть “народная” тупость, забитость, темнота, совершенно такая же, как “народное представление” о царе, о лешем, о таскании жен за волосы»104.

Таким образом, ни Бог как реальность, ни идея Бога не вдохновляли Владимира Ильича, и чего- либо иного, кроме критических суждений не вызывали. Впрочем, это нисколько не мешало ему охотно употреблять слово Бог в своей устной и письменной речи.

В Полном собрании сочинений это слово чаще всего встречается в использовавшихся Лениным расхожих фразеологизмах, вроде «ради Бога» (46 раз), «слава Богу» (24 раза), «побойтесь Бога» (9 раз), «Бога для» (7 раз), «Бог знает» (3 раза). Кроме того, им употреблялись эквивалентные слова, такие как «Боже» (40 раз, в том числе 32 раза — «Боже упаси», 2 раза — «Боже мой», 1 раз — «Боже сохрани»), «Господи» (10 раз, в том числе 3 раза — «упаси Господи», 1 раз — «избави Господи»), «Господь» (не менее 2 раз), «Боженька», «Божецкое». В свои тексты он периодически включал и лексические обороты «ясно, как Божий день» (28 раз), «на свет Божий» (12 раз), а также пословицы и поговорки «Каждый за себя, а Бог за всех» (13 раз), «Страшен сон, да милостив Бог» (4 раза), «Как Бог на душу положит» (2 раза), «До Бога высоко, до царя далеко» (1 раз). Все это, равно как и присутствие в ленинской лексике собственно библейских фразеологизмов вполне соответствовало общеупотребительной речи современников.

Ветхий Завет в текстах Полного собрания сочинений представлен фразеологизмами из 19 книг. Среди них только две неканонические в православном понимании — книга Товита и книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова; из обеих по одному фразеологизму с библейским подтекстом — 2 раза «петь аллилуия» (Тов. 13: 18)105 и 8 раз «подставить ногу (ножку)» (Сир. 12: 17). В общей сложности найдено 74 слова и выражения из Ветхого Завета, в совокупности употребленных не меньше 335 раз. Как правило, они звучат в различных вариациях, с перестановкой, добавлением или заменой каких-то слов, в зависимости от общего смысла высказывания. Больше всего представлена книга «Бытие» — 13 фразеологизмов (56 случаев употребления). По 7 фразеологизмов встречается из книги «Исход»(40 употреблений) и «Книги пророка Исайи» (53 употребления). По 6 фразеологизмов — из книги «Второзаконие» (23 употребления) и «Книги Иова» (41 употребление). Из «Псалтири» использованы 9 фразеологизмов (16 употреблений). Чаще всего имеют место фразеологизмы, отсылающие к Быт. 3: 7 — «фиговый листок» (24 раза), Исх. 20: 7 — «всуе приемлет (имя)» (18 раз), 2 Цар. 22: 43 — «топтать в грязь» (23 раза), Иов. 6: 26 — «бросать на ветер (слова)» (14 раз) и Иов. 18: 18 — «стереть с лица земли» (13 раз), Ис. 5: 24 — «разлететься (рассыпаться, пойти) прахом» (18 раз) и Ис. 28: 16 — «краеугольный камень» (11 раз). Среди использованных ветхозаветных фразеологизмов — 10 приведены в звучании церковнославянского текста или близком к нему («вопиет и глаголет», «всуе приемлет», «им же несть числа», «око за око», «паче зеницы ока», «предел, его же не прейдеши», «притча во языцех», созерцать «заднюю», «темна вода во облацех», «юдоль»). Есть и буквально точные фразеологизмы, соответствующие Синодальному переводу Библии («в поте лица», «глас вопиющего в пустыне», «каждому свое», «камень преткновения», «корень зла», «не ходите на совет нечестивых», «повергнут в прах», «припали к стопам», «стереть с лица земли», «суета сует» и др.).

В революционном 1917 г. Ленин использовал в своих трудах не менее 14 ветхозаветных фразеологизмов, причем большую часть из них — 8 выражений — в осенние месяцы, т.е. в самое напряженное время борьбы за власть (среди них: «в поте лица своего», «стереть с лица земли», «хранить, как зеницу ока»). За советский период, с 1918 по 1923 гг., в ленинских работах и выступлениях встречаются не менее 18 фразеологизмов из Ветхого Завета, почти все из которых соответствовали риторике борьбы с контрреволюцией и создания нового общественно-государственного строя: «в поте лица», «каждому свое», «камень преткновения», «козлы отпущения», «колосс на глиняных ногах», «не рой другому ямы», «око за око», «повергнут в прах», «по образу и подобию», «святое святых», «слов на ветер бросать нельзя», «стереть (смести) с лица земли», «хранить как зеницу ока» и др.

Новый Завет в Полном собрании сочинений представлен 93 словами и выражениями — всего совокупно 408 случаев употребления — из 17 книг (ни разу не цитируются Послание Иакова, Первое послание Петра, Второе послание Петра, Второе послание Иоанна, Третье послание Иоанна, Послание Иуды, Послание Павла к Колоссянам, Второе послание Павла к Тимофею, Послание Павла к Титу, Послание Павла к Филимону). Упоминание Иисуса Христа в разных вариантах и сочетаниях встречается 26 раз (в том числе 15 раз «Христа ради», 2 раза «Христом-Богом»).

В числе новозаветных слов и выражений у Владимира Ильича чаще всего встречаются рецепции из «Евангелия от Матфея» (41 фразеологизм; 204 случая употребления); за ним идут евангельские тексты от Луки (16 фразеологизмов; 68 случаев употребления) и от Иоанна (9 фразеологизмов; 33 случая употребления). По количеству употреблений на первом месте отсылки к выражению из Мф. 5: 18 «ни одна иота» (несколько вариантов) — 52 раза; на втором месте слова из Лк. 23: 48 «бия себя в грудь» (разные вариации фразеологизма) – 22 раза; на третьем месте выражение «не останется здесь камня на камне» (Мф. 24: 2; Мк. 13: 2; Лк. 21: 6) и производные от него — 17 раз; по 15 раз встречаются по-разному звучащие отсылки к Мф. 27: 24 («умыть руки») и ко 2 Фес. 3: 10 («кто не работает, тот не должен есть»).

Существуют не менее 15 новозаветных фразеологизмов, приведенных Лениным в звучании церковнославянского текста или близком к нему (среди них: «врачу, исцелися сам», «гроб повапленный», «мир на земле и в человецех благоволение», «мудры, аки змеи, и кротки, аки голуби», «не всяк, глаголющий “Господи, Господи”, внидет в Царствие Небесное», «несть пророк в отечестве своем», «ничтоже сумняшеся», «своя своих не познаша», «страха ради иудейска», «толцыте и отверзется»). Есть и фразеологизмы, соответствующие Синодальному переводу Библии («бия себя в грудь», «благодарим тебя, Господи», «да, да — нет, нет, а что сверх того, то от лукавого», «да минует меня чаша», «камни возопияли», «предоставьте мертвым погребать своих мертвецов», «суббота для человека, а не человек для субботы», «что делаешь, делай скорее»).

Временем, когда труды Ленина были насыщены самым большим числом новозаветных фразеологизмов (не менее 22) стал 1917 г. (особенно месяцы после возвращения из эмиграции). Это число почти эквивалентно количеству использованных слов и выражений из Нового Завета (24 фразеологизма) за все оставшиеся годы его жизни.

Сомнительно, чтобы, употребляя библейские фразеологизмы, Владимир Ильич каждый раз открывал Библию и выискивал цитату. Чаще всего библейские отсылки применялись так, как они вошли в обиход повседневной устной речи современников. От этого звучание могло быть близким к тексту, но не дословным, происходила и перестановка некоторых слов, не говоря уже о замене библейских слов другими, из нерелигиозной лексики. Но нередко встречаются и точные цитаты, без замен или перестановки слов, что подтверждает хорошую память Владимира Ильича на библейский текст.

Конечно, проведенное выявление библеизмов в ленинском литературном наследии нельзя назвать исчерпывающим, — для столь дотошной работы требуются другая методика сбора материала и другой уровень энтузиазма. Свой научный интерес автор этой статьи видит в ином, а именно: в создании относительно достоверного образа отношения человека, чьи действия существенно отразились на историческом пути России, к великому памятнику мировой культуры, которым Библия является независимо от религиозного или светского ее восприятия. Поэтому исследовательской задачей стало обнаружение наиболее явных свидетельств знания и использования В.И. Ульяновым библейских фразеологизмов в его письменных рассуждениях, полемике, программных текстах.

Очевидно, что для него Библия не имела сакрального значения. Ее религиозный смысл как Священного Писания был ему чужд и неприемлем. Но библейские отсылки в собственных писаниях (надо думать, что и в устном общении) он употреблял охотно, тем более что многие библеизмы в их церковнославянском или русском звучаниях фактически были идиомами повседневной русской речи. Стоит подчеркнуть, что во всех рассмотренных случаях отсутствует какое-либо неприязненное (тем более издевательское) отношение Владимира Ильича к самим библейским фразеологизмам.

Скорее можно заметить, что он использует библеизмы для усиления собственных суждений по тем или иным поводам, т. е. применяет хорошо известные современникам фразы из Библии для большей выразительности изложения своих взглядов или в полемике. По замечанию составителей словаря ленинского языка: «Фразеология В.И. Ленина является важным средством речевого воздействия на адресат в коммуникативной стратегии автора…»106. Такое обращение к библейским словам и выражениям вполне объясняется возможным его взглядом на Библию как историко-культурный памятник, вобравший опыт и мудрость народов и веков. Как говорил он сам в широко известной речи «Задачи союзов молодежи» на III Всероссийском съезде Российского Коммунистического Союза Молодежи 2 октября 1920 г.: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество»107. В этом смысле можно утверждать, что и Библия, и многие явления религии в истории общества не исключались Лениным из богатств человечества, каким бы неоднозначным ни было его отношение к этим явлениям в конкретных ситуациях его жизни и деятельности.

Смирнов М.Ю., 2011

Примечания:

1 По ходу изложения Владимир Ильич будет упоминаться то как Ульянов, то как Ленин, в зависимости от описываемого периода его деятельности. Все, что связано с его биографией до начала XX в. (а частично и позднее), будет указываться с фамилией Ульянов. Известно, что впервые псевдонимом «Ленин» он подписал свое письмо в типографию газеты «Искра» в конце мая 1901 г. А первая публикация, подписанная Н. Ленин, появилась на страницах научно-политического журнала российских социал-демократов «Заря» в декабре 1901 г. (№ 2–3) под заглавием «Гг. “критики” в аграрном вопросе. Очерк первый». См.: Ульянова О.Д. Еще раз о псевдониме «Ленин» // Совесть. 1991. № 8. С. 1.

2 Образчики такого рода см.: Ярославский Е.М. Мысли Ленина о религии (1924) // Ярославский Е.М. О религии. М., 1957; Крывелев И.А. Ленин о религии. М., 1960; Шахнович М.И. Ленин и проблемы атеизма. Критика религии в трудах В.И. Ленина. М.; Л., 1961.

3 Например, см.: Солоухин В.А. Наваждение. Статьи последних лет. М., 1991; Арутюнов А.А. Феномен Владимира Ульянова (Ленина). М., 1992.

4 Ленин, о котором спорят сегодня / сост. А.С. Абрамов, Н.Г. Абрамова, Ю.Н. Амиантов и др. М., 1991; О Ленине – правду / Сост. Г.И. Баринова. Л., 1991.

5 См.: Тумаркин Н. Ленин жив! Культ Ленина в Советской России (1983) / Пер. с англ. СПб., 1997.

6 Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 191–193.

7 Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. М., 2010. № 4. С. 250.

8 Даты жизни и деятельности В.И. Ленина (6 марта 1922 – 21 января 1924) // Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 666–667.

9 См.: Магер Г. Специалисты безмолвствуют // Ленинградский университет. 1991. 7 июня. № 20. С. 11.

10 Об этом он писал 17 апреля 1919 г. в Послесловии к брошюре «Успехи и трудности Советской власти» и буквально повторил 16 ноября 1921 г. в Предисловие к брошюре «К вопросу о новой экономической политике (две старые статьи и одно еще более старое послесловие)». См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 73; Т. 44. С. 246–247.

11 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 228.

12 Там же. Т. 7. С. 310.

13 Там же. Т. 23. С. 38.

14 Там же. Т. 48. С. 231–232.

15 Там же. Т. 33. С. 43.

16 Там же. Т. 27. С. 9.

17 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 28. С. 513–514.

18 Там же. Т. 41. С. 166, 436, 437.

19 Там же. Т. 12. С. 144.

20 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 9. С. 210–211, 216–219. В апреле 1917 г. он повторил прежнюю характеристику истории с Гапоном в статье «С иконами против пушек, с фразами против капитала» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 305). Также см.: Ленин, о котором спорят сегодня. М., 1991. С. 92–95; Усыскин Г. Ленин и Гапон. История одного политического романа // Смена. 1992. 22 окт.

21 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 15. С. 156–157.

22 Там же. Т. 2. С. 288–293.

23 Там же. Т. 5. С. 335–342.

24 Там же. Т. 7. С. 172–173.

25 Там же. Т. 12. С. 143–144.

26 Там же. Т. 21. С. 469, 470.

27 Там же. Т. 22. С. 80.

28 Там же. Т. 22. С. 129.

29 Там же. Т. 22. С. 81;

30 Там же. Т. 22. С. 67.

31 Там же. Т. 17. С. 415–426, 429–438.

32 О религии и церкви: сборник высказываний классиков марксизма»ленинизма, документов КПСС и Советского государства: 2″е изд., доп. М., 1981. С. 112–116, 171.

33 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 37. С. 186.

34 Там же. Т. 38. С. 95.

35 Там же. Т. 54. С. 440.

36 Там же. Т. 50. С. 273.

37 Там же. Т. 51. С. 175.

38 Там же. Т. 52. С. 109.

39 Ленин В.И. Полн. собр. соч. 140.

40 Там же. Т. 44. С. 119.

41 Там же. С. 333.

42 Известия ЦК КПСС. 1990. № 4. С. 192, 193.

43 В статье 1905 г. «Социализм и религия» он писал: «Проповедовать научное миросозерцание мы всегда будем, бороться с непоследовательностью каких-нибудь “христиан” для нас необходимо, но это вовсе не значит, чтобы следовало выдвигать религиозный вопрос на первое место, отнюдь ему не принадлежащее…» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 12. C. 146).

44 Кувакин В.А. Мировоззрение В.И. Ленина. Формирование и основные черты. М., 1990. С. 192.

45 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 126, 194.

46 Там же. Т. 29. С. 53, 54, 56.

47 В 1961 г., когда вышел этот каталог, было учтено 8450 изданий, находившихся в шести книжных шкафах кремлевского кабинета Ленина, в его кремлевской квартире и в Горках. Ныне в библиотеке В.И. Ленина в Кремле числятся 10664 наименования политической, научной, художественной, справочной и периодической литературы на двадцати языках; см.: Савинов А. Библиотека В.И. Ленина в Кремле: находки последних лет // http://gazeta»pravda.ru/content/view/3956/1/

48 Библиотека В.И. Ленина в Кремле. Каталог / сост. А.Ф. Бессонова и др.; ред. кол. Н.Н. Кухарков и др.; вступительная ст. Л.К. Виноградовой. М., 1961. С. 522–528.

49 Исследователям нетрадиционных религий в России может быть интересно, что в личной библиотеке первый Председатель Совнаркома имел такие, например, книжки: Гольденберг В. Антропософское движение и его пророк. Берлин, 1923; Кимбалл Э.А. Христианская Наука: Господство человека над злом. Лекция, прочитанная в Эмерсонской зале Гарвардского ун»та, 16 марта 1908 г. Boston: The Christian Science Publ. Society, 1916 (текст парал. на англ. и рус. яз); Рутерфорд И.Ф. Арфа Божия: Бесспорное доказательство того, что миллионы теперь живущих никогда не умрут: учебник для исследователей Библии, приспособленный к нуждам начинающих, включающий вопросы и цитаты из Священного Писания. N. Y., 1921.

50 Илья Николаевич Ульянов: по воспоминаниям современников и документам / сост. А.И. Иванский. М., 1963. С. 178.

51 Там же. С. 242–243.

52 См.: Трофимов Ж.А. Гимназист Владимир Ульянов. (Документ. очерки). Саратов, 1976. С. 59–63, 65–69; Карамышев А.Л. Известен всей России // И.Н. Ульянов в воспоминаниях современников / сост. и авт. предисл. А.Л. Карамышев. 2″е изд., доп. М., 1989. С. 41–44.

53 Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г. / Сб., составленный А.И. Ульяновой»Елизаровой. М.; Л., 1927. С. 43.

54 Цит. по: Илья Николаевич Ульянов: по воспоминаниям современников и документам / сост. А.И. Иванский. С. 58.

55 Данные приводятся по: Трофимов Ж.А. Гимназист Владимир Ульянов (Документ. очерки). Саратов, 1976. С. 97.

56 См.: Бонч-Бруевич В.Д. Документы о юношеских годах В.И. Ульянова (Ленина) // Молодая гвардия. Ежемесячный литературно-художественный и научно-популярный журнал. М., 1924. № 1. январь. С. 89.

57 Там же.

58 Трофимов Ж.А. Дух революции витал в доме Ульяновых: Симбирские страницы биографии В.И. Ленина. М., 1985. С. 152.

59 Крупская Н.К. О Ленине. Воспоминания, связанные со статьей Ленина «О значении воинствующего материализма» (1933) // Крупская Н.К. Вопросы атеистического воспитания: Сб. ст. и выст. 2-е изд., доп. М., 1964. С. 53.

60 Крупская Н.К. Детство и ранняя юность Ильича // Большевик. 1938. № 12. С. 70; Воспоминания о Ленине. М., 1957. С. 158; Педагогические сочинения. Т. 6. М., 1959. С. 415–416; Из атеистического наследия. М., 1964. С. 263–264.

61 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. 1870–1924: В 12 т. Т. 1. М., 1970. С. 17.

62 Трофимов Ж.А. Дух революции витал в доме Ульяновых: Симбирские страницы биографии В.И. Ленина. М., 1985. С. 121.

63 Кржижановский Г.М. О Владимире Ильиче // Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 1. М., 1956. С. 149, 172.

64 Цит. по: Илья Николаевич Ульянов. По воспоминаниям современников и документам. С. 244.

65 Яковлев Е.В. Жизни первая треть: Документальное повествование о семье Ульяновых, детстве и юности Владимира Ильича. М., 1985. С. 128.

66 Данилов Е.П. Ленин: тайны жизни и смерти. М., 2007. С. 32–34.

67 Карамышев А.Л. Симбирская гимназия в годы учения В.И. Ленина. Ульяновск, 1958. С. 87–88, 99.

68 Трофимов Ж.А. Гимназист Владимир Ульянов. (Документ. очерки). Саратов, 1976. С. 17.

69 Там же. С. 103.

70 Илья Николаевич Ульянов. По воспоминаниям современников и документам. С. 253.

71 Аммосов К.М. Илья Николаевич Ульянов (Некролог) // И.Н. Ульянов в воспоминаниях современников: сборник /сост. и авт. предисл. А.Л. Карамышев. 2-е изд., доп. М., 1989. С. 202–204; Медведков С.С. Речь при погребении директора народных школ Симбирской губернии И.Н. Ульянова // Там же. С. 205–209.

72 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 509.

73 Шульгина Н. Об одной несостоявшейся сенсации // О Ленине – правду / сост. Г.И. Баринова. Л., 1991. С. 32.

74 Крупская Н.К. О Ленине. Воспоминания, связанные со статьей Ленина «О значении воинствующего материализма» //Крупская Н.К. Вопросы атеистического воспитания: сб. ст. и выступлений. 2″е изд., доп. М., 1964. С. 53.

75 См.: Карамышев А.Л. Симбирская гимназия в годы учения В.И. Ленина. Ульяновск, 1958. С. 11.

76 Там же. С. 37, 48.

77 Молодой Ленин. Повесть в документах и мемуарах / сост. А. И. Иванский. М., 1964. С. 262; Трофимов Ж.А. Гимназист Владимир Ульянов (Документ. очерки). Саратов, 1976. С. 101.

78 См.: Бонч-Бруевич В.Д. Документы о юношеских годах В.И. Ульянова (Ленина) // Молодая гвардия. Ежемесячный литературно-художественный и научно-популярный журнал. М., 1924. № 1. Январь. С. 86, 88.

79 Владимир Ильич Ленин: биографическая хроника. 1870–1924: в 12 т. Т. 1. М., 1970. С. 30.

80 Не исключено, что были прочитаны также учебники: Богословский М. Курс общего церковного права. М., 1885; Бердников П.С. Краткий курс церковного права православной Греко-российской церкви, с указанием главнейших особенностей католического и протестантского церковного права. Казань, 1888–1889.

