RSS

Архив за день: 2015/02/08

Изображение

И было имя ему дано: huylo


 

Метки:

«Мы неизменно тверды в своих намерениях никогда не прощать оскорблений»


ПРЕСС-РЕЛИЗ

Посольство Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) в Российской Федерации

Комментарий представителя МИД КНДР

Пхеньян, Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК) – В понедельник представитель министерства иностранных дел (МИД) КНДР ответил на вопрос корреспондента ЦТАК относительно того, что недавно «специальный докладчик» по ситуации с правами человека в КНДР сделал оскорбительное заявление в адрес высшего руководства страны.
2 февраля «спецдокладчик» Дарусман в интервью американскому агентству АР заявил, что «в Северной Корее невозможно сосуществование прав человека с нынешним режимом», и дошел до того, что разглагольствовал о необходимости «смены руководства».
Эти его заявления, что являются точной копией риторики правящих кругов США, одержимых патологическим чувством отчуждения к КНДР, вновь показали, что этот тип, надевший маску «правозащитника», – всего лишь ничтожный приспешник США в реализации их враждебной политики.
Не случайно, что даже корреспонденты агентства АР, взявшие у него интервью, выразили удивление, сказав, что подобную риторику можно услышать разве что из уст чиновников США.
Дарусман своими заявлениями оскорбил высшее руководство КНДР, которое пользуется непререкаемым доверием и поддержкой армии и народа страны, и это его жалкие попытки заслонить солнце ладонью. Подобное святотатство заслуживает небесной кары.
Известно, что Дарусман был причастен к убийствам 500 тысяч деятелей левых партий и рабочего движения Индонезии в 1965 году, которые совершались под эгидой ЦРУ. Он и сейчас паразитирует на так называемом Фонде лидерства, спонсорами которого являются нечистые на руку американцы.
Именно подобный урод, позарившись на грошовые деньги американцев и опустившись до жулика и продажного чиновника, сегодня с особым рвением прислуживает как рупор «правозащитной» кампании против КНДР.
Натасканный ставленник США, он действовал по их сценарию и довел дело до принятия «резолюции ООН о правах человека в КНДР», собрав «очевидцев» на разных мероприятиях и их лживыми показаниями обманывая мировую общественность.
Когда Син Дон Хек признался в лживости своих «показаний», Дарусман из кожи вон лез, чтобы оправдать свое сочинение, сказав, что «доклад» основан на «показаниях» сотни людей.
Мы требуем от Дарусмана немедленно оглашать список этой сотни «перебежчиков», с которыми он якобы встречался. И тогда мы разоблачим, что это за «очевидцы», эти мошенники, которых выдумал сам Дарусман.
Вся правда о «правозащитной» кампании Дарусмана и нанявших его США станет достоянием общественности до поры до времени.
Мы неизменно тверды в своих намерениях никогда не прощать оскорблений нашего высшего руководства и до конца отстоять нашу самую превосходную социалистическую систему.
И мы до самого конца будем предпринимать жесткие меры в ответ на яростную «правозащитную» кампанию США и других враждебных сил против КНДР, которая разворачивается с использованием таких грязных лиц, как Дарусман.

 

Метки:

Значение теории для революционного движения пролетариата


Из курса «Введение в диалектический материализм»

Непобедимая сила величайшего революционного движения во все­мирной истории, освободительного движения выращенного капитали­стическим производством революционного класса наших дней — проле­тариата, основывается на том, что революционный класс опирается в своей борьбе за коммунизм на наиболее совершенное выражение научной мысли человечества — учение Маркса-Энгельса-Ленина.

Буржуазные идеологи, тщетно пытающиеся отстоять одряхлевший капи­тализм от растущего напора пролетариата, — грубые эмпирики (т.е. люди, признающие опыт единственным источником знания): они не руководствуются теорией, дающей ключ к понима­нию законов общественного движения. Приказчикам гибнущей буржуазии волей-неволей приходится дей­ствовать от случая к случаю, у них нет и не может быть настоя­щей теоретической базы, ибо подлинная наука, заслуживающая этого названия, враждебна буржуазии. Эта наука предрекает неизбеж­ную политическую смерть этому классу и приход к власти его могиль­щика и наследника — пролетариата. С упадком буржуазии, как класса, скудеет и ее творческая мысль. Если в лучшую пору своего бытия, в эпоху борьбы с феодализмом и монархией и идеологией сословно­монархического строя — религией, буржуазия дала много ценного в обла­сти мысли, много такого, что в переработанном виде вошло в социалистическую науку (материализм XVIII в., клас­сическая политическая экономия, диалектика Гегеля, учение о борьбе классов историков начала XIX века), то с тех пор, как буржуазия — после своей победы над средневековьем — из передового класса превра­тилась в реакционную силу, тормозящую исторический прогресс, мыслители буржуазии утратили способность двигать вперед обществен­ную теорию и могут в лучшем случае давать только ценные исследования по узким специальным вопросам. Мысль идеологов буржуазии не в состоянии охватить условий, хода и законов исторического процесса развития, обрекаю­щего на смерть уходящий с исторической арены класс буржуазии — вот почему она обречена на бесплодие в области обобщающей теории общества. Да и в деле изучения природы она неспо­собна подняться до целостной материалистической картины мира, ибо последнюю невозможно примирить с религиозным суеверием, а ин­тересы буржуазии, как класса, требуют сохранения «религии для народа».

Весь ход всемирной истории в ее новейшей фазе, действующие «с железной необходимостью» (Маркс) законы капиталистического способа производства делают неизбежной победу пролетариата, — вот почему только его теоретики, а не идеологи буржуазии, способны дать цельное и последовательное, действи­тельно научное мировоззрение. Таковым является диалектический ма­териализм — теоретический фундамент все­мирно-революционного движения рабочего класса.

Учение Маркса и Энгельса не есть частная специальная теория об особого рода законо­мерности исторического развития, как ее пытаются выдать некоторые буржуазные писатели. Марксизм есть целостное миросозерцание, охва­тывающее как общество, так и природу. Исторический материализм Маркса — научно-материалистическое объяснение процесса развития человеческого общества — является лишь частью марксистского мировоззре­ния, точно так же как экономическое учение Маркса есть результат исследования, с точки зрения начал установленного Марксом материали­стического метода, одной из ступеней развития общественных произво­дительных сил капиталистического способа производства. И политика самих основоположников марксизма К.Маркса и Ф.Энгельса, точно так же, как и дальнейшее ее развитие в ле­нинском учении, вся тактика и стратегия марксизма-ленинизма, учение о пролетарской революции, о формах и методах борьбы пролета­риата за коммунизм, о роли в этой борьбе партии — есть плод диалек­тического материализма, его применения к той сложной, пестрой, постоянно изменяющейся исторической обстановке, в которой приходится бороться пролетариату на разных исторических этапах.

Марксизм—ленинизм и его главное, основное ядро — диалектический материализм — вот бесценное оружие, обладание которым обеспечивает неизмеримое превосходство пролетарскому революционеру над бур­жуазным политиком. Кругозор последнего по необходимости ограни­чен сегодняшним днем; грубый практицизм, служение «злобе сегодняш­него дня» — вот на что фатально обречены господа Обамы и Путины, ибо для них органически неприемлемо учение Маркса, воз­вещающее им неотвратимость поражения их класса и победы пролета­риата. Революционный политик пролетариата, напротив того, всегда, на любой ступени развития классовой борьбы буржуазии и рабочих, «отстаивает будущность движения», «всегда защищает общие инте­ресы движения в его целом», ибо «в теоретическом отношении имеет то преимущество, что понимает условия, ход и общие результаты ра­бочего движения» (К.Маркс «Манифест коммунистической партии»). Это неоценимое преиму­щество, которому пролетариат и его партия были обязаны всеми своими успехами и которое обеспечит им неминуемую конечную победу над классами угнетателей.

Мировое движение революционного пролетариата — единственное в истории человечества освободительное движение угнетенного класса, которое развивается, опираясь на тео­рию, притом на правильную, истинно научную теорию. Ничего подобного мы не видим в истории восстаний прошлых ве­ков — возмущений как рабов против рабовладельцев, так и крепостных крестьян против помещиков. Да и у восходившей к власти буржуазии не было сознания реального значения происходившей перемены в обще­ственных отношениях — идеологи «третьего сословия» (так тогда называли буржуазию) были полны иллюзий, затемнявших действительный смысл буржуазной революции.

Пролетариат — в первый раз в истории народов — творит свое все­мирно-историческое дело при полном свете дня, с ясным сознанием характера и природы совершающегося переворота: это яркий светоч теории научного коммунизма освещает ему его многотрудный путь.

Вот почему великие вожди коммунизма — К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин и И.В.Сталин — не уставали подчеркивать громадное значение правильной теории для пролетарской революционной партии. К.Маркс еще в своей юношеской работе: «К критике гегелевской философии права» (1843 г.), где он еще не порвал окончательно пуповины, связывающей его с гегелевским идеализмом, писал: «Оружие критики не может, конечно, заменить кри­тики оружия; материальная сила должна быть опрокинута материаль­ной же силой; но и теория становится материальной силой, как только она овладевает массами. Теория способна захватить массы… когда ста­новится радикальной…»[1]. Энгельс в 1874 г. видит «обязанность вождей» герман­ского рабочего класса в том, чтобы «все более и более просвещать себя по всем теоретическим вопросам…» и «всегда иметь в виду, что социа­лизм с тех пор, как он стал наукой, требует, чтобы с ним и обраща­лись, как с наукой, т.е. чтобы его изучали». «Необъятно великое преимущество» немецких рабочих Энгельс видит в том, что «они сохра­нили в себе тот теоретический смысл, который почти совершенно утра­чен так называемыми «образованными» классами в Германии». Благо­даря «теоретическому смыслу» немцев «научный социализм… вошел… в их плоть и кровь»[2]. В переписке Ф.Энгельс постоянно подчеркивает необходимость глубокого изучения фактов. Он жалуется Конраду Шмидту (5 августа 1890 г.), что «для многих более молодых писателей в Германии слово „материалистический“ служит простой фразой, которую приклеивают к разным вещам, не занимаясь дальнейшим изучением, т.е. приклеивают этот ярлычок и считают, что этим все исчерпывается. Но наше понимание жизни есть главным образом введение к изучению, а не рычаг конструкции на манер гегелианства».

Haряду с политической и экономической борьбой Энгельс указывает и на необходимость теоретической борьбы пролетариата, считая последнюю важнейшим направлением его революционной деятельности.

Не менее высокую оценку значения теоретической борьбы мы находим и у В.И. Ленина. В 1902 г. он ведет борьбу с одной из разновид­ностей мелкобуржуазного оппортунизма[3] в России — с «экономизмом», стремившимся свести российское рабочее движение к экономической борьбе с капиталистами, а в теории делавшим явные уступки реви­зионизму (буржуазной «критике» марксизма). Ленин указывает на исключительное значение теоретической работы для преодоления данного мелкобуржуазного уклона. «Без такой работы невозможен был успешный рост движения» — пишет он в «Что делать?». «Без рево­люционной теории не может быть и революционного движения», — ибо всякое отклонение от революционной практики марксизма неизменно сопровождается отступлением и от его теоретических основ, — «с модной проповедью оппортунизма обнимается увлечение самыми узкими формами практической деятельности». Он считал, что особо важное значе­ние имеет правильная теоретическая установка для России, в то время страны с молодым рабочим движением, перед которым «история поставила за­дачи, каких не было еще ни перед одной социалистической партией в мире».

А «роль передового борца может выполнить только партия, руко­водимая передовой теорией». Только с ее помощью российский про­летариат может совершить свое всемирно-историческое дело. В интересах успеха дела «новой разборки», нового выделения действительных «пролетарски-социалистических элементов», очистки их от мелкобуржуазных попутчиков, «приставших к движе­нию» только ради «яркого» лозунга, «необходима усиленная теорети­ческая работа», — пишет Ленин после поражения первой революции, в конце 1908 г. «Буржуазная контр­революция… мобилизует все силы для борьбы против идей революцион­ной социал-демократии», — пишет Ленин в феврале 1910 г.— «поэтому теоретические интересы… требуют сплочения на защите социализма вообще и марксизма, как единственно-научного социализма».

С началом империалистической войны и крахом II Интернационала Ленин начинает ожесточенную борьбу за создание III Коммунистиче­ского Интернационала, очищенного от всякого рода оппортунистов, как социал-шовинистов[4], так и центристов; он отстаивает подлин­ную революционную теорию Маркса от наскоков оппортунистов, призы­вающих «переучиваться» у буржуазной науки. «Было бы глу­боко печально, — пишет Ленин в 1916 году, — если бы „левые “ стали проявлять беззаботность к теории марксизма в такое время, когда со­здание III Интернационала возможно только на базе невульгаризированного марксизма»[5].

«Большевизм возник в 1903 году на самой прочной базе теории марксизма», — пишет Ленин в 1920 г. в гениальной «Детской болезни «ле­визны» в коммунизме». Он называет далее марксизм «гранитной теоретической ба­зой» большевистского движения, «единственно правильной революцион­ной теорией». Знание даже наиболее абстракт­ной части марксистского учения — «философии» марксизма — необходимо пролетарскому революционеру, чтобы стать действительным коммунистом. В самый разгар профсоюзной дискуссии начала 1921 года Ленину «кажется уместным заметить для молодых членов партии, что нельзя стать сознательным, настоящим коммунистом без того, чтобы не изу­чить — именно изучить — все написанное Плехановым по философии, ибо это лучшее во всей международной литературе марксизма»[6] (курсив всюду Ленина)

Теория имеет громадное практическое значение, — она служит ба­зой, основой для практики: «практично только то, что дышит живи­тельным воздухом теории» (Лассаль). Но надлежащей основой для практической деятельности и, в частности, для революционной практики может служить только правильная теория. А единственно правильной революционной теорией является марксизм. «Правильность этой и только этой революционной теории доказал не только всемирный опыт всего XIX века, но и в особенности опыт блужданий и шатаний, ошибок и разочарований революционной мысли в России»[7]. Материалистический, единственно научный метод, — писал Ленин в 1894 году, — требует, чтобы «всякая программа была точной формулировкой действительного процесса»[8]. Соответ­ствие теории действительному процессу развития является пробным камнем теории, и эту проверку практикой марксизм выдержал и выдер­живает блестяще.

Ход мировой истории за последние сто с лишним лет полностью и цели­ком подтвердил правильность основных положений марксизма. «Не мо­жет быть, при настоящем уровне знания, революционной теории вне марксизма», — писал Ленин в 1894 г. в своей юношеской работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов». И ленинизма,— прибавим мы теперь, — ибо ленинизм есть дальнейшее развитие учения Маркса, его современ­ная форма, новая ступень в развитии марксизма. Ленинизм есть мар­ксизм нашей эпохи, эпохи империализма и социалистической рево­люции.

Примечания

[1] К.Маркс, Ф.Энгельс, ПСС, т.1
[2] Ф. Энгельс, Предисловие к «Крестьянской войне в Германии»
[3] Оппортунизм — буржуазная политика в рабочем движении. Упрощенно — соглашательство, приспособленчество, отказ от принци­пиальной постановки вопросов, решение вопросов применительно исключи­тельно к обстановке сегодняшнего дня.
[4] Шовинисты — люди, одержимые болезненным национальным самомнением и враждебно настроенные ко всем другим нациям.
[5] В.И.Ленин «О брошюре Юниуса»
[6] В.И.Ленин «Еще раз о профсоюзах»
[7] В.И.Ленин «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»
[8] В.И.Ленин «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов»

Реферат составлен С.Агапченко

Использованная литература: В.Быстрянский «Введение в изучение диалектического материализма», КУНД, №1, 1925 г.

 

Метки: