RSS

Вопросы без ответа Владимиру Путину

22 Дек

Спецкорр. Трудовой России побывал на итоговой пресс-конференции Президента России.

От редакции: «Трудовая Россия» — центральный печатный орган РОТ ФРОНТа.

Вход в зал, штурмуемый журналистами всех родов и видов, был забит бутылками из-под воды. Люди спотыкались о пластиковые ёмкости и продолжали протискиваться. Охрана у входа отбирала то, что раздавалось этажом ниже в буфете. Эта забавная разноголосица почему-то напомнила часто встречаемую в чиновничьей системе ситуацию – встреча с президентом не оказалась исключением.


Впрочем, охранники на входе отнимали не только воду, но и любые съестные припасы: у меня на глазах у кого-то отняли большое зелёное яблоко и конфеты. Хотя эпоха бархатного терроризма в России прошла (думается, на время), в администрации Путина, вспоминая былое, решили перестраховаться. Однако снимать обувь почему-то не требовали. То ли охрана российского президента не следит за новейшими тенденциями в этой сфере, то ли, как это у нас в стране бывает, и на самом верху к вопросам относятся сугубо формально. Скорее всего, второе, учитывая, что проверявший меня охранник живо интересовался моей сменной рубашкой в сумке (она была обычная – в клеточку), но даже и глазом не взглянул на футболку, что была нам мне надета (а она дерзила фотографией с англоязычными лозунгами, вывешенными товарищами из Компартии Греции, у стен Акрополя).

Попав в зал, я оказался практически на галёрке – увы, все первые ряды были заняты либо т.н. «кремлёвским пулом» (журналисты, имеющие «особый доступ к телу»), либо теми, кто успел просочиться, когда в зал пускали только операторов. За спиной у меня разговаривали между собой украинские журналисты. По крайней мере, один был точно таковым, т.к. отметился не только демонстративно громким общением на «мове» по телефону, но и знанием текущей ситуации: «Слышал, в Киеве трамвайщики бастуют? Да, новый транш МВФ не перевели». Мне живо вспомнились 90-е. Но вопрос к Путину у него был более глобальный: «Я бы спросил его, понимает ли он, что из-за него может начаться третья мировая».

Но роли в основном были уже расписаны, это было понятно большинству зала: к моей соседке подбежала коллега и сказала, что звонили из пресс-службы и вопрос по Ямалу задавать не надо. Вопрос по Ямалу в конце всё-таки задала одна из журналисток (по вопросу), но получила, как и в большинстве случаев, совершенно размытый ответ, лучше всего характеризующий данную конференцию. Но об этом чуть позже.

Как всегда опоздав минут на пять, в зал вошёл Гарант Конституции. Первое, что бросилось в глаза – это цветовой контраст с изображением физиономии Президента, транслируемый на большие экраны и его реальным цветом. Сразу подумалось, что сравнение Главы государства с известным насекомым, поедающим нашу одежду в шкафах, запущенное нашей нерадивой оппозицией, не такое уж и притянутое.
Возможно, сказалось обильное наличие сильного света в сочетании с явно неважным самочувствием (всю конференцию гарант покашливал и «сопливился»). Впрочем, в большей степени меня одолевала другая навязчивая ассоциация – с известным кино-персонажем, характеризовавшимся частой переменой обликов. И отматывая назад, за мгновения до начала конференции я представлял, что с художественной точки зрения аутентично звучали бы не монотонные слова-предупреждения о скором начале итогового мероприятия, а знаменитая интригующая музыка из французской ленты и гробовой металлический голос: «Внимание! Через несколько минут Вас посетит Фантомас.»!

Однако мы были на постановке иного рода, поэтому нарушение жанра могло привести к серьёзным последствиям, после которых потенциальный вопрос украинского журналиста мог стать риторическим.
Путин был настроен миролюбиво и действовал подчёркнуто умиротворённо, срезая острые углы вопросов, как бы извиняясь. Местами он это делал напрямую: как в случае с журналисткой Газеты.ру, которая спросила о границе между национал-предателем и оппозиционером и об ответственности президента за ввод этого слова в лексикон участников российского политического поля – ответственный порассуждал о том, можно ли считать национал-предателем Лермонтова и пообещал в следующий раз говорить более осторожно, заметив, что граница эта проходит внутри человека (главное теперь, чтобы некоторые горячие патриотические головы не восприняли эти слова как разрешение к физическому препарированию подозрительных оппонентов). В основном же Президент старался уходить в сторону, отделываясь общими фразами или переводя тему. И вот здесь возникали наиболее интересные «оговорки». На фразе из ответа на вопрос Собчак-младшей о травле её отца: «понятно, что дело было не в какой-то несчастной 100-метровой квартиры» вспомнилась знаменитая поговорка, особо актуальная в кризис: «У кого-то суп жидок, а у кого-то жемчуг мелок». Вспомнилась она и позже, когда на волнительное выступление одной из региональных журналисток о том, можно ли считать национальными предателями тех, кто получает сверхприбыли, в то время как пенсионеры считают копейки, гарант заметил, что не знает, какая зарплата не только у Сечина, но и даже у себя самого. Стоило ли тогда повышать её себе и премьеру в апреле в 2,5 раза?

Впрочем, ключевые и принципиальные вопросы для левых озвучить не забыл в очередной раз: пересмотра итогов приватизации не будет – дело «Башнефти» к этому отношения не имеет никакого, спекулянтов трогать нельзя – это их работа, действия московских властей по реформе системы медицины в городе нравятся. Что же остаётся левой подпорке власти? Здесь Путин вполне точен в формулировках: «элементы социальной справедливости» (можно добавить — видимые). Впрочем, и с последними всё очень расплывчато: например, на предложение об обеспечении квартирами тружеников тыла, президент сослался на то, что данный вопрос нужно прорабатывать.

Вопросы звучали, порой, хоть и жёсткие (одним из первых слово дали журналисту УНИАН), но в целом укладывались в режиссёрский сценарий данного мероприятия: нужные Путину вопросы, либеральные оппоненты, социальные инициативы, регионы и ключевые иностранные партнёры. Пожалуй, 4-5 вопросов с натяжкой можно отнести к «незапланированным». Был даже вопрос от «Крестьянской жизни». Я, по поручению редакции, тоже был готов задать пару вопросов, которые в итоге так и не прозвучали:«Господин Президент, Вы лидер т.н. Народного фронта, а я представитель газеты Российского Объединенного Трудового Фронта, поэтому вопрос прямой:

в стране все дорожает, а количество миллиардеров все больше, и в их числе плотно представлены Ваши друзья и члены кооператива Озеро.
вы сами недавно повысили себе и премьеру зарплату в два с лишним раза. При этом тяжесть кризиса перекладывается на плечи людей труда.

Вопрос: Вы часто ссылаетесь на т.н. цивилизованные страны, но права на забастовки, на профсоюзную работу и на борьбу людей труда у нас зажаты до предела. Выходит это политика Вашего фронта, но тогда его надо определять как антинародный фронт. Вы и дальше будете проводить такую лукавую политику в интересах самых богатых?

И второй вопрос, уже в конкретном приближении: я живу в городе Коммунар, это прямо на границе с Ленинградом. Больше 20 тысяч человек, но уже больше 5 лет отсутствует больница. Пенсионеры, молодые мамы вынуждены ехать за 20 километров в райцентр. В тяжёлых случаях умирают по дороге. Губернатор Дрозденко заявляет, что круглосуточного стационара в городе не будет, ссылаясь на политику правительства. Это действительно результат реформ, когда в динамично развивающемся городе не должно быть ни одного круглосуточного койкоместа?»

И если на второй вопрос Президент фактически ответил, описывая, как ему нравится медицинская реформа в Москве, то на первый мы можем ответить сами: конечно, будет продолжать, периодически пытаясь заигрывать с населением, но неотступно выполняя цели и задачи того класса, чьих зарплат он даже не знает.

В этот раз Путин не ссылался на Маркса и Ленина и даже не путал Бернштейна с Бронштейном, но одну метафору, пролегающую рядом с классиками марксизма он, всё-таки произнёс, сказав, что «надо иногда называть вещи своими именами». В этом, собственно, мы, коммунисты, и отличаемся и от Путина, и от левых популистов различного толка, называя вещи своими именами всегда. Поэтому и неудивительно, что ни один ответ на вопрос от коммунистов и само организованных трудящихся на пресс-конференции не прозвучал.

 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s