RSS

Архив за день: 2015/05/14

Еще раз об «ужасных сталинских репрессиях»


Как сталинских, так и либеральных. С точки зрения статистики и демографии. Для начала поговорим о сталинских:


Источник: Справка спецотдела МВД СССР о количестве осуждённых по делам органов НКВД за 1937-1938 гг. от 11 декабря 1953 г.

Жаль нет данных по общему числу арестованных после войны. Но все равно видно, что половина от арестованных это за контрреволюционную деятельность. Число осужденных тоже относительно мало — не более 50% в 30-е.

Исключение составляет период 1937-38 гг. Перед ними заметно, как число осужденных стало превышать число арестованных. Это означает, что судебная система перестала справляться с валом дел и тогда были рождены т.н. тройки. Своего рода трибуналы с ускоренным рассмотрением дел. Тогда же происходит аномальный всплеск смертных приговоров: 681 тыс. за 2 года при 799 тыс. с 1920 по 1953 гг. В остальные периоды, включая войну, смертных приговоров в год выносится порядка 4,7 тыс. в год. В общем и целом 1937-38 год есть чудовищная аномалия в которой нужно разбираться с холодной головой.

Видны всплески арестов в период коллективизации, в том числе за контрреволюционную деятельность, когда кулачество отстаивало свои интересы методами Цапков из станицы Кущевской.

Теперь для сравнения число содержащихся в местах лишения свободы за последние 25 лет только в России. Выше были данные по всему СССР:

Как-то совсем не мало выходит. Если сравнить на 100 тыс. населения 30-е с 90-ми, то в 30-е было 972 тыс. человек в год на 170 млн. человек или 572 чел. на 100 тыс. населения. 90-е — 1 001 тыс. человек в год на 145 млн. человек или 690 чел. на 100 тыс. населения. Неожиданный результат вышел.

Далее о цене сталинских и либеральных репрессий в человеческих жизнях. Сталинские ужасны своим 1937 и 38 годом, когда в среднем за каждый год было убито 341 тыс. человек. Либеральные репрессии ужасны своим постоянством и незаметностью. Судите сами, в 30-е, чтобы уничтожить человека необходимо было:
1. Уволить его с работы
2. Арестовать
3. Осудить
4. Расстрелять или отправить в ГУЛАГ, где вероятность умереть тоже была довольно высока в некоторые годы, например в военные.

Как в наши дни уничтожить человека? Для этого достаточно:
1. Лишить его работы.

А всё остальное человек сделает сам: лишится жилья, средств к пропитанию, здоровья и наконец жизни. Через 5-7 лет такой жизни этого человека без лопаты будет не разглядеть, что и делают миллионы наших сперва безработных, а потом бомжующих граждан.

А теперь немного простой арифметики: в 1937-38 году в СССР было расстреляно около 340 тыс. человек в среднем и это был худший результат, не считая войны и голода 1933 года. В 2014 году в РФ умерло на 2,3 промилле больше, чем в среднем за советские 80-е. 13,1 против 10,8 промилле. В реальных числах это будет около 336 тыс. человек и это был лучший результат за последние 20 лет, причем без всяких войн и катаклизмов. Всего же либеральные реформы унесли жизни порядка 10 млн. человек за 20 с лишним лет и только в России. В основном мужчин молодого возраста от 20 до 60 лет:

Вот и выходит, что либеральные репрессии были и есть гораздо ужаснее репрессий 1937-38 гг. Ужасны своим количеством, постоянством и незаметностью для обывателя.

 

Метки: , ,

Бывшему липецкому вице-губернатору Сергею Доровскому вышел срок давности


Сергей Доровской
Люблинский суд Москвы прекратил из-за истечения сроков давности дело против бывшего вице-губернатора Липецкой области Сергея Доровского, которого следствие считает заказчиком убийства журналиста «Новой газеты» Игоря Домникова.

Срок давности по делу подошел накануне, 12 мая. До этого несколько раз подряд Доровской срывал судебные заседания, не являвшись на них по причине плохого самочувствия.

Таким образом, 13 мая, когда должны были вновь начаться предварительные слушания, Люблинский суд прекратил уголовное дело в отношении Доровского.

[Коммерсант.ру, 13.05.2015, «Подстрекатель к убийству журналиста Игоря Домникова избежал суда»: Подсудимый с этим согласился, в результате был освобожден от уголовной ответственности по не реабилитирующим его обстоятельствам. При этом защита обвиняемого отмечает, что Сергей Доровский готов был доказать в суде свою невиновность, но настаивал, чтобы слушания проходили в Липецке, где он проживает. Ему в этом было отказано, в результате чиновник был вынужден согласиться на прекращение дела. — Врезка К.ру]

В марте 2015 года Главное следственное управление следственного комитета РФ по Москве предъявило 61-летнему Доровскому обвинение в окончательной редакции — в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, п.«а» ч.3 ст.111 УК РФ (подстрекательство к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшему в связи с осуществлением им профессиональной деятельности).

Следствие установило, что в марте 2000 года Доровский, будучи тогда заместителем главы администрации Липецкой области, попросил знакомого предпринимателя Павла Сопота организовать нападение на журналиста с целью причинения тяжкого вреда его здоровью. Мотивом к совершению преступления стала месть за опубликованные Домниковым в период с мая 1999 по февраль 2000 года критические статьи об администрации области. Сопот привлек к делу своего знакомого — лидера преступной группировки «Тагирьяновских» Эдуарда Тагирьянова, который, в свою очередь, поручил нападение на Домникова членам своей организованной группы.

Спустя почти 10 лет с момента убийства Игоря Домникова уголовное дело было передано в ГСУ СК России по городу Москве и следователи смогли установить всю цепочку от заказчика и организаторов до исполнителей и других соучастников нападения на Домникова, а также воссоздать все обстоятельства преступления.

Игоря Домникова забили молотком в подъезде собственного дома 12 мая 2000 года. Спустя два месяца, не приходя в сознание, он скончался в НИИ нейрохирургии им. Бурденко.

***

Вера Челищева

Криминальные рецепты Сергея Доровского

Мясник
Сергей Соколов

Сергей Доровской
Впервые назван заказчик убийства журналиста. Бывшему вице-губернатору Липецкой области и хозяину мясоперерабатывающего комбината Сергею Доровскому предъявлено обвинение. Смерть корреспондента «Новой» Игоря Домникова на его совести.

11 марта в маленьком кабинете следователя на Варшавском шоссе будет предъявлено обвинение в окончательной редакции некогда «большому» человеку — вице-губернатору Липецкой области Сергею Доровскому. Ныне он пенсионер, но по необходимости: уголовное преследование на малой родине (по экономическим статьям УК) заставило формально отойти от дел, переписав все активы на деловых партнеров и членов семьи. Однако не бедствует: на суд приезжает в лимузине представительского класса, а где-то неподалеку от Москвы, в маленьком затоне, спрятана от чужих глаз его яхта.
Молоток
Это была одна из первых потерь «Новой газеты». Игоря Домникова — любимца всей редакции, тонкого, точного и ироничного человека — забили молотком в подъезде собственного дома майским вечером 2000 года. […]

А дело, возбужденное по 111-й статье Уголовного кодекса — «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», — надолго стало «висяком», попав в руки районных милицейских тогда еще следователей. Тут и проявилась уродливая ирония нашего правоустройства: умер бы сразу— возбудили бы по 105-й (убийство), дело вели бы прокурорские следователи, у которых и опыта больше, и ресурсов, а так — вроде как ерунда… Будто убийство перестает быть убийством оттого, что человек с проломленным черепом скончался не сразу.

Раскрыли дело случайно. И не в Москве. На всю страну тогда гремела «тагирьяновская» ОПГ — одна из самых кровавых банд России, на счету которой несколько десятков жертв. Бандитов взяли в Набережных Челнах. Сначала один из главарей — Геннадий Безуглов — пошел на сделку со следствием, за ним и бойцы. В ходе допросов выяснилось: Домникова они убивали по приказу своего главаря — Эдуарда Тагирьянова, к которому обратился с ненавязчивой просьбой его бизнес-партнер Павел Сопот, а того, в свою очередь, попросил «решить вопрос с журналистом» вице-губернатор Липецкой области С.Б. Доровской.

А теперь — внимание: все это было известно еще летом 2003 года.

Но Павел Сопот, который подозревался в соучастии в еще одном убийстве и даже задерживался, в итоге превратился в свидетеля. Доровского снимали с поезда, чтобы допросить, но он тоже остался в роли свидетеля, а на суд над членами банды не явился вовсе — не барское дело.
Ход нерасследования
После долгого следствия — только в 2006 году дело было передано в суд — Верховный суд Татарстана осудил Тагирьянова и еще 16 бандитов на длительные сроки (вплоть до пожизненных) по 21 эпизоду убийств, плюс к тому похищения, вымогательства, незаконный оборот оружия. Среди этих —иных — обвинений и затерялась скромная ст. 111 УК РФ, скупыми строками которой закончилась жизнь блестящего журналиста Игоря Домникова.

С 2007 года «Новая газета» неоднократно пыталась добиться возбуждения уголовного дела в отношении Сопота и Доровского. И раз за разом терпела поражение.

К 2009 году постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сопота и Доровского выносились трижды, причем в последний раз — по личному распоряжению главы СК Александра Бастрыкина. И трижды отменялись: сначала зампрокурора республики Татарстан Ф.Х. Загидуллиным (январь 2007 года), затем следователем из СО Набережных Челнов (декабрь 2007-го) и, наконец, следователем по особо важным делам СУ по ЦФО В.В. Яременко (июль 2008-го). Во всех случаях причина — отсутствие в действиях данных лиц «признаков преступления».

В 2009 году президент РФ после гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой обратил внимание правоохранительных органов на нераскрытые дела убитых журналистов. И вновь глава СК Александр Бастрыкин истребовал дело, поручив в нем разобраться своим подчиненным. В итоге 15 апреля 2009 года следователь по особо важным делам СУ по ЦФО С.В. Василовский находит основания для возбуждения уголовного дела, которое получает № 383503.

Однако дело возбуждено только в отношении Сопота и по все той же ст. 111 Уголовного кодекса — по факту подстрекательства к причинению тяжкого вреда здоровью. И потому заместитель генерального прокурора В.В. Малиновский (прокуратура по ЦФО) определил: передать дело в ГУВД Москвы. Так, вновь споткнувшись о три единицы, мы пришли туда, откуда начали — в московскую милицию, в которой у Сопота было много знакомых и (забегая вперед) один из руководителей которой (генерал Козлов) позже был допрошен по делу об убийстве Игоря Домникова.

Увы, прокурор как-то позабыл проинформировать редакцию и потерпевших о своем процессуальном решении. Не сделали этого и милицейские следователи — они тогда вообще не стали ничего делать: по крайней мере, ни в редакцию, ни к семье Домникова никто ни за чем не обращался. И только после скандала, учиненного на страницах газеты, удалось выяснить, где же находится дело № 383503. 18 декабря 2009 года замначальника ГСУ при ГУВД Москвы А.В. Степанцев сообщил, что оно, оказывается, было закрыто следователем Чертоусовым В.С. еще 7 сентября за отсутствием в действиях Сопота «признаков преступления». При этом в прокуратуре о подобном решении известно не было, и 28 декабря 2009 года сотрудник прокуратуры по ЦФО В.В. Лузанов «обрадовал» редакцию вчерашними новостями: дело изъято из следственного управления по ЦФО и направлено в прокуратуру Москвы для проверки. Но что там, в закрытом деле, уже проверишь…

Пришлось писать неприятное письмо в адрес генерального прокурора, потому что начали закрадываться нехорошие подозрения. Заместитель генерального прокурора Виктор Гринь почему-то ответил редакции дважды (31 марта и 5 мая 2010 года): «Данное решение (о закрытии дела. — Ред.) принято незаконно, без проведения всех необходимых следственных действий, в связи с чем прокурором г. Москвы 27.04.2010 г. вынесено постановление о направлении материалов уголовного дела руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела, в том числе для оценки действий вице-губернатора Липецкой области Доровского С.Б. Результаты контролируются».

Как и кем результаты контролировались, нам неизвестно. Только в ноябре 2010 года следователь ГУВД Москвы Гайнуллина Д.Х. втихую прикрыла находящееся «на карандаше» у президента и генеральной прокуратуры уголовное дело в отношении заказчиков убийства Игоря Домникова.

Очевидно, от этой странной чехарды устал не только коллектив «Новой газеты», но и Александр Бастрыкин, к которому мы вновь обратились за помощью. Беспрецедентная история — главе СК пришлось в третий раз вмешаться в ход расследования уголовного дела, и он, оценив, что в милиции к расследованию неоднократно отнеслись спустя рукава, вышел в прокуратуру с ходатайством о передаче расследования в ведение Следственного комитета в связи с резонансностью и общественной значимостью дела.

Расследование поручили московским следователям. В итоге Алексей Долгинов (замначальника управления) и Иван Щербаков исключительно следственным путем, без привлечения оперативных сотрудников, смогли спустя 10 лет докопаться до сути того, что на самом деле произошло в 2000 году. […]

Сам С.Б. Доровской с представителями «Новой газеты» говорить отказывался дважды. А в Люблинском суде Москвы, рассматривавшем дело Сопота, пытался произвести впечатление добродушного и забывчивого пенсионера («это было 13—15 лет назад, и потом, я инвалид второй группы»), а если помнит чего, так только нечто, к нему напрямую не относящееся. Мол, Сопот просто присутствовал при его разговоре с другим вице-губернатором, в ходе которого и было сказано: надо сделать так, чтобы журналист приехал в область, — ну, якобы Сопот и проявил инициативу. Что же касается гибели Домникова, то о ней, по его признанию, узнал из прессы: «Я и тогда сожалел об этом, и сейчас сожалею, что так случилось».

Как так получилось, что в принципе мелкий предприниматель Сопот просто так зашел с улицы и стал свидетелем разговора двух вице-губернаторов, пояснить суду Доровской не смог — даже судья удивился такому демократическому делопроизводству, принятому в Липецкой области.

Доровской, огрызаясь на адвоката потерпевших, убеждал, что не помнит, по какому конкретно вопросу к нему пришел тогда Сопот («по какому-то взаимозачету») и записывался ли тот на прием.

— Сопот просто оказался невольным свидетелем нашего разговора.

— И? — требовала продолжения адвокат Марина Андреева.

— Чё «и»? Я просто сказал: «Неплохо было бы, чтобы этот человек (Домников. — Ред.) приехал в область».

— Кому вы сказали это: вашему коллеге вице-губернатору (умер несколько лет назад. — Ред.) или посетителю Павлу Сопоту?

— Я в целом говорил, в общем… Я говорил и по селектору, и Сопоту. По существу, я говорил с обоими. Но я ничего противозаконного не совершал.

— Вы уверены? — уточнила адвокат Андреева.

— Уверен.

— Вы знали, что можно потребовать опровержения, написать в редакцию?

— Я все это знал, но это не входило в мои служебные обязанности.

— А тогда почему вы с Сопотом обсуждали статьи в газете и журналиста?

— Ну я же человек… Ваша честь, меня просто, получается, пытаются запутать здесь. Вы, — обратился он к адвокату, — 51 раз задаете один и тот же вопрос.

— Потому что вы не даете ответа.

— Я все ответил.

— То есть вы отказываетесь пояснить: это вы попросили Сопота «привезти» журналиста или он сам вам это предложил?

— Я все ответил. Ваша честь, я заволновался. Эти вопросы меня слишком возбудили. Я нервничаю слишком сильно. Я затрудняюсь ответить.

Тогда в суде огласили показания Доровского, данные им на предварительном следствии. Оказалось, что в 2003 году тот рассказывал: именно он — Доровской — попросил Сопота найти Домникова в Москве и привезти в Липецк, а в 2012 году уже выдвинул противоположную версию, приписав инициативу Сопоту.

— Вы можете окончательно определиться, какие показания правдивее: кто кому предложил привезти журналиста? — не выдержал судья.

— Не помню… И тогда я говорил правду, и сейчас. Я всегда правдиво отвечал на вопросы следствия. Мне нечего скрывать. И сегодня я отвечаю так, как эта ситуация представляется в моем мозгу на сей момент. Никаких противоречий нет…

Справка «Новой»
Доровской Сергей Борисович родился 14 ноября 1953 года в г. Усмани Липецкой области. Окончил Воронежский сельскохозяйственный институт. Работал экономистом в колхозе, в комсомольских, партийных и советских органах, в том числе первым секретарем Елецкого РК КПСС, председателем райисполкома, директором Елецкого филиала Уникомбанка. С апреля 1998 года стал заместителем главы администрации Липецкой области, отвечал за финансовые и экономические вопросы. Уйдя в отставку в 2002 году, тут же стал видным бизнесменом — владельцем нескольких предприятий, в том числе директором мясоперерабатывающего завода. Ныне, по некоторым данным, занимается строительным бизнесом и развитием рыночных площадей.
Штрихи к биографии пенсионера
О странных пересечениях судьбы вице-губернатора, а затем бизнесмена С.Б. Доровского с криминальными историями «Новая» писала несколько лет назад — тогда наш корреспондент Вячеслав Измайлов выезжал в Липецк и провел свое журналистское расследование. Стоит напомнить.

Убийство Дмитрия Митина
Брянский предприниматель Дмитрий Митин, встав во главе нового Воскресенского спиртоводочного завода (Липецкая область), решил взять немалый кредит в банке, чтобы закупить современное оборудование. Рассчитаться с долгами он мог без проблем: завод давал немалую прибыль. Однако проблемы у Митина все же появились — по одной из версий, после того, как он решил не «отстегивать» высоким чиновникам из администрации области.

Вскоре большую партию водки арестовывают. Надо было расплачиваться по ссуде, платить работникам, а лицензию на продукт по надуманным основаниям не давали. Предприятию грозило банкротство. И все равно на сделку с липецкими властями Митин не пошел — собирался судиться.

Итог: в 2001 году Митина расстреляют в собственном доме. Следствие до сих пор не нашло ни убийц, ни заказчиков. Что же касается Доровского, то он добьется банкротства Митинского завода, который потом разделят на два предприятия: одно — по производству спирта, а второе — по производству водки (получило название «Крокус»). Все долги записали на предприятие по производству спирта, а весь актив пошел «Крокусу», подконтрольному областной власти.

Убийство Шкарина и Присекина
В середине 2000-х Доровской, уже не работающий в администрации Липецкой области, имел бизнес на «Спутнике» — торговые ряды в центре Липецка — плюс с десяток сдаваемых в аренду складских помещений. В здании правления «Спутника» у него был оборудован кабинет, хотя он не числился ни учредителем, ни акционером этого ЗАО — вообще официально никакой должности здесь не занимал, а кабинет, очевидно, ему просто презентовали…

В 2005 году несколько складских помещений, принадлежащих «Спутнику», были проданы по, как мы можем предположить, смехотворно заниженной цене. Играл ли в этой сделке какую-нибудь роль Доровской, неизвестно. Однако известно, что 26 января 2006 года, поздно вечером, Доровской позвонил гендиректору «Спутника» Шкарину (считался противником продажи этих складских помещений по такой цене), попросил приехать и сдать офисное помещение Доровского под охрану — якобы он забыл это сделать. Шкарин приехал, а на обратной дороге его автомобиль был взорван.

Место Шкарина занял другой акционер «Спутника» — господин Присекин. При котором было продано еще одно помещение, и опять, если исходить из документов, по смехотворно низкой цене. Но и Присекин по странному стечению обстоятельств через несколько месяцев ушел вслед за Шкариным: пуля снайпера поразила его в сонную артерию, когда он привез ребенка в детский сад.

В расследовании этих дел подвижек нет. Доровской допрошен не был.

Генок Усманский
Помимо предпринимателя Павла Сопота партнером и, как мы можем предположить (бывший вице-губернатор ведь не желает отвечать на наши вопросы), даже другом Доровского был липецкий криминальный авторитет Геннадий Алексеев (Генок Усманский). Генок сначала сидел за бандитизм и разбой, покушение на убийство, потом стал успешным предпринимателем в игровом бизнесе. С Доровским их объединяло не только соседство по престижнейшему дому, но и некоторые интересы все в том же «Спутнике», удивительным образом терявшем своих основных акционеров.

У Усманского по части лидерства в криминальном мире Липецка конкурентов не было. В 2006 году его, правда, задержали за ношение огнестрельного оружия: в портфеле был обнаружен парабеллум. Однако судья поверил, что пистолет Алексееву подкинули нехорошие милиционеры. Впрочем, и прокуратура была к Генку благосклонна. Кстати, сам Доровской был дружен с бывшим заместителем прокурора Липецкой области Вячеславом Ханжиным. Интересно, сколько еще друзей у бывшего вице-губернатора Липецкой области и большого любителя охоты с приглашенными московскими «випами» и не они ли помогли Доровскому счастливо избежать любых встреч со следователями?

И последний штрих. На сегодняшний день Доровской уже стал счастливым обладателем одного приговора. Осенью 2014 года Липецкий районный суд признал его виновным по ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Как было установлено, в 2008 году Доровской, являясь гендиректором ОАО «Липецккомплекс», знал о решении совета директоров сдать в аренду принадлежащий обществу детский оздоровительный лагерь «Салют», однако дал указание о его продаже по заниженной цене в 1,275 млн руб. Суд приговорил Доровского к штрафу в размере 100 тыс. руб., однако, поскольку срок давности уголовного преследования к этому времени истек, его освободили от наказания. […]

 

Метки: , , ,

Глава ликвидированного ГУ МВД по СЗФО опустошил казенную кассу на 19,1 млн руб. премиями задним числом



Виталий Быков
Впервые в Петербурге задерживают генерала полиции. Спросонья, после обыска, его быстро увозят в столичный изолятор. Это произошло 13 мая, ровно через год, как руководители Северо-Западного МВД получили сверхъестественные премии в 500 тысяч долларов. Безусловно, за этим стоит политическое решение Александра Бастрыкина. Вне сомнений, «кивнул» и министр Владимир Колокольцев. Завтра, 14 мая, следователь выйдет с ходатайством в Басманный суд, и наравне с громким делом о «золотых парашютах» может появиться личное дело арестованного генерал-майора Быкова.

— Впервые слышу о таких приказах, — когда «Фонтанка» 8 июня 2014-го готовила первую публикацию на тему о волшебных премиях, так заявил журналисту сам генерал-майор Быков. Ныне это уже вошло в историю петербургских силовиков под брендом «золотые парашютисты».

Вскоре «Фонтанка» показала читателю и сами приказы.

Таких, как на фото, приказов было 3. И в списках фактически одни и те же фамилии.

После этого Быков более трубку не брал.

В принципе, сами документы уже являлись журналистикой. Они были датированы чуть раньше, чем Указ Владимира Путина №300 о ликвидации окружных МВД, но, согласно им, три десятка начальников из пяти сотен обыкновенных сотрудников были потрясающе обрадованы — от 400 до 750 тысяч рублей каждому. В общей сложности на 19,1 млн, что по тем временам приравнивалось к 500 тысячам долларов.

Мотивировка в приказах отдавала пародией — «за выполнение особо сложных и важных заданий». Фельетон закончился, когда пришедшие оперативники ФСБ в здании ГУ МВД по СЗФО на улице Чайковского через три дня после статьи «Фонтанки» изъяли подлинники и увидели подлог. Дата на бланках с фамилиями и миллионами стояла «8 мая 2014 года», то есть через три дня после решения президента о расформировании ведомства.

Заодно выяснилось, что 13 мая все премии уже получены. После начался ход бумаг. Вернее, недовольство тем, что придется сажать человека, с кем годы встречался на совещаниях. Руководитель СК по Петербургу генерал Клаус «спихнул» материалы по премиям в СК по СЗФО, генералу Маякову. Наконец, 30 июля было лениво возбуждено уголовное дело по служебному подлогу. Но не в отношении, а по факту.

Дальше начался уже процессуальный юмор. Подлинники приказов были, книги учета, из которых было видно, что приказы изданы криво, были, полмиллиона долларов уже не было, показания сотрудниц кадров и финансово-экономического отдела тоже были. Но ничего доказать никто не мог. То финансиста, полковника внутренней службы, формально издавшего приказы, было не найти в Петербурге, то возникали особые мнения в Генеральной прокуратуре по СЗФО, с сотрудниками которой Быков работал еще на заре карьеры, то Быков болел вместе со своим заместителем Монастыршиным.

Шли месяцы, проводились тщательные экспертизы. Что касается награжденных, то они говорили: мол, сами были удивлены, но не отказываться же.

Наконец, появились и искренние показания генерала Быкова. Согласно им, его подвели хитрые подчиненные. В спешке при реорганизации, когда на столе ворох срочных документов, ему подсунули, а он и подмахнул. Получалось, что во всем виновны секретарши да дамы из финансовых отделов.

Это и была главная этическая ошибка. Увидев себя крайними, женщины хозяйственной службы практически хором заявили следователю примерно так: «Раз так, ну, тогда записывайте!» По информации «Фонтанки», слушать их было интересно. Говорят, за девушками потянулись некоторые из премированных. Те сообщили, что в кассе они, конечно, получали всю сумму, но после большую ее часть отдали наверх согласно договоренностям. В протоколах замелькали нехорошие цитаты: «вынужденно», «под психологическим нажимом», «в связи со служебной зависимостью».

Повисла пауза. Надо было с этим что-то делать. А не хотелось по-прежнему.

9 апреля глава СК России не выдержал и взял дело «золотых парашютов» к себе в центральный аппарат. Там не обремененные петербургскими связями не усмотрели подставы генералу.

Нумерология этой истории продолжилась, когда ровно через год после ликвидации ГУ МВД по СЗФО, 5 мая этого года, было принято решение о предъявлении обвинения Быкову. Но, сами понимаете, в Великий праздник будить генерала некрасиво. Неправильные это новости.

Вот сотрудники Следственного комитета России вместе с коллегами из Собственной безопасности СК РФ и прибыли незаметно в Петербург вечером 12 мая. Сегодня, 13-го, в пять часов утра они встретились с оперативниками Службы экономической безопасности УФСБ по Петербургу и Ленобласти, а в шесть зашли как к Быкову в квартиру, так и еще в одиннадцать жилищ большинства ответственных за приказы. В том числе и к его заместителю, полковнику Монастыршину.

Генералу Быкову дали опомниться, одеться, доставили в Следственный комитет по СЗФО, на Торжковскую, 4, допросили на скорую руку, разрешили позвонить домой, чтобы родные передали, как говорят жулики, «мыльно-рыльные» принадлежности.

А около 16 часов он уже, как прежде, за госсчет, но под конвоем, сел на скоростной поезд Петербург — Москва. В данное время он уже прибыл в столицу и, сидя между двумя молчаливыми мужчинами на заднем сиденье служебной автомашины, подъехал к зданию СК России в Техническом переулке, 2.

Решение принято, в том числе и политическое.

К полуночи его доставят в изолятор временного содержания. Завтра, 14 мая, следствие выйдет в Басманный суд с ходатайством об аресте. Статьи обвинения на амнистию не тянут: служебный подлог, превышение служебных полномочий, последствия тяжкие.

Если выяснится, что часть от премий пошла ему, да в группе, то дело совсем дрянь.

[«Коммерсант», 14.05.2015, «Генерала унесли «золотые парашюты»: В Санкт-Петербурге был задержан и под конвоем направлен в Москву генерал-майор полиции Виталий Быков, бывший начальник ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу (СЗФО). Генерала задержали в рамках дела о «золотых парашютах»: по версии СКР, в ходе расформирования этого главка его руководство раздало в качестве премий избранным сотрудникам почти два десятка миллионов рублей, остававшихся на счетах управления. В рамках расследования сотрудники СКР, регионального УФСБ и службы собственной безопасности МВД РФ провели серию обысков в домах бывших руководителей упраздненного около года назад полицейского главка. — Врезка К.ру]

***
Что позволено Быкову
Миллионы «золотыми парашютами» поднимали «наверх»
Оригинал этого материала
© Фонтанка.Ру, 19.06.2014, Особо важное задание «золотых парашютистов», Иллюстрации: via Фонтанка.Ру

Евгений Вышенков

«Фонтанка» узнала обстоятельства выплат небывалых премий большинству руководителей ГУ МВД РФ по СЗФО. Выяснилось: приказы, эквивалентные 19 миллионам рублей, изданы после расформирования окружной полиции 5 мая этого года. Сподвигли генерала Быкова на поступок — министр МВД Владимир Колокольцев и Владимир Путин. Также проверка ФСБ вносит поправку в текст культовой милицейской песни «наша служба и опасна, и трудна».

Проверку основания приказов экс-шефа ГУ МВД по СЗФО Виталия Быкова, после которых 18 руководителей награждены премиями в размере 750 тысяч рублей, а 14 подчиненных среднего звена довольствовались суммами по 400 тысяч, проводит в эти дни три структуры одновременно. Это сотрудники 2 отдела Службы экономической безопасности УФСБ по Петербургу и Ленобласти, Главного управления собственной безопасности МВД и контрольно-ревизионного управления полицейского главка Петербурга. Последние забеспокоились ввиду того, что ушедшие 19 миллионов 100 тысяч рублей на момент транзакций принадлежали их бюджету.

«Фонтанка» ранее писала, как были изданы три приказа — №70 от 14 марта, №83 от 31 марта и №109 от 28 апреля 2014 года. Журналисты нашего издания сообщали и о реакции Федеральной службы безопасности, когда 11 июня они посетили служебные помещения ГУ МВД по СЗФО в здании на улице Чайковского. Сегодня исследование контрразведчиков из отдела, курирующего правоохранительные органы, прояснило ситуацию.

Как «Фонтанке» рассказал один из них, «миллионы ушли так»:

— внезапно 5 мая этого года указом Владимира Путина были ликвидированы окружные управления МВД, в том числе и ГУ по СЗФО;

— 12 мая в 16 часов по московскому времени начальник ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Сергей Умнов пригласил к себе уже экс-начальника Виталия Быкова с 12 офицерами из руководящего состава. Умнов сообщил, что все 377 сотрудников упраздненного ведомства переходят в его распоряжение. Также генерал Умнов уведомил генерала Быкова, что 13 мая создается ликвидационная комиссия, а 15 мая он докладывает о начале реорганизации министру Владимиру Колокольцеву;

— судя по всему, уже после этого совещания начальник отдела кадров ГУ МВД по СЗФО Ирина Бурханова получает указание немедленно готовить документы на поощрение. Чем и занялась. Как нам пояснили, «в режиме аврала были напечатаны три приказа». Добавим, что согласно процедуре, к каждому приказу прикладывается сопроводительный листок, на котором ставят резолюции сотрудник юридического, финансово-экономического, тылового отделов. Что и было сделано. Так что мысль генерала Быкова согласовывалась в группе;

— 13 мая в 13:00 начальник Управления кадров петербургского главка Дорофеев прибыл в офис к коллегам на Чайковского, где вручил всем уведомления об увольнении. Заодно он пошутил, чтобы они поберегли оставшееся на балансе имущество. Это был корректный намек. Так как с 5 мая все финансы управления и материально-техническая база перешли уже полиции города. Но предупреждение запоздало — накануне механизм был запущен;

— 14 мая 18 руководителей единомоментно по трем приказам получили по 750 тысяч рублей, а 14 человек по 400 тысяч;

— 15 мая начальник ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти доложил министру о начале процедуры ликвидации. Сергей Умнов еще не знал, что аннулирование бюджета ГУ МВД по СЗФО, в закромах которого находилось 19,5 миллионов рублей, практически было завершено тремя днями ранее;

— 20 мая в свой день рождения генерал Быков убыл за границу.

Сотрудники ФСБ, пришедшие за объяснениями 11 июня, как известно, изъяли компьютер, на котором печатались приказы, а их коллеги из Бюро специальных технических мероприятий установили время создания файлов. Время датируется вечером 12 мая. Они и секунды установили, но нам не сказали. Также был накрыт осмотром архив, канцелярия, финансово-экономический отдел и отдел кадров. Были обнаружены номенклатурные дела, где нашли подлинники приказов и журнал учета.

Фолиант учета был подшит и пронумерован. В нем не нашли приказов №№70,83,109. Однако обнаружили аналогичные номера с литерой «а». Как нам пояснили, эти приказы касались явки личного состава на стрельбы. И есть основания полагать, что индекс «а» был подставлен к ним под покровом 12 мая.

Более 300 сотрудников, пожалуй, впервые были столь рады появлению чекистов. До сих пор оперативники передают слух, мол, когда к зданию на Чайковского подъехал транспорт с бойцами «Град», исполнители на местах начали получать истерические приказы об уничтожении улик. А они растерянно отвечали, что дело не в том, что по правилам срок хранения таких документов — 15 лет, а просто поздно — «Штирлиц уже идет по коридору».

Интригой является еще и то, отчего не был награжден начальник Следственной части ГУ МВД по СЗФО генерал-майор юстиции Александр Романов. Ответ лежит в плоскости тех же личных отношений, благодаря которым были награждены остальные. Говорят, что Быков был категорически против появления Романова в его ведомстве, так как не мог на него влиять. И на первом же совещании, когда Романов назвал его Виталий Николаевич, тот обрезал:

— Обращайтесь ко мне по форме — генерал-майор.

— Похоже, сработаемся, — парировал генерал-майор Романов.

Все же приказы Быкова оказались прикрыты президентом России. «В рамках реализации приказа МВД России от 13.06.2007 №517 «О мерах по реализации Указа Президента РФ от 26.12.2006 №1459…» — так начинается этот финансово емкий документ. А Указ этот говорит как раз «О дополнительных мерах по повышению эффективности использования средств на оплату труда работников федеральных органов исполнительной власти».

Однако одна фраза до сих пор мучает ревизоров на Литейном, 4. В приказе указано, что 19 миллионов выданы «за выполнение особо сложных и важных заданий». С учетом того, что последние годы ГУ МВД по СЗФО занимало всегда последнее место среди окружных управлений, чекисты не могут выявить реабилитирующие подвиги.

— Если особая сложность подразумевает создание кривой схемы, то не особо она и сложная, если мы в течение суток уже все поняли, — прокомментировали «Фонтанке».

После прихода сотрудники ФСБ взялись за опрос награжденных. По нашей информации, у девушек из секретариата беседы вызвали эмоции, доходящие до того, что якобы некоторые рассказали, что из 400 тысяч 380 они отдали наверх.

Очевидно вследствие таких подозрений, в понедельник, 16 июня, заместитель Генерального прокурора Александр Гуцан вызвал генерала Быкова на Английскую набережную, но не стал с ним разговаривать, а передал полномочия начальнику своего управления Нелли Солнышкиной. Она общалась два часа.

Возможно, речь шла о поспешных планах Быкова принять на себя Университет МВД в Петербурге, да и перейти бывшему начальнику полиции ГУ МВД по СЗФО Монастыршину на ответственную работу в транспортную полицию.

Как «Фонтанке» пояснили в надзорном ведомстве, «вопросы, касающиеся привлечения генералов, всегда политические». Формально же в этой истории видны составы мошенничества с бюджетными средствами, подделки и злоупотребления служебным положением. […]

***

Евгений Вышенков

 

Метки: , ,

Пятьдесят оттенков чёрного. Об особенностях и закономерностях американской «дружбы народов»



…Нет лучше способа поразмышлять о природе национализма, расизма, шовинизма, чем пешая прогулка по вечернему Гарлему или Южному Бронксу.
Когда правый движ в Москве скандирует какие-то глупости про «чёрных», очень хочется собрать всю эту обутую в Lacoste подростковую толпу и выгрузить где-нибудь на 155-й и Лексингтон авеню. Ну, чтобы определились уже с терминологией. Кстати, для полиции Гарлема, для американской службы иммиграции и натурализации и Дмитрий Дёмушкин, и, скажем, Тамерлан Царнаев — если бы их вдруг задержали для проверки документов — абсолютно одинаковы с лица. И оба проходили бы по отчётам как кавказцы, caucasians — представители кавказоидной расы, согласно учению отцов-основателей антропологии, отличающиеся от других рас белизной своей кожи.
В Америке нет, конечно, никакой дружбы народов. Это не плавильный котёл, а ядерный реактор, требующий постоянного охлаждения ресурсами, поступающими извне. Если ресурсы иссякнут, реактор моментально лопнет, и постсоветские гражданские войны покажутся детскими мультфильмами. США — вирусный банк, где хранятся штаммы всех существующих в мире национальных конфликтов. На соседних улицах живут арабы и евреи, индийцы и пакистанцы, японцы и корейцы. Разбитые по нейборхудам (районам) национальные общины очень плохо поддаются ассимиляции.
Держать же «дружбу народов» под спудом,худо или бедно формировать из нового поколения эмигрантов американскую идентичность помогают четыре вещи: деньги, развлечения, наркотики/лекарства и мощнейшая репрессивная машина. Закончатся деньги — закончится и мир на улицах, начнут искать крайних. Именно поэтому за своё сегодняшнее положение, за свой господствующий статус Америка будет драться хоть со всей планетой сразу, невзирая на потери. Чужие потери, разумеется. Отказ от роли мирового гегемона означает для этой страны гораздо более страшные перспективы, чем распад СССР для СССР.
***
Быть интернационалистом в Гарлеме нашему человеку трудно. По вечерам, чтобы избежать пробок на манхэттенской кольцевой, мне часто приходилось проезжать через его северные кварталы. Самая контрастная картинка в памяти — полураздетая белая проститутка, прислонившаяся на холодном ветру к опоре метрополитена, в районе, где на километр вокруг ни одного белого лица. Ни одного. Дружба народов.
Вообще, когда идёшь по Гарлему (речь в первую очередь о Гарлеме выше 115-й улицы, а не о той его «побелевшей» части, которая подверглась джентрификации и где любят селиться хипстеры сегодня), трудно отделаться от мысли, что Бог всё-таки не был поборником равенства. Вот бредёт навстречу поющий, танцующий, сам с собой разговаривающий человек. Иногда этот человек может броситься на тебя в ярости, но в самый последний момент отшатнётся, словно шкурой вспомнив о каком-то страшном возмездии для каждого, кто поднимет руку на белого. Однажды на детской площадке пришлось вызывать полицию, чтобы угомонить двухметровых темнокожих подростков. Хорошо, что приехал белый патруль.
Однажды, перед школой М.Л. Кинга я в буквальном смысле вкатился в массовую драку — от дома до дома сошлись в рукопашной ученики младших классов, разбившиеся на мафиозные стайки (типа Bloods&Crips). Вся улица встала, водители, заблокировав двери, наблюдали из машин за тем, как детки швыряют друг друга на капоты, как запинывают ногами кого-то на земле, как вжались в стены прохожие. Что это — африканские гены? Или крэк, сделавший обитателей чёрных кварталов так похожими на зверей?
Кто будет спорить с тем, что с физиологической точки зрения темнокожие отличаются от белокожих — ростом, силой, выносливостью? Тема табуирована, конечно, но ведь неспроста на американском ТВ нет-нет да и покажут чемпионат по шахматам для афроамериканцев. «Чёрные могут играть не только в баскетбол» — таков невысказанный посыл для массовой аудитории, которая, конечно, понимает, насколько ничтожен процент чёрных в американской интеллектуальной элите.
Слово «негр», вытесненное из американского обихода тоталитарной политкорректностью, заменено теперь на неологизм n-word, «слово на букву Н». Как будто неграм от этого легче. Сегрегация никуда не делась, просто сегодня она приобрела более изощрённые формы.
***
А ведь вообще-то чёрных на севере США, в Нью-Йорке, Иллинойсе, Пенсильвании могло и не быть. Климат там совсем не как в Алабаме или Джорджии, зимой — снег и пронизывающий ветер. В больших количествах негры появились в Чикаго, Нью-Йорке, Филадельфии примерно по тем же причинам, что и таджикские рабочие в Москве.
После окончания гражданской войны и отмены рабства чёрные стали самой дешёвой рабочей силой, позволявшей американским олигархам (robber barons) снижать издержки и подавлять любое стачечное движение. К примеру, стоило рабочим сталеплавильного производства в Хомстеде (Пенсильвания) потребовать от хозяина (Энди Карнеги) повышения зарплаты, как тут же с юга прибывали эшелоны с людьми, готовыми работать за гроши. Это и были штрейкбрейкеры — разрушители забастовок. Вот почему семена «межнациональной дружбы» очень быстро дали всходы и на аболиционистском Севере — казалось бы, просвещённом и либеральном. Когда чёрные и белые рабочие начинали убивать друг друга, олигархи, понятное дело, никак этому не препятствовали, даже наоборот.
Иными словами, гражданская война и последовавшая за ней пролетаризация чёрных — процесс, в чём-то синонимичный российскому освобождению крестьян. Буржуазии были нужны рабочие руки. Буржуазия их получила. Это и есть те самые «руки, которые построили Америку», о которых поёт Боно из U2. Через сто лет автоматизация промышленности, рост производительности труда, аутсорсинг и перенос компаний в Азию сделают их ненужными. Так появятся известные сегодня всему миру гетто.
***
«Ну и обезьяны», — моя знакомая скривилась при виде очередного танцующего на автобусной остановке негра. Я, помню, отчитывал её, стыдил.
А потом случилось наводнение в Новом Орлеане, и я сам в какой-то момент понял, что готов взять свои слова обратно.
После введения блокады и комендантского часа жизнь в Новом Орлеане перешла под контроль местных банд. Город и раньше считался одним из самых опасных, но наводнение сделало его чем-то вроде Порт-о-Пренса, столицы Республики Гаити. Убийства, грабежи, мародёрство. Заключённые местной тюрьмы по-садистски линчевали надзирателей. На дорогах шла охота за машинами и бензином — кто-то раскладывал поперёк трасс доски с гвоздями. С земли стреляли по спасательным вертолётам (по крайней мере, один упал). Жуткие вещи творились в «Супердоуме» — на стадионе, где наводнение пережидали несколько тысяч. Полицейским перерезали горло, топили их в переполненных туалетах, были случаи изнасилований и убийств маленьких детей. Всё это, разумеется, не попадёт на страницы американских газет и в эфир телеканалов. Свобода слова.
Однако и ужас продолжался недолго. В городе был установлен комендантский час, в Новый Орлеан вошла Национальная Гвардия с полномочиями стрелять по всему, что движется. Когда по каналам Нового Орлеана поплыли трупы, на улицах воцарилось спокойствие.
Это был ценный урок. Да, я увидел, как беспомощна американская полиция (муниципальные и федеральные полицейские не могли организовать элементарное взаимодействие, даже сидя в соседних зданиях, а некоторые офицеры вообще вешались от безнадёги). Да, я увидел, как тонка грань между американской мечтой и первобытным хаосом. Однако я увидел и как эффективна в подавлении бунтов грубая вооружённая сила, внутренние войска. Martial Law — «cтреляй во всё, что движется». Вот почему все последующие всплески межнациональной дружбы уже не казались чем-то серьёзным.
***
«Знаешь, почему в Америке никогда не будет революции? — скажет мне один подающий надежды юрист, выпускник Колумбийского университета, с которым мы разговорились о Новом Орлеане. — Потому что в этой стране белые и чёрные ненавидят и боятся друг друга больше, чем бедные — богатых». Именно так.
Одновременно это очень точный ответ на вопрос о перспективах сегодняшних демонстраций, прокатившихся по городам США. Нет никаких перспектив. Riots — нормальная, родовая, неотъемлемая часть американской истории. Погром — это Спутник. Извечный спутник капитализма. В 60-е половина Чикаго выгорела, в 1992-м горел Лос-Анджелес. Цинциннати, Кливленд, Атланта… Можно и весь список огласить… Да сама столица, Вашингтон, окружена такими районами, что Фергюсон библиотекой покажется. И ничего. Всё под контролем. Система подавления, распыления, нейтрализации протеста работает без сбоев.
***

Дело не расизме. Люди в чёрных гетто действительно доведены до состояния бессловесных животных.
Гетто можно безошибочно определить по запаху. Запаху подгоревшего пальмового масла. Жирный, сладкий дым, въедающийся в одежду. Так пахнет нищета. Это запах McDonald’s, Taco Bell, White Castle, ещё какой-нибудь дряни.
«Знаешь, почему здесь никогда не будет революции? — спрашивает уже другой мой знакомый, Питер, представитель уходящего поколения американцев — поколения, которое знало, как устроен двигатель внутреннего сгорания. — Потому что мы незаметно победили голод. Зелёная революция позволила заполнить желудки до отметки, на которой революция уже не имеет смысла».
Он прав. Дешёвый жир (cheap fat) сделал это. В гетто пухнут от сытой бедности. Представьте, бедность может быть сытой, рыгающей. Справедливо и для Нью-Йорка, и для Парижа. Эта сытость, конечно, отправит тебя на тот свет раньше срока. В США гетто почти всегда — территория диабета. В Гарлеме он у половины взрослого населения. Диабет без медицинской страховки означает, что вскоре у тебя начинают разрушаться суставы. Ни в одной стране мира, ни в одном городе я не видел такой концентрации людей с костылями, палками, всевозможными подставками, подпорками для ходьбы. Диабет и астма. Астма и диабет.
Люди в гетто лишены главного — возможности мыслить. Лишены возможности осознавать происходящее, осознавать, что превращаются в биомассу, в студень из костей и мяса, в полуфабрикат для так любимых детьми чикен-наггетсов. Утром эта масса заполняет поезда метро, идущие в нижний Манхэттен, где расползается по ресторанам, мойкам, магазинам. Вечером — втягивается назад в проджекты, угрюмые многоэтажки из бурого кирпича. Каждый, кто здесь попробует мыслить, рано или поздно составит компанию Мумии Абу Джамалю, иконе чёрного сопротивления, сочиняющего свои манифесты из камеры для приговорённых к пожизненному заключению.
Шесть миллионов заключённых — временно или постоянно, в частных и государственных тюрьмах. Шесть миллионов! Иосиф Виссарионович, вы можете себе это представить?
***
Впрочем, некоторым везёт, и им удаётся примкнуть к микроскопическому меньшинству, допущенному к благам американской цивилизации. Есть ведь и состоятельные чёрные, успешные чёрные, чёрные певцы, чёрные модельеры, баскетболисты, бегуны, футболисты, боксёры. Они необходимы в первую очередь для того, чтобы неуспешные не теряли надежды. На этом шансе на выигрыш, шансе на спасение держится любая лотерея, любая религия.
Кстати и с тем, и с другим в гетто, как правило, полный порядок. Лотерея и ломбард через дорогу от церкви. Церковь по соседству с игровыми автоматами. Ничего не изменится. Здесь ничего никогда не изменится. Даже если к Капитолийскому холму, как в 1995-м, выйдет очередной «марш миллионов».
Если уж и стоит американцам опасаться революционного движения, то не в Фергюсоне, а где-то поближе к мексиканской границе. Интересно, что мексиканские банды относятся к темнокожим с нескрываемым презрением. Мексиканцы считают себя выше, подчёркивают тот факт, что никогда не находились в рабстве, намекают на отсутствие у чёрных организации, дисциплины и идеологии, которая безусловно есть у группировок вроде сальвадорской Мара Салватруча или М18 .
Впрочем, это не совсем правда. Если продолжить экскурсию по Гарлему, следовало бы дойти до перекрёстка 125-й улицы и 3-й, кажется, авеню, где в одном из подвалов расположена штаб-квартира чёрных ультрас, движения так называемых «Чёрных Израилитов». Это смешная милитаристская секта, одновременно напоминающая и «Чёрных Пантер» времён Малькольма Х, и «Нацию Ислама» Луиса Фаррахана, но с откровенно фашистской идеологией. Да, пожалуй, это и есть чёрные фашисты. Вот бы куда наших ультрас, да с украинскими правосеками!
В урочный час у дверей подвала собирается толпа одинаково экипированных жлобов. Чёрные брюки заправлены в чёрные или светлые замшевые берцы, чёрные толстовки, чёрные головные платки. Приветствие — кулак к груди, рука — вперёд. Не зига, конечно, но напоминает.
Со мной моя темнокожая знакомая, Сара. Пробуем договориться об интервью. Зря. Идеологическая платформа «Израилитов» проста: все белые — это мусор и они сгорят в огне Апокалипсиса (возможно, и раньше). То есть, если вы поняли, для любого белого разговор с этими ребятами — отличный шанс почувствовать себя чёрным. Впрочем, самим членам секты с белыми разговаривать не рекомендовано. Они смотрят сквозь тебя, они не пожмут тебе руку, они будут говорить о тебе в третьем лице. Теперь ниггер это ты, а не они. Потому что ты — белый.
Конечно, об этом клоунском братстве прекрасно знают в местной полиции и в ФБР. Конечно, оно не представляет никакой опасности. Ровно до тех пор, пока находится под контролем, а значит выполняет свою локальную функцию — уводит с улиц малолетних бандитов, играет в войнушку, поставляет рекрутов для армии, участвует в «правильном» распределении наркотиков по району.
***
Грустная получается картина. Слишком грустная, чтобы напоследок не разнести её вдребезги.
Когда в 2006-м все мировые телеканалы в 12485709803-й раз хоронили Фиделя, судьба занесла нас в Гавану. С хромосомно-расовой точки зрения, с точки зрения доктора Менгеле, на Кубе проживают точно такие же негры, метисы, креолы и мулаты, как и в Испанском Гарлеме или в Новом Орлеане. Точно такие же.
Каково же было моё удивление, когда вместо увешанных золотыми цепями, наряженных в шаровары обезьян мы встретили на улицах Гаваны людей, исполненных собственного достоинства, открытых и честных. Да, бедных, да, худых — но это были люди, понимаете?
На Кубе есть правило: поскольку личный автомобиль — роскошь, а общественный транспорт не справляется с нагрузкой, каждый автомобилист обязан бесплатно подвозить незнакомых людей. На туристов это правило не распространяется, но мы подвозили ради интереса. И вот знаете, в чём принципиальное отличие Гаваны от Нового Орлеана? В том, что в Гаване твоим случайным попутчиком может оказаться 50-летняя темнокожая тётка, преподаватель государственного медицинского университета. Она не знает пока, что такое Taco Bell, у неё нет купленного в кредит смартфона, на её убогой кухне простая и грубая еда — но у неё есть чувство собственного достоинства. Она знает, что не задохнётся от приступа астмы, её не завалят в гангстерской перестрелке, а дочь не изнасилует драгдилер, её не будет допрашивать полицейский патруль, она не будет корчиться от почечной колики на пороге Emergency Room.
Ни одному человеку в мире не придёт в голову назвать кубинцев обезьянами или рабами, хотя рабы там — в каждой семейной родословной.
Именно поэтому не надо в присутствии кубинцев шутить по поводу Фиделя. Можно получить в морду. Точно так же, как не надо шутить в присутствии венесуэльцев по поводу Чавеса. Можно получить пулю.
И последнее. Ураган «Катрина», разрушивший дамбы в Новом Орлеане, шёл в Америку через Кубу. Власти Кубы провели своевременную эвакуацию, позаботившись о каждом, кто не мог позаботиться о себе сам. Потерь среди гражданского населения на Кубе практически не было. В Новый Орлеан, когда переполнились морги, пришлось доставлять продуктовые рефрижераторы.

К. Сёмин

 

Метки: , , ,

История с «Велесстроем», или звериная морда российского капитализма


История с гибелью сербских рабочих на стройке фирмы «Велесстрой» на Ямале в начале года продемонстрировала все гримасы отвратительной физиономии российского капитализма: офшорный капитал, кабальный найм, бесчеловечные условия труда, дикая эксплуатация рабочих-мигрантов, обман и полное бесправие работников, аварии на производстве… Публикуем перевод статьи, опубликованной в СМИ Сербии.

Российский строительный гигант «Велесстрой», на одной из строек которого в начале февраля сгорели 6 сербских граждан, продолжает преспокойно нанимать рабочих на работу в Россию, причем за меньшие зарплаты, чем раньше, через одноименную дочернюю фирму в Белграде. Специалистам различного профиля, которым платили около 6,55 долларов час, «Велесстрой» предлагает 4,57 долларов, рассказывают бывшие и нынешние сотрудники агентству «Бета» и Воеводскому исследовательско-аналитическому центру. В то же время, власти Российской Федерации еще 15 марта нарушили срок, в течение которого они должны были прислать в министерство труда Сербии представить доклад о пожаре, который произошел на полуострове Ямал.

В сербском министерстве труда говорит, что после аварии, в магистратский суд Белграда была подана просьба о возбуждении дела против «Велесстроя» и его субподрядчика «Бео металстрой», но суд заявляет, что никаких записей об этом нет.

В самом «Велесстрое» утверждают, что никаких обвинений против них нет, и никакого «мнимого иска, упоминаемого в СМИ, никогда не было подано». В фирме заявляют, что снижение почасовой ставки произошло в основном из-за изменения курса доллара по отношению к рублю, а также евро к доллару, и «ради сохранения конкурентоспособности и рабочих мест».

По свидетельству работников, компания «Велесстрой» вместе со связанными с ней компаниями, эксплуатируют работников в трудных условиях, снижают им заработную плату, шантажом заставляя их менять контракты, а в случае болезни или травмы на работе часто не обеспечивают адекватную медицинскую помощь.

Эта компания ввозит большую часть рабочей силы из стран Восточной Европы и Центральной Азии для строительства резервуаров, платформ и трубопроводов для транспортировки нефти и газа через территорию России, и работникам, как правило, предлагают более высокую заработную плату, чем та, которую они могут получить в своих странах.

Милош Кастратович из Белграда – один из тысяч людей, которые работали в Сибири на «Велесстрой». По его словам, наниматели «вовсю используют тот факт, что у нас нищета».

«Они знают, что люди здесь работают за 15, 20 или 25 тысяч (динаров). В любой момент они не стесняются сказать тебе: езжайте в Сербию и работайте там за 20 тысяч», – говорит Кастратович, который работал на участке NPS1 (сокращенно от «Нефтепропускная станция 1») на полуострове Ямал в конце прошлого года и в начале 2015. Как и все рабочие из Сербии, он перед отъездом в Россию получил на подписание контракт в штаб-квартире «Велесстроя» в Белграде. Контракт предусматривал, что работник может быть уволен, среди прочего, за «пассивный ход работы», но не уточнялось, как будет устанавливаться «пассивность» работника.

Еще одно положение гласит, что, если работник причинил какой-либо ущерб, размеры его оценивают директор или уполномоченное им лицо, и в результате делаются вычеты из заработной платы. В одном из положений, включенных в приложение, открыто говорится, что организация забастовки или участие в ней автоматически влечет за собой увольнение.

В Комитете юристов по правам человека (YUCOM) считают, что это больше напоминает «соглашение о торговле людьми», чем трудовой договор. Контракт противоречит некоторым положениям конституции и законам Сербии.

«Это контракт, который свидетельствует больше о злоупотреблении и лишении прав, чем о трудовом договоре», заявил директор YUCOM Милан Антониевич «Бете» и Воеводскому центру.

Договором предусматривалось, что базовая ставка Кастратовича будет составлять 55 тысяч динаров брутто, а приложение фиксировало почасовую ставку в 5 долларов нетто в пересчете на стоимость динара. Ему гарантировали, что плата будет увеличена на 26% за ночную и сверхурочную работу, но , как говорят он и другие рабочие, этих денег никто никогда «не видел».
Один рабочий, пожелавший остаться неизвестным, который неоднократно в прошлом году работал на «Велесстрой», заявил, что в последний раз ничего не получил из прописанной в договоре доплаты, хотя работал исключительно в ночную смену. В результате его заработная платы фактически уменьшилась более чем на четверть.

Группа, в которую входил Кастратович, была на самолете доставлена из Москвы в город Новый Уренгой, где их вывезли на стройку. Когда они прибыли туда, в октябре 2014 года, их ожидали контейнеры размером примерно в 10 квадратных метров, где нужно было спать группами от четырех до шести человек, и объявление о сокращении заработной платы на 10%.

Позже выяснилось, что это не единственное и не самое крупное снижение. Милош был в России с октября 2014 г. по февраль 2015 г., и за это время первые три зарплаты сократились на 10%, а в январе было произведено сокращение на 20%.

Хотя ему не оплачивалась сверхурочная работа, как это предусматривалось в договоре, его еще в Белграде предупредили, что он будет работать столько, «сколько потребуется», что на практике означало по 10, 12 и 15 часов часто при очень низких температурах. Еды «не было», но работникам полагалось трехразовое питание. Обязанность нанимателя обучать их осуществлялась «в какой-то степени».

«В какой-то момент я заметил, что люди начали приходить и брать старую, порванную рабочую одежду. Это совершенно ненормально, что кто-то идет на работу при температуре минус 40 – 50 градусов, без рабочей одежды и шапок. Нельзя просто заморозить всех живьем», говорит он.

В таких условиях часты травмы и проблемы со здоровьем, и работники согласны, что охрана здоровья была недостаточной. По их словам, люди, которые получают травмы на работе, принуждаются подписать признание, что они упали с кровати или поскользнулись в ванной комнате.

«Когда начальник на стройке видит, что ты белеешь и с тебя сходит кожа, он посылает тебя к врачу, тот мажет тебя кремом и говорит: иди, работай дальше. Бывало так, что у людей происходил инфаркт, у них возникали проблемы с сердцем, проблемы с дыханием…», – перечисляет Милош Кастратович.

«Я работал с человеком, который пришел весь красный… Мне казалось, что он сейчас взорвется, как яблоко, когда его сдавливаешь. У него было кровяное давление 180 на 110, но врач сказал ему: иди, работай, ничего тебе не сделается», добавляет он.

Один рабочий, который не пожелал назвать себя, рассказал, что был снят с медицинского страхования после того, как его трудовой договор с субподрядчиком «Велесстроя» истек, пока он был на больничном из-за неправильного диагноза проблем с желчным пузырем.
«Несмотря на мои многочисленные обращения к директору стройки, меня задержали на стройке до 5 января. Только вечером 5 января я приземлился в Белграде, где друзья отвезли меня в больницу для обследования у хирурга, ультразвукового и лабораторного обследования, и они показали, что у меня воспаление поджелудочной железы», сказал он.

Согласно документам, медицинская комиссия продлила ему больничный до 11 марта 2015, но наниматель вскоре принял решение о прекращении его занятости с 8 февраля, хотя больничный еще был в силе.

По свидетельствам работников, хуже всего было в Сибири людям из Средней Азии, из бывших республик Советского Союза, которые в основном работали на минимальной почасовой ставке, занимаясь неквалифицированным трудом.

«За мной пришел мальчик, и я хотел повернуть назад, когда это увидел – у него почернели два пальца. Он промерз насквозь – таджикистанец. Он сказал, что начальник отправил его работать, и он не мог отказаться, так как только пришел на строительную площадку», рассказывает Милош Кастратович.

В «Велесстрое» «Бете» и Воеводскому центру заявили, что фирмы не могут увольнять никому с больничным, все работники остаются на больничном до полного выздоровления, а утверждения о несчастных случаях на производстве отвергают как «ложь», говоря, что травмы получены вне стройки.

Прежде, чем вернуться в Сербию, причем с испорченным здоровьем, Кастратович неоднократно подвергался нажиму с тем, чтобы переписать условия контракта. В начале ноября, когда рубль рекордный ослаб по отношению к доллару, ему предложили контракт, который предусматривал выплату ему зарплаты на основе расчетов в российской, а не американской валюте.

Базовая ставка должна была составить 21000 рублей, или около 42000 динаров брутто, а почасовая ставка 180 рублей. Договор подлежал применению задним числом, чтобы уменьшить размеры суммы, уже заработанной за предыдущий месяц. Ему дали также подписать согласие на прекращении занятости с открытой датой.

Этими предложениями предусматривалась смена нанимателя – с «Велесстроя Белград» на «Бео металстрой». Он и другие работники утверждают, что им сказали: это та же самая компания, просто изменившая свое название, хотя из данных Агентства по реестрам предприятий видно, что это разные компании.

В YUCOM поясняют, что в этом случае следовало сначала расторгнуть действовавший контракт, а затем уже заключать новый. №Если происходит смена работодателя, должен быть расторгнут старый контракт, должно быть заключено соглашение между двумя работодателями о принятии рабочих, и трудовой договор не должен предлагать работникам условия ниже предыдущих. Все это прописано в сербском Закон о труде», подчеркивает Комитет юристов по правам человека.

Эти изменения в договоре были предложены всем на строительной площадке и, как говорят рабочие, всем протестовавшим пригрозили, что они будут уволены и возвращены в Сербию без оплаты, и что они сами должны будут компенсировать проезд и другие расходы, которые, по словам хозяина, составят в общей сложности 2500 долларов.

«Я считаю, что многие люди уступили угрозам, чтобы заставить их подписать эти бумаги, даже если они этого не хотели», говорит Кастратович. Он указывает, что многие неохотно соглашались на изменения в соглашении в момент, когда курс рубля неуклонно снижался, но менеджеры оказывали «огромное» давление.

Он говорит, что работники взбунтовались и попытались бастовать, но им было заявлено, что, в соответствии с договором, они не имеют на это право. В приложении к договору говорится, что работник «обязан прекратить работу за границей», если он организует забастовку или принимает участие в ней.

В подобной ситуации оказался и сварщик Любиша Триванович, который в другой, восточной части России работал на компанию «Сив Инвест», субподрядчика «Велесстроя», до ноября 2014 г. Вместе с 70 коллегами он начал забастовку из-за трехмесячной задержки зарплаты, после чего их всех отправили обратно в Сербию.

«В аэропорту в Москве нам вручили какую-то мелочь, с учетом вычетов за самолет, обратный билет Магадан-Белград, и что-то за стройку, потому что мы не работали 10 дней», сказал Триванович. Он утверждает, что за три с половиной месяцев работы получил в общей сложности около 1500 долларов, и добавляет, что из-за этого, вместе с коллегами, подал в суд на «Сив Инвест».

По мнению Комитета юристов по правам человека, запрет забастовки может быть случаем нарушения прав работников, гарантированных законом и конституцией. Директор YUCOM Милан Антониевич отметил, что статья 152 Уголовного кодекса Сербии предписывает штраф или до двух лет тюрьмы за помехи в организации профсоюзов.

«В договоре, а еще больше в приложении видно явное намерение нарушения чьих-либо прав, совершить противоправные вещи. Если это положение (приложение) осуществляется и совершаются определенные преступления, можно привлечь к ответственности тех, кто заключил такое соглашение», говорит он.

Компания «Велесстрой» настаивают, что контракт не запрещает забастовки, а приложение не запрещает организацию профсоюзов, но не разрешено «самостоятельно производить остановку работы».

Группа Милоша Кастратовича на Ямале не была возвращена домой, потому что она отказалась от забастовки, но он считает противозаконным запрещение бастовать. Кастратович и некоторые другие работники считают, что Сербия несет свою долю ответственности за то, как с ними обращался наниматель.

Отвечая на вопрос «Беты» и Воеводского центра относительно информации, имеющейся по «Велесстрою», министерство труда сообщило, что компания неоднократно обращалась к нему за отправкой работников в Россию, но всегда представляла неполную сопроводительную документацию. Из-за этого министерство «констатировало, что не исполнены предусмотренные законом условия для отправки работников за рубеж», но на этом все и закончилось.

В белградском «Велесстрое» утверждают, что все сотрудники получают заработную плату, которая предусмотрена договором и приложением, и что ни от кого из работников не требовали менять работодателя. В компании заявляют также, что все управление принадлежит материнской российской фирме, но личность реального владельца скрыта в оффшорной зоне.

Владельцем 99% акций московского «Велесстроя» выступает фирма «Вэйвформ» с Кипра, в соответствии с данными российского реестра юридических лиц. «Вэйвформ», в свою очередь, в большинстве принадлежит двум компаниям, зарегистрированным на Британских Виргинских островах — «Олдер груп холдинг» и «Кэтфорд менеджмент сервис».

Данные, полученные с помощью исследовательской платформы «Investigative Dashboard», показывает, что эти две компании имеют свои штаб-квартиры по одному и тому же адресу, но не раскрывают информацию о своих владельцах и учредителях, так как компании Британских Виргинских островов не обязаны представлять эту информацию даже государственным органам.

Тем не менее, обе компании являются владельцами «Вэйвформ» только с 29 мая 2013 г. До тех пор владельцем была компания «Кентавр трастис», принадлежащая Деметриосу Папапродрому, которая основала «Вэйвформ» 30 декабря 2009 г. и передала собственность «Олдер» и «Кэтфорд».

«Вэйвформом» продолжают управлять компания «Кентавр секретариал», принадлежащая Папапродрому, и «Теллмарк холдингс», директором которой является Барбара Анифту, она же директор «Кентавр трастис», «Кентавр секретариал» и еще одной компании Папапродрому. Компания «Кентавр трастис» имеет право регистрировать фирмы, среди прочего, и на Британских Виргинских островах.

Несмотря на все это, маловероятно, что Деметриос Папапродрому является или когда-либо являлся истинным владельцем «Велесстроя», потому что его «Кентавр трастис» на самом деле – это фирма, которая специализируется на создании сети оффшорных компаний для других предпринимателей.

«Мы специализируемся на предоставлении корпоративных услуг … а также формировании и управлении международными компаниями на Кипре и в других крупных юрисдикциях по всему миру», говорится на официальном веб-сайте его компании.

На фоне фотографии роскошного средиземноморской виллы под названием «Дом Кентавра», которая служит в качестве штаб-квартиры компании, добавлено: «Мы сочетаем глубокие знания международного бизнеса с последним словом техники, так что можем предоставить самый высокий уровень обслуживания, конфиденциальность и функциональность».

Пока владелец остается скрытым, компания продолжает работать по-прежнему. Хотя 70 работников из Сербии после гибели их шести коллег зажгли свечи перед белградским «Велесстроем» и забрали трудовые книжки, другие работники говорят, что это «просто капля в море».
«Завтра они найдут новых людей, которые туда поедут.

Потому что, если тебе предлагают около 350 динаров, а где-нибудь в Сербии ты сможешь иметь от 100 до 120, ты поедешь, и они, естественно, этим вовсю пользуются», говорит Милош Кастратович.

Отвечая на вопрос, будет ли он снова работать на «Велесстрой», он ответил, что нет, и что если бы он знал, через что придется пройти и сколько он получит, то не поехал бы и в первый раз.

http://www.rtv.rs/sr_lat/drustvo/radnici-iz-srbije-i-dalje-odlaze-u-rusiju-preko-velestroja_598079.html

 

Метки: , , , , ,

Бывшая либералка Яровая покусала кормившую её и прочих «яблочников» руку


Деньги, которые Соединенные Штаты выделяют «под видом развития демократии», являются «прямыми гуманитарными интервенциями». Такое мнение высказала в четверг председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, известная своими громкими заявлениями на тему о подрыве единства России западными ценностями.

Новые критические высказывания Яровой опубликованы на сайте партии ««Единая Россия»«, членом фракции которой она является.

Ранее газета «Известия» сообщила, что Вашингтон увеличил финансирование российских некоммерческих организаций. По данным издания, в 2014 году финансируемый из бюджета США и распределяющий гранты по всему миру Национальный фонд поддержки демократии (National Endowment for Democracy, NED) направил на поддержку российских НКО 9,3 млн долларов. По сравнению с 2013 годом финансирование было увеличено на 1,3 млн долларов, отмечалось в статье.

По данным «Известий», NED, учрежденный в 1983 году Конгрессом США, получает около сотни миллионов в год от правительственного агентства США по международному развитию (USAID), деятельность которого в России была запрещена в 2012 году. Как говорилось в статье, в отчете NED по освоению денег в России за 2014 год, с которой ознакомились «Известия», не названы организации, получившие гранты. Эксперты считают, что этот факт свидетельствует о том, что фонд перешел на подпольный режим работы, а российские организации не хотят «светить американскими корнями». Из отчетности также следует, что NED расширяет свое влияние в России, утверждает издание.

По мнению Яровой, выделяемые Вашингтоном на эти цели средства «разрушают гражданское самосознание, организуют информационные провокации и обучают технологиям разрушения суверенитета и безопасности». «Украина является ярчайшим примером внедрения такой «успешной» демократии — с убийствами мирных граждан, антиконституционным захватом власти и реабилитацией нацизма», — заявила депутат.

Как считает парламентарий, граждане России «должны как минимум знать, кто является «проводником» технологий развития демократии в России, как того требует закон об НКО — иностранных агентах».

Напомним, закон об НКО-иноагентах был принят в 2012 году. Согласно ему, все некоммерческие организации, получающие средства из-за рубежа и принимающие участие в политической деятельности, обязаны регистрироваться в качестве «иностранных агентов». За нарушение требований закона предусмотрено суровое наказание — от крупных денежных штрафов до двух лет лишения свободы. Правозащитники резко критиковали закон. 9 марта 2015 года президент РФ Владимир Путин подписал закон о порядке исключения НКО из реестра иноагентов.

Поводом для снятия статуса «иностранного агента» может служить отсутствие источников иностранного финансирования или ведения политической деятельности в течение года перед подачей заявления, отказ и возврат зарубежных грантов или прекращение деятельности НКО.

Отметим, что Яровая не в первый раз обвиняет Запад в негативном влиянии на Россию. Так, в январе депутат заявила, что изучение иностранных языков в школе в текущем формате является угрозой «нашим традициям». Она потребовала ввести персональную ответственность за разработку образовательных стандартов.

Яровая раскритиковала программы, в которых на изучение русского языка отведено меньше часов, чем на освоение иностранного. «Министерство образования хочет в ЕГЭ ввести обязательную сдачу иностранного языка, а в школьную программу — второй обязательный иностранный язык. Получается, что наша система образования заточена под изучение иностранного языка. И как мы хотим в таких условиях сохранить наши традиции?» — возмутилась тогда Яровая.

Не понравилось депутату и то, что учащиеся по одной из программ вместо «Евгения Онегина» читают «Повелителя мух» британского писателя Уильяма Голдинга. «Последняя считается бестселлером, но это — чудовищное произведение», — сказала Яровая о романе лауреата Нобелевской премии по литературе.

От редакции: Очень бы хотелось знать, — а Яровая в бытность свою в такой либеральнейшей и как раз-таки из американских фондов финансировавшейся партии «Яблоко», имела такие же убеждения? И что это она подразумевает под традициями, ценностями и прочим, подвергаемым нападкам? Уж не Храм ли Христа Спасителя, выстроенный постсоветской властью именно в качестве Новой святыни-заменителя? Уж не православные ли и монархические «ценности», которыми усиленно вытесняют нормы светские и советские? И не размыванием ли да подрывом советского гражданского самосознания занималась и занимается она ныне в парадигме «новой России? Гражданка Яровая ведь там, в «единой России» отвечает за патриотизьм — ну, вот пусть и уточнит, когда, сколько и из каких фондов США она получала, будучи членом партии «Яблоко», какова её доля была. Каяться — так принародно, начинать с себя, как повелось на Руси православной…

Д.Ч.

 

Метки: , ,

КАК ЛЖЕВЕТЕРАН НАРЯДИЛСЯ МАРШАЛОМ НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ


Чем дальше от нас война, тем больше разных лжеветеранов всплывает. Одними движет меркантильный интерес — льготы, другими — тщеславие при, видимо, ущербном этическом чувстве. Некоторые просто больны. Всех их надо выявлять и тщательно сортировать — одних судить, других отправлять в психушку. Как выясняется, быть просто фальшивым лейтенантом, майором или генералом — уже недостаточно. Хочется прыгнуть выше — в маршалы! На минувшем Параде в честь 70-летия Победы внимание фотокоров привлек на трибуне пышущий здоровьем мужчина с окладистой бородой, сидевший рядом со старичком в танковой шапочке и с медалями на груди. Точнее, даже не он сам, а его маршальские погоны.

Это резануло глаз: уж больно молодой какой-то маршал получается. С другой стороны, фейс-контроль очень строгий, а места ограничены. Более того, в этом году некоторым ветеранским и военным организациям урезали лимит, на который они обычно рассчитывали. Не может же на трибуну пробраться ряженый? Журналисты, уверенные, что имеют дело с проходимцем, бросились на его поиски. Тем более интересно было пообщаться с Сергеем Крупко (так он представился пишущей и снимающей парад братии) в свете того, что вообще-то на данный момент ни одного маршала ВОВ в живых уже не осталось.

Сергей Крупко и его отец, Георгий Николаевич, которому сейчас 99 лет, живут они в подмосковном Долгопрудном. Сын ухаживает за отцом-ветераном, который почти ничего не видит (Крупко-старший — инвалид по зрению). Тем не менее, сын решил сделать ему подарок, дав возможность впервые в жизни наблюдать за парадом вживую.

— Какая организация пригласила вас на парад победы? Наверное, сложно было попасть на трибуны.

— Мы оказались там по приглашению протокола Дмитрия Медведева.

— А откуда они вас знают?

— Я служил в КГБ, был советником Андропова. А мой дядя, Александр Синько — советником Сталина.

— Ваш отец служил танкистом? На параде он был в танкистской форме.

— Не только. Он прошел несколько родов войск. Призвался в июле 1941 года, служил в пехоте, некоторое время был заряжающим на танке, минометчиком. Сражался за Сталинград, но после второго ранения, полученного там, его комиссовали. Я счел своим долгом сводить отца на парад.

— А вы в какой форме были на Красной площади?

— В своем парадном мундире.

— Вы говорите, что у вас воинское звание «маршал КГБ». Мы про такое даже не слышали.

— И не услышите. Таких званий больше нет. Это лично Андропов его дал. Таких званий больше не было и не будет.

— То есть вы единственный?

— Да, я такой неповторимый. Я считаю, что об этом лучше не писать. Я входил в ближний круг Андропова, был его любимчиком, уж не знаю, по какой причине ему приглянулся. И поэтому карьера сложилась удачно.

— Нам говорили, что вы достаточно долго трудились на посту инженера в центральной аэрологической лаборатории Долгопрудного.

— Я всю жизнь работал под прикрытием, в том числе и в ЦАЛ работал, поскольку занимаюсь проблемами климатического оборудования. Но это не для печати.

Руководитель аппарата Клуба военачальников Российской Федерации Николай Дерябин:

— В истории Вооруженных сил и других силовых ведомств страны — могу с уверенностью это заявить — никаких скрытых, или секретных маршалов Советского Союза не было и нет. К большому сожалению у нас сегодня в живых остался только один маршал Советского Союза, участник Великой Отечественной войны Дмитрий Тимофеевич Язов. У нас в клубе военачальников, уникальной организации, которая объединяет высший офицерский состав оперативно-стратегического звена управления всех силовых структур, насчитывается чуть более 1000 человек. Среди них есть еще два маршала родов войск — это маршал Артиллерии Владимир Михайлович Михалкин, участник Великой Отечественной войны, а так так же маршал авиации Шапошников Евгений Иванович, он уже не был участником Великой Отечественной войны.

Никаких других маршалов в силовых структурах страны сегодня нет.

Поступок человека, который позволил себе надеть на парад маршальскую форму, считаю кощунственным и циничным по отношению к российским военачальникам. К большому сожалению, у нас не предусмотрена уголовная ответственность за ношение формы людьми, которые не имеют на это права.

В свое время, когда у нас в стране пошла мода на седые волосы, великая наша поэтесса Анна Ахматова написала: «Это даже похоже на подлость за полтинник седою стать». Но то, что совершил этот маршал-самозванец больше, чем подлость! Тем более, произошло это в такой великий праздник, когда войска отдают почести реальным ветеранам, стоящим на трибуне Красной площади.

В этом году право приглашения на Парад получили единицы. У нас в клубе военачальников было на этот сказано: только участники Великой Отечественной войны и боевых действий. В результате всего 3-4% от тех, кто хотел, и имел на это законное право присутствовали на Красной площади. Люди с пониманием отнеслись к просьбе Администрации о том, что на парад приглашены зарубежные гости, гости из наших бывших союзных республик, представители городов Воинской славы и Городов-героев, а потому многие отказались от личного присутствия на Красной площади в пользу гостей. В связи с этим непонятно, как этот пройдоха оказался на трибуне? Он стоял, вернее сидел там, а мимо него шли наши войска.

Считаю, что его поступок не должен остаться безнаказанным, чтобы не было повадно другим лже-героям, Остапам Бендерам 21-го века позорить мундир российского офицера, а тем более маршала.

Вот и я считаю, что этого лжемаршала, лжекгбэшника, который, скорее всего, не был даже знаком с Андроповым, надо наказать — солидным штрафом, по крайней мере.

Источник: http://rovego.livejournal.com/5093529.html

 

Метки: , ,

Каждому пятому россиянину перестало хватать зарплаты


Резкий скачок цен и ухудшение ситуации на рынке труда поспособствовали тому, что почти каждому пятому россиянину (18%) доходов теперь хватает только на еду и оплату прочих жизненно важных нужд. Об этом 14 мая сообщает РБК со ссылкой на отчет компании Nielsen.

В компании отметили, что даже в кризисном 2009 году о полном отсутствии свободных денег заявляли только 4–7% россиян.

Согласно результатам исследования, индекс потребительского доверия Nielsen в первом квартале 2015 года опустился до 72 пунктов, что является самым низким значением за всю историю его расчета.

«Изрядно потратившись в конце 2014 года, россияне столкнулись с существенным ростом цен на самые необходимые товары в начале года, поэтому падение реальных доходов ощутили особенно остро», — пояснила коммерческий директор Nielsen в России Илона Лепп.

Ранее сообщалось, что почти треть компаний в России сократили зарплаты своим сотрудникам. Отмечалось, что хуже всего обстоит ситуация с зарплатами в производстве (снизились в 55% компаний вместо ожидаемых 38%) и продажах (62 вместо 47%). В основном большинство компаний — 20-30% — урезали оклады, однако планировали пойти на такую меру раньше лишь 13%.

 

Метки: , ,

Полковника никто не лечит


Здоровье отставного полковника ГРУ Владимира Квачкова, осужденного за попытку вооруженного мятежа, резко ухудшилось. На месте осколочных ранений головы начали появляться новообразования. Однако, по заявлению адвоката Квачкова, руководство мордовской колонии отказывается проводить медицинское освидетельствование отставного офицера. А тем временем судебные органы пытаются запретить очередную книгу осужденного — «Кто правит Россией?».

Руководство мордовской исправительной колонии №5 перевело 66-летнего Владимира Квачкова на специальные условия содержания. Об этом «Газете.Ru» сообщила его адвокат Оксана Михалкина. «Это означает, что ему серьезно ограничили право на свидания, он имеет право получать передачи только раз в полгода и, самое главное, лишен права ходатайствовать об УДО, а ведь вскоре у него выйдет половина срока, который Квачков отбыл», — пояснила защитник. Она добавила, что такие меры были применены к ее подзащитному по надуманным основаниям: он нарушил негласный запрет администрации исправительного учреждения на обсуждение с другими осужденными глав своей книги «Русская революция неизбежна».

«Его состояние здоровья тем временем ухудшилось. Квачков перенес две контузии, кроме того, у него есть осколочные ранения затылочной части головы.

На месте осколков начали появляться новые образования — гнойные образования в виде шишек.

Есть прямое указание Минздрава, что в таких случаях необходимо проводить новое медосвидетельствование и при наличии соответствующих показаний — проводить хирургическую операцию. Помимо этого, у полковника есть заболевания желудочно-кишечного тракта, и в целом его возраст уже дает о себе знать: человеку почти 67 лет. Но медицинское освидетельствование его состояния здоровья в колонии не проводят», — сказала она.

Михалкина отметила, что 15 мая Замоскворецкий суд Москвы будет рассматривать ее жалобу на бездействие сотрудников ФСИН и Минздрава в отношении ее клиента.

В свою очередь, во ФСИН России данные о переводе Квачкова на специальные условия содержания «Газете.Ru» не подтвердили. «Заявления об ужесточении условий являются надуманными, его сторонники постоянно пытаются создавать новостные поводы на пустом месте.

В настоящее время никто условий содержания не ужесточал, и Владимир Квачков имеет ровно те же самые права, что и любой другой осужденный»,

— заявила официальный представитель службы исполнения наказания Кристина Белоусова.

Супруга Квачкова Надежда накануне была вызвана в ФСБ для допроса. Она рассказала о вызове «Газете.Ru». «Следователь Осадов довольно вежливо расспрашивал меня о материалах, которые находятся у меня на столе, а именно — о статье Максима Калашникова, посвященной отношению в колонии к моему мужу. Спрашивали меня и о публикации книги моего мужа «Кто правит Россией?». На все вопросы я отказалась отвечать, сославшись на 51-ю статью Конституции, которая позволяет не свидетельствовать против себя самого и своих близких», — сказала супруга осужденного.

«Ее также спрашивали о политических взглядах Квачкова, и, так как у меня есть основания полагать, что любое слово Надежды Михайловны будет использовано против Квачкова, мы с ней приняли решение показания не давать»,

— отметила адвокат Михалкина, которая также присутствовала в ходе беседы жены офицера с сотрудниками ФСБ.

Супруга полковника отметила, что депутат Московской городской думы Евгений Прошечкин написал запрос в ФСБ, в котором указал на необходимость проверить, не является ли книга «Кто правит Россией?» экстремистским материалом. «Мне не показали текст его заявления, и мне непонятно, почему он не обратился ко мне, не обратился в суд, а сразу написал в ФСБ. Сам он называет себя антифашистом, насколько я знаю, он возглавляет Московский антифашистский центр. Но я хочу подчеркнуть, что мой муж всю жизнь как раз боролся против террористов и экстремистов, а также имеет государственные награды за службу в вооруженных силах», — сказала Надежда Квачкова.

Книга Квачкова «Кто правит Россией?» вышла в свет в 2013 году. В ней отставной полковник утверждает, что власть в российском государстве сосредоточена в руках малоизвестного общественности узкого круга лиц, которые находятся в тени широкоизвестных российских политиков. Кроме того, автор работы анализирует цепь политических и экономических событий последних лет и пытается разобраться в том, кто за ними стоит и какие интересы преследует.

Комментарий самого Прошечкина «Газете.Ru» получить не удалось.

Однако в издательстве «Алгоритм», которое выпустило книгу Квачкова в продажу, «Газете.Ru» подтвердили, что вопрос о признании данной работы экстремистским материалом поднят.

«Мы получили уведомление о том, что Пензенский суд уже рассматривает этот вопрос. Пока решения суда на этот счет нет. Вообще, целый ряд книг, которые мы издавали, признан судами экстремистской литературой, причем это делалось через суды в других регионах — в Туле, в Уссурийске, в общем, там, куда мы не имеем материальной возможности поехать и отстаивать наши права», — сообщил представитель юридического отдела издательства. Там также отметили, что не видят большой трагедии, если книгу все-таки запретят. «Мы напечатали определенный тираж, скажем, 2 тыс. экземпляров. Условно тысячу распродали, остальные со складов заберут. И что? Значительная часть людей уже купили книгу и прочитали», — подчеркнули в «Алгоритме».

Полковник ГРУ Минобороны РФ в отставке Владимир Квачков был обвиняемым в организации покушения на экс-главу РАО ЕЭС России Анатолия Чубайса в 2005 году, однако суд оправдал офицера. В декабре 2010 года полковник был вновь арестован, на этот раз по обвинению в организации вооруженного мятежа в России и терроризме. Мосгорсуд признал Квачкова виновным в предъявленных ему обвинениях и приговорил его к 13 годам колонии строгого режима. В июле 2013 года Верховный суд снизил срок наказания осужденному с 13 до 8 лет.

Кроме того, в апреле 2013 года суд во Владимирской области признал экстремистским материалом книгу Квачкова «Главная специальная операция впереди», на обложке которой был изображен человек, похожий на Чубайса. А в феврале нынешнего года Мосгорсуд признал террористической и запретил деятельность общественной организации «Народное ополчение Минина и Пожарского», которое создал и возглавлял Квачков.

Источник: http://www.gazeta.ru/social/2015/05/13/6685029.shtml

 

Метки: ,

Новороссия в виде «благодарности» начинает изгонять своих защитников


Нацболов-добровольцев, задержанных еще 1 мая, выслали из ДНР. Две недели люди, поехавшие добровольцами защищать свободу Донбасса, провели в подвалах «родного» МГБ — это считается «нормально», поскольку закончилось относительно благополучно. Такая своеобразная «благодарность» от народа Новороссии, почти по Гоголю: «Ну ступай, я же тебя не бью…»

Вот что пишет Эдуард Лимонов.

«Вчера вечером наших пятерых товарищей, задержанных 1-го и 6-го мая в городе Донецке (Милюк, Крылова, Чернова, Воронцова, Маньков ) вывезли на границу с Российской Федерацией, перевели через её ДНРовскую часть и запустили в российскую, где ими некоторое время занимались российские пограничники и ФСБ.

Сейчас все пятеро находятся на территории РФ, в Ростовской области, свободны.

Что это было?

Андрей Милюк сообщает: «Всё это время мы находились на подвале одной из баз МГБ ДНР. Условия содержания для подобного места были достаточно комфортные. Надзиратели относились к нам хорошо. В ходе допросов нам удалось узнать следующее. МГБ не хочет видеть нас в ДНР ни под каким соусом: ни военным, ни политическим, ни гуманитарным. Мол, трёх партий им и так хватает, новой неуправляемой и непонятной силы им не нужно. В военном плане присутствие нацболов в ВСН прямо сравнили с «Правым сектором» у укропов (в контексте того, что это малоуправляемая радикальная группировка).

Судя по всему, поднятая вами шумиха сделала своё дело. На допросах нас и пальцем не трогали, хотя и обещали много чего. При депортации никаких официальных бумаг не выдали (т.е. никаких официальных претензий предъявлено не было), а по факту просто довезли до границы, перевели через ее ДНРовскую часть и предупредили, что не хотят нас видеть более в республике.»

Реакции руководителей ДНР на случившееся, и на моё открытое письмо пока не поступало. Отмалчиваются. Хотя погибшие и раненые нацболы-добровольцы дают нам моральное право на получение официального объяснения.

Что будет?

Полагаю, что высылкой пятерых нацболов дело не ограничится. Что будут ещё задержания и высылки. Дай Бог, чтобы я ошибался».

Мы следили за ситуацией и предпринимали со своей стороны некоторые усилия по «разруливанию» ситуации, но она не была простым недоразумением. Поэтому все усилия привели только к тому, что «на допросах нас и пальцем не трогали, хотя и обещали много чего». Видимо, эти обещания и представляли собой слова благодарности в версии МГБ.

Судя по всему, идет процесс выдавливания из Новороссии всего и всех, кто связан с народным, идущим снизу освободительным движением — властям ДНР и ЛНР, а также их кремлевским кураторам совершенно не нужно никаких «народных» республик, вполне достаточно «банановых», с карикатурными диктаторами и местными «тон-тон-макутами». Тогда можно вступать в любые договоренности, с той же Украиной — никто и не возмутится, поскольку будет некому.

В таком раскладе зачем им «лишние» политические партии, когда есть три «карманных»? Зачем «неконтролируемые» формирования — то есть те, кто не станет стрелять, куда прикажут, не раздумывая. Кстати, крупнейшую политическую силу региона, компартию, к «выборам» просто не допустили…

Происходит очевидный «развод» между восставшим народом и новыми властями, давайте скажем честно, назначенными из Кремля. Ну а у Кремля с народом Новороссии общего ничуть не больше, чем с народом России.

Началось не вчера — вспомним хотя бы арест активистов «Боротьбы» еще перед Новым годом — тоже 2 недели «на подвале» без внятных обвинений, дальше слова «вы нам тут не нужны» — и высылка.

Предпоследний «подвиг» — это неожиданный отказ в проведении Антифашистского форума в Луганске, вместо того, чтобы радоваться, что сто европейских левых из 16 стран приехали поддержать республики Новороссии, вместо того, чтобы всему руководству республик приветсвовать другую Европу, которая солидарна с борьбой Донбасса. Вместо этого — хамский запрет, когда делегации уже были в дороге, буквально за несколько часов до открытия мероприятия. Это хорошо, что командир бригады «Призрак» Алексей Мозговой дал добро на проведение форума в Алчевске — и все прошло на самом лучшем уровне. Так ведь ему за этот уровень еще и достанется…

Все к тому, что властям Новороссии, оказывается, не нужна никакая внешняя поддержка — им и так неплохо. Даже в случае возврата Донбасса Украине это произойдет в полном согласии с Кремлем, и главной проблемой окажутся только те, кто искренне сражался за независимость — и не исключено, что администрации ДНР и ЛНР еще повернут оружие против своих же. МГБ фактически уже повернуло — вспомним целую серию покушений на популярных полевых командиров. И «наведением порядка» это не объяснить — в Алчевске или Стаханове порядка куда больше, чем в Луганске…

Начался новый этап новороссийской революции — противостояние восставшего народа и обломков старой бюрократии, взятых на службу Кремлем. Кто одержит верх? Вот как бы не Украина…

Анатолий Баранов

 

Метки: ,

Более сотни рабочих продолжают забастовку в Западно-Казахстанской области


Более 140 сотрудников АО «НГСК КазСтройСервис», занятых на строительстве газоперерабатывающего завода, второй день отказываются работать. Люди требуют повышения зарплат и дополнительных выплат за вредность.

Продолжать забастовку на Чинарёвском месторождении рабочие намерены до конца вахты – 15 мая, если раньше их требования не будут удовлетворены. Кроме того они отметили, что предупредили о забастовке заранее, написав письмо руководству.

«Мы находимся на рабочем месте, — говорит стропальщик Бекен Султангалиев. – Но никто не работает. Ждем решения начальства».

К слову, в ноябре 2014 года эти же рабочие уже выходили на точно такую же забастовку. Тогда они требовали уравнять зарплаты с иностранными рабочими. После прокурорской проверки, их требования частично удовлетворили.

Сегодня после обеда на месторождение прибыло руководство компании. Однако компромисса с рабочими им найти пока не удалось. Бастующие намерены обращаться к прокурору области.

Напомним, рабочие начали бастовать со вчерашнего дня. Задолженности перед людьми у компании нет, заработная плата выдается вовремя. Однако сотрудники не довольны сокращением жалованья на 2-3 тысячи тенге.

«Мы обращались с этими вопросами к директору Рахметолле Алдамуратову, но он сказал, что ничем помочь не может. Мы хотим повышения зарплаты и пусть нам ее считают по вахтовому методу, а не по городскому. Мы работаем с 8 утра до 7 часов вечера, по договору у нас воскресенье должно оплачиваться в двойном размере, а мы этого не видим», — рассказали рабочие.

Как рассказал представитель рабочих, они уже не раз обращались к руководству с просьбой повысить зарплату, но у начальства один ответ: «Не нравится? Уходите!».

 

Метки: , , , ,

Полицейские пришли домой к бывшему «узнику Болотной» Акименкову


Сотрудники полиции 13 мая приходили домой к амнистированному фигуранту «болотного дела» анархисту Владимиру Акименкову. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook. Полицейский попытались провести с ним «профилактическую беседу», но активист отказался.

По словам Акименкова, он вернулся домой, когда полицейские уже были там. Дверь им открыла мать активиста. Судя по документам, пришедшие к Акименкову люди — сотрудники Управления уголовного розыска Северо-Восточного административного округа.

Званий и фамилий пришедших оперативников Акименков не запомнил, когда же он попросил правоохранителей еще раз продемонстрировать свои документы, чтобы он мог переписать их данные, ему отказали. Протокола беседы полицейские не вели.

Как рассказал анархист, они спрашивали, на какие доходы он живет и чем занимается.

При этом они делали акцент на том, что в полицейских базах активист проходит как «ранее судимое лицо». Акименков отказался отвечать на вопросы.

Полицейские также упомянули, что профилактическая беседа является оперативно-разыскным мероприятием.

«Сотрудники полиции в ходе обществоведческой дискуссии выказывали себя государственниками, отстаивали «честь» полиции, высказывали опасения насчёт «наступления анархии», всеобщего вооружения народа и исчезновения полиции с улиц»,

— пишет оппозиционер.

Напомним, Владимир Акименков был арестован по «болотному делу» в июне 2012 года и провел в СИЗО около полутора лет. В декабре 2013 года он был амнистирован в честь двадцатилетия Конституции и освобожден в зале суда. Сейчас Владимир Акименков занимается правозащитной деятельностью, помогает политзаключенным и людям, преследующимся властью по политическим мотивам.

 

Метки: , , ,