RSS

Архив за день: 2015/06/08

КУДА ПРОПАДАЮТ ЛЮДИ В ТАКОМ КОЛИЧЕСТВЕ?


Один мой знакомый работает в Уголовном розыске. Работа его заключается в поиске пропавших без вести, или как он их называет, «потеряшек».
И вот что он поведал про суровые «ментовские» будни.

В России в год пишется около 200 тысяч заявлений о пропавших без вести. Это сейчас, в мирное время. А находятся каждый год около 100 тысяч человек. То есть именно находятся (живыми и мертвыми) — то есть опознаются теми, кто писал заявление о пропаже, или сами «потеряшки» заявляют, что они — это они. Вопрос: куда деваются остальные 100 тысяч?

Знакомый сразу предупредил, что говорить будет только о тех пропавших без вести, на которых есть заявление в милицию от родственников, коллег и т. д.

Я читал статистику, опубликованную в интернете — там другие цифры. Но человек этот говорит: «Вся опубликованная статистика ложная, недостоверная и ничего не отражающая, которая нужна только чинарям в штабах».

Основные группы пропадающих без вести, которых не находят:

1) пропали внезапно без видимых причин;
2) ушли на охоту, рыбалку, в турпоход и т. п.;
3) поссорились со второй половиной и «ушли в ночь»;
4) ушли из дома — те, кто выпивающие, нездоровы психически, склонны к потере памяти, наркоманы и т. д. Как правило, под конец жизни (если их не находят) они попадают в итоге в крематорий как неустановленные трупы;
5) убежавшие детдомовцы;
6) пропали, но есть основания считать, что замешаны в чем-то нехорошем (имеются большие долги, члены преступной группировки и т. д.);
7) пропали в зоне боевых действий или природных катастроф;
8) бомжи.

Примерно половина пропавших относится к первому пункту — «пропали внезапно без видимых причин». То есть 50 тысяч людей в год пропадают внезапно, без видимых причин. По остальным пунктам вопрос, почему они не находятся, рассматривать не будем — все более или менее понятно. Зато будем рассматривать, как «внезапно без видимых причин» пропадают люди.

Утром женщина (мать двоих детей) завела по дороге одного ребенка в детский сад, второго в школу и села в маршрутку. На работу не пришла. От остановки маршрутки до работы идти одну минуту (100 метров). День ее нет, второй нет… Как сквозь землю провалилась. Мужа перетрясли, всех родственников, школьных и институтских ухажеров. По всем номерам, которые через ее мобильный телефон проходили, отработали. Всю квартиру обыскали — ноль результатов. Просто взял человек и пропал. И концов никаких. Пассажиры в маршрутке ее помнят (примерно одни и те же каждый день ездят), говорят, что вышла из автобуса на положенной остановке. Работала мелким чиновником в районной администрации.

Или вот.

Жил мужчина. Жена, ребенок. Все «в шоколаде». Зарабатывает прилично — машина, квартира в новом доме, купленная без ипотеки. Утром спустился на лифте в подземный паркинг, сел в свой «Форд Мондео» и поехал на работу. На работу не приехал. Его «Форд» нашли на полпути к работе через несколько дней. Автомобиль стоял, припаркованный у обочины. В машине никаких следов борьбы, никаких признаков насилия, разбоя и т. д. Она стояла заведенная (ключи с брелком были в замке зажигания, но уже кончался бензин). Внутри лежал ноутбук, мобильник подзаряжался от прикуривателя. Ни знака аварийной остановки, ни моргающих поворотников. Машина исправная. Все кусты, гаражи, подвалы в округе обыскали с собаками. Ничего. Дорога в городе оживленная, движение плотное.

Мужчина не был владельцем бизнеса — просто менеджер средней руки. Большой доход (чтобы купить жилье и машину) имеют от сдачи внаем жилья (у жены три квартиры от родителей и бабушек остались в наследство). Жена — врач в военном госпитале. Пластиковые карточки специально не блокировали — по ним никаких движений не было и нет.

Или вот еще. Вообще страшилка.

Молодая мать пошла в магазин за творогом и молоком. Ребенку чуть меньше годика. Обычно бегала за молоком, когда ребенок спит днем. Муж работает на дому — на компьютере рисует для журналов что-то.

Ушла и не вернулась. Кормит грудью, то есть к дитю привязана. До молочного магазина ехать на трамвае несколько остановок, но до нее так и не доехала. Куда делась — неизвестно, уже год ищут.

Или вот. Детектив прямо.

Ехали две семьи на двух машинах в отпуск. День в пути. Остановились на ночлег на окраине городе в придорожном отеле. Взяли себе два номера. Утром просыпаются, а одного мужчины нет. Его жена и дети спали (весь день в пути — утомление большое) и ничего не слышали. Дежурный администратор (девушка 20 лет) ничего не видела (призналась, что сама дремала в подсобке). Дверь в отель не запирается на ночь. Видеокамеры наблюдения только за стоянкой смотрят (там он не появлялся). Машина на месте, сотовый телефон, деньги, паспорт и документы на машину остались в номере (в куртке). Ушел из номера обутый, без куртки. Скорее всего, выходил покурить ночью (сигарет не нашли ни в номере, ни в машине).

Обыскали все окрестности. Никто ничего не видел.

Еще. Про офисного работника.

Парень работал программистом в конторе. Работал несколько лет. Жил с девушкой гражданским браком. Купил в кредит машину. Снимал жилье. Ушел на обед, и больше его никто не видел. Уехал на машине обедать (обычно ездил домой). И не вернулся. Дома он побывал (девушка, с которой он жил, сказала, что посуда стала грязной, когда она вечером пришла с работы, и еда была съедена). Машину так и не нашли. Человек был жизнерадостный, веселый, неконфликтный. Долгов (кроме кредита за машину) не было. Самый обычный молодой человек. Телефон «вне зоны доступа» стал через час после обеденного перерыва (начальник звонил узнать, почему тот задержался после обеда).

Ещё…

Пропал сотрудник милиции, капитан. Ладно бы пропал, если бы с работы возвращался, с дежурства, с усиления — предположить можно еще, что купил бутылку пива, с кем-то встретился и т. д. Но ведь нет! Утром сел в электричку и поехал на службу, до которой так и не доехал. На ушах все стоят, все связи отработали, абсолютно всех трясут — никто не знает, что и как. На всех промежуточных станциях всех торгашей и кассиров опросили. Как сквозь землю провалился. По службе характеризуется положительно, были благодарности, командировки на Кавказ и т. п.

Таких историй — тысячи и десятки тысяч по всей стране. Куда же деваются люди, которых не могут найти?

Вот список предположений, которые в некоторых случаях нахождения людей (живых или мертвых) подтверждались:

1) убийства (труп зарыт, сожжен, утоплен, расчленен и т. д.);
2) похищение в рабство;
3) воруют на органы;
4) удержание или насильственный вывоз для занятий проституцией;
5) сбивает машина, внезапно теряется сознание и тому подобные случаи — то есть нелепые случайности.

Мне это рассказал оперативник со стажем почти 17 лет. Пришел в милицию в середине 90-х. Статистика что тогда, что сейчас одинакова. Он не знает, какая была раньше статистика по стране, но по его отделу (обслуживают территорию с населением 500 тысяч человек) всегда одинаковая была. Примерно одно и то же в течение 20 лет. В силу специфики своей работы иногда в командировки ездит по стране — на местах оперативники тоже говорят, что всегда примерно одинаковое количество было.

Говорит, что уже готов в инопланетян верить почти на полном серьезе. Потому что пропадают люди, которые не должны пропасть — нет никаких предпосылок для этого. И обстоятельства такие, что человеку некуда пропасть. И таких в стране каждый год около 50 тысяч человек. И мужчин, и женщин. И детей, и стариков. Разных национальностей. Разных социальных статусов и уровней дохода.

Понимаю, что эти 50 тысяч человек — очень малая доля по сравнению с убылью населения нашей страны на 1 млн. человек в год. Но это тоже люди. Люди, которых потеряли родные и близкие и не знают, что с ними/

Источник: http://24warez.ru/main/article/1157476720-kuda-propadayut-lyudi.html

 

Метки: , , ,

Об одном, помешавшем славить Путина, московском реквиеме


Тут вот некоторые господа, общаясь с товарищем Митиной в рассылке ОКП, решили повести себя последовательно нахально после митинга-реквиема. Оно и понятно: тихо выступишь на оппозиционном митинге в поддержку Путина, так ведь он и не услышит, и грантов не даст. Что ж, вынужден сделать письменное дополнение к тому устному выступлению, что предваряло песню «Летела пуля» — реквием Эшелона у митингового мемориала А.Б.Мозгового.

Нам, организаторам митинга, — а это была именно ОКП, чтобы сразу отмести всякие сомнения, — с самого начала было как-то странновато стоять рядом с флажками SERB и НОД, но реквием не то место и время, где кто-то может кого-то прогонять, строить и т.д. Если люди пришли искренне выразить свою скорбь по поводу убийства «Тенями» комбрига Мозгового и его товарищей – пусть выражают, никто не смеет им мешать. Однако выступавший от НОД (национально-освободительное движение – то самое, что пока лишь научилось освобождать от цветов мемориал Немцова) господин начал с той неточности в своём вступлении, которая вообще поставила под вопрос его осведомлённость о годах жизни покойного («Он прожил тридцать лет…»). Не тридцать, а сорок, во-первых, и во-вторых – что стали утверждать национал-освободители уже постскриптум, ибо этого вранья даже на реквиеме никто бы не стерпел, — в число поклонников Путина он точно не входил. Это – о моральном праве выступать на таком митинге со славословиями в адрес «Владим Владимыча Путина» (именно такое подобострастное обращение выдаёт правых грантоедов).

Перетягивание покойных – неблагодарное занятие, но кому-то, видимо, как и на дворницкие затеи возле Кремля, тут что-то платят. И эти господа хотели бы отодвинуть каких-то там коммуняк, случайно затесавшихся в число организаторов митинга памяти комбрига Мозгового. Что ж, если эти господа привыкли к жанру злобного коммента, то мы-то – открыто вступаем в дискуссию. Свою позицию обозначили ещё на митинге-реквиеме: Путин один из виновников гибели комбрига. Не прямых, а косвенных, но это не снимает вины – не только путинская внешняя политика, не только бессильный и бесполезный Зурабов в Киеве, но и действия по непризнанию ДНР и ЛНР. Мало? А сквернословить верноподданцам, словно тому пьяному хаму, который пытался прервать выступление одного из постоянных авторов ФОРУМа.мск Дмитрия Огнеева, – мы как организаторы не дадим. Увы, сквернословие вылилось и за пределы митинга – и не ограничилось одним молитвенным повторением триады «Владим Владимыч Путин», но и перешло на адресные ругательства – приложимые к ОКП. Партия обязана ответить.

Итак, об убеждениях самого комбрига Мозгового. Да, сперва он, как и многие командиры в ДНР и ЛНР, надеялся на всю ту кремлёвского разлива братию и идеологическую бражку, что продаётся под этикетками «русского мира». Да, обращение к миллиардерам Совфеда с программной челобитной про разрозненный русский народ – имело место. Но попутно имели место – Антифашистский форум, выступления с призывами к украинцам и русским ударить вместе по олигархам. Очевидно, что с конституцией ДНР, например, где Путина и его силовигархат любят гораздо больше, чем в ЛНР, — такие призывы никак не срастаются. И именно эта идеологическая неподконтрольность «Призрака» во главе с Мозговым – была головной болью чинуш ЛНР, Кремля, а значит и «Владим Владимыча».

Социалистический настрой, венчавший быструю, в боевых условиях ускоренную, идейную эволюцию комбрига Мозгового – очевиден даже в связи с проведением им запрещённого чинушами ЛНР парада 9 мая в Коммунарске. Кстати, и само переименование города – в пику киевской «декоммунизации» было в повестке дня. А тут вдруг ВВП решил вернуть Новороссию Украине — дизайн-то коммунарский вышел неподоходящий. И вот внутренние в ЛНР распри, идейная независимость, в хорошем смысле партизанская инициативность (партизанщина) – стали удобным поводом для консолидации буржуев поверх границ. Да, в выполнении операции признались «Тени» — но ни слова об отдавшем приказ, о заказчиках никто не услышал и ещё долго не услышит. Прямолинейно обвинять тут Кремль – тоже глупо. Если даже «коммуняки», входящие в батальон «Призрак» держат линию фронта и сохраняют возможность получения прибылей всей олигархической элитой, начиная с Ахметова и заканчивая Сечиным, — то такие коммуняки вполне подходят и Путину. «Говядинка» — вспоминается тут из «Тихого Дона» (отмечу, что здесь мы не принижаем способностей к классовому анализу самих ленинградских сталинцев в «Призраке», но тактические задачи – есть тактические задачи).

Понятно, что вся нынешняя политика Кремля, начиная с 1991-го года, когда туда въехали либерал-демократы – обобщается одним словом «приватизация». Это не только приватизация нефтепроводов и нефти, заводов и активов, самих рабочих рук приватизация – это и приватизация побед на линии стычки советского интернационализма с молодым украинским (впрочем, тут не национальное главное) нацизмом. Да, ВВП был бы счастлив, как Гитлер на своём самолёте прибыть в «освобождённый Смоленск» или куда там ещё фюрер летал? А что за такую победу пролилась кровь тех, кто ещё пару лет назад скандировал «Путин – вор, Путин, вон!», — это и не вспомнится… «Смыли кровью», так сказать.

Увы, в самой ДНР, в самой, закрытой со стороны Кремля как проект «Новороссии» верноподданские настроения сильны – и «сербы» и «ноды» тут не единственные заблудшие. Можно сколько угодно проклинать нас, «коммуняк», за то что дали им возможность прислониться к памяти комбрига, — но в анализе положения на Донбассе одни мы правы. Положение тупиковое – и это прекрасно понимал покойный комбриг, вовсе не призывавший к войне ради войны и к «уничтожению укров», даже после первого покушения на него. Призывал-то он к миру – и продолжению борьбы, но уже классовой, там, где не вооружённый правосек, а обычный кабинетный чиновный буржуа со своей статусной рентой предаёт каждый день интересы трудового народа, держа его как бы заложником.

Впасть в тупой, ещё тупее чем у правосеков, национализм (что и предлагают национал-освободители) – вот это настоящее поражение, куда более опасное для республиканцев, чем гибель Мозгового и его товарищей, «призраковцев». Лишь платформа социализма, а значит экспроприации собственности олигархата на доступном вооружённым отрядам пространстве – лишь этот, фундированный социалистической собственностью на средства производства интернационализм, мог бы решить проблему «срединного» Донбасса, его «буферность» с точки зрения двух воюющих руками пролетариев буржуазий.

Частичная оккупация? (погоняло НОД) Верно – но что понимается под оккупацией? Не охота копаться в клинических беседах – но если понятие оккупации сводится к национальному вопросу, а само национально-освободительное движение понимается не по-марксистски, а «как слышится» по принципу «бей …, спасай Россию» (нужное вставить), то это будет лучшая поддержка реальной оккупации СССР капиталом (своим и компрадорским). Посему, легко сообразить, кто тут свой, а кто чужой – и на реквиеме, и под памятником Первой русской революции, и вообще в нынешней России, инфраструктура и культура которой настолько «коммуняцкая», насколько она ещё может существовать. А это, по выражению А.Фефелова (почему-то так на митинге и не показавшегося) – сталинское ещё горючее. Киев вот – официальный, правый, правосековский по сути Киев, — ведёт борьбу с «коммуняками», с памятниками, с идеями национально-освободительного восстания трудящихся против буржуев. Он – давно наладил союз национал-маргиналов и своих буржуев, поэтому недалёким нашим национал-освободителям, ходящим под иконами Путина, стоит поучиться у такого Киева и задаться вопросом: а почему это Мозгового вспоминали какие-то коммуняки под коммуняцким памятником, а не «Владим-Владимыч-Путин» на Васильевском спуске? Что, сцены там не было в день убийства Мозгового и три дня спустя?

Нет, была! Напомнить, что там было за действо – неподалёку от основной арены дворницкой и кулачной борьбы НОД? Там было православнейшее действо! Хоры и колокола били – прямо как на майдане недавно. Уж сцены-то собирать и звук хороший ставить – умеют православные национал-патриоты по обе стороны линии фронта. Но комбрига Мозгового в дни колокольно-посконного фестиваля на Красной площади – не вспомнил ни один сценический господин. А как бы колокола-то могли бы прозвучать, будь Мозговой и подорванные «Тенями» призраковцы – своими для кремлядей. Но для них-то в Кремле – кто они, наши комбриги, посмевшие поднять над Коммунарском красный флаг? Так, быдлОта, говоря с характерным именно той местности, где они воюют, акцентом…

Дмитрий Чёрный
http://forum-msk.org/material/news/10858321.html

 

Метки: ,

Механизм передачи территорий Дальнего Востока китайскому бизнесу



Пока россияне радуются «обретению» Крыма и тратят свои деньги и силы на улучшение крымского образа жизни, а в Украине некоторые мечтают о присоединении к России, Президент РФ подписал очень интересный закон.

Речь в законе идёт об учреждении на Дальнем Востоке специальных территорий «опережающего развития», в которых будет ограничено действие российского законодательства, отменено местное самоуправление, и которые могут быть переданы иностранцам в длительную аренду.

Сам закон очень длинный, хочу привести лишь две цитаты.

Статья 18.

Особенности трудовой деятельности у резидентов территорий опережающего социально-экономического развития

1. Резиденты территории опережающего социально-экономического развития, осуществляющие функции работодателя, привлекают и используют иностранных граждан для осуществления трудовой деятельности на территории опережающего социально-экономического развития в порядке и на условиях, которые предусмотрены для соответствующих категорий иностранных граждан Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», при этом:1) получение разрешений на привлечение и использование иностранных работников не требуется;

2) приглашения на въезд в Российскую Федерацию в целях осуществления трудовой деятельности, а также разрешения на работу иностранным гражданам на территории опережающего социально-экономического развития выдаются без учета квот на их выдачу, установленных Правительством Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации».

Статья 27.

Особенности изъятия земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества, иного имущества для размещения объектов, необходимых для создания инфраструктуры территорий опережающего социально-экономического развития

1. В целях создания и развития объектов инфраструктуры территорий опережающего социально-экономического развития допускается изъятие земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества, иного имущества, при этом решение об изъятии земельных участков на территории опережающего социально-экономического развития может быть принято по ходатайству управляющей компании.

Вот так: право собственности на территории РФ фактически упраздняется, и на территориях, назначенных для передачи в аренду в соответствии с этим законом, земля и имущество будут изъяты у российских собственников, «для создания и развития объектов инфраструктуры», и — проживать на этих территориях, в любых количествах и на протяжении длительного времени, будут иностранцы.

Впрочем, может быть, это делается на благо России?

У нас всё равно нет и, видимо, не будет денег на развитие нашего Дальнего Востока, а тут — приедут китайцы, и сами и за свои деньги разовьют нам наши земли? А мы ещё и получим со всего этого налоги в казну?

Может, и так.

Только мне это видится разбазариванием России, наших полезных ископаемых, наших ресурсов — на благо соседней страны.

То, что могло бы стать собственностью наших потомков, уйдёт на усиление Китая, который заплатит нам налоги — которые мы потратим на Крым и Донбасс.

А через тридцать — пятьдесят — семьдесят лет чьими будут эти земли? Российскими? Большинство населения которых будут составлять граждане Поднебесной?

Не связан ли этот закон с «необыкновенно выгодным» контрактом на поставки российского газа в Китай?

Заходил человек с Хабаровска, рассказывал о «житие-бытие» в тамошних местах… Процесс идет семимильными шагами…
Он сбежал в Питер.
Земля круглая.
Не убежишь…

Картинка с тырнета, может и «баян»… Но в наших реалиях…..

http://nomad-1854.livejournal.com/

 

Метки: , ,

Ложь А.И. Солженицына. Для чего писался «Архипелаг ГУЛАГ»


Теперь я окончательно понял, почему Солженицын так много и так бессовестно врёт: «Архипелаг ГУЛАГ» написан не для того, чтобы сказать правду о лагерной жизни, а для того, чтобы внушить читателю отвращение к Советской власти.

Солженицын честно отработал свои 30 серебрянников за ложь, благодаря которой русские стали ненавидеть своё прошлое и своими руками уничтожили свою страну. Народ без прошлого — отброс на своей земле. Подмена истории — один из способов ведения холодной войны против России.

Рассказ о том, как бывшие колымские зеки обсуждали «Архипелаг ГУЛАГ» А.И. Солженицына

Это случилось в 1978 или 1979 г. в санатории-грязелечебнице «Талая», расположенном примерно в 150 км от Магадана. Прибыл я туда из чукотского городка Певек, где работал и жил с 1960 г. Больные знакомились и сходились для времяпрепровождения в столовой, где за каждым было закреплено место за столом. Дня за четыре до окончания моего курса лечения за нашим столом появился «новенький» — Михаил Романов. Он-то и затеял это обсуждение. Но сначала коротко о его участниках.

Старшего по возрасту звали Семен Никифорович — так его все величали, фамилия его в памяти не сохранилась. Он — «ровесник Октября», поэтому был уже на пенсии. Но продолжал работать ночным механиком в большом автохозяйстве. На Колыму его привезли в 1939 г. Освободился в 1948 г. Следующим по возрасту был Иван Назаров, 1922 г. рождения. На Колыму был привезен в 1947 г. Освободился в 1954 г. Работал «наладчиком пилорамы». Третьий — Миша Романов, мой ровесник, 1927 г. рождения. Привезен на Колыму в 1948 г. Освободился в 1956 г. Работал бульдозеристом в дорожном управлении. Четвертым был я, попавший в эти края добровольно, по вербовке. Поскольку я 20 лет прожил среди бывших зеков, они посчитали меня полноправным участником обсуждения.

Кто за что был осужден — не знаю. Об этом не принято было говорить. Но было видно, что все трое не блатари, не рецидивисты. По лагерной иерархии, это были «мужики». Каждому из них судьбой предназначено было однажды «получить срок» и, отбыв его, добровольно прижиться на Колыме. Ни один из них высшего образования не имел, но были довольно начитаны, особенно Романов: у него в руках все время были газета, журнал или книга. В общем, это были обычные советские граждане и даже лагерных словечек и выражений почти не употребляли.

Накануне моего отъезда, во время ужина Романов рассказал следующее: «Я только что из отпуска, который провел в Москве у родственников. Мой племянник Коля, студент педагогического института, дал мне почитать подпольное издание книги Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Я прочитал и, возвращая книгу, сказал Коле, что тут много небылиц и вранья. Коля задумался, а потом спросил, не соглашусь ли я обсудить эту книгу с бывшими зеками? С теми, кто находился в лагерях одновременно с Солженицыным. «Зачем?» — спросил я. Коля ответил, что в его компании по поводу этой книги идут споры, спорят чуть ли не до драки. И если он представит товарищам суждение бывалых людей, то это поможет им прийти к единому мнению. Книга была чужая, поэтому Коля выписал в тетрадь все, что я в ней отметил». Тут Романов показал тетрадь и спросил: не согласятся ли его новые знакомые удовлетворить просьбу его любимого племянника? Все согласились.
ЖЕРТВЫ ЛАГЕРЕЙ

После ужина мы собрались у Романова.

— Начну, — сказал он, — с двух событий, которые журналисты называют «жареными фактами». Хотя первое событие правильнее было бы назвать фактом мороженым. Вот эти события: «Рассказывают, что в декабре 1928 г. на Красной Горке (Карелия) заключенных в наказание (не выполнили урок) оставили ночевать в лесу и 150 человек замерзли насмерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усумнишься. Труднее поверить другому рассказу, что на Кемь-Ухтинском тракте близ местечка Кут в феврале 1929 г. роту заключенных, около 100 человек, за невыполнение нормы загнали на костер, и они сгорели». [1]

Едва Романов умолк, Семен Никифорович воскликнул:

— Параша!.. Да нет!.. Чистый свист! — и вопросительно посмотрел на Назарова. Тот кивнул:

— Ага! Лагерный фольклор в чистом виде.

(На колымском лагерном жаргоне «параша» означает недостоверный слух. А «свист» — преднамеренное вранье). И все замолчали… Романов обвел всех взглядом и сказал:

— Ребята, все так. Но, Семен Никифорович, вдруг какой-нибудь лох, не нюхавший лагерной жизни, спросит, почему свист. Разве в Соловецких лагерях такого не могло быть? Что бы вы ему ответили?

Семен Никифорович немного подумал и ответил так:

— Дело не в том, Соловецкий это лагерь или Колымский. А в том, что огня боятся не только дикие звери, но и человек. Ведь сколько было случаев, когда при пожаре люди выпрыгивали из верхних этажей дома и разбивались насмерть, лишь бы не сгореть заживо. А тут я должен поверить, что несколько паршивых вертухаев (конвойных) сумели загнать в костер сотню зеков?! Да самый зачуханный зек-доходяга, предпочтет быть застреленным, но в огонь не прыгнет. Да что говорить! Если бы вертухаи, со своими пятизарядными пукалками (ведь автоматов тогда не было), затеяли с зеками игру с прыжками в костер, то сами бы в костре и оказались. Короче, этот «жареный факт» — неумная выдумка Солженицына. Теперь о «мороженом факте». Здесь непонятно, что значит «оставили в лесу»? Что, охрана ушла ночевать в казарму?.. Так это же голубая мечта зеков! Особенно блатных — они бы моментально оказались в ближайшем поселке. И так стали бы «замерзать», что жителям поселка небо с овчинку показалось. Ну а если охрана осталась, то она, конечно, развела бы костры для собственного обогрева… И тут такое «кино» получается: в лесу горит несколько костров, образуя большой круг. У каждого круга полторы сотни здоровенных мужиков с топорами и пилами в руках спокойно и молча замерзают. Насмерть замерзают!.. Миша! Вопрос на засыпку: сколько времени может продолжаться такое «кино»?

— Ясно, — сказал Романов. — Поверить в такое «кино» может только книжный червь, никогда не видевший не только зеков-лесорубов, но и обыкновенного леса. Согласимся, что оба «жареных факта», по сути своей, — бред сивой кобылы.

Все согласно кивнули головами.

— Я, — заговорил Назаров, — уже «усумнился» в честности Солженицына. Ведь как бывший зек он не может не понимать, что суть этих сказок никак не вяжется с распорядком жизни ГУЛАГа. Имея десятилетний опыт лагерной жизни, он, конечно, знает, что смертников в лагеря не везут. А приводят приговор в исполнение в других местах. Он, конечно, знает, что любой лагпункт — это не только место, где зеки «тянут срок», а еще и хозяйственная единица со своим планом работ. Т.е. лагпункт — это производственный объект, где зеки — работники, а начальство — управляющие производством. И если где-то «горит план», то лагерное начальство может иногда удлинить рабочий день зеков. Такое нарушение режима ГУЛАГа часто и случалось. Но чтобы своих работников уничтожать ротами — это дурь, за которую само начальство непременно было бы жестоко наказано. Вплоть до расстрела. Ведь в сталинские времена дисциплину спрашивали не только с рядовых граждан, с начальства спрос был еще строже. И если, зная все это, Солженицын вставляет в свою книгу небылицы, то ясно, что эта книга написана не для того, чтобы рассказать правду о жизни ГУЛАГа. А для чего — я еще не понял. Так что давай продолжим.

— Продолжим, — сказал Романов. — Вот еще одна страшилка: «Осенью 1941 г. Печерлаг (железнодорожный) имел списочный состав 50 тыс., весной — 10 тыс. За это время никуда не отправлялось ни одного этапа — куда же делись 40 тыс.?» [2].

Вот такая страшная загадка, — закончил Романов. Все задумались…

— Не пойму юмора, — нарушил молчание Семен Никифорович. — Зачем читателю загадки загадывать? Рассказал бы сам, что там стряслось…

И вопросительно посмотрел на Романова.

— Тут, видимо, имеет место литературный прием, при котором читателю как бы говорят: дело настолько простое, что любой лох сам сообразит, что к чему. Дескать, комментарии из…

— Стоп! Дошло, — воскликнул Семен Никифорович. — Здесь «тонкий намек на толстые обстоятельства». Дескать, раз лагерь железнодорожный, то 40 тыс. зеков за одну зиму были угроблены на строительстве дороги. Т.е. косточки 40 тыс. зеков покоятся под шпалами построенной дороги. Это я должен сообразить, и в это должен поверить?

— Похоже, что так, — ответил Романов.

— Здорово! Это сколько же получается в сутки? 40 тыс. за 6-7 месяцев — значит больше 6 тыс. в месяц, и значит больше 200 душ (две роты!) в сутки… Ай да Александр Исаич! Ай да сукин сын! Да он же Гитлера… тьфу… Геббельса переплюнул по вранью. Помните? Геббельс в 1943 г. заявил на весь мир, что в 1941 г. большевики расстреляли 10 тыс. пленных поляков, которых, на самом деле сами же и угробили. Но с фашистами все ясно. Стараясь спасти свою шкуру, они этим враньем пытались поссорить СССР с союзниками. А чего ради старается Солженицын? Ведь 2 сотни загубленных душ в сутки, рекорд…

— Постой! — перебил его Романов. Рекорды еще впереди. Ты лучше скажи, почему не веришь, какие у тебя доказательства?

— Ну прямых доказательств у меня нету. А серьезные соображения есть. И вот какие. Большая смертность в лагерях бывала только от недоедания. Но не такая большая! Здесь разговор о зиме 41 года. И я свидетельствую: в первую военную зиму в лагерях было еще нормальное питание. Это, во-первых. Во-вторых. Печерлаг, конечно, строил железную дорогу на Воркуту — больше там некуда строить. Во время войны это была задача особой важности. Значит и спрос с начальства лагеря был особо строгий. А в таких случаях начальство старается выхлопотать для своих работников дополнительное питание. И там оно наверняка было. Значит и говорить о голоде на этой стройке — заведомо врать. И последнее. Смертность в 200 душ в сутки никакой секретностью не скроешь. И не у нас, так за бугром печать об этом сообщила бы. А в лагерях о таких сообщениях обязательно и быстро узнавали. Это я тоже свидетельствую. Но я никогда и ничего о высокой смертности в Печерлаге не слыхал. У меня все.

Романов вопросительно посмотрел на Назарова.

— Я, кажется, знаю разгадку, — сказал он. — На Колыму я попал с Воркутлага, где пробыл 2 года. Так вот, теперь вспомнил: многие старожилы говорили, что в Воркутлаг попали после окончания строительства железной дороги, а раньше числились за Печерлагом. Поэтому они никуда не этапировались. Вот и все.

— Логично, — сказал Романов. — Сперва гуртом строили дорогу. Потом большую часть рабсилы кинули на строительство шахт. Ведь шахта — это не просто дырка в земле, и на поверхности нужно много чего понастроить, чтобы уголек «пошел на-гора». А стране уголек стал ой как нужен. Ведь тогда Донбасс-то у Гитлера оказался. В общем, Солженицын здесь явно схимичил, сотворив из цифр страшилку. Ну да ладно, продолжим.
ЖЕРТВЫ ГОРОДОВ

Вот еще одна цифровая загадка: «Считается, что четверть Ленинграда была посажена в 1934-1935 гг. Эту оценку пусть опровергнет тот, кто владеет точной цифрой и даст ее» [3]. Ваше слово, Семен Никифорович.

— Ну, здесь говорится о тех, кто был взят по «делу Кирова». Их действительно было много больше, чем могло быть виновато в смерти Кирова. Просто под шумок начали сажать троцкистов. Но четверть Ленинграда, конечно, — нахальный перебор. А точнее пусть попробует сказать наш друг — Питерский Пролетарий (так Семен Никифорович иногда шутливо величал меня). Ты ведь тогда был там.

Пришлось говорить мне.

Тогда мне было 7 лет. И точно помню только траурные гудки. С одной стороны слышались гудки завода «Большевик», а с другой — гудки паровозов со станции «Сортировочная». Так что, строго говоря, ни очевидцем, ни свидетелем, я быть не могу. Но тоже считаю, что названное Солженицыным количество арестованных фантастически завышено. Только здесь фантастика не научная, а прохиндейская. Что Солженицын здесь темнит, видно хотя бы из того, что требует для опровержения точную цифру (зная, что читателю ее негде взять), а сам называет дробное число — четверть. Поэтому проясним дело, посмотрим, что значит в целых числах «четверть Ленинграда». В то время в городе проживало примерно 2 млн. человек. Значит, «четверть» — это 500 тыс.! По-моему, это настолько прохиндейская цифра, что ничего больше доказывать не нужно.

— Нужно! — убежденно сказал Романов. — Мы же имеем дело с Нобелевским лауреатом…

— Ну ладно, — согласился я. — Вы знаете лучше меня, что большинство зеков — мужчины. А мужчины везде составляют половину населения. Значит, в то время мужское население Ленинграда было равно 1 млн. Но ведь не все население мужского пола можно арестовать — есть грудные младенцы, дети и престарелые люди. И если я скажу, что таких было 250 тыс., то дам большую фору Солженицыну — их, конечно, было больше. Но пусть будет так. Остается 750 тыс. мужчин активного возраста, из которых Солженицын забрал 500 тыс. А для города это значит вот что: в то время везде работали в основном мужчины, а женщины были домохозяйками. А какое предприятие сможет продолжить работу, если из каждых трех работников лишится двух? Да весь город встанет! Но этого же не было.

И еще. Хотя мне и было тогда 7 лет, но могу твердо свидетельствовать: ни мой отец и никто из отцов моих знакомых сверстников арестован не был. А при таком раскладе, какой предлагает Солженицын, арестованных у нас во дворе было бы много. А их вообще не было. У меня все.

— Я, пожалуй, добавлю вот что, — сказал Романов. — Случаи массовых арестов Солженицын называет «потоками, вливающимися в ГУЛАГ». И самым мощным потоком он называет аресты 37-38 гг. Так вот. Если учесть, что в 34-35 гг. троцкистов сажали не меньше, чем на 10 лет, то ясно: к 38-му г. никто из них не вернулся. И в «большой поток» из Ленинграда брать было просто некого…

— А в 41-ом — вмешался Назаров, — в армию призывать было бы некого. А я где-то читал, что тогда Ленинград дал фронту около 100 тыс. одних только ополченцев. В общем, ясно: с посадкой «четверти Ленинграда» Солженицын опять переплюнул господина Геббельса.

Посмеялись.

— Эт-точно! — воскликнул Семен Никифорович. — Любители потолковать о «жертвах сталинских репрессий» любят вести счет на миллионы и не меньше. К этому случаю мне вспомнился один недавний разговор. Есть у нас в поселке один пенсионер, краевед-любитель. Интересный мужик. Зовут его Василий Иваныч, а потому и кликуха у него — «Чапай». Хотя фамилия у него тоже исключительно редкая — Петров. На Колыму он прибыл на 3 года раньше меня. И не так, как я, а по комсомольской путевке. В 1942-м добровольно ушел на фронт. После войны вернулся сюда, к семье. Всю жизнь шоферил. Он частенько заходит в нашу гаражную биллиардную — любит шары погонять. И вот как-то при мне подходит к нему один молодой шоферишка и говорит: «Василий Иваныч, скажите честно, страшно было жить здесь в сталинские времена?» Василий Иваныч посмотрел на него удивленно и сам спрашивает: «Ты о каких страхах толкуешь?»

«Ну, как же, — отвечает шоферишка, — сам слыхал по «Голосу Америки». Здесь в те годы угробили несколько миллионов зеков. Больше всего полегло их на строительстве Колымской трассы…»

«Ясно, — сказал Василий Иваныч. — А теперь слушай внимательно. Чтобы где-то угробить миллионы людей, нужно чтобы они там были. Ну хотя бы короткое время — иначе гробить будет некого. Так или нет?»

«Логично» — сказал шоферишка.

«А теперь, логик, слушай еще внимательнее, — сказал Василий Иваныч и, повернувшись ко мне, заговорил. — Семен, мы с тобой точно знаем, а наш логик наверно, догадывается, что сейчас на Колыме народу живет много больше, чем в сталинские времена. Но насколько больше? А?»

«Думаю, что раза в 3, а, пожалуй, и в 4» — ответил я.

«Так! — сказал Василий Иваныч, и, повернулся к шоферишке. — По последнему статистическому отчету (они ежедневно печатаются в «Магаданской правде»), сейчас на Колыме (вместе с Чукоткой) проживает около полумиллиона человек. Значит, в сталинские времена здесь проживало, самое большее, около 150 тыс. душ… Как тебе эта новость?»

«Здорово! — сказал шоферишка. — Никогда бы не подумал, что радиостанция такой солидной страны могла так паскудно врать…»

«Ну так знай, — назидательно сказал Василий Иваныч, — на этой радиостанции трудятся такие ушлые ребята, которые запросто делают из мухи слона. И начинают торговать слоновой костью. Берут недорого — только уши развесь шире…»
ЗА ЧТО И СКОЛЬКО

— Хороший рассказ. А главное к месту, — сказал Романов. И спросил меня: — Ты, кажется, хотел рассказать что-то про знакомого тебе «врага народа»?

— Да не моего знакомого, а отца одного из моих знакомых пацанов посадили летом 38-го за антисоветские анекдоты. Дали ему 3 года. А отсидел только 2 — досрочно освободили. Но вместе с семьей выслали за 101 км, кажется, в Тихвин.

— Ты точно знаешь, что за анекдот дали 3 года? — спросил Романов. — А то у Солженицына другие сведения: за анекдот — 10 и более лет; за прогул или опоздание на работу — от 5 до 10 лет; за колоски, собранные на убранном колхозном поле, — 10 лет. Что ты на это скажешь?

— За анекдоты 3 года — это я знаю точно. А насчет наказаний за опоздания и прогулы — твой лауреат врет, как сивый мерин. Я сам имел две судимости по этому указу, о чем есть соответствующие записи в трудовой книжке…

— Ай да Пролетарий!.. Ай да шустряк!.. Не ожидал!.. — съязвил Семен Никифорович.

— Ну, ладно, ладно! — отозвался Романов. — Дай человеку исповедаться…

Пришлось исповедаться.

— Кончилась война. Жить стало полегче. И стал я получки отмечать выпивкой. А ведь у пацанов где выпивка, там и приключения. В общем, за два опоздания — 25 и 30 минут отделался выговорами. А когда опоздал на полтора часа, получил 3-15: с меня 3 месяца высчитывали по 15% заработка. Только рассчитался — снова попал. Теперь уже на 4-20. Ну а третий раз меня ожидало бы наказание 6-25. Но «миновала меня чаша сия». Понял, что работа — дело святое. Конечно, тогда мне казалось, что наказания чересчур строгие — ведь война уже кончилась. Но старшие товарищи утешили меня тем, что, дескать, у капиталистов дисциплина еще строже и наказания горше: чуть что — увольнение. И становись в очередь на бирже труда. А когда подойдет очередь снова получить работу — неизвестно… А случаи, когда человек получал тюремный срок за прогулы, мне неизвестны. Слыхал, что за «самовольный уход с производства» можно получить год-полтора тюрьмы. Но ни одного такого факта я не знаю. Теперь о «колосках». Я слыхал, что за «кражу сельхозпродукции» с полей можно «получить срок», размер которого зависит от количества украденного. Но это говорится о полях неубранных. А собирать остатки картошки с убранных полей я сам ходил несколько раз. И уверен — арестовывать людей за сбор колосков с убранного колхозного поля — бред сивой кобылы. И если кто из вас встречал людей, посаженных за «колоски», пусть скажет.

— Я знаю 2 похожих случая, — сказал Назаров. — Это было в Воркуте в 1947 г. Два 17-летних пацана получили по 3 года каждый. Один попался с 15-ю кг молодой картошки, да дома обнаружили еще 90 кг. Второй — с 8-ю кг колосков, да дома оказалось еще 40 кг. И тот и другой промышляли, конечно же, на неубранных полях. А такая кража и в Африке кража. Сбор же остатков с убранных полей нигде в мире кражей не считался. И соврал тут Солженицын затем, чтобы лишний раз лягнуть Советскую власть…

— А может быть, у него было другое соображение, — вмешался Семен Никифорович, — ну как у того журналиста, который, узнав, что собака укусила человека, написал репортаж о том, как человек покусал собаку…
ОТ БЕЛОМОРА И ДАЛЬШЕ

— Ну хватит, хватит, — прервал общий смех Романов. И добавил ворчливо: — Совсем задолбали бедного лауреата… — Потом, посмотрев на Семена Никифоровича, заговорил:

— Ты давеча пропажу 40-а тыс. зеков за одну зиму назвал рекордом. А это не так. Настоящий рекорд, по Солженицыну, был на строительстве Беломорканала. Слушай: «Говорят, что в первую зиму, с 31-го на 32-й год 100 тыс. и вымерло — столько, сколько постоянно было на канале. Отчего же не поверить? Скорей даже эта цифра преуменьшенная: в сходных условиях в лагерях военных лет смертность в 1% в день была заурядна, известна всем. Так что на Беломоре 100 тыс. могло вымереть за 3 месяца с небольшим. А тут и другая зима, да между ними же. Без натяжки можно предположить, что и 300 тыс. вымерло» [4]. Услышанное так всех удивило, что мы растерянно молчали…

— Меня вот что удивляет — снова заговорил Романов. — Все мы знаем, что на Колыму зеков привозили только раз в году — в навигацию. Знаем, что здесь «9 месяцев зима — остальное лето». Значит, по раскладке Солженицына, все местные лагеря каждую военную зиму должны были троекратно вымирать. А что мы видим на деле? В собаку кинь, а попадешь в бывшего зека, всю войну мотавшего срок здесь, на Колыме. Семен Никифорович, откуда такая живучесть? Назло Солженицыну?

— Не ерничай, не тот случай — хмуро оборвал Романова Семен Никифорович. Потом, покачав головой, заговорил, — 300 тыс. мертвых душ на Беломоре?! Это такой подлый свист, что и опровергать не хочется… Я, правда, там не был — срок получил в 1937 г. Но ведь и этот свистун там не был! От кого же он слыхал эту парашу насчет 300 тыс.? Я о Беломоре слыхал от блатарей-рецидивистов. Таких, которые на волю выходят только затем, чтобы немного покуролесить и снова сесть. И для которых любая власть плоха. Так вот, о Беломоре они все говорил, что жизнь там была — сплошная лафа! Ведь Советская власть именно там впервые испробовала «перековку», т.е. перевоспитание уголовников методом особого вознаграждения за честный труд. Там впервые ввели дополнительное и более качественное питание за перевыполнение нормы выработки. А главное, ввели «зачеты» — за один день хорошей работы засчитывались 2, а то и 3 дня срока заключения. Конечно, блатари тут же научились добывать туфтовые проценты выработки и досрочно освобождались. О голоде и речи не было. От чего же могли умирать люди? От болезней? Так на эту стройку больных и инвалидов не привозили. Это говорили все. В общем, Солженицын свои 300 тыс. мертвых душ из пальца высосал. Больше им неоткуда взяться, ибо такую муру никто рассказать ему не мог. Все.

В разговор вступил Назаров:

— Все знают, что на Беломоре побывало несколько комиссий писателей и журналистов, среди которых были и иностранцы. И никто из них даже не заикнулся о такой высокой смертности. Как это объясняет Солженицын?

— Очень просто, — ответил Романов, — большевики их всех или запугали или купили…

Все засмеялись… Отсмеявшись, Романов вопросительно посмотрел на меня. И вот что я рассказал.

Как только я услыхал о смертности в 1% в сутки, мне подумалось: а как с этим было в блокадном Ленинграде? Оказалось: примерно в 5 раз меньше 1%. Вот смотрите. По разным оценкам, в блокаде оказалось, от 2,5 до 2,8 млн. человек. А самый смертельно голодный паек ленинградцы получали примерно 100 дней — такое вот совпадение. За это время при смертности 1% в сутки умерли бы все жители города. Но известно, что от голода умерло 900 с лишним тыс. человек. Из них за смертельные 100 дней погибло 450-500 тыс. человек. Если разделить общее число блокадников на число погибших за 100 дней, получим цифру 5. Т.е. в эти страшные 100 дней смертность в Ленинграде была в 5 раз меньше 1%. Спрашивается: откуда в лагерях военного времени могла взяться смертность в 1% в сутки, если (как вы все хорошо знаете) даже штрафной лагерный паек был в 4 или 5 раз калорийней блокадного пайка? И ведь штрафной паек давался в наказание на короткое время. А рабочий паек зеков в войну был не меньше пайка вольных рабочих. И понятно почему. Во время войны в стране была острая нехватка рабочих рук. И морить голодом зеков было бы просто дуростью со стороны властей…

— Тут я посмотрел на Романова и добавил: «Это к твоему глумливому вопросу о том, почему выжили колымские зеки…

Семен Никифорович встал, обошел стол, обеими руками потряс мою руку, шутливо поклонился и с чувством произнес:

— Очень признателен, молодой человек!.. — Потом, обращаясь ко всем, сказал, — Кончаем эту бодягу. Пошли в кино — там начинается повторный показ фильмов о Штирлице.

— В кино успеем, — сказал Романов, посмотрев на часы. — Напоследок хочу знать ваше мнение о разногласии в отношении к лагерным больницам, которое возникло между Солженицыным и Шаламовым — тоже «лагерным писателем». Солженицын считает, что лагерная санчасть создана для того, чтобы способствовать истреблению зеков. И ругает Шаламова за то что: «…он поддерживает, если не создает легенду о благотворительной санчасти…» [5] Вам слово, Семен Никифорович.

— Шаламов тянул срок здесь. Я, правда, сам с ним не встречался. Но от многих слыхал, что в отличие от Солженицына ему и тачку приходилось катать. Ну а после тачки побывать несколько дней в санчасти — действительно благо. Да еще, говорят, ему повезло попасть на курсы фельдшеров, окончить их и самому стать работником больницы. Значит, дело он знает досконально — и как зек, и как работник санчасти. Поэтому я Шаламова понимаю. А Солженицына понять не могу. Говорят, что он большую часть срока проработал библиотекарем. Понятно, что в санчасть он не рвался. И все же именно в лагерной санчасти у него вовремя обнаружили раковую опухоль и вовремя ее вырезали, т.е., спасли ему жизнь… Не знаю, может это и параша… Но если бы довелось его встретить, я бы спросил: правда ли это? И если бы это подтвердилось, то, глянув ему в глаза, я сказал бы: «Хмырь ты болотный! Тебя в лагерной больнице не «истребляли», а жизнь твою спасали… Сука ты позорная!!! Больше мне нечего сказать…»
МОРДУ НАДО БИТЬ!

В разговор вступил Назаров:

— Теперь я окончательно понял, почему Солженицын так много и так бессовестно врет: «Архипелаг ГУЛАГ» написан не для того, чтобы сказать правду о лагерной жизни, а для того, чтобы внушить читателю отвращение к Советской власти. Вот и здесь то же самое. Если что-то сказать о недостатках лагерной санчасти, то это малоинтересно — недостатки всегда найдутся и в гражданской больнице. А вот если сказать: лагерная санчасть предназначена способствовать истреблению зеков — это уже занятно. Примерно так же занятно, как рассказ о собаке, покусанной человеком. А главное — еще один «факт» бесчеловечности Советской власти… И давай, Миша, закругляйся — надоело в этом вранье ковыряться.

— Ну ладно, заканчиваем. Но нужна резолюция, — сказал Романов. И, придав голосу официальный оттенок, произнес: — Прошу каждого высказать свое отношение к этой книге и ее автору. Только кратко. По старшинству — вам слово, Семен Никифорович.

— По-моему, за эту книгу надо было не международную премию давать, а принародно морду набить.

— Очень вразумительно, — оценил Романов и вопросительно посмотрел на Назарова.

— Ясно, что книга пропагандистская, заказная. А премия — приманка для читателей. Премия поможет надежнее запудрить мозги читателям-верхоглядам, читателям-легковерам, — сказал Назаров.

— Не очень коротко, зато обстоятельно — заметил Романов и вопросительно посмотрел на меня.

— Если эта книга и не рекордная по лживости, то автор уж точно чемпион по количеству полученных сребреников, — сказал я.

— Верно! — сказал Романов. — Он, пожалуй, самый богатый антисоветчик… Вот теперь я знаю, что писать любимому племяннику. Всем спасибо за помощь! Теперь пошли в кино смотреть Штирлица.

На следующий день, рано утром, я поспешил на первый автобус, чтобы успеть на самолет, вылетающий рейсом Магадан-Певек.

*) Чтобы быть точным в цитатах, я взял их из текста «Архипелага», напечатанного в журнале «Новый мир» за 1989 г.

N 10 стр. 96
N 11 стр. 75
N 8 стр. 15 и 38
N 10 стр. 116
N 11 стр. 66.

ПЫХАЛОВ И.: СОЛЖЕНИЦЫН — ГЕРОЙ ЗОНДЕРКОМАНД

Дискутировать с Солженицыным — задача неблагодарная. Взять, к примеру, пресловутый «Архипелаг ГУЛАГ». Этот «труд» содержит такое количество вранья, что приди кому в голову пунктуально опровергнуть каждую отдельно взятую ложь нобелевского лауреата, глядишь — получился бы в итоге фолиант, не уступающий по толщине оригиналу.

Однако вранье вранью рознь. Есть ложь грубая, сразу бросающаяся в глаза — к примеру, насчёт десятков миллионов арестованных или 15 млн. мужиков, высланных, якобы, во время коллективизации. Но встречается у Солженицына и ложь «изысканная», не очевидная, которую легко принять за правду, если не знать фактов. Об одной такой лжи и пойдёт здесь речь.

«… Именно тайна этого предательства отлично, тщательно сохранена британскими и американскими правительствами — воистину последняя тайна Второй мировой войны или из последних. Много встречавшись с этими людьми в тюрьмах и лагерях, я четверть века поверить не мог бы, что общественность Запада ничего не знает об этой грандиозной по своим масштабам выдаче западными правительствами простых людей России на расправу и гибель. Только в 1973 г. (Sunday Oklahoman, 21 янв.) прорвалась публикация Юлиуса Эпштейна, которому здесь я осмеливаюсь передать благодарность от массы погибших и от немногих живых. Напечатан разрозненный малый документ из скрываемого доныне многотомного дела о насильственной репатриации в Советский Союз. «Прожив 2 года в руках британских властей в ложном чувстве безопасности, русские были застигнуты врасплох, они даже не поняли, что их репатриируют … Это были, главным образом, простые крестьяне с горькой личной обидой против большевиков». Английские же власти поступили с ними «как с военными преступниками: помимо их воли передали в руки тех, от кого нельзя ждать правого суда». Они и были все отправлены на Архипелаг уничтожаться»
А.И. Солженицын

Душераздирающее зрелище. «Горько обиженные большевиками», «простые крестьяне» наивно доверились англичанам — исключительно по простоте душевной, надо полагать — и на тебе: вероломно выданы кровожадным чекистам на неправедный суд и расправу. Однако не спешите оплакивать их печальную судьбу. Чтобы разобраться с этим эпизодом, следует, хотя бы вкратце, вспомнить историю послевоенной репатриации советских граждан, оказавшихся в руках «союзников».

В октябре 1944 г. было создано Управление Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации. Возглавил его генерал-полковник Ф.И. Голиков, бывший начальник Разведуправления Красной Армии. Задача, поставленная перед этим ведомством, состояла в полной репатриации оказавшихся за границей советских граждан — военнопленных, гражданских лиц, угнанных на принудительные работы в Германию и другие страны, а также отступивших с немецкими войсками пособников оккупантов.

С самого начала Управление столкнулось с трудностями и сложностями. Вызвано это было тем, что союзники, мягко говоря, без энтузиазма отнеслись к идее полной репатриации советских граждан и чинили всевозможные препятствия. Вот, к примеру, цитата из сводки от 10 ноября 1944 г.:

«При отправке 31.10 из Ливерпуля в Мурманск транспортов с репатриированными сов. гражданами англичане не доставили и не догрузили на корабли 260 сов. граждан. Из намечавшихся к отправке 10167 чел. (о чем Британское Посольство официально заявило) прибыло и принято в Мурманске 9907 чел. Англичанами не были отправлены 12 человек изменников Родины. Кроме того, были задержаны отдельные лица из числа военнопленных, которые настойчиво просили отправить их с первым транспортом, а также изъяты граждане по национальности: литовцы, латыши, эстонцы, уроженцы Западной Белоруссии и Западной Украины под предлогом, что они не являются советскими подданными…»
В.Н. Земсков. Рождение «второй эмиграции» (1944-1952) // Социологические исследования, N4, 1991, с.5

Тем не менее 11 февраля 1945 г. на Крымской конференции глав правительств СССР, США и Великобритании были заключены соглашения относительно возвращения на Родину освобожденных войсками США и Великобритании советских граждан, а также возвращения военнопленных и гражданских лиц США и Великобритании, освобожденных Красной Армией. В этих соглашениях был закреплен принцип обязательной репатриации всех советских граждан.

После капитуляции Германии встал вопрос о передаче перемещенных лиц непосредственно через линию соприкосновения союзных и советских войск. По этому поводу в мае 1945 г. состоялись переговоры в германском городе Галле. Как ни артачился возглавлявший делегацию союзников американский генерал Р.В. Баркер, пришлось ему 22 мая подписать документ, согласно которому должна была состояться обязательная репатриация всех советских граждан, как «восточников» (т.е. проживавших в границах СССР до 17 сентября 1939 г.), так и «западников» (жителей Прибалтики, Западной Украины и Западной Белоруссии).

Но не тут-то было. Несмотря на подписанное соглашение, союзники применяли насильственную репатриацию лишь к «восточникам», передавая советским властям летом 1945 г. власовцев, казаков атаманов Краснова и Шкуро, «легионеров» из туркестанского, армянского, грузинского легионов и прочих подобных формирований. Однако ни одного бандеровца, ни одного солдата украинской дивизии СС «Галичина», ни одного служившего в немецкой армии и легионах литовца, латыша или эстонца выдано не было.

А на что, собственно, рассчитывали власовцы и другие «борцы за свободу», ища убежища у западных союзников СССР? Как следует из сохранившихся в архивах объяснительных записок репатриантов, большинство власовцев, казаков, «легионеров» и прочих «восточников», служивших немцам, совершенно не предвидело, что англо-американцы будут насильно передавать их советским властям. В их среде царило убеждение, что скоро Англия и США начнут войну против СССР и они понадобятся англо-американцам в этой войне.

Однако тут они сильно просчитались. В то время США и Великобритания все еще нуждались в союзе со Сталиным. Чтобы обеспечить вступление СССР в войну против Японии, англичане и американцы готовы были пожертвовать какой-то частью своих потенциальных холуев. Естественно, наименее ценной. «Западников» — будущих «лесных братьев» — следовало поберечь, вот и выдавали понемногу власовцев да казаков, чтобы усыпить подозрения Советского Союза.

Надо сказать, что если насильственная репатриация советских граждан-«восточников» из американской зоны оккупации Германии и Австрии носила достаточно широкий размах, то в английской зоне она была весьма ограниченной. Офицер советской репатриационной миссии в английской зоне оккупации Германии А.И. Брюханов так охарактеризовал это различие:

«Прожженные английские политиканы, видимо, еще до окончания войны смекнули, что перемещенные лица им пригодятся, и с самого начала взяли курс на срыв репатриации. Американцы же в первое время после встречи на Эльбе соблюдали принятые на себя обязательства. Не мудрствующие лукаво фронтовые офицеры передавали Советской стране как честных граждан, стремившихся на Родину, так и подлежащих суду головорезов-изменников. Но это продолжалось очень недолго …»
А.И. Брюханов «Вот как это было: О работе миссии по репатриации советских граждан.» Воспоминания советского офицера. М., 1958

Действительно, «это» продолжалось очень недолго. Стоило Японии капитулировать, как представители «цивилизованного мира» в очередной раз наглядно показали, что выполняют подписанные ими договора лишь до тех пор, пока им это выгодно.

С осени 1945 г. западные власти фактически распространили принцип добровольности репатриации и на «восточников». Насильственная передача Советскому Союзу советских граждан, за исключением лиц, отнесенных к категории военных преступников, прекратилась. С марта же 1946 г. бывшие союзники окончательно перестали оказывать какое-либо содействие СССР в репатриации советских граждан.

Однако военных преступников, хоть и далеко не всех, англичане и американцы все-таки выдавали Советскому Союзу. Даже после начала «холодной войны».

Теперь пора вернуться к эпизоду с «простыми крестьянами». В процитированном отрывке ясно сказано, что эти люди пробыли в руках англичан два года. Следовательно, они были переданы советским властям во второй половине 1946 г. или в 1947 г., т.е. уже в период «холодной войны», когда бывшие союзники никого, кроме военных преступников, насильно не выдавали. Значит, официальные представители СССР предъявили доказательства, что эти люди являются военными преступниками. Причем доказательства, неопровержимые для британского правосудия. В документах Управления Уполномоченного Совмина СССР по делам репатриации постоянно говорится, что бывшие союзники не выдают военных преступников из-за недостаточной, по их мнению, обоснованности отнесения этих лиц к такой категории. В данном же случае сомнений в «обоснованности» у англичан не было.

Надо полагать, эти граждане вымещали свою «горькую обиду на большевиков», участвуя в карательных операциях, расстреливая семьи партизан и сжигая деревни. Британским властям поневоле пришлось выдать «простых крестьян» Советскому Союзу: английским обывателям еще не успели разъяснить, что СССР — «империя зла». Укрывательство лиц, участвовавших в фашистском геноциде, вызвало бы у них, как минимум, недоумение.

Зато политически подкованный Солженицын называет это «предательством» и предлагает посочувствовать героям зондеркоманд. Впрочем, чего еще ждать от человека, мечтавшего во время отсидки в лагере, чтобы американцы сбросили на его родную страну атомную бомбу.

Михаил Хазин

 

Метки: , , , , ,

В Адыгее экстремистом умер журналист Василий Пурденко


В Майкопе (Республика Адыгея) умер журналист, редактор блога «Свободное слово Адыгеи» Василий Пурденко. Как сообщил Фонд защиты гласности в дайджесте, поступившем 8 июня в адрес Каспаров.Ru, 80-летней матери Василия пришлось занимать деньги на похороны сына, поскольку их банковские счета арестованы.

Напомним, что Пурденко 5 сентября 2012 года разместил в своем блоге статью «Быть русским в Адыгее можно, но бесперспективно». Через девять месяцев к статье проявили интерес правоохранители и возбудили уголовное дело. По заключению экспертов информационно-аналитического центра «Сова», статья содержала критику политики местных властей: клановости, нарушения национального паритета, ошибочной кадровой политики. Однако в материале невозможно усмотреть признаки возбуждения ненависти и вражды по отношению к адыгам, тем более какие-либо опасные призывы, которые заслуживали бы уголовного преследования.

Однако Майкопский городской суд в мае 2014 года обвинил журналиста в экстремизме по части 1 статьи 282 УК РФ и присудил ему штраф 100 тысяч рублей. Прокурор настаивал на наказании инвалида 1 группы 300 часами принудительных работ. Пурденко попытался обжаловать решение горсуда в Верховном суде Адыгеи, но он оставил решение без изменений.

Тогда Василий занял у друзей и родных деньги, оплатил штраф и в январе 2015 года подал заявление о снятии судимости. Майкопский горсуд удовлетворил заявление,

однако прокуратура Майкопа посчитала, что судимость снята преждевременно, и направила представление в Верховный суд Адыгеи, который удовлетворил его и отменил постановление о досрочном снятии судимости.

Как отмечают коллеги Василия, он очень хотел дожить до отмены приговора и реабилитации, но умер экстремистом. Пурденко — выпускник спецгруппы Центра по изучению проблем народонаселения МГУ им. Ломоносова, преподаватель политической экономии, экономист, демограф, кандидат экономических наук, автор сорока научных работ, член Союза российских писателей, Союза профессиональных литераторов и Союза журналистов России. Автор девяти сборников стихов и повести «Исповедь нелегала». Номинант премии «Поэт года 2011», «Писатель года 2012», «Поэт года 2014».

 

Метки: , , , ,

В Красноярске муж тяжелобольной 85-летней женщины застрелил ее и себя


В дежурную часть отдела полиции в Ленинском районе Красноярска утром 8 июня поступило сообщение том, что в частном доме обнаружены тела пожилых супругов, сообщил сайт красноярского ГУ МВД.

По информации сайта СУ СКР по Красноярскому краю, пенсионеры проживали вдвоем, 85-летняя женщина была прикована к постели и ее 86-летний муж ухаживал за ней. По предварительной версии следствия, в ночь на 8 июня мужчина выстрелил из обреза винтовки сначала в жену, а затем в себя.

Заметим, что в России нередки случаи самоубийств тяжелобольных людей, которые не могут получить качественное обезболивание. Минздрав и Росздравнадзор сообщают, что приняты все необходимые инструкции, однако больные продолжают страдать и добровольно уходить из жизни.

 

Метки: , ,

Думский Миронов и его юристы придумали, как размандатить Илью Пономарёва


Фракция эсэров в конце недели внесет в Госдуму проект постановления о лишении депутатского мандата депутата Ильи Пономарева, сказал журналистам лидер фракции Сергей Миронов. Основания для лишения Пономарева мандата нашли юристы фракции, уточнил Миронов.

Эти основания не связаны с уголовным делом Пономарева, следовало из пояснений Миронова. Депутат слишком долго не посещал заседания палаты и комитета, в котором состоит, пояснил лидер эсэров.

Вопрос еще не согласован с другими фракциями и руководством Думы, сказал Миронов. Но эсэр надеется, что идея найдет поддержку.

Проект постановления может быть рассмотрен Думой на следующей пленарной неделе, текущая из-за праздников сокращена, полагает Миронов.

«Миронов просто хочет выслужиться перед Кремлем», — прокомментировал Пономарев заявление лидера «Справедливой России». Причины для лишения мандата могут быть только две: если есть обвинительное решение суда или депутат занимался коммерческой деятельностью, ни одна из них не подходит к моему случаю, напомнил Пономарев. Он также сообщил, что представители фракции с ним не пытались связаться и он не знает, как юридически будет оформлено лишение его мандата.

Следственный комитет до сих пор не ответил, существует ли это уголовное дело и в каком статусе фигурирует в нем Пономарев, рассказал РБК политик. Он по-прежнему не знает, сможет ли вернуться в Россию. Пока существует угроза уголовного преследования, депутат в страну возвращаться не собирается, подтвердил он РБК.

Напомним, 7 апреля этого года нижняя палата парламента удовлетворила представление Генпрокуратуры РФ и дала согласие на возбуждение уголовного дела в отношении Пономарева. Сам депутат в настоящее время находится в США.

Как заявил ранее «Интерфаксу» официальный представитель СКР Владимир Маркин, если нижняя палата парламента согласится лишить Пономарева депутатского иммунитета, в отношении него будет возбуждено дело по факту хищения у фонда «Сколково» 22 млн рублей.

«По версии следствия, Пономарев совершил пособничество Бельтюкову (старший вице-президент фонда «Сколково» Алексей Бельтюков — ИФ) в растрате денежных средств фонда «Сколково» на сумму более 22 миллионов рублей», — сказал Маркин.

 

Метки: , , , , , , , ,

Молдавия: Между азиатской поркой и европейской витриной


Действительно, у Молдавии вообще довольно странная репутация. Если, к примеру, Албанию называют «последней загадкой Европы», Армению — «страной бродячих столиц», а Швецию — «страной опаздывающих профессоров», то, кроме эпитета «солнечная», Молдавия ничем особым не отметилась. Да и эпитет этот Молдавия по-братски делит со всеми бывшими Республиками Закавказья и Средней Азии. «Край на пути всех бед» — так именовал свою страну один из средневековых молдавских хронистов. И эта оценка странным образом совпадает с нынешним самоощущением молдавских граждан, подавляющая часть которых вот уже пятый год отчитывается всем социологическим службам, что страна движется в неверном направлении. В самом финальном «пункте назначения», к которому формально движется Молдавия, то есть в Европейском союзе, считают иначе и называют Молдавию «историей успеха». Своего успеха.

В бесконечной череде «маленьких, но гордых» стран Молдавии тоже как бы нет. Гордость не является безоговорочно броской чертой этой страны. Непостижимые для европейских современников победы молдавского «господаря» Стефана Великого над превосходящими армиями турок в XV веке не стали героическим государствообразующим «мифом». Стефан — Штефан — в Молдавии повсюду, от памятников до наименований центральных улиц, площадей и изображений на купюрах. Но, тем не менее, из всех известных его качеств ценится не столько мужество, сколько смекалка, остроумный расчет, способность провести превосходящие силы противников — Турцию, Польшу, Венгрию, Крымское ханство и, в конечном счете, умение договариваться с ними же. Последующее превращение Молдавии в турецкий «протекторат» сформировало иные запросы тогдашней элиты. «Героический Стефан» был помехой боярству, погрязшему в нескончаемых престолонаследных скандалах. В стране сформировался настоящий олигархический режим, избирающий господарей. Но, в отличие от «польской вольницы», избранный господарь должен был в максимальной степени не только отвечать запросам избирателей-олигархов, но в первую очередь нести ответственность перед Турцией. Было это не просто, Стамбул часто уличал «избранников» в заспинных антитурецких интрижках с Польшей и Россией и время от времени их либо порол, либо казнил.
Турецкую Порту меньше всего интересовало внутреннее устройство Молдавии, ее судопроизводство, право «казнить и миловать», способы взимания налогов, особенности населения и даже его вероисповедание. Все это было внутренним делом господаря и бояр. Главное, что интересовало Стамбул, — внешняя политика, «вопросы войны и мира» — и тут переходить красные линии для Молдавии было смерти подобно. Последний, кто это рискнул сделать, был одним из самых надежных и доверенных представителей Порты — Дмитрий Кантемир, тем не менее заключивший тайный договор с Россией о переходе страны под длань русского императора. Но «Прутский похода» Петра Первого в 1711 году завершился провалом. Россия не приобрела Молдовы, потеряла Азов, зато сам Дмитрий Кантемир стал первым русским ученым, получившим звание члена Берлинской Академии наук.
После этого Турция прекратила «демократические эксперименты» с избранием молдавских господарей. Их стали в Молдавию присылать прямо из Стамбула, в основном из аристократического и купеческого греческого квартала Фанар. И уже надолго под властью «фанариотов» Молдавия оставалась просто маленькой и совсем уже не гордой. Хотя и тут все оказалось «не слава Аллаху»! Спустя 110 лет потомственный фанариот, внук и сын господарей и по совместительству русский генерал Александр Ипсиланти поднимает восстание за независимость Молдавии, Валахии и Греции. Несмотря на то, что это восстание было подавлено, а сам Ипсиланти был заключен в тюрьму, именно это событие (16 марта 1821 г) считается началом греческой революции, завершившейся через девять лет обретением Грецией независимости от Турции.

В России давно сложилось свое отношение к Молдавии, еще с начала XIX века. Общий рефрен всех оценок — воровская, мракобесная власть и добрый, покладистый, терпеливый, но очень несчастный народ. Столь нелицеприятные формулировки можно отыскать в записках Свиньина, Накко, Савицкого, Вигеля, Гартинга, Вельтмана, то есть отборных русских сановников и аристократов, вдруг сделавшихся на бессарабско-молдавской почве чуть ли не карбонариями. Вот, что пишет о молдавской элите начала XIX века отнюдь не славившийся заметным вольнодумством Павел Петрович Свиньин, первый издатель «Отечественных записок»:
«Система молдавского правительства, основанная на коварстве, грабительстве и насилии, имела величайшее влияние на характер бояр молдавских. Не полагая, чтоб качества сии были у них врожденны, должно признаться, что вообще они весьма искательны, горды перед низшими и низки пред теми, кто их выше; корыстолюбие не почитается у них пороком и все способы к обогащению для них святы и возможны».
Критический запал русских аристократов в отношении молдавского боярства не ограничивался лишь утрированным цивилизационным снобизмом, едкими комментариями и мемуарами. В условиях, когда в течение нескольких столетий единственным Западом для Молдавии оставалась Турция, крепостническая Россия отметилась в Молдавии в качестве главного вестернизатора, экспортера западных традиций и гражданских свобод — от французской моды и французских школ до законодательства. Никакого экспорта «самобытных» русских традиций из гремучей смеси «самодержавия, православия и народности»! Напротив, для завоевания авторитета на Балканах, для упрочения симпатий среди молдаван и валахов Россия не чурается использования прямо противоположной, по сути враждебной идеологической триады — Libert?, ?galit?, Fraternit?. В отличие от Турции, Россия игнорирует мнение молдавских «аристократических, боярских» элит и все больше работает через их голову, непосредственно с населением.
Достаточно упомянуть о миссии графа Павла Дмитриевича Киселева, который в статусе командующего российских войск в Валахии и Молдавии, в период всамделишной «николаевской реакции» сумел разработать и внедрить в этих странах самые настоящие конституции. То есть именно то, что невозможно было помыслить для самой России, за что можно было отправиться в Сибирь вослед декабристам, русское самодержавие, повинуясь странной логике «двойных стандартов», утверждало в Молдавии и Валахии. Конституции назывались «органическими регламентами», и в них предусматривалось — и разделение властей, и наделение землей безземельных батраков, и введение парламентского правления. Цыгане вообще получали права «личности», о которых русские крепостные из какой-нибудь Орловской губернии в это время могли лишь мечтать. И все эти нововведения проводились Киселевым не только в напряженной полемике с собственным правительством, но и с местной боярской элитой.

«Я один должен защищать этих беззащитных людей против олигархии, жадной и буйной», — писал Киселев в 1837 году.

Последствия активной реформаторской деятельности Киселева во многом облегчили слияние Валахии и Запрутской Молдовы в новое государство — Румынию. Что же касается пруто-днестровской Бессарабии, то вплоть до 1918 года она продолжала играть роль «российской балканской витрины», местом освоения смелых и весьма удачных экспериментов в аграрном развитии этой части империи. Тут раздавались земли не только бежавшим из Турции болгарским, гагаузским, албанским переселенцам, но и колонистам из Германии и Швейцарии, тут плелись очередные революционные заговоры против Турции, из Кишинева русская армия отправилась в 1877 году в свой освободительный поход в Болгарию, завершившийся независимостью этой балканской страны.
С 1918 по 1940 годы молдавская политическая элита вместе с самой Бессарабией оказалась в составе Румынии, где, вопреки некоторым ожиданиям, быстро превратилась во второсортное сословие. Статус и положение «чужих среди своих» не шли ни в какое сравнение даже с периодом российского имперского правления. Да и сам этот период очередного «возвращения Востока» с Запада запомнился лишь как одно сплошное бедствие, как сплошная порка.
Уже в 1920 году румынский писатель и адвокат Николае Коча восклицает:

«Имеем ли мы право требовать от бессарабцев, чтобы они любили румын и не предпочитали им русских? Что сделали мы в течение двух лет румынского управления, чтобы привлечь к себе симпатии бессарабцев? Они имели свободную страну. Русская революция дала им все права и все свободы. Что им дали взамен? Жандармов! Агентов сигуранцы! Всех бандитов из Старой Румынии!».

За последующие двадцать лет ситуация не изменилась. Из Бессарабии в Старое королевство вывозятся все более или менее доходные промышленные предприятия, самим бессарабским предприятиям было запрещено увеличивать численность своих рабочих. Между Старым королевством и Бессарабией была учреждена таможня — так называемый тарифный барьер. Запрещалось всем местным коммерсантам заниматься какой-либо внешней торговлей без посредничества бухарестских компаний. После 1930 года в Бессарабии закрывается треть школ и около 40 процентов больниц. Согласно данным Лиги наций, этот регион опережает все области тогдашней Европы по смертности. Более 400 тысяч человек покидают Бессарабию.

Но многие из тех, что остаются, выбирают путь активного сопротивления. Румынскую Бессарабию уже в 1919 году сотрясают масштабные восстания — Бендерское и Хотинское. В 1923 году Эрнест Хемингуэй пишет: «Теперь Румыния вынуждена содержать самую большую в Европе постоянную армию, чтобы подавлять восстания своих “новоиспеченных” румын, которые желают только одного — перестать быть румынами».
В 1924 году юг Бессарабии охвачен масштабной «крестьянской герильей», вошедшей в историю как Татарбунарское восстание. Жестоко подавленное, в том числе с применением химического оружия, оно привлекло к себе внимание очень знаковых персон того времени. В защиту сотен арестованных и плененных восставших выступают Альберт Эйнштейн, Теодор Драйзер, Бернард Шоу, Эптон Синклер, Анри Барбюс, Луи Арагон, Михаил Садовяну, Томас Манн, Ромэн Роллан. Но еще накануне восстания, предчувствуя назревание конфликта, 29 парламентариев-бессарабцев обращаются с посланием к королю Румынии Фердинанду I:
«Сир, к несчастью, уже 6 лет Бессарабией управляют таким образом, каким невозможно сегодня управлять даже чёрными колониями в Африке… Под режимом чрезвычайного положения, без каких-либо гарантий гражданских прав и свобод, Бессарабия фатально стала жертвой подавления и угнетения, которые не только делают возможными повседневные принуждения, избиения и издевательства, но оставляют безнаказанными даже убийства, совершённые официальными властями… Только благодаря чрезвычайному режиму, который превратил эту страну в ад…, был порождён “бессарабский вопрос”, который может стать фатальным для нашего национального будущего».
Но они не были услышаны. И «бессарабский вопрос», в конце концов, в июне 1940 года был решен иначе. И стоит ли удивляться, что танковые колонны Красной Армии добрались до Кишинева со значительным опозданием — жители края в буквальном смысле перегораживали дороги баррикадами из празднично накрытых столов, уставленных графинами с вином и угощением!

Трудно до конца понять, почему именно румынская администрация избрала по отношению к бессарабской Молдове кнут в качестве единственного инструмента правления. Почему жители Бессарабии оказались чужими среди своих?
Существует множество ответов на сей счет. Самый простой на поверхности. И его дал в 1918 году премьер-министр Румынии, маршал, глава «Народной партии» Александр Авереску. «Хотим Бессарабию без бессарабцев», — открыто заявил он, и в этом не было ничего постыдного для тогдашних румынских реалий. Румыния этого времени — этнократическое государство, его идеология — румынизм, то есть подчинение, ассимиляция, изгнание всех нерумынских элементов — венгров, немцев, евреев, русинов-руснаков, украинцев, болгар, гагаузов, цыган. Межвоенная Румыния — это страна утрированных националистических экспериментов. Справедливости ради следует отметить, что в эти годы таких экспериментов не чурались многие страны Центральной и Восточной Европы. Но Румыния в этом смысле стала региональным лидером, ревниво копирующим законодательные и практические опыты самых «продвинутых» в этом смысле стран, каковыми были сначала фашистская Италия, а потом Германия.
Бессарабия — с одной стороны, издревле полиэтничная, а с другой стороны, достаточно единая и самобытная в своем разнообразии, — являлась настоящим вызовом всем базовым культуртрегерским ценностям тогдашней Румынии. Начиная с бессарабских молдаван, сам факт наличия которых воспринимался как дерзкая провокация, как угроза тому румынскому национальному единству, которого с таким трудом удалось добиться к западу от Прута к началу XX века. Бессарабские молдаване, сохранившие свою идентичность и наименование языка с XIV века, не очень понимали, почему им следует теперь зваться новым, придуманным, книжным наименованием «румыны», как это стало официально принято после объединения Валахии и Молдавии в 1859 году. Они неохотно воспринимали зачищенный за полвека от всех славянизмов язык, в котором многие привычные слова были заменены на итальянские и французские. Не говоря уже о том, что они были совершенно равнодушны к идеям политического румынизма, не отделяли и не противопоставляли себя всем остальным национальностям Бессарабии, которые составляли почти половину всего населения края. И молдаване в полной мере разделили печальную участь всех бессарабцев.
Возвращение Румынии в Бессарабию в 1941 году, в качестве инициативного военного союзника Германии, расставило последние акценты в этой драме. Более 300 000 евреев были уничтожены в этой новой, воссоединенной Румынии маршала Иона Антонеску. И уничтожены они были на территории современной Молдавии.

А потому попытка представить время 22-летнего пребывания Бессарабии в составе Румынии в качестве «золотого века» общерумынского единства так и не увенчалась успехом. Слишком много было «плеток», «нагаек», «штыков» и очень мало «пряников». И, несмотря на то, что в конце сороковых годов жители уже Советской Молдавии испытали все ужасы голода и массовых депортаций, румынская порка оставила глубокий шрам в коллективной памяти. Не говоря уже о том, что самой Молдавии посчастливилось очень быстро вновь обрести статус престижной «балканской витрины».
Запад вновь пришел с Востока. Уже к 1980 году уровень промышленного производства Молдавской ССР превысил уровень 1940 года в 51 раз. Темпы промышленного роста в Молдавии опережали все общесоюзные показатели. В 1983 году за три месяца в Молдавии производилось национального дохода больше, чем за весь 1960 год, а продукции промышленности за 6 дней больше, чем за весь 1940 год. Из деградирующей румынской провинции Молдавия превращается в образцово-показательную республику, эксклюзивно наделенную некоторыми весьма знаковыми атрибутами специфически-советского потребительского «шика». Мебель, ковры, дефицитные книги, вино, хорошая и разнообразная еда — все это было общедоступным и минимальным стандартом молдавского обывательского счастья.
Тихая гавань «советской империи», в которой, в отличие от России, балтийских республик или соседней Украины, толком не было ни настоящих диссидентов, ни убежденных националистов. Главный и единственный бунтарь-интеллектуал писатель Ион Друцэ, ставший объектом травли со стороны местного партийного руководства, вынужден был эмигрировать из Кишинева в Москву, где приобрел заслуженную мировую славу. Аграрно-технологический, научный, образовательный, да и бытовой уровень жителей Молдавии служил в это время предметом зависти не только для жителей Средней полосы России, но и соседней социалистической Румынии. До сих пор на памяти молдаван автобусы с румынскими туристами, скупавшими во время своих «шквальных шопингов» электроприборы, бытовую технику и почему-то газовые баллоны.
В то же время фрондирующие пируэты Николае Чаушеску, особенно его национал-коммунистические теоретические изыски в сочетании с прозрачными претензиями на Бессарабию заставили советских идеологов-охранителей ограничить молдаван в правах на «интернационализм». Советский интернационализм для молдаван было дозволено проявлять исключительно в восточном направлении. Любопытство и интерес к Румынии и всему румынскому — от фильмов до художественной литературы, от эстрады до румынской латиницы — оказались под строгой опекой органов госбезопасности. Популярный в то время румынско-французский фильм «Даки» можно было посмотреть разве что в ближайшей Одессе или Черновцах, но отнюдь не в Кишиневе. Зато советский молдавский фильм «Табор уходит в небо», оказался не только самым кассовым за всю историю советского проката, но и самым кассовым в Румынии. В Румынии этого времени особой популярностью пользовалась и молдавская эстрадная музыка, и молдавские писатели.
Эта попытка изолировать вполне конкурентоспособную молдавскую культуру, оградить ее от диалога с культурой соседней Румынии создала в среде молдавской интеллигенции достаточно душную и герметическую атмосферу.
Чем запретней становился «румынский плод», тем он казался слаще. Молдавские лауреаты премий Ленинского комсомола, авторы многочисленных стихотворений, поэм и пьес о Ленине и «бессарабском подполье» ждали полноценного национального признания и триумфа, а появившаяся на волне советской модернизации многотысячная читающая молдавская научно-техническая и творческая интеллигенция желала видеть общее румынско-молдавское культурное наследие без купюр партийной цензуры.
Мы все хорошо помним, по каким идейным изломам с треском обваливалось здание Советского Союза. Ни в одной из союзных республик этот перелом не произошел на столкновении «проклятого советского прошлого» с неким новым осмысленным проектом, устремленным в будущее. Везде и всюду из потайных сундуков доставали изъеденные нафталином знамена славных и великих предков, мужественных и независимых государственных предтеч — империй, княжеств, ханств, оказавшихся в плену глобального большевистского капкана.
Так было везде. Кроме Молдавии. Только здесь в день торжественного провозглашения независимости было поднято знамя соседнего государства. Только эта республика приняла Декларацию, в которой независимость объявлялась исключительно по отношении к СССР, но оставляла большой простор для самых двусмысленных толкований судьбы этой независимости в будущем. «Добольшевистское великое прошлое» было опознано Верховным советом Молдавии в облике Румынии межвоенного периода. Иного ближайшего «добольшевистского» прошлого в истории Молдавии пробудившиеся борцы за независимость отыскать не успели.
В следующих созывах молдавского парламента уже не было доминирующего представительства советской творческой интеллигенции, в одночасье ставшей прорумынской и унионистской. Унионисты были вытолкнуты на обочину политического процесса. Но дело было сделано. Советская европейская витрина — Молдавия — раскололась на части. Программа ликвидации молдавской независимости заработала с первых часов ее объявления.

( продолжение следует)

 

Метки: ,

Книгу «ФСБ взрывает Россию» признали экстремистской


Решение об этом принято Хорольским районным судом Приморского края а информация вывешена на сайте Минюста РФ. Как следует из текста, экстремистским признан электронный вариант книги на сайте библиотеки «Альдебаран».
Главным содержанием книги «ФСБ взрывает Россию» является подборка фактов о том, что унесшие жизни многих русских людей в 1999 году взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске, и попытка взрыва в Рязани, является делом спецслужб РФ. Нагнетая в обществе чувство страха и неуверенности, они создавали, тем самым, почву для прихода к власти «сильной руки» в лице тогдашнего главы ФСБ а затем премьера РФ Путина.

В России эта книга была издана в 2002 году в Екатеринбурге тиражом в 100 экземпляров. А сам автор книги, бывший подполковник ФСБ РФ Александр Литвиненко был убит в Лондоне в 2006 году. В РФ на него было заведено уголовное дело по статьям «Разглашение государственной тайны» и «Государственная измена».

Источник: http://ronsslav.com/knigu-fsb-vzryvaet-rossiyu-priznali-ekstremistskoy/

 

Метки: ,

Зэки-туберкулёзники опять бунтуют в Башкирии


8 июня в лечебно-исправительном учреждении №19 в Салавате заключенные устроили бунт. Как сообщили в пресс-службе УФСИН России по РБ, несколько десятков человек закрылись в комнатах одного из отрядов, более 20 забрались на крышу, тем самым выражая протест против администрации тюрьмы.

На место прибыло руководство ГУФСИН, сотрудники прокуратуры, омоновцы. В данное время там идут переговоры.

В ЛИУ-19 лечат осужденных, заболевших туберкулезом, практически со всех регионов страны. Здесь содержится более 400 человек. Среди них есть и ВИЧ-инфицированные пациенты.

Кстати, ЛИУ-19 примыкает к колонии строгого режима ИК-2, где в мае произошли аналогичные акции массового неповиновения.

«Группа осужденных численностью более 100 человек попыталась противодействовать законным действиям администрации. Они били стекла, собрались на плацу, часть из них залезла на крышу отрядного общежития. Осужденные требовали не этапировать подозреваемых в организации массовых беспорядков для проведения следственных действий», — цитирует Интерфакс сообщение пресс-службы УФСИН по республике.

 

Метки: , ,

Полицайщина: Оставившие пермяка в позе «ласточка» правоохранители осуждены за его смерть


Ленинский районный суд Перми признал виновными шестерых бывших сотрудников МВД, по вине которых в 2009 году скончался 33-х летний Александр Самойлов. Об этом8 июня Каспаров.Ru сообщил фонд «Общественный вердикт».

Александр и его товарищ были задержаны в апреле 2009 года по подозрению в совершении административного правонарушения. Их доставили в дежурную часть, а затем в вытрезвитель. Самойлову была диагностирована легкая степень алкогольного опьянения. Диагноз не понравился сотрудникам дежурной части, они отправили Александра на повторное освидетельствование в вытрезвитель. Там

милиционеры набросились на задержанного, повалили на пол лицом вниз и связали руки и ноги в неестественную позу, в так называемую «ласточку». Через некоторое время он скончался.

Фельдшеры вытрезвителя не препятствовали действиям милиционеров, не предотвратили гибель задержанного.

Александр Кувшинов и Александр Борисов получили по 4 года колонии общего режима и были взяты под стражу в зале суда. Суд постановил взыскать с каждого из них по 300 тысяч рублей в пользу матери погибшего. Андрей Марков и Дмитрий Косолапов получили три с половиной года условно с испытательным сроком два года. С каждого из них взыскано по 250 тысяч в пользу матери погибшего. Андрей Сидоров и Александр Притчин получили по три года условно с испытательным сроком полтора года и взыскания в пользу матери погибшего по 200 тысяч рублей. Всем осужденным запрещено занимать должности в органах внутренних дел.

Виновным никто из подсудимых себя не признал.

После вступления приговора в законную силу «Общественный вердикт» заявит иск к Минфину РФ о компенсации морального вреда за преступные действия представителей государства. Иск будет заявлен в интересах вдовы Самойлова Светланы. Сторона потерпевшего обжаловать приговор не будет — так решили родственники погибшего и юрист «Общественного вердикта» Захар Жуланов, представляющий их интересы.

Отметим, что следствие много раз незаконно отказывало в возбуждении уголовного дела.

Оно дошло до суда только через шесть лет. Первоначальные экспертизы, проведенные халатно, показали, что мужчина скончался от сердечной недостаточности. Заключение ФГБУ «РЦСМЭ» Минздрава России, сделанное по инициативе «Общественного вердикта» и положенное в основу обвинения, показало, что смерть Александра наступила от «позиционной асфиксии», вызванной его удержанием в неестественной позиции «ласточка».

 

Метки: , , , ,

Депутаты от КПРФ предложили ужесточить школьный режим


Как сообщает «Независимая газета», многократное отсутствие ребенка в школе без уважительной причины может обойтись родителям в пять тысяч рублей. В случае если школьник, не достигший 14 лет, совершил правонарушение в учебные часы, ответственность для родителей увеличится до десяти тысяч рублей.

Кроме того, коммунисты выступают за введение должности школьного пристава. В его обязанности будет входить контроль за соблюдением правил учениками, преподавателями и администрацией школы.

«Их [приставов] могут назначать из числа лицензированных охранников. При этом приставы напрямую должны подчиняться Министерству образования, чтобы информировать власти о том, что происходит в той или иной школе, — пояснил глава юрслужбы КПРФ Вадим Соловьев.

В КПРФ также считают необходимым возвращение детской комнаты полиции, а также инспекции по делам несовершеннолетних.

В свою очередь, в ЛДПР готовят поправки в закон об образовании о введении камер слежения в классных комнатах. Депутаты предлагают выводить записи с камер в интернет для того, чтобы родители могли проконтролировать, чем занимается их ребенок во время уроков. «Как посещает уроки, ведет себя с учителем и одноклассниками. Думаю, это сняло бы массу вопросов, жалоб и обид со стороны мам и пап», — отметил автор поправок депутат Роман Худяков.

Либерал-демократы также предлагают ввести статью в уголовный кодекс за пропаганду экстремизма в школе, а также рукоприкладство и педофилию среди учителей. Наказание, предусмотренное этими статьями, составит от 10 до 20 лет лишения свободы.

В «Справедливой России» считают нужным изолировать наиболее агрессивных и неуправляемых подростков. «Нужно и впредь изолировать их от остальных учеников и воспитывать по специальной программе», — подчеркнул первый замруководителя фракции Михаил Емельянов.

Депутаты объяснили необходимость ужесточения законодательства участившимися случаями насилия над детьми в школах. 12 мая 28-летнюю учительницу начальных классов осудили на три года лишения свободы условно за недозволенные методы воспитания. Женщина заклеивала ученикам рот скотчем, дергала девочек за волосы и рисовала двойки на лбу учащихся за невыполненные домашние задания. В декабре 2014 года ученицы спортивной школы в Омской области избили 16-летнюю девушку, и, засняв драку на видео, выложили запись в социальных сетях.

Источник: https://news.mail.ru/politics/22280963/

 

Метки: , ,