RSS

Умирающих в отделах полиции не стало меньше

04 Мар

В понедельник один из пострадавших от пыток в печально известном казанском отделе полиции «Дальний» подал в суд иск с требованием компенсации в 750 тысяч рублей от Минюста.

Это первый гражданский иск от жертвы экс-полицейских, осужденных в прошлом году на сроки до 15 лет за многочисленные случаи пыток и насилия. Скандал вокруг «Дальнего» в 2012 году спровоцировал волну проверок и кадровых перестановок в полиции по всей стране. Однако со временем стало ясно, что количество задержанных, умирающих прямо в КПЗ или полицейских машинах, не сокращается: только теперь, по официальным сообщениям, люди все чаще погибают не от побоев, а от инфарктов, инсультов, передозировок и тромбозов.

Жертва изуверов из казанской полиции Оскар Крылов подал 2 марта иск к Министерству юстиции на 750 тысяч рублей, требуя возместить ему моральный и физический ущерб, нанесенный представителями власти. Сотрудники ОП «Дальний» применили к нему тот же метод дознания, что и к самой известной своей жертве – погибшему Сергею Назарову: они насиловали молодого человека бутылкой из-под шампанского.

После инцидента с Назаровым в марте 2012 года в Татарстане более чем трехкратно выросло количество уголовных дел, возбужденных в отношении сотрудников МВД. Об этом сообщил Казанский правозащитный центр со ссылкой на прокуратуру республики. В одном только 2014 году в республике 35 правоохранителей привлекли к уголовной ответственности, из них 31 – сотрудники органов внутренних дел.

Среди осужденных оказались и бывшие сотрудники «Дальнего», которых в прошлом году приговорили к лишению свободы на сроки от двух до 15 лет (в дальнейшем вторая инстанция незначительно сократила сроки фигурантам дела). Бывший замначальника угрозыска ОП «Дальний» Алмаз Василов отбудет 13 лет и 11 месяцев в колонии строгого режима, начальник отдела полиции Айнур Рахматуллин – 7 лет и 2 месяца общего режима, замначальника по оперативной работе Фаиль Сабирзянов?– 10 лет колонии строгого режима.

«Анализ статистических данных показывает, что в 2014 году количество выявленных преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов, остается значительным», – подчеркнули в региональной прокуратуре. Скандал вокруг «Дальнего» действительно повлиял на поведение стражей порядка, убежден в беседе с «НИ» директор Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов: «Горячие головы немного поостыли. Сотрудники полиции уже не чувствуют свою безнаказанность. Это оказало большое профилактическое значение», – подчеркнул собеседник «НИ».

И тем не менее о пытках и избиениях в полиции регулярно сообщается в криминальных сводках управлений МВД и Следственного комитета. Так, столичные следователи на днях возбудили уголовное дело по факту избиения в отделе полиции 18-летнего москвича. Инцидент произошел 24 февраля. Парня доставили в ОМВД по Бабушкинскому району, заподозрив его в мелком хулиганстве. Из отделения парень отправился прямиком в больницу, где у него диагностировали сотрясение мозга, ушибы лица и поясницы. На следующий день за избиение юноши был задержан 23-летний сержант полиции.

Белгородские следователи тоже возбудили дело в отношении полицейского, подозреваемого в избиении задержанного. 24 января 2015 года полицейский избил 32-летнего административно задержанного. На следующий день избитый был доставлен в больницу, где спустя два дня скончался от полученных телесных повреждений. А в Кирове следователи возбудили уголовное дело по факту смерти задержанного в отделении полиции №2. Сотрудники хотели проверить его на причастность к краже. Мужчине стало плохо, приехали врачи и решили, что госпитализация не требуется. А утром 16 января задержанного нашли на полу мертвым с разбитыми губами.

Далеко не все подобные уголовные дела доходят до суда, рассказывает «НИ» председатель «Комитета против пыток» Игорь Каляпин. «Проходит два-три месяца, резонанс вокруг происшествия утихает, и уголовное дело прекращается или приостанавливается. Причем формальности всегда соблюдаются – следственная проверка проходит. Если они видят, что резонанс значительный, в качестве подачки общественному мнению дело возбуждают», – говорит собеседник «НИ». По его словам, до конца такие дела, как правило, не расследуются. «Раз полицейские остаются безнаказанными, они делают вывод, что так работать можно, – был бы результат. У них результатом является не изобличение преступника, а направленное в суд уголовное дело. Человека посадят, согласно показаниям, которые он дал под пытками. И все довольны», – считает г-н Каляпин.

По сведениям правозащитника, количество случаев насилия в отделах полиции растет. При этом процент жертв пыток и побоев полицейских, которые жалуются в официальные органы (прокуратуру, СК РФ), по оценкам собеседника «НИ», не превышает 10%. И только 2% обращаются за помощью в правозащитные организации. «Не убили человека – и слава богу, стараются быстрее забыть об этом», – поясняет Игорь Каляпин.

Приговор по таким делам выносится в лучшем случае года через три-четыре. «Специально даже не затягивается процесс, а делается все, чтобы дело до суда вообще не дошло. Исходят из того, что рано или поздно потерпевшим надоест это все обжаловать или у них кончатся деньги, чтобы пользоваться услугами платного адвоката», – отметил «НИ» Игорь Каляпин.

Так, житель Нижнего Новгорода Александр Дмитриев с 2011 года ждет, когда завершится судебный процесс над сотрудниками полиции. В результате «допроса с пристрастием» Дмитриеву сломали позвоночник, пытаясь добиться признания в краже. В ходе расследования дело то приостанавливалось «за отсутствием события преступления», то снова возобновлялось благодаря вниманию со стороны СМИ и правозащитников. Двум бывшим оперуполномоченным отдела полиции № 7 Нижнего Новгорода Алексею Соколову и Вадиму Волкову в январе 2014 года вынесли приговор по статье 286 УК РФ за превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств. Оба получили по пять лет колонии общего режима. Решение они обжаловали. Рассмотрение апелляции назначено на сегодня.

Сложно добиться не только того, чтобы дело дошло до суда, но и того, чтобы оно вообще было возбуждено, указывают правозащитники. Не исключено, что причиной тому нередко становится «корпоративная солидарность» полицейских. Так, все чаще пресс-службы МВД и СК РФ сообщают о случаях, когда задержанных прямо в участках настигала смерть, вызванная внезапными патологиями. Так, 1 марта в управлении МВД по Воронежской области сообщили о смерти человека от острой сердечной недостаточности в машине сотрудников ДПС. У задержанного в феврале жителя Курска, согласно данным Следственного отдела по центральному округу города, остановилось сердце от алкогольной интоксикации. В Челябинске в начале февраля во время допроса в отделе полиции скончался 64-летний свидетель: его смерть была вызвана тромбозом легочной артерии. А 16 февраля столичный главк МВД сообщил о смерти мужчины, задержанного при попытке украсть платежный терминал – его смерть связали с пристрастием к наркотикам. Нельзя утверждать, что во всех этих случаях истинная причина смерти отличалась от объявленной и была связана с действиями полицейских, но обилие подобных инцидентов в криминальных сводках наводит на определенные размышления.

«Если у нас СК РФ удосужится в соответствии с законом проводить расследования по таким случаям, то ситуация изменится. И не только тогда, когда дело по каким-то причинам вызвало всероссийский скандал, а в каждом таком случае», – подчеркнул «НИ» руководитель «Комитета против пыток».

Анастасия Иванова
Источник: newizv.ru

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s