RSS

Глава «Комитета против пыток» о нападении на офис в Грозном

03 Июн

Неизвестные вооруженные люди в масках разгромили офис правозащитной организации «Комитет против пыток» в Грозном. Началось все с того, что под окнами организации около 11:30 по московскому времени собралась толпа. По сообщениям очевидцев, большинство пришедших разговаривало на частные темы, не связанные с политикой и производило впечатление людей, которых на митинг «согнали», но звучали и выкрики против правозащитников, были видны плакатами «Почему молчат Каляпины?» и «Дадаев — жертва беспредела». Среди собравшихся было около 10 людей в медицинских масках и очках, они и начали погром. Под аплодисменты толпы один из неизвестных сломал камеру на балконе офиса, люди в масках также разбили служебную машину организации ломом и кувалдой. Дальше неизвестные с кувалдами и пилами взломали дверь Комитета и разгромили его. Звучала стрельба, неизвестные выкрикивали угрозы в адрес правозащитников. Разгромлена оказалась и жилая квартира рядом с офисом. Членам Комитета пришлось спасаться через окно.

Государственное телевидение Чечни назвало произошедшее «стихийным пикетом против политизации правозащитной деятельности», пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что Путину доложат о погроме, «когда будут подробности».

О том, как развивается ситуация сейчас и что правозащитники намерены делать дальше Каспаров.Ru рассказали глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин и юрист организации Антон Рыжов, находящийся на связи с коллегами из Чечни.

Глава Комитета против пыток Игорь Каляпин:

На Чеченском телевидении этот погром подали как «возмущение гражданского общества республики» из-за того, что Комитет якобы не занимался делом Джамбулата Дадаева?

Я шокирован комментарием, что таким образом выражали возмущение по поводу нашей некомпетентной работы по делу Джамбулата Дадаева (речь идет о громком убийстве Джамбулата Дадаева, произошедшем при попытке задержать мужчину; из-за него произошел конфликт между главой республики Рамзаном Кадыровым и ставропольскими полицейскими – прим. Каспаров.Ru). Мы никогда не занимались этим делом, к нам никто никогда по этому поводу не обращался. Это абсурдные обвинения. По такой логике как бы родственники Кеннеди к нам не приехали разбираться, почему мы не расследуем его убийство.

Что сейчас с находившимися в офисе правозащитниками?

Им удалось выбраться через окно, и сейчас они добрались до безопасного месте. Мы отрабатывали такую ситуацию, потому что были готовы, что такое может произойти. Если бы не это, неизвестно чем бы все кончилось, учитывая, что нападавшие были вооружены.

Это не первое нападение на офис Свободной мобильной группы в Чечне. Будет ли в таких условиях Комитет против пыток и дальше работать в республике?

Безусловно мы будем продолжать работать по всем делам, в которых участвуют наши юристы, по тем процессам, в которых они вступали. Те потерпевшие, которым мы оказывали помощь, продолжат ее получать. Они не виноваты, что в их республике есть негодяи. Как мы это будем делать технически, где будут находиться наши юристы, наша документация, предстоит решить.

Как это будет, будем ли мы на каждое заседание летать на самолете, купим ли у Министерства обороны танк, чтобы передвигаться по республике, или сделаем еще что-то, мы пока не знаем. Сейчас мы будем думать. И, хочу вас заверить, наверняка придумаем, и продолжим нашу работу.

С чем вы связываете нападение?

Конечно же причина не в деле Дадаева, а в нашей работе. Ее оценили на твердую четверку. Эстемировой и Политковской они поставили пятерку.

Пулю в спину от них еще надо заработать. Произошедшее доказывает – мы хорошо делаем нашу работу. И не сдадимся. Мы будем делать нашу работу еще лучше.

Юрист Комитета против пыток Антон Рыжов пояснил, что пока находившиеся в разгромленном офисе правозащитники не могут прокомментировать произошедшее – сначала они должны убедиться, что действительно находятся в безопасности. Но ранее они связывались с коллегами, и Рыжову известны последние данные.

Никто из правозащитников не пострадал?

Офис находится на втором этаже, и поскольку пришлось выбираться через окно, у коллег есть ссадины и ушибы, но они достаточно незначительны, чтобы говорить о вреде здоровью. К счастью, они успели уйти, иначе все могло обернуться иначе.

Как сейчас развивается ситуация? Толпа разошлась?

По сообщения очевидцев, сейчас во дворе никого нет. Машина Комитета разбита, пострадали офис и жилая квартира.

Все камеры сбиты, вся техника тоже разрушена. Погромщики собрали все документы и унесли с собой. Что это были за люди, мы пока не знаем.

Отреагировала ли как-то на происходящее полиция?

Ни от полиции, ни от следственного комитета никакой реакции не было. Очевидцы только что сообщили, что вроде бы подъехала машина СК, но точно мы пока не знаем точно. По сообщению некоторых очевидцев приезжала машина полиции и тут же уехала.

Надо заметить, что, как только начались первые попытки атаковать офис, мы позвонили на горячую линию МВД Чечни, УМВД по городу Грозный, следственный комитет по Чеченской Республики. Нам никто не отвечал, мы оставили сообщение о преступлении. Сначала неизвестные сломали камеры, потом долго пытались проникнуть в офис, но дверь у нас хорошая, выстояла. Они подождали и начали уже с помощью болгарки распиливать дверь офиса и жилой квартиры.

Прошло достаточное количество времени, чтобы как-то отреагировать. Хочу заметить, что МВД Грозного находится в 300 метрах от места событий – пешком можно дойти за пять минут.

Что Комитет против пыток планирует делать дальше?

Мы будем подавать письменные заявления о преступлении в Следственный комитет. Кроме того, надо обеспечить безопасность наших сотрудников, которые находятся на Кавказе.

Что касается того, продолжим ли мы работу в Чечне: все будет зависеть от реакции местных и федеральных властей.

В декабре сожгли нас офис, мы его восстановили, и сейчас напали на это же помещение. Посмотрим, может быть, мы будем работать из соседнего региона.

С чем вы связываете атаку на офисе Комитета против пыток?

В последнее время было много информационных событий и много публикаций о Чечне. Тут и «свадьба века» (вызвовшая резонанс из-за предположений о имевшем месте принуждении свадьба начальника отдела внутренних дел Ножай-Юртовского района Нажуда Гучигова и несовершеннолетней Хеды Гойлабиевой — прим. Каспаров.Ru), и фильм «Открытой России» «Семья», и публикации о коррупции в Фонде Ахмата Кадырова. Возможно, резонанс этих дел повлиял на то, что произошло.

Напомним, это не первое нападение на офис Комитета против пыток в Грозном. В декабре прошлого года его подожгли неизвестные. Этому предшествовали заявления главы республики Рамзана Кадырова о том, что в Чечне будут сжигать дома родственников боевиков и первые поджоги. Тогда правозащитники успели заранее покинуть офис и не пострадали. О том, как продвигается расследование произошедшего, силовые структуры республики им не сообщают. Известно только, что установлен факт поджога.

Как ранее рассказывал Каляпин, это не был первой попыткой силового давления – ранее неизвестные преследовали правозащитников на автомобиле, вооруженные люди в масках угрожали членам организации. Позже Следственный комитет России начал проверку в отношении самого Каляпина, Причиной послужило заявления Кадырова о том, что «некий Каляпин» причастен к финансированию боевиков, совершивших 4 декабря нападение на Грозный.

Отметим, «Комитет против пыток» — одна из немногих правозащитных организаций, продолжающих работу в Чечне.

Алексей Бачинский

 

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s