RSS

Повесть о коммунисте. Рабочий парторг.

17 Апр

Наш постоянный автор из Магнитогорска Георгий Иванович Якименко прислал нам свой материал:
Повесть о коммунисте.
Рабочий парторг.

Не стало Коли Шумкина. Далее о нём, давнем друге и моём горняцком сослуживце, былом признанном цеховом коммунистическом партийном лидере, многолетнем партгрупорге Агломерационного цеха Магнитогорского Металлургического комбината. Родом Николай из нашего, теперь уже давно ушедшего в небытие, предвоенного града барачного «Пятого участка» довоенной Магнитки. Мало сегодня в Магнитогорске найдётся здравствующих, кто мог бы припомнить тот крохотный посёлок, прозванный «Шанхаем», что во времена закладки комбината, незаметно приютился под грозной дамбой магнитогорских горняков на нынешних задворках Метизного завода. Поселение то давно снесено, плотина же до сего дня, грозным мечом домокловым, висит над городским левобережьем. Возник у плотины посёлок тот в начале 30-х стихийно, при изначальном расселении первостроителей горно-обогатительного комплекса ММК.

Знакомство первое моё с этим незаурядным человеком состоялось ещё в 50-х прошедшего столетия. Предлагаю лишь пару зарисовок с него.

Фрагмент первый. Конец 80-х. Город, уже именитый Магнитогорск, встречает высокого гостя. Посетил нас в те дни, участвовавший, в начале 30-х, в закладке будущего металлургического гиганта в свои юные годы в составе интернациональных бригад «спецов» выдающийся деятель международного коммунистического движения, Генеральный секретарь ЦК Социалистической Единой партии Германии, руководитель Германской Демократической республики Эрих Хонеккер. Высокого гостя сопровождали: Председатель Совета министров РСФСР Виталий Воротников, первые лица и знатные люди страны, области и города. В прекрасном, только что отстроенном, Дворце культуры металлургов имени Серго Орджоникидзе по этому случаю городское торжественное собрание. С приветствием высокому гостю от металлургов комбината на трибуну поднимается слесарь(!) Агломерационного цеха, он же секретарь цехового партбюро, Николай Егорович Шумкин. Этот, большинству из присутствующих на столь высоком торжестве не известный оратор, по случаю встречи именитого гостя, без клочка бумаги, без каких либо специальных заготовок произносит вдруг блестящую получасовую речь. И речь та по эмоциональному накалу, по кругозору оратора прозвучала действительно на международном уровне.

Крепко запомнилось, как в том выступлении Николай позволил себе в речи своей дерзкий пассаж, который забыть я не могу все эти годы. Прозвучал он, на мою память, так: «В истории человечества случилось так, что одна из самых, казалось бы, цивилизованных наций Европы ринулась грабить другие народы мира, не стесняясь самых изуверских форм своего грабежа. В жестоких боях с разбойниками мы, Советские люди, в той Великой Отечественной войне отстояли свою страну. Мы, Советские люди, принесли освобождение народам Европы. Народу же Германии освобождение от коричневой чумы, мы Советские люди, принесли, прежде всего!». Слова эти, внезапно сказанные в таком присутствии, в первую минуту привели зал в замешательство. Затем грянули аплодисменты, в том числе, от высокой немецкой делегации. Зал бушевал!

Признаюсь, даже я, уже многие годы близко знавший Николая, был поражён тем его выступлением. Знающие то время подтвердят каким смелым отступлением явилось это для эпохи той, как неожиданно сверкнуло и поразило всех. Землякам, сидящим в зале, было не стыдно перед высокими, в т.ч. немецкими, гостями за своего, такого вот «дерзкого оратора», простого рабочего, земляка. По залу, было, пошёл шепоток, мол, «подставной». Нет, друзья, не подставной! Хотелось встать и воскликнуть: это наш, комбинатский! Он действительно рабочий! Вот таких мы, коммунисты комбината, избираем в вожаки свои, клокотало в груди каждого из нас. В перерыве, не удержавшись, я спросил Николая: кто тебя так «натаскал»? Ведь ты сегодня, на зависть профессиональным ораторам, сорвал такой шквал аплодисментов, в том числе, от столь именитого присутствия! «Никто меня не натаскивал. Просто я живу, как и каждый обыкновенный советский человек, жизнью своего народа, своего родного рабоче-крестьянского социалистического государства, где нет эксплуатации человека человеком, где нет межнациональной вражды, нет организованной преступности, где забыто о безработице, где земля, недра и средства производства принадлежат государству, где человек человеку друг, товарищ и брат. (Сегодня остаётся об этом только мечтать. Примеч. автора). По-моему, так рассуждать и выступить бы мог любой советский человек».

Кстати, не забыть и курьезный эпизод с того памятного торжества. Он, правда, к делу не относится. В ответ, на необыкновенно тёплый приём магнитогорцев Хонеккер в своём выступлении поведал залу приятную весть. Он сообщил присутствующим о принятом правительством ГДР решении принести в дар Магнитогорску, как городу не только металлургическому, но и музыкальному, тем более имеющему своё солидное музыкально-образовательное учреждение, большой орган. Немецкий переводчик, при переводе выступления Хонеккера в слове орган ошибся в ударении, чем вызвал бурю смеха в зале и смущение немецких гостей. Но гости вскоре разобрались и присоединились к всеобщему хохоту. В конце концов, зал успокоился и Хонеккер продолжил речь.

К горечи нашей, недолго оставалось жить тогда тому, единственному в истории Германии немецкому миролюбивому рабоче-крестьянскому социалистическому государству — ГДР. При попустительстве горбачёвцев вскоре исчезло и государство ГДР и былой, союзный нам, лагерь социалистических стран. Ныне страны того самого, прежде дружественного и союзного нам лагеря, перекинулись к врагам нашим, в антироссийский военный блок НАТО, который сегодня зловещим вороном навис над Россией. Прежде союзные нам государства эти теперь кишат американскими военными базами, направленными против России. Коммуниста Хонеккера вскоре Ельцин судилищу недобитых нацистов сдал. Помнится, весь мир, тогда замер в ожидании: «сдаст-не сдаст» в экстрадицию. Конечно, сдал! Естественно, «недобитки» германские тут же «закрыли» Хонеккера. Словом, печальная история. Что ещё можно было ожидать от расстрельщика из таковых пушек Советской власти.

К слову, я хотел бы, даже сегодня, спустя десятилетия, попросить прощения у ныне покойного Хонеккера, которого, помнится, тогда гоняли по всему миру, но так и не дали умереть на родине. Пользуясь случаем, я попросил бы сегодня прощения и у Наджибуллы, повешенного в Кабуле на воротах итальянского посольства в Афганистане, и у Тараки, умершвлённого там же, и у Чаушеску, которого даже судить побоялись, а расстреляли в подвале, непонятно кто. Я просил бы прощения у всех наших друзей по всему миру, которых предало тогдашнее руководство нашей страны.

И где ж теперь «наш» тот «большой орган», изготовленный тогда в ГДР для Магнитки? Может быть, стоит сегодня напомнить правопреемнице ГДР, т.е. ФРГ. Тем более, Хонеккер дарил этот орган от имени государства. Однако отвлёкся. Вернёмся к Шумкину.

Фрагмент второй из жизни Николая. Начало 90-х. Достопамятный старт пресловутой предательской горбачевской «перестройки». «Сверху»(!), как снег на голову, на все промышленные подразделения нашей необъятной страны — СССР поступает команда: «По всем подразделениям государственных предприятий, на местах, аннулировать все атрибуты социалистического производственного и общественного бытия. Из Парткома в Аглоцех прибывает миссия с проверкой исполнения директивы. Что странно, контроль исполнения кощунственного вердикта проводят не иные, как первые лица парткомов, райкомов и т.д., т.е. титулованные партийные профессиональные функционеры. Анекдот! Дело давнее. Не стоят «товарищи» эти того, чтобы называть их имена. Они и сегодня живы, здоровы и «довольно упитанны».

Ясно, что к тому моменту в Партком уже успели «настучать»: исполнение этих «команд» саботирует Аглоцех, в частности, секретарь цехового партбюро Шумкин с начальником цеха Некеровым. Короче, вышло так — простой слесарь, рядовой советский рабочий, коммунист, как и 70 лет назад, в трагическую для Родины нашей пору, знаменитый политрук Василий Клочков под Москвой в 41-м, грудью встал на защиту Советской власти («Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!»). На деле получилось — рядовой советский рабочий, рядовой коммунист, уже тогда разглядел, коварно и подло готовящийся разгром КПСС, а вся советская многоярусная армада партийной иерархии, вплоть до Политбюро её — ЦК, не узрела заговора. После «раскалённого» разговора визитёров с Шумкиным, перешли на «ты». «…знаешь, каким трудом эти цеховые награды-регалии зарабатывались! Ничего аннулировать не будем! Убирайтесь!»

Чихал Николай на высокие партийные погоны «визитёров». Словом, «маститая» делегация с недвусмысленными угрозами удалилась восвояси. Аглоцех всё отстоял. Отстоял он и свои переходящие Знамёна, и Доски Почёта, и призы, и вымпелы, и грамоты, и стенды итогов социалистического соревнования и т.п. Всё функционирует и по сей день. Приглашаем в Аглоцех!

К сожалению, не всюду поступили так. Нашлись «подразделения» где в стараниях выслужиться растеряли даже переходящие Знамёна Совета Министров СССР, в своё время вручённые достойным коллективам навечно(!) за выдающиеся производственные достижения. В том, что затейники предательства социализма в то время окопались в Кремле, никто не сомневался. К беде нашей, главенствовала всегда над нами закостенелая привычка: на всё, исходящее «сверху», отвечать только «Слушаемс!» и «Одобряемс!». Вот и «доодобряемсились», «дослушаемсились». Оглядитесь, к чему сегодня пришла страна. И, сейчас трудно даже поверить в это: тогда было даже и официальное предложение от партийных «верхов» – «партбилеты сдавать!» Вот до какого лицемерия в 90-х дело доходило!

Шумкин в своей партийной деятельности всегда имел мощное подспорье в лице популярного цехового профлидера Дмитрия Лобова. Это был надёжный сложившийся «тандем». Идейно-нравственная обстановка в коллективе агломератчиков всегда была на высоте и, конечно, в этом заслуга, прежде всего, цеховых общественных лидеров. А цех этот, Агломерационный, поистине «Горячий»! Металлурги знают, что за этим словом скрывается. Аглоцех — одно из сложнейших и ключевых подразделений комбината. За каждой его агломашиной жизнь доменной печи. Цеховой коммунистический лидер Николай Шумкин всегда немногословен, хладнокровен, очень схож по натуре с популярным персонажем кино Штирлицем. Он всегда мог, в нужную минуту, «притормозить» чрезмерно разбушевавшегося шефа. А «шефы» в бытность его «секретарьствования» менялись и, как правило, уходили на повышение. Мы прекрасно помним, что в те времена любое повышение в должности без согласования с КПСС быть не могло (Статья №6 Конституции СССР неукоснительно действовала). Т.е. Шумкин также «пестовал» кадры будущих более высоких руководителей производства.

И когда, после памятных российских событий начала 90-х, вновь явленным российским «императором» на производственных площадках деятельность компартии была запрещена, когда вся необходимая общественная работа перевалилась на профсоюз, (было покушение того «императора» и на профсоюзы), весь тысячный коллектив агломератчиков, все сто коммунистов цеха единодушно указали на Шумкина – лидером, теперь уже профсоюзным, быть ему! Такой популярности «слесаря» тогда позавидовали многие. Народ указал на него только потому, что «большевизма», что укоренился в советские годы в советских людях, никогда не изжить. Нелишне сегодня и вспомнить — учительское и воспитательское сообщество школ и детских учреждений города нашего в те времена многие годы завидовало школе № 8 и детсаду № 12, над которыми шефствовал Аглоцех, читай, Шумкин.

И годами, вплоть до его, только что случившейся кончины, люди, зная, что Николай пользовался необыкновенно высоким авторитетом и в цехе и «выше», попадая в тяжёлую жизненную ситуацию, обращались за помощью именно к нему. И они адресом не ошибались, хотя и знали, что полномочий и здоровья уже у Шумкина немного.

Николай Егорович никогда не считал свой партийный пост трамплином для карьерного повышения. Из слесарей в партийные секретари пришёл, через три десятка лет в слесари и вернулся. Просто он самоотверженно нёс крест свой, который дала ему судьба. И крест этот — жить для людей. Иначе он не мог, и партийный билет КПСС берёг до последних дней своих.

Георгий Якименко
Ветеран Магнитогорского Металлургического комбината.
17.04.2015 г. Магнитогорск.

Реклама
 

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s