RSS

Архив за день: 2014/06/04

Страной где возможно это, однозначно управляют предатели


Много споров, о патриотизме царя Пу идёт последнее время. А я скажу так, страна где может на экранах идти пошлятина и гадость по типу ДОМ2, разлагающая народ, безнадёжно и тяжело больна. И те кто управляя страной допускают это, люто ненавидят свой народ, считают его грязным быдлом и очень желают его вырождения. Вы только представьте себе, что бы такое, было возможно во времена СССР.
С экранов страны прямо пропагандируется паразитический образ жизни, духовный и физический разврат, насилие и слабоумие. И это только одна из популярных передач подобного содержания.

О каком патриотизме рулевого галеры может идти речь?! Разве не понятно, что подобное исчадие расчеловечивает народ, превращает его в толпу зомбанутых, ни на что не годных идиотов? Значит это кому то очень сильно надо, раз это существует. И пока вы радуетесь олимпиадам, хоккейным царским победам и поднятым из пучины амфорам, ваших детей, да и вас самих стремительно превращают в жалких и тупых животных с примитивными инстинктами и дегенеративным мышлением.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Какую же Россию мы потеряли?


Помните ли Вы, дорогой читатель, как делегаты одного из последних съездов Советов затаив дыхание смотрели шедевр С. Говорухина “Россия, которую мы потеряли”, а потом дружно голосовали за независимость России от нее самой, за белогвардейско-власовский флаг и за президента, которому в скором времени предстояло их разогнать? А виной тому, что мы ее потеряли — разумеется, не в девяностых годах, а еще в семнадцатом, — “октябрьский переворот Ленина и Троцкого», как вслед за белогвардейскими и геббельсовскими пропагандистами называют это событие теперешние.

Для господ демократов, теперь тоже подавшихся в оппозицию режиму, ими же установленному, Октябрь плох уже тем, что совлек Россию с «естественного», «нормального», «общечеловеческого» пути развития; другими словами, из-за него «эта страна» выпала из мировой цивилизации непонятно куда и вот только теперь — ура! — в нее возвращается.

Для господ национал-патриотов, кои на дух не переносят господ демократов, все обстоит вроде бы наоборот: не было на свете страны счастливее матушки Руси, покуда она шла собственным, исконно-посконным, путем православия, самодержавия и народности; все беды оттого, что ее с этого пути сбили сперва западники-либералы в феврале 1917 г., а потом интернационалисты-большевики, принесшие ее счастие в жертву молоху мировой революции. Кто не верит, пусть почитает в газете «Завтра», урожденной «День», как процвела бы Россия, если бы в гражданской войне победили белые.

Наконец, некоторые из левых в России и за ее пределами вслед за Каутским и Плехановым одобряют Февраль, но что касается Октября, — они не то чтобы «против», но и не совсем «за». Что поделаешь, не созрела Россия до настоящего социализма, не успела она до 1917 г. развить у себя капитализм, как в цивилизованных странах, отсюда и все последующие беды.

Что же мы в действительности потеряли и что приобрели в октябре 1917 года? Имея дело с полярными позициями, подкрепленными силой авторитетов, власти и денег, попытаемся не поддаваться манипулированию, не воспринимать готовых установок, а вырабатывать собственную позицию. Для этого надо, во-первых, избавиться от необъятного и неопределенного «мы», которым явно злоупотребляют политики и публицисты всех направлений. Употребляя для краткости это местоимение, условимся, что будем понимать под ним трудящийся и эксплуатируемый народ России, а не тех немногих, «кому на Руси жить хорошо». Во-вторых, надо опираться не на романтические легенды, а на исторические факты, в том числе те, которые уже не один год, а то и не одно десятилетие, намеренно предают забвению.

Мы потеряли страну не самую отсталую — если говорить о нескольких городских центрах промышленности, науки и культуры,- но бесспорно самую бедную в Европе. Нигде, кроме Бразилии и азиатских колоний и полуколоний, не было таких массовых, целыми губерниями, и таких регулярных, каждые 6-7 лет, голодовок с миллионами жертв, как в России. Да, она кормила своим хлебом чуть не всю Европу, и об этом с восторгом пишут наши демократы и патриоты. Им и в голову не приходит, что в стране, расположенной почти целиком в зоне рискованного земледелия, зерновой экспорт может быть только голодным. И это даже при передовой агротехнике и высоких урожаях.

Дореволюционная же Россия, несмотря на все усилия Докучаева и его школы, славилась оскудением почв опять-таки в целых губерниях, в том числе черноземных; водной и ветровой эрозией по всему югу (лесополосы, рекомендованные тем же Докучаевым, начнут сажать уже при Советской власти); опустошениями полей саранчой, головней, спорыньей и прочим. Да иначе и быть не могло на карликовых крестьянских наделах (у 70 миллионов крестьян было почти столько же десятин земли, сколько у 75 тысяч помещиков), и при правящем режиме, не сумевшем даже толком использовать последний шанс, данный природой и историей, — массу свободных земель на востоке России (как известно, за целинные и залежные земли по-настоящему взялись только в середине ХХ века).

Мы потеряли одну из самых безграмотных стран Европы, делившую это незавидное первенство с Румынией и Сербией. Хуже было только в полуколониях и колониях, и то не во всех. Сто лет назад, на исходе просвещенного XIX века, число грамотных в великорусских губерниях колебалось от 15 до 30 процентов. Земские статистики подсчитали, что при тогдашних темпах просвещения народа, например, в Смоленской губернии и к середине ХХ века 42-48 мужчин и 92-94 женщины из 100 были бы неграмотны. Что уж говорить о национальных окраинах, где, по аналогичным подсчетам, на ликвидацию безграмотности понадобилось бы около 2000 лет. Да вот вмешалась революция, и неграмотных не стало за какие-то 20 далеко не мирных лет (как, между прочим, и в других странах раннего социализма со всеми его недостатками). Не правда ли, какой страшный удар по «нашей» исконно-посконной духовности нанесли злодеи-большевики? То ли дело Временное правительство, ассигновавшее Святейшему Синоду вдвое больше, чем министерству промышленности…

Мы потеряли самую больную страну Европы. Где еще, кроме опять-таки колоний и полуколоний, в начале ХХ века миллионы людей вымирали от оспы, холеры, тифов, малярии, туберкулеза, дифтерии? Где целые деревни были сплошь поражены сифилисом? Где акушерская помощь оказывалась только двум деревенским роженицам из ста? А проклятые большевики, едва успев прийти к власти, первым делом ввели обязательное оспопрививание — ни война, ни разруха не помешали. За те же 20 не очень мирных лет СССР избавился от оспы, холеры и чумы, а за послевоенные 15-20 лет — от тифов и малярии. Да и дифтерии с туберкулезом и сифилисом было не разгуляться, пока не подоспела демократия. Одно слово, тоталитарно действовали коммунисты, не то что поборники демократии. Вот в Британии за 200 лет после Дженнера оспопрививание так и не стало обязательным. И в нынешней эрэфии прививки от дифтерии больше не обязательны — свобода так свобода!

Мы потеряли страну, где при самом многонациональном — не только в Европе, но, пожалуй, и в мире — составе населения ни один народ, ни одна национальная область, кроме Финляндии, не имели никакого самоуправления. Страну, едва ли не самую поликонфессиональную, где самодержавие упрямо сохраняло за православием положение государственной религии. Такой, с позволения сказать, политикой десятилетиями сеялись семена раздора везде, где только можно, — в Польше и Литве, на Украине и в Средней Азии, в Адыгее и Абхазии, в Дагестане и Чечне,- а кровавую жатву народы России пожинают до сих пор. Любимые нашими патриотами Александр III и Николай II прославили свою империю на весь мир чертой оседлости, ложными обвинениями мултанских удмуртов и еврея Бейлиса в человеческих жертвоприношениях, стравливанием армян и азербайджанцев.

Наши патриоты ссылаются на то, что самодержавие все-таки посылало войска для прекращения еврейских и армянских погромов. Надо же, какая заслуга — “мы” все же чем-то отличались от султана Абдул Хамида и младотурецких временщиков! Как это похоже на старых и новых “хозяев земли русской”: сначала создать все условия для погромов, а потом хвататься за голову и посылать армию расхлебывать кашу. Разве что те хозяева не говорили: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Везде и во всем господствующий класс словно нарочно превращал страну в пороховой погреб, не желая прислушаться не то что к доводам морали, но даже к элементарному инстинкту самосохранения. Все тем же злодеям-большевикам пришлось собирать почти вконец распавшуюся страну — и ведь в основном собрали за какие-то пять лет.

«Патриотам» — антикоммунистам тут нечего возразить, и они предпочитают ничего этого не вспоминать вообще либо объяснять все кознями жидомасонов и прочих супостатов. Чего стоит обвинение Ленина в развале России на союзные республики, хотя таковыми при нем были только те, что фактически отложились еще до октября 1917 г. или вообще не входили в империю Романовых: где тут развал, а где объединение народов?

— «Демократы» могут на все это сказать: видите, мы были правы, Россия во многом оставалась варварской страной, ибо томилась под гнетом восточного деспотизма; вот приобщилась бы к передовой западной цивилизации — и двинулась бы вперед семимильными шагами, да помешали большевики и до сих пор мешают коммунисты. Звучит вроде бы убедительно, и поныне немало людей, особенно так называемых интеллигентов, этому верит.

Но уж чего-чего, а приобщения к западной цивилизации — только не воображаемой, а действительной — в предреволюционной России было более чем достаточно. В октябре 1917 г. мы потеряли одну из самых зависимых стран Европы. Потеряли страну, где минимум половина банковского капитала была во французских, английских, немецких руках. Если же взять крупнейшие банки, которые и были в российской экономике настоящими хозяевами, то иностранный контроль окажется почти полным. Капиталы их были вложены в крупнейшие промышленные синдикаты, такие, как Продамет и Продуголь; правление последнего даже находилось в Париже, а устав был написан по-французски. Иностранным монополиям больше чем наполовину принадлежали донецкий уголь, бакинская нефть, ленское золото.

Со времен того же кумира национал-патриотов, Александра III, Россия все глубже залезала во внешние долги, выплатив к 1917 г. одних процентов вдвое больше, чем стоили основные фонды ее промышленности (Вам, читатель, это ничего не напоминает?). Расплачивались не только деньгами, но и кровью русских солдат и офицеров: Россия вела теперь войны, угодные западным кредиторам, — от участия в позорном карательном походе империалистов в Китай до катастрофической для нее Первой мировой. Главные кредиторы менялись: до 1914 г. это была Франция, потом — Великобритания, а уже при Временном правительстве ей в затылок дышали США.

Не менялся только «равноправный» характер их отношений с Россией. Французы создали специальный банк, чтобы руководить «кооперацией» в области промышленности; во главе его встали руководители компаний, хозяйничавших в африканских колониях. Англичане заставили петербургский кабинет подчинить русский торговый флот британскому Адмиралтейству и сами стали решать, что, где и почем будет покупать Россия. Они же, пользуясь разрухой в союзной стране, скупали по дешевке российские золотые и платиновые прииски, железные, медные, асбестовые, марганцевые рудники, месторождения осмия и иридия.

Англичане, французы и бельгийцы совместно, на государственном уровне, создавали одни из первых транснациональных компаний для монопольной скупки русского леса и льна. Английские и французские банки предложили России заем за право монопольной продажи спичек по всей России на 10-20 лет. Американцы решили взять под контроль российские железные дороги и уже послали для этого военизированный контингент специалистов.

Не меньшее впечатление производит редко упоминавшаяся даже в советские годы история с поставками русского хлеба западным союзникам. У них была возможность закупить зерно в не тронутых войной США, Канаде, Австралии, Аргентине; но лучшие друзья Николая II предпочитали все повышать и повышать требования поставок из России, истекавшей кровью ради их интересов. На 1917 г. Лондон и Париж потребовали ни много ни мало — 50 миллионов пудов, разумеется, по ценам ниже мировых и не за валюту, а в счет процентов по долгам (между прочим, союзная Франция еще с 1914 г. наложила секвестр на русское золото, размещенное в ее банках). Потребовали от голодающей страны, где в городах уже стояли длинные очереди за хлебом, а на фронтах оставался запас продовольствия на несколько дней. Потребовали — и получили полное согласие царского, а потом Временного правительства.

Больше всего поражает даже не бесцеремонность империалистических цивилизаторов, а отношение к ним российских «партнеров». Во имя «защиты отечества» правители посылали полуголодных солдат завоевывать Константинополь, чтобы без помех гнать на Запад зерно — больше ни для чего этот город не был нужен России. Сами же буквально распродавали страну, санкционируя все упомянутые и многие подобные им кабальные соглашения. И никаких попыток всерьез постоять за суверенитет страны, хозяевами которой они себя мнили, — в лучшем случае робкое выторговывание грошей, а часто согласие с ходу, по принципу «чего изволите». У нынешних номенклатурных перерожденцев и прочих «новых русских» были достойные предшественники, недаром они теперь так обожают трехцветно-двуглавую атрибутику.

Далеко не во всякой стране, даже полуколониальной, господствующие классы покрывали себя таким позором. В Греции, оккупированной войсками Антанты, англичанам пришлось дважды свергать короля — между прочим, родственника Николая II,- не желавшего подчинять страну их диктату. В отсталой Персии стоило шаху дать табачную монополию английской компании, отняв это дело у национального капитала, как буржуазия и духовенство организовали бойкот монопольного табака, а потом и настоящее восстание со штурмом шахского дворца, так что монополию пришлось отменить, а самому главному монополисту — спасаться бегством. В Корее японцам для того, чтобы завладеть страной, понадобилось убить королеву. Уж на что антинациональной была маньчжурская династия в Китае, но и там императрица хотя бы формально возглавила антиимпериалистическое восстание.

А «наши» императоры и императрицы, великие князья и министры, национальные предприниматели и православные иерархи? Если убийственные для страны поставки зерна состоялись не в полной мере, то не благодаря им. Уже после февраля 1917 г. на местах нашлись здравомыслящие люди, гражданские и военные, которые на свой страх и риск оставляли зерно голодающему народу и армии. Тогдашняя же «элита» если кому и уступала в услужливости, то только «нашей» же либеральной интеллигенции, состоявшей в партии кадетов. Ее орган — газета «Речь»,- освещая в декабре 1916 г. банкет с участием английского посла, уверяла читателей: «Иностранный капитал нам нужен, а английский капитал более культурен в своих приемах, чем германский, и, главное, не имеет в виду политического влияния… Слухи о том, будто английский капитал «стремится поработить Россию», или невежественны, или злонамеренны…»

А в это время британский консул в Омске давал понять местным властям, что устройство завода сельхозтехники в Томске излишне, т.к. сибирский рынок будет обеспечен машинами и орудиями из Англии. Незадолго до того лондонская «Таймс» откровенно писала: «Мы являемся промышленной страной… Мы ставим себе целью посылать в Россию именно продукты промышленности в обмен на ее сырье, и развитие русской обрабатывающей промышленности может, по всей видимости, идти в ущерб нашим интересам, так же как и интересам Германии». Конечно, ни тут, ни там о политическом влиянии и речи не шло — одна чистая (или не очень) экономика…

Так или иначе, «победа» в мировой войне не сулила обескровленной стране ничего, кроме кабалы у «союзников» — вероятно, худшей, чем в случае поражения могла бы ей навязать Германия. Измену совершали не те, кто добивался выхода из такой войны, разрыва с такими союзниками и свержения такого режима хотя бы ценой его поражения, а те, кто заставлял народ любой кровью тянуть до «победного» (для кого?) конца. А чтобы вовремя понять это, требовалось быть марксистом, следовательно — интернационалистом. В ХХ (а тем более XXI) веке узкий националист не может быть настоящим патриотом, он обречен быть слепым орудием в руках врагов своей Родины.

Точно так же обстоит дело с буржуазными реформами вроде столыпинской. Для ее успеха Столыпин просил — у кого? у господа бога? — «20 спокойных лет». История их не дала и не могла дать. Если бы даже каким-то чудом удалось отсрочить войну, грянул бы мировой экономический кризис — тот самый, который отсрочила война и который начался, как считают, с «черного вторника» на нью-йоркской бирже в октябре 1929 г. На самом же деле он начался годом ранее в агроэкспортных странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Не будь войны, кризис грянул бы гораздо раньше, и от столыпинского прогресса только клочья бы полетели.

Сельское хозяйство Латинской Америки, шедшее путем подобным тому, который намечал для России Столыпин, не оправилось от того кризиса до 60-х гг. А ведь надвигался еще и социально-политический, революционный кризис мирового масштаба, отнюдь не большевиками порожденный. Революционные события начались ведь не в Российской империи, а в Британской, начались Дублинским восстанием 1916 года, а назревали еще накануне войны. Попытка перевести социальное напряжение в другое русло в значительной мере побудила империалистические державы к войне. Но кризис все равно разразился и охватил весь мир.

Однако, допустим, что ничего этого не произошло бы — ни войны, ни экономического кризиса, ни политического. Подумаем, сколько «крепких мужиков», на коих уповал Петр Аркадьевич, осталось бы в «великой России», на восемь десятых крестьянской. Одна шестая? Одна пятая? И куда было деваться остальным? В Латинской Америке они заполняют фавелы, в Африке — бидонвилли, а у нас климат не тот. Вот вам и «великие потрясения». Не всех же устраивает такой прогресс, ради которого половине населения страны придется умирать с голоду.

Или, может быть, российская и зарубежная буржуазия стала бы наделять русских крестьян землей, чего ожидали от нее иные «марксисты» меньшевистского толка? Да вот беда: она лучше их понимала свой прямой интерес. Большая часть помещичьих земель России была заложена в тех самых банках, которые контролировал англо-французский капитал и его российские партнеры. Чтобы провести аграрную реформу, и тем и другим пришлось бы экспроприировать самих себя, а к этому они, понятно, не стремились. Вот почему ни одна партия, кроме большевиков, и не могла дать землю крестьянам точно так же, как мир — народам.

Или возьмем те же иностранные капиталовложения, от которых многие ожидали — и ожидают по сей день — «современных» методов хозяйствования, лучшей жизни для трудящихся, «цивилизованного» разрешения конфликтов. Но зачем иностранный капитал пойдет туда, где реальная зарплата ненамного ниже, чем в метрополиях? Ему требуется такая, которая в наших природных условиях, где не обойтись без теплого жилья, зимней одежды, сносного питания, будет не просто низкой, а очень низкой, на грани выживания, а то и за этой гранью. Можно ли обойтись демократическими методами, если надо заставить людей не жить, а выживать (или вымирать)? И в дореволюционной России иностранный капитал отнюдь не нес рабочим лучшей жизни и классового мира. Вспомним хотя бы Ленский расстрел и прообраз современных эскадронов смерти” на бакинских нефтепромыслах.

И это не случайность, не результат недостаточного развития российского капитализма, а его родовая черта. Страны Латинской Америки уже минимум двести лет развивают у себя капитализм, а разрыв между ними и метрополиями только возрастает. В любой стране, не попавшей до XIX в. в узкий круг метрополий, капитализм может развиваться только по зависимому пути. А значит, он будет нуждаться и в массовой нищете, и в экономии на народном просвещении и медицине, и в разжигании национальной и конфессиональной розни. Все это совершенно закономерно, и ожидать иного, оставаясь на капиталистическом пути, — все равно, что ожидать, чтобы электроды, погруженные в электролит, перестали его разлагать, оставаясь соединенными с источником тока. Вот мы и возвращаемся теперь в Россию, которую потеряли, правда, выглядит она совсем не по Говорухину.

Как ни крути, остается одно из двух: либо страна будет обречена на все то, что потеряла в 1917 году и вновь обретает сейчас, сойдя с пути социализма, либо трудовой народ найдет в себе силы справиться со своими эксплуататорами и создать свое государство. «Погибнуть или на всех парах устремиться вперед — только так поставлен вопрос историей.» Так стоял он более 80 лет назад. Так, и не иначе, будет стоять завтра.

Е.Н. Харламенко, А.В. Харламенко

Источник статьи

 

Метки:

Южная Корея: профсоюзных активистов доводят до самоубийства



Южнокорейская полиция похитила тело рабочего.
Последняя воля рабочего Самсунг стала камнем преткновения в борьбе компании и профсоюзников

«Я в Чондончжине. Когда найдете мое тело, пожалуйста, не хороните меня до победы нашего отделения профсоюза. В день нашей победы, прошу вас кремировать мое тело и развеять мой пепел здесь».

Эта записка звучит, как молитва о победе. Во всего лишь 12 строчках слово «победа» повторяется пять раз. Причина, почему он решил умереть в Чондончжине : «Я верю, что мы победим в этой борьбе, так же точно, как в то, что завтра взойдет солнце». Чондончжин находится на восточном побережье Южной Кореи и славится своими прекрасными восходами, особенно в день Нового года. Такова была предсмертная записка Ем Хо Сока, 34 лет, тело которого нашли 17 мая в машине у обочины дороги рядом с Чондончжином, в провинции Канвон. Он был председателем янсанского отделения профсоюза электриков Самсунг.

Спустя 23 года: полиция забирает тело еще одного рабочего.

Последнюю волю Ема товарищи не смогли выполнить. Вечером 18 мая 2014 года около 250 полицейских ворвались в отделение Каннамского медицинского центра в Сеуле, где проходила церемония прощания с телом. Началась ожесточенная борьба с профсоюзниками, охранявшими покойного, был даже применен слезоточивый газ. Около 20 человек арестовали, включая старшего зама главы местного отделения профсоюза Ра Ду Сика. Тело под усиленной охраной полиции увези на скорой помощи, не в Чондончжин, а в Пусан. Это был первый случай, когда полиция захватила силой труп- с 1991 года, когда было захвачено тело рабочего Пак Чан Су. Он совершил самоубийство, протестуя против против своего увольнения. Чон Хэ Чжун из профсоюза электриков Самсунг рассказывает:

«Вечером 17 мая отец Ем Хо Сока подписал бумаги, дающие профсоюзу право распоряжаться похоронами…Он сказал нам, что встречался с представителями Самсунг и они предлагали компенсацию и обещали заплатить за похороны, но он сказал им, что сначала хочет увидеть тело сына. Днем 18 мая он вдруг изменил решение и сказал, что хочет, чтобы похороны были семейные. Два его друга помешали ему говорить с профсоюзниками. Потом в час или два утра он куда-то ушел — возможно, с людьми Самсунг». Наконец, семья позвонила в полицию и запросила тело, тут-то полиция и начала действовать. Профсоюзник сказал, что они на коленях умоляли отца позволить исполнить предсмертную волю сына. Профсоюзник все время повторял: «Не понимаю, как это оправдывает захват тела полицией».

18 мая более 100 профсоюзников с убитым видом сидели перед похоронным центром сеульского медицинского центра, среди них – Ли Ми Хи. Ее муж — ремонтник в Чхонане — покончил с собой в прошлом октябре, оставив сообщение в чате с другими профсоюзниками: «работать в центре обслуживания Самсунг было очень тяжело. Я был голоден так, что невозможно терпеть, а еще трудно было видеть каково остальным. Может быть, я не могу сжечь себя как Чон Тхэ Иль (в 1970), но я принял решение. Надеюсь, это поможет».

Самоубийство Ема — третье за менее, чем год с начала создания местного отделения профсоюза в июле 2013. В тот август профсоюзник Им Хюн Ву умер от переработки.

«Была записка, это было решение самого Ема», — говорит Ли. «Если он умер, это не значит, что его семья может делать, что захочет. А полиция зашла слишком далеко».

Отца Ема не тронули мольбы товарищей его сына. «Я пытался объяснить ему: ваш сын умер из-за Самсунг. Нет смысла, и вы ничего не выгадываете, забирая его тело», — сказал один из них.

Хван Сан Ки, чья дочь работала на полупроводниковом заводе Самсунг, пока не умерла от лейкемии в 2007 году, долго стоит перед залом похорон, как будто не в силах шевельнуться.

В марте Ем заработал 700 долларов, в апреле -400.

На этом история не кончается. Через два дня, 20 мая, разразилась другая схватка, 100 профсоюзников против 300 полицейских из-за урны с пеплом Ема в крематории. При этом присутствовала мать Ема, по фамилии Пак, которая в разводе с отцом Ема с тех пор, как ему было 6 лет, и живет отдельно. Она кричала, что воля ее сына должна быть исполнена, но полиция забрала урну.

До того, полиция и отец сделали все возможное, чтобы профсоюзники не знали, где и когда будут проходить похороны. Неизвестно, что стало с урной.

Похоже, что полиция действовала так усердно не столько по просьбе одного члена семьи, сколько в пользу Самсунг. Как сказал юрист и сопредседатель организации «Исправление Самсунг» Квон Ян Гук, полиция «не просто защищает Самсунг, они выполняют работу, как будто они на службе у Самсунг».

Однако прямых доказательств вмешательства Самсунг нет. Фирма отрицает свою заинтересованность и контакты с семьей, и утверждает, что ее не касается история с рабочим, который работал на подрядчика.

Ем Хо Сок начал работать на Самсунг Электроник Сервис в июне 2010 года. Он был ремонтником, обслуживая ряд изделий, включая холодильники, кондиционеры, мобильные компьютеры и телефоны. Он носил рабочую одежду с логотипом Самсунг Электроник Сервис, но на самом деле его нанимателем была компания, подписавшая контракт с Самсунг Электроник Сервис. Он не получал постоянную зарплату, а только комиссионные за ремонт по вызову. В плохие месяцы он работал с утра до поздней ночи, и после необходимых расходов на машину, ему оставалось 800,000 900,000 вон (780-880 долларов) в месяц. Он не выдержал и ушел в 2012 году, но вернулся в феврале 2013.

Пометка на его расписании работы — «Этому не звонить.»

Когда был создан профсоюз в июле прошлого года, Ема выбрали главой местного отделения. У него и так не было денег, а после забастовки на его счету осталось еще меньше. По сведениям профсоюза, он получил 700,000 вон в марте и только 410,000 в апреле. Профсоюз боролся за установление месячной зарплаты с конца 2013 года, но без видимых результатов. В конце апреля профсоюз объявил, что переговоры зашли в тупик и начал забастовку.

Стачка продолжалась, и Ему и другим профсоюзникам становилось все труднее. Пак Чон Э — секретарь местного отделения профсоюза в Пусане вечером 20 мая на поминальной церемонии рассказала, что была как «старшая сестра» Ему. Последнее время, когда она ему звонила, он отвечал, что сидит без дела.

Когда кто-то звонит в сервис центр и заказывает мастера, то рядом с именем активных профсоюзников стоит пометка «не звонить» — таково наказание.

Она подозревала, что Ем подрабатывает, и что он в долгах.

В начале 2014 года некоторые профсоюзники были уволены, когда два сервис центра неожиданно объявили о закрытии. Поскольку в обоих были отделения профсоюза, возникли сомнения в подлинности закрытия.

Последний раз Пак видела своего «младшего брата» 1 мая. Они 3 дня участвовали в протесте у штаб-квартиры Самсунг Электроникс в Сеуле, и потом она отправилась в Пусан. Ем помахал ей и сказал, что они увидятся на следующей демонстрации в Сеуле. Но больше она его не видела.

Вместе с 1000 других профсоюзников, она снова выложила свой спальный мешок перед штаб-квартирой Самсунг Электроникс. Это было то же самое место, где лежал Ем несколько дней назад. Но на этот раз они собирались оставаться там до конца. Днем профсоюзники ходили по городу и привлекали внимание к антипрофсоюзной политике Самсунг и правам ремонтников Самсунг Электроникс сервис — всего у них 180 центров, и только 800 работников наняты как штатные сотрудники, остальные 10 000 ремонтников — нерегулярные рабочие.

Еще не принято окончательное решение о границах ответственности Самсунг за этих рабочих. В сентябре 2013 года Министерство занятости и труда опубликовало отчет о том, что компания «не нарушила закон». Основано это было на том, что главный контрактор Самсунг Электроник сервис, как видно, не мог давать прямые приказы ремонтникам.

Профсоюз подал гражданский иск в суд против Самсунг Электроник сервис, с просьбой признать статус работников. Сейчас дело находится в суде низшей инстанции, и до решения придется ждать несколько лет. В деле Хенде Моторс фирма тоже пыталась доказать, что это не ее рабочие, но суд признал, что они на самом деле работают на Хенде Моторс.

Что же касается антипрофсоюзных действий подрядчиков, министерство порекомендовало местной прокуратуре возбудить дело против представителей компании.

Профсоюзники с гневом рассказывают о том, что не только ремонтникам, но и конторским служащим не платят ничего за целый рабочий день, если нет заказов. И плата в фирме меньше половины того, что получают в ЭлДжи Электроникс — главном конкуренте фирмы.

Почему они готовы проводить ночи на асфальте?

Пак Чон Э объясняет, что они пытаются отплатить фирме за все несправедливости.

Представители Самсунг заявляют, что вопросы зарплаты — компетенция субподрядчиков.

Полиция, которая забрала тело Ема, а потом урну с его прахом, арестовала трех профсоюзных вожаков — за «срыв похорон» и за «препятствие уличному движению». Эти аресты только усилили решимость профсоюзников продолжалать борьбу.

Поэт Сон Кюн Дон прочел свои стихи на вечере памяти перед главным офисом Самсунг 20 мая:

«Мир не должен быть таким. Вы отняли у нас даже его тело, даже последние слова, даже останки. Но тело не единственное, что вы отняли. Вы нанесли нам всем раны в сердце…Правительство не смогло найти тела утонувших (на Севоль), но ограбило морг. Это были не слуги государства, а наемники капитала….

Сегодня, мы должны оставить тебя здесь, но завтра мы пойдем с твоими друзьями в Чондончжин, где восходит солнце. Нам некуда больше идти, только в Чондончжин».

Сокращенный перевод с английского И.Маленко.

Источник http://english.hani.co.kr/arti/english_edition/e_national/639901.html

 

Метки:

Минимальный набор продуктов питания в России за май подорожал на 3,1%


Согласно данным Росстата, стоимость минимального набора продуктов питания в расчете на месяц в среднем по России в конце мая 2014 года составила 3235,7 рубля и по сравнению с предыдущим месяцем увеличилась на 3,1%, а с начала года — на 13,1%.

Стоимость набора в Москве в конце мая составила 3839,4 рубля и за месяц выросла на 3,0% (с начала года — на 12,7%), в Санкт-Петербурге — 3684,7 рубля и увеличилась на 3,2% (с начала года — на 15,0%).

За май в 6 субъектах Российской Федерации потребительские цены на товары и услуги в среднем выросли на 1,3% и более. Во Владимирской области цены на продукты питания возросли вовсе на 3,0%.

Среди всех наблюдаемых видов продовольственных товаров наиболее заметно увеличились цены на плодоовощную продукцию. По информации Росстата заметно выросли цены на некоторые виды мясопродуктов: на различные виды свинины — на 7,1-9,8%, говяжью печень — на 5,6%, колбасные изделия, мясокопчености, мясной фарш, а также мясо птицы — на 1,8-3,3%. С начала года потребительские цены увеличились на 4,2%.

Росстат отмечает также рост цен и тарифов на услуги пассажирского транспорта, туризма и отдыха. «Так, прирост тарифов на проезд в плацкартных вагонах скорых фирменных и нефирменных поездов дальнего следования составил 22,8% и 21,6% соответственно, на полет в салоне экономического класса самолета — 3,5%, на проезд в городском коммерческом автобусе — 1,4%, в трамвае — 1,2%, троллейбусе — 1,1%. В то же время проезд в купейных вагонах различных поездов дальнего следования подешевел на 16,3% и 14,8%, проезд в такси — на 0,2%», — говорится в докладе.

Среди остальных наблюдаемых видов услуг Росстат говорит об увеличении на 3,8% годовой стоимости полиса добровольного страхования легкового автомобиля от стандартных рисков.

Что касается инфляции в целом, то в мае она составила 0,9%, превысив прогноз Минэкономразвития РФ (0,7-0,8%), в то время как годовая инфляция достигла 7,6%.

Источник статьи

 

Метки: ,

Майский узел


Тов. oohoo докладывает.

Для начала позволю себе самую малость теории: Политические процессы по ходу истории ветвятся и переплетаются между собой. После революций (смены центра) происходит разделение на три сектора, в которых происходят отдельные процессы, сталкивающиеся затем в четвертом, маргинальном секторе. Периодически эти три или четыре процесса должны как-то синхронизироваться, для этого в четвертом секторе формируются скоротечные и мощные политические процессы, вовлекающие в свою круговерть не просто взаимосвязи с тремя секторами и протекающими в них процессами, а центры силы этих секторов. Эти политические процессы принято называть узловыми, а периоды времени и территории, где они протекают – политическими узлами.


Узлы бывают разного масштаба в зависимости от основного политического процесса, который синхронизируется. Например, в масштабах российской истории узлом является не просто мятеж декабристов в центре столицы 14 декабря 1825 года, а период безвластия от смерти Александра I до воцарения Николая I. А сам мятеж является узлом внутри узла.

Период с 1 мая по 6-8 июня 2014 года с политическим процессом на территории Украины также очевидно является узловым в масштабах не только Большой России, но и на уровне глобального политического процесса. Об этом глобальном узле и необходимо говорить, чтобы понять перипетии маргинальной украинской политики, полностью зависимой от внешних процессов и обстоятельств.
Можно заметить также, что политический узел возникает не спонтанно, а в результате все более тесного взаимодействия разных «центров силы», в том числе целеполагания и планирования ими своих действий. Эти разнонаправленные планы отчасти совпадают, отчасти друг другу противоречат, и итоговый результат не похож на планы и прожекты ни одной из сторон, но становится результирующей всех важных влияний и тенденций. По сути, именно политический узел – это более точное политологическое прочтение такого политико-философского понятия как «точка бифуркации». Непредсказуемое, рискованное для каждого из субъектов течение кризиса и сформированный в ходе узлового процесса новый политический тренд, новые условия и рамки взаимодействия.

Несложно увидеть, что, как минимум, с российской стороны планирование майского 2014 года политического узла имело заблаговременное место. На 4 июня был запланирован саммит бывшей «Большой восьмерки» в Сочи, а ему должны были предшествовать 21 мая российско-китайский саммит и 29 мая учредительный саммит Евразийского Союза. При этом даже дилетанту во внешней политике очевидна сцепленность этих событий. Без успеха в Шанхае под вопрос могли быть поставлены, как минимум, сроки формирования аналога Евросоюза на постсоветском пространстве. А от успеха в Астане зависело, будет или нет сочинский саммит триумфальным.
Более того, от успеха в Шанхае и Астане теперь уже не зависит место и форма триумфа. Можно пытаться рассадить участников евроатлантического «квартета» в любой конфигурации – напротив, вокруг, вместо Путина, приглашать Путина, оставить его в Кремле – все равно центральной фигурой останется Путин, в смысле Кремль, Россия. Поэтому лучше, конечно, пригласить в Париж и Нормандию, и постараться не хамить.

И да, разумеется, Шанхаю и Астане предшествовали Киев, Славянск, Одесса, Мариуполь, Донецк, те самые перипетии в Маргиналии (если точно перевести Украину по-европейски). Сегодня мало кто из думающих наблюдателей сомневается, что украинский кризис для того и взорвали, чтобы максимально осложнить внешнюю политику России, ослабить ее позиции именно сейчас, во время прохождения Майского узла. Однако, это не только не удалось, но есть подозрение, что после Крыма позиции Кремля на евразийском и азиатском направлениях только усилились. Собственно, судить об успехах России нужно именно по реальным политическим результатам на глобальном, а не на локальном уровне, а реализация амбициозных планов – стопроцентная, да еще с довеском в виде Крыма и полного контроля Черного моря на будущее. Что касается Маргиналии и ее элиты, то они традиционно тянутся и ложатся под сильного, так что никуда от России не денутся.

Разумеется, все эти оптимистичные оценки выглядят для обывателя или неискушенного наблюдателя несколько голословными и преждевременными. Поэтому мне придется поделиться не только выводами, а дать читателю заглянуть в аналитическую «оптику». Один из наиболее надежных методов анализа исторических узлов, дающий объемную картину происходящего – это учет всех конкурирующих альтернатив, которые привели к итоговой конфигурации на выходе из узла. (Кстати, я давал рецензию на книгу Н.Кленова «Несостоявшиеся столицы», построенную на таком методе анализа.) Такой анализ альтернативных проектов и планов необходим, поскольку любая политика основана на столкновении интересов и формировании коалиций трех-четырех главных субъектов, причем победителем зачастую выходит именно четвертый, которого три основных игрока держали за «болвана».

В нашем случае в роли такого преферансного «болвана» изначально, еще с 90-х годов пребывала именно Россия, не имевшая доступа к финансовым рычагам. Основные игроки, наоборот, доминировали за счет доступа к финансовым технологиям, но при этом мировой финансовый кризис из-за исчерпания политического ресурса главной из них – долларовой пирамиды заставлял этих игроков загодя готовиться к «часу Х», подстилая соломку или, наоборот, пытаясь выдернуть ее из-под конкурента. Ситуация осложнялась еще и тем, что все три игрока срослись как сиамские близнецы, и кончина одного из них приводила к одновременной смерти остальных. Так что приходилось изворачиваться и действовать с опаской, чтобы в критический момент вывернутся и оказаться сверху.

Главный игрок – это, разумеется, хозяин долларовой пирамиды, точнее — владелец ключевых технологий ее поддержания, не только финансовых, что не так уж сложно, но прежде всего военно-геополитических. Условно можно назвать этого игрока по имени одного из кланов-лидеров – «рокфеллеровцы». Для доминирования доллара в международных расчетах нужен, прежде всего, военный контроль над основной инфраструктурой мировой торговли, то есть над морскими путями, а также препятствование развитию сухопутных трансконтинентальных коридоров. Отсюда опора на милитаристское крыло элиты, а также военные расходы, превышающие объемы всех остальных крупных стран вместе, отсюда разжигание «на ровном месте» кризисов в таких ключевых регионах потенциального «Шелкового Пути» как Балканы (Придунавье), Кавказ, Центральная Азия. А также необходимость таких форпостов как Израиль возле Суэца или зона Панамского канала, Диего-Гарсия и ряд других.

Задача первого игрока – при приближении к «часу Х», когда потребуется перезагрузка механизма, демонтаж прежней и перезапуск новой «долларовой пирамиды», обеспечить полный силовой контроль над мировой торговлей. Чтобы у продавцов и покупателей даже и в мыслях не было перейти на двусторонние валютные клиринги или, тем более, госплановые «бартеры».

Второй игрок, некогда бывший первым – это «ротшильдовцы» с центром в Лондоне, чья финансовая власть основана, как раз, на операциях с валютами и прочими ликвидами, а геополитические технологии спрятаны в разветвленной агентской сети, а также разного рода посреднических и иных услугах элитам других стран. Долгое время после 1940-х второй игрок работал на подхвате у первого, затаив обиду и скрывая жажду реванша. И разумеется всячески тормозил и препятствовал формированию однополярного контроля над мировой торговлей, что автоматически оттягивало приближение «часа Х». Хотя такое оттягивание усугубляло проблемы всего трехголового фининтерна, делая предстоящий переходный период более жестким и рискованным для западных стран. Так, «арабская весна», если смотреть на нее через призму этого центрального противостояния, была спецоперацией «ротшильдовцев» против «рокфеллеровцев», включая попытку взять под контроль не только Суэц, но и обложить со всех сторон сторожащий его Израиль. Хотя ливийский кризис был, скорее, контрударом «рокфеллеровцев» против протеже Лондона.

Чтобы уяснить эти сложные расклады, нужно иметь в виду, что «центры силы» — это не сами государства, а именно элитные группировки, кормящиеся от тех или иных финансовых и связанных с ними геополитических технологий. Так или иначе, эти силы присутствуют во всех мировых столицах, но в разных пропорциях, а в однополярном центре – американском истеблишменте они не только имеют свою долю, но там же находился фокус их противоборства за политические рычаги. Рокфеллеровцы традиционно контролируют Пентагон, ротшильдовцы так же традиционно – Госдеп, ЦРУ переходило из рук в руки, как и Белый Дом. Но в последнее время, по мере того, как росла третья «голова дракона» — финансовый контроль, спецслужбистское сообщество во главе с АНБ само стало автономным крылом истеблишмента. Кризис со Сноуденом был общей попыткой ротшильдовцев и рокфеллеровцев отыграть усиление третьей силы, на которую сейчас опирается Обама как лидер национальной бюрократии.

Возвращаясь к раскладам вокруг Маргиналии-Украины и наконец-то наступившего Майского узла, заметим, что проведение саммита Восьмерки в Сочи 4 июня было бы лишь формальным, по видимости триумфом Путина и России, хотя и отражением некоего успеха в составе победившей коалиции. Настоящим триумфатором по доверенности в этом случае был бы Кэмерон, представляющий Лондон-Сити и ротшильдовское крыло глобальной финансовой элиты.

А все дело в том самом «Новом Шелковом Пути» (НШП), идею которого нагличане давно уже успели продать своим партнерам в Пекине через клиентов в Гонконге и Шанхае. Ведь сами по себе мировые транзитные пути никому не интересны, а только если они ведут от производителей к массовым потребителям. Производителем массового ширпотреба нынче является Китай и в целом Юго-Восточная Азия, так что именно пути из Китая на Запад, к богатеньким буратинам, необходимо тщательнее контролировать, чтобы реализовать сценарий перезапуска долларовой пирамиды и лидерства США в однополярном мире.
Если же вдруг ближе к «часу Х» между Китаем и Европой вдруг появятся пути сообщения, хотя бы в одну треть пропускной способности для начала, то весь сценарий идет насмарку. Навязать силой «новый доллар» после краха старого ни производителям, ни потребителям не удастся.

Альтернативой южным морским путям «из варяг в китайцы» является Северный Морской Путь (СМП, что-то там такое звучало в первых залпах заморских санкций?). Но на этот случай на Аляске всегда могут найтись сепаратисты (что-то такое тоже звучало сразу после Крыма), для борьбы с которыми можно закрыть Берингов пролив и подступы к нему. Сам по себе отдельный транзитный канал погоды не делает, нужны именно что альтернативные пути, которые одним махом в локальной точке не перекрыть. На этот счет у России есть в принципе запасной бронепоезд в виде обновленного Транссиба с БАМом (тоже недавно звучало как срочный мегапроект). Плюс к нему еще более эффективный транспортный коридор из Китая в Европу через новый Евразийский союз. Однако все это при условии, что у России и дальше будут лишние деньги на обустройство и защиту. А с этим могло и не сложиться, поскольку общие интересы трехголовый фининтерновский ящер готов был блюсти, несмотря на все внутренние противоречия. Просто так взять и отдать на откуп Кремлю северные альтернативные пути из ЮВА в Европу? Это вряд ли.

Поэтому наиболее перспективной стратегией для «второго игрока», «ротшильдовцев» стал проект НШП по территориям стран Центральной Азии, Кавказа и, главное, через Украину в страны ЕС. Вся прелесть этого «коридора» состоит в сложном согласовании интересов двух десятков государств, в принципе заинтересованных в развитии торговли, транзитных путей, но настороженных к соседям и особенно крупным. То есть этот проект по силам только такому опытному, даже ушлому игроку как Лондон-Сити. Важно и то, что сам НШП состоит представляет собой «косичку» из переплетенных альтернативных путей, чтобы ни одно из государств на этом пути не могло его перекрыть по просьбе или под угрозой «рокфеллеровцев». И тут важную роль проектанты НШП отвели России как провайдеру северной альтернативы и тем самым гаранту, но не главному бенефициару.

Соответственно, ключевым звеном для проекта НШП была и остается территория Украины как «международный транзитный хаб», имеющий выход на всю Восточную Европу и к Черному морю. Опять же ключом к этому западному звену НШП является Крым, а гарантом его безопасности был российский Черноморский флот. Снова Россия была бы только гарантом, но не главным бенефициаром. Однако, определенные дивиденды она от глобального проекта «ротшильдовцев» должна была получить. Иначе какой был смысл в 2007 году перекладывать половину яиц в другую политическую корзину.

Напомню, в начале 2007 года Путин вдруг взбрыкнул против однополярного мира, а летом того же года еще более внезапно выиграл в Гватемале олимпийскую путевку в Сочи. Как-то не вяжется такое «наказание» с неснятой «желтой карточкой»? Нет? И даже в самой России мы еще долго гадали, а зачем нам все это нужно. Но если теперь этот «узелок» сопоставить с проектом НШП, вся рассыпанная мозаика складывается в паззл. И сам олимпийский проект по сути стал реконструкцией и модернизацией одного из важных отрезков НШП. Немаловажный момент поддержки– это британские новейшие технологии для олимпийского шоу в Сочи.

В конце 2007 года Путин из двух «преемников» выбрал не генерала Иванова, отвечавшего за связи с американскими коллегами, «рокфеллеровцами», а Медведева, ротшильдовца. Затем, летом 2008 года, пока Путин в Пекине заговаривал зубы Бушу, Медведев, не сам, конечно, но по отмашке из Лондона таки дал отпор режиму Саакашвили, тем самым предопределив дальнейший уход «рокфеллеровцев» из этой ключевой страны, а пока что взяв транзитные пути под российский контроль.

Точно так же политические перевороты 2010 года в Польше и Киргизии поставили под контроль «ротшильдовцев» две крайних территории НШП. Наконец, после выборов в начале 2010 года на Украине «ротшильдовцы» получили на пять лет контроль над самой важной для НШП территорией. Здесь можно заметить, что признанная Западом победа Януковича была результатом не только его личного упорства, но привычной для американского истеблишмента сделки, когда крайние крылья бизнес-элиты дают друг другу порулить по очереди, тем самым нейтрализуя бюрократию и ее влияние. Возможно, если бы Янукович на дебатах во время «третьего тура» прямо не предложил бы Ющенко такой союз против «днепровских», то и не сложилось бы. А так в итоге Ющенко по совету американских друзей подыграл Януковичу, нейтрализовав Юлю героизацией Бандеры. Видимо, ответным ходом ожидалась такая же передача эстафеты от Янука к куму Юща, то есть Порошенко. Однако, к концу 2014 года сделка с Китаем по превращению Крыма в ключевой элемент НШП уже была бы в разгаре реализации, и не факт, что получившие решающие бонусы местные олигархи поменяли бы Янука, или поменяли бы, но на другого представителя «ротшильдовцев», а не на Порошенко. Отсюда и решимость «рокфеллеровцев» провести силовой переворот, даже ценой потери лица, и расстроить китайскую сделку века.

Впрочем, даже после переворота в Киеве вариант Крыма, пустившегося в самостоятельное плавание под охраной ЧФ, но вне РФ — все еще оставался запасным для проекта НШП. Напомню, что первый вариант референдума к 25 мая, был именно таким, «ротшильдовским». Но затем вдруг в течение одного-двух дней начала марта «концепция поменялась». Вмешались «рокфеллеровцы» извне и их лобби в Кремле и все пошло не так, как задумывалось. Конечно, наверняка, у американцев были мечты разместить пусть не амерский, но замаскированный под румынский свой флот, а заодно и турецкую базу в Крыму. Но уж больно сложная и рисковая комбинация с вероятной потерей достаточно сильного влияния в самом Кремле. К тому же израильские союзники «рокфеллеровцев» вряд ли были в восторге от перспективы развала и ухода ЧФ из Средиземноморья – какие-никакие, а все ж партнеры, и вариант гарантий на случай глобального провала США. Так что куда проще и надежнее оказалось расстроить лондонские мечты и планы путем отдачи, буквально всучив Крым в руки России. Теперь под торговыми и финансовыми санкциями, которые США смогут навязать ЕС, крымская площадка выводится из оборота в случае контроля рокфеллеровцев над Европой. Однако не факт, что всё они просчитали и не просчитались.

Выборы 25 мая в Европарламент тоже планировались «неоконами» в рамках Майского узла в контексте «fuck the EU», включая поощрения и отбеливания националистических, антибрюссельских партий, по факту играющих против засилья пролондонских бюрократов в ЕС. Однако протестные настроения, вполне предсказуемые и очевидные, наложились на столь же очевидный страх евробюрократии не перед Америкой в лице Нуланд, а выше у ястребов лидеров не оказалось, а перед Путиным-Таврическим. Тут уже и не только у ротшильдовцев в Азии, но и у рокфеллеровцев политическая игра в Европе пошла не напрямую, а через Москву как идеологический центр нового консерватизма.

Так что Майский узел сложился вовсе не так, как планировали в любом из центров силы. Если бы все, как хотели, сложилось у рокфеллеровцев, то парад ВМСУ в Севастополе принимал бы американский посол вместе с приданным ему после 21 февраля Януковичем, а Донецк готовился бы послушно к «выборам» легитимного Порошенко. Но тоже не сложилось, ротшильдовцы Януковича смогли эвакуировать и спрятать, но опять же только с помощью России.

Возможно, если бы у ротшильдовцев все сложилось, тогда мы бы сейчас ждали в Сочи высоких гостей, а после выборов 25 мая у евроскептиков не оказалось бы вовсе идейной опоры, и пришлось бы новым партиям довольствоваться маргинальной нишей профашистов без какой-либо внешней опоры. По датам и даже по месту мероприятия вполне могли состояться, например, в Севастополе 9 мая Путин вполне мог принять совместный парад вместе с Януковичем, демонстрация 1 мая в Одессе была бы весьма многочисленной с флагами ПР и лозунгами за ТС, а на следующий день милиция жестоко разогнала бы сторонников «Свободы», попытавшихся напасть на пророссийских активистов. Вместо Славянска вооруженные сепаратисты из местных во главе с Ярошем захватили бы Дрогобыч, но никто бы их оттуда не выкуривал и вообще игнорировал, потому как бюджету только от этого облегчение.

Однако при этом далеко не факт, что Китай пошел бы на подписание контракта по газу и широкого пакета, поскольку прислушивался бы к более сильному игроку. Между тем, ротшильдовцам прямые контракты по образцу времен СЭВа не выгодны, им выгоднее рынок СПГ, как они и делают с Катаром. Кроме того, даже с учетом желания национальной бюрократии Китая контролировать хотя бы часть рынка, ротшильдовцам было выгодно затянуть подписание контракта, чтобы гарантировать исполнение Россией обязательств в Крыму и на Украине по НШП. И судя по новостям и комментарию Путина, такие попытки отложить подписание были. Однако китайцы посчитали Россию более важным партнером.

Кроме того, именно к 21 мая позиции ротшильдовцев на Украине оказались на краю катастрофы. Ахметов, подталкиваемый патронами, изобразил нечто похожее на истерику, но никто его не послушал, а представители «днепровских» оказались на связи между Кремлем и будущей Новороссией. Так что, похоже, ротшильдовцев конкретно нагнули в самый неподходящий для них момент саммита в Шанхае, а после того, как принц Чарльз истерично «дал петуха», еще и повозили мордой об информационное поле. Это тоже важно для дальнейшего партнерства, чтобы все вокруг понимали новую сложившуюся по итогам Майского узла иерархию центров силы.

И теперь, так уж получилось, проект НШП, в целом выгодный для России и ее партнеров по будущему Евразийскому Союзу обязательно нужно помочь реализовать. Но только ключ к этому проекту в виде Крыма находится в руках Кремля. А самим ротшильдовцам нужно будет приложить усилия и профинансировать проект Новороссии, опять же идеологически пророссийский. И никуда от этой необходимости им не деться.
С другой стороны, рокфеллеровцам Россия тоже теперь может предложить свои услуги, но только в привычном для них формате «американской помощи». Нам обрушение США и долларовой системы полностью вообще-то ни к чему, лучше управляемый вариант и постепенная замена одной пирамиды другой, но только региональных масштабов по итогам длительного переходного периода. С помощью России рокфеллеровская часть американской элиты, а равно и их израильская часть смогут по отдельности гарантировать сохранение умеренно комфортного статус-кво. Именно потому что у России ключ и к НШП, и к СМП, и к континентальному транзиту из Китая в Европу. Еще раз напомню, что одним из главных документов, подписанных тремя лидерами в Астане, стал договор по совместному оператору литерных ж/д перевозок.
Единственным условием для успешной реализации нового статуса России как смотрящего и удерживающего мировую стабильность на предстоящий переходный период – это поменьше пиариться в качестве нового лидера и дать всем партнерам сохранить лицо. Именно этим обусловлена позиция России по отношению к «выборам» 25 мая в Киеве и открыто «закулисная» активная роль на Юго-Востоке Украины. Нужно помочь Обаме и всем центрам силы в бывшем гегемоне сохранить баланс сил, пройти ноябрьские выборы без особых эксцессов и, наконец, приступить к управляемому спуску долларового пузыря.
Так что по итогам Майского узла мировое сообщество переходит в «переходную эпоху», где спецслужбистские связи и закулисные альянсы только усилятся, а прежний однополярный мир уходит в последнюю фазу полного демонтажа. Хотя картинку на ТВ будут менять не сразу, и не обязательно в сторону адекватного описания реальности.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Ответы на вопросы


Коротко по ночным и вчерашним событиям в виде ответов на часто задаваемые в комментариях вопросы.

1. Что с управлением Луганского погранотряда? — По ряду сообщений (в том числе корреспондента КП Коца) часть взята. Подробностей сдачи пока не очень богато.
2. Что с В/Ч 3035 в Луганске? — Сдалась ночью. Солдаты разоружены и отпущены. Судя по всему бой был только для имитации сопротивления, чтобы прикрыть зад командиру (хотя были ранены люди).
3. Есть ли достоверные подтверждения по сбитым вчера самолетам? — Достоверных нет, есть свидетельства о попадании в 2 штурмовика, но падения не зафиксировано, так что они могли дотянуть до аэродромов и по сути не сбиты, а повреждены.
4. Что в Красном Лимане? — Хунта контролирует часть города, техника еще ночью вышла с южных окраин в зеленку. Ополченцы сидят на северо-западной окраине. Центр города по сути ничейный. Общие потери ополченцев и мирных жителей в Красном Лимане за вчера — 8 убитых и 10 раненных, не считая потерь на блокпостах. Потери хунты неизвестны, официально заявляют о 2 убитых и 45 раненных.
5. Какие потери за вчера? — Точных данных нет. Ориентировочно судя по отрывочным данным ополченцы потеряли 20-30 убитыми и несколько десятков раненными. Плюс убито и ранено порядка 25-30 мирных жителей Славянска, Семеновки, Красного Лимана и Краматорска. Хунта потеряла порядка 30-40 убитыми и до сотни раненными. По многочисленным свидетельствам, большое кол-во раненных перебрасывали в госпитали Харькова, где отмечается острый недостаток крови для переливания. Так что потери сторон ориентировочно можно диагностировать как серьезные. По технике — за вчера подбиты 1 танк Т-64, 1 хаммер, 4 БТР, 1 БМП, сбит 1 Ми-24, повреждены 1 Ми-24 и 1 Ми-8. У ополченцев минус 2 миномета и значительный расход ПЗРК. Сегодня сообщают, что к потерям добавился 1 Ми-24 сбитый в районе БЗС. Насыщение позиций ополчения «Иглами» неизбежно будет сопровождаться потерями хунты в вертолетах.
6. Что в Краматорске? — В Краматорске продолжается возня в районе аэропорта, из которого хунта тщиться продвинуться в центр города. Особых успехов в этом деле не наблюдается, бои как и месяц назад идут в полосе между юго-восточной окраиной аэропорта и жилой застройкой на окраинах Краматорска. В город хунта заходить боится ввиду значительного кол-ва противотанковых средств у ополченцев.
7. Что в Славянске? — Оборону самого Славянска еще по сути не щупали на прочность — бои идут в предполье основных оборонительных рубежей. Штурм Красного Лимана и упорная бомбардировка Семеновки (по непроверенным данным применялись и РСЗО) из орудий калибра 122-152 мм и минометов, это попытка зачистить предполье, чтобы загнать ополченцев в городскую застройку и приступить к подготовке штурма, хотя на данный момент у хунты по сути нет готовых штурмовых групп, вроде тех, которые действовали во вторую чеченскую кампанию при штурме Грозного российскими войсками.
8. Что делают ополченцы в Донецке и Луганске? — Укрепляют оборону Донецка и Луганска. К активным наступательным действиям они очевидно не готовы. Нет ни надежной ПВО для прикрытия передвижения мобильных групп ополченцев, ни оперативного планирования. Поэтому используется стратегия статичной обороны совмещенной с спорадическими налетами на позиции хунты и еще не сдавшиеся воинские части. Это не лучшая стратегия, но другой пока что не просматривается.
9. Проходит ли помощь людьми и оружием? — Да, проходит. Люди и оружие более менее регулярно поступают в распоряжение ополченцев. Большая часть оружия поступает из самой Украины, кое-что из-за границы. Но если посмотреть в динамике наращивание сил, то хунта наращивает свою группировку несколько быстрее ополченцев и при сохранении текущих тенденций, где-то к середине июня разрыв не только по технике, но и по людям может приобрести критический для ополчения характер. На данный момент, для хунты даже с применением танков, авиации и РСЗО проблематично взять даже относительно небольшой Славянск. Штурм городов вроде Донецка и Луганска в плотной городской застройке, представляется крайне проблематичным.
10. «Зассал ли Путин?» — Ответ на этот вопрос будет в отдельном материале. Из той информации, которая у меня есть, определенная практическая помощь со стороны РФ оказывается, но в недостаточном размере.

http://voicesevas.ru/news/yugo-vostok/1311-rossiya-vozderzhitsya-ot-sozdaniya-bespoletnoy-zony-nad-donbassom.html — Россия воздержится от создания бесполетной зоны на Донбассе
http://voicesevas.ru/news/yugo-vostok/1315-nochyu-v-gorode-schaste-hunta-obstrelyala-zhiloy-dom-i-kafe.html — хунта ночью обстреляла город Счастье
http://voicesevas.ru/news/yugo-vostok/1310-rodstvenniki-ukrainskih-prizyvnikov-blokirovali-voennuyu-chast-na-zapade-ukrainy.html — родственники призывников на Западной Украины пытаются не пустить срочников на войну
http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/1237150 — Пономарев утверждает, что оба подбитых вчера штурмовика упали.

И отдельная прелесть — Джамилев млеет перед «черным эфенди».

Как это типично для представителей некоторых малых народов упивающихся своей национальной неполноценностью. К счастью для крымских татар, таких как Джамилев там поддерживает явное меньшинство.

Плюс по «Голосу Севастополя»

1. http://voicesevas.ru/news/yugo-vostok/1301-voyna-na-yugo-vostoke-onlayn-04062014-hronika-sobytiy-post-obnovlyaetsya.html — онлайн-трансляция за 04.06.2014 (пока боев большой интенсивности нет, смотрите онлайн там — если пойдет суровый замес, начну в блоге)
2. На «Голосе Севастополе» после переезда на новый движок DLE — вновь запущена RSS-лента http://voicesevas.ru/engine/rss.php и как уже писал вчера, удалось восстановить твиттер https://twitter.com/voicesevas «Военный Маркер» закрыт на реконструкцию и заработает в ближайшие дни в обновленном и более функциональном виде. Сам же «Голос Севастополя» теперь оптимизирован для просмотра на смартфонах и планшетах. Планов по улучшению и модернизации ресурса богато, так что следите за обновлениями.
За 2 месяца наш скромный сайт проделал путь от 10-15 тыс. посещений в сутки до стабильных 500 000 в день.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Хунта, ДНР, Путин и левые


Новости этих дней действуют на российских граждан угнетающе. Теледикторы бесстрастно сообщают о варварских обстрелах городов на Юго-Востоке Украины, о жертвах среди мирного населения. Пресса пишет о хлынувших в Россию беженцах, из-за чего в Ростовской области даже ввели режим чрезвычайной ситуации. Славянск приближается к гуманитарной катастрофе, разрушено центральное водоснабжение. Бандеровские власти, никого не стесняясь, ведут войну с украинским народом. Даже Европа устами ОБСЕ подтвердила факт авиаракетного удара по Луганской администрации. По интернету гуляют леденящие кровь кадры с трупами убитых жителей. На наших глазах свершается то, что ещё год назад казалось немыслимой дикостью.

Либералы, которые ещё не так давно проводили марши «за нашу и вашу свободу», что-то притихли. Их левоватые друзья, анархисты, которые ещё не так давно воспевали «украинских революционеров», тоже предпочитают сейчас не поднимать тему. Их «либертарная революция» пошла куда-то не туда… Когда вооружённые жандармы Януковича в прошлом году применили оружие против «Майдана», крикам либералов и либертариев не было предела. Сейчас они молчат — те, кто поумнее. Кто поглупее и почестнее, тот заходится воплем «Раздавите гадину!» Им вторят жовто-блакитные: «Ну надо же как то уже начинать решать эту проблему, она никуда ведь не денется. Какая то стая шакалов, засевшая в этой столице наркоманов… Ну наймите уже тоже каких-то наемников, дайте им бабок… Вроде в Донецке все пошло четко, вместо того чтобы додавить — опять остановка«.

Это те самые люди, которые рассуждали о «слезинке ребёнка». Те самые, которые лили крокодиловы слёзы по «жертвам сталинизма». Которые помогли уничтожить нашу страну. И которые в октябре 1993-го с яростным фанатизмом благословили расстрел законно избранного российского парламента. Воистину, их демократия — это диктатура «демократов». А либерал — синоним фашиста.

Но не только либералам сейчас неуютно. Чувство дискомфорта испытывают и их противники — национал-патриоты и государственники. Всё больше жителей России наблюдают за реакцией своих властей с нарастающим недоумением. Ещё три месяца назад эти люди по сигналу сверху воодушевлённо ходили на акции в поддержку Крыма и искренне скандировали: «Своих не бросаем!» Им казалось, что они помогают свершиться какому-то большому и очень справедливому делу. А сейчас?.. Сейчас они читают в прессе, что Путин всеми силами открещивается от такого «подарка» как Юго-Восток. Они внезапно узнают, что Россия даже не будет обращаться к мировому сообществу с предложением создать над Донбассом бесполётную зону. Дескать, смысла нет — расклады в Совбезе ООН не позволят провести решения.

Жители Юго-Востока оказались для российской власти «не своими». Их можно бросить.

Путину, ставленнику российских олигархов, гораздо проще иметь дело с олигархом Порошенко, чем ломать голову о каких-то чумазых шахтёрах.

Пока шахтёры, слесаря и прочие работяги сражаются и умирают, защищая своё жилище от фашистов, их руководство тоже старается заручиться поддержкой олигархов, российских и украинских. С украинским олигархом Ахметовым они уже нашли консенсус. Стараются понравиться и остальным. Какая нынче в России «партийная линия»? Духовные скрепы? Пожалуйста, пропишем в конституции. Мракобесие в почёте? Антикоммунизм? Нет проблем — назначим представителем ДНР мракобеса и антикоммуниста. Похоже, верхушка ДНР готова пойти на всё, лишь бы получить какую-нибудь поддержку. Не ради людей, конечно. Ради себя. Если бы они действовали ради людей, то и опирались бы на них, а не на сговор с олигархами.

Некоторые левые по этому поводу начали зажимать носик и говорить «фи» в адрес Юго-Востока. Они говорят, что защитники Донецка «воюют за интересы буржуев». Они пишут, что «позорно настоящему коммунисту эту правую реакцию сейчас поддерживать». Кое-кто вспоминает давний тезис о схватке между власовцами и бандеровцами.

Правда ли это? Да, правда.

Бандеровский флаг реет над «национальной гвардией», украинский национализм насаждается киевской хунтой и подогревает её солдат. Власовский триколор стал символом сопротивления, клерикальное мракобесие стали господствующей идеологией защитников Юго-Востока, к кремлёвской хунте обращают они свои взоры надежды.

И так будет всегда, покуда рабочий класс не обретёт собственной политики, не выстроит собственной организации, не научится отстаивать собственные классовые интересы. Если рабочий класс не может управлять собой и организовывать себя, значит, это за него сделает буржуазия. И делает. В своих интересах.

Это не вина рабочих, это их трагедия!

Что же, теперь надо отвернуться от этих людей? Заклеймить их позором? Никогда! Так будут делать только «паркетные коммунисты», «сетевые левые», представители «диванных войск». Настоящие коммунисты всегда должны быть с народом. И если народ делает ошибки — это и их, коммунистов, недоработка.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Социальный митинг в Ленинграде


В последний день весны, 31 мая, в рамках общероссийской кампании «Остановим социальный террор!» в ленинградском парке «Малиновка» прошел митинг, посвященный социальным проблемам города.
Парк стал известен тем, что треть его площади хочет отнять РПЦ для строительства церкви. Угроза парку, который является местом отдыха большого числа жителей прилегающих кварталов, вызвала протест среди горожан. Была создана инициативная группа, которая уже не первый год, организовывая жителей, противодействует застройке.
И вот, в»Малиновке» собрались представители левых политических сил (РКРП, РОТ ФРОНТ, ОКП, ЛФ, РСД ) и городских инициативных групп, защищающих среду обитания горожан и самих горожан от произвола чиновников. В ходе выступлений были названы острые социальные проблемы современного Санкт-Петербурга:
— попытки уничтожения зеленых зон, в частности парка «Малиновка», Ржевского лесопарка, сквера на Долгоозерной улице и других;
— охрана архитектурных памятников, противодействие сносу Блокадной подстанции и других исторических объектов города;
— плачевное состояние ЖКХ, попытки властей снять с себя ответственность за состояние жилого фонда и переложить её на жителей;
— выселение жильцов из общежитий без предоставления соответствующего жилья.
Митинг привлек внимание городских СМИ и жителей близлежащих кварталов района Ржевка-Пороховые.
В ходе митинга выступили члены РКРП и РОТ ФРОНТА товарищи Ведерникова Т. Б., Семенова Т. Б., Виноградов А. А., которые напоминали собравшимся, что у всех рассматриваемых социальных проблем общая причина. Противоречия между общественным интересом и интересом частного собственника, который уничтожая парки, скверы, исторические объекты и возводит коммерческие строения, извлекая тем самым для себя прибыль. А значит бороться нужно не только с самими проблемами, но и с источником, их порождающим -капитализмом. И одним из шагов такой борьбы может стать участие социальных активистов в предстоящих выборах для получения депутатских возможностей при решении этих вопросов и, самое главное, для организации борьбы трудящихся дальше, за социализм!

Источник статьи

 

Метки:

Заколдованный круг


1 июня 2014 года в Вологде по инициативе Вологодского регионального отделения политической партии РОТ ФРОНТ на Кремлёвской площади состоялся митинг в защиту школьного образования.
Участники акции обратили внимание слушателей на такие документы, как:

1. Открытое письмо «Недетские вопросы» родителей школьников БОУ СМР «Замошская основная общеобразовательная школа» Сокольского района;

2. Данные о состоянии бюджета Сокольского муниципального района, загруженности бюджетообразующих предприятий.

3. Данные о растущей задолженности Вологодской области, влезании в долги при создании видимости внешнего благополучия (воистину, без порток, но при галстуке!);

4. Программу «Оптимизации сети общеобразовательных учреждений», экспертные заключения последствий реорганизации ряда школ.

Не могла не порадовать активная гражданская позиция родителей школьников, обучающихся в Замошской школе. Они подготовили и разослали через Интернет открытое письмо «Недетские вопросы». Человеческая гордость не позволила этим людям подставить вторую щёку!

Участники митинга выразили мнение о закономерности роста дырок в бюджетах всех уровней буржуазной России. В связи с тем, население уже перестаёт удивляться скудному количеству детей школьного возраста в регионе. Неслучаен этот заколдованный порочный круг. Известная присказка о беде пьянства гласит: «Он пьёт, потому что в семье всё плохо, а плохо в семье, потому что он пьёт». Как вышло так, что в сёлах почти не осталось детей школьного возраста? Закрыли школу: теперь в селе мало ребят. А раз мало ребят, так и бюджет прохудился.

Пришло время вспомнить, как подобные вопросы решались при социализме. В деревне Чучково Сокольского района некая учительница обучала единственного ученика с 1-го по 4-й класс. Она воспитала из него грамотного, образованного, преданного своей малой Родине Человека. Возможно, об этом педагоге слышала и начальник Управления образования Сокольского района Смирнова Елена Игоревна, ещё заставшая светлые времена истории нашей страны. Тем не менее, по обращению Департамента образования области она в тандеме с сокольскими чиновниками смастерила «Программу оптимизации» (Программа оптимизации сети ОУ Сокольского муниципального района на 2013-2015), по которой планируется сокращение количества образовательных учреждений. Следует обратить внимание на данные таблицы №7 «Ожидаемые результаты экономии финансовых средств».
Советские власти не чета буржуазным – они не препятствовали развитию личности. Даже экономическая «неприбыльность» такого обучения не волновала государство, признающее человека, творца всего могущества советской страны, главной ценностью.

Участники митинга обращают внимание всех неравнодушных, кто считает себя Гражданами нашей страны: воспитание детей в контексте с экономией денежных средств недопустимо! Как недопустимо и самолюбование, самовосхваление либеральных политиков, превративших за последние два десятилетия бюджетные учреждения предприятия в банкротов, Вологодскую область – в побирушку, её жителей – в заложников либерального экономического курса, а Россию – в сырьевую колонию.

Капитализму – нет!

Секретарь Комитета Вологодского отделения РОТ ФРОНТ
Л.М.Эскин

Источник статьи

 

Метки:

На рынке лекарств выявлено 50% брака


Сергей Корнеенко

Ежегодно специалисты Росзднавнадзора отбраковывают большое количество лекарств и медицинских изделий в больницах, аптеках, оптовых складах – сообщает MED.daily со ссылкой на публикацию в «Российской газете».

Так, в 2013 году было уничтожено 2,8 миллиона упаковок некачественных и поддельных лекарств. 50% проверенных медизделий оказались некачественными. По словам экспертов, отмечается рост критического брака – это брак по количеству действующего вещества в препарате и по показателю микробиологической чистоты. В 2013 году первый вырос в полтора раза, второй – в два раза.

Основной механизм повышения качества лекарств – стандартизация. Сейчас в России действует стандарт GMP (надлежащей производственной практики). Однако нет механизма госконтроля подлинности и качества ввозимых в страну субстанций для производства лекарств. Их разрешено ввозить с одним лишь сертификатом производителя. И часто они отличаются от требований Фармакопеи или попадают в Россию под видом химсырья.

Источник статьи

 

Метки: ,

Экономические кризисы, их причины и формы


Экономические кризисы — более или менее регулярно повторяющиеся, а также нерегулярные, временные падения производства, возникающие в капиталистическом хозяйстве вследствие стихийности и анархии воспроизводственного процесса. Их политэкономической основой является главное противоречие капиталистического способа производства — противоречие между общественным характером производства и частным капиталистическим присвоением.

В истории капитализма среди экономических кризисов главное место занимают регулярные, циклические кризисы общего перепроизводства, возникающие периодически и выступающие в качестве исходной фазы хозяйственной депрессии, оживления и подъёма.

Экономический кризис— основная фаза капиталистического цикла, в ходе которой насильственно восстанавливаются периодически нарушающиеся пропорции капиталистического воспроизводства.

К нерегулярным экономическим кризисам относятся промежуточные, частичные, отраслевые и структурные кризисы.

Экономические кризисы проявляются в перепроизводстве товаров по отношению к возможностям платёжеспособного спроса, в глубоком нарушении условий воспроизводства общественного капитала, в резком ограничении возможностей реализации произведённых товаров, в массовых банкротствах фирм, росте безработицы и других социально-экономических потрясениях.

Экономические кризисы, как циклические, так и нерегулярные, приводят к огромным материальным потерям для общества, поскольку во время них не используется значительная часть производительных сил — производств, мощностей и труда миллионов трудящихся, лишаемых работы. Например, только в США в результате экономического кризиса после 2-й мировой войны 1939—45 гг. было недопроизведено совокупного общественного продукта на сумму 685 млрд. долл. Основная тяжесть последствий экономических кризисов ложится на плечи трудящихся, во время них резко обостряется социальная обстановка в капиталистических странах.

Экономические кризисы в наиболее острой форме показывают глубокую противоречивость капиталистического производства, вынужденного, «…с одной стороны, так развивать производительные силы, как будто оно не является производством на ограниченной общественной основе, а с другой стороны, что оно может развивать их всё же только в пределах этой ограниченности,— это обстоятельство есть самая глубокая и самая сокровенная причина кризисов, прорывающихся в буржуазном производстве противоречий, в рамках которых оно движется и которые даже при грубом, поверхностном взгляде характеризуют его лишь как исторически преходящую форму»[1].

Перед наступлением экономического кризиса производство достигает наиболее высокого уровня. Перепроизводство уже существует в скрытом виде, хотя возможности сбыта кажутся ещё большими. Банки продолжают кредитовать промышленность и торговлю, способствуя расширению производства. В результате накапливаются большие излишки нереализуемых товаров. Разражается кризис.

Подчёркивая эту особенность капиталистического производства, К. Маркс писал: «…охватывающим ряд лет циклом взаимно связанных между собой оборотов, в течение которых капитал закреплен своей основной составной частью, дана материальная основа периодических кризисов, причем в ходе цикла деловая жизнь последовательно переживает периоды ослабления, среднего оживления, стремительного подъема, кризиса. Хотя периоды, когда вкладывается капитал, весьма различны и далеко не совпадают друг с другом, тем не менее кризис всегда образует исходный пункт для крупных новых вложений капитала. Следовательно, если рассматривать общество в целом, то кризис в большей или меньшей степени создает новую материальную основу для следующего цикла оборотов»[2].

Формально возможность экономических кризисов, как указывал Маркс, возникла с переходом от непосредственного обмена продукта на продукт к товарному обращению посредством денег.

Она заложена в противоречиях между товаром и деньгами. С того момента, когда деньги начали выступать как всеобщее средство обращения, процесс обмена товаров был разорван на два противоположных и различных во времени акта: продажу Т — Д и куплю Д — Т.

Продажа одного товара уже не означала одновременной покупки другого товара, как это было при непосредственном обмене продукта на продукт. Покупка другого товара могла произойти значительно позднее и в другом месте. Этот разрыв во времени акта купли и акта продажи и содержит формальную возможность задержки процесса реализации и развертывания кризиса перепроизводства.

Возможность кризисов усиливается с появлением функции денег как средства платежа, где тоже происходит разрыв во времени между актом купли товаров в кредит и актом платежа за них. В промежутке между совершенной кредитной сделки и сроком платежа цены товаров могут измениться и условия реализации для одной из сторон резко ухудшиться.

Но в условиях простого товарного производства возможность кризисов ещё не могла превратиться в необходимость; товары продавались, как правило, на местных рынках и затруднения в их реализации не вызывали расстройства всего хода общественного воспроизводства. Лишь при капитализме, когда с переходом к машинной индустрии товарное производство стало всеобщей формой производства материальных благ, а деньги превратились в капитал, появились условия, при которых кризисы перепроизводства стали не только возможными, но и неизбежными. Это превращение возможности экономических кризисов перепроизводства в их неизбежность вытекает из самой сути капиталистического способа производства.

Главной причиной экономических кризисов является основное противоречие капитализма — антагонистическое (непримиримое) противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения.

Исследуя законы внутренних противоречий капитализма, Маркс писал: «Условия непосредственной эксплуатации и условия реализации ее не тождественны. Они не только не совпадают по времени и месту, но и по существу различны. Первые ограничиваются лишь производительной силой общества, вторые ограничиваются пропорциональностью различных отраслей производства и потребительной силой общества. Но эта последняя определяется не абсолютной производительной силой и не абсолютной потребительной силой, а потребительной силой на основе антагонистических отношений распределения, которые сводят потребление огромной массы общества к минимуму, изменяющемуся лишь в более или менее узких границах. Она ограничена, далее, стремлением к накоплению, стремлением к увеличению капитала и к производству прибавочной стоимости в расширенном масштабе. Таков закон капиталистического производства, диктуемый постоянными переворотами в самих методах производства, постоянно сопровождающим такие перевороты обесценением наличного капитала, всеобщей конкурентной борьбой, необходимостью совершенствовать производство и расширять его масштаб ради одного только сохранения и под угрозой гибели. Поэтому рынок должен постоянно расширяться, так что рыночные связи и определяющие их условия все более принимают характер независимого от производителей естественного закона, становятся все более неподдающимися контролю. Внутреннее противоречие стремится найти себе разрешение в расширении внешнего поля производства. Но чем больше развивается производительная сила, тем более приходит она в противоречие с узким основанием, на котором покоятся отношения потребления»[3].

Развитие международного и внутринационального разделения труда, широкая специализация и кооперация производства связывают отдельные капиталистические предприятия, целые отрасли и национальные экономики в единое хозяйство, которое может нормально функционировать лишь при определённых условиях и соблюдении необходимых пропорций между его отдельными отраслями, между производством средств производства и производством предметов потребления, между накоплением капитала и его потреблением.

Но система частной собственности на средства производства, порождаемые ею анархия производства, беспощадная конкуренция и эксплуатация наёмного труда постоянно нарушают сложившиеся пропорции капиталистического воспроизводства. Эти нарушения накапливаются и усиливаются и в конечном итоге приводят к взрыву накопившихся противоречий в виде экономических кризисов перепроизводства.

Наиболее важным противоречием капиталистического способа производства, обусловливающим неизбежность экономических кризисов, является противоречие между производством и потреблением.

Капиталу чужда забота об удовлетворении потребностей трудящихся. Капитал осуществляет расширенное производство исключительно ради увеличения прибыли и доли прибавочной стоимости в национальном доходе, стремясь при этом снизить долю переменного капитала или воспроизведённого в продукте фонда заработной платы. Из этого стремления капитала к самовозрастанию при замедленном росте переменного капитала, т. е. доходов трудящихся, и возникает противоречие между производством и потреблением. Поскольку основную массу товаров личного потребления приобретают трудящиеся, то понижение доли переменного капитала в национальном доходе означает снижение покупательной способности широких масс, отставание платёжеспособного спроса трудящихся от расширяющегося производства. «Противоречие между производством и потреблением, присущее капитализму, состоит в том, что производство растет с громадной быстротой, что конкуренция сообщает ему тенденцию безграничного расширения, тогда как потребление (личное), если и растет, то крайне слабо; … Растут производительные силы общества без соответствующего роста народного потребления, без утилизации этих производительных сил на пользу трудящихся масс»[4].

Ограничение покупательной способности трудящихся непосредственным образом тормозит реализацию товаров потребительского назначения, т. е. продукции II подразделения. В результате капиталисты отраслей II подразделения получают меньше средств и оказываются не в состоянии покупать средства производства в I подразделении. Таким образом, с отставанием потребления широких масс от производства нарушается весь ход капиталистического воспроизводства, производство выходит за рамки, поставленные ему капиталистическими производственными отношениями в виде ограниченной базы платёжеспособного спроса трудящихся масс. Возникает экономический кризис, принимающий характер всеобщего перепроизводства товаров и относительного перенакопления капитала в виде значительного недоиспользования производственных мощностей.

К ограничению покупательной способности трудящихся и нарушению пропорций воспроизводства ведут и другие противоречия капиталистического способа производства.

Чтобы увеличить производство прибавочной стоимости, капиталисты внедряют на своих предприятиях новую технику и технологию, которые повышают производительность труда. Но технический прогресс и рост производительности труда во всём обществе приводят к повышению органического строения общественного капитала, к относительному уменьшению доли переменного капитала, порождают тенденцию к ограничению темпов роста нормы прибыли (при увеличении её абсолютных размеров). Таким образом, стремление к росту прибавочной стоимости, «самовозрастание» капитала как конечная цель и основной движущий мотив капиталистического производства вступают в неразрешимое противоречие с тем средством, при помощи которого происходит это самовозрастание.

Повышение производительности труда и относительное уменьшение доли переменного капитала в национальном доходе, ограничение темпов роста нормы прибыли ведут к относительному сужению рамок покупательной способности населения и снижают заинтересованность капиталистов в расширении основного капитала. К тому же технический прогресс сопровождается быстрым моральным старением основного капитала и в связи с этим значительными потерями для капиталистов. Капиталисты вынуждены всё чаще и во всё возрастающих масштабах заменять устаревшую часть основного капитала. При этом возмещение основного капитала, как правило, носит неравномерный, скачкообразный характер. Из-за усиления неравномерности спроса на средства производства периоды его значительного увеличения регулярно сменяются его значительным падением. «Периодическое обесценение наличного капитала, — это имманентное средство капиталистического способа производства, сдерживающее понижение нормы прибыли и ускоряющее накопление капитальной стоимости путем образования нового капитала,— нарушает сложившиеся отношения, в которых совершается процесс обращения и воспроизводства капитала, и потому сопровождается внезапными приостановками и кризисами процесса производства»[5].

Противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения проявляется с особой силой в антагонизме между трудом и капиталом. История капиталистического производства показывает, что на всех этапах его развития рост производительности труда намного превышал рост заработной платы трудящихся. В капиталистическом обществе в процессе концентрации и централизации производства разоряются мелкие производители, с повышением производительности труда уменьшается потребность в рабочей силе, растёт массовая безработица. Отставание роста заработной платы и числа занятых от роста производительности, усиливающееся в отдельные периоды, объективно ведёт к сужению базы совокупного общественного спроса и нарушению процесса капиталистического воспроизводства.

Противоречие между производством и потреблением, нарушение реализации совокупного общественного продукта в капиталистическом обществе проявляется и в противоречии между производством и обращением.

В обращении реализуется стоимость, распределяется прибавочная стоимость, создаются условия для дальнейшего развития производства. Но сама сфера обращения существует относительно самостоятельно от сферы производства и сферы потребления. В период высокой конъюнктуры торговли капиталисты в расчёте на дальнейшее повышение цен закупают с помощью кредита больше товаров, с тем чтобы получить больше торговой прибыли, используя разницу между закупочной и продажной ценами. Тем самым создаётся фиктивный спрос на товары, ускоряющий рост производства и усиливающий его отрыв от реального потребления трудящихся масс. В период, когда платёжеспособный спрос масс уже достигает предела, сфера обращения продолжает переполняться массой нереализованных товаров. Наступает глубокое нарушение всего процесса воспроизводства в виде экономического кризиса.

Реализация товаров при капитализме периодически нарушается и в силу противоположности «…между организацией производства на отдельных фабриках и анархией производства во всем обществе»[6].

Даже гигантские масштабы концентрации производства, образование многочисленных супермонополий не в состоянии преодолеть это противоречие, поскольку господство частной собственности на средства производства стоит непреодолимым барьером на пути плановой организации производства в масштабах всего общества. В силу этого при капитализме производство отдельных товаров почти никогда не соответствует общественной потребности.

Таким образом, обострение противоречий капиталистического воспроизводства в их совокупности усиливает конфликтность между современным уровнем развития производительных сил и системой производственных отношений при капитализме. Нарастание этой конфликтности неизбежно порождает экономический кризис как способ временного разрешения противоречий капиталистического воспроизводства.

Регулярные экономические кризисы общего перепроизводства дают начало новому капиталистическому циклу, в ходе которого экономика капитализма последовательно проходит четыре фазы цикла: кризис, депрессия, оживление и подъём и подготавливает почву для последующего кризиса и очередного цикла.

Кризис выражается прежде всего в том, что товаров произведено значительно больше, чем их можно реализовать на рынке, поскольку при господстве капиталистических производственных отношений покупательная способность широких масс населения крайне ограничена. Ограничение возможностей реализации ведёт к увеличению товарных излишков, не находящих сбыта. Далее всё следует по цепной реакции. Предприниматели свёртывают производство и увольняют рабочих. Резко увеличивается безработица. Снижается покупательная способность, а следовательно, и сбыт, что в свою очередь ведёт к расстройству торговли. Нарушаются кредитные связи. Предприниматели испытывают острую нехватку денежных средств для текущих платежей. На биржах разражается паника — курсы акций, облигаций и других ценных бумаг стремительно падают. Быстро распространяется волна банкротств промышленных предприятий, банковских и торговых фирм. Обесценение товаров, безработица, прямое уничтожение части основного капитала — всё это означает огромное разрушение производительных сил общества. Путём разорения множества предприятий и разрушения части производительных сил кризис насильственно приспособляет размеры производства к размерам платёжеспособного спроса и восстанавливает на некоторое время нарушенные пропорции воспроизводства.

После кризиса наступает депрессия — это фаза цикла, характеризующаяся застоем в промышленном производстве, вялостью торговли, наличием большой массы свободного денежного капитала. В этот период создаются предпосылки для последующего оживления и подъёма. Постепенно рассасываются товарные запасы. Стремясь восстановить прибыльность своих предприятий, капиталисты, наряду с усилением эксплуатации рабочих, заменяют устаревшие машины и оборудование новейшими, внедряют более совершенную технологию производства. Таким образом, кризис создаёт предпосылки для новых крупных капиталовложений. Происходит массовое обновление основного капитала, которое даёт толчок росту производства в отраслях, производящих машины и оборудование. Эти отрасли, получая новые заказы, в свою очередь предъявляют спрос на сырьё и материалы и т. д. Начинается переход от депрессии к фазе оживления, когда предприятия, оправившись от кризисных потрясений, доводят объём производства до прежнего уровня. В этот период ускоряется рост цен и прибылей.

Затем начинается фаза подъёма. Это такая фаза цикла, когда производство превышает высшую точку, достигнутую в предыдущем цикле накануне кризиса. В период подъёма происходит активное строительство новых предприятий и модернизация старых, увеличивается занятость, а вместе с ней и спрос на товары со стороны населения и т. д. Растут цены, начинается спекулятивный бум, т. к. торговый капитал старается закупить возможно больше товаров в расчёте на дальнейшее повышение цен, толкая тем самым промышленников на ещё большее расширение производства. Банки весьма охотно выдают предпринимателям ссуды, т. к. стремятся получить свою долю дохода. Всё это ведёт к стихийному расширению производства и торговли далеко за пределы платёжеспособного спроса населения. Создаются предпосылки очередного экономического кризиса перепроизводства.

Циклический, или общий, кризис перепроизводства характерен тем, что охватывает все сферы хозяйства, большую часть производства. В циклическом кризисе противоречия капиталистического воспроизводства находят своё наивысшее проявление. Этот кризис достигает большой глубины и продолжительности.

Промежуточный кризис отличается от общего тем, что не даёт начала новому циклу, а прерывает на некоторое время течение фазы подъёма или оживления. Он менее глубок, менее продолжителен, чем общий кризис, и носит обычно локальный характер. Чем сильнее промежуточный кризис, тем слабее последующий циклический. Такого рода кризисы в истории капитализма были, например, в 1924 и 1927 гг.; к ним относятся также кризисы 1953—54 гг. и 1960—61 гг., охватившие только США и Канаду.

Частичный кризис, в отличие от промежуточного, охватывает не всю экономику, а какую-либо сферу экономической деятельности. Например, он может охватить сферу денежного обращения и кредита, поскольку денежный рынок сам может испытывать кризисное состояние, во время которого непосредственные расстройства в области промышленности играют лишь подчинённую роль или не играют вообще никакой роли (например, банковский кризис в Германии в 1932 г.).

Отраслевой кризис охватывает одну из отраслей промышленности, транспорта, сельского хозяйства и т. п. и может разразиться в любой фазе цикла. Он вызывается самыми разнообразными причинами: структурными сдвигами, диспропорциональностью развития, отраслевым перепроизводством. Кризисы подобного рода — постоянный спутник капиталистической экономики. Редко можно назвать годы, когда отраслевые кризисы в капиталистическом мире отсутствуют полностью. В качестве примеров можно привести кризис мирового судоходства в 1958—62 гг., кризис в текстильной промышленности в 1977 г. и т. д.

Структурный кризис является прямым следствием диспропорциональности развития капиталистического производства. Однобокое и уродливое развитие одних отраслей в ущерб другим, отсутствие планирования в общегосударственных масштабах в условиях капитализма приводят к экономическим потрясениям иногда более серьёзным и долговременным, чем циклические кризисы перепроизводства, и могут охватывать период в несколько капиталистических циклов. Примерами структурных кризисов могут служить энергетический, сырьевой и продовольственный кризисы, поразившие экономику капитализма в 70-х гг. XX века.

Капитализм — первая и единственная в истории человечества общественно-экономическая формация, где возникла проблема перепроизводства материальных ценностей.

Предшествующие ему формации испытывали только кризисы недопроизводства. История капитализма — это история регулярно или эпизодически возникающих различного рода кризисов, в основном кризисов перепроизводства, становящихся всё более частыми и глубокими. При одной и той же главной причине — обострении основного противоречия капитализма между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения — каждому экономическому кризису свойственны свои специфические черты, отражающие сложившиеся исторические условия. Каждый из них представляет собой дальнейший этап развития противоречий капитализма, он еще более расшатывает его устои, что в конечном счете неизбежно приведет к гибели весь капиталистический способ производства, ибо главное его противоречие, не разрешаемое ни путем кризисов, ни путем часто сопутствующих им войн, в итоге необходимо должно быть разрешено.

Подготовлено КРД «Рабочий Путь»

[1] Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 3, с. 81

[2] там же, т. 24, с. 208

[3] Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 25, ч. 1, с. 268

[4] Ленин В.И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 4, с. 158—59

[5] Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 25, ч. 1, с. 273— 274

[6] Энгельс Ф., там же, с. 285

[7] «Экономическая энциклопедия «Политическая экономия», т.4, М., 1979 г.

Источник статьи

 

Метки: ,

В.И. Ленин о текущем моменте (часть 3)


Грозящая катастрофа и как с ней бороться (часть 3)

Написано 10—14 (23—27) сентября 1917 г.
Напечатано в конце октября 1917 г.

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ СИНДИКАТОВ

Капитализм тем отличается от старых, докапиталистических систем народного хозяйства, что он создал теснейшую связь и взаимозависимость различных отраслей его. Не будь этого, никакие шаги к социализму, — кстати сказать — были бы технически невыполнимы. Современный же капитализм с господством банков над производством довел эту взаимозависимость различных отраслей народного хозяйства до высшей степени. Банки и крупнейшие отрасли промышленности и торговли срослись неразрывно. С одной стороны, это значит, что нельзя национализировать только банки, не делая шагов к созданию государственной монополии торговых и промышленных синдикатов (сахарный, угольный, железный, нефтяной и пр.), не национализируя эти синдикаты. С другой стороны, это значит, что регулирование экономической жизни, если его осуществлять серьезно, требует одновременно национализации и банков и синдикатов.

Возьмем для примера хоть сахарный синдикат. Он создался еще при царизме и тогда привел к крупнейшему капиталистическому объединению прекрасно оборудованных фабрик и заводов, причем это объединение, разумеется, насквозь проникнуто было реакционнейшим и бюрократическим духом, обеспечивало скандально-высокие барыши капиталистам, ставило в абсолютно бесправное, униженное, забитое, рабское положение служащих и рабочих. Государство уже тогда контролировало, регулировало производство — в пользу магнатов, богачей. Тут остается только превратить реакционно-бюрократическое регулирование в революционно-демократическое простыми декретами о созыве съезда служащих, инженеров, директоров, акционеров, о введении единообразной отчетности, о контроле рабочих союзов и пр. Это самая простая вещь — и именно она остается несделанной!! При демократической республике остается на деле реакционно-бюрократическое регулирование сахарной промышленности, все остается по-старому, хищение народного труда, рутина и застой, обогащение Бобринских и Терещенок. Призвать к самостоятельной инициативе демократию, а не бюрократию, рабочих и служащих, а не «сахарных королей», вот что можно и должно бы сделать в несколько дней, одним ударом; — если бы эсеры и меньшевики не затемняли сознание народа планами «коалиции» как раз с этими сахарными королями, как раз той коалиции с богачами, от которой, вследствие которой «полная бездеятельность» правительства в деле регулирования экономической жизни проистекает совершенно неизбежно* .

(* Эти строки были уже написаны, когда я прочел в газетах, что правительство Керенского вводит сахарную монополию и, разумеется, вводит ее реакционно-бюрократически, без съездов служащих и рабочих, без гласности, без обуздания капиталистов! !)

Возьмите нефтяное дело. Оно «обобществлено» уже предшествующим развитием капитализма в гигантских размерах. Пара нефтяных королей — вот кто ворочает миллионами и сотнями миллионов, занимаясь стрижкой купонов, собиранием сказочных прибылей с «дела», уже организованного фактически, технически, общественно в общегосударственных размерах, уже ведомого сотнями и тысячами служащих, инженеров и т. д. Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для революционно-демократического государства, особенно когда оно переживает величайший кризис, когда надо во что бы то ни стало сберегать народный труд и увеличивать производство топлива. Понятно, что бюрократический контроль тут ничего не даст, ничего не изменит, ибо и с Терещенками, и с Керенскими, и с Авксентьевыми, и с Скобелевыми «нефтяные короли» справятся так же легко, как справлялись они с царскими министрами, справятся посредством оттяжек, отговорок, обещаний, затем прямого и косвенного подкупа буржуазной прессы (это называется «общественным мнением» и с этим Керенские и Авксентьевы «считаются»), подкупа чиновников (оставляемых Керенскими и Авксентьевыми на старых местах в старом неприкосновенном государственном аппарате).

Чтобы сделать что-либо серьезное, надо от бюрократии перейти, и действительно революционно перейти, к демократии, т. е. объявить войну нефтяным королям и акционерам, декретировать конфискацию их имущества и наказание тюрьмой за оттяжку национализации нефтяного дела, за сокрытие доходов или отчетов, за саботирование производства, за непринятие мер к повышению производства. Надо обратиться к инициативе рабочих и служащих, их созвать немедленно на совещания и съезды, в их руки передать такую-то долю прибыли при условии создания всестороннего контроля и увеличения производства. Если бы такие революционно-демократические шаги были сделаны тотчас, сразу, в апреле 1917 года, тогда Россия, одна из богатейших стран в мире по запасам жидкого топлива, могла бы сделать за лето, пользуясь водным транспортом, очень и очень многое в деле снабжения народа необходимыми количествами топлива.

Ни буржуазное, ни коалиционное эсеровски-меньшевистски-кадетское правительство не сделали ровно ничего, ограничились бюрократической игрой в реформы. Ни единого революционно-демократического шага предпринять не осмелились. Те же нефтяные короли, тот же застой, та же ненависть рабочих и служащих к эксплуататорам, тот же развал на этой почве, то же хищение народного труда, все как было при царизме, переменились только заголовки исходящих и входящих бумаг в «республиканских» канцеляриях!

Относительно угольной промышленности, не менее «готовой» технически и культурно к национализации, не менее бесстыдно управляемой грабителями народа, угольными королями, мы имеем ряд нагляднейших фактов прямого саботажа, прямой порчи и остановки производства промышленниками. Даже министерская меньшевистская «Рабочая Газета» признала эти факты. И что же? Ровно ничего не сделано, кроме старых, реакционно-бюрократических совещаний «пополам», поровну от рабочих и от разбойников угольного синдиката! ! Ни одного революционно-демократического шага, ни тени попытки установления единственно реального контроля снизу, через союз служащих, через рабочих, путем террора по отношению к губящим страну и останавливающим производство углепромышленникам! Как же можно, мы ведь «все» за «коалицию», если не с кадетами, то с торгово-промышленными кругами, а коалиция это и значит оставлять у капиталистов власть, оставлять их безнаказанными, позволять им тормозить дело, валить все на рабочих, усиливать разруху, готовить таким образом новую корниловщину!

ОТМЕНА КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ

Без отмены коммерческой тайны контроль за производством и распределением либо остается пустейшим посулом, потребным только для надувания кадетами эсеров и меньшевиков, а эсерами и меньшевиками — трудящихся классов, либо контроль может быть осуществлен только реакционно-бюрократическими способами и мерами. Как ни очевидно это для всякого непредубежденного человека, как ни упорно настаивала на отмене коммерческой тайны «Правда»* (закрытая в значительной степени именно за это правительством Керенского, услужающим капиталу), — ни республиканское правительство наше, ни «правомочные органы революционной демократии» и не подумали об этом первом слове действительного контроля.

Именно здесь ключ ко всякому контролю. Именно здесь самое чувствительное место капитала, грабящего народ и саботирующего производство. Именно поэтому и боятся эсеры и меньшевики прикоснуться к этому пункту.

Обычный довод капиталистов, повторяемый без размышления мелкой буржуазией, состоит в том, что капиталистическое хозяйство абсолютно не допускает вообще отмены коммерческой тайны, ибо частная собственность на средства производства, зависимость отдельных хозяйств от рынка делает необходимым «священную неприкосновенность» торговых книг и торговых, а в том числе конечно и банковых, оборотов. Люди, в той или иной форме повторяющие этот или подобные доводы, дают себя в обман и сами обманывают народ, закрывая глаза на два основные, крупнейшие и общеизвестные факта современной хозяйственной жизни. Первый факт: крупный капитализм, т. е. особенности хозяйства банков, синдикатов, больших фабрик и т. д. Второй факт: война.

Именно современный крупный капитализм, становящийся повсюду монополистическим капитализмом, устраняет всякую тень разумности коммерческой тайны, делает ее лицемерием и исключительно орудием скрывания финансовых мошенничеств и невероятных прибылей крупного капитала. Крупное капиталистическое хозяйство, по самой уже технической природе своей, есть обобществленное хозяйство, т. е. и работает оно на миллионы людей и объединяет своими операциями, прямо и косвенно, сотни, тысячи и десятки тысяч семей. Это не то, что хозяйство мелкого ремесленника или среднего крестьянина, которые вообще никаких торговых книг не ведут и к которым поэтому и отмена торговой тайны не относится!

В крупном хозяйстве операции все равно известны сотням и более лиц. Закон, охраняющий торговую тайну, служит здесь не потребностям производства или обмена, а спекуляции и наживе в самой грубой форме, прямому мошенничеству, которое, как известно, в акционерных предприятиях приобретает особенное распространение и особенно искусно прикрывается отчетами и балансами, комбинируемыми так, чтобы надувать публику.

Если торговая тайна неизбежна в мелком товарном хозяйстве, т. е. среди мелких крестьян и ремесленников, где само производство не обобществлено, распылено, раздроблено, то в крупном капиталистическом хозяйстве охрана этой тайны есть охрана привилегий и прибылей буквально горстки людей против всего народа. Это признано уже и законом постольку, поскольку введена публикация отчетов акционерных обществ, но этот контроль, — во всех передовых странах, а также в России уже осуществляемый, — есть именно реакционно-бюрократический контроль, который народу глаз не открывает, который не позволяет знать всю правду об операциях акционерных обществ,

Чтобы действовать революционно-демократически, тут следовало бы немедленно издать иной закон, отменяющий торговую тайну, требующий от крупных хозяйств и от богачей самых полных отчетов, предоставляющий любой группе граждан, достигающей солидной демократической численности (скажем, 1000 или 10 000 избирателей), права просмотра всех документов любого крупного предприятия. Такая мера вполне и легко осуществима простым декретом; только она развернула бы народную инициативу контроля через союзы служащих, через союзы рабочих, через все политические партии, только она сделала бы контроль серьезным и демократическим.

Добавьте еще к этому войну. Громадное большинство торгово-промышленных предприятий работает теперь не на «вольный рынок», а на казну, на войну. Я говорил уже поэтому в «Правде», что люди, возражающие нам доводами о невозможности введения социализма, лгут и трижды лгут, ибо речь идет не о введении социализма теперь, непосредственно, с сегодня на завтра, а о раскрытии казнокрадства* .

(* Мне уже случилось указывать в большевистской печати, что правильным доводом против смертной казни можно признать только применение ее к массам трудящихся со стороны эксплуататоров в интересах охраны эксплуатации. (См. настоящий том, стр. 94—97. Ред.) Без смертной казни по отношению к эксплуататорам (т. е. помещикам и капиталистам) едва ли обойдется какое ни на есть революционное правительство.)

Капиталистическое хозяйство «на войну» (т. е. хозяйство, связанное прямо или косвенно с военными поставками) есть систематическое, узаконенное казнокрадство, и господа кадеты, вместе с меньшевиками и эсерами, которые противятся отмене торговой тайны, представляют из себя не что иное, как пособников и укрывателей казнокрадства.

Война стоит России теперь 50 миллионов рублей в день. Эти 50 миллионов в день идут большею частью военным поставщикам. Из этих 50 миллионов по меньшей мере 5 миллионов ежедневно, а вероятнее 10 миллионов и больше, составляют «безгрешные доходы» капиталистов и находящихся в той или иной стачке с ними чиновников. Особенно крупные фирмы и банки, ссужающие деньги под операции с военными поставками, наживают здесь неслыханные прибыли, наживаются именно казнокрадством, ибо иначе нельзя назвать это надувание и обдирание народа «по случаю» бедствий войны, «по случаю» гибели сотен тысяч и миллионов людей.

Об этих скандальных прибылях на поставках, о «гарантийных письмах», скрываемых банками, о том, кто наживается на растущей дороговизне, — «все» знают, об этом с усмешечкой говорят в «обществе», об этом немало отдельных точных указаний имеется даже в буржуазной прессе, по общему правилу замалчивающей «неприятные» факты и обходящей «щекотливые» вопросы. Все знают, — и все молчат, все терпят, все мирятся с правительством, красноречиво говорящим о «контроле» и «регулировании» ! !

Революционные демократы, если бы они были действительно революционерами и демократами, немедленно издали бы закон, отменяющий торговую тайну, обязывающий поставщиков и торговцев отчетностью, запрещающий им покидать их род деятельности без разрешения власти, вводящий конфискацию имущества и расстрел* за утайку и обман народа, организующий проверку и контроль снизу, демократически, со стороны самого народа, союзов служащих, рабочих, потребителей и т. д.

Наши эсеры и меньшевики вполне заслуживают названия запуганных демократов, ибо по данному вопросу они повторяют то, что говорят все запуганные мещане, именно что капиталисты «разбегутся» при применении «слишком суровых» мер, что без капиталистов «нам» не справиться, что «обидятся», пожалуй, и англо-французские миллионеры, которые ведь нас «поддерживают», и тому подобное. Можно подумать, что большевики предлагают нечто в истории человечества невиданное, никогда не испробованное, «утопичное», тогда как на самом деле уже 125 лет тому назад во Франции люди, действительно бывшие «революционными демократами», действительно убежденные в справедливом, оборонительном характере войны с их стороны, действительно опиравшиеся на народные массы, искренне убежденные в том же, — эти люди умели устанавливать революционный контроль за богачами и достигать результатов, пред которыми преклонялся весь мир. А за истекшие пять четвертей века развитие капитализма, создав банки, синдикаты, железные дороги и прочее и прочее, во сто крат облегчило и упростило меры действительно демократического контроля со стороны рабочих и крестьян за эксплуататорами, помещиками и капиталистами.

В сущности говоря, весь вопрос о контроле сводится к тому, кто кого контролирует, т. е. какой класс является контролирующим и какой контролируемым. У нас до сих пор, в республиканской России, при участии «правомочных органов» якобы революционной демократии в роли контролеров признаются и оставляются помещики и капиталисты. В результате неизбежно то мародерство капиталистов, которое вызывает всеобщее возмущение народа, и та разруха, которая искусственно капиталистами поддерживается. Надо перейти решительно, бесповоротно, не боясь рвать со старым, не боясь строить смело новое, к контролю над помещиками и капиталистами со стороны рабочих и крестьян. А этого наши эсеры и меньшевики пуще огня боятся.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,