81 Трофимов Ж.А. Самарские университеты. М., 1988. С. 125.

82 Цвибак М. Владимир Ильич Ульянов на государственном экзамене // Красная летопись. 1925. № 1. С. 139–144.

83 Костин А.Ф. Восхождение: Страницы биографии молодого Ленина. 2″е изд., доп. М., 1986. С. 276.

84 Там же. С. 117.

85 Стерник И. Из деятельности В.И. Ульянова в качестве защитника // Советская юстиция. 1958. № 4. С. 29; Молодой Ленин. Повесть в документах и мемуарах / сост. А.И. Иванский. М., 1964. С. 604.

86 Молодой Ленин. Повесть в документах и мемуарах / сост. А.И. Иванский. М., 1964. С. 606; Данилов Е.П. Ленин: тайны жизни и смерти. М., 2007. С. 48.

87 Первое издание синодального Русского Четвероевангелия – для домашнего назидательного чтения (т. е. вне богослужебного употребления) – вышло в 1860 г., двумя годами позже вышли остальные книги Нового Завета, а с 1868 по 1875 годы последовательно выходили Пятикнижие, исторические, учительные, пророческие книги Русской Библии; см.: Тихомиров Б.А. К истории отечественной Библии. М., 2006. С. 26–28.

88 Хорошим ориентиром в разысканиях стала вторая часть справочного тома к этому изданию: Справочный том к Полному собранию сочинений В.И. Ленина: в 2 ч. Ч. 2. М., 1972.

89 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. 1870–1924: в 12 т. Т. 1–12. М., 1970–1982.

90 Правда. 1991, 14 нояб.; Известия. 1992. 22 апр.

91 См.: Совокин А.М. Вечно живые строки. Продолжаются поиск и изучение ленинских работ // Правда. 1988. 11 сентября.

92 См.: Денисов П.Н. Об изучении языка В.И. Ленина // Вопросы языкознания. 1980. № 2; Очередные задачи филологической Ленинианы // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Т. 39. 1980. № 2; Исследования по языку и стилю произведений В.И. Ленина / отв. ред. В.П. Даниленко. М., 1981; Проблемы лексикографического анализа языка произведений В.И. Ленина / отв. ред. П.Н. Денисов. М., 1984; Слово в языке произведений В.И. Ленина / отв. ред. В.Н. Хохлачева, А.И. Горшков. М., 1979; Филин Ф.П. О Словаре языка В.И. Ленина // Вопросы языкознания. 1974. № 6; также см.: Молчанов В. Создается «Словарь языка В.И. Ленина» // Правда. 1987. 2 марта.

93 См.: Бахилина Н.Б. Использование архаической лексики в произведениях В.И. Ленина и лексикографическая традиция подачи этой лексики в словарях // Слово в языке произведений В.И. Ленина / отв. ред. В.Н. Хохлачева, А.И. Горшков. М., 1979; Ковачич Е. Л. Фразеологизмы в трудах В.И. Ленина // Русская речь. 1987. № 4; Коляда Г.И. Архаические фразеологизмы в языке трудов В.И. Ленина // О языке произведений В.И. Ленина. Лексика и синтаксис / Научные труды Ташкентского государственного университета им. В.И. Ленина. Вып. 363. Ташкент, 1970; Кондаков Н.И., Кленовская Л.А. Крылатые аргументы: (Афоризмы и крылатые выражения в трудах и выступлениях К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина). М., 1989.

94 Фразеологический словарь языка В.И. Ленина / сост. Л.К. Байрамова, П.Н. Денисов. Казань, 1991. Это издание объемом в 350 страниц и тиражом 5000 экземпляров было подписано в печать 25 апреля 1991 г.

95 Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. 3″е изд., испр. и доп. М., 1966; Николаюк Н.Г. Библейское слово в нашей речи: словарь-справочник. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2009.

96 Здесь и далее подсчитано по текстам Полного собрания сочинений В.И. Ленина, с использованием вспомогательных изданий (Справочный том к Полному собранию сочинений В.И. Ленина: в 2 ч. Ч. 2. М., 1972; Фразеологический словарь языка В.И. Ленина / сост. Л.К. Байрамова, П.Н. Денисов. Казань, 1991).

97 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 329–330.

98 Там же. Т. 29. С. 57.

99 Ленин В.И. Полн. собр. соч. 18. C. 240–241.

100 Там же. C. 173.

101 Там же. Т. 18. C. 240–241.

102 Там же. Т. 29. С. 153.

103 Там же. Т. 1. С. 269–270.

104 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 48. С. 231–232.

105 Впрочем, это могла быть и отсылка к Псалтири (Пс. 103: 35; 104: 45; 105: 1, 48; 110; 111; 112: 9; 113: 26; 115: 10; 116: 2; 134: 21; 145: 10; 147: 9; 148: 14; 149: 9; 150: 6).

106 Фразеологический словарь языка В.И. Ленина / сост. Л.К. Байрамова, П.Н. Денисов. 1991. С. 3.

107 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 305.

Источник статьи

 

Метки:

О противопоставлении Ленина и Сталина


«Позвольте, знаете ли вы, что такое клевета?»
Дон Базилио, «Севильский цирюльник»

Ленин и Сталин в истории

Тема Ленина и Сталина сегодня является актуальной по очень многим причинам. Хотя бы потому, что она принадлежит к числу тех тем, которые актуальны всегда. Если бы, как говорят ученые, воображаемый исследователь взялся за составление рейтинга в популярном ныне стиле «Name of World» или «Name of History», — причем этот рейтинг составлялся без какой-либо ангажированности, предвзятости etc., — то первую строчку в нем занимал бы Ленин, вторую — Сталин. Скорее всего, третья строка осталась бы за Марксом. Иисус Христос по понятным причинам находится над любым рейтингом.

Почему так? «По плодам их узнаете их». Ленин и Сталин первыми осуществили вековую мечту человечества — общество равенства и справедливости. Общество, в котором каждый человек мог свободно — действительно свободно! — жить и работать на благо других, на благо всего человечества, не боясь каждую минуту, что его могут сожрать конкуренты или выгнать с работы, после чего он со своей семьей и со своими альтруистическими идеями о всеобщем благе просто-напросто пойдет по миру. Когда в Перестройку жульнически «сравнивали» жизнь в СССР и на Западе, то «забывали» именно об этом.

Советский человек мог жить и трудиться, по существу, безукоризненно следуя христианской морали, при этом имея твердые гарантии того, что ему всегда будет предоставлено: жилье, питание, медицина, и его дети гарантированно смогут выучиться и подняться по социальной лестнице до самых высоких уровней независимо от социального и географического положения родителей. Для всех и в массовом порядке это было возможно в СССР и, по сути, только в СССР или в некоторых социалистических странах, окормляемых СССР.

Если обратиться к определению коммунизма (раскрепощение и пробуждение высших творческих сил в каждом человеке), то впервые в истории именно в СССР, созданным Лениным и Сталиным, появилась реальная возможность воплощения в жизнь этого великого принципа. Это был первый реальный шаг в этом направлении.

Конечно, обращаясь к истории человечества до 1917, мы найдем и там бессчетное количество великих побед, подвигов, открытий и достижений, но одновременно с этим… «Измучась всем, я умереть хочу. Тоска смотреть, как мается бедняк, и как шутя живется богачу», «Все говорят: нет правды на земле», «Наш мир, творца ошибку, плохой приют на час» и так далее и тому подобное. Это не гностические тексты, это — «часы отчаяния», которые переживали и простые люди, и великие гении человечества, ибо не было в истории прецедента правильно, справедливо, честно организованной жизни безо всех этих бесконечных грабежей, войн и несчастий.

Подчеркнем еще раз, что приведенные выше цитаты не несут какой-то гностической нагрузки. Кстати, процитированный выше сонет Шекспира завершается так: «Измучась всем, не стал бы жить и дня, да другу трудно будет без меня». Заметим: и по Шекспиру «любовь побеждает смерть». Ну, а в огромном жизнелюбии Пушкина или Омара Хайама вряд ли кто сможет усомниться хотя бы на минуту.

Итак, с одной стороны была великая мечта о том, как должна быть устроена жизнь, но с другой — как писал Радищев, «я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человеческими уязвлена стала». Любой скептик мог сказать, что за многие века ничего не поменялась. Что «богатый богатым так и живет, а бедный, как ни переворачивай его, все бедный». Что всеобщее благо — это утопия и пустые фантазии. Что единственный, по существу, выход — это узда закона и морали, надетая на звериную, хищническую природу человека. Что это, увы, неисправимо. Что если лишь попытаться дать человеку, особенно простому человеку, свободу, то он немедля «натворит неописуемых бед». Что большинство людей — лукавая, ленивая, инертная, злобная чернь, неспособная к высокому, к духовному, неспособная к творчеству. Что, выпустив их на волю, они «бессмысленно и беспощадно» разломают и раскурочат всё, а после тут же снова разделятся на богатых и бедных, но только всё станет, наверняка, еще много хуже! Что, следовательно, «мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться» (сразу оговоримся, что в монологе Гамлета речь шла о другом). Одним словом, как сказал один наш современник, «красивая, но вредная сказка».

Но было учение Христа, была неистребимая вера в лучшее, мечта о справедливой и свободной в подлинном смысле слова жизни. Наперекор всем бедам, всей чудовищной несправедливости, всем скептикам и циникам было неистребимое стремление к идеалу. Без веры в этот, казалось бы, недостижимый идеал, ничего не могло бы состояться. И в 1917 году, несмотря на всю кажущуюся утопичность подобных мечтаний, состоялось! Теперь мы вооружены прецедентом, а это в историко-проектных вопросах играет колоссальнейшую роль! Кто бы ни говорил теперь о «прекрасной, но вредной сказке», есть прецедент — живой и яркий пример великой страны, населенной великими людьми. Теперь есть пример страны и общества, давшей старт мировой системе социализма, которая, кстати говоря, оказалась не до конца разгромлена даже после распада СССР. И у всего этого есть, прежде всего, два имени — Ленин и Сталин.

Две главные даты в истории человечества — 7 ноября (25 октября по старому стилю) 1917 года и 9 мая 1945 — результат невероятного по масштабу и последствиям свершения, содеянного народом и возглавляемого этими людьми.

Итак, Ленин и Сталин — это две величайшие исторические фигуры из когда-либо существовавших на Земле. Ленин и Сталин — единомышленники, находившиеся между собой в отношениях учителя и ученика, самого талантливого и лучшего из всех, блестяще продолжившего дело, завещанное ему учителем. Ленин и Сталин — абсолютные мировые гении, люди, единожды присягнувшие и бесконечно преданные одной великой цели — коммунизму. И речь не идет о некоей реидеализации — только об их реальных, фактических заслугах перед историей и человечеством.

Первый этап противопоставления

Казалось бы, все просто: вот — два человека, вот — то, что они сделали. Вот — то, что сделали их, с позволения сказать, историософские, политические и идеологические оппоненты, и сделали они это у нас в стране за последние 25 лет. Вот — совершенно очевидные факты: Ленин сам назначил Сталина руководителем СССР после себя, а Сталин всегда подчеркивал абсолютный приоритет Ленина, скрупулезно следя за тем, чтобы никто не посмел ставить его, Сталина, выше его учителя.

Однако на сегодняшний день в сознании многих граждан с историческими фактами как раз всё не так просто. Сознание еще далеко не очищено от перестроечного и постперестроечного мусора, который не просто вытеснил факты, но объем которого оказался столь велик, что чуть ли не перекрывает объемы исторической правды. Да, огромное число граждан сегодня уже признают советские ценности, признают величие советского периода, для многих перестроечная ложь уже очевидна именно как ложь. И вместе с тем в условиях, когда реальная история практически вымарана из памяти, многие элементы лжи оказались чрезвычайно живучими, несмотря на вопиющую дикость, абсурд и порой даже несмотря на отсутствие какого-либо фактологического фундамента, даже сфальсифицированного.

Одним из таких элементов, правильнее сказать, информационно-психологической и пропагандистской войны против нашего народа является противопоставление Ленина и Сталина. Само это противопоставление имеет два слагаемых. Во-первых, спецпропагандистский. Во-вторых, живучесть этого мифа является прямым следствием указанного выше повреждения сознания, полученного в «зоне Ч».

Одним из первых противопоставлять Сталина Ленину начал, по-видимому, Троцкий, что диктовалось логикой его личной борьбы против Сталина. Ну, а официальной и помпезной презентацией этой темы следует считать печально знаменитый доклад Хрущева на XX съезде. Вспоминается фраза А.А. Вассермана: «Не знаю, смогу ли я когда-нибудь обнаружить хоть одно публичное действие Никиты Сергеевича Хрущева, которое не повлекло бы для страны долгосрочных, неприемлемых последствий».

Клин, вбитый Хрущевым на ровном месте в связку Ленин-Сталин, был немедленно взят в работу, по собственному признанию, А.Н. Яковлевым сотоварищи. В Перестройку это противопоставление заиграло всеми красками, которые только могли изобрести изощренно-ненавидящие умы спецпропагандистов и диссидентствующих элементов всех мастей.

Этот первый этап строился на элементарной глупости, совершенно несоответствующей всем историческим фактам: Сталин извратил идеи Ленина. Дескать, если б не Сталин со своей грубостью и жестокостью, то Ленин все сделал бы хорошо, и вообще «все сложилось бы иначе». То ли коллективизацию провел иначе, то ли вообще ее не стал проводить, то ли НЭП не стал отменять — это уже варьировалось в зависимости от взглядов конкретного перестроечного публициста на конкретном этапе Перестройки. Пожалуй, в те годы одно было неизменным — при Ленине никаких репрессий не было бы, и с Троцким, Бухариным, Зиновьевым, Тухачевским и прочими Ленин бы так не поступил.

Приведем небольшую цитату из книги Ф.И. Чуева «140 бесед с Молотовым». На вопрос о том, кто был более суровым, Ленин или Сталин, Молотов ответил:

«Конечно, Ленин. Строгий был. В некоторых вещах строже Сталина. Почитайте его записки Дзержинскому. Он нередко прибегал к самым крайним мерам, когда это было необходимо. Тамбовское восстание приказал подавить, сжигать все. Я как раз был на обсуждении. Он никакую оппозицию терпеть не стал бы, если б была такая возможность. Помню, как он упрекал Сталина в мягкотелости и либерализме. „Какая у нас диктатура? У нас же кисельная власть, а не диктатура!“».

Но о том, что Ленин мог давать команды типа «сжигать всё», заговорили несколько позднее.

В начале же Перестройки внушалась сверхупрощенная до идиотизма и лживая конструкция: Ленин — хороший, потому что сделал революцию, потому что мудрый, добрый, справедливый и тому подобное, а Сталин — кровавый диктатор, жестокий тиран, а если он что-то и сделал, то все им сделано совсем не лучшим образом и с неоправданно большими жертвами, чего Ленин никогда бы не допустил.

Собственно, принципиальная схема пропагандистской войны, которая строилась от этого противопоставления, и была озвучена Яковлевым:

«После ХХ съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. (…) Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и „нравственным социализмом“ — по революционаризму вообще».

Именно по этой схеме перестроечная пропаганда и сработала. Конечная цель была достигнута — СССР больше нет.

Второй (современный) этап противопоставления

В последние годы эта тема вновь активизировалась в неожиданном, на первый взгляд, ключе. Центральный посыл, часто встречающийся сегодня в консервативно-патриотической среде, можно сформулировать примерно так: Ленин — безбожник-интернационалист, желавший поражения своей стране, не понимавший значения и ценность России, а в пределе — немецкий шпион (отдельная «благодарность» деятелям из левых партий, примчавших на Болотную, тем самым увеличив информационно-пропагандистский потенциал темы «Ленин — немецкий шпион»), а вот Сталин — совсем другое. Сталин — это патриот, красный монарх, возродитель духовности (уже несмотря и на взорванный Храм Христа Спасителя) и державности, железной рукой наводивший порядок в стране и высоко поднявший авторитет страны в мире. То есть спецпропаганда в противопоставлении Ленина и Сталина поменяла знаки! Ленин — плохой: он не патриот и революционер. Сталин — хороший: он патриот и не революционер. Ленин разрушил великую империю, Сталин возродил великую империю.

В чем истинный смысл запуска этой концепции? Теперь становится уже совершенно очевидно: соединение коммунизма (которое на этом этапе противопоставления олицетворяет вроде как только Ленин) и глубокой русской, православной, соборной, имперской традиции (которое олицетворяет вроде как только Сталин) является главной идеологической и мировоззренческой опасностью для наших врагов. Выделим три аспекта проблемы.

Во-первых, вколачивается клин в историю русского коммунизма, повторимся, на ровном месте. Здесь дезавуируется само понятие, само явление русского коммунизма или русского большевизма. Сталин-имперец противопоставляется Ленину-большевику, откуда следует, что сильная русская империя не может существовать в коммунистическом модусе. Либо державность, либо строительство коммунизма. Либо Россия, либо коммунизм. Либо-либо.

Во-вторых, в сознании граждан дополнительно наращивают хаос. Ибо такое противопоставление «Ленин vs. Сталин» — это натуральный бред, который не может быть принят без дополнительных деформаций исторического сознания. Что, в свою очередь, активизирует и другие губительные процессы в сознании: невозможно уверовав в одну чушь, оставить в целости и сохранности другие свои представления о мире: сознание человека комплексное, и если в одном вопросе начинает уничтожаться логика и здравый смысл, то это обязательно отразится и на других взглядах индивида.

В-третьих, вновь осуществляется попытка разорвать саму русскую историю, причем в той ее части, которая неразрывна по определению: вы говорите о единстве русской истории, о единстве дореволюционного и советского периодов?! Полноте! У вас даже Ленин со Сталиным не стыкуются! Не говоря об остальном. Русская история пускается в распыл.

Но почему это воспринимается частью граждан, причем патриотически настроенных и даже явно поглядывающих в сторону советского? А это уже результат, образно говоря, облучения, полученного в «зоне Ч». Порушенное сознание, полная каша в голове вместо истории, когда отличить вранье от фактов вообще уже не представляется возможным — вот питательная почва для восприятия подобных мифов. Для большинства граждан теперь уже почти невозможно, не будучи профессиональным историком, увидеть и понять такие вещи, как например, взаимоотношения Ленина и Парвуса. Пломбированный вагон — был он или нет? А если был, то что это значит?

Уже даже дело не только в отсутствии каких-то элементарных знаний. Гораздо хуже, что для многих граждан становится катастрофически тяжело «сложить два и два». С одной стороны — отсутствие сколько-нибудь вразумительных, даже косвенных доказательств финансовых и, говоря современным языком, спецслужбистских отношений Ленина с Германией. С другой стороны — все враги Ленина (как внешние — Колчак, Денинкин & Co, так и внутренние — Троцкий & Co) имели многочисленные задокументированные, а зачастую и широко ими же рекламируемые контакты с иноземными державами с целью разгрома и разграбления родной страны.

И при всем этом: кто говорит о «немецком шпионе Ленине»? Всё та же развеселая компания — сванидзы, познеры, радзинские и так далее. Все те, кто брехал на протяжении 25 лет о то ли 60, то ли 110 миллионах жертв сталинизма, все те, кого тысячи раз ловили на лжи. Не надо быть историком, достаточно элементарного здравого смысла, чтобы самостоятельно дать оценку версии о «немецком шпионе».

Почему-то с самого начала только большевики под руководством Ленина защищали свою страну, опираясь на свой народ, а «русские патриоты» монархического и иного контрреволюционного разлива активнейшим образом, плечом к плечу, в полном «сердечном согласии» с Антантой и — о, ужас! — той же Германией атаковали Россию со всех сторон совершенно варварскими методами. Так кто же оказался патриотом — Ленин с большевиками или их враги?

Мотивируя свою готовность перейти на сторону большевиков, герой пьесы «Дни Турбиных» капитан Мышлаевский говорил: «По крайней мере, я буду знать, что служу в русской армии».

Кстати, всегда удивляло то, с какой силой на некоторых граждан действует аргумент: Германия была заинтересована в выходе России из войны, поэтому немцы снарядили Ленина, чтобы тот сделал революцию. Но, извините, давайте уж тогда до конца следовать этой, с позволения сказать, «логике»: Ленин осуществил революцию в России, а всего через год произошла революция в Германии, вдохновленной русским примером. Так кто на кого работал: Ленин на кайзера или кайзер на Ленина? И тогда вместо старого клише «Ленин — немецкий шпион» возникает новое и не менее экстравагантное: «Вильгельм II — большевистский шпион». Как говорится, клин клином.

Ещё одно слагаемое, определяющее живучесть темы «Ленин vs. Сталин», состоит в том, что сегодня люди, предощущая беду, находясь в условиях ценностно-смыслового вакуума, пытаются найти для себя какой-то выход. Обманутые, разочарованные, одновременно с этим пребывая под гнетом собственного отступничества, люди уже не могут не смотреть в сторону СССР. Но признать во всем объеме, что же произошло в 1991 с тобой лично, почему лично ты поверил перестройщикам-демократам, что тобой на самом деле двигало, что лично ты мечтал получить взамен — это означает или колоссальное духовное преображение, или полный моральный слом. В результате идёт мучительный процесс постепенного признания советского величия и советской правды, поэтапного признания, возвращения элементов советской истории и идеологии. И вот здесь в центре внимания многих оказывается Победа в Великой отечественной войне.

Можно сказать, что менее всего в перестроечной грязи вываляли Победу. Подчеркнем: не войну, не ход войны, не события тех лет, а только сам факт Победы. Победа была. Это, скрепя черное сердце, либералы признают. У нас все-таки не прижилась версия, согласно которой гитлеровцев победили американцы. Тут же либералы ревут и стонут о том, что были огромные жертвы, что «закидали трупами», что победили вопреки Сталину и благодаря тупости Гитлера, что, может, и вообще все было зря и так далее и тому подобное. Но Победа была. И вот за этот факт начинает цепляться сознание.

При этом, как этого достиг советский народ, как был организован тыл, как воевали на фронтах и пр., мало кто из рядовых обывателей сегодня может вразумительно рассказать, ибо, повторимся, фактология стерта из памяти. Известно одно — в той войне мы всех победили, и это греет душу. А факт этот связан со Сталиным. А далее начинается специфическая переоценка перестроечных мифов относительно Сталина. Сталин организовал репрессии? Так вроде ж он только элиту чистил (что, кстати, совсем недалеко от истины). А раз так — посмотрите на нашу, современную элиту: она ж только этого и заслуживает! Как говорил Вассерман, чем больше нынешняя элита будет говорить о том, что сталинские достижения оказались возможны лишь потому, что была принесена мученическая жертва в лице тогдашней элиты, тем больше в народе будет возникать желание принести в жертву нынешнюю элиту, коль скоро это дает такой эффект. При Сталине мы расположились в Европе — знай наших! При Сталине мы создали атомную бомбу, и «тупые пиндосы» до сих пор нас страшно боятся. И тут вступает в дело противопоставление с Лениным.

А что знает средний потребитель информации о Ленине? Он сделал революцию. Всё. А зачем? Вроде же была Российская Империя, сильное государство. Усилиями либеральных СМИ (а отчасти и усилиями классической советской пропаганды, но тогда это не имело такого значения) имя Ленина намертво связано с такими событиями и явлениями как свержение царя, разложение русской армии, пораженчество, разруха и тому подобное.

Речь не о том, что Ленин не хотел свержения самодержавия. Речь о том, что по факту историческая роль Ленина в тот период сводилась к несколько иному. Прежде всего — к собиранию страны после того, как буржуазное Временное правительство за полгода чуть не пустило страну в распыл. Роль Ленина состояла в тяжелейшем противостоянии с интервенцией и Белой армией, моментально снюхавшейся с интервентами. Как говорил А.Н. Толстой устами Рощина: «В Добрармию идут только мстители, взбесившиеся кровавые хулиганы… „Так за царя, за родину, за веру мы грянем громкое ура…“ И — на цыганской тройке за расстегаями к Яру…». Ирония судьбы: всегда твердившие о приоритете классовой борьбы большевики оказались патриотами, защищавшими Родину от иноземных хищников, а для многих записных белых патриотов собственные классовые интересы в решающий момент оказались выше интересов России. Подчеркнем — для многих, но далеко не для всех. Немало белых патриотов отказывалось воевать рука об руку с иностранцами против своего народа. И когда они так или иначе переходили к красным (иногда уже после Гражданской), они шли не к большевикам, нет. Они шли туда, где была Россия, их великая Отчизна.

Роль Ленина также состояла в восстановлении экономики в стране, разоренной мировой и Гражданской войнами, в разработке и осуществлении первых шагов по индустриализации — и эти проекты, заметим, уже стартовали в тяжелейших условиях Гражданской войны.

Ну, и возвращаясь к свержению царя и разложению армии, вспомним, что в момент Февральской революции (а царя свергали именно тогда, а не в октябре 1917) большевики были, мягко говоря, не самой влиятельной силой в стране, и уж совершенно точно гг. Гучков, Шульгин, Львов, Рузский, Алексеев и другие в большевиках не числились и с Лениным не советовались. А генерал Деникин, например, отрицал сколько-нибудь значимую роль большевиков в пресловутом разложении армии.

Теперь о якобы постепенном отходе Сталина от коммунизма в пользу державности. Надо сказать, что подобные тезисы обычно ставят в тупик. Ибо своей абсурдностью в первый момент просто выбивают из рамок нормальной человеческой логики, фактов, здравого смысла. Ибо это сюр. Однако поскольку такой вопрос поставлен, он требует комментария. Во-первых, вся сталинская идеология была коммунизмом пропитана насквозь, сверху донизу. Сталинская идеология строго базировалась на учении Маркса и Ленина. Во-вторых, идеями коммунизма, именем Ленина, его абсолютным политическим и, если так можно выразиться, историософским авторитетом, Сталин мобилизовал народ на индустриализацию, мирное строительство до войны, на Победу, на послевоенное восстановление. Понятия Сталин и коммунизм неотделимы. Вот две цитаты из речи Сталина на параде 7 ноября 1941 года:

«Дух великого Ленина и его победоносное знамя вдохновляют нас теперь на Отечественную войну так же, как 23 года назад.»

«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!»

Не отход от коммунизма в пользу русского национализма, а синтез коммунизма и русской истории — вот, что главное в сталинской идеологии.

Но разве этого нет у Ленина? Именно отношение к русскому крестьянину стало тем главным новшеством, которое Ленин привнес в марксизм, по существу, признав особую роль русского народа в революции. И оппонентом здесь и Ленину, и Сталину выступал Троцкий. Приведем еще несколько цитат из упомянутой книги «140 бесед с Молотовым».

«Троцкому казалось, что выход из положения — буржуазная республика. Поскольку нас не поддержал западный рабочий класс, а с крестьянством союз не выйдет. Вот его главный недостаток. (…) А вот Ленин, в том и сила его, он сумел найти подход к крестьянству, критиковал мелкобуржуазную сущность крестьянства, но видел и его трудовую сторону. Если подойти к трудовому крестьянству правильно, то оно нас поддержит. В этом теоретическое новшество Ленина в марксизме, и практически он оказался прав.»

«Троцкий и его представитель по хозяйственным делам Пятаков, и потом Зиновьев (…) выступали с возражением: какой социализм с середняком? Это мелкобуржуазный социализм. А Ленин говорил, что мы должны осторожно с крестьянином дело вести, неторопливо, учил: нам надо сохранить союз с крестьянством — это единственный выход из положения»

«Троцкий говорил, что социалистическая революция — это рабочая революция. Любой марксист так считает. Троцкий не такой был глупый человек, чтобы подать себя в неуклюжем виде. Он говорит, дескать, вы все признаете, что социализм может построить только рабочий класс. Роль крестьянства какая? Если крестьянин пойдет за рабочим классом… Да он не может пойти, потому что в своем большинстве мелкобуржуазен! Поэтому мы должны вести курс на социализм постольку, поскольку рабочий класс нас сможет поддержать. Но так как на пути стоит непонимающее социализм крестьянство, то мы в такой обстановке победить не можем иначе, как в том случае, если нас поддержат на Западе, фактически там начнут, а мы уже в хвосте пойдем за ними.

Выходит, нам деваться некуда, надо сдаваться. Потому что без крестьянства нам нельзя победить, а они против социализма. И на Западе революции нет.

Ленин прав: без крестьян нельзя. (…) У Ленина очень хорошо сказано об этом, ясно, не подкопаешься: мы понимаем союз с крестьянством в том смысле, что крестьянство поддерживает диктатуру пролетариата. В какой-то мере и середняк тогда был нейтральным. А беднота, Ленин считал, может пойти за рабочим классом, ее основная масса. Вот в этом его сила. Нечего ждать Запада.»

Учитывая, что крестьянство составляло приблизительно 80% населения страны, хочется спросить сторонников версии «Ленин против русских»: крестьяне в России — они нерусские?

Есть и еще одно крайне важное слагаемое этого противопоставления, которое было рассмотрено в докладе на недавнем семинаре «Суть времени — Новосибирск». В специальном выпуске программы «Суть времени» от 29.09.2011 говорилось о том, что все перестроечные и постперестроечные годы для самых разных политических сил в России существовал антисоветский консенсус. В рамках этого консенсуса неизбежна совершенно определенная последовательность доминирования (смена) идеологий или разновидностей антисоветской идеологии:

либеральная (Ельцин, Чубайс, Гайдар);
центристская или умеренно-консервативная (Путин);
националистическая (условно, например, Рогозин);
религиозно-фундаменталистская;
фашистская.

С фашистской идеологией России приходит конец.

На сегодняшний день элиты находятся где-то на границе центристской и националистической идеологий. Это и создает политико-идеологический запрос на противостояние Сталина-имперца-державника против Ленина-антипатриота-коммуниста. То, что политико-идеологические запросы удовлетворяются мертвыми концепциями, не имеющими реального исторического содержания плюс опровергаемыми «на раз», — все это плохо само по себе. Это — крайне зыбкий фундамент для сколько-нибудь серьезных проектов по спасению страны в условиях, когда обстановка и внутренняя, и особенно внешняя ухудшается с каждым днем. В конечном счете — это ловушка для самой элиты, поскольку как бы сильно ни были дезинформированы граждане относительно исторических событий, такое шило крайне трудно утаивать в мешке продолжительное время.

Итак, восстановление связки, практически абсолютной (насколько это возможно для двух человек, являющихся соратниками и единоверцами), Ленин-Сталин является важной пропагандистской и информационной задачей.

Некоторые выводы

Заканчивая разговор о Ленине и Сталине, хочется еще раз сказать о том, что же самое главное с точки зрения объединяющего их?

1. Абсолютное мировоззренческое и идеологическое единство взглядов. Надо четко понимать, что эти люди, как и Молотов, и Свердлов, и Дзержинский, и Фрунзе, и Каганович мыслили категориями мировой революции и окончательной победы коммунизма. «Крен» сталинской политики в сторону державности и государственности имел строго эту же цель и начался еще при Ленине. Западный пролетариат не поддержал революцию 1917 у себя дома, как этого ожидали большевики. А русский народ показал свою глубокую революционность; оказалось, что коммунистическая идея созвучна, прежде всего, русской душе и русскому духу. Поэтому оставалось одно — наращивать мощь СССР, подавая пример другим. Не одновременная (или почти одновременная) революция во всех странах, а постепенный переход страны за страной в социалистический лагерь, наращивание и усиление мировой социалистической системы. Кстати, мировая социалистическая система и существовала строго с опорой на СССР. И фактически с центром в Москве. Хрущев и Микоян оттолкнули Китай, Тито отошел сам, но в целом СССР имел абсолютное влияние на большинство соцстран. Кстати, все разговоры о том, что СССР «зазря кормит» страны 3-го мира, — это глупые и вредительские разговоры, ибо тем самым мы отбирали колонии у Запада, лишали западных капиталистов колониальных бонусов, и запирали их у себя дома — один на один со своим народом.

2. С точки зрения политической борьбы Ленин и Сталин были всегда по одну сторону баррикад. Им противостояли Троцкий с левыми, Бухарин с правыми и так далее. Счет в голосованиях в Политбюро долгие годы был не в пользу Ленина и Сталина, которые всегда выступали единым фронтом. Кстати, именно победа антиленинских-антисталинских сил, преломленная в призме ленинградского дела и андроповской модернизации, и привела к Перестройке. Силы эти крайне схожи. И по вопросу о том, что время социализма на Западе еще не наступило, а значит надо сдаваться. И по вопросу об опоре на иностранные державы в своей политической борьбе. И по вопросу о частной собственности. И по вопросу об опоре на мелкого собственника, на кулака, по существу — на эксплуататорский класс. Кстати, вопрос о кулачестве с его жестокостью и стяжательством имеет самое прямое отношение к вопросам метафизики и духовного роста. Если человеком принимается необходимость духовного восхождения, то эксплуатация человека человеком невозможна. Если нет — она вновь возникнет даже, казалось бы, на пустом месте. Что, собственно, и произошло.

3. По краткому выражению Кургиняна, Ленин очень высоко ценил Сталина, Сталин бесконечно почитал Ленина. И не надо думать, что Сталин был вынужден это делать. Хрущев, наплевав на все, напал на Сталина, хотя при его жизни он был для Хрущева «батько Сталин!». А у Сталина особенно после Победы был достаточный ресурс для того, чтобы провозгласить себя № 1.

4. Сталин учился у Ленина, перенимал ленинские идеи быстрее и лучше, чем кто-нибудь другой. Это сказалось и в вопросе о НЭПе, и об СССР и во многих других вопросах. Оба внимательнейшим образом относились к таким вопросам, как, например, отмена товарно-денежных отношений. Пока это было невозможно, при Сталине вводились такие уникальные системы как метод повышения эффективности экономики, который создавал предпосылки не только для увеличения производительности труда и уменьшения себестоимости товаров, но и способствовал возникновению совершенно особого морального климата в коллективах. Уничтожались поводы для нездоровой конкуренции внутри коллектива, и вместе с тем гарантировалось адекватное вознаграждение в соответствии с личным вкладом. С одной стороны, курс на уничтожение гнета денег, и с другой — воспитание в людях чувства того, что в коллективе при честной работе, направленной на решение общей для всех задачи, справедливое отношение гарантировано, создавало внешние предпосылки для морального, духовного восхождения каждого человека. Это не было доведено до конца, это было разрушено Хрущевым. Остались также и вопросы, не получившие должного внимания Ленина и Сталина. Ко всему этому нам еще предстоит вернуться.

Источник статьи

 

Метки: