RSS

Архив за день: 2014/05/11

Их вырастил Сталин


В клубе в/ч 64369 – маленького военного городка в Винницкой области, где готовили младших авиационных специалистов – был удивительный микроклимат. Летом – всегда прохладно и пахло влажными полами. Зимой – сухо и тепло. Входить туда было приятно и в яркий знойный летний день, и в зимнюю стужу. В клубе была уютная библиотека, спортзал, служебные помещения и маленький, но совсем настоящий театральный зал со сценой, кулисами, оркестровой ямой, небольшим фойе. В зале показывали кино, самодеятельная труппа ставила спектакли, иногда приезжали гастрольные коллективы, концертные и цирковые.

На потолке зала были нарисованы летящие самолеты с красными звездочками, а вокруг них и в них пулевые пробоины – немцы, развлекаясь, стреляли по нарисованным самолетикам. Потолок потом заштукатурили, но и сейчас, наверное, в деревянных балках перекрытия и стропилах сидят немецкие пули, выпущенные 65 лет назад…

У входа стоял дневальный, а на стенах – добротно сделанные, в прочных рамках, портреты героев войны, картина и описание их подвигов.

Первым в ряду был портрет коротко стриженного офицера с сосредоточенным взглядом и голубыми авиационными петлицами. Под ним – освещенный пламенем пожара эшелон с немецкими танками и горящий краснозвездный бомбардировщик, который вот-вот врежется в эшелон – подвиг капитана Гастелло.

Вот ведь характерно: написал фамилию Гастелло – и компьютер подчеркнул ее красным, не введена эта фамилия в память… А вот напишешь: Ельцин, Горби, Гитлер, Сахаров, Солженицын – подчеркивания нет, эти «герои» стандартно введены в память компьютера. Наверное, не стоит сомневаться в том, что во времена Сталина в памяти компьютера были бы фамилии всех Героев Советского Союза. И не только их – наверняка были бы введены в стандартное программное обеспечение славные фамилии героев всех войн, которые вела Россия.

Впрочем, не будем отвлекаться, вернемся в клубный коридор. Конечно, всех Героев я уже не вспомню, но, конечно, был там и Александр Матросов (фамилию комп не подчеркнул, посчитав формой слова «матрос»), бросающийся на дзот, и Михаил Паникаха (и этой фамилии комп не знает), охваченный огнем он поджигает собой фашистский танк, Виктор Талалихин, в свете прожекторов отрубающий пропеллером хвост вражеского самолета, и Нина Онилова (тоже «неизвестная фамилия»), яростно строчащая из пулемета по фашистам…

В школе – портреты пионеров-героев, в библиотеке – книги об их подвигах. И не только об их – о подвигах мальчиков, сражавшихся на бастионах Первой обороны Севастополя – Коли Пищенко, лучшем наводчике мортир и Косте Станюковиче, будущем писателе-маринисте. О стойкости и храбрости мальчишек, сражавшихся в Гражданскую войну.

Я вспомнил обо всем этом, когда по путинскому TV показывали передачу, где какие-то мошки и букашки обсмаковывали и обсасывали подвиг Александра Матросова.

Шли какие-то уточнения, какого именно числа Матросов бросился на пулемет, обсуждалось, как именно он это сделал и возможно ли это сделать вообще, какая на самом деле у него фамилия, почему другой солдат рядом уничтожил другой дзот и был награжден меньше и прочие маловажные детали.

Подход «демократов»: отправить в безвестность имена героев – и извлекать только для того, чтобы обслюнявить и принизить.

А подход Сталина – прославить их имена, сделать образцом и примером для подражания.

Попросите школьника времен «демократии» назвать десяток фамилий героев Советского Союза, рассказать про их подвиги – не сможет. А назвать десяток Героев России? Тоже не сможет. Вот так и растят «демократы» свою смену, людей, которые не знают лучших примеров человеческой доблести, отваги, честности.

Поэт-фронтовик Сергей Орлов («Положен парень в шар земной, как будто в мавзолей»), танкист, обожженный в танке, писал о таких, как он. Дословно не вспомню, но суть такая – он призывал без испуга и сожаления смотреть на людей, изувеченных и исковерканных войной – свою молодость и красоту они отдали Победе, «чтобы она была такая – взглянуть – и глаз не отвести!». Эта мысль не в одном его стихотворении. Другой поэт-фронтовик, Семен Гудзенко, писал: «Когда на смерть идут – поют. А перед этим можно плакать…».

Как, чем могут отдать свой долг героям, павшим героям, живые, те, ради кого они шли на смерть? Памятью. И еще тем, что возвеличат этот подвиг, будут писать и помнить не о том, как плакал герой, а о том, как он пел.

«Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман» — сказал поэт. И пусть подвиг был совершен Матросовым на день или два раньше или позже – пусть считается, что совершен он был в день праздника. Пусть после того, как по нему прошла очередь пулемета, его тело было изуродовано так, что смотреть страшно – но пусть в кино его смерть выглядит красиво и возвышенно. Чем еще мы можем отблагодарить Героя? Немцы обливали водой на морозе взятого в плен генерала Карбышева. Думаю, что этот вид казни не отличался эстетикой – для того и изощрялись. Но в великолепном скульптурном портрете Мухиной, выполненном из стекла, Карбышев величествен и прекрасен, превращаясь в глыбу льда.

Польский писатель, написавший книгу «Долго и счастливо» рассказывает, как подразделение сосредотачивается перед атакой в лощине – и туда же санитары начинают сносить раненных. И капрал под угрозой расстрела приказывает санитарам нести раненных в другое место – солдатам не надо перед боем видеть, что долг перед Родиной выглядит, как распоротые животы и вырванные челюсти.

Христа распяли, применили самый позорный вид казни, который никогда не применяли к гражданам Рима именно потому, что этот вид казни крайне неэстетичен – не будем уточнять подробности. Но будем ли мы вкладывать персты в его раны, уточнять физиологические подробности – или совестливо закроем на это глаза и будем обсуждать только за что он претерпел муки и отдал земную жизнь?

На высоком смысле подвига, на духовности и на славе воспитывались при Сталине новые поколения патриотов и героев. И если подвиг надо было эстетезировать, сделать красивее – так это, повторяю, та малая часть долга, которую надо было отдать павшему герою.

Значение подвига Матросова не только, и, может быть, даже не столько в том, что он закрыл собой амбразуру дзота. Дзот так или иначе уничтожили бы в конце концов. Но главное значение – остаться примером героизма, смертию смерть поправ научить и других, научить новые поколения подвигу.

Это прекрасно понимал Сталин – и так, на примерах героев, он растил новые поколения солдат, для которых не было преград.

И еще. В той передачке какой-то деятель рассуждал, что, дескать, амбразуру закрыть собой технически невозможно, поэтому, вроде бы и подвига быть не могло. Но я помню передачу Симонова, журналиста, понюхавшего вдоволь пороха, повидавшего многое и многих. В той передаче он встречается с солдатами, которые совершили чудо: закрыли собой амбразуру и, прошитые очередью, остались живы всем смертям назло. Зачем теоретизировать, когда можно просто найти запись той передачи – и узнать все из первых уст?

Есть такой старый, хорошо известный всем, работающим с информацией прием: одно и то же явление можно описывать словами как с положительным, как и с отрицательным контекстом. Вот, например, рекламируется по телеящику кубик говяжьего бульона. «Золотистый, ароматный, вкусный» — описывает его рекламная дама, изображающая идеальную домохозяйку. Но допустите на экран воинствующего вегетарианца – и он тут же опишет этот бульон как вытяжку из трупа убитой коровы. И будет не менее прав, чем рекламная дама. Выдержанный, хорошо просолившийся шмат замороженного сала можно описать, как вкусную и питательную закуску, а можно сказать, что это – залежавшаяся часть трупа давно убитой свиньи, поедаемая в сыром виде. И то правда, и то правда, но все зависит от того, чего вы хотите добиться – вызвать аппетит или отбить его.

Когда в 30-е годы в СССР создавалась мощная пищевая индустрия, строились заводы, производящие новый продукт – маргарин, для экономической диверсии, дискредитации нового продукта враги народа распространяли слухи, что маргарин делают «из трупов убитых животных». И хотя и котлеты, и колбасу, и борщ делали именно из трупов убитых животных, запущенная шептунами формулировочка сбивала спрос на новый продукт.

Противостоять этому можно было только просвещением. И вот власти начали организовывать делегации представителей трудовых коллективов, общественности, которым показывали во всех подробностях технологию производства.

И вот идет такая делегация в выданных белых халатах по сверкающим чистотой и нержавеющей сталью цехам мощного завода, слушает пояснения главного технолога: «Вот здесь мы принимаем молоко, здесь проводятся лабораторные анализы, а это автоклав, в котором при нагреве убиваются все микробы…». И тут какая-то вредная старушка обличительным тоном восклицает: «Ага! А трупы микробов вы куда деваете?».

В роли такой вот вредной старушонки, которая сочную отбивную именует зверски избитой частью свиного трупа, а наваристый бульон – экстрактом из трупа курицы, выступили недавно некие организмы из телеящика. Я их, честно говоря, плохо различаю, все они одинаковы, как однояйцевые близнецы. И несут одну и ту же ахинею по одному и тому сценарию, стараясь обгадить славное прошлое великой страны и ее свершения. И приемы используют одни и те же – «трупы убитых животных».

Так вот, эти организмы что-то гундели про фотоаппарат ФЭД, многозначительно намекая, что делали его малолетние зэки в лагерях НКВД, а конструкция аппарата содрана с немецкого прототипа.

Словом, полный набор негативных стереотипов: и зэки (да еще малолетние), и лагеря, и копирование чужой техники.

Но давайте попробуем не «измельченный свиной труп, затолканный в свиные кишки», а аппетитную колбаску, не «кусок трупа коровы», а умело прожаренный антрекот. О том же самом расскажем иными словами.

Фотоаппараты ФЭД (Феликс Эдмундович Дзержинский) действительно делали малолетние если не зэки, то колонисты (нюансы здесь не столь важны), из колонии, созданной Макаренко, педагогом-энтузиастом. Эти дети были беспризорными, часто уже приобщенными к преступному миру.

Но, простите – ведь по стране прокатились две войны, империалистическая и, как ее последствие, гражданская, а потом пришли призванные тогдашними «демократами» войска 14 держав, с ними тоже надо было воевать, отстаивать Россию от иноземцев. И в перенесшей такие бедствия стране появилось множество беспризорных. Надо было спасать их, делать из одичавших ребят полноценных граждан. Как? Естественно, надо было прежде всего увести с улицы, дать кров и пищу – вот для чего и создавались колонии. Надо было приучить к нормальной жизни, нормальным человеческим отношениям – и большевики нашли сотни педагогов-энтузиастов, готовых к подвижническому труду ради великой и гуманной идеи.

Но самое главное – надо было дать маленькому человеку специальность, научить его труду, иначе он, выйдя из колонии, сможет только воровать и попадет в тюрьму.

И вот было найдено блестящее решение – ребят начали учить профессиям, и не просто профессиям, а самым престижным, высокооплачиваемым и востребованным. Учили не на уборщиц и дворников, даже не на строителей и плотников – учили тончайшим технологиям, учили сложной организации труда. Ведь фотоаппарат по тем временам – да и в наше время – был сложным прибором, сочетающим оптику и точную механику.

А то, что за основу была взята немецкая модель – так ничего страшного здесь нет, за образец взяли лучшее. Свои фотоаппараты царская Россия не производила, Николай ничуть не заботился о выращивании и обучении кадров.

И результат оказался блестящим. Был налажен серийный выпуск фотоаппаратов, подготовлены кадры высококлассных мастеров для оптической промышленности. Ребята, получившие такой опыт, впоследствии делали перископы и артиллерийские панорамы, авиационные прицелы и дальномеры. Вплоть до начала «перестройки» советские аппараты, советская оптика высоко ценились во всем мире, поставлялись и в Англию, и в Австрию, и в Германию и в другие страны.

Но, главное, бывшие беспризорные стали полноценными членами общества, состоялись, как люди. У меня хранится книга Макаренко «Флаги на башнях», о жизни той колонии. А в книгу я вклеил найденную в западногерманском журнале статью о судьбе бывших колонистов с их фотографиями – уже в старости. Кто-то из этих ребят погиб на войне, кто-то выжил, но память, благодарность и теплое отношение к колонии сохранили все.

И вот что хотелось бы сказать этим телевизионным шептунам.

Вы, именно вы, ради того, чтобы хапнуть побольше, разорили и ограбили страну. Именно из-за вас, ельцинцев-путинцев, появилось в России беспризорных больше, чем было после самых страшных войн. Так искупайте свою вину, организовывайте снова колонии, спасайте детей от криминала, приучайте их к труду! Черт с вами, скопируйте для начала любой японский фотоаппарат, научите ребят делать его, сделайте из них классных оптиков, электронщиков, механиков – дайте шанс в жизни! Только у того, кто сделал больше и лучше появляется право критиковать тех, кто хоть что-то сделал.

Но ведь понятно, что такой телевизионный червяк, проливающий слезы над «зэками», «лагерями», «скопированной техникой» даже под угрозой расстрела не скопирует самый примитивный аппарат – по причине абсолютной тупости и безграмотности. А по причине абсолютного бесстыдства и безнравственности не возьмется за перевоспитание детей, которых он и его подельники по «демократии» превратили в малолетних воров, наркоманов, проституток…

А Сталин смог вырастить из «потерянного поколения» беспризорников тех самых красноармейцев, которые вынесли войну и сумели победить самую сильную в мире армию, на которую работала вся Европа.

Одной из любимых книг была у меня книга «Малышок» — автобиографическая повесть мальчишки, который остался без родителей во время войны и попал в сталинскую систему трудовых резервов. На эвакуированном в Сибирь заводе он сначала сколачивал ящики для снарядов «Катюши», забивая гвозди «в два стука». Потом освоил работу на токарном станке – чтобы стоять у станка ему сделали специальный помост – маловат был ростом Костя Малышев. И рядом с ним работали такие же мальчишки и девчонки, стараясь дать фронту больше снарядов. О многом писал Костя – и о том, как плакал от радости старый мастер, когда ребята нашли в завалах эвакуированного оборудования ящик с победитовыми резцами, и о соревновании между ребятами, и о приеме в комсомол, и о белых парусиновых туфлях, в которых приходилось ходить в сибирские морозы, и о первой юношеской любви… И не потерялся парень, освоил несколько специальностей, даже писателем стал. Потому что рос – при Сталине. А кем он стал бы при Путине?

Но в те, послереволюционные времена, все проблемы приходилось решать сходу, строить на пустом месте. А вот среди трудов и забот Великой войны, держа в уме всю огромную страну, фронт и тыл, стратегию и политику, Сталин не забыл и о том, что война породит сирот и беспризорных. И создал систему суворовских и нахимовских училищ, систему интернатов и спецшкол, систему детских домов, которые приняли и спасли детей, вырастили их настоящими людьми. И не только создал. Как тончайший знаток психологии и воспитатель, просто как человек, помнящий свое детство без отца, он сделал все, чтобы эти дети не чувствовали себя ущербными. Сколько книг и фильмов, сколько стихов и пьес было создано в сталинские времена о жизни детей в этих заведениях! Классикой стали стихи Агнии Барто про детский дом в Звенигороде, после книг «Алые погоны» и «Счастливый день суворовца Криничного» все мальчишки мечтали попасть в суворовцы, об умелых и веселых ребятах в черных фуражках ремесленных училищ снимались фильмы и вся страна восхищалась ими. И не нужны были уже никакие колонии – вовремя и мудро принятые меры уберегли детей для страны.

И когда звучат слова «Сталин и дети» — нужно вспоминать не сделанные придворными фотографами умилительные снимки, а судьбы миллионов детей, которых Сталин никогда и не видел, но которых он спас для честной и правильной жизни своими суровыми и мудрыми решениями, полными подлинной любви и заботы.

И сравнить эти судьбы с судьбами миллионов детей, которых Горби, Ельцин, Путин и прочие апологеты капитализма превратили в «отходы реформ», обрекли на безграмотность, криминал, наркоманию и проституцию. Это происходит здесь и сейчас, и подло оправдывать или затенять это преступление «демократов» мерзкими байками про «малолетних зэков», «зверства НКВД» и «скопированный фотоаппарат»

Александр Трубицын

Источник статьи

 

Метки:

«Любовь, что движет звездами…»


Эта трогательная любящая пара часто прогуливалась по дорожкам городского сада. Девушка шла, тяжело ступая на протезах, обе ноги у нее были ампутированы. И опереться на своего мужа не могла, рук у нее тоже не было. Красивый, крепкий парень вел свою жену, нежно обнимая за талию. В шахтерском городе Ленинске-Кузнецком, куда меня забросила журналистская судьба, мне рассказывали, какие здесь проходили многолюднейшие митинги, когда началась война. А после них выстраивались целые очереди из добровольцев на фронт. Среди них была и молодая лаборантка шахты Зинаида Туснолобова…

В те же дни уходил на фронт и ее возлюбленный лейтенант Иосиф Марченко. Они познакомились на танцах в городском саду. Модные мелодии танго и фокстротов проникали в заросшие темные аллеи, по которым они бродили. Под эту музыку звучали их нежные слова любви. Они расставались на вокзале с тревогой друг за друга. Что случится с ними на войне? Зинаида Туснолобова стала учиться на медсестру. В письмах Иосиф писал ей, скрывая от любимой военные тяготы, больше о том, как он тоскует, ждет встречи с ней.

Зинаида Туснолобова попала на Воронежский фронт. День за днем была тяжелая и опасная работа. Она выносила раненых с поля боя.

В 1942 году написала матери с фронта: «Дорогая мамочка! Сколько буду жить, не забуду эти страшные крики на поле боя: «Помоги, сестренка!» И каждому хочется помочь. Но идет бой, и не всегда успеваешь…»

Мне рассказывала знакомая, бывшая санинструктор, как тяжело было выносить раненого с поля боя: «Тащишь бойца по земле на плащпалатке и кажется, что от натуги у тебя все внутренности прилипают к ребрам. А надо было вынести не только раненого, но и его оружие. С этим было строго».

За самоотверженное спасение раненых Зинаида Туснолобова была награждена орденом Красной Звезды. Всего за 8 месяцев на фронте отважная медсестра вынесла с поля боя 128 бойцов.

В феврале 1943 года в бою за станцию Горшечное Курской области и случилась эта беда: Зинаида поползла по снегу оказать помощь командиру взвода, и пулеметная очередь ранила ее в обе ноги. В это время взвод отступил, и Зина осталась одна среди погибших товарищей. Немцы перешли в контратаку. Добивали раненых. Зинаида пыталась притвориться мертвой. Но один из немцев, заметив, как дрогнули ресницы девушки, ударил ее ногой по голове. И Зина потеряла сознание. Бой был утром, а Зину нашли ночью. Почти сутки она пролежала в снегу. В полночь группа полковых разведчиков возвращалась с боевого задания. Разведчики услышали – кто-то стонет среди мертвых. Так они нашли Зину, положили ее на плащпалатку и принесли в расположение полка. В деревенской хате медсестра стала растирать ее водкой. Руки и ноги сводило от адской боли. На крестьянской телеге раненую Зинаиду отправили в медсанбат. Врачи развели руками – «Надо скорее в госпиталь».

Зина очнулась на госпитальной полке в поезде. Ее привезли в Свердловск. Руки и ноги поражены гангреной. Одну за другой Зинаида перенесла восемь операций. Чтобы спасти жизнь, врачи были вынуждены ампутировать ей руки и ноги.

После последней операции Зинаида попросила принести ей зеркало. С ужасом она глядела на свое искалеченное тело. Как жить? Зачем жить? Ее подушка не просыхала от слез.

С той же решительностью, с которой она бросалась на поле боя, Зина, зажав карандаш костяшками руки, стала писать письмо Иосифу. Она откровенно рассказывала о своей беде.

«Дорогой Иосиф! Я не могу больше молчать. Я пострадала на фронте. У меня нет рук и ног. Я не хочу быть тебе обузой. Забудь меня! Прощай! Твоя Зина».

И снова она плакала, получив письмо от Иосифа. «Дорогая моя малышка! Родная моя мученица! Нет такого горя, нет таких мук, которые вынудили бы меня забыть тебя. И в радости, и в горе мы будем вместе. Вот только бы дождаться Победы, чтобы поскорее вернуться к тебе, моя любимая. И заживем мы счастливо. Я прежний твой Иосиф».

Она обливала его письмо слезами. Неужели такое возможно, и они будут вместе? И снова полетели треугольники друг другу, в которых были только слова верности и любви.

В Свердловске, узнав из газеты о судьбе девушки, комсомольские бригады выпустили сверх плана пять танков. На броне появились надписи: «За Зину Туснолобову». Эту же надпись делали летчики, отправляясь в бой.

Зинаида написала письмо во фронтовую газету: «Вперед, на врага!» Политруки зачитывали его перед боем.

«Дорогие бойцы! Пусть мое письмо дойдет до сердца каждого из вас. Уже 15 месяцев я лежу, прикованная к госпитальной койке. У меня теперь нет ни рук, ни ног. Недавно научилась писать обрубком правой руки. Мне сделали протезы, и, может быть, я научусь ходить. Если бы я хоть бы еще раз могла взять в руки автомат, чтобы расквитаться с фашистами за свои страдания. Бойцы! Я была вашим товарищем, шла вместе с вами в одном строю. А теперь я прошу – отомстите врагам за меня и за тысячи невольниц, угнанных в немецкое рабство. И пусть каждая девичья горючая слеза, как капля расплавленного свинца, испепелит еще одного фашиста.

Мне очень тяжело. В 23 года стать инвалидом. Эх! Не сделано и десятой доли того, о чем мечтала, к чему стремилась… Но я не падаю духом! Я верю в себя, верю в свои силы. Я верю, что горе мое не останется неотомщенным. Я прошу вас, родные, когда пойдете в бой, вспомните обо мне. Вспомните – и пусть каждый из вас отважно сражается, чтобы освободить нашу землю от оккупантов.

Зинаида Туснолобова, гвардии старшина медицинской службы».

В ответ на свое мужественное и трепетное письмо она получила сотни солдатских откликов. Они были адресованы в московский госпиталь, где опытные специалисты делали Зинаиде протезы. Эти письма читали вслух в палатах, где лежали такие же, как она, искалеченные воины.

Один из политруков госпиталя, видя в каком отчаянье находится Зинаида, принес ей книгу Николая Островского «Как закалялась сталь». Она стала читать ее, перелистывая страницы языком. По ее словам, эта великая книга придавала ей мужества, веры в свои силы. Могла ли подумать тогда Зинаида, что придет время, когда в Москве, в музее-квартире Николая Островского появится стенд, посвященный ее судьбе. Она познакомится с вдовой писателя Раисой Порфирьевной Островской, которая до конца своих дней будет разыскивать в стране людей особо трудной судьбы, чтобы рассказать о них в московском музее, с говорящим названием «Преодоление». Научный сотрудник музея В.Н. Богатов рассказал мне, что в музее тщательно хранятся письма, фотографии, пожелтевшие фронтовые газеты с обращением Зинаиды Туснолобовой к воинам.

И вот наступил счастливый день окончания войны. Выйдя из солдатского эшелона, прямиком с вокзала Иосиф Марченко отправился к Зинаиде. Они радовались встрече и плакали, понимая – какая трудная им предстоит жизнь.

Несмотря на опасения Зинаиды, со всей искренностью высказанные любимому, на другой же день после возвращения, Иосиф настоял на том, чтобы они подали заявление в загс. Так началась их семейная жизнь, которой всю жизнь сопутствовали и сочувствие и восхищение людей.

…Мое детство прошло в разрушенном Сталинграде, где следы войны были на каждом шагу. Пришлось увидеть так много разрушений, которые принесла война, что, казалось, меня трудно чем-то удивить. Но в Ленинске-Кузнецком пришлось узнать тяжелые последствия войны иного рода. Каждый пятый житель шахтерского города ушел на фронт. Этот удивительный по своему патриотическому настрою город воспитал одиннадцать Героев Советского Союза и одного – дважды Героя. Почти в каждый дом почтальоны приносили «похоронки». По этим трагическим документам можно было изучать географию войны, великих и малых сражений. В братских могилах упокоились шахтеры и проходчики, чьи имена были известны по Доскам почета, в шахты спустились женщины. Погибли начинающие, талантливые певцы, художники, поэты, занимавшиеся в замечательном Дворце культуры, которому мог бы позавидовать любой областной центр. В школах профессия педагога стала женской. Сколько же в Ленинске-Кузнецком осталось вдов, обездоленных матерей и молодых женщин, не дождавшихся с фронта своих любимых! Это горе видеть было тяжелее, чем даже разрушенные бомбами улицы. В городе не хватало мужчин. Но молодость брала своё. Тайное двоеженство стало почти нормой, рождались дети, отцы которых не хотели их знать, а девушки плакали над письмами своих погибших женихов, помещая их фотографии на стенах квартир. Война покалечила жизни людей почти в каждом доме.

На этом фоне история любви Зинаиды и Иосифа стала легендой. Они уехали в Белоруссию, в город Полоцк, откуда была родом Зинаида. Здесь Иосиф Петрович Марченко работал в артели пищевиков, Зинаида Михайловна стала диктором местного радио. В 1951 году у них родился сын Владимир. Все заботы по дому они выполняли вместе. Вездесущие соседки рассказывали друг другу, как Зинаида культяшками рук пеленала малыша, сама стирала пеленки, вывешивала их на веревке во дворе. Условия жизни в разрушенном Полоцке были тяжелыми. Но знавшие эту семью замечали, что Зинаида и Иосиф все делали с улыбкой и нежностью. Падали на пол детские игрушки, и Зинаида, волоча по полу протезы, культями рук поднимала их.

Вся жизнь семьи состояла из этих, казалось бы, непосильных трудностей. Но в их доме жила настоящая любовь. И потому всегда были улыбки, смех и звучала на патефоне музыка, которая напоминала им музыку городского сада, где они познакомились, где впервые заговорили о любви, и рука об руку гуляли по залитым серебристым светом дорожкам.

Зинаида и Иосиф берегли свою любовь всю жизнь. Они, фронтовики, видели столько горя на войне, так часто бывали на волосок от смерти, что теперь радовались каждому прожитому вместе дню.

В 1959 году в семье родилась дочь Ниночка. Прибавилось забот. Но прибавилось и любви. Каждый, кто бывал у них в гостях, уносил в душе не чувства сострадания, но отблеск нежного света, которым был пронизан каждый уголок этого скромного жилища. Их дружная семья вызывала сочувственное восхищение.

В декабре 1957 года по ходатайству Военно-медицинского музея и общественных организаций города Полоцка Зинаиде Михайловне Туснолобовой было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1965 году Международный комитет Красного Креста наградил ее медалью Флоренс Найтингейл, которая присуждается за исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым и больным на поле боя и в мирное время. Она стала третьей медсестрой в нашей стране, награжденной этой почетной медалью.

В Полоцке помнят Зинаиду Туснолобову как активного общественного деятеля. Как когда-то на войне она постоянно слышала просьбы: «Помоги, сестренка!» Став Героем Советского Союза, Зинаида Михайловна кому-то помогала получить квартиру, устроить ребенка в детский сад или улучшить условия труда на производстве. Она была отзывчивым и деятельным человеком. Ее выбирали депутатом местного совета. И когда она задерживалась на заседаниях, а это было нередко, вся домашняя работа ложилась на плечи Иосифа Петровича, ее мужа. С самого раннего детства дети знали – они должны помогать родителям.

Зинаида писала в Свердловск своему хирургу Н.В. Соколову:

«Мы с Иосифом в Полоцке вырастили сад. Подумать только, Вовочка уже в восьмом классе, а Нина-егоза последний год ходит в детский садик.

Вся моя семья желает Вам, дорогой мой доктор, здоровья, счастья, больших успехов. Приезжайте к нам летом на яблоки. Забирайте всю семью с собой. Будем ездить вместе по грибы, на рыбалку! А главное, — вы увидите, как я научилась самостоятельно стряпать, топить печь и даже штопать ребятам чулки. Горячо любящая вас Зинаида».

Нина Иосифовна рассказывала: «Когда я была маленькой, то старалась помочь маме отжать белье после стирки, но сил не хватало, и я всегда расстраивалась. Мама утешала меня, гладила культяшкой руки. Я никогда не видела, чтобы родители ссорились. Так, иногда пошутят друг над другом, и все. Отношения у них были самые нежные. Мы с братом выросли в любви и заботе. Несмотря на тяжелое увечье, мама научилась шить на старенькой машинке, и у нас появлялись обновки».

Владимир стал инженером, работал в газовом хозяйстве города. Дочь Нина, по образованию – швея-мотористка, вырастила двоих сыновей.

Зинаида Михайловна умерла в 1980 году. В ее честь в Полоцке названа улица. Сооружен памятник и открыт музей-квартира, где проживала их семья.

«Любовь, что движет звездами…» — эти знаменитые шекспировские строки невольно вспомнились мне, когда я стояла перед стендом, посвященном Зинаиде Туснолобовой и Иосифу Марченко в московском музее «Преодоление».

Людмила Овчинникова

Источник статьи

 

Метки: ,

Письмо Тане Савичевой


Более 2,5 тысяч воспоминаний, стихотворений и документальных очерков поступили в Ленинград на литературный конкурс «Моя Победа». Присланные письма исполнены чувства искренней и глубокой благодарности ветеранам, отстоявшим город и сумевшим спасти свою Родину от нацистского рабства. Пишут, как оказалось, практически все – и двенадцатилетние школьники, и студенты, и люди средних лет, и ветераны Великой Отечественной. Одни рассказывают, что произошло с ними в годы войны и блокады, другие пересказывают воспоминания своих отцов и матерей, дедушек и бабушек. Пересказывают горячо, трепетно, так, словно это произошло с ними самими…

Белая прядь

Драматический эпизод из своей блокадной жизни поведала Клара Николаевна Телешова, которой исполнился девяносто один год. Ученикам ее школы №207 на Невском проспекте в райкоме ВЛКСМ дали комсомольское поручение: блокадной зимой сорок первого – сорок второго обходить после уроков квартиры и выносить на улицу… тела умерших детей.

Клара Николаевна вспоминает: «Было холодно, дворы занесены снегом, окна квартир завешаны одеялами, заколочены фанерой, поэтому в квартирах темно и холодно, а на стенах комнат лежит слой инея. Нам было страшно, и мы с Люсей заходили только в парадные, выходящие на улицу… Помню первый дом, в который я зашла, здесь располагался кинотеатр «Титан», и улица часто подвергалась артобстрелам именно в то время, когда заканчивался вечерний киносеанс. Люся осталась меня ждать на улице. В одной из комнат в полумраке коммунальной квартиры на кровати вместе с матерью лежал трехлетний мальчик. Они оба были мертвыми, но мать так сильно обняла своего ребенка, что я не сразу смогла взять его – пришлось буквально вырывать из застывших рук. Получилось это не с первого раза. Передать свои чувства в этот момент не могу и сейчас. Тело мальчика я положила на тротуар.

Люся сначала спросила меня: «Почему так долго?», а затем: «Что с тобой?». Я посмотрела на себя в зеркальное стекло парадной, выходящей на проспект, и увидела, что среди моих кудрявых каштановых волос появилась белая прядь…»

Спасенные ценности

В. Евстюхин поведал, как его отец, управляющий Советским банком в Петергофе, спас хранившиеся там деньги, когда в город уже ворвались гитлеровцы. Чудом, через окружение, он вместе с инкассаторами сумел добраться до Ораниенбаума и сдать там ценный груз, в котором были не только деньги, но и золотые и серебряные монеты, ювелирные украшения и другие ценности, которые люди передавали тогда в банк для Фонда обороны. Отчитавшись за сданное, отец ушел в партизанский отряд, отважно воевал, был награжден многими орденами и медалями.

Как «отвлекали» детей

Ветеран блокадного Ленинграда Галина Александровна Артюхевич рассказала, как спасали во время блокады от голода детей: «Голод косил всех: и взрослых, и детей. Для работников детских учреждений было спецраспоряжение: отвлекать детей от разговоров и рассказов о пище. Это просто сказать, а на деле? Как ни старались, не получалось. Ведь это же дети от 5 до 7 лет… «Они только проснутся, и начинают перечислять, что им варила мама, и как это было вкусно. И начинают обвинять всех взрослых: почему вы ничего не умеете? Больше всех доставалось нашей поварихе. Тогда она придумала свой рецепт – «витаминчики». Она жила рядом с парком, где было много сосен. Идя на работу, она рвала сосновые иголки. Потом их кипятила, процеживала, и каждый день мы давали детям по полстакана. Но разговоры о маминой еде продолжались. Тогда я не выдержала и сказала, что знаю, почему у нас нет того, что раньше кушали. Все притихли. «Это потому, что все съел Гитлер и его армия. Вот когда его поймают и армию разобьют, тогда и у нас все будет, но для этого надо, чтобы вы о еде перестали говорить». И они мне поверили…»

Шофер Артюх

Шестнадцатилетняя Виктория Решетникова рассказала о своем прадедушке, Герое Советского Союза Владимире Кузьмиче Артюхе, который всю войну провел под бомбами и обстрелами за «баранкой», сначала в сражениях с финнами, а потом и на Великой Отечественной. В 1945 году он окончил Высшую офицерскую автомобильную школу, позже работал в Ленинграде в таксомоторном парке, и всегда с гордостью рассказывал о почетной и нужной профессии шофера. Это ему Александр Твардовский посвятил стихотворение «Шофер Артюх»:

Поначалу вроде

песенки простой:

Жил Артюх Володя,

Парень холостой…

Мчит без остановки

Впереди машин.

Человек с винтовкой

За рулем один…

И кипит работа

Живо под огнем,

И – садись пехота,

Вмиг перевезем…

«В памяти нашей семьи, — пишет его правнучка, — он навсегда останется навсегда, как остался в истории Великой Отечественной войны проявленный им героизм. Прадедушка, спасибо, что ты дал нам возможность жить!»

Охранная молитва

Ленинградец Игорь Сергеевич Захаров по воспоминаниям отца, который пошел на фронт добровольцем, пишет, что его сестры Наташа с Еленой зашили в гимнастерку охранную грамоту – листок бумаги с девяностым псалмом («Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится…»), который обычно читают в опасности. Они переписали его из молитвенника, который хранился в их верующей семье.

Отец был через несколько месяцев ранен, его ротный был убежден, что он погиб, и с удивлением встретился с ним много лет спустя. После войны отец работал инженером в оборонном НИИ с повышенной радиационной опасностью — и тоже ничего!

Охранную грамоту Наташа с Еленой вшили в одежду и их двоюродного брата Петра. Он прошел без ранений путь от Ленинграда до Берлина. Сами девушки, которые ходили на работу под непрерывными обстрелами всю войну, тоже носили эту молитву и пережили блокаду.

А вот своим двоюродным братьям Юрику и Валентину, которых отправили срочно на фронт, они передать охранную молитву не смогли. Оба они погибли…

Картошка

Простую, но трагическую историю из будней осажденного Ленинграда, которую ему рассказала мать, поведал в своем письме внук жителя блокадного города Григорий Дединский. Его дедушка и бабушка жили тогда в Стрельне, чуть ли не за городом. В один из самых голодных дней бабушка выменяла на «барахолке» за свои серьги немного продуктов. Дед, просыпается, а она ему и говорит: «Костя, там у меня на окне две кастрюли, так в одной вареная картошка, надо снести ее нашим».

И отправился дед к родственникам через весь промерзший город с завернутой в платок кастрюлей. «Тогда одним несчастным чугуном картошки можно было спасти жизнь… Чего уж там, быть может, вот такому полумыску с картошкой я обязан деду с бабкой, что до сих пор живу, а не принимаю ежегодные парады на Пискаревке».

Долго шел дед. «Приплелся на проспект Маклина уже сам не свой. По дороге страшился одной напасти – бандитов. Слава Богу, пронесло. Маршрутами разминулись. Есть картошку вместе со всеми отказался, сил не осталось. Лег на приготовленную кушетку, вытянулся, и с тихой улыбкой умер. Хозяином своей семьи! Отцом! Кормильцем! И уже не слышал приглушенного крика Валентины, любимицы, развернувшей платок. Их отец, их дедушка, второпях взял не ту кастрюлю. Эта была с замерзшей водой…».

Фронтовая любовь

Удивительная история приведена в воспоминаниях Елизаветы Петровны Бурелович, в девичестве Власиной. Во время войны она отважно сражалась в Брянских лесах в партизанском отряде имени Пархоменко, в команде подрывников. Потом оказалась на фронте связисткой. Была награждена двумя медалями «За отвагу» и орденом Красной Звезды. Однажды на привале к ней вдруг подъезжает на лошади подполковник с улыбкой спрашивает:

— Девушка, вы какого полка?

— Товарищ подполковник, военная тайна!

Но лошадь бьет копытом, стоит на месте и не уходит. Тут адъютант ему и говорит: «Ну, товарищ подполковник, быть вашей судьбе!»

А он посмотрел на меня так и говорит: «Если дожить нам до победного дня, девушка, даешь слово, если останемся в живых, непременно встретимся?» А я отвечаю: «Товарищ подполковник, там видно будет!».

А война продолжалась. Под Варшавой Лиза была ранена, но сумела обеспечить бесперебойную связь. За это и была награждена орденом. Много было всего.

…Первым прорвался на Эльбу полк Петра Ивановича Буреловича. Елизавета Петровна вспоминает: «Он первым зашел на Эльбу, его союзники за это орденом наградили – широкая алая лента через плечо, а на ней орден. А наш полк шел вторым эшелоном. Оказались мы в Берлине. Но тут приезжает к нам в часть его адъютант на мотоцикле, привозит послание, согласна я или нет. Ну и увез он меня на мотоцикле. Привозит, а Петр Иванович при всех говорит: «Я беру ее в жены!». Так мы и поженились, на этом война кончилась…».

«Уходят, уходят, уходят Солдаты…»

Поразительны присланные на конкурс стихи 93-летнего ветерана Михаила Наумовича Сохена. Он начал войну под Ленинградом, сержантом, а закончил старшим лейтенантом, командиром роты в Прибалтике. По его признанию, раньше никогда не публиковался. В его стихах, которым могли бы позавидовать иные профессиональные поэты – та самая правда войны, какой ее видел простой советский солдат. Ветеран прошел всю Великую Отечественную, «от звонка до звонка», хлебнул лиха, был ранен, дважды его чуть было не поставили к стенке. Но он, несмотря на возраст, не унывает, на пенсию вышел уже за восемьдесят, а сейчас вдруг начал писать стихи.

Так, говоришь, ты был простым солдатом,

А я был взводным, столько лет уже…

Но в буднях дней, как под тройным накатом,

Храним мы память в сердце-блиндаже.

Свой первый бой Михаил Наумович встретил на пункте связи, когда танки пошли на Красный бор. Был ранен в ногу, попал в лазарет. Но там заболел цингой и был отправлен в тыловой госпиталь в Удмуртии.

В июне 1942 года Михаил Сохен служит в 5-й танковой армии, командиром группы связи у командующего армией. Но армию разбили, а командарм был убит. Михаила Наумовича отправили в резерв Брянского фронта, а потом он оказался в авиаполку 15-й воздушной армии, где прослужил до конца войны, которую закончил в Прибалтике.

Мы вспомним, сколько раз в те годы

Пришлось судьбу благодарить,

Чтоб через все пройдя невзгоды

Свой путь Победой завершить.

И главный тост, что пьется стоя

В минуту полной тишины —

В холмах с жестяною Звездою

Кто рядом шел, погребены.

«В конце войны я был командиром роты обнаружения и наведения, — вспоминает ветеран. — У нас имелись локаторы, которые стояли по точкам на переднем крае, чтобы наводить наши штурмовики на немцев. Я ползал между ними и собирал сведения. Когда возвращался обратно, подобрал листовку. Я знал немного немецкий и понял, что в ней идет речь о капитуляции… Но мы об этом еще ничего не знали. Стали расспрашивать связисток, которые обо всем узнавали первыми. Но и они тоже ничего не знали. Так и легли спать… Часа в четыре утра нас вдруг разбудила дикая стрельба и крики. Подумали, что напали «лесные братья», которые тогда орудовали в Прибалтике.

Но тут бежит один солдат из азиатских республик, который плохо говорил по-русски, и во все горло кричит: «Война нет!». Вскоре нас всех собрали и объявили, что война и в самом деле закончилась.

Что потом было? Не хватило водки! Но у меня была новая гимнастерка танкиста, так я ее выменял на два литра самогона!».

После войны заочно окончил Ленинградский индустриальный институт, потом работал инженером в НИИ. В 80 лет вышел на пенсию, ремонтировал телевизоры. «Почему стихи стал писать? Да когда уже стукнуло 80, скучно стало на пенсии. Не знаю, почему, но строчки стали как-то сами собой складываться. Война все никак не отпускает».

Ушли командармы, комдивы, комбаты,

По ротным и взводным прошлася с косой…

Уходят, уходят, уходят Солдаты,

Последний за жизнь проигравшие бой.

Уходят, уходят и с ними уходят

Разрывы снарядов и раненых стон,

И письма, которые поздно приходят,

И кары неправой штрафной батальон.

И проклятый день, когда холм удержали,

«Наркомовских» втрое на долю пришлось…

Кому до Берлина дойти наказали,

Не всем до санбата дойти удалось…

Ленинградская застольная

Бывший десантник Борис Костин напоминает в своем письме историю знаменитой песни, которую часто пели в годы войны, да и после нее:

Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,

Выпьем и снова нальем!

Эта песня «Наш тост», отмечает он, была написана в самом начале войны композитором Исааком Любаном на стихи Матвея Косенко и Арсения Тарковского. В ней были такие слова:

Выпьем, товарищи, выпьем за гвардию,

Равных им в мужестве нет

Тост наш за Сталина, тост наш за партию,

Тост наш за знамя побед!

В 1943 году песня изменила свое название на «Волховская застольная», автором ее слов стал ленинградский поэт Павел Шубин, который участвовал в боях. Один из куплетов звучал так:

Выпьем за тех, кто неделями долгими

В мерзлых лежал блиндажах,

Бился на Ладоге, бился на Волхове,

Не отступал ни на шаг

С 1953 года песня стала называться «Ленинградская застольная» и неизменно заканчивалась словами: «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…».

Спасибо за все!

Очень много писем прислали школьники, которые в них рассказывают о своих прадедах и прабабушках, пишут, что ими гордятся, бережно хранят их медали и фотографии. В конкурсе приняли участие целые классы. Очень многие выражают свою благодарность стихами, не всегда умелыми, зато искренними. Как это сделал, например Андрей Чернышев, ученик 4-го класса школы №430:

Мой прадед тоже был солдатом

Так много праздников в году,

Но есть один, он самый главный –

То День Победы долгожданной.

Я с мамой на парад пойду!

Пришла Победа в сорок пятом,

Но очень труден был к ней путь.

Мой прадед тоже был солдатом

И воевал не как-нибудь.

Он был морским артиллеристом

И мины с тральщика бомбил,

И за победу над фашистом

В награду орден получил!

Все, кто как мог, ковал Победу,

Чтоб встретить мирную зарю.

И я геройскому прадеду

За все «Спасибо!» говорю

Письмо Тане Савичевой

А ученица 6-го класса школы №539 Кристина Павлова написала письмо в адрес легендарной Тани Савичевой. «Дорогая Таня! – обращается школьница в прошлое, к своей блокадной сверстнице. — Я пишу тебе второпях, боясь не застать тебя в живых. Вчера я была на Пискаревском кладбище, где посетила музей твоего дневника. Милая, родная Таня, ты не увидела салют Победы, но знай, что, когда тебе сейчас холодно, голодно и одиноко, Богиня Ника подлетает к нашей советской стране и крепко держит факел Победы. Советский народ победил фашизм. Сейчас в осажденном городе работает в госпитале военврач Парадоксова Мария Павловна – это моя прабабушка. Одна ее дочь – Людмила Борисовна работает медсестрой в этом госпитале, а другая учится в десятом классе.Где-то на Ленинградском фронте сидит в окопе со снайперской винтовкой мой будущий прадедушка, отец моей бабушки – Толкачев Константин Григорьевич.Завтра его ранят, но он не покинет фронта, он будет бороться за Ленинград до конца блокады и вернется в военное училище с орденом Красной Звезды. Всех, о ком я писала в письме, уже нет в живых. В моей семье их ордена и медали хранятся до сих пор. Память моя возвращает и возвращает их лица. Никто не забыт, ничто не забыто».

С мечтой о мире

Размышляют ветераны в своих письмах и о сегодняшнем дне, их очень волнует то, что сегодня творится на Украине.

«Под псевдодемократическую демагогию Штатов, за щедрую плату преступной шайки Бандеры наемные убийцы безнаказанно уничтожают ни в чем не повинных людей, а силой оружия, захватив власть, перекраивают историю, — пишет инвалид войны Евгений Александрович Демешин. – Что такого сделал народ России? Откуда пошла такая ненависть к нам, людям, которые всегда славились открытостью, радушием, гостеприимством?»

И тут же предупреждает: «Нашим девизом всегда были слова: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим!».

Это надо помнить всем, у кого непорядок с памятью».

Владимир Малышев

Источник статьи

 

Метки:

Голладская партизанка: иностранное лицо FARC


Таня Неймейер из Голландии более 10 лет сражалась в группе бунтарей FARC в джунглях Колумбии. Потом она вошла в делегацию FARC на мирных переговорах на Кубе. Почему она так поступает?

До недавнего времени все, что ее ожидало: или могила в джунглях, или камера в тюрьме усиленного режима в США. Таня никогда не скрывала, что она бы предпочла. «Я умру в джунглях», — говорит она.

Интерпол разыскивает Неймейер по трем делам о похищении, использовании огнестрельного оружия в процессе насильственного преступления и поддержку террористической организации.

Сегодня она опоздала на несколько минут на нашу встречу в большом отеле в столице Кубы Гавана. Мы видели ее сквозь тонированные окна вестибюля отеля идущей по дорожке. Ее спина согнута и она идет медленно, с ней — телохранитель из FARC. Может быть, он ее защищает, а может быть, следит, чтобы она не сбежала.

FARC — одна из старейших бунтарских групп в мире — за дезертирство наказывает смертью.

Раздвижные стеклянные двери открылись, и ее узкие губы изогнулись в улыбке. «Ну, что мы будем делать»? — спросила Неймейер.

Она хотела узнать, какой из пяти известных ей языков мы будем использовать, потом заказывает капуччино. Когда мужчины в холле оборачиваются на ее хриплый смех, они видят женщину 36 лет с нежными глазами и выщипанными бровями, с сережками, в платье с цветочками. Ее руки дрожат в течении первого часа интервью, пока она курит. Голливудские сигареты. Телевизор на заднем плане показывает теннисный матч. Неймейер рассказывает, как развести в джунглях бездымный костер.

Очень долго встретиться с Неймейер было невозможно. Она жила и воевала в джунглях, площадью размером со Швецию, и большую часть времени — спасаясь от колумбийской армии. Ее считали пропавшей и иногда — убитой. Но если бы ее даже и нашли, говорят ее враги, ей промыли мозги и она может только говорить марксистскими фразами. Так было до конца 2012 года.

После более 10 лет в джунглях, в сообщении по радио ей приказали выйти из убежища. За 6 дней она должна была добраться до тайного места встречи бунтарей, координаты которого ей сообщили. С группой товарищей она шла пешком по грязным тропинкам в горах ночью, скрываясь под навесом пальмовых листьев днем. Колумбийская армия вывела войска с 50 квадратных километров, чтобы дать бунтарям пройти. Вертолет Красного Креста ждал ее и она оказалась в Боготе и потом на Кубе.

Образцовый член FARC

Неймейер подчинилась приказам своего командира, как она привыкла. Она прибыла в Гавану после 10 лет жизни без автомобилей, интернета, сотовых телефонов и банкоматов. Здесь она узнала, что входит в делегацию высокопоставленных членов FARC для переговоров о мирном договоре с правительством Колумбии.

Неймейер приказали использовать ее знание английского языка на переговорах. Она переводит заявления делегации, обновляет информацию на сайте, посылает твиты и помещает посты на фэйсбук группы. Однако, возможно, что была и еще одна причина, кроме ее знания английского — быть образом члена FARC.

Кроме смерти и тюрьмы, у Неймейер появилась третья возможность в будущем — мир в Колумбии, окончание самой долгой гражданской войны в мире, которая началась 50 лет назад. Более 200 000 человек погибли в ней, многие от рук FARC — Революционных вооруженных сил Колумбии, чьей задачей было бороться за права бедняков.

FARC и правительство сели за стол переговоров на Кубе — на нейтральной территории — в 2012 году. Переговоры шли о шести вопросах: земельная реформа, разоружение партизан, компенсация жертвам с обеих сторон, прекращение торговли наркотиками, будущее FARC как политической силы и проведение соглашения в жизнь. Однако, все еще не объявлено прекращение огня, колумбийская армия и FARC все еще воюют.

Ордер Интерпола на арест Неймейер был отложен во время переговоров на Кубе, и у нас появилась возможность поговорить с разыскиваемой террористкой. У нас было много вопросов.

Ни один иностранец не поднялся до таких высоких чинов в руководстве FARC, как Неймейер, официально — «партизанка номер 608372». Что побудило ее вступить в FARC — организацию, которую обвиняют в контрабанде кокаина, установке мин и нападениях — не считая похищений людей — от крестьян до политиков как Ингрид Бетанкур?

Я была бы очень разочарована

Бывают времена, когда она думает, какую жизнь могла бы прожить, говорит Неймейер: дом в Голландии, трое детей, буржуазная профессия. Она умолкает на минуту и оглядывает вестибюль отеля, который символизирует все, что она презирает: машина для приготовления эспрессо, пакетики арахиса по 4 доллара, напиток «Ред Булл», скучающий служащий у аквариума. «Я была бы очень разочарована сегодня», говорит она.

Через три или четыре месяца после вступления в FARC, Неймейер сожгла свой паспорт на костре в лагере. Она больше не нуждалась в паспорте. «Вот так это было», — говорит она. Это был конец ее прежней жизни.

Три шага привели Неймейер в FARC. Первый был просто случайностью. Был декабрь 1997 года, ей было 19 лет. Она только что вышла после лекции в университете и вошла в кафе на третьем этаже института изучения романской культуры в Гротингене. Она заказала чашку кофе и открыла студенческую газету, где было объявление о месте учителя английского языка в Колумбии. Она никогда не бывала в Южной Америке, это было заманчиво и она подала заявление. «Вы знаете, что в Колумбии идет война?» — спросил ее чиновник посольства. «Нет», — ответила она.

Второй шаг ее заставило сделать чувство вины.

В Коломбии она преподавала английский детям из богатых семей в Перейре, у подножия Анд. Когда она покидала свой чистенький спальный район по утрам, она видела бездомных, копающихся в мусоре. Она видела голодающих не так далеко от торговых центров Боготы. Она часто плакала. Она ехала в школьном автобусе и увидела семью индейцев, идущих босиком по грязи. Один из детей ткнул пальцем в их сторону и заорал: «вы — нищие, а мы — богатые». Неймейер стало стыдно — и у нее появились вопросы.

Она обратилась к знакомой преподавательнице математики. «Разве вам колумбийцам не грустно жить в городе, где на севере у людей есть все, а на юге — ничего?». Та ответила вопросом: «Разве вам европейцам не грустно что вы владеете всем, когда другие страны не имеют ничего?». Неймейер нечего было ответить.

Ложный путь

Третий шаг она сделала после принятия решения.

Отработав год в Колумбии и вернувшись в Голландию, Неймейер была как в лихорадке. Она решила, что должна что-то изменить. Может быть, иногда применение силы оправдано ради справедливости? Любым способом, если нужно? Она сблизилась с Международными Социалистами и начала продавать на улицах левые газеты и протестовать перед зданием парламента в Гааге, где вместе с группой активистов изобразили массовое убийство в знак протеста против строительства военной базы США гна острове Кюрасо (принадлежит Голландии -пер.), за что провела в тюрьме 26 часов. Но в Европе у революционера немного возможностей. Не так просто творить историю в чистенькой Голландии. Ее мать Ханни — медсестра — беспокоилась за Неймейер. «Ты на ложном пути», -говорила она. «Что ты хочешь сделать со своей жизнью»?

Неймейер сказала родителям, что по горла сыта капитализмом, который она винила в тысячах смертей. «Таня, только посмотри на СССР и увидишь, что коммунизм потерпел поражение», — спорил ее отец.

«Да», ответила она, — «но, может быть, это сработает в другой части света».

Она доучилась до диплома, как всегда заканчивала то, за что бралась. Ее родители хотели, чтобы она стала управляющей мясокомбината. Но Неймейер мечтала о революции, она вернулась в Колумбию, где опять встретилась с той преподавательницей. Я больше не хочу быть просто прохожей, сказала она. Преподавательница ответила, что состоит в FARC и може связать Неймейер с бунтарями. Так это произошло.

Неймейер описывает повседневную жизнь в джунглях: «Рюкзак всегда должен быть собран и наготове, всегда. В нем должна быть противомоскитная сетка, палатка, форма, белье, носки, одеяло, две бутылки бензина, рис, фасоль, чечевица, макароны, сахар, соль и мука. Обычно в рюкзаке 20 кило еды, а всего от 30 до 35 кило.»

Неймейер как будто была поездом, внезапно перешедшим на другой путь, к неизвестной цели по незнакомому пути. Активист, который десятки лет консультировал бывшим членов FARC в колумбийских тюрьмах, говорит: «Таня — бунтарь без идеала» (название американского фильма -пер.) Влиятельный министр в колумбийском правительстве назвал ее «сломанным человеком, заложницей ее идеологии». Новый мужчина в ее жизни, солдат FARC, говорит : «Она — одна из нас, товарищ». И, наконец, ее мать говорит: «Она всегда будет мне дочерью».

Вечер пятницы, спустя несколько дней после нашей первой встречи. Неймейер идет по Калле Обиспо в старой Гаване. Бары открыты, музыка звучит на улицах и люди одеты в футболки и шорты. Неймейер не любит жару. Она предпочитает холодный и ветренный климат. Она жалуется, что ее кровать слишком мягкая, что она спит на полу, завернувшись в одеяло. Она встает в пять утра и 40 минут бегает. Она говорит, что она до сих про солдат.

Туристы танцуют на улицах сальсу, а Неймейер говорит о войне. «Мне пришлось умолять их, чтобы они позволили мне воевать». С ней обращались так, как будто она может рассыпаться, что ее огорчало. Если хочешь, чтобы тебя признали своей в FARC, объясняет она, нужно уметь переносить тяготы.

Ее первоначальная подготовка длилась 3 месяца. Она научилась позволить телу упасть на землю и открыть рот при звуке приближающихся бомбардировщиков, чтобы ослабить давление и предотвратить разрыв барабанных перепонок и легких. Она научилась делать бомбы, и укрываться. Слух очень важен в джунглях, где листва деревьев такая густая, что партизаны должны полагаться на слух, чтобы заметить приближающиеся вертолеты или самолеты. Однажды, когда она заблудилась ночью, она прижалась к земле и 6 часов ждала рассвета. Ее жизнь стала серией опытов с ее страхом, и каждый успех прибавлял ей сил.

Когда Неймейер пошла к врачу в Гаване, у нее обнаружили звон в ушах и посоветовали избегать взрывов и стрельбы. «Не могу обещать этого», — ответила она.

Следующим шагом Неймейер была встреча со смертью. Это случилось 27 марта 2010 года, когда она училась на курсах командного состава в горах. Днем им читали лекции по революционной философии и политической экономии. Днем они купались в реке, и вечером в марте Неймейер поручили приготовить еду — огромный котел риса и картошки на 54 человека. Внезапно она услышала звуки военных вертолетов и самолетов, специально созданных для борьбы против партизан. Командир приказал отступать.

Я много плакала

Неймейер скорчилась в окопе, который выкопала накануне. Ей был виден котел для еды. Ее учили ничего не бросать, поэтому она выскочила, схватила котел и побежал на холм. Молодой человек упал перед ней и обернулся. «Не дай мне умереть», — прошептал он. В него попала пулеметная очередь Она вытащила набор первой помощи, который лежит в рюкзаке каждого партизана FARC, и воткнула в него иглу, но он уже не двигался. Через несколько часов началась новая бомбежка. На видео Неймейер сказала: «И если колумбийская армия и колумбийское правительство все еще верят, что я была похищена, они могут прийти меня спасать. И мы их хорошо встретим — с калашниковыми, минами, снарядами, всем, что есть».

Ночью она слушала радиопереговоры американских военных летчиков и разрывы бомб, которые она всю лучше различала. Ей наконец стало ясно, что так она умрет. Это она рассказала нам сегодня. В ее могиле не будет гроба, думала она, товарищи выберут место под большими деревьями с густой листвой, чтобы не было видно земли, и чтобы их не легко было заметить. В первую ночь над ее могилой будет стоять почетный караул.

«Счастливого Рождества», — сказала она семье на видео. «Я верю, что мы сражаемся за правое дело. Я много плакала, потому, что очень скучаю по вас. Но я знаю, что делаю то, что нужно здесь, и поэтому я тут останусь. Я не уйду».

Она была занята — собирала деньги за покровительство, организовывала нападения на автобусы, допрашивала трех военных наемников из американской фирмы, чей самолет совершил вынужденную посадку в джунглях рядом с базой FARC. «Если бы наше правительство захотело, ты бы была покойницей через полгода», — сказал один из них.

«Но ты ведь знаешь, что при вторжении пленные погибают первыми», — ответила она. Именно такие ее слова привели к тому, что ее разыскивает Интерпол.

Ожидание тоже стало частью ее жизни. Друзья приходили и уходили. Ей давали бессмысленные приказы. Были переходы по джунглям и продажные командиры, и идеалы стали разрушаться. Неймейер страдала от ностальгии и ей не хватало вещей вроде сыра, футбола, хлеба. Когда Неймейер нашла на захваченной ферме телефон, она позвонила матери. Ее родители плакали, а Неймейер сказала им, что у нее все в порядке и что она счастлива слышать их голоса. В наказание за этот звонок она получила 10 дней нарядов на кухне и в уборной, ей приказали вырыть помойную яму и написать 10 страниц о том, что она сделала. У FARC строгие правила, и за их нарушение наказывают. Звонок за границу — нарушение, потому что опасен для группы.

Забытые войны

Когда солдаты напали на лагерь повстанцев в 2007 году, они обнаружили дневник Неймейер, старую школьную тетрадь с изображением сердца на обложке. В один из дней ноября 2006 года, она написала: «Я устала. Устала от РВСК (FARC). Устала от людей. Надоело жить в коллективе. Надоело ничего не иметь для себя. Я плыву в этой лодке уже четыре года. Караульная служба, гимнастика, разговоры, споры, дураки командиры. Я скучаю по своему парню. И я чувствую себя бесполезной здесь. Я посещаю скучный курс Карела, который должен подготовить нас к выполнению задания в городе. Но я знаю, что я никогда не оставлю джунгли. Я застряла здесь. И я действительно не хочу уходить. Я просто хочу ходить в походы, смеяться, драться, готовить еду, без каких-либо проблем».

За что все-таки она борется? Каковы ее идеалы?

Бывший президентский дворец в Гаване, некогда резиденция правительства бывшего диктатора Фульхенсио Батисты, ныне музей революции. Перед зданием стоит старое штурмовое орудие. Легенда гласит, что Фидель Кастро выстрелил из этого орудия с суши и потопил военный корабль США «Хьюстон», который был в составе штурмового флота в Заливе Свиней в 1961 году. Внутри музея туристы осматривают выставку так, как если бы они находились в туннеле ужасов в парке аттракционов. Неймейер поднимается вверх по лестнице, мимо пулевых отверстий и мимо миниатюрной бронзовой статуи Кастро.

Партизанские армии невидимы. Они ведут войны забытого времени, войны, которые вряд ли когда-либо могут быть выиграны. Большинство партизанских войн ведутся около десяти лет, хотя кубинской революции потребовалось два года, чтобы одержать военную победу. В Колумбии война не прекращается уже пятьдесят лет.

«Наше время просто еще не пришло», — говорит Неймейер. Потом она заходит в зал, посвященный Че Геваре, ее кумиру. Он изображен в виде восковой фигуры, выбирающейся из искусственных джунглей. На Кубе день его смерти является национальным праздником, его лицо смотрит с миллионов футболок. Вряд ли кто-то знает лидера FARC.

Карабин Че Гевары выставлен в стеклянной витрине. «У нас есть такой же», — говорит Неймейер. Она говорит об огнестрельном оружии, АК-47, M16 и AR-15. «Я хороший стрелок», — говорит она. Для других посетителей музейные экспозиции примерно так же актуальны, как французская революция, но для Неймейер они говорят о сегодняшних днях ее жизни. Ее борьба — это не музей.

Вопрос в том, чем станет ее движение. Будут ли повстанцы почитаемыми героями, как Гевара, или войдут в историю, как торговцы наркотиками? Каждая ракета и каждый танк, использованные революционерами, представлены на Кубе. Что оставит ФАРК после себя? Она обдумывает вопрос. У них нет никаких танков и кораблей. Одно только вдруг приходит ей в голову — полотенце, принадлежавшее основателю FARC, Мануэлю Маруланде. Она говорит, что они сохраняют его.

«Мы на войне»

Вот слова песни, которую Неймейер написала для гитары: «Никто здесь не отчаивается. Мы полны боевого духа, боевого духа, боевого духа, полны боевого духа». Она хочет остаться в FARC, даже если бы у нее было много возможностей, чтобы бежать. Потому что солдат FARC, который сопровождал ее на первое собрание, не ее охранник, а ее парень. Она может бродить по городу в одиночку, и она могла пойти в посольство Нидерландов в любое время. Но она не хочет.

Несколько дней спустя мы встречаемся для еще одной беседы на Пласа-Вьеха, в Старом городе. Неймейер наблюдает за голубями на булыжной мостовой и пьет кофе. Пока мы говорим, бомба взрывается в городе Прадера в Западной Колумбии, один человек убит, 61 ранен. Неделю спустя, FARC берет на себя ответственность за бомбардировки и приносит извинения. Десятки отколовшихся групп претендуют на лидерство в движении. FARC больше не держит все под контролем. Даже не ясно, сможет ли FARC сохранить мир, о котором сейчас ведутся переговоры на Кубе.

Почему женщины в FARC должны прерывать беременность? «Потому что они — солдаты. Дети могут удерживать нас от борьбы. До прихода в FARC, каждая женщина знает, что она не должна беременеть. Но если она это сделает, все усложняется.»

Почему FARC устанавливает минные поля? «Я сожалею о детях, которые умирают от взрывов, но мы на войне. Мы должны найти пути, чтобы защитить себя».

Поддерживаете ли вы торговлю наркотиками? «Мы не растим кокаин. Все, что мы делаем — берем налог с дилеров кокаина.»

Почему вы похищаете людей? «Мы этого не делаем с 2013 года. В прошлом людей похищали по финансовым причинам. Сейчас мы захватываем только военнопленных.»

Как насчет вымогательства? «Мы не занимаемся вымогательством, мы берем революционный налог с богатых, если они имеют более 1 млн. долларов»

У нее есть ответ на любую критику. Ее идеологические обоснования безупречны.

«Я двигаюсь, как рыба в воде», — писала она в своем дневнике. «Джунгли — это мой дом. FARC — это моя жизнь, моя семья.»

Как-то вечером Сильвио Родригес дает концерт перед церковью Святого Франциска Ассизского. Аудитория, освещенная прожекторами, состоит из тысяч тех, кто пришел послушать певца кубинской революции. Белый автобус «Мерседес» привез на концерт гостей из Колумбии. Молодые девушки предлагают Неймейер свою помаду и наполняют стаканы с ромом. Родригес поет «Пусть», ее любимую песню.

Пусть Аврора не издаёт крики, которые падают на мою спину.
Пусть дождь уже не будет чудом, стекающим по твоему телу.
Или пусть смерть заберёт меня,
Чтобы не видеть тебя так часто,
Чтобы не видеть тебя всегда.
(автор перевода — Vita)

Она может спеть любую строфу. На мгновение она как будто бы становится частью обычной аудитории, туристкой, у которой в Голландии дом и трое детей.

У нее есть несколько желаний. Увидеть «Аватар» в 3-D. Выйти однажды на поляну и не чувствовать себя под угрозой. И съездить в Нидерланды, чтобы снова увидеть свою семью.

Spiegel

Источник статьи

 

Метки:

Референдум в ДНР, фотографии


В Донецкой и Луганской областях проходит референдум о независимости от Украины и образовании Донецкой Народной Республики. Украинская пропаганда и масс медиа освещают эти события таким образом, что людей, якобы, заставляют голосовать под дулами автоматов, на участки голосований никто не идёт, явка провальная. Правдивость этих высказываний вы можете проверить самостоятельно просто взглянув на фотографии которые были сделаны сегодня в городах на Юго-Востоке Украины.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Липовый фронт ликвидатора Тюлькина


О партии с названием «Рот Фронт» за четыре года её существования написано немало. Все авторы, как люди коммунистических взглядов , так и антикоммунистических, например, сектанты-подгузники, тусующиеся вокруг журнала «Прорыв», сходились в одном — Рот Фронт – это мелкобуржуазная, социал-реформистская партия, не имеющая к коммунизму ни какого отношения. Повторять аргументацию в пользу этого утверждения не вижу смысла, ибо она общеизвестна и бесспорна.

Моя история о том, о чём никто почему-то не говорит. А именно — никакого Рот Фронта как партии, «широкого фронта трудящихся» и «союза всех сил, стоящих за трудовой народ», не существует и никогда не существовало, а есть ошмётки РКРП, полностью перешедшие на сторону буржуазии и просто сменившие название, точнее, придумавшие себе второе наименование, дополнительно к первому.

История эта состоит из нескольких частей, дабы каждый мог лучше увидеть этапы создания выдуманной «партии Рот Фронт», осознать всю ложь, ренегатство и оппортунизм тюлькинцев, которые давно уже никакого отношения к коммунизму не имеют. В ней я постараюсь быть краток, обойтись без цитат и сложных детективных линий. Расскажу то, что знаю и видел сам лично.

1. Утрата чего-то важного

В 2007 году партия РКРП-РПК Верховным Судом РФ по иску ФРС за несоответствие требованиям закона «О политических партиях» в вопросе минимально необходимой для политической партии численности была лишена статуса «политической партии».

Мнение членов РКРП относительно случившегося разделились примерно поровну.

Одни считали, что ничего страшного не произошло, что коммунисты просто лишний раз убедились в том, что собой представляет буржуазное правосудие. Что можно дальше не растрачивать и так очень скромные силы партии на борьбу за соответствие буржуазному законодательству (времени, денег и сил на это уходило немало) и заняться, наконец-то, пропагандой идей коммунизма в массах и организацией трудящихся на борьбу за социализм. К тому же имелась еще масса внутрипартийных проблем, которые требовали скорейшего решения.

Другие считали, что потеря статуса политической партии крайне негативно отразится на всей партии, особенно в ее отношениях с союзниками, в качестве которых на первом месте фигурировала КПРФ.

Да, та самая, буржуазная, националистическая и мракобесная, которую праведные коммунисты-тюлькинцы разоблачали и критиковали. Но критиковали не всегда, а только до и после очередной избирательной компании федерального значения. В период же избирательной компании отношения КПРФ и РКРП напоминали поведение скандальной бабёнки, 20 лет живущей с тираном и алкашом. Уж сколько раз соседи слышали от нее: «козёл…, разведусь…, заберу детей и к маме…, найду кого получше…», но стоило только какому-то тюлькинцу появиться в избирательных списках КПРФ, да ещё и на проходном месте, либо возникали иные интересные мотивы, как принципиальность в идеологических вопросах снимало как рукой.

Это в очередной раз подтвердило позорное поведение Тюлькина на закате своего депутатства в Госдуме, когда зюгановцы ясно дали ему понять, что второго срока Тюлькину не видать как своих ушей. Вместо адекватного ответа, выхода из фракции и беспощадного разоблачения липовых союзников все увидели унылую игру статиста в зюгановском спектакле в Приморье и услышали увлекательную историю про 6 миллионов рублей, полученных от зюгановцев при каких-то совершенно фантастических обстоятельствах, без которых «партии пришлось бы совсем плохо».

Да, отношение зюгановцев к тюлькинцам после утраты последними статуса политической партии стало совсем прохладным, но, в конце концов, какое дело коммунистам до того, что думают о них антикоммунисты? И какими статусами наделяют их буржуи?

В тот год здравомыслие в РКРП победило с минимальным перевесом. Вопрос о повторной регистрации был отложен на неопределённый срок. Увы, но победа разума оказалось недолгой — через два года история с регистрацией началась снова.

2. О союзах и союзниках, разных и бесполезных

Любой человек, взявшийся изучать историю РКРП, не может не обратить внимание на пламенную страсть данной организации к различного рода союзам. Страсть сия затмевает всё — организационную, агитационную, пропагандистскую и любую иную работу.

Причём, все эти ркрпшные союзы имели одно общее свойство, а именно — РКРП они не давали ровным счётом ничего, пожирая массу времени и сил, и всегда заканчивались крахом.

Про выборные союзы с КПРФ написано уже достаточно. Не вижу смысла повторяться, тем более что многие авторы знают эту тему много лучше меня, поскольку в РКРП состояли с самого ее основания и весь этот «коммунистический» кордебалет происходил у них на глазах.

Расскажу о других союзах, свидетелем которых был сам.

Объединение с РПК подарило РКРП долгую головную боль под названием РСБ (революционная стратегия борьбы), которой лидер РПК Крючков регулярно «выносил мозг» своим соратникам-однопартийцам. Что такое РСБ и с чем ее едят, никто не знал. Тайну сию Крючков унёс с собой в могилу, но, то во что он превращал все пленумы ЦК и съезды при помощи этих трёх букв, члены РКРП запомнили надолго.

Были и иные союзы, о которых тюлькинцы предпочитают теперь молчать, либо рассказывают небылицы.

Например, тюлькинцы, эти большие любители поговорить о «боевых профсоюзах», создали в своё время профсоюз «Защита Труда» на паях с известным троцкистским провокатором Олегом Шеиным.

Каков результат?

Вполне закономерный для троцкистов, «работающих» в рабочей среде — «Защита Труда» стараниями Шеина практически испустила дух, перейдя в маргинальное состояние и похоронив под своими обломками множество активистов, которые могли бы при других обстоятельствах принести немалую пользу рабочему движению.

Какие выводы сделала для себя РКРП?

Может причины краха «Защиты Труда» стали настольной книгой для любителей экономической борьбы и о них читаются теперь лекции в различных «Рабочих Академиях»?

Ничего подобного.

О «Защите Труда» и её крахе тюлькинцы стараются не вспоминать.

Не успел труп «боевого профсоюза» остыть, а сама организация — отправиться в анналы истории, у тюлькинцев был готов уже новый союз — «Координационный Совет Протестных Действий», возникший на волне протестов по поводу монетизации льгот в январе 2005 года.

И кто союзник же на этот раз?

Всё тот же Шеин со своей то ли женой, то ли представителем иностранных спецслужб Карин Клеман, а так же иные откровенно пробуржуазные организации и личности.

Каков результат?

Точно такой же, как и раньше. Через три года союз развалился, активисты деморализованы, время и средства потрачены впустую. На выходе – полный ноль.

Может быть после всего этого тюлькинцы задумались над тем, что союзы у них какие-то не те и что союзников надо подбирать как-то иначе?

Как бы не так! В 2008 году очередная напасть – объединение с КПСС, на котором стоит остановиться подробнее.

Организация, именующая себя КПСС и возглавляемая в 2008 году Олегом Шениным, «самым честным из всех честных оппортунистов» — по определению тюлькинцев, представляла собой самую чудовищную пародию на коммунистов. Что и немудрено, принимая во внимание то, что шенинцы считают себя частью несуществующей партии несуществующего государства.

Порядка полутора сотен людей преклонного возраста, но прекрасного физического здоровья, чего нельзя сказать о здоровье психическом, занимались тем, что представляли себя живущими в СССР в году этак 1980-м! Вся их деятельность сводилась к тому, что по красным дням календаря эти товарищи распространяли жуткую газету «Гласность» (одно название чего стоит!) на митингах КПРФ. В перерывах между праздниками эти граждане заседали и заявляли, а затем заявляли и заседали.

Я настоятельно рекомендую всем ознакомиться с содержанием этой самой газеты, дабы не возникло мнение, что я клевещу на честных людей. Только сразу хочу предупредить — чтение газеты «Гласность» не для слабонервных, и больше подходит пациентам палаты под известным номером, в свое время увековеченным великим Чеховым. В сравнении с ней даже тюлькинская «Трудовая Россия» может показаться образцом коммунистической печати. Прочитав хоть один номер «Гласности», вы сами поймёте, что за союзника приобрела себе РКРП.

Тюлькинцы, знакомые с КПСС не понаслышке, прибывали в состоянии лёгкого шока, прекрасно понимая, что скорее Дерипаска со своих доходов начнёт платить взносы в ЦК РКРП, чем члены КПСС начнут делать то, что должны делать коммунисты.

Дабы настроить сомневающихся на позитивный лад и пресечь крамольные разговоры на тему «когда же эта дурь закончится?», Тюлькин заявил примерно следующие: «Я понимаю ваши сомнения. КПСС не безупречна, как в прочем и РКРП. Но те международные связи, что имеются в организации Шенина, стоят того, что бы с ней объединится».

Про международные связи было сказано так убедительно, что большинство решило — ради такого можно и пойти на объединение. Ну, кто же мог знать, что эти международные связи существуют лишь в воображении Тюлькина?

Обе организации, убедившись, что различия между ними не существенны (!!!! Хотя в принципе, так оно и есть, по большому-то счету!), начали процесс объединения, который неожиданно прервался из-за казалось бы сущего пустяка. Возник вопрос, кто в кого должен войти — РКРП в КПСС, или наоборот. Читателям это может показаться смешным, но дискуссия между РКРП и КПСС вокруг этого разгорелась нешуточная. Стороны упорно стояли на своём, не желая уступать друг другу.

И на этой весёлой эротической ноте «То ли ты войдёшь в меня, то ли я войду в тебя» данное объединение перешло в стадию, невидимую простому глазу.

Некоторые региональные организации РКРП, например, московская, видимо, настолько возбудились от процесса слияний, что уже двинулись с предложениями союза к ВКП(б) и ВКП(бу) (это не опечатка, такая партия действительно была, только «бу» означает не «бывший в употреблении», а «будущее», типа «партия будущего», ни много, ни мало). Последним удалось отстоять свои параллельные вселенные от посягательства пришельцев.

Понятно, что при таком плотном графике времени на то чтобы заниматься чем-то иным, не оставалось вовсе. РКРП как коммунистическая партия при всей суете с союзами медленно, но верно шла к своему концу. Пройдя за 19 лет кривыми путями от партии с реальной численностью в 80000 человек и сотнями тысяч сторонников, РКРП пришла к плачевному состоянию секты численностью едва ли в 1000 человек (на 2014 год и пятьсот вряд ли у нее будет), о существовании которой знают лишь родные и близкие ее членов.

Сегодня очевидно, что все эти создания союзов, слияния и поглощения и борьба за признание ее буржуазной властью лишь форма оппортунизма, успешно взятая на вооружение верхушкой РКРП с самого основания этой партии, форма подготовки бывшей компартии к полному переходу на сторону буржуазии.

Такая вот история КПСС в миниатюре.

Но тогда, в 2008 году, оставалась ещё небольшая надежда, что здоровые силы в РКРП скажут «нет» всей этой ИБД (имитации бурной деятельности) руководства партии. Надежды, к сожалению, оказались напрасными.

Кратко обозрев союзы и союзников РКРП по ИБД, мы подошли к самому интересному — собственно «Рот Фронту».

3. Мёртвые души Приморья

Не успели члены РКРП перевести дух от объединения с КПСС, как их ждал новый сюрприз. На этот раз двойной. Снова начались разговоры о регистрации партии, но не самой РКРП, а союза РКРП с партией «Свободы и народовластия» Виктора Черепкова. Так появился Рот Фронт.

Да, первоначально Рот Фронт – это союз партий Черепкова и Тюлькина.

Летом 2009 года Тюлькин изложил свои знаменитые тезисы о необходимости участия в выборах, «парламентских трибунах» и «парламентских возможностях» и самое главное — о двух партиях, собственно РКРП и «Рот Фронте». Последний должен объединить всех левых, за исключением КПРФ, использовав все перечисленные возможности и трибуны, и послужить местом созревания для настоящих борцов за социализм.

Ну, стало быть, это партия для тех, кто ещё до членства в РКРП и коммунизма не дорос, но уже потихонечку растёт. А может и не растёт, а только еще думает, чью бы сторону ему принять.

Но каким местом в сторонники социализма могла затесаться партия Черепкова?

Златые денёчки данной партии, как и её вождя, миновали ещё при раннем Ельцине, а вся её деятельность больше подходила для описания в газетной рубрике «Мир криминала», чем для коммунистического движения. На 2009 год об этой партии известно было лишь то, что раньше она существовала.

Предвосхищая закономерные вопросы о «Справедливости и Народовластии» , Тюлькин дал указание проверить на местах, в каком состоянии находятся региональные отделения будущего союзника и готовы ли они пойти с РКРП на контакт. На первый взгляд, вполне здравая мысль. Если не принимать во внимание то, что результат проверки известен заранее. Явки и пароли были названы представителям РКРП из тех регионов, где предполагался контакт. Увлекательные археологические работы по поиску «черепков» начались. Результаты были предсказуемы – «иных уж нет, а те ещё далече».

Казалось бы, тему с Черепковым можно было закрывать по вполне объективным причинам. Ан нет, тюлькинцев ждал сюрприз. Оказывается, данное объединение не может состояться по причине того, что Черепкова не устраивает название союза! Вот это был номер, принимая во внимания то, что никаких других вариантов названий даже не обсуждалось.

Не успели тюлькинцы опечалиться от краха очередного союза, как их ждала удивительная весть . На подходе нечто грандиозное — «Рот Фронт — вариант 2» .

4. Всем союзам союз

Со слов Тюлькина идеей партии, выражающей интересы трудящихся и созданной специально для буржуазных выборов, без участия в которых интересы трудящихся выразить невозможно, прониклись разом «Левый Фронт» во главе с Удальцовым; «АВН», она же «ИГРП ЗОВ» во главе с Мухиным; электронные СМИ «Форум МСК» во главе с Барановым; появившиеся позже КТВ, убежавшее от своих создателей из КПРФ, и целый отряд профсоюзов, из которых самым крупным являлся МПРА во главе с Этмановым.

Казалось бы, для любителей союзов наступил звёздный час. Однако сей проект немедля подвергся критике по двум направлениям.

Первое – членство в двух партиях — это не есть хорошо, и второе — союзники не шибко вызывают доверия.

По первому возражению «разъяснитель по-рабочему» ответил следующее: «Буржуазное государство, как вы знаете, нам, коммунистам, совсем не друг и обмануть его это не преступление. Назовёмся вторым названием и представим в министерство Юстиции программу и устав — это не вызовет подозрений. Так мы его и перехитрим. Для себя же мы будем знать, что есть только одна партия РКРП-РПК, а Рот Фронт лишь инструмент для достижения её целей».

Эту лживую и лицемерную чушь следовало бы дополнить «Во времена, когда боги ходили по земле, у человека было много имён, настоящие знали только очень близкие, а для всех остальных полагались имена выдуманные, ибо знание настоящего имени, давало магическую власть над человеком. Не стоит заострять внимание на том, что в министерстве юстиции РФ уже есть два комплекта (2001 и 2006 годов) списков членов нашей партии, настоящих и выдуманных, а в полиции и охранке, скорее всего, имеются агентурные дела на всех наших активистов. Просто представьте, что министерство юстиции — это тупой и глупый тролль, которого обмануть легко. У Одина получалось, и у нас получится.»

К моменту произнесения данной речи падение интеллекта тюлькинцев в массе своей уже проскочило критическую отметку, субъективный идеализм выдавил из их сознания последние остатки диалектического материализма и реального бытия для них уже не существовало, потому аргументация вождя большинством членов РКРП была воспринята положительно.

Со вторым возражением было всё сложнее.

5. Краткое описание борцов за что-то там

Без описания того, что собой представляли из себя так называемые союзники по «Рот Фронту», обойтись не получиться. И поскольку огонь критики праведных тюлькинцев, никак не желавших расставаться с привычным им чехлом марксизма–ленинизма, в котором давно не было никакого марксизма и никакого ленинизма, сосредоточился исключительно на АВН Юрия Мухина, с него и начнём.

Сперва отдадим должное этому господину за скромность. Его мутная секта борцов за правильный капитализм во главе с «делократами» называется всего лишь армией, что на фоне различных виртуальных фронтов выглядит вполне прилично. Сам Мухин – ярый антикоммунист, антисемит и убежденный сторонник капитализма. Идеи, которые он проповедует, лживы и утопичны, и это ясно любому марксисту. Его «армия» носится с мелкобуржуазным бредом об ответственности власти перед народом, достигаемой посредством референдума, и скромно умалчивает о том, что в классовых общества нет никакого единого народа, а есть антагонистические классы. Власть в таком обществе принадлежит тому, кому принадлежит производящая собственность, и для этой власти все эти игры в референдумы и выборы вторичны. Что-либо серьезно изменить в таком обществе можно только изменив отношения собственности. Но для Мухина частная собственность священна и неприкосновенна, что мгновенно показывает интересам какого класса служит его «армия».

Образ фантастического Сталина, что рисует Мухин в своих книгах, был востребован буржуазией в начале двухтысячных годов в рамках концепции условно называемой «Россия встаёт с колен». Российской буржуазии срочно требовалось сплотить российский народ под флагом буржуазного патриотизма, вручив ему новую реинкарнацию Сталина, нового вождя «всего российского народа» — сами знаете кого. Кстати, это почти получилось, в том числе и стараниями Мухина.

Само собой мухинский Сталин не марксист, а просто гениальный вождь, отбросивший глупые идеи «дурака Маркса». Хороший человек с хорошей командой управленцев. Книжки с такой незатейливой идеей были просто обречены на успех. Просто и со вкусом, и главное – в полном соответствии с идеологическим направлением, заданным российской буржуазной властью.

Параллельно с литературным успехом Мухин и его адепты имели проблемы с законом, видимо, из-за сильной неприязни к «жидам». Но при этом слишком не пострадали, ибо из дискурса, указанного властью, не выходили. Оппозиционная героика же этаких «страдальцев за правду» им только на пользу пошла, если еще и изначально так не было задумано.

Разоблачений Мухина с коммунистических позиций немало, и я не вижу смысла подробно останавливаться как на его концепциях, так и на их опровержении.

Естественно, Мухин немедленно огрёб и за «дурака Маркса» и за «Гитлера, человека с хорошими деловыми качествами». Неизвестно ещё, чем бы всё кончилось в плане союза РКРП с подобным типом, если бы в сторону партийных критиков Мухина не последовал грозный окрик от Тюлькина – мол, заслуги Мухина в разоблачении лжи либералов неоспоримы, а что касается взглядов, то Рот Фронт как раз для того и предназначен, чтобы прививать заблуждающимся людям правильные взгляды. И тема Мухина была временно снята с партийной повестки дня. Несогласным было предложено покинуть РКРП, либо подчиниться воле большинства, как того предписывает партийный устав.

На «Левый Фронт» господина Удальцова, видимо, сил у партийных критиков не хватило. Шутовская рота этого господина в своих программных документах, больше похожих на винегрет или сборную солянку, чем на программу партии, откровенно говорила про борьбу за «правильный» капитализм, который может быть достигнут путём копирования социалистов-революционнеров начала 20 века». Причем, если оригинал, несмотря на свою идеологическую враждебность большевикам, напрягал царя и помещиков очень даже неплохо, то его жалкая пародия, служила лишь отдушиной для левоватых дурачков, протестунов и борцунов, находивших в бессмысленных митингах и прочих «акциях прямого действия» замену украденной у них «проклятым режимом» советской игры Зарница. Сам «вождь» больше напоминал банального проходимца, живущего политической проституцией и использующего своих соратников для получения личной выгоды, тем более что связи этого господина с охранкой уже тогда были крайне подозрительны.

Следующий союзник, МПРА. Как вы уже догадались, это профсоюз. Самый крупный из якобы изъявивших поддержать проект «Рот Фронт». По терминологии тюлькинцев – «боевой».

Да, с одной стороны этот профсоюз смотрится лучом света в царстве тьмы, т.е. полнейшего холопства большинства российских трудящихся перед буржуазией. С другой стороны, профсоюз по определению не является инструментом политической борьбы и чётко вписан в существующий строй. Его цели и способы их достижения никоим образом не выходят за рамки буржуазного строя и ограничены буржуазным законодательством. Работу же коммунистов в «реакционных профсоюзах» никто не отменял, но как раз ею-то тюлькинцы заниматься категорический отказывались, или были органически неспособны ее вести. Легальный союз партии и профсоюза выглядел бы просто удивительно, да и буржуазное законодательство подобные союзы запрещает.

Идем далее. Следующие союзники – СМИ.

Но как могут объединиться СМИ и партия? Говоря по правде – никак. СМИ может выражать партийную идеологию, став инструментом партии по достижению её целей. Естественно, таковых обязательств — быть рупором РКРП, ни «Форум МСК», ни КТВ на себя не брали, и брать не собирались. Редакционная политика данных СМИ, к слову сказать, очень далека от пропаганды коммунистических идей, и после их вхождения в «Рот Фронт» не изменилась ни на грош. Зачем тогда они нужны – пыль в глаза пустить?

Но самое интересное не это, а то что во всех этих организациях на момент их так называемого вхождения в «Рот Фронт» отсутствуют решения руководящих органов об участии в этом самом «фронте». Нет, представители ЛФ, АВН, МПРА и пр. в частном порядке могли участвовать в работе съездов, пленумов, заседать в президиуме, но именно как частные лица и не более того. Указанные же организации подобное участие ни к чему не обязывало. И, следовательно, ни о каком союзе, объединении или общем фронте и речи быть не могло!

Но на этой «малозначительной» детали тюлькинцы заострять внимания не стали и торжественно провели первый учредительный съезд новой политической партии «Рот Фронт» в феврале 2010 года, вдобавок ко всему наплевав на свой же собственный устав, который требовал решения съезда РКРП для одобрения участия данной партии в союзах и объединениях!

Как говорится, формальности не должны мешать «великим делам». И чего переживать? Съезд РКРП, назначенный на апрель 2010 года, одобрит всё задним числом, не задавая никаких вопросов об откровенно мошенническом вовлечении РКРП в «Рот Фронт».

После ликвидации формальностей наступило время для самого главного — соблюдения требований буржуазного законодательства.

6. Чичиков вами бы гордился…

После съезда партия «Рот Фронт» должна была предоставить в министерство юстиции РФ устав и программу, позже – документы, свидетельствующие о наличие у неё 45000 членов в не менее чем половине субъектов РФ, протоколы сразу, региональные списки – через год.

Для тюлькинцев наступила горячая пора — до боли знакомое принятие мифических членов партии, уже обкатанное на практике в 2001 и 2006 годах. Сил и средств для этого не имелось, да и само действие больше напоминало движение умалишённого неведомо куда, но, как говориться, «партия сказала – «надо», комсомол ответил – «есть!»», что-то, а подчиняться вышестоящему начальству в КПСС, откуда ведут свое происхождение практически все тюлькинцы, их научили.

Если с соблюдением закона «О политических партиях» в первой части, по мнению тюлькинцев, проблем не должно было возникнуть (тут наследники Чичикова попали пальцем в небо!), то поиск мёртвых душ для регистрации их как членов новоиспечённой партии, представлялся делом крайне сложным, тем более что печальный опыт такой уже имелся.

Итак, знакомое действо началось в третий раз. «Господин хороший, не проходите мимо. Вижу, вас заинтересовали наши красные флаги и наши лозунги? Это замечательно, что вы не разделяете политику нынешней власти. Но при всём к вам уважении, этого недостаточно. Нет, нет, ни каких топоров и баррикад… Наша замечательная партия нуждается в вашей поддержке, ибо она за интересы трудового народа, а правительству подобная партия не по нраву и эти чёртовы законы… Вы готовы вступить в нашу партию? Нет, от вас ничего не будет требоваться, проблем с полицией точно не будет, просто ваше мифическое вступление в нашу реальную партию поможет нашей партии сделать вам хорошо, а властям плохо. Само собой не сразу, а в перспективе… Да ничего от вас не надо, кроме вашего ФИО и подписи на заранее подготовленном бланке. Большое спасибо, вы нам очень помогли. Если почувствуете себя коммунистом не только в душе, найти нас можно по данному адресу. Здесь же можно приобрести нашу замечательную литературу, которая вас не разочарует.»

Стоит ли говорить, что подобная вербовка ничего общего не имеет с принятием новых членов в настоящую коммунистическую партию?

Что от подобных «членов» толку ровным счётом никакого. Что от всего этого разит за версту самым примитивным надувательством трудового народа, унижением коммунистической идеи и угодничеством перед буржуазией?

Хотя некоторые тюлькинцы имеют наглость утверждать, что из этих мёртвых душ создаётся некая «база сторонников», которая может принести пользу в дальнейшем. Проверенно на практике — из 245 сторонников, «принятых» в Перми в РКРП в 2001 году примерно таким вот образом в 2006 году ни один не только не подтвердил своё членство, но и не мог вспомнить, что он куда-то вообще вступал пять лет назад!

Надо заметить, что попытка утереть нос Свидетелям Иеговы имела место лишь в отдельных регионах. В большинстве своём организации РКРП находились уже в таком состоянии, что приходилось лишь «творчески работать с документами», штампуя липовые протоколы и отсылая их в ЦК.

В Перми состряпали протокол о принятии в липовый фронт 700 человек при плане в 1500 тысячи. Обман раскрылся, тюлькинцы из Пермского РО РКРП-РПК имели неприятную беседу с членом политсовета, посланного на расследование. По результатам расследования пермяки клятвенно заверили высокого гостя, что подобное впредь не повторится. И надо заметить, слово своё сдержали — в следующем липовом протоколе было указано уже 200 человек. Во всей этой суете с протоколами и заявлениями о приёме в «Рот Фронт» очередных «членов», тюлькинцы как-то и не заметили, что всей этой дурью занимаются лишь они одни, а все так называемы союзники живут своей собственной жизнью, не касаясь этой эпопеи ни каким боком. Понятное дело, что до настоящей коммунистической работы в РКРП никому не было дела…

7. Беда пришла, откуда не ждали, или нет худа без добра

Казалось бы, на ровном месте «Рот Фронт» схлопотал свой первый отказ. Под словом «первый» я пишу про отказ, по результату которого нужен новый учредительный съезд. На самом же деле порядковый номер у этого отказа был 3, но если первые два предполагают устранения недостатков без перерегистрации, то третий – увы.

Собственно, тюлькинцы отнюдь не были как-то притесняемы российской буржуазной властью – они стали жертвой собственной юридической безграмотности, предполагая, что министерство юстиции не заметит, что для устранения первых двух замечаний нужно проводить новый съезд. А оно взяло и заметило. Все заявления и протоколы, созданные такими титаническими усилиями, можно было теперь использовать исключительно в хозяйственных целях. Так же можно было забыть про Думскую компанию 2011 года, ради которой всё и затевалось.

Но тюлькинцев не так-то просто сбить с выбранного пути. Все злоключения по собственной вине на почве партийного оппортунизма и личного маразма эти господа превратили в пропагандистскую компанию «Власть нас боится, потому и не регистрирует!», которая могла обмануть только чрезвычайно наивных граждан.

После каждого отказа, а таковых будет семь, на страницах партийной печати РКРП и исключительно только на них, в сторону буржуазной власти начинался поток заведомо невыполнимых угроз, проклятий и воплей «Как же они нас боятся, не хотят регистрировать… О, это настоящий страх, чувствуют гады, что только мы получим регистрацию, а мы её обязательно получим, то тогда враги трудящихся запоют! Уж мы им зададим! А эти критиканы, что смеялись над нашими попытками соответствовать буржуазному законодательству? Они будут посрамлены и раздавлены. Мы на верном пути. Это же очевидно. Власть нас боится! (три раза) Борьба будет продолжена!».

На кого была рассчитана подобная чушь? Исключительно на окончательно утративших разум рядовых сектантов из РКРП.

Какая борьба? За что? Какой страх? Кого перед кем?

Если бы эти бедняги могли задать себе эти вопросы… Но увы, протоколы и заявления пошли по второму кругу, а потом и по третьему… Им было не до раздумий – надо было работать. Ведь они же практики, а не теоретики, им думать некогда…

Время шло, началась знаменитая выборная компания 2011-2012 годов, подарившая стране шарлатана, мошенника и провокатора Навального, и ранее невиданный мелкобуржуазный протест, великолепно использованный буржуазией в своих интересах.

«Рот Фронт» жил своей жизнью — каждая его часть исключительно своей. Мухин и его армия агитировали за бесноватого нациста Миронова Б., как за некого «народного кандидата в президенты». Удальцов проделывал такое, что вырезали бы из любого порнофильма по соображениям цензуры. Этманов,как настоящий профсоюзный босс, продолжая оставаться сторонником капитализма, избирался в Законодательное Собрание Ленинградской области по спискам «Справедливой России», которой для антуража потребовались рабочие…

С всем этим надо было что то делать. У сектантов могли возникнуть вопросы. Ведь даже у человека, напрочь лишённого обоняния, от такого политического амбре могли заслезиться глаза.

«Разъяснитель по-рабочему» никогда не лез за словом в карман, не подкачал он и на этот раз, выдав примерно следующее: «Печально, что отдельные части ЛФ вместе со своим лидером заняли странную позицию (которую занимают, вообще говоря, с момента своего создания в 1999 году!), презрев ранние взятые на себя обязательства (каковых, говоря по правде, никогда и не было!). Однако, мы продолжим сотрудничество с другими региональными организациями ЛФ (с какими именно, вам знать совсем необязательно!). Что касается АВН, то есть региональные организации, что с нами сотрудничают, а есть те, что заняли странную позицию (пусть только кто то заикнётся лично про Мухина и его « народного кандидата»!)».

Вопрос был закрыт. Злоключения со сбором заявлений решились самым чудесным образом — изменением закона « О политических партиях» в части минимального количества членов партии в 500 человек. Власть сжалилась над оппортунистами, и пошла им на встречу – ведь они же так стараются ради нее!

Странно, что тюлькинцы не похвалили за это Медведева и не приписали это изменение в законе своей мифической борьбе.

Забегая вперёд, могу лишь сказать, что избирательное законодательство РФ от этого изменения не стало менее свирепым и исключающим всякий элемент случайности на «выборах». Пропуская ряд событий, требующих отдельного рассмотрения, я подхожу к главному. И это совсем не получение «Рот Фронтом» статуса политической партии с восьмого раза.

8. Часть заключительная. За что боролись?

Как мы помним, создание «Рот Фронта» преследовало, по крайней мере, на словах, две цели:

1) Использование выборных компаний и, если повезёт, депутатских возможностей для пропаганды идей коммунизма в массах.

2) Перевоспитание мелкобуржуазных активистов в убеждённых коммунистов.

Достижение этих целей было заведомо невозможно, что липовый фронт блестяще показал на своём примере.

Нет даже намёка на то, что рядовые члены ЛФ, АВН, МПРА, как и их вожди, отбросили свои мелко-буржуазные взгляды, встав на позиции марксизма-ленинизма. Зато РКРП полностью и окончательно отреклась от него, оставив от марксизма-ленинизма лишь фразеологию, постоянно позорясь и разоблачая себя то нелепыми акциями в удальцовском стиле (7 ноября 2013 года в Москве), то подобными же заявлениями.

Так называемое участие в выборах тюлькинцы изначально готовы были проводить по правилам буржуазии, что однозначно не предполагает никаких шансов на успех. А даже и случись вдруг этот успех и окажись так, что заветный мандат получен, толку от него не будет никакого, кроме разве что безбедной старости престарелых оппортунистов из РКРП, побывавших в депутатских креслах.

Примеров тому тьма — Матвеев (Челябинск), Тестоедов (Владимир), Черепанов (Тюмень), Туруло (Киров), Тюлькин, Григорьев, Силаев (все — Питер). И нигде ни разу не было, чтобы после получения «трибун и возможностей» дела РКРП пошли в гору. В лучшем случае происходила консервация исходного состояния.

Да и, собственно, о каких депутатских трибунах и возможностях непрерывно талдычат тюлькинцы? Стенограммы речей депутатов нигде не публикуются, да и речи эти никому неинтересны. Доступ к СМИ зависит от размеров кошелька и санкций на это властей. Случаев, когда толстый кошелёк без разрешения на вещание бесполезен, множество. И вряд ли борцы за счастье трудового народа, кем бы они не были, будут располагать обоими компонентами при буржуазной диктатуре.

Кто и за что голосовал — на то трудящимся плевать. Они чувствуют, пока только на уровне интуиции, что все эти Думы и ЗС наполнены однородной субстанцией, лишь оформляющей решения, принимаемые совсем в другом месте. Делить на фракции всю эту парламентскую субстанцию нет никакой нужды. Даже зюгановцы отказались от демонстрации своего голосования.

Средства отпускаемые на ведение депутатской деятельности?

Они ничтожны. К тому же, если бы пролетариат признал РКРП своей партией, то снабдил бы её средствами на порядки большими, чем все эти «зарплаты помощников». Ведь именно на нем несметно наживаются олигархи. Или «марксисты» РКРП это забыли?

Возможности? С мандатом будет легче вести агитацию и пропаганду коммунизма в массах?

Да ничего подобного! Как раз наоборот! Почему, смотри выше – трудящиеся не верят буржуйским депутатам, они не такие идиоты, какими кажутся тюлькинцам.

Депутатские запросы?

На них можно дать обычную отписку.

Депутатская неприкосновенность?

Это миф. Процедура лишения мандатов для депутатов любого уровня имеется, и она применялась ни раз.

Никакие возможности и трибуны, например, не помогли стать Черепанову депутатом Тюменского ЗС в четвёртый раз. Хотя очень хотелось и все шансы на то были. Кальсин был отстранён от должности мэра пос. Марадыково через два месяца после своего избрания. Буржуазия исправила «досадную ошибку», даже не заметив никаких «трибун и возможностей» ни со стороны Кальсина, ни со стороны его патрона Туруло.

В буржуазных выборах участвовать можно и иногда нужно, но только тогда, когда это выгодно делу пролетариата, делу борьбы за социализм. Тогда, когда эти выборы могут помочь усилить пропаганду и агитацию в среде трудящихся. Важно не в буржуазные выборы всерьез играть, а разъяснять трудящимся необходимость борьбы за пролетарскую диктатуру, раскрывать им лживость выбора между различными видами буржуев. Для этого не нужна никакая регистрация в Минюсте.

Даже если господа тюлькинцы просто жить не могут без заветного депутатского мандата, то получить его можно лишь опираясь на организованные массы, которые вполне способны нейтрализовать все ЦИКи, прокуратуры и суды.

А с другой стороны, когда массы идут за политической организацией, к чему ей весь этот спектакль с бессмысленным опусканием бумажек в урну?

В том-то и дело, что массы тюлькинцам без надобности — они полностью полагаются на милость буржуазии и стараются соответствовать её требованиям. Они стремятся уютно устроиться при буржуазном строе, и не более того.

Потому рассматривать РКРП-КПСС и ее вариант «Рот Фронт» трудящимся надо как организации буржуазные, как лакеев буржуазии, призванных отвлечь рабочие массы от действительной борьбы за социализм.

Маленьких Даниил Васильевич,
Член РКРП-РПК с 2003 по 2012 год,
Первый секретарь Пермского крайкома РКРП-РПК 2004-2009 год,
помощник на общественных началах депутата ГД В.А Тюлькина 2003-2007г.

Источник статьи

 

Метки:

Прививка от фашизма


Отправил материал на «Зеркало Крыма» по Славянску
http://zerkalokryma.ru/important/pobeda_slavyanska/

Не первый день фашисты и бандеровцы – участники «антитеррористической операции» – пытаются занять Славянск, чтобы наказать жителей города за непокорность. Они убивают людей, отключают электроэнергию и воду, перекрывают возможность обеспечения горожан продуктами питания. Их усилия сломить сопротивление тщетны – Славянск навсегда запомнил пребывание фашистов в городе во время Великой Отечественной войны.

Источник статьи

 

Метки:

Неполживые укропские СМИ


Украинская Телевизионная Служба Новостей сообщает

Сегодня в Донецке у граждан одна проблема — узнать где находится избирательный пункт. Поэтому наблюдаются огромные очереди в справочные

Источник статьи

 

Метки:

Жаль, не озвучена цифра


Замечательный и очень рукопожатный гражданин сейчас был в студии «Россия 24». Не могу сказать кто, т.к. смотрел не сначала

Речь шла о Великой Отечественной войне. Гражданин выдал замечательную фразу: «В сталинских лагерях людей погибло больше, чем в Великую Отечественную войну».
Ведущая даже ухом не повела.

Жаль, не озвучена цифра

ПСЫ: кто этот неполживец, подскажите?

ППСЫ: гражданин установлен: Александр Моисеевич Борода (2 июля 1968 год, Москва, РСФСР, СССР) — раввин, Президент Федерации еврейских общин России, основатель Еврейского музея и центра толерантности, Член Общественной палаты РФ.

Источник статьи

 

Метки: ,

9 Мая ИГПР «ЗОВ» поздравила коммунистов


9 Мая в столице те, кто не захотел отмечать День Победы под власовскими флагами в оккупированном путиноидами центре, с трудом согласовали альтернативный митинг у станции метро «Улица 1905 г.» Организаторами выступили несколько левых партий из несистемной оппозиции: РОТ Фронт, РКРП, ОКП и другие. Гостем от ИГПР «ЗОВ» на митинге выступил подполковник запаса Барабаш К.В.
Помимо того, что фашизм есть высшая степень бюрократизма — им кратко были озвучены такие редко звучащие на митингах коммунистической молодёжи темы, как: отказ от УЭК, трезвый образ жизни, славянское единство и другие.

Источник статьи

 

Метки:

Бесплатные квартиры со всеми удобствами в КНДР получают не только ученые с рабочими, но и рыбаки


Рыбаки переехали в новые дома в рыбацкой деревне Танпхун, красиво построенные на берегу Восточного моря Кореи. Деревня эта является колыбелью рыбаков, в которой предоставлены все жизненные условия жизни для удовлетворения потребностей высоко цивилизованной социалистической нации .


Новоселье было отмечено торжественной встречей рыбаков рыболовной станции.

На встрече присутствовал руководящий состав КНА, сотрудники рыболовной станции и члены их семей .

Со Хон Чан, первый заместитель министра Народных Вооруженных Сил, произнес речь, за ним выступили и другие товарищи.

Отражая безграничное почтение и верность всех должностных лиц, служащих и их семей, они выразили глубокое почтение и сердечную благодарность маршалу Ким Чен Ыну, который так осчастливил семьи рыбаков.

Они призвали должностных лиц и работников ответить преданностью на глубокую благожелательность, проявленную Ким Чен Ыном, добиваясь постоянного роста рыбных уловов.

По окончании торжественной встречи рыбаки переехали в новые дома .

Генералы и офицеры КНА и официальные лица поздравили рыбаков с новосельем.

Источник статьи

 
 

Метки: ,

По поводу выдвинутой Пак Гын Хе «доктрины получения прекрасной возможности для объединения»


Призрак лозунга «Получение прекрасной возможности для объединения» витает в эти дни по Южной Корее. Пак Гын Хе делает много шума по поводу приготовления к «объединению» и «формирования подготовительного комитета для объединения», говоря о том, что «возможность объединения усиливается» всякий раз, когда у нее есть шанс заявить о себе. Она также выдвигала этот лозунг во время своих поездок в соседние страны и даже во время своего европейского вояжа. Обыватели и СМИ ее марионеточного режима также подхватили этот лозунг, часто повторяя его.

«Доктрина получения прекрасной возможности для объединения» в интерпретации Пак на практике является отвратительной доктриной противостояния социальных систем» и «доктрины достижения объединения путем поглощения». Это также доктрина войны против КНДР и доктрина ядерной катастрофы.

Странный лозунг о «получении прекрасной возможности» в полной мере отражает суть и уродливый характер мещанства, поклонения материальным ценностям, их веру в то, что можно заманить людей деньгами, и что деньги решают все.

Больно и стыдно, что наша страна по-прежнему разделена, хотя прошло уже почти 70 лет с момента ее раздела. Порочное издевательство и оскорбление чаяний корейской нации о воссоединении — отрицать основную природу вопроса о воссоединении страны и описывать его в качестве разменной монеты для дилеров и игроков.

Идея Пак представляет собой не что иное, как мечту о «достижении аншлюса», завуалированное указанным лозунгом предполагаемое «объединение под эгидой либеральной демократии американского стиля» и «воссоединение в стиле Германии». «Объединение социальных систем» на практике означает «конфронтацию социальных систем».

Различные идеологии и социальные системы существуют на Севере и на Юге Кореи, и оба не хотят отказываться от них. Настаивать на достижении объединения социальных систем в этой ситуации означает стремление к конфронтации с соотечественниками на Севере и в конечном счете отрицание мирного воссоединения.

Тем более смешно наблюдать, как она пытается «продать» указанную доктрину, будучи одержимой мечтой о «необходимости применения чрезвычайных мер и распаде» КНДР.

Именно Южная Корея сейчас находится на грани краха и «необходимости применения чрезвычайных мер». Огромная ирония заключается в том, что Пак занята выдвижением своих лозунгов, занятая недалекими мечтами о «крахе Севера» в то самое время, когда вся Южная Корея скорбит по покойным и сама выглядит так, словно она находится на смертном одре.

Группа убийц, орды предателей, чьи дни сочтены, горько проклинаемые народом Южной Кореи и всей нацией, утверждают, что они будут играть решающую роль в достижении воссоединения страны. Это трагический фарс, который может вызвать лишь смех до упаду. Группировка Пак готовится ко все более безумной конфронтации и военному шантажу, повторяя свой лозунг. Ее доктрина приведет лишь к военном столкновению и несчастьям. Совершенно невозможно будет думать об «обретении прекрасной возможности» и «получении прибыли» после того, как Южная Корея будет обращена в пепел, ее предприятия полностью обанкротятся, а народ погибнет.

Все факты доказывают, что доктрина, рекламируемая Пак — это чрезвычайно порочный, предательский и направленный против воссоединения софизм, предназначенной скрыть зловещее истинное лицо ее группировки, ввести в заблуждение общественное мнение и еще более отчаянно поднимать истерию против воссоединения.

Пак в настоящее время загнала себя в тупик, не достигнув практически ничего позитивного за более чем год, проведенный ею на своей должности.Таким образом, она прилагает все усилия, чтобы улучшить свой ​​имидж, стараясь доказать, что ее доктрина «эффективна». Однако это вызовет только еще более горькие осуждения со стороны всех корейцев и иностранцев и позор.

По Южной Корее в настоящее время прокатилась волна активных народных действий против режима Пак. Она до конца проявила свой антинародный и предательский характер. Ее режим может рухнуть в любое время, и она будет наказана — так же «внезапно», как затонул паром «Севоль».

Она не должна выставить на посмешище нацию в связи с вопросом о воссоединении.

Так же, как случилось с предателем Ли Мен Баком, которого ждала жалкая судьба после того, как он оказался под огнем нации за разговоры о «джекпоте объединения», выставившие на посмешище близкий сердцу любого корейца вопрос воссоединения, Пак ждет еще более жалкий конец , если она будет продолжать играть в свои азартные игры с таким лозунгом. Она не должны забывать трагедию своего отца Пак Чжон Хи, который безрассудно развязал направленную против воссоединения конфронтацию и сделал шаги в направлении подготовки к вторжению на Север, трубя о «чуде на берегу реки Хан», которое якобы скопирует «чудо на берегу реки Рейн» в Германии.

Нация никогда не потерпит ее преступную доктрину, и ее ждет политическое банкротство в результате отпора и осуждения со стороны всех корейцев.

«Нодон Синмун»

Источник статьи

 

Метки: