RSS

Архив за день: 2014/11/06

Боливия: В стране нарушенных обещаний


В октябре 2014 г. президент Боливии Эво Моралес был переизбран на третий срок. Он пришел к власти в 2005 г. на волне социальных протестов в стране, разоренной неолиберальной экономической политикой, пообещав «перемены». 11 лет спустя после массовых выступлений, открывших ему затем дорогу к власти, ведущие активисты тогдашних протестов открыто обвинили Моралеса в нарушении обещаний и забвении интересов борцов и жертв. «Транснациональные нефтяные концерны, которые прежде были с Гони (свергнутым бывшим президентом, — перевод.), сейчас счастливы с Эво», — заявил один из бывших руководителей протестов Роберто де Ла Крус.

Бывший руководитель Боливийского рабочего центра Хайме Соларес говорит, что правительство Моралеса предало борьбу народа и покорилось власти нефтяных концернов. Население рано или поздно будет его судить, потому что «эта неопопулистская лихорадка очень быстро пройдет».

Роберто де Ла Крус, инициатор первого марша «в защиту газа» из Каракольо, напомнил Эво Моралесу, что его правительство «так никогда и не национализировало газ», за что отдали жизни более 70 человек и 400 были ранены в октябре 2003 г. Эта борьба ни в коем случае не была делом партии «Движение к социализму» (MAS) Эво Моралеса, который в это время находился в Ливии, напомнил Де ла Крус (http://www.lapatriaenlinea.com/?nota=198950)

Публикуем статью о ситуации в Боливии из прогрессивного издания «Roar magazin». Хотя мы, как анархо-синдикалисты, согласны далеко не со всеми формулировками авторов, убеждены, что приводимая ими информация полезна для понимания того, как псевдолевый и демагигоческий социал-реформизм душит социальные движения и уничтожает революционный потенциал трудящихся масс.

Победив на президентских выборах в Боливии в 2005, 2009 и недавно в октябре 2014 года, Эво Моралес из «Движения за социализм» (MAS) начинает теперь свой третий президентский срок. Во всем мире он слывет первым индейским президентом страны, антикапиталистом, антиимпериалистом, экологистом и маяком надежды для левых. Однако в самой Боливии есть немало людей с прогрессивными взглядами – включая бывших товарищей самого Моралеса – которые обвиняют его в предательстве своей собственной политической программы. Таким критикам несправедливо приклеивают ярлык правых заговорпщиков, и их заставляют замолчать с помощью злоупотребления властью.

MAS одержало в октябре свою третью победу на президентских выборах. Получив 54% голосов в 2005 г. и 64% в 2009 г., президент Эво Моралес набрал в этом году около 60%. Выбор шел только между двумя возможностями, цитирует агентство «Рейтер» Моралеса: «Это был спор между двумя моделями: национализации или приватизации. Национализация получила поддержку более чем 60%» (1).

Моралес уже не в первый раз упрощенно сводит боливийскую политику к бинарному выбору между левым правительством и правой оппозицией. В марте президент заявил толпе членов MAS, что «есть лишь два пути, определяемых людьми. Если они не «масисты», они фашисты», «если они не официалисты (т.е. приверженцы правящей пртии), они империалисты!» (2). Согласно официальному репортажу об этой встречи, толпа аплодировала с энтузиазмом. Для Моралеса все оппоненты MAS принадлежат к одному и тому же лагерю (3).

MAS заявляет, что строгие меры против политических оппонентов оправданы правом на защиты «процесса перемен», которого желает большинство боливийцев, от «империалистических» и местных «правых» сил, которые якобы проникли в социальные движения, чтобы дестабилизировать социалистическую революцию. И этот аргумент повторяют такие известные во всем мире прогрессивные фигуры из числа левых, как Федерико Фуэнтес (4).

Подобная линия защиты может звучать убедительно, учитывая историю Латинской Америки, где различные демократически избранные левые лидеры затем свергались местными элитами, зачастую с помощью Запада – достаточно привести пример чилийского Сальвадора Альенде. Действительно, нет сомнений в том, что США пытались помогать и оппозиции против MAS внутри Боливии через свое посольство, о чем свидетельствуют такие различные источники, как базирующийся в США «Центр исследования экономики и политики» (5) и «Викиликс» (6).

Однако в политическом пейзаже Боливии есть больше чем 2 стороны.

После 9 лет пребывания у власти MAS подвергается не только предсказуемой критике со стороны правых, обвиняющих ее в отпугивании инвесторов, коррупции и подавлении демократических свобод, но и в предсказуемой, но вполне обоснованной критике слева: в том, что она недостаточно революционна, коррумпирована и подавляет демократические свободы.

Прогрессивные люди внутри Боливии все больше ставят под сомнение то, как MAS продолжает руководить реальным «процессом перемен», и многие критикуют жесткие меры, которым они нередко подвергаются со стороны правительства и его сторонников, как если бы они были правыми и империалистическими заговорщиками, врагами революции. Истории этих политически активных боливийцев – рабочих лидеров, индейских активистов, правозащитников, представителей университетских кругов, бывших деятелей и даже нынешних членов MAS – заслуживают внимания тех, кто симпатизирует борьбе боливийских бедняков за лучшие условия жизни и лучшую политическую систему и кто хотел бы выйти за рамки романтизированного упрощения, которое окружает латиноамериканскую «розовую волну».

Хотя мы, прогрессивные люди Запада, нередко прибегаем к самым строгим суждениям в критике правящих социал-демократических партий в наших собственных странах, политические реалии в Боливии и других латиноамериканских странах очень часто идеализируются – и не только из-за нехватки информации, но и потому что мы жаждем иметь маяк надежды. Это может приводить к неправильным выводам, ошибочной стратегии и сбившимся с пути кампаниям солидарности среди левых, за которые придется косвенным образом расплачиваться боливийским беднякам.

Прежде чем мы представим список «нарушенных обещаний MAS и углубимся в анализ того, как правительство заставляет замолчать несогласных и подорвать любую попытку бросить ему вызов на выборах, начнем сперва с краткой истории подъема MAS и его политической повестки. После этого обратимся к октябрьским выборам – третьей общенациональной победе Моралеса, которая может сделать его самым долгим президентом в истории Боливии.

Подъем MAS и его политическая повестка

На рубеже веков Боливия была благодатной почвой для социального взрыва. В 1980-х гг. страна использовалась в качестве подопытного кролика для неолиберальных реформ под покровительством МВФ, Всемирного банка и экономиста Джеффри Сакса. Эта история типична для Латинской Америки: чтобы «спасти» его от долгового кризиса, боливийскому правительству было предписано организовать гуманитарный кризис, урезав государственное финансирование общественных служб и приватизировав государственные предприятия, включая горнорудную отрасль, что оставило без работы тысячи шахтеров.

Одновременно либерализация сельскохозяйственной торговли привело к обнищанию деревни. Как объясняет социолог Брент Кауп, «большое количество сельскохозяйственного импорта затопило местные рынки, затрудняя крестьянам продажу их сельскохозяйственных излишков на местных рынках по конкурентоспособным ценам» (7). Безработные шахтеры и бедные крестьяне искали работы на плантациях коки в тропическом регионе Чапаре. Другие перебрались в Эль-Альто на четырехкилометровой высоте – вначале маленький пригород боливийского главного города Ла-Пасча, который быстро обогнал по размерам сам Ла-Пас и является сегодня вторым по величине городом страны, с населением в более чем миллион человек.

В 1990-х гг. различные социальные группы сомкнулись на улицах в протестах против неолиберальной политики. Крестьяне, выращивавшие коку, демонстрировали против «антинаркотической войны», обитатели Эль-Альто протестовали против отсутствия работы и социальных служб, а индейцы тропических равнин Боливии требовали – в меньших масштабах – самоуправления. Родилось социальное движение, которое доказало свою силу в ходе ряда критических битв. таких как «водная война» 2000 г. против приватизации водоснабжения в Кочабамбе и «газовая война» 2003 г. по вопросу о собственности на газовые ресурсы страны и их использование. Это была «революционная эпоха», как называет ее Джеффри Уэббер в книге «От восстания к реформе в Боливии» (8). Неолиберальные правительства нередко отвечали жестоким насилием: в ходе «газовой войны» 2003 г. в Эль-Альто было застрелено военными около 60 человек.

Лишь одна политическая партия оказалась способна выразить всеобщее недовольство неолиберальным режимом. Это было MAS и, в частности, его лидер Эво Моралес, который сам долгие годы, как крестьянин, выращивал кожу, темнокожий, как большинство боливийцев, часто одетый в пончо или простой свитер вместо костюма. Когда в 2005 г. Моралес впервые добился победы на выборах, Ла-Пас наводнили сторонники MAS со всей страны.

MAS обещало покончить с пятью столетиями колониализма и неолиберальной политикой недавнего прошлого, национализировать газовые запасы страны, использовать ее сырье в промышленных целях, перераспределить землю и доходы в пользу бедных, уважать права индейцев, защищать «мать-землю», демократизировать политическую систему и осуществить переход к социализму в долгосрочной перспективе. Оно представляло себя как «правительство социальных движений», постоянно напоминая людям, что MAS было создано как «политический инструмент» низовых активистов.

Нарушенные обещания

Во время первого президентского срока Моралес столкнулся с бурным антиправительственным мятежом в тропических равнинных провинциях. Это активное правое сепаратистское движение при поддержке агробизнеса и, вероятно, посольства США, требовало автономии ряда провинций и на некоторое время дестабилизировало режим MAS. Оглянувшись назад, оно усилило также позиции правой оппозиции в сделках по таким вопросам как автономия провинций и перераспределение земли. С известным прагматизмом Моралес заключил ряд сделок с консервативной оппозицией в парламенте по этим вопросам, продемонстрировав своим самым рьяным оппонентам, что он готов к переговорам и они могут сложить свое оружие.

Вскоре после этого в 2009 г. Моралес был переизбран с 64% голосов – на 10% больше чем в 2005 г. Теперь, после примирения между MAS и экономической элитой страны, критики стали отмечать, что MAS нарушило обещания, данные своей первоначальной социальной базе, состоящей в основном из бедных малоземельных крестьян, индейцев, шахтеров и городских трудящихся классов.

Одно из таких нарушенных обещаний касалось вопроса о перераспределении земли. Как отмечал Джеффри Уэббер, Моралес унаследовал структуру земельной собственности, при которой крупные земельные владения, т.н. асиенды, «распоряжаются 90% продуктивной земли Боливии, а оставшиеся 10% разделены между преимущественно индейскими крестьянскими общинами и малоземельными крестьянами» (9). Так что легко понять, почему земельная реформа была важнейшим требованием сельских бедняков Боливии, и MAS поддерживало его, по меньшей мере, на словах.

Стоит признать, что в первый президентский срок Моралеса вопрос о земельной реформе воспринимался всерьез, главным образом, заместителем министра по земельным вопросам, членом MAS Алехандро Альмарасом, но после переизбрания в 2009 г. наделение землей беззмельных замедлилось. Критики нередко обвиняют в этом вышеупомянутое примирение между MAS и элитами агробизнеса восточных равнин. Аналитики Энн Чаплин и Джон Кребтри ясно говорят об этом в книге «Процесс перемен»: «постепенное взаимное привыкание между правительством MAS и элитами агробизнеса Востока (обмануло требования) «аграрной революции», которые MAS поддерживало в свой ранний период».

А что произошло с народным требованием о национализации газовой отрасли Боливии? Моралес расхваливал свою газовую политику как радикальную национализацию отрасли, которая резко увеличила государственные доходы. Моралес повысил налоги на добытые углеводороды, а бум зарубежного спрос на боливийский газ улучшил ее торговый баланс и доходы от налоговых поступлений. В настоящее время стремительный рост цены на этот товар замедлился, как отмечается в августовском документе МВФ (10).

Но разве это национализация? Конечно, нет. Как отмечал боливийский экономист Карлос Арсе Варгас из исследовательского института CEDLA в Ла-Пасе, 80% газовой отрасли остается в руках зарубежных ТНК и лишь жалкие 17,8% переданы под контроль государственной нефтяной компании ЯПФБ (11). Так что эксплуатация наиболее прибыльных ресурсов страны столь же прочно находится в руках зарубежных корпораций, как и прежде.

Что касается обещания Моралеса наладить промышленную переработку боливийского сырья вместо того, чтобы передавать его богатым странам мира для того, что они обогащались за его счет, то Варгас приводит целый ряд разочаровывающих цифр: если в 2001 – 2005 гг. экспорт сырья составлял 47,2% общего экспорта Боливии, то в 2010 г. этот показатель вырос до 69,6% (12). А тем временем, индейские организации сетуют на то, что экономическая стратегия Моралеса с упором на получение твердой валюты из приоритетного развития добывающего сектора противоречит провозглашенной MAS цели защиты прав индейцев и «матери-земли».

Конфликт вокруг запланированного государством шоссе через природный парк ТИПНИС – один из символических примеров этого процесса. В 2010 г. Моралес объявил о предстоящем сооружении стоящего много миллионов долларов шоссе через охраняемый амазонский лес парка ТИПНИС. Президент утверждал, что строительство шоссе поможет развитию бедного региона, обеспечит занятость и доступ к основным услугам, а также поддержит боливийскую индустрию в целом. Конечно, проект потребует от «матери-земли» пожертвовать частью своих ценных ресурсов, но это совершенно необходимо, и принесенная всем польза, несомненно, перевешивает эти потери.

Индейские общины, живущие в парке ТИПНИС, заявили, что проект антиконституционен, потому что их лишили принадлежащего им права на предварительные консультации. Проведенный процесс консультаций они назвали обманом. Они сетовали на то, что режим MAS пытается навязать проект шоссе, чтобы защитить коммерческие интересы связанных с MAS крестьян-производителей коки в парке ТИПНИС, которые, в первую очередь, извлекут выгоды из строительства шоссе. Они подчеркивали также конфликт интересов в действиях Моралеса в связи с тем фактом, что президент являлся также официальным национальным представителем Союза крестьян — производителей коки Боливии.

Предложенное строительство шоссе далеко от нейтрального развития. Представляя детали обсуждения плана (13), Уэббер приходит к заключению, что проект шоссе будт способствовать разрушению антикапиталистических норм и образов жизни индейских общин, служа набору капиталистических интересов, включая интересы газовой отрасли, аграрного сектора и крестьян-производителей коки. В 2011 г. марш протеста индейцев, поддержанный различными местными и международными группами, заставил Моралеса отменить проект, но чиновники нередко признают, что продолжают разработку планов политически приемлемого варианта шоссе (14).

Похожая политическая баталия развернулась вокруг горнорудного закона, который был одобрен в этом году. Согласно оценке известных боливийских исследовательских центров (CEJIS и CEDLA), он служит коммерческим интересам отрасли в ущерб правам индейцев и экологическим соображениям и фактически отменяет конституционное право на предварительные консультации по горнодобывающим проектам.
Что касается перераспределения богатств, то следует признать, что при MAS неравенство в доходах внушительно сократилось. Коэффициент Джини в стране снизился с 0.56 в 2004 г. до 0.47 в 2011 г. (15). MAS в боливийской прессе приписывает это снижение перераспределительной политике государства – денежным выплатам беднякам и повышению налогов на богатых (16). Но такая причинная связь вызывает сомнения. Во-первых, исследование CEPAL демонстрирует снижение уровня неравенства с начала века во всей Латинской Америке, даже при консервативных режимах в Мексике и Перу (17). Частичным объяснением, согласно этому исследованию, служит ряд тенденций на рынке труда, включая рост спроса на неквалифицированную рабочую силу в результате строительного бума.

Разумеется, в Боливии проводится перераспределительная политика, но экономическое исследование «Приверженность равенству» (исследовательский проект Тулейнского университета делает вывод о том, что «по сравнению с другими странами региона, система налогов и льгот в Боливии беднее по своим перераспределительным эффектам», отчасти потому что денежные выплаты составляют лишь «небольшую долю ВВП», а именно 2% (18). Заметим, что расхваливаемая «всеобщая пенсионная система» Боливии – большая часть всех проектов по выплатам – составляет всего 29 долларов в месяц на одного пенсионера, покрывая лишь малую часть расходов пенсионеров.

Что касается социальных расходов на здравоохранение и образование, то, как отмечает Варгас, их доля удивительным образом снизилась с момента прихода MAS к власти – с 22% в 2005 г. до 17% в 2010 г. (19)

Если перейти к временами радикальной антиимпериалистической риторике Моралеса против таких учреждений, как Всемирный банк и МВФ, стоит отметить, что оба эти института хвалили режим MAS за «экономную» макроэкономическую политику (20). Хотя Моралес обвиняет общественных лидеров в том, что те подкуплены империалистическими силами (21), он сам объявил, что «прежде Всемирный банк был нашим врагом, теперь же он наш друг» (22).

Индейский лидер Нильда Рохас подводит итог: «Процесс перемен проигран, потому что это процесс лишь для ТНК и землевладельцев. Власть имущие и привилегированные продолжают получать прибыли, а аборигены-индейцы остаются вне общества, как всегда» (23). При том, что его прогрессивная социальная опора все больше просыпается от левых сказок и обнаруживает, что реальность не соответствует обещаниям, Моралес имеет все основания для беспокойства относительно оппозиции в собственных рядах и будущих вызовов слева.

Последние годы прошли под сенью жалоб со стороны прогрессивных кругов относительно курса революции и отсутствия более глубоких перемен – или, в случае с ТИПНИС, разрушительных изменений амазонских лесов.

Как же отвечает на это MAS?

Как MAS обращается со своими критиками

На уровне риторики режим заявляет, что приветствует критику. Боливийские социальные движения сейчас, как утверждается, под полным контролем правительства, с MAS в роли их «политического инструмента». Как сказала нам Леонильда Сурита, высокопоставленная чиновница MAS, движения «вносят предложения и говорят, что неправильно, а президент слушает, потому что президент – один из нас, лидер, который приходит из народа». Сурита – секретарь MAS по международным связям и сама участвовала в прошлом в низовых выступлениях как лидер крестьянок-производителей коки «Бартолина Сиса». «У партии без базы нет жизни», – добавляет она.

Однако многие критики правительства, с которыми мы встречались, критиковали все более авторитарную позицию режима MAS в отношении критики со стороны их собственной социальной базы. Видные социальные лидеры, активисты, члены неправительственных организаций и инакомыслящие партийцы рассказывали нам о том, что режим MAS и его сторонники злоупотребляют государственной властью для подавления критики, часто нарушая элементарные демократические свободы. Далее мы приводим ряд случаев, которые иллюстрируют эту тенденцию. Мы могли бы выбрать и другие, но мы отобрали те, которые сочли наиболее яркими и которые могли быть подтверждены в личных интервью с участниками, через сообщения печати и другую литературу.

1) MAS-БРЦ: Странный альянс

1 мая этого года, в Международный день трудящихся, Эво Моралес и председатель общенационального профобъединения «Боливийский рабочий центр» (БРЦ) Хуан Карлос Трухильо шли бок о бок по Ла-Пасу, демонстрируя свой союз в поддержку избирательной кампании MAS. Альянс между MAS и БРЦ оставался противоречивым; его подверг критике ряд рабочих лидеров. Хайме Онофре, прославленный профсоюзный лидер из Кочабамбы, раскритиковал пакт как «решение сверху», которое не отражает настроения рядовых членов (24).

Еще год назад поддержка Моралеса со стороны БРЦ казалась мало правдоподобной. В марте 2013 г. национальный конгресс БРЦ даже провозгласил создание собственной политической партии – Партии трудящихся (ПТ), чтобы бросить вызов MAS на октябрьских президентских выборах. Лидер БРЦ Хайме Соларес заявил, что это будет «рабочая партия бедняков и обездоленных, надежда для тех, кто был выброшен из общества нынешним неолиберальным правительством» (25). Тем самым он выразил критику со стороны многих членов БРЦ в отношении того, что MAS продолжает неолиберальную политику, несмотря на свою антикапиталистическую риторику.

Настроения враждебности по отношению к MAS достигли апогея 2 месяца спустя, в мае, когда протесты БРЦ против MAS в связи с вопросом о пенсиях и зарплатах были встречены полицейским насилием. Вице-президент Боливии Линера оправдывал такой ответ режима, обвинив БРЦ в подготовке почвы для правого переворота (26). Всего через 8 месяцев, в ноябре 2013 г. национальный конгресс БРЦ постановил отказать в поддержке ПТ и вместо этого поддержать предвыборную кампанию MAS (27). Ряд профсоюзных лидеров согласились с Онофре и назвали пакт предательством со стороны руководства БРЦ. Некоторые заявляли, что союзный MAS председатель Трухильо сделал все, что было в его власти, для того, чтобы нейтрализовать несогласие среди рядовых членов профсоюзов, поставив во главе всех отделений лидеров, симпатизирующих MAS.

Последние по времени разногласия вызвало вмешательство в отделении БРЦ северной тропической провинции Бени (Департаментского рабочего центра ДРЦ Бени). Избранный председателем ДРЦ Бени Хуан Акоста был занозой в заднице MAS с того самого момента, как он заступил на должность в 2012 г. Он обвинял MAS в кумовстве, примкнул к протесту по поводу ТИПНИС, поддерживал создание Партии трудящихся и критиковал альянс между БРЦ и MAS (28).

29 мая группа сторонников MAS и местных полицейских захватила штаб-квартиру ДРЦ Бени, как видно на видеосъемке (29), в сопровождении полиции, и водворила новый комитет из сторонников MAS в ходе незаконного профсоюзного конгресса, созванного национальными лидерами БРЦ. Попытки Акосты и его последователей отбить штаб-квартиру профсоюза привели, как сообщалось в печати Боливии, к ранению 3 полицейских (30), восстановить Акосту на посту не удалось.

Во время персонального интервью с Акостой (в ходе малолюдной пресс-конференции в Ла-Пасе в связи с данным инцидентом, что уже само по себе могло рассказать нам о приоритетах боливийской прессы) тот назвал захват штаб-квартиры «институциональным государственным переворотом, организованным дворцом правительства, выполняющим инструкции, полученные от MAS» (31). Мотивом, по словам Акосты, стало стремление заставить замолчать «последний независимый бастион», который продолжал призывать к формированию Партии трудящихся.

«Во главе остальных департаментских профсоюзов они уже поставили лидеров, которые повинуются MAS, – заявил Акоста. – Последним остававшимся был ДРЦ Бени, так что тепер они захватили и его. Таков простой факт».

2) Подавление несогласия индейцев

С обвинениями в авторитаризме в адрес MAS выступают не только такие профсоюзные лидеры, как Онофре и Акоста. За прошедшие годы самыми громкими оппонентами Моралеса стали многие хорошо известные индейские лидеры. Это свидетельствует о том, что низовая поддержка со стороны индейцев вовсе не так бесспорна, как об этом заявляет MAS.

Организации индейцев равнин CIDOB и горных районов CONAMAQ служили важными опорами поддержки MAS. Они были 2 из 5 основных организаций «Пакта единства» – национального альянса между ключевыми низовыми организациями и MAS. Обе эти организации неоднократно мобилизовывали своих рядовых членов в поддержку MAS и играли ключевую роль в его успехах на выборах. Тот факт, что в этом году их официальные лидеры публично выразили свою поддержку президенту Моралесу, заставляет предполагать, что MAS продолжается пользоваться лояльностью со стороны индейских общин.

Однако различные индейские лидеры, у которых мы брали интервью, рисовали типичную картину того, как MAS добивалась поддержки их организаций в этом году. Как и профсоюз БРЦ, индейские CIDOB и CONAMAQ также не так давно отказали MAS в поддержке. Они годами критиковали режим MAS, особенно в период Учредительного собрания 2006 – 2007 гг. (32). Это зачастую отражало глубокие идеологические разногласия относительно роли индейских политических образований в политике страны, как показывает исследование Латиноамериканского совета социальных наук (CLACSO) (33).

Тем не менее, они продолжали критически поддерживать MAS и надеялись на то, что партия будет уважать их требования. В ходе личного интервью, представительница CONAMAQ Анхелика Сарсури Гутьеррес упоминала о надеждах, которые она испытывала, когда к власти пришло MAS: «Мы все мечтали о нынешнем правительстве. Мы все надеялись на перемены, зная, что перемены не происходят за один день, но это будет процесс».

В декабре 2011 г. их терпение лопнуло, и обе организации, CONAMAQ и CIDOB, вышли из «Пакта единства». Последней каплей стало грубое подавление индейских протестов в связи с ТИПНИС в 2011 г., когда три сотни участников мирного протеста были арестованы и более 60 ранены, включая 6-месячного ребенка, что даже заставило подать в отставку в знак протеста министра обороны Боливии Сесилия Чакона (34). Тогдашний председатель CIDOB Адольфо Чавес заявил, что утратил последние остатки веры в Моралеса как «защитника индейцев и матери-земли» (35). В знак солидарности из пакта вышли и индейцы гор CONAMAQ. Обе организации стали открытыми оппонентами MAS.

Новая оппозиция пришлась MAS не по нраву, и обе организации испытали различные попытки захвата со стороны «масистов». Первой подчинилась нажиму MAS и вновь выразила ему поддержку CIDOB. Когда в июле 2012 г. Чавес и его сторонники принимали участие в протестах в связи с ТИПНИС в Ла-Пасе, союзная MAS фракция во главе с Мельва Уртадо воспользовалась этой возможностью для того, чтобы организовать конгресс с выборами в городе на противоположном конце стороне страны – в Санта-Крусе. На этом конгрессе Уртадо был объявлен новым председателем CIDOB, а затем захватил штаб-квартиру организации – как показывают фотографии (36), в сопровождении полицейского спецназа. «Мы будем с тобой, брат президент Эво Моралес», – заявил Уртадо боливийской печати, публично выразив поддержку MAS от имени своей организации (37).

Примерно в то же время CONAMAQ также испытал ряд попыток захвата. В интервью с нами Гутьеррес объяснила, как даже после выхода из «Пакта единства» «масисты» подрывали автономию организации, используя «сфабрикованных лидеров» и «попирая организационную структуру и нормы, которые ясно определяют, как должно избираться руководство». Гутьеррес и его коллеги смогли защищать свои штаб-квартиры декабря 2013 г., когда их противники-«масисты» во главе с Иларио Мамани явились, по ее словам, в сопровождении полиции.

В настоящее время президент Моралес пользуется лояльностью со стороны «официальных» председателей CIDOB и CONAMAQ Уртадо и Мамани. Однако, к огорчению MAS, смещенные «первоначальные» руководства и их сторонники продолжают политическую работу до сих пор и отказываются признать председателей, выступающих в союзе с MAS. Они теперь называют себя «органическими» CIDOB и CONAMAQ, чтобы отмежеваться от «официалистов», то есть сторонников режима.

3) Атаки на правозащитников

Еще один инцидент демонстрирует, что жертвами раскольнической политики MAS становятся не только критические общественные организации, но и поддерживающие их опоры. Национальная ассамблея по правам человека (APDHB) – демократическая правозащитная организация, созданная в 1976 г. и имеющая отделения во всех 9 департаментах Боливии (38). Она публично критиковала нарушения правительством прав CONAMAQ и CIDOB на объединение и протест, в частности, жестокое подавление протестов из-за ТИПНИС. Не приходится удивляться тому, что 17 января этого года проправительственая фракция во главе с Тересой Субиэта захватила штаб-квартиру ла-пасского отделения APDHB — и снова при помощи полиции.

Политический мотив этого шага совершенно прозрачен для национального председателя организации Йоланды Эрреры, о чем она заявила нам в личном интервью. Субиэта хотела «захватить APDHB, чтобы не дать нам продолжать говорить о правах человека в Боливии и чтобы вместо этого поддерживать правительство». И действительно, Субиэта сама признала этот мотив, объявив присутствовавшим при инциденте представителям печати, что она обязана «защитить брата Эво» и «защитить процесс перемен» от правых сил внутри APDHB (39). Поскольку выбранные представители ла-пасского отделения отказались уходить в отставку, в этом отделении сейчас имеются два соперничающих руководства, что весьма типично для все большего числа социальных организаций в Боливии.

4) Бюрократизм

Концентрация власти в руках MAS может осуществляться и менее насильственными, в большей мере бюрократическими методами, говорят критики. Например, через закон №351, требующий перерегистрации всех организаций гражданского общества.

Правозащитные организации, начиная с APDHB до офиса ООН по правам человека (OHCHR) признают, что закон №351 может помешать свободному функционированию неправительственных организаций и общественных организаций вообще (40). Председатель APDHB Эррера говорит, что «этот закон включает ряд пунктов, которые нарушают свободу объединений», поскольку он обязывает «все организации гражданского общества иметь связь с национальной политикой». Поскольку закон «отнимает легальное лицо у тех, кто ее не имеет», он наделяет государство произвольным правом отменять легальный статус общественных организаций. Эррера опасается, что этот закон станет бюрократической удавкой для организаций, которые критически настроены по отношению к MAS.

Ряд неправительственных организаций, которые поддержали протесты по ТИПНИС – что стало, очевидно, важным критерием для режима MAS при различении между союзниками и врагами – уже сообщили о том, что пострадали от закона №351. Пострадала от него и «органическая» CONAMAQ, говорит ее представительница Нильда Рохас. Хотя ее группа подала все требуемые бумаги, министерство автономии отвергло ее легальный статус, передав его союзной с MAS фракцией Илариона Мамани, рассказала Рохас боливийской печати (41).

5) Юридизация политики

Критики говорят также о «юридизации политики», иными словами об использовании судебных мер против политических оппонентов. Правда, это было обычной практикой и при предыдущих режимах. «В Боливии никогда не было независимой судебной системы», – заявил нам в личном интервью Алехандро Альмарас, юрист и бывший заместитель министра по земельным вопросам в правительстве MAS. Однако, заключает он, судебная система «никогда раньше не была так подчинена [исполнительной власти] как сейчас, за исключением периодов военных диктатур». Его заключение основано на опыте сотрудничества с социальными движениями и личном опыте высокопоставленного чиновника внутри самого MAS.

«Правительство желает иметь солдат [в судебных органах], именно такой термин я слышал из их уст», – говорит Альмарас.

В первый период правления MAS «юридизацию политики» критиковали в основном правые, но теперь, со всей очевидностью, от нее страдают и люди прогрессивных взглядов. «Обычное дело, когда общественные лидеры, которые перечат правительству, отдаются под суд, – объясняет Альмарас. – Приговоры редко приводят к тюремному заключению; скорее это больше похоже на меры давления и отговаривания, но их репрессивный смысл очевиден».

Вице-председатель ла-пасского отделения «органической» APDHB Вероника Санчес Баррера может подтвердить слова Альмараса на собственном опыте. Баррера рассказала нам о том, что ее работе сейчас серьезно мешают «сфабрикованные уголовные дела» против нее и ее коллег. Баррера перечисляет наиболее заметные обвинения, включая наркоторговлю и даже сводничество, «якобы потому что мы поместили наши собственные фотографии в обнаженном виде в Интернете».

Выборы и после них

Что касается президентских выборов в октябре, то большинство из тех, у кого мы брали интервью, уже ожидали победы Моралеса, потому что не видели никакой реальной левой альтернативы MAS, и Моралес оставался предпочтительнее, нежели традиционные правые, заслужившие непопулярность в ходе предыдущей неолиберальной эпохи. Однако не следует понимать отсутствие серьезного вызова слева на выборах или массовых уличных выступлений против MAS как отсутствие недовольства Моралесом слева.

Те, кто пытались бросить левый вызов MAS на выборах в октябре, сталкивались с многочисленными препятствиями. Любой попытке такого рода несомненно препятствовала авторитарная реакция режима MAS на критику из рядов собственной базы. В конце концов, как поведал нам Хуан Акоста, создание Партии трудящихся было подорвано профсоюзной политикой сверху по приказу MAS.

Другим препятствием для левых альтернатив может служить широко распространенное опасение, которое высказывали нам даже самые ожесточенные левые критики: подыграть правым, расколов прогрессивные голоса в случае, если будет больше одной левой партии. Стоит отметить, что левая экологическая Зеленая партия Боливии (PVB), созданная недавно некоторыми известными диссидентами из MAS и социальными лидерами, включая Алехандро Альмараса, получила всего 1 из 130 мест в парламенте, набрав 2,7% голосов.

Некоторые полагают, что единственным путем к возвращению к изначальным целям процесса перемен может быть возрождение выступлений масс, наподобие тем, которые на рубеже столетий и привели к власти MAS. Однако то «горючее», которое воспламеняло прежние выступления, сегодня, по-видимому, отсутствует. «Во время военных диктатур было совершенно ясно, кто враг – военные, – говорит Оскар Оливера, прославившийся во всем мире своей ролью в ходе «водной войны» против приватизации воды в Кочабамбе в 2000 г. – Той базы, которая сумела изгнать ТНК, изгнать правительства и поставить Эво Моралеса… – сегодня такой социальной силы больше нет».

На сегодня Моралес, похоже, может стать самым долгим президентом в истории Боливии, если он просидит весь третий срок. Прежние президенты, также намеревавшиеся править долго, обнаруживали, что восстания и независимые социальные движения Боливии могут стать для них большим вызовом, чем соперничающие политические партии. Быть может, в большей степени, чем кто-либо из предшествующих президентов, Моралес, как продукт этих движений, знает, как умиротворять их.

Однако социальные движения в Боливии в прошлом уже утрачивали свою автономию. Но всякий раз завоевывали ее снова.

Александер Беундер, Лус де Кляйн

Источник статьи

Реклама
 

Метки:

Путинизм оплот мира?


Комментарий МИД России по проблематике урегулирования украинского кризиса

2565-06-11-2014

В последнее время в ряде высказываний отдельных политиков звучит мысль о необходимости возврата к переговорному процессу по урегулированию украинского кризиса в так называемом женевском формате, то есть с участием представителей России, ЕС, США и Украины. К этому, в частности, на днях призывал А.П.Яценюк, нынешний глава правительства Украины.
В этой связи хотелось бы напомнить, что на состоявшейся 17 апреля 2014 года встрече в Женеве министров иностранных дел России, США, Украины и Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности было согласовано совместное заявление, в котором фиксировались первоначальные конкретные меры по деэскалации напряженности, восстановлению безопасности для всех граждан. Отмечалось, что стороны конфликта должны воздержаться от любых насильственных действий, запугивания и провокаций. Участники встречи решительно осудили и отвергли любые проявления экстремизма, расизма и религиозной нетерпимости, включая антисемитизм. Среди прочего было подчеркнуто, что на Украине «объявленный конституционный процесс будет инклюзивным, транспарентным и подотчетным. Он будет предусматривать незамедлительное начало широкого национального диалога с охватом всех регионов и политических образований Украины, а также позволит учитывать замечания общественности и предложенные поправки».
Сейчас очевидно, что все эти договоренности были грубо попраны украинской стороной. Вместо деэскалации Киевом были активизированы на Юго-Востоке страны боевые действия с использованием тяжелой техники, что привело к тысячам человеческих жертв и масштабным разрушениям. Вместо реальной конституционной реформы и налаживания диалога с собственным народом были предприняты какие-то невнятные кулуарные маневры, которые пока не вылились ни во что, кроме пустых обещаний.
Глядя на нынешнюю ситуацию, возникает вопрос о целесообразности возвращения к формату, который не принес ожидавшегося результата. Не лучше ли украинской стороне сначала попробовать выполнить то, о чем уже договаривались и что было обещано сделать?

=================================================================================

Разве для того вся эта Донбасская провокация затевалась путинистами, чтобы вчистую проиграть по всем фронтам, замирившись и признав себя агрессорами и преступниками?

Разумеется, что после проведения т.н. выборов в Луганде и Донбабве у Кремля появилось желание накачать легитимностю своих бандустанских марионеток и не мытьём, так катаием впихнуть в переговоры в качестве стороны. Насколько это отвечает соотношению политических сил сторон вопрос конечно дискуссионный, но Кремль , как явный агрессор со своими лживыми заявлениями ни у кого уже не вызывает доверия.

Комментарий он всего лишь комментарий, но он наглядно показывает циничный настрой путинистов на полное игнорирование ранее достигнутых договорённостей.

Вопрос о формате переговоров, т.е. вопрос о количестве заинтересованных сторон, их полномочиях, средствах влияния на ситуацию, степень вовлечённости в конфликт, является важнейшим вопросом успеха переговоров.

Реальная сила минских договорённостей хоть и спорна, но всё равно позволила существенно снизить накал борьбы и спасти многие жизни. Тем не менее они всё равно носят признаки фикции.

Вопросы войны и мира это всегда вопросы первых лиц государств и персон с еждународным статусом к ним приравненным и договариваться должны имено они и закреплять свои договорённости со всей определённостью в соответсвующих соглашеиях и договорах.

Такой договор должен содержать положеия о детальном механизме и средствах обеспечения договорённостей.

Данным комментарием МИД даёт понять что Кремль не заинтересован в мирном решении конфликта и намерен силой оружия отстаивать свои интересы на Донбассе. С другой стороны, агрессивное заявление сводит на нет эффект неожиданости нападения и обуславливает зачительные жертвы при возобновлении БД.

Таким образом, это обыкновеный пример шантажа партнёра в попытках вытянуть его на свою сторону, но позиции Кремля и в мире и в России нынче слабы и позорны как никогда. Кремль ищет точку опоры в самоубийственных и взрывоопасных вещах, что не может укрыться от глаз любого здравомыслящего человека.

Импотент не может угрожать жертве изнасилованием предъявляя рабочее тело изнасилования находящееся в состоянии исключающем его примение по прямому назначению!

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Революция 1917-го года была прыжком из болота – отчаянным и бескомпромиссным


Царская Россия. Хорошо, что потеряли

В канун очередной годовщины Октябрьской революции 1917 года вновь и вновь поднимаются разговоры о якобы бурном развитии царской России в году правления «царственного страстотерпца» Николая II. Тема не новая, концепт «России, которой мы потеряли» формировался достаточно давно, достаточно вспомнить перестроечные годы, одноименный фильм Говорухина. Если принять эту точку зрения, то подвисает в воздухе ответ на вопрос – почему все это благолепие растаяло в воздухе, не оставив и следа? Нет, конечно, у монархистов и охранителей, а также, по странному совпадению, отечественных либералов, ответ прост и понятен – рептилоиды-большевики прилетели с планеты Нибиру и столкнули Россию-матушку с рельсов общемирового развития. Но было ли оно, это самое развитие?

Более-менее непредвзятый анализ социально-экономического развития дореволюционной России показывает: революция 1917 года была следствием максимально обострившихся противоречий между различными слоями общества. Октябрьская революция, в свою очередь, была вызвана неспособностью февральской политической элиты эти противоречия решить.
Какими же были эти противоречия? В первую очередь, конфликт между экономическим развитием и политической элитой, в большинстве своем думавшей только о «хрусте французской булки». В результате Россия даже по объемам промышленного производства отставала от США, Англии, Германии и Франции. Доля ее в совокупном промышленном производстве пяти вышеперечисленных держав составляла всего 4,2%. В общемировом производстве в 1913 г. доля России составляла 1,72%, доля США — 20, Англии — 18, Германии — 9, Франции — 7,2% (это все страны, имеющие население в 2-3 раза меньше, чем Россия). И это при том, что в России в 1913 г. был рекордный (80 млн.т.) урожай зерновых. По размерам валового национального продукта на душу населения Россия уступала США — в 9,5 раза, Англии — в 4,5, Канаде — в 4, Германии — в 3,5, Франции, Бельгии, Голландии, Австралии, Новой Зеландии, Испании — в 3 раза, Австро-Венгрии — в 2 раза. Россия не то что не «рванула», а продолжала отставать — в 1913 г. ее ВНП соотносился с ВНП Германии как 3,3 к 10, в то время как в 1850 г. соотношение равнялось 4 к 10.

И это притом, что основная масса населения проживала в сельской местности, еще не оправившейся от последствий крепостного права (выкупные платежи отменила только первая русская революция 1905 года). Российская деревня была нищей: объективно в силу малоземелья крестьянства, его технологической отсталости и неграмотности. Конец XIX века практически всеми наблюдателями отмечался как история борьбы с голодом. Новый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона отмечает голод как обыденное явление: «После голода 1891 г., охватывающего громадный район в 29 губерний, нижнее Поволжье постоянно страдает от голода: в течение XX в. Самарская губерния голодала 8 раз, Саратовская 9. За последние тридцать лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 г. (Нижнее Поволжье, часть приозерных и новороссийских губерний) и к 1885 г. (Новороссия и часть нечернозёмных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 г. наступил голод 1892 г. в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 98 гг. приблизительно в том же районе; в XX в. голод 1901 г. в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка 1905 г. (22 губернии, в том числе четыре нечернозёмных, Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 гг. (по преимуществу восточные, центральные губернии, Новороссия)».

Как это ни прискорбно звучит для тех, кто пытается представить Россию страной, где господствовала патриархальная тишина и всеобщее братство между бедными и богатыми, надо отметить, что в стране шла упорная борьба, упоминать о которой столь немодно сейчас, и которая называется борьбой классов. По данным IV Государственной Думы, с 1901 по 1914 гг. царские войска более 6000 раз открывали огонь, в том числе и артиллерийский, по митингам и демонстрациям рабочих, а также по сходам и шествиям крестьян. И это только по МИРНЫМ митингам, шествиям, сходам. Число жертв колебалось от 9-ти до тысячи человек. Всего же число жертв подобного рода «стрельб» превысило 180 тысяч человек. В 1907-1910 гг. в каторжных централах погибло свыше 40 тысяч заключенных.

Так что не было процветания в царской России. Это, как и путинская Россия, было болото, в котором медленно, но верно, угасало население страны. Революция 1917-го года была прыжком из этого болота – отчаянным и бескомпромиссным.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Наш праздник – годовщина Октября! Долой день липового единства угнетателя и угнетённого!


Товарищи! Завтра мы отмечаем наш праздник, годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Нам, рабочим и угнетенным, он дает надежду и готовность бороться до полной победы социализма во всем мире. Октябрьская Революция перевернула мир, и началась новая эра. Мир впервые увидел победу рабочего класса, победу угнетенных над угнетателями. А за ней прогремели революции и в других странах мира. Пролетариат всего мира поднимался на борьбу, воодушевленный победой российского пролетариата в семнадцатом году.

Поэтому нашим врагам этот праздник страшен и ненавистен. Его ненавидят буржуи всего мира, а наши российские – особенно. Он им до того ненавистен, что они не только отменили празднование Октября, но и придумали лживый праздник, который должен нас заставить забыть о революции и поверить в какое-то «народное единство», которого нет и не может быть в классовом обществе.

Вы должны знать, когда и как был слеплен этот праздник — «День народного единства», придуманный для обмана российских трудящихся.

***

В 1991 году в стране окончательно победила буржуазная контрреволюция. Буржуазия полностью захватила политическую власть. После этого она сбросила с себя все маски. Ей уже не нужно было притворяться и врать советским гражданам, что она всего лишь хочет «больше демократии» и стремится только «улучшить социализм».

Теперь она могла показать свое истинное лицо, всю свою ненависть к социализму. Она поставила себе целью опозорить, очернить и оплевать все, что было связано с социализмом.

Особое бешенство, конечно, вызывала в ней Октябрьская социалистическая революция.

Надо было сделать все возможное, чтобы внушить бывшим советским гражданам, что Великий Октябрь, открывший новую эру не только в истории нашей страны, но и всего человечества и показавший новый путь всему миру – что это якобы «трагедия и катастрофа русского народа».

Катастрофа на самом деле была. Но не для русского народа – а для старого порядка, основанного на эксплуатации и паразитировании господствующих классов. И для всех тех, кому такой порядок был по нраву, кто в нем уютно устроился и желал его сохранить навечно.

Целая орда царственных бездельников, которые были уверены, что им полагается роскошная жизнь только лишь потому, что они – великие князья или княжны. Аристократы, которые кичились своим древним происхождением, гербами и титулами, и опять-таки за все это требовали себе роскоши и привилегий. Офицеры, всякие там Голицыны и Оболенские – эти считали, что раз у них есть эполеты, шпоры и холеные усы, то они также могут требовать себе всех жизненных благ и покорных, безропотных холопов, которые будут для них эти блага создавать.

Помещики и фабриканты, которые по своей алчности и цинизму не отличались от нынешних.

А, кроме того — целый слой буржуазных интеллигентов, которые хорошо пристроились под крылом паразитов. Они умствовали, болтали, писали, тешили вкусы бездельников, создавали для их отдыха и развлечения стишки, повестушки, романы, издавали газеты и прочее. Иногда они были талантливы, иногда бездарны. Но главное, что работали они для господствующего класса и кормились его милостями. А потому и разделяли его вкусы, цели и интересы, отождествляли себя с ним. Они тоже стремились сохранить существующий строй, в котором им было удобно и уютно жить под крылом эксплуататоров.

Вот для кого Октябрьская революция стала катастрофой — для всевозможных паразитов и их холуев!

А для веками угнетаемого трудового народа она стала самым большим и великим народным праздником. Жившие в те времена рабочие и крестьяне отлично осознавали, что означает для них победа Октября. Несмотря на все трудности и сложности революционной эпохи, они, в отличие от дедов и прадедов, которые даже не могли надеяться на свое освобождение при жизни, первые в человеческой истории стали свободными, скинули со своей шеи плеч угнетателей и эксплуататоров всех мастей и рангов.

Потому буржуазии, совершившей контрреволюцию в СССР, во что бы то ни стало требовалось обмануть и запутать советских граждан, внушить им свое мировосприятие и свое отношение к власти трудового народа, к социализму — ненависть и злобу уходящего с исторической арены общественного класса. Буржуазия еще яростнее повела кампанию по очернению Октябрьской революции, надеясь стереть у трудового народа России даже память о ней.

23 ноября 2004 г. а рассмотрение Думы был внесён законопроект, предполагающий внесение поправок в Трудовой кодекс РФ, в частности: отмену празднования 7 ноября — годовщины октябрьского переворота и 12 декабря — Дня Конституции, увеличения новогодних каникул с 2 до 5 дней, а также введения нового праздника 4 ноября.

В тот же день члены президиума Межрелигиозного совета России обратились к председателю Госдумы Б. Грызлову с просьбой рассмотреть заявление Совета, посвящённое установлению в качестве праздничного дня даты 4 ноября. Совет поддержал инициативу введения нового праздника. Соответствующее обращение вместе с текстом заявления было распространено в Думе вместе с рассмотрением поправок в Трудовой кодекс РФ, связанных с пересмотром праздничных дат.

«Мы полагаем, что день трагического разделения России — 7 ноября — не стал днём примирения и согласия», — говорится в обращении. Члены Межрелигиозного совета России считают, что последовавшие за ним события «привели к гибели миллионов наших сограждан, в то время как освобождение Москвы от иноземных захватчиков в 1612 году объединило народ и прекратило братоубийственное кровопролитие»[1].

Итак, в трактовке буржуазных деятелей, пытающихся оболгать Революцию, 7 ноября есть день трагического разделения России. Очень интересно! Значит, «трагическое разделение» наступило именно 7 ноября, не позже и не раньше.

А до этого, значит, не было никакого разделения. Не было разделения на бояр и смердов, феодалов и крепостных, и наконец, на фабрикантов и их наемных рабочих. Бояре не именовали смердов «подлыми людишками», не драли с «подлых людишек» семь шкур, не жили сами в палатах и чертогах, предоставляя людишкам жить в курных избах вместе со скотом. И людишки не бунтовали против бояр, не бежали на Дон и Урал, не поднимали без счету бунтов и крестьянских восстаний, а бояре их за это не вешали и не четвертовали.

И позже помещики своих крепостных не заставляли дохнуть от работы на барщине, не продавали как скотину, не проигрывали в карты, не секли, не отдавали на всю жизнь в солдаты, не сооружали себе гаремы из крепостных наложниц. И крестьяне не убегали от них, не пускали им красного петуха в усадьбы, не расправлялись с самыми зверствующими.

И фабриканты в уже более поздние времена не заставляли рабочих работать по двенадцать-четырнадцать часов в день, не грабили штрафами, не превращали их в нищих ради своих прибылей. И рабочие не бастовали, не устраивали многотысячные стачки, а их за это господствующий класс не усмирял казацкими нагайками и пулями. Не было ни Морозовской стачки, ни Ленского расстрела… Не было и революции 1905 года, которая так мощно встряхнула самодержавие, что оно уже готово было петь себе отходную. И после которой, мстя рабочему классу за свой недавний страх, оно отправило в тюрьмы и на виселицы сотни тысяч рабочих.

Значит, ничего этого не было. Никогда никакого разделения у нас не было, было полное единение, и вдруг седьмого ноября ни с того ни с сего наступило «трагическое разделение».

В этой лжи и хотят нас теперь убедить наши новые хозяева, изобретатели «дня народного единства».

Чтобы чествовать это мифическое единство, был выбран день, когда Москва была освобождена от польских захватчиков – потому что якобы освобождение Москвы «объединило народ и прекратило братоубийственное кровопролитие».

Почему это освобождение Москвы «объединило народ» — непонятно. Ведь по-прежнему остались бояре и холопы, «именитые люди» и «подлые людишки», и по-прежнему одни жили в палатах, а другие в курных избах, одни на пирах наслаждались медами и пирогами, а другие ели черный хлеб.

Да и если мы посмотрим на историю борьбы с поляками во время Смуты, то меньше всего мы там сможем найти пресловутое «народное единство». Наоборот, мы увидим там противоположные интересы враждующих классов, или иначе — классовую борьбу.

Мы увидим, что правящий класс, боярская аристократия – выступила предателем национальных интересов и продалась иностранным захватчикам, а освобождали страну от иностранной интервенции как раз низшие классы, угнетенные и трудящиеся. Ведь именно бояре («Семибоярщина») — боясь народного восстания, в 1610 году отдали власть полякам, открыли им московские ворота и присягнули польскому королевичу Владиславу. (Ибо иностранное владычество было для них не так страшно, как восстание собственных народных масс). А собирали ополчение, освобождали Москву и изгоняли захватчиков крестьяне и горожане-ремесленники – бедный и угнетенный люд, который не желал отдавать свои страну иноземцам на растерзание по прихоти продажных бояр.

Вот коротко об истории самого «праздника», 4 ноября.

22 октября (1 ноября по григорианскому календарю) 1612 года бойцы народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, гарнизон Речи Посполитой отступил в Кремль. Князь Пожарский вступил в Китай-город с Казанскою иконой Божьей Матери и, согласно гораздо более позднему свидетельству, поклялся построить храм в память этой победы. 26 октября (5 ноября по григорианскому календарю) командование гарнизона интервентов подписало капитуляцию, выпустив тогда же из Кремля московских бояр и других знатных лиц. На следующий день (27 октября) гарнизон сдался. В конце февраля 1613 года Земский собор избрал новым царём Михаила Романова, первого правителя из династии Романовых. И где тут «прекращение братоубийственное кровопролития»? Кто тут брат — поляки-иноземцы и бояре — кровопийцы и предатели? Для наших продажных святош может и так, им все равно каким буржуям служить — российским или иностранным, для них они все — классовородные.

Освобождение Москвы от польских захватчиков, конечно, важная дата в нашей истории. Ну, а по поводу того, что мы должны радоваться освобождению «знатных лиц», то есть, угнетателей и дармоедов, которых удерживала в плену другая конкурирующая преступная группировка таких же угнетателей и дармоедов, только иноземных…

Вот скажем, если бы сегодня некая группа террористов захватила бы в заложники Абрамовича, Дерипаску, Прохорова и Чубайса и люди в масках выступили бы по ТВ с требованием их выкупа народом России – иначе их угрожали облить бензином и сжечь – то народ стал бы в очередь – сдавать канистры и баклажки с бензином. Это 100%.

Народные массы тогда, в далеком 1612 г., проявив героизм и самоотверженность, изгнали захватчиков, освободили страну от поляков, вернули боярам власть, помогли им сохранить привилегированное положение – а сами остались в нищете и рабстве. У власти остались те же, кто и был — феодальная аристократия, бояре, только сменилась царская династия.

Как правила эта династия, чем закончила и по каким причинам – хорошо всем известно. Хотя буржуи и тут заврались полностью, пытаясь представить дело так, будто бы «была Великая Россия, народ жил просто сказочно, рабочие души не чаяли в фабрикантах. Был справедливый царь, текли реки из водки, а закуска росла прямо на берегу для удобства крестьян, которые просто обожали помещиков за такую жизнь. И вдруг в 1917 году приехал пломбированный вагон с евреями Лениным и большевиками и «разъединили народ»…

Сейчас важно другое — народные массы, своим подвигом освободившие страну от захватчиков в 1612 г., ничего не получили, никакого улучшения своей участи, остались в прежнем угнетенном и бесправном положении. И именно это и любо нынешним буржуазным реакционером, ненавидящим революцию — то, что в 1612 году эксплуататорский строй сохранился и эксплуататоры удержали власть. А народ, который им помог, покорно согнул шею, и опять поволок старое ярмо.

Вот это они и называют «Народным Единством».

Поэтому российская буржуазия, мечтающая точно также обвести российский народ вокруг пальца, как это сделали их далекие предшественники-эксплуататоры, и приурочила позарез необходимый ей «праздник народного единства» к четвертому ноября.

Но буржуи напрасно считают российских трудящихся такими простачками. Трудовой народ России в большинстве своем очень хорошо понимает, для чего этот «день единения» потребовался нашим буржуазным властям.

Посмотрим теперь – как народ собственно относится к этому навязанному ему «празднику»:

Вот ответы наших граждан на вопрос по поводу этого праздника:

Вопрос: Вы празднуете 4 ноября?[2]
Ответы:
Да, это важная дата российской истории — 6.5%
Нет — 55.1%
Праздную 7 ноября — 28.0%
Выходной — почему бы и не отметить? — 7.5%
Другое — предложить — 2.8%

И вот один комментарий к подобному опросу, который как нельзя лучше показывает, что наши граждане прекрасно понимают, кому и для чего нужен этот «праздник»:

Алексей самарский, клерк[3]: «По задумке властей мы должны забыть о революции и праздновать день примирения и согласия. Почему это обворованные должны согласиться и примириться с ворами? Почему это Ленин на броневике — это сепаратист, а пьяный Ельцин на танке — это отец демократии? А может, если бы не революция, то половина страны до сих пор бы не умела ни читать, ни писать? На предприятии, где работаю, работают таджики, получают 500р за 16 часов и 360р за 12 часов. А может, если забыть про революцию, такая участь ждёт половину россиян?»

Итак — 4 ноября – это день единения угнетателя и угнетённого, сытого и голодного. Поскольку такого в природе не наблюдается и быть в принципе не может – то поддельные праздники буржуазии – в топку! У нас есть свой праздник – 7 ноября, и мы знаем точно – скоро будет ещё один – поскольку противоречия Капитализма достигли такой стадии, что новая Социалистическая Революция неизбежна.

Товарищ Дестр, Оксана Снегирь (РП)

[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/День_народного_единства
[2] http://zampolit-ru.livejournal.com/1143437.html
[3] http://www.klerk.ru/poll/prazdnik/

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Камчатские лесники грозят чиновникам елками


Профсоюзный комитет ГКАУ «Охрана камчатских лесов» получил уведомление о сокращении более 20 человек с 1 января 2015 года, сообщает председатель Камчатской краевой организации профсоюза работников транспорта, геолого-добывающих и производственных отраслей Олег Федоров.

Под сокращение в основном попали члены профсоюза, имеющие профессиональное образование по лесному делу, специализацию в авиадесантной службе, люди, отдавшие много лет этому предприятию. Сокращаются работники в Елизовском, Мильковском и Быстринском районах, где практически невозможно найти работу.

В настоящее время продолжаются переговоры по заключению коллективного договора на предприятии, однако члены переговорной комиссии также попали под сокращение.

Профсоюзы рассматривают возможность проведения акции протеста с вручением новогодних елок членам правительства Камчатского края.иями и сборами, с которыми им приходится сталкиваться, а также выразил недовольство «резким падением цен на зерновые, молоко и овощи, отчасти вызванным связанными с Россией санкциями» и ростом цен на удобрения.

solidarnost.org 5.11.14

 

Метки:

Валентин Урусов сделал заявление в связи с преследованием Леонида Тихонова


Директор Центра защиты профсоюзных прав Валентин Урусов сделал заявление в связи с уголовным преследованием Леонида Тихонова, лидера профсоюза докеров ОАО «Восточный порт». В заявлении подчеркивается: «Центр защиты профсоюзных прав внимательно следит за ходом судебного процесса по делу Леонида Тихонова и не признает никакого другого приговора, кроме оправдательного». Полный текст заявления читайте ниже.

Заявление Центра защиты профсоюзных прав в связи с уголовным преследованием Леонида Тихонова

В ближайшие недели ожидается вынесение приговора по делу Леонида Тихонова, ему грозит семь лет лишения свободы. Давление на профсоюзную организацию ОАО «Восточный порт» Российского профсоюза докеров продолжается уже более двух лет. За это время мы увидели примеры неприкрытых репрессий, увольнений и уголовных дел в отношении активистов профсоюза докеров. Дело Леонида Тихонова стало самым ярким образом творимого беспредела.

В отношении лидера профсоюзной организации Леонида Тихонова возбуждено уголовное дело по надуманному обвинению в растрате профсоюзных денег. При этом, инициатором уголовного дела стали не члены профсоюза, средства которых якобы были растрачены, а управляющий директор порта Анатолий Лазарев — именно он направил заявление в правоохранительные органы. При этом, с самого начала абсурдное дело нашло полную поддержку со стороны Находкинской транспортной прокураторы, которая выступает главным обвинителем.

Центр защиты профсоюзных прав полностью поддерживает позицию российского и международного профсоюзного движения — заведенное уголовное дело является преследованием Леонида Тихонову за активную профсоюзную деятельность, за многолетнюю защиту прав и интересов докеров и всех работников ОАО «Восточный порт». Давление на профсоюз началось после акций протеста, в ходе которых работники порта выступили против распространения практик «заемного» труда, приводящих к потере доплат за вредные условия труда, отпусков и других социальных гарантий.

Центр защиты профсоюзных прав внимательно следит за ходом судебного процесса по делу Леонида Тихонова и не признает никакого другого приговора, кроме оправдательного. В случае вынесения обвинительного приговора, Центр защиты профсоюзных прав обратится ко всему российскому и международному профсоюзному движению с инициативой проведения широкой международной кампании для привлечения внимания к происходящему беспределу.

Директор Центра защиты профсоюзных прав
Валентин Урусов

Источник: Конфедерация труда России

unionstoday.ru 5.11.14

 

Метки:

Докеры Ейского морского порта начали «итальянскую забастовку»


Работники порта Ейска требуют подписания нового коллективного договора. Ранее, администрация порта отказалась вести переговоры с профсоюзами докером и моряков, представляющих интересы более половины работников порта. Работники готовились начать забастовку, однако, суд Ейска постановил приостановить ее проведение. До начала рассмотрения дела в суде по существу 11 ноября, работники и решили работать «по правилам».

31 декабря 2013 г. в Ейском морском порту закончил действие коллективный договор. За три дня до его окончания 28.12.13 г. профсоюзными организациями Российского профсоюза докеров (РПД) и Российского профсоюза моряков (РПСМ), действующим в «Ейский морской порт» (ЕМП) был создан единый представительный орган работников (ЕПО), который направил работодателю уведомление о начале коллективных переговоров по заключению нового коллективного договора. Работодатель от ведения переговоров уклонился, по-особенному понимая трудовое законодательство и считая, что у профсоюзных организаций такое право отсутствует.

Администрации ЕМП дважды направлялись повторные уведомления (05.02.14г. и 27.05.14г.) о начале коллективных переговоров, разъяснялись положения законодательства, в частности о том, что профсоюзы создаются без разрешения работодателя, ему неподотчетны и неподконтрольны. Кроме того, предоставлялась информация, что профсоюзные организации объединяют более половины работников порта без учета заявлений других работников с просьбой представлять их интересы при проведении коллективных переговоров по заключению коллективного договора.

Но ничто не повлияло на позицию руководства Ейского порта и его понимание трудового законодательства. Даже представление Краснодарской транспортной прокуратуры, которое 25 марта 2014 года установило, что уклонение работодателя от ведения коллективных переговоров является нарушением трудового законодательства и требует незамедлительного устранения. Работодатель и тут отказался вести переговоры с работниками.

В ответ работники Ейского порта с 10 по 30 июня провели в подразделениях порта собрания, на которых уполномочили первичную профсоюзную организацию Российского профсоюза докеров порта представлять их интересы при проведении коллективных переговоров. Кроме того, учитывая неоднократное уклонение ЕМП от проведения коллективных переговоров, профсоюзному комитету, в соответствии с положениями ст. 399 ТК РФ, было в случае отклонения требования начала переговоров – разрешать коллективный трудовой спор со всеми правами, установленными трудовым кодексом РФ.

31 июля в адрес работодателя были направлены протоколы собраний, содержащих личные подписи 195 человек, что составляет более 50% от общего количества работников порта, с требованием приступить к коллективным переговорам по заключению нового коллективного договора на 2014-2017 гг. 5 августа был получен очередной отказ.

Поэтому, профсоюзный комитет, руководствуясь положениями ст. ст. 298, 400 ТК РФ, 22 августа констатировал начало коллективного трудового спора в «Ейский морской порт». Одновременно с этим, Работодателю было предложено, руководствуясь положениями ст. 401 ТК РФ, приступить к обязательному этапу рассмотрения коллективного трудового спора путем создания примирительной комиссии.

25 августа 2014 г. был получен ответ администрации ЕМП о непризнании наличия коллективного трудового спора и фактическом отказе от создания примирительной комиссии. 1 сентября 2014 г., руководствуясь положениями ст. 402 ТК РФ, профсоюзный комитет предложил Работодателю приступить к переговорам о рассмотрении коллективного трудового спора с участием посредника и (или) в трудовом арбитраже. При этом, руководство порта было предупреждено, что в случае уклонения от создания временного трудового арбитража, работники могут действовать в рамках статей 409, 410 ТК РФ и также реализовывать право на проведение собраний, митингов, демонстраций, пикетирования в поддержку своих требований в период рассмотрения и разрешения коллективного трудового спора, включая период организации и проведения забастовки (ст.401 ТК РФ).

Вместо проведения переговоров и создания трудового арбитража администрация ЕМП 9 сентября пригрозила представителям работников административной и уголовной ответственностью.

В связи тем, что примирительные процедуры не привели к разрешению коллективного трудового спора, на конференции работников порта 04 октября 2014 г. были подтверждены полномочия профсоюзного комитета и принято решение продолжить установленный законом процесс разрешения возникшего спора, реализовав право на проведение забастовки.

В то же время, 22 октября суд г. Ейска вынес решение по иску Краснодарской транспортной прокуратуры к ЕМП, в котором пришел к выводу, что уклонение работодателя от начала коллективных переговоров, как и указанные в его отказах основания, являются незаконными. Суд обязал ЕМП вступить в коллективные переговоры с профорганизациями РПД и РПСМ.

Однако, руководство порта Ейска отреагировало на решение суда неконструктивно. Профактивисты, входящие в профсоюзный и образованный забастовочный комитеты, были подвергнуты дисциплинарным взысканиям. У некоторых были отобраны пропуска для прохода в порт и им определено новое место работы и новые трудовые обязанности – подметать городские улицы. Двое заместителей председателя профкома уволены по надуманным основаниям. «Что это, как не грубое нарушение закона?! – говорят в профсоюзе докеров. — Чему удивляться – ведь Работодатель уже фактически присвоил себе право безнаказанно нарушать закон, и никто ему в этом не указ!».

При этом, работодателем была заявлена позиция, суть которой сводилось к тому, что работники не имели права выдвигать требования, а если и имели, то должны были провести примирительные процедуры (правда работодатель не указал, что сам от них уклонился), а поскольку реально примирительные процедуры не проводились, то надо признать забастовку незаконной и запретить ее начало до признания ее незаконной!

По мнению профсоюза, в итоге было проигнорированы четкие требования ст.26 ГПК РФ и ст. 413 Трудового кодекса, которые устанавливают, что «решение о признании забастовки незаконной принимается верховными судами республик, краевыми, областными судами, судами городов федерального значения, судами автономной области и автономных округов по заявлению работодателя или прокурора». Гражданское дело по вопросу законности забастовки в «Ейский морской порт» подведомственно Краснодарскому краевому суду, а не Ейскому городскому. Однако, это не смутило не только руководства порта, но и суд.

По неизвестным профсоюзу причинам, судья Ейского городского суда Краснодарского края Поплавский М. В. не только принял дело к производству, но и определением от 30 октября постановил приостановить проведение забастовки работников ЕМП на срок до 12 ноября, поскольку он назначил рассмотрение дела 11 ноября 2014г. Мотивировалось это поступившим в суд ходатайством администрации порта о намерении начать коллективные переговоры во исполнение судебного решения от 22 октября. Однако, как отмечают в профсоюзе, и тут работодатель пошел на хитрость: суд обязал ЕМП вступить в коллективные переговоры с профорганизациями РПД и РПСМ, а работодатель рассылает всем работникам уведомления с просьбой каждому самостоятельно выбрать своих представителей для ведения переговоров, по-видимому, чтобы впоследствии администрация порта могла сама решить, что делать. «Так, где же наше правосудие и соблюдение закона?! – возмущаются в профсоюзе. — Какая роль отведена во всем этом деле суду?!».

Как отмечают в профсоюзе, они уже подготовили жалобы в Краснодарский краевой суд и в Квалификационную коллегию судей, чтобы получить объяснение, почему дело было принято к производству судьей Ейского городского суда, и почему было вынесено неподсудное определение о запрете начала забастовки.

А пока работники решили «по правилам», соблюдая все требования по охране труда и должностные инструкции.

Источник: РПД

unionstoday.ru 5.11.14

 

Метки:

Профсоюз и менеджмент «Юнилевер» в Омске подписали рамочное соглашение о переговорах по зарплате


Первичная организация «Новопроф» на фабрике мороженого «Инмарко» в Омске и менеджмент корпорации «Юнилевер», владеющей предприятием, подписали 31 октября рамочное соглашение, определяющее процесс ежегодных переговоров по заработной плате на предприятии.

«Новопроф» приветствует прогресс в отношениях между своей организацией на омской фабрике и менеджментом «Юнилевер» и надеется на дальнейшее конструктивное сотрудничество в интересах работников предприятия, членов профсоюза.

«Новопроф» благодарит всех, кто оказал поддержку и солидарность в борьбе за право на переговоры по заработной плате, и чей вклад сделал заключение такого соглашения возможным.

Источник: Новые Профсоюзы

unionstoday.ru 5.11.14

 

Метки:

АВТОВАЗ. Терпение на пределе


Независимый профсоюз рабочих «АВТОВАЗа» «Единство» (МПРА) на днях отметил свое 24-летие. Отметил не официозными торжествами, а прошедшим 31 октября митингом против низких зарплат и массовых сокращений. Об итогах акции и перспективах борьбы вазовцев говорит председатель профсоюза Петр Золотарев.

«Собралось по разным данным от 500 до 700 человек. Я, как максималист, конечно, хотел больше. Но время оказалось выбрано не самое удачное: будний день, не все смогли придти. Многие из тех, кто в это время работал, критиковали нас за это. Что важно отметить, большинство участников митинга – рабочие «АВТОВАЗА» — были настроены очень решительно. Много раз звучали речи о забастовке.

Мы озвучили требования к руководству завода и к правительству о выплатах повышенных пособий безработным, тем, кто потерял работу в результате сокращений. Это уже было реализовано в 2010 году. Дело в том, что гарантированная законом норма, по которой уволенным выплачивается пособие в размере двух месячных окладов, устарела. Она была достаточной в советское время, когда найти работу не составляло большого труда, но сегодня, в условиях рыночной нестабильности, поиск работы в нашем регионе может затянуться до года, и мы считаем что работодатель либо государство должны обеспечить работнику среднемесячную оплату на этот срок.

Конечно, мы требуем прекратить массовые сокращения. Сейчас руководство завода и «официальный» профсоюз АСМ активно выходят в СМИ и пытаются сбить накал недовольства. В частности, г-н Андерссон (генеральный директор – ред.) заявил, что в 2015-м году сокращений на ВАЗе не будет. Но это чистой воды декларация, никак документально не подтвержденная. Долгий опыт убедил нас в том, что верить работодателю на слово нельзя. Это, показывает, в частности, ситуация с зарплатой. По данным администрации, средняя зарплата на ВАЗе – 28 тыс. 400 рублей, а по нашим подсчетам – 15-20 тыс.

Некоторые категории рабочих получают и того меньше. Например, на дочернем предприятии – ВМЗ (Волжский машиностроительный завод – ред.) – зарплата кладовщицы – всего 9 тысяч. Зарплата на ВАЗе – это вопрос общегородской, поскольку она влияет на все предприятия. Сейчас Андерссон и Зайцев (лидер АСМ – ред.) заявляют о разовой премии пяти тысячам работников, не имеющим нарушений. Мы написали в нашей листовке о том, что премию получат «добросовестные работники». Но нет, из АСМ нам позвонили и начали возмущаться, почему мы дезинформируем людей. Оказывается, на премию могут рассчитывать не просто добросовестные, а не имеющие больничных, отгулов и т.п. Понятно, что для такого предприятия, как «АВТОВАЗ» разовая выплата для избранных – это ничто. Такие же популистские действия, как новые столы в столовых или отделка туалетов. Это не затрагивает сути проблем, о которых мы говорим, и которые реально волнуют коллектив.

Поэтому мы добиваемся участия в переговорах. Митинг поручил профкому МПРА провести их. Реакции со стороны администрации пока нет. Если не будет и дальше, мы будем готовить более масштабные протесты».

С Петром Золотаревым беседовал Иван Овсянников

mpra.novoprof.org 5.11.14

 

Метки:

Ребёнок сказал, что его не били, но потерпевшим всё равно будет!


29 и 31 октября детозащита вновь изволила напомнить о себе семье Галины Дмитриевой и Виталия Никулина. Виталий Никулин и его сын Вова были допрошены по делу о нанесении Вове лёгких телесных повреждений. Напоминаем, по версии следователя Лысикова Вова был избит год назад, причём, Никулин нанес ему тяжкие телесные повреждения, а Дмитриева — легкие телесные повреждения. Дело в отношении Никулина передано Лысиковым в суд, дело в отношении Дмитриевой начали расследовать сейчас. Следует отметить, что Вова на допросе сообщил, что его никто не бил.

Дополнительно следует отметить, что об этом же он свидетельствовал и на допросе по делу о нанесении тяжких телесных повреждений, будучи допрошен в присутствии законного представителя (матери, бывшей жены Никулина, Ксении Никулиной). Эти показания не помешали следователю Лысикову предъявить Никулину обвинение и передать дело в суд. Кстати, вышеупомянутые тяжкие телесные повреждения — очень интересны сами по себе. Они появились после того, как детозащитники отправили ребёнка на экспертизу, а после фиксации экспертом — прошли сами, без всякого лечения. Подчеркиваю, ТЯЖКИЕ ТЕЛЕСНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ САМОИСЦЕЛИЛИСЬ БЕЗ ВСЯКОГО МЕДИКАМЕНТОЗНОГО ИЛИ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ, по-крайне мере, если верить документам, имеющимся в уголовном деле. Тут, перефразируя известный анекдот, либо ребенок — медицинский феномен, либо эксперт — мотивированный следствием мудозвон. Один из этих вариантов почему-то представляется автору материала гораздо более вероятным, чем другой.

Дополнительно следует отметить, что Галина Дмитриева – известная в РФ активистка левого и рабочего движения, участник кампаний в защиту рабочих строителей, против массовых сокращений на «АвтоВАЗе», в защиту жильцов общежитий. Судя по всему, именно это, а не мистическое избиение с очень странными тяжкими последствиями послужило реальной причиной издевательства над семьей.

Дополнительная информация:

8-968-487-44-97 Галина Дмитриева

8-985-171-60-22 Виталий Никулин

8-905-537-22-99 / 8-916-737-10-33 Александр Зимбовский

http://forum-msk.org/material/news/10568605.html#

 

Метки: , ,

КОРИФЕЙ ВСЕХ НАУК


Владимир Путин заявил, .что большевики обманули страну, так и не выполнив своих обещаний. При этом глава государства отметил, что надувательство было проделано изящно… «Они [большевики] выступали за прекращение войны, правда, они «надули» общество. Вы сами знаете: земля — крестьянам, фабрики — рабочим, народу — мира. Мира не дали, началась Гражданская война, фабрики и землю отобрали. Так что надувательство полное», — рассказал Путин

Максимально жестко, возможно, даже с перебором, на сию восхитительную тему высказался Сережа Колясников, так что всем лучезарным придуркам, которым про Божество слово худого не скажи, предлагаю своё веское «фэ» развернуть в сторону Екатеринбурга. Он, однако, критикует аспекты социально-политические, я же политических оценок давать не намерен, а скажу о том, что мне близко…

Можно, видите ли, как угодно относиться к большевикам, но есть вещи азбучные:

(а) большевики обещали прекращение войны («Мир народам!») и сдержали слово Брестским миром; да, похабным, но при том состоянии армии, да и страны в целом, которые обеспечили «временные», ни на что лучше рассчитывать не приходилось. Что же касается Гражданской войны, то г-ну Путину было бы крайне полезно заглянуть в школьный учебник и узнать, что началась эта самая война никак не по инициативе большевиков, но с мятежа белочехов, поддержанного Антантой и внутренней оппозицией;

(б) большевики обещали «Фабрики рабочим!» и сдержали слово, национализировав предприятия, — то есть, изъяв их у частных владельцев в пользу государства, причем государства социалистического, представляющего интересы большинства народа, — иными словами, тех же рабочих;

(в) большевики обещали «Земля крестьянам!» и сдержали слово, конфисковав землю у помещиков и передав тем, кто ее обрабатывал. Иное дело, что много позже, в ходе государственного строительства, жизнь показала, что мелкое парцеллярное хозяйство не способно обеспечить нужды страны, в результате чего были, — да жестко, но какие варианты? — созданы коллективные хозяйства, способные обеспечить высокую концентрацию техники, однако г-ну Путину, юристу советского разлива, следовало бы знать, что паевую собственность крестьян на колхозные земли никто и никогда не отменял.

Итак, ни о каком «надувательстве» речи нет.
А вот клевета и невежество налицо.
Даже притом, что подтекст (смысл выступления) понятен, все равно: клевета и невежество.

Знаете, я ведь об этом уже писал, даже с пояснениями. Причем, искренне симпатизируя г-ну Путину, делал все, чтобы как-то оправдать лично его, объясняя постыдные конфузы тупостью, халатностью, а то и (почему нет?) злым умыслом спичрайтером, готовивших шефу речи и эспромты. С четким нажимом на то, что президенту РФ, если он не желает время от времени становиться посмешищем, стоило бы накануне выступления вычитывать тексты на предмет бреда, а еще лучше эту шоблу перешерстить, выяснив мотивы подстав.

Ан нет.
Минуло два года с хорошей лихвой, а воз, как видим, по-прежнему там.
Единственный вывод из чего заключается в том, что г-на Путина все устраивает.
И это грустно.

UPD.
В связи с мгновенным, как по свистку, и вопреки предупреждению, наплывом помянутых в самом начале постинга лучезарных придурков, ранее мне незнакомых, специально для них: идите лесом, хорошие мои, здесь не подают.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,