RSS

ФАШИЗМ. ч.1. Классовая сущность фашизма

22 Мар

Редакционно-издательская группа КРД «Рабочий Путь» готовит к изданию брошюру о фашизме, некоторые главы из которой в виду их важности, было решено опубликовать на сайте «Рабочий Путь».

1. Классовая сущность фашизма

Фашизм — наиболее реакционная форма дик­татуры империалистической буржуазии, уста­навливаемая ею для борьбы против революционного дви­жения, быстро растущего в условиях общего кризиса мировой капиталистической системы.

Причина этого кризиса — загнивание самого капитализма, закончившего свои исторический путь, выразившееся в частности в том, что после Первой мировой войны система капитализма стала рассыпаться — образовалось первое в мире социалистическое государство — СССР, которое быстро развивалось и одерживало великие победы социалистического строи­тельства, также начался распад колониальной системы капитализма.

«Фашизм—это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и ин­теллигенции»[1]. Фашизм, пришед­ший к власти, представляет собой «открытую террористическую диктатуру наиболее реа­кционных, наиболее шовинистических и наи­более империалистических элементов финан­сового капитала»[2]. Фашизм усиливает порабощение масс и угнетенных на­ций и проводит политику новых захватниче­ских войн. Фашизм — это война.

Ленин отме­чал две системы буржуазного управления: «Будь тактика буржуазии всегда однообразна или хотя бы всегда однородна, — рабочий класс быстро научился бы отвечать на нее столь же однообразной или однородной такти­кой. На деле буржуазия во всех странах неизбежно вырабатывает две системы управления, два метода борьбы за свои интересы и от­стаивания своего господства, причем эти два метода то сменяют друг друга, то переплетают­ся вместе в различных сочетаниях. Это, во-первых, метод насилия, метод отказа от всяких уступок рабочему движению, метод поддерж­ки всех старых и отживших учреждений, метод непримиримого отрицания реформ. Такова сущность консервативной политики, которая все больше перестает быть в Западной Европе политикой землевладельческих классов, все больше становится одной из разновидностей общебуржуазной политики. Второй метод — метод „либерализма», шагов в сторону развития политических прав, в сторону реформ, уступок и т. д.»[3].

Эпоха империализма знаме­нуется все большим переходом буржуазии к системе консервативной политики, отмира­нием либеральных методов управления, ростом репрессий против рабочего класса. Общий кризис капиталистической системы породил фашизм как систе­му террористической диктатуры наиболее реак­ционных слоев монополистической буржуазии. Фашизм есть не просто повторение старой консер­вативной системы управления капитализма. Фашизм есть новая система политики реакционной буржуазии в условиях всеобщего кризиса капитализма, имеющая место во всех капиталистических странах тенденция к мобилизации наиболее реакционных и зверских форм борьбы с ре­волюционным движением.

Империалистическая буржуазия умело ис­пользует раскол рабочего движения и политику соглашения и сотрудничества социал-де­мократии с буржуазией для того, чтобы по­давить революционное движение, опередить его и вовремя привести фашизм к власти. Но рабочий класс, ис­пытав тяжелые поражения и бедствия вследствие победы фашизм в ряде стран, особенно в Германии, все больше усваивает, что победа фашизма есть результат отсутствия единства в рабочем движении, и широчайшие слои социал-демократических рабочих поворачи­вают от реформистской тактики к революци­онной. «Рабочий класс начинает действовать по-новому» (Димитров), успешно осущест­вляя тактику единства действий, единого фронта в борьбе против фашизма, наступления ка­питала и войны.

Развивая учение Ленина о двух системах управления господствующих классов, Комму­нистический Интернационал в середине 30-х гг. своей програм­ме[4] отмечал в период общего кризиса капита­лизма два новых метода господства монопо­листической верхушки буржуазии: «Метод фа­шизма и метод коалиции с социал-демократи­ей, будучи методами необычайными для „нор­мального» капитализма и являясь признаками общего капиталистического кризиса, ис­пользуются буржуазией для замедления посту­пательного хода революции».

Программа Коминтерна (1928 г.) дает исчерпывающее и сжатое определение фашизма и историче­ских условий его возникновения:

«Эпоха им­периализма, обострение классовой борьбы и нарастание, особенно после мировой империа­листской войны, элементов гражданской вой­ны привели к банкротству парламентаризма. Отсюда „новые» методы и формы управления (например, система малых кабинетов, созда­ние закулисных олигархических групп, паде­ние и фальсификация роли „народного предста­вительства», укорочение и уничтожение „демо­кратических свобод» и т. д.). Этот процесс наступления буржуазно-империалистской реакции приобретает при особых исторических условиях форму фашизма. Такими условиями являются:

— неустойчивость капиталистических отношений,
— наличие значительных деклассированных со­циальных элементов,
— обнищание широких сло­ев городской мелкой буржуазии и интеллиген­ции,
— недовольство деревенской мелкой буржуа­зии, наконец,
— постоянная угроза массовых вы­ступлений пролетариата.

Чтобы обеспечить себе большую устойчивость власти…, буржуазия все более вынуждается переходить от парламент­ской системы к независимому от межпартийных отношений и комбинаций фашистскому методу. Этот метод есть метод непосредственной ди­ктатуры, идеологически прикрываемой „об­щенациональной идеей» и представительством „профессий» (а по существу разнообразных групп господствующих классов), метод исполь­зования недовольства мелкобуржуазных, интеллигентских и прочих масс путем своеоб­разной социальной демагогии (антисемитизм, частичные вылазки против ростовщического капитала, возмущение парламентской „гово­рильней») и коррупции в виде создания спло­ченной и оплачиваемой иерархии фашистских дружин, партийного аппарата и чиновничества; при этом фашизм стремится проникнуть и в рабочую среду, вербуя наиболее отсталые слои рабочих, используя их недовольство, пассив­ность социал-демократии и т. д. Главной зада­чей фашизма является разгром революционного рабочего авангарда, т. е. коммунистических слоев пролетариата и их кадрового состава. Комбинация социальной демагогии, коррупции и активного белого террора наряду с крайней империалистской агрессивностью в сфере внеш­ней политики является характерной чертой фашизма. Используя в особо критические для буржуазии периоды антикапиталистическую фразеологию, фашизм, упрочившись у руля го­сударственной власти, все более обнаруживает себя как террористическая диктатура крупного капитала, теряя по дороге свои антикапиталистические побрякушки»[5].

Буржуазия прибегает к фашистской форме господства тогда, когда не способна удержаться у власти посредством демократических методов управления, когда помощь, оказываемая ей социал-демократией, уже не в состоянии оста­новить нарастание революции. Тогда она при­бегает к террористической расправе с революционными силами, к разгрому рабочих орга­низаций как к последней попытке своего спа­сения. Это — показатель неспособности бур­жуазии управлять старыми парламентско-де­мократическими приемами, это — показатель ее политической слабости, банкротства ее старых «обычных» методов управления.

На XVII Съезде ВКП(б) И.В.Сталин указывал, что победу фашизма в Германии надо рассматривать «не только как признак слабости рабочего класса и резуль­тат измен социал-демократии рабочему клас­су», но также и «как признак слабости бур­жуазии, как признак того, что буржуазия уже не в силах властвовать старыми методами парламентаризма и буржуазной демократии, в виду чего она вынуждена прибегнуть во внутренней политике к террористическим ме­тодам управления, — как признак того, что она не в силах больше найти выход из ны­нешнего положения на базе мирной внешней политики, в виду чего она вынуждена прибег­нуть к политике войны»[6].

Все звериные черты фашизма в наиболее за­конченном и ярком виде олицетворял в первой половине XX века германский фа­шизм. Германский фашизм пробудил самые грубые инстинкты наиболее реакционных про­слоек общества (погромный антисемитизм, расовые бредни, воинственный шовинизм прус­ского офицерства и т. п.), стал в авангарде международного милитаризма и объявил сво­ей исторической миссией борьбу против Совет­ского Союза.

«Самая реакционная разновидность фашиз­ма — это фашизм германского типа. Он нагло именует себя национал-социализмом, не имея ничего общего с социализмом. Гитлеров­ский фашизм — это не только буржуазный на­ционализм. Это необузданная агрессия в отно­шении других народов и стран. Германский фашизм выступает как ударный кулак международной контрреволюции, как главный поджигатель импе­риалистической войны, как зачин­щик крестового похода против Со­ветского Союза, великого отече­ства трудящихся всего мира»[7], — говорил Г.Димитров.

Единственно верное определение фашизма, дан­ное ВКП(б) и Коминтерном и подтвержденное всей историей и практикой фашизма, отнюдь не случайно берется под об­стрел оппортунистами всех мастей, которые вслед за буржуазными теоретиками стремятся скрыть подлинное классовое содержание фашизма.

В свое время Отто Бауэр буквально повторял определение, кото­рое сами фашисты дают своей власти как над­классовому «авторитарному государству» или межклассовому «корпоративному государству». Бауэр изображал фашизм как «надклассовую власть», подчиняющую и лишающую полити­ческих прав и пролетариат и буржуазию.

От этого определения ничем не отличались «тео­рии» Троцкого и Тальгеймера о фашизме как о «новейшем бонапартизме». Классовую сущ­ность фашизма они определяли как мелкобуржуаз­ную, считая фашизм движением контрреволюцион­ной мелкой буржуазии.

Английские реформи­сты также считали, что социальное ядро фашизма со­ставляет мелкая буржуазия, но не считали ее контрреволюционной, а, наоборот, заявляли, что она якобы совершила «бунт», «восстание», «революцию» против крупного капитала.

Однако из численного преобладания в фашистской пар­тии мелкой буржуазии, временно метнувшей­ся за щедрыми и заманчивыми посулами фа­шистов, так же нельзя делать выводов о мел­кобуржуазной природе фашизма, как нельзя объявить мелкобуржуазной консервативную партию Англии или республиканскую и демократическую партии США только по одному тому, что большинство голосов при выборах им удается собирать среди мелкой буржуазии. Точно так же социальный состав фашистских партий не дает оснований для определения фашизма как мелкобуржуазного движения. К примеру, в ноябре 1921 г., за год до прихода к власти итальянского фашизма, т. е. в такой период, когда его антиимпериалистическа дема­гогия должна была, казалось, больше всего отпугнуть от него буржуазно-помещичьи кру­ги, по данным партийной анкеты, проведен­ной самими фашистами среди 151.644 чле­нов фашистской партии Италии, торговцев, помещиков и промышленников было 36.231 человек. При этом следует учесть, что кулаки, по данным этой анкеты, были включены в кре­стьян, и следовательно общее число эксплуататорских элементов на деле было еще больше. Таким образом, десятки тысяч крупных го­родских и сельских эксплуататоров состояли в фашистской партии еще в те годы, когда фашизм наиболее широко развивал свою социальную демагогию. Буржуазия и тогда, и сейчас великолепно понимает, что со­циальная демагогия фашистов служит лишь для отвлечения масс от революции.

Крупный удель­ный вес господствующих классов в составе фа­шистских организаций показывают и опублико­ванный в свое время в Германии справочник о составе гитлеровской руководящей бюрократии и данные о составе фашистских партий в других странах. Он наглядно свидетельствуют, что фашистские партии задолго до их прихода к власти широко субсидировались и субсидируют­ся финансовыми магнатами во всех странах. Особенно широкую поддержку оказывали фи­нансисты германскому национал-социализму как наиболее реакционной разновидности фашизма. Их снабжали большими денежными средствами Тиссен, Крупп фон Болен, Сименс, Феглер и др. Германские фашисты пользовались круп­ной поддержкой и иностранных капиталистов — Детердинга, Форда, Крейгера и даже француз­ской компании Шпойдер-Крезо. Английских фашистов снабжали средствами Детердинг, Монд. Лидер английских фашистов Мосли сам является крупным капиталистом. Американ­ских фашистов финансировали Оуен Юнг, Мор­ган и т. д.

И сегодня в период нового наступления фашизма во всем мире мы нередко встречаем попытку дать иные определения фашизму, чем то, которое было принято Коминтерном. Нередко для этого используют речи и самих выдающихся деятелей Коммунистического Интернационала. Грешат этим зачастую левые и рабочие партии, часто именующие себя коммунистическими. К примеру, одну подобную попытку мы видим у РКРП, которая приведенное выше определение фашизма из Программы Коминтерна (1928 г.) заменяет цитатами из речи Г.Димитрова на VII Конгрессе Коминтерна в Москве (1935 г.), о чем совершенно справедливо напоминают коммунистам РКРП греческие товарищи, отмечая, что фашизм, как и любое другое явление, следует рассматривать диалектически, не создавая из какой-то одной его стадии абсолютной схемы, лекала, которое потом пытаться прикладывать ко всем этапам его развития. Разумеется, высказывания Димитрова верны, но для периода развитого фашизма, уже завоевавшего политическую власть и создавшего крепкое фашистское государство. В них ничего не говорится о становлении фашизма, о завоевании им политической власти, о том, как и какими способами он ее добивается.

Определение же Программы Коминтерна более полно указывает самое главное — классовую сущность фашизма, цели его возникновения и условия, при которых они осуществимы, а также показывает фашизм в динамике, отмечая наиболее важные для нас сейчас начальные стадии его развития. Ибо только зная, как зарождается фашизм, как он движется к своей цели и кто и что ему в этом помогает, можно выбить из него главные питающие его опоры.

Этому и будет посвящено наше дальнейшее повествование, чтобы читающие нас товарищи научились видеть проявления фашизма и вовремя бороться с ними, чтобы не допустить вновь того ужаса, который в XX века пришлось пережить миру.

[1] Димитров Г., Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интер­национала… [Доклад на VII Всемирном кон­грессе Коминтерна], 1935, стр. 9
[2] XIII пленум ИККИ, Сте­нографический отчет, 1934, стр. 589
[3] Там же
[4] Программа и устав Коминтерна, Партиздат, 1935, стр. 30 (выд. — РП)
[5] там же, стр. 28—29 (выд.- РП)
[6] Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 545
[7] Димитров Г., Наступление фашизма…, стр. 9

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s