RSS

Архив за день: 2015/06/21

К 22 июня…


Взяться за перо меня заставило опубликованное недавно в газете «Коммерсантъ» пространное интервью с директором Государственного архива РФ, доктором исторических наук Сергеем Мироненко, посвященное событиям Великой Отечественной войны, главным образом, ее начальному этапу. Несмотря на заявленные темы «разоблачения фальсификаций» и «пользы чтения исторических документов», против ожидания, к сожалению, оно само содержит, на мой взгляд, изрядное количество досужих мифов.
Главная цель – Англия
Итак, корреспондент «Ъ» — Отчего же начало войны оказалось все-таки внезапным для Советской армии?
С. Мироненко — …Нашей разведке о скоплении войск противника было известно. И о точной дате нападения — 22 июня — сообщали многие агенты: документы по этому поводу рассекречены. Сохранилось в архивах донесение Иосифу Сталину, которое направил ему нарком госбезопасности Всеволод Меркулов. Нарком назвал дату, сославшись на сообщение информатора — нашего агента в штабе люфтваффе. И Сталин собственноручно накладывает резолюцию: «Можете послать ваш источник к *** матери. Это не источник, а дезинформатор».
Корр. — Почему Сталин не поверил своей разведке? Доверял пакту о ненападении?
С.М. — Он просто не мог себе представить, что Германия после поражения в Первой мировой снова решится воевать на два фронта. Так что война, думаю, была внезапной прежде всего для товарища Сталина. Лично для него она стала катастрофой.
С. Мироненко прав: Сталин действительно полагал, что Германия не повторит ошибки 1914 года. Однако также размышлял и Адольф Гитлер, а заодно с ним практически вся военно-политическая верхушка Третьего рейха.
Планируя нападение на СССР, фюрер вовсе не собирался воевать на два фронта. Он намеревался в кратчайшие сроки разгромить Советскую Россию, чтобы развязать себе руки для решительного наступления на Англию, а заодно вывести из игры США.
31 июля 1940 года Гитлер сформулировал цели и задачи войны против СССР следующим образом: «Мы не будем нападать на Англию, а разобьем те иллюзии, которые дают Англии волю к сопротивлению. …Надежда Англии — Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадет от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии». Как заключает немецкий историк Ганс-Адольф Якобсен, «отнюдь не «жизненное пространство на Востоке», насильственное завоевание которого уже с 20-х годов пронизывало политические расчеты Гитлера, служило главным активизирующим моментом; нет, главным импульсом являлась наполеоновская идея разбить Англию, разгромив Россию».
Для достижения поставленных целей кампанию требовалось провести в максимально сжатые сроки. «Блицриг» — не желаемое, но вынужденное решение; не подобие «повышенных соцобязательств», а единственно возможный для Германии путь к победе над Советским Союзом и в целом к достижению мирового господства. «Операция имеет смысл только в том случае, если мы разобьем это государство одним ударом», — утверждал Гитлер и был совершенно прав.
Другое дело, насколько реальной была такая возможность. А здесь надо признать, что фюрер исходил из искаженных, а подчас фантастических представлений о военном и экономическом потенциале СССР. «Следует ожидать, — говорил Гитлер в беседе с командующими армиями 5 декабря 1940 года, — что русская армия при первом же ударе немецких войск потерпит еще большее поражение, чем армия Франции в 1940 году».
Неудивительно, что первые недели войны на Востоке преподнесли политикам и военачальникам рейха массу неприятных сюрпризов. 21 июля Гитлер признался своему собеседнику: если бы его заранее проинформировали о том, что русские произвели такое большое количество вооружений, то он, не поверил бы и решил, что это дезинформация. 4 августа фюрер снова удивляется: знай он, что сведения о производстве Советами танков, которые ему докладывал Гудериан, соответствуют действительности, то принять решение о нападении на СССР ему было бы значительно труднее. Тогда же в августе 41-го Геббельс делает поразительное признание: «Мы серьезно недооценили советскую боеспособность, и, главным образом, вооружение советской армии. Мы даже приблизительно не имели представления о том, что имели большевики в своем распоряжении». Такой вот уровень подготовки!
Как отмечает немецкий историк Клаус Рейнгардт, у германского командования почти полностью отсутствовали данные о подготовке резервов, подвозе подкреплений и снабжении войск в глубоком тылу противника, о новом строительстве и промышленном производстве СССР. Хуже того, когда немецкое руководство получало информацию о России из других источников, не соответствующую его собственным представлениям, эти сведения игнорировали или признавали неправдоподобными.
Весьма приблизительными оказались первоначальные немецкие данные о численности личного состава РККА. Начальник штаба Верхового командования сухопутных войск Франц Гальдер только 11 августа узнал, что Красная Армия насчитывает уже 360 дивизий и бригад, а не 213, как он полагал в день начала войны. Неверно в Берлине оценивали экономические реалии СССР. Так, Гитлер почему-то считал, что Россия способна удовлетворить свои потребности в нефти только на 10%, а марганец и молибден не добывает вовсе.
Столь дремучее невежество выглядит неправдоподобным с учетом достаточно высокой квалификации спецслужб рейха, и тех обширных возможностей, которые им предоставляли интенсивные хозяйственные контакты, установившиеся между русскими и германскими ведомствами и предприятиями после заключения Пакта о ненападении и межгосударственного договора об экономических связях. Советская сторона даже использовала сложившееся положение в своих целях.
В апреле 1941 г. делегации германской авиационной промышленности продемонстрировали новейшие советские авиазаводы и боевую технику. За этим стоял совершенно определенный политический расчет, и немцы это хорошо поняли. Заместитель германского военного атташе в СССР полковник Г. Кребс докладывал в Берлин: «Очевидно, Россия хочет таким способом устрашить возможных агрессоров». К сожалению, не устрашила, поскольку фюрер и его окружение видели только то, что вписывалось в их представление о большевистской России, как о колоссе на глиняных ногах.
Насколько вожди рейха недооценивали потенциал будущего противника, настолько же они переоценивали собственные возможности. Немецкий историк Ганс Керль заключает, что к мировой войне Германия во всех отношениях была не готова: «Оглядываясь назад, можно без преувеличения сказать, что экономически война была проиграна Германией еще в 1940-1941 годах. Ни мощь вооруженных сил, ни производительность военной промышленности не были доведены до наивысшего возможного уровня, и потерянное тогда время уже не могло быть наверстано».
«Беда» Сталина заключалась в том, что он, в отличие от своего берлинского оппонента, совершенно адекватно оценивал положение дел, как в Германии, так и в Советском Союзе. На основании имеющихся в его распоряжении данных он сделал единственно верный вывод о том, что в ближайшее время, и в любом случае до достижения решающего превосходства над Англией, нападение на СССР для Гитлера равнозначно самоубийству, поскольку приведет к затяжной войне на два фронта, для успешного ведения которой у рейха нет ресурсов.
Когда говорят, что Сталин ошибся и что Гитлер его обманул, формально дело обстоит именно таким образом. Только Сталин ошибся, потому что ошибся Гитлер.
В большой игре требуется предугадать ход соперника, исходя из наиболее реального сценария развития событий, но практически невозможно предугадать его ошибку. Фюрер смог обмануть советского лидера, лишь предварительно обманув себя и германский народ.
Нам разведка доложила… Точно?
К теме блицкрига мы вернемся позже, а пока займемся одним из наиболее укоренившихся мифов о Великой Отечественной войне, который можно условно озаглавить «Нам разведка доложила точно…». Сталин не сомневался в неминуемом столкновении с Германией. Здесь можно спорить лишь о сроках: когда именно он сделал для себя окончательный вывод: в начале 1940-го, весной или ближе к середине года. Военное строительство в СССР шло полным ходом под знаком грядущего противостояния с фашизмом. В этом смысле советской разведке, собирая доказательства враждебных намерений Гитлера против СССР, предстояло, прежде всего, выяснить два главных пункта: срок нападения и обстоятельства, при которых оно будет совершено.
Что же получилось, а что не получилось у наших разведчиков? В отношении временных параметров, разными агентами в разное время назывались самые разные версии. (Кстати, конкретный день — 22 июня — не назвал никто). Итак: когда и о каких датах сообщала в Центр советская разведка:
– начало 1941 г. (агент «Корсиканец», донесение от октября 1940 года)
– весна 1941 г. («Метеор», 29.09.40)
– март («Метеор», 29.12.40)
– после 15 апреля (из доклада наркома госбезопасности Меркулова от 4.04.41)
– начало мая («Старшина», 30.04.41)
– май («Софокл», 04.04.41)
– 15 мая-30 мая («Ещенко», 20.04.41)
– 20 мая («Старшина», 09.05.41)
— конец мая («Рамзай» 21.05.41)
— не позднее 15 июня («Марс»,23.05.41)
— 15 июня («Дора», 22.04.41)
— вторая половина июня («Рамзай» 01.06.41)
— 21/22 июня («Коста», 20.06.41)
– между 20-25 июня («Тит», 19.06.41)
– начало июля («Зевс», 09.05.41)
Так какую же дату считать «верной»? Нет, мы то ее, конечно, знаем, только этого не знал ни Сталин, ни другие руководители СССР, а мы обязаны исходить из той информации, которой они располагали на тот момент.
Понятно, что сам по себе подобный разнобой вряд ли способствовал адекватному восприятию ситуации и формировал соответствующее отношение к получаемым сведениям. Но здесь важны не только сами временные параметры, но и контекст, в котором они преподносились. Например, 29 сентября 1940 г. агент «Метеор» (Н. Скорняков) сообщает из Берлина, что Гитлер начнет операцию весной. Спустя два месяца он уточняет, что война будет объявлена в марте. 4 января «Метеор» повторяет информацию со ссылкой на секретный приказ Гитлера, то есть план «Барбаросса». То есть в течение четырех месяцев один источник трижды подтверждает свои данные, что подчеркивает их ценность. Но 28 февраля агент «Альта» (Ильза Штебе) из группы «Метеора» передает, что «совершенно определенно война начнется в этом году». Значит, уже необязательно в марте, который начнется завтра, а, например, в ноябре?
«Дора» (Шандор Радо) из Цюриха 22 апреля 41-го сообщает, что поход на Россию начнется 15 июня. Почти верно! Но в следующем донесении «Доры» отмечается следующее: «Выступление произойдет, только когда английский флот не сможет войти в Черное море и когда немецкая армия закрепится в Малой Азии. Следующая цель немцев — занятие Гибралтара». Как мы знаем, это неверные сведения.
Еще раньше чем «Дора», а именно 15 марта, резидент советской разведки в Румынии под псевдонимом «Ещенко» со ссылкой на румынский Генштаб сообщает, что война может начаться через три месяца, то есть опять же названа почти верная дата. 28 мая он передает следующее мнение своего источника: «нужно, безусловно, считаться с немецко-русской войной в этом году». А в донесении «Ещенко» от 20 апреля выступление немцев «переноситься» на более ранний срок — от 15 мая до начала июня. И как тогда относится к «правильному» мартовскому донесению резидента?
Сложно сделать однозначные выводы из донесений агента «Рамзай» — известного всем Рихарда Зорге, на которого почему-то больше всего любят ссылаться сторонники мифа «Нам разведка доложила точно». Фигурировала даже телеграмма «Война будет начата 22 июня. Рамзай», которую 15 июня Зорге якобы направил в Москву. В 2001 году газета «Красная звезда» опубликовала материалы «круглого стола», посвященного 60-летию начала войны, в ходе которого были даны разъяснения, что данная «телеграмма» — фальшивка, появившаяся в хрущёвские времена.
Что же на самом деле передавал в Центр Зорге? 6 мая «Рамзай» радирует, что война неизбежна, если СССР будет создавать какие-либо трудности в вопросе принятия Турцией германских требований.
В сообщении от 21 мая со ссылкой на прибывших в Токио германских представителей Зорге передает, что война может начаться в конце мая. «Но они также заявили, что в этом году опасность может и миновать», — добавляет разведчик.
В донесении от 1 июня «Рамзай» сообщает, что выступление против СССР начнется во второй половине июня. 17 июня «Рамзай» посылает новое сообщение: «Германский курьер сказал военному атташе, что он убежден, что война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает — будет война или нет». Получается, что один «эксперт» – «за», другой – «против». И кто из них ближе к правде?
Иногда агенты давали своеобразный «отбой» нацистским военным приготовлениям. Так, 17 апреля «Старшина» сообщает из Берлина, что планы нападения на СССР отошли на второй план в связи с успешным продвижением германских войск в Ливии. («Старшина», специалист штаба ВВС Х. Шульце-Бойзен — тот самый «источник», который Сталин столь далеко «послал». Кстати, в приведенном С. Мироненко сообщении не идет речи о дате начала войны, зато там содержится уничижительный отзыв о ноте ТАСС, который, очевидно, вывел из себя Сталина). Советский военный атташе в Германии Тупиков (псевдоним «Арнольд») в записке начальнику Разведуправления Генштаба РККА Голикову делает вывод о том, что Пакт о нейтралитете между СССР и Японией от 13.04.41 «действительно отсрочил столкновение». Агент «Аркадий» 20 мая сообщает о намерении немецкого командования немедленно занять Испанию и Португалию. «Как совместить переброску немецких войск в Пруссию и занятие немцами Испании и Португалии, выяснить пока не удалось», — признает автор донесения.
Как мы уже отмечали, Сталин был уверен, что Гитлер не нападет на СССР, не разобравшись с Англией, с которой, не стоит забывать, Третий рейх уже находился в состоянии войны. И некоторые донесения разведки подкрепляли эту уверенность. Так, 15 января агент «Лаурен» сообщал, что весной Германия нападет на Англию, а затем на Советский Союз. «Марс» из Будапешта докладывает 1 марта, что выступление немцев против СССР в данный момент все считают немыслимым до разгрома Англии. В тот же день американцы поделились с Москвой данными своей разведки, в соответствии с которыми Германия готовится напасть на СССР после разгрома Англии.
15 марта Голиков в докладе Сталину делает следующий вывод: Германия начнет войну против СССР после победы над Англией, альтернативную точку зрения следует считать дезинформацией.
Свой вклад в освещение данной версии внес и «Рамзай». 6 мая Зорге сообщил, что решение о начале войны против СССР будет принято только Гитлером либо уже в мае, либо после войны с Англией. По сведениям источника «Лицеист», Германия сделает все возможное, чтобы избежать войны на два фронта. 19 мая 41-го «Лицеист» выразил мнение, что концентрация германских войск на советской границе не носит агрессивный характер, а является средством давления на советское руководство. «Лицеист» оказался дезинформатором, приставленным к советскому агенту германскими спецслужбами, но тогда об этом в Москве, разумеется, не догадывались.
Успех фашистской дезинформации, которая шла по самым разным каналам, в том числе и по открытым источникам, объясняется и тем, что она содержала веские аргументы, которые не могло игнорировать советское руководство. Так, после визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 германская пресса дружно писала о возвращении Берлина к «политике великого Бисмарка», который распознал мировое значение русско-германского сотрудничества.
Имела также хождение версия, согласно которой вторжению в СССР будет предшествовать период эскалации напряженности, выдвижения со стороны рейха различных претензий к Кремлю. 5 мая агент «Корсиканец» (чиновник Министерства хозяйства Арвид Харнак) сообщает, что Германия потребует от СССР выступить против Англии на стороне держав «оси». 9 мая из Берлина передают информацию от «Старшины», согласно которой Германия предъявит Советскому Союзу ультиматум с требованием более широкого экспорта в Германию и отказа от коммунистической пропаганды. Как известно, никаких требований Берлин к СССР не выдвигал, и нападение началось при полном молчании германских дипломатов и политиков.
Все вышесказанное, разумеется, ни в коем случае нельзя расценить, как попытку бросить тень на наших разведчиков. Противоречия в их донесениях всего лишь отражение противоречивого информационного поля, «причесывать» которое и укладывать в одно русло они не имели права. Тут можно лишь сожалеть о том, что в предвоенный период нашим спецслужбам не удалось получить непосредственный доступ к секретным документам будущего противника, поэтому их донесения практически полностью основывались на разговорах с собеседниками, каждый из которых обладал разной степенью осведомленности или отсутствия таковой, мог оказаться фантазером или что еще хуже дезинформатором. Отсюда неизбежная многоголосица, нестыковки, непоследовательность. Отсюда сложная, а подчас раздраженная реакция тех, кому приходилось внимательно изучать присылаемую разведчиками противоречивую информацию, и принимать на ее основе решения, от которых зависела судьба страны.
«Красные» начинают и … проигрывают
Кстати… А чего собственно «ждут» от Сталина сторонники версии «Нам разведка доложила точно», принятия какого именно решения? То, что и армия, и вся страна напряженно готовилась отражению германской агрессии, кажется очевидным любому непредвзятому человеку, интересующемуся историей.
Как бы Сталин ни был уверен в самоубийственности фашистского нападения до окончания войны с Англией, какое бы эмоциональное отторжение ни вызывали иные донесения разведки, он не собирался оставлять без ответа концентрацию войск вермахта на границе.
По мнению Курта фон Типпельскирха, автора «Истории Второй мировой войны», в прошлом генерала вермахта, занимавшего видный пост в германском генштабе накануне восточной кампании, советское руководство предпринимало неотложные военные приготовления и меры по защите границы. «Советский Союз приготовился к вооруженному конфликту, насколько было в его силах. На стратегическую внезапность германское командование не могло рассчитывать. Самое большее, чего можно было достигнуть – это сохранить в тайне срок выступления, чтобы тактическая внезапность облегчила вторжение на территорию противника», — заключает Типпельскирх. И, как мы знаем, немцам это удалось.
К сожалению, никакие даже самые оперативные и продуманные действия советского военно-политического руководства по повышению боеготовности РККА не могли радикально изменить критический дисбаланс между СССР и Третьим рейхом, порожденный разным качественным состоянием вооруженных сил двух стран: германский вермахт после окончания войны с Францией оставался отмобилизованной армией военного времени, в то время как Красная армия представляла собой неотмобилизованую армию мирного времени.
К сожалению, данные рассуждения трудно охарактеризовать иначе как обывательские. Начнем с того, что, как выяснили исследователи И. Пыхалов и В. Сиполс, для советской экономики поставки сырья были не слишком обременительны. Любителям же посетовать на идущие в Германию эшелоны не стоит забывать, что эшелоны шли и в противоположном направлении – в СССР. Они везли высококачественные трубы Маннесман, мощные подъемные краны для установки тяжелых орудий фирмы Демаг, самолеты, нефтедобывающее оборудование, образцы новейших вооружений и боевой техники, в которой, между прочим, остро нуждался вермахт.
Сталин неоднократно высказывал подозрение насчет того, что немцы предлагают советской стороне устаревшую технику, но специалисты рассеивали его сомнения. Так что, если это и была игра, то в эту игру обе стороны играли на полном серьезе. Например, за 1940-41 годы СССР получил из Германии 6430 металлорежущих станков, многие из которых были уникальны и в нашей стране не производились. В это же время в самой Германии состояние станочного парка оставляло желать лучшего. И это ценное оборудование всю войну работало на снабжение Красной армии. В это же время сырье, которое поставлял Советский Союз до 22 июня 41-го, уже ничем не могло помочь вермахту. Так кто же и чью армию «укреплял»?
Кстати, помимо самой разнообразной передовой техники, а значит и прогрессивных технологий, Берлин поставлял Советам и сырье — верхнесилезский уголь, алюминий, кобальт. Всего с момента заключения пакта в августе 1939 года по июнь 1941 года СССР экспортировал в Германию товаров на 672 млн марок, Германия со своей стороны поставила товаров на 507 млн марок, однако с учетом 150-миллионного германского кредита дисбаланс оказывается совсем невелик.
С.М. — Красная армия училась воевать по ходу войны и окончательно освоилась лишь к концу 1942-го — началу 1943 года. Добавьте сюда, что в годы большого террора были перебиты чуть ли не все высшие военные кадры, имевшие опыт командования крупными соединениями. И вам будет понятно, почему к сентябрю 1941 года количество наших солдат, оказавшихся в немецком плену, сравнялось со всей довоенной регулярной армией.
В отношении «выбитых» высших военных кадров стоит задать уточняющий вопрос: где и когда они набирались опыта руководства крупными соединениями? Ответ один – на Гражданской войне. Скорее это был опыт со знаком «минус». О чем, в частности, свидетельствовали беспомощность В. Блюхера во время конфликта на озере Хасан и неудачная попытка Г. Кулика командовать Жуковым на Халхин-Голе. Если говорить в целом о состоянии офицерских кадров в РККА, то при желании не составляет труда выяснить, что губительные последствия репрессий для комсостава – не более чем миф.
В справке Управления по начсоставу НКО за 1940 г. сообщается: общее число командиров и комиссаров, уволенных по политическим мотивам (с учётом восстановленных), составляет за 1937 г. около 7,7%, а за 1938 г. – около 3,8% списочной численности комсостава. Американский историк Роджер Риз в книге «Сталинские солдаты поневоле. Социальная история Красной Армии» отмечает: «Широко распространено предположение, что все уволенные из Вооружённых сил в 1937-38 гг. были арестованы по политическим мотивам и были казнены или лишены свободы. Но это допущение ложно». В числе пострадавших от чисток оказываются уволенные из армии по причинам, далеким от политики: пьянство, моральное разложение, уголовные преступления, убытие по болезни или смерти.
С 1928 г. РККА увеличивала свою численность головокружительными темпами. Лишь за 1939-41 гг. её списочный состав вырос больше чем втрое, и в канун войны около 75% офицеров и 70% комиссаров занимали свои должности менее года. Роджер Риз разъясняет сложившуюся ситуацию следующим образом: «На самом деле с 1 января 1939 по 1 мая 1941 г. армия сформировала 111 новых стрелковых и по меньшей мере 50 новых бронетанковых и моторизованных дивизий. К июню 1941 г. в РККА было 303 дивизии, и когда грянула война, 81 из них была в стадии формирования. Таким образом, все офицеры, которые получили назначение в части, созданные после июня 1940 г., де-факто служили там меньше года. Это объясняет, почему 75% офицеров пребывали в своих должностях так недолго».
«Утверждения, будто плохая подготовка и низкие моральные качества офицеров стали побочным результатом «культа личности» и «чисток», противоречат множеству фактов, убедительно доказывающих, что все эти недостатки были присущи Красной Армии не только до развязывания репрессий, но ещё до укрепления личной власти самого Сталина», – заключает американский историк.
С.М. — Еще первые месяцы войны были страшны тем, что Советская армия не отступала. Отступление — это маневр, без которого войны не бывает. Но наши войска бежали. Не все, конечно,— были те, кто сражался до последнего. И их было немало. Но темпы наступления немецких войск были ошеломляющими.
Трудно «без гнева и пристрастия» читать подобные тирады, особенно в год юбилея Победы, особенно, если они исходят от известного историка. Дабы не давать волю эмоциям, приведу лишь одно документальное свидетельство, а именно запись от 29 июля в дневнике Франца Гальдера: «…русские всюду сражаются до последнего человека. Лишь местами сдаются в плен…». Заметим: бойцы Красной армии, которые «сражаются до последнего» для Гальдера – правило, для Мироненко – исключения. О «бегущих» Гальдер упоминает лишь применительно к ситуации полного окружения, когда очутившись в безвыходном положении – без боеприпасов, а зачастую и без командиров, солдаты стараются переодеться в гражданскую одежду, чтобы выбраться к своим. Нигде германский генерал не упоминает о наших бойцах, бегущих с поля боя. О том же свидетельствует Курт фон Типпельскирх: «Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали».
Кто потерпел катастрофу в 41-м?
Думается, что интервью С. Мироненко — повод не только развеять мифы бытующие, как мы видим, даже в среде специалистов, но и задуматься в целом об оценке событий лета-осени 1941 года.
Насколько оправдана сложившаяся в советском-российском обществе традиция использовать для характеристики начального этапа Великой Отечественной такие эпитеты как «крах», «трагедия», «катастрофа»?
Как бы ни были уместны наши боль и разочарование ввиду драматических событий лета – осени 1941-го, вряд ли эмоции должны заслонять от нас факты.
Мы уже отмечали, что блицкриг был единственным вариантом, при котором Третий рейх мог одержать верх во Второй мировой войне.
Давно уже признано, что в 1941 году Красная армия сорвала блицкриг. Но почему тогда не довести эту мысль до логического завершения и не признать, что именно в 1941 году Красная армия со всеми неудачами и характерными для нее изъянами предопределила исход войны.
А можно – и нужно – выразиться конкретнее: именно в 1941 году Советский Союз нанес поражение Германии. В верхушке рейха вряд ли существовали сомнения на сей счет. 29 ноября 41-го министр вооружений Тодт заявил фюреру: «В военном и военно-политическом отношении война проиграна». А ведь час «Х» для Берлина еще не наступил. Спустя неделю после заявления Тодта советские войска перешли в контрнаступление под Москвой. Минула еще неделя, и Германия вынуждена была объявить войну Соединенным Штатам. То есть гитлеровский замысел войны — разгромить Советы, нейтрализовать тем самым США и развязать руки Японии, чтобы, в конечном счете, сломить сопротивление Англии – рухнул окончательно. Понимал это и Сталин. Потому и озадачил прибывшего в декабре 41-го в Москву главу британского МИДа Энтони Идена предложением первым делом обсудить вопрос о послевоенном устройстве Европы.
Признание факта поражения Германии в 1941 году лежит скорее не в рамках исторических исследований, а в области психологии: очень непросто «уложить» в сознании данный вывод, зная, что война продолжалась бесконечные три с половиной года, зная, какие жертвы предстояло принести нашей армии и народу, прежде чем в Потсдаме был подписан Акт о безоговорочной капитуляции.
Почему же, несмотря на очевидный исход, война продолжалась и потребовала такого неимоверного напряжения сил? Главная причина – непоколебимая позиция нацистского вождя. Гитлер верил в свою счастливую звезду, а на случай поражения у фюрера имелось следующее объяснение-оправдание: если германский народ проиграет войну, он не достоин своего высокого призвания. Немецкий историк Берндт Бонвеч указывает: «Выиграть эту войну Германия не могла никак. Была лишь возможность договоренности на определенных условиях. Но Гитлер был Гитлером, и под конец войны он вел себя все более безумно…».

 

Метки: , , , ,

КАК ПУТИН И МЕДВЕДЕВ УНИЧТОЖИЛИ ЯДЕРНЫЙ ЩИТ РОССИИ


Интересное интервью известного ракетчика, доктора технических наук Юрия Савельева «Савраске», посвященное недавнему договору Медведева-Обамы о разоружении. Довольно страшный текст, в котором развенчиваются «демократические» мифы о нашей военной мощи.

К огромному сожалению, при власти либералов она сокращается как шагреневая кожа. Когда это произойдет окончательно, с Западом Россия уже не сможет разговаривать на прежних тонах. Сейчас мы на прямой дороге к гибели.

— Юрий Петрович, скажите сразу просто и ясно — вы сторонник разоружения?

— А на сложные вопросы нет и не может быть простых ответов. Чтобы оценить Договор ОСВ-2, требуется вспомнить, чем располагали стороны на момент распада Советского Союза. Возьмем 1987 год. На тот момент Советский Союз располагал 30 тысячами ядерных зарядов, у Соединенных Штатов их было 25 тысяч. При этом каждую неделю и США, и СССР производили по 16 ядерных зарядов, и процесс «ядеризации» грозил стать необратимым.

Поэтому ни у кого из специалистов не вызывало сомнения, что разоружение необходимо. Вопрос только в одном — какое? На паритетных началах или со все нарастающим преимуществом одной из сторон? Вот под этим углом зрения и надо рассмотреть весь процесс разоружения, а также последний Договор ОСВ-2.

Так вот, к началу 90-х годов у Советского Союза была такая конфигурация ядерного арсенала. На долю стратегических ядерных сил (СЯС) приходился 10 271 заряд (это так называемая «ядерная триада»: баллистические ракеты сухопутного и морского базирования, а также тяжелые бомбардировщики с ядерным оружием на борту). Соединенные Штаты в своих стратегических ядерных силах имели 10 563 ядерных заряда. Здесь у нас с американцами был практически полный паритет по числу зарядов.

Однако конфигурация «ядерной триады» у нас и американцев сильно отличались друг от друга. В Советском Союзе основной упор был сделан на тяжелые баллистические ракеты — их у нас было 1398, и они несли 6612 ядерных зарядов. А Соединенные Штаты имели 1000 носителей, оснащенных 2450 ядерными зарядами. Здесь у нас был явный перевес.

Зато по двум остальным частям «ядерной триады» преобладали американцы. Наши атомные подводные ракетоносцы несли 940 ракет-носителей, снабженных 2804 ядерными зарядами. А у американцев их подводный флот имел 5760 ядерных зарядов. Подводный флот — основа ядерной мощи США.

И наконец что касается тяжелых бомбардировщиков — тут мы отставали от американцев в 3 раза. Наши несли 162 крылатые ракеты с 855 ядерными зарядами. А американские бомбардировщики имели на своем борту 574 ракеты и 2353 ядерных заряда.

Но в целом за счет нашего преимущества по тяжелым баллистическим ракетам мы сохраняли ядерное равновесие.

Вот от этого уровня наши страны начали сокращать свои ядерные потенциалы. Но странной была логика этих сокращений. От нас требовали уничтожения тяжелых баллистических ракет, по которым мы превосходили американцев, и одновременно нам предлагали «достраивать» недостающие у нас подводные лодки и тяжелые бомбардировщики, чтобы сравняться с американцами по общему количеству ядерных боезарядов, предусмотренных очередным Договором.

И все это происходило на фоне форменного погрома, учиненного в нашем военно-промышленном комплексе, — приватизации, реорганизации и прочих прелестей рыночной экономики. И чем больше слабела наша страна, тем все более невыгодные и неравноправные Договоры нам навязывали.

— Ну, а куда же делись наши тяжелые ракеты — краса и гордость Советской Армии?

— Ракеты, как и люди, имеют свойство стареть. Коротко говоря, все, что у нас было — почти все сплыло. А что еще не сплыло из советского ядерного потенциала, то полностью уйдет с вооружения к 2015 году.

Дело в том, что заводской срок службы межконтинентальных баллистических ракет, поставленных на боевое дежурство, составляет 10-12 лет. В принципе, производя необходимые ремонты, этот срок можно продлить, но никак не больше, чем в 2 раза. Мы так и поступали с нашими знаменитыми РС-20 («Сатана»), пока у нас был Договор с КБ «Южное» в Днепропетровске.

Но увеличить срок службы свыше 20-25 лет ни один кудесник не в силах. В 2005 году мы, группа депутатов Госдумы, запрашивали министра обороны: почему у нас собираются уничтожить боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК), который вместе с «Сатаной» был еще одним ночным кошмаром для натовских генералов?

Примечание: Последний комплекс RS-22 «Скальпель» был уничтожен в 2001г.

Так вот, С.Иванов, бывший тогда министром, нам ответил: «…невозможность сохранения свойств твердого топлива ракет и характеристик композиционных материалов ракетных двигателей». А также он писал, что второй причиной является «ограниченный ресурс отдельных систем и узлов ракет и агрегатов комплекса в целом».

Таким образом, «час икс» для обороны нашей страны наступит в 2015 году, когда самым молодым ракетам советского поколения стукнет 25 лет и они по всем законам техники пойдут на слом. Ни одной советской ракеты в 2015 году не останется.

— Ну, пусть советские ракеты-ветераны уходят на заслуженный отдых. Но ведь им на смену приходит новое поколение — «Тополя» да «Булава» — так сказать, «племя младое, незнакомое».

— Вот именно — «племя». Повторяя это слово, я имею в виду не качество, а прежде всего их численность. Потому что если у нас их горстка, то и судьба у них будет та же, что и индейские племена в Северной Америке — загонят в резервации.

Согласно только что подписанному Договору ОСВ-2, у каждой из сторон должно остаться на вооружении по 800 пусковых установок, 700 носителей и 1550 ядерных зарядов. Давайте зададимся простым вопросом: а сможет ли Россия к 2015 году иметь эти самые 700 носителей? С 1999 по 2007 год у нас было построено 53 ракеты класса РТ-2ПМ2 («Тополь-М») с одним ядерным зарядом. Таким образом, за истекшие 9 лет наш ядерный арсенал пополнился всего-навсего 53 носителями и 53 ядерными боезарядами.

В 2007 году была принята Государственная программа вооружения Российской Федерации на 2007-2015 год. И согласно этой программе мы получаем к 2015 году ровным счетом 172 баллистические ракеты «Тополь-М», каждая из которых будет нести по 1 заряду. Для этого наша промышленность должна выпускать в год 7-8 «Тополей», что она и делает с большой натугой. Итак, по сухопутным ракетам — в итоге 172 «Тополя» и максимум всего 172 ядерных заряда. Как видите, пороговые цифры, установленные Договором СНВ-2 (700 носителей и 1550 ядерных зарядов), остаются для нас как мираж в пустыне — видеть видим, а догнать никак не получается.

Что же в наш баланс добавляет подводный флот? А очень немного, если не сказать — почти ничего. У Советского Союза, как я уже говорил, на подводных лодках имелось 940 ракет и 2350 ядерных зарядов. Но Государственная программа вооружения предусматривает, что до 2015 года у нас в строю должно быть всего-навсего 4 атомных ракетоносца проекта 955 — это в лучшем случае всего 60 ракет.

Пока же из них, правда, построен только один «Юрий Долгорукий». Он может нести на борту 12 ракет типа «Булава». Одна только беда — испытания «Булавы» как на грех заканчиваются неудачей. А от подлодки без ракет проку мало.

У нас с морскими ракетами сложилась ситуация вообще просто абсурдная. Недавно успешно прошли испытания модернизированной баллистической ракеты Р-29РМУ («Синева») с 10 ядерными зарядами в головной части. Эту ракету буквально на одном голом энтузиазме, без всякого государственного финансирования и помощи со стороны государства создали ученые-конструкторы КБ «МИАС», за что им глубокий поклон.Но вот ведь в чем загвоздка. Пока ученые создавали эту отличную ракету, политики приняли решение пустить на слом атомные подлодки «Дельта-4», проект 677, для которых эта ракета собственно и предназначалась.

Поэтому сейчас ситуация у нас, как в дурдоме перед утренним обходом: строим подлодки типа «Юрий Долгорукий», для которых пока еще нет ракет, и имеем ракету морского базирования «Синева», для которой уже нет подлодки.

Но будем все же уповать на бога (а что нам еще остается?) и допустим, что «Булава» все-таки полетит. Тогда (будем также надеяться), в строй вступит еще 3 подлодки проекта 955 (которых пока еще нет и в помине), каждая с 16 ракетами на борту. Всего же, таким образом, у нас будет 60 ракет на четырех атомных подводных лодках.

Таким образом, всего на вооружении и сухопутных и морских ракетно-ядерных сил к 2015 году у нас на вооружении будет ровным счетом 232 ракеты, которые смогут доставить по назначению 232 ядерных боезаряда.

Что касается воздушной компоненты «ядерной триады», то по Договору ОСВ-2 нам требуется срочно построить и ввести в строй 50 тяжелых стратегических бомбардировщиков, чтобы не отстать от американцев. Мне даже не хочется дискутировать на тему «удастся ли их построить к 2015 году» — специалистам ясно, что это нереально: военное самолетостроение разрушено и не от хорошей жизни у нас сейчас летают на парадах 40-летние ветераны советской постройки. Да и никакой роли в ядерном балансе наши бомбардировщики не сыграли бы — у нас нет авиабаз, приближенных к территории США.

Значит, остается 232 носителя, каждый из них с 1 ядерным боезарядом. Вот и все, чем мы будем обладать к 2015 году. Это официальные цифры Государственной программы вооружения.

А по Договору ОСВ-2 нам надо иметь 700 носителей и 1550 ядерных боезарядов, что бы не отстать от американцев. Таким образом, Государственную программу вооружения надо увеличивать многократно(!) в десятки раз. Это означает, что для России заключенный Договор ОСВ-2 — это отнюдь не «ограничение» стратегических вооружений, а как раз наоборот — программа «довооружения» и наращивания наших стратегических сил, что является непосильным бременем для нашего вконец измордованного реформами ВПК.

По существу американцы этим Договором втягивают нашу страну в новую гонку вооружения, с той лишь разницей, что если в 80-е годы мы бежали по дорожке рядом, попеременно дыша друг другу в затылок, то теперь отмерять все новые круги в гонке вооружения будет одна только Россия. А американцы удобно устроившись на трибунах, будут хихикать, поглядывая на изнемогающего от усталости русского бегуна.

— Так, вы полагаете, что главная цель американцев при заключении этого Договора — это просто измотать нас в новой гонке «довооружения»?

— На мой взгляд, главной целью американской внешней политики всегда было достижение такого положения, когда они могут делать, что хотят и при этом наглухо закрыты от ответного удара. То есть «прикрыть себе зад и развязать руки».

В своих неоднократных выступлениях в газете «Советская Россия» я уже приводил расчеты, согласно которым развернутая американцами система национальной противоракетной обороны (НПРО) как раз и способна перехватить примерно такое количество вражеских ракет: 80% будут сбиты из космоса на взлете, а 19% будут поражены в заатмосферных высотах. И значит, только 2-3 боеголовки смогут достичь территории Соединенных Штатов, а там их встретят все наличные силы ракет-перехватчиков и почти наверняка собьют.

И по какой-то необъяснимой закономерности Государственная программа вооружения подводит нас именно к этой цифре — к 2015 году мы будем иметь что-то порядка 200 ракет. Таким образом сбывается голубая мечта американской военной политики.

Правда, апологеты Договора ОСВ-2 твердят, что там в тексте, дескать, есть оговорка, согласно которой мы выйдем из Договора, если американцы будут разворачивать свою систему НПРО. На самом деле эта оговорка не более чем фикция. На это нам американцы откровенно скажут: «Ну и что? Напугали ежа голым профилем! Выходите из Договора и катитесь, куда хотите!»

Да и что такое — «выйдем»? Это означает, что наш ВПК должен в десятки раз наращивать выпуск баллистических ракет. Но ждать такого чуда от нашего замордованного реформами до полусмерти ВПК — все равно что олимпийского рекорда от больного спортсмена.

— Самое поразительное, что в нашей стране еще очень многие люди равнодушно относятся к состоянию наших ядерных арсеналов. Потому что совершенно убеждены, что «атомной войны уже не будет» ни при каких условиях и что «американцы как цивилизованные люди никогда не начнут первыми».

— А это еще одно наследие советских времен, когда между нашими странами существовал ядерный паритет, и первый удар с любой стороны означал прежде всего ядерное самоубийство и для самого агрессора. Баланс страха и гарантированная гибель для всех и удерживали тогда обе стороны от последнего шага. Но сейчас-то ситуация совершенно иная! Новые ракеты у нас становятся штучным товаром, оