RSS

Президенту стоило клясться на книгах Кафки и Гашека, а не Библии

13 Апр

Продолжается издевательство над Верой Шиховой и ее семьёй.

Чиновники и медики соизволили признать, что сын Веры Шиховой, тяжело покалеченный шахтёр Александр Шихов, нуждается в поясничном корсете, ортопедическом спинодержателе, воротнике Шанца, но при этом продолжают утверждать, что он сохранил 80 процентов профессиональной трудоспособности.

Более того, самой Шиховой намекают, что если она не прекратит борьбу за права своего сына, то ей самой заинтересуются психиатры, а её внуками — Алиной (7 лет) и Александром (год и семь месяцев) – ювенальная юстиция.

Напоминаем, что 1 августа 2010 года, канат, которым Александр Шихов прикрепил вагон к лебедке, лопнул (известно, что столь любимое либералами чувство рачительного хозяина заставляет экономить и на людях и на смене инвентаря). Александру захлестнуло за ногу обрывком каната, подняло в воздух, прокрутило и шваркнуло о бетонное покрытие.

В больницу Александра, кстати, везли не на скорой, хотя скорая на шахте дежурит, а чтобы скрыть получение травм на рабочем месте — на обычной легковой машине. Представляете, засунуть изломанного человека на сиденье легковушки! По словам матери, когда его довезли, у него сапоги были доверху полные крови.

Как показали потом независимые экспертизы, у Александра было семь переломов в грудном отделе позвоночника, черепно-мозговая травма, травматическое заболевание головного мозга, инсульт, выпадение грыжи, разорваны связки с обеих сторон левого коленного сустава.

Больница же, в которую Шихова доставил работодатель, поставила диагноз — рвано-ушибленная рана левого коленного сустава — и всё.

Удивляться этому не следует. Дело в том, что сокрытие профессиональных заболеваний и травм — это маленькое хобби российских работодателей и чиновников.

Чиновники — областные, городские, мелкотравчатые (из фонда социального страхования) считают, что могут найти деньгам гораздо лучшее применение, чем выплаты пострадавшим работникам. Например, прокрутить эти денежки туда-сюда. Работодателю лишние проблемы тоже не нужны. Ведь, в случае, если его вина будет доказана, ему может грозить привлечение к административной или даже к уголовной ответственности, иск о возмещении вреда от пострадавшего. В крупном городе шансы на выигрыш такого дела — очень даже реальны, в мелком, особенно моногороде, с этим обстоит труднее, но чем чёрт (в смысле, бог свободного рынка) не шутит. Опять же, если кто то захочет учинить рейдерскую атаку на предпринимателя, документы в которых были зафиксированы старые грешки могут быть подняты, и то, что ранее сошло с рук (включая

не только травматизм, но и массовую гибель рабочих) может послужить хорошим основанием для уголовного преследования.

Из всего вышесказанного понятно, что признавать производственные травмы и профзаболевания работодатели любят не больше, чем чиновники. Кроме этого, между чиновниками и предпринимателями существуют тесные связи. Так что — фонд соцстрахования они могут крутить и вместе.

К сожалению, в большинстве случаев жульничество чиновников и предпринимателей не встречает отпора. Однако данный случай к большинству не относился. Мать Александра Шихова, Вера Шихова судилась, писала во все инстанции. Ей даже удалось добиться принятия судебного решения, обязывающего медико-социальную экспертизу установить группу инвалидности, но исполнено это решение не было.

Тогда Вера Шихова поехала из Прокопьевска в Москву. Целых полгода она дежурила на лавке напротив Приёмной Президента РФ, требуя от государства самой малости, простого выполнения тех статей закона, которые гарантируют права человека, а не права предпринимателя.

Сначала Веру игнорировали, потом пытались сдать в приют для бомжей, потом снова игнорировали, затем пытались решить проблему силами правоохранителей. И вот, наконец, когда ни задержания, ни многократные разрушения навеса, хоть немножко защищавшего Веру Шихову от мороза и снега (вахта Веры Шиховой началась летом, а кончилась уже зимой), не дали искомого результата, власти решили действовать по-иному.

В Москву была вызвана целая делегация представителей администрации г. Прокопьевска и администрации Кемеровской области. Данные люди принесли Шиховой гарантийное письмо о том, что её требования будут удовлетворены, наконец, будет признана инвалидность, полученная сыном Александром Шиховым, кроме этого семье будет выделено нормальное, положенное им по закону, жильё (на тот момент семья Шиховых жила в доме без центрального отопления и удобств, да ещё и расположенном на отработанной территории шахты).

Шихова вернулась в Прокопьевск. Далее произошло следующее. Ключи от новой квартиры Шиховым дали. А вот с установлением группы инвалидности возникли некоторые, как бы так помягче сказать, проблемы. Было проведено заседание МСЭК (медико-социальной экспертной комиссии) г. Прокопьевска. Александру Шихову была поставлена инвалидность третьей группы. Установлено сохранение 80 процентов профессиональной трудоспособности. Не странновато для последствий семи переломов в грудном отделе позвоночника, черепно-мозговой травмы, травматического заболевания головного мозга, инсульта, выпадения грыжи, разрыва связок с обеих сторон левого коленного сустава?

Не находите? Конечно, решать должны эксперты, но оные эксперты даже не соизволили ознакомиться с документами, касающимися травм позвоночника и др. Просто в упор их не видели. Документы по травмам левой ноги посмотрели и всё.

Также эксперты не признали, что инвалидность является следствием полученной на работе производственной травмы, а написали «инвалидность по общему заболеванию».

Интересно, что тут страдало общим заболеванием: канат, переломавший Александру Шихову кости; совесть хозяина шахты, решившего сэкономить на замене износившегося от старости оборудования; здравый смысл экспертов, написавших такое вот?

Впрочем, по мнению автора материала, всё перечисленное укладывается в одно общее заболевание российской экономики, называемое капитализмом.

Вера Шихова не сдалась и не смирилась. Снова были походы по инстанциям, снова была поездка в Москву. Чиновники ответили в свойственной для своей мерзопакостной касты манере. Снова начались угрозы, кражи документов (как документов подтверждающих болезнь сына, так и паспорта Веры Шиховой), проблемы с выдачей пенсии, похищение Шиховой из Москвы командой странных личностей, называющих себя судебными приставами, суд в защиту чести и достоинства госпожи Чулянчик (председателя МСЭК), якобы оскорбленной и оклеветанной Шиховой. Напоминаем, именно Чулянчик сочла, что шахтёр с семью переломами позвоночника сохраняет 80 процентов профессиональной трудоспособности. Сомнения Шиховой в таком заключении были расценены, как оскорбительная клевета.

Однако 20 августа 2014 года, суд г. Прокопьевска вынес оправдательный приговор Вере Шиховой — «…в связи с отсутствием события преступления…» Видимо, даже российский судья вынужден признать, что у экспертов, выносящих такие, с позволенья сказать, заключения, такие органы, как честь и достоинство отсутствуют напрочь, а значит, и оскорблять было нечего.

И вот, наконец, Шиховой начали угрожать, что если она не прекратит борьбу за права своего сына, то ей самой заинтересуются психиатры, а её внуками — Алиной (7 лет) и Александром (год и семь месяцев) сотрудники опеки. В общем, что только не сделает чиновник, дабы не выполнять то, что положено по закону.

Впрочем, следует отметить, что кое в чём Вере Шиховой удалось пробить стену молчания и игнорирования. Так совсем недавно Александр, всё-таки, смог получить ортопедический спинодержатель, поясничный корсет, воротник Шанца. Однако, признавая, что Александр нуждается в ортопедическом спинодержателе, поясничном корсете, воротнике Шанца, медикусы и бюрократы продолжают утверждать, что он сохранил 80 процентов профессиональной трудоспособности. Интересно, как по мнению чиновников выглядят шахтеры, допустим, с 60 %.

В общем, по чисто субъективному мнению автора материала, следует изменить процедуру инаугурации президента. Ну вот кладёт он руку на Конституцию, а зачем? Что от этой Конституции зависит? В чем её влияние на жизнь гражданина РФ? Где гарантированные ей право на жизнь, личную неприкосновенность, социальную защищённость? «Права, Ау! Отзовитесь! Где вы!?»

Вот если бы Президент во время своей главной в жизни процедуры клал руку на собрание сочинений Кафки или Гашека – это было бы самое оно! Кафки и Гашека, в отличии от гарантированных конституцией социальных прав в жизни каждого россиянина, хватает с лихвой, причём их количество всё увеличивается и увеличивается!

Дополнительная информация:

8-985-224-37-95 — Вера Шихова

8-909-695-00-72 — Елена Сидоренкова

8-905-537-22-99 / 8-916-737-10-33 – Александр Зимбовский

 

Метки: , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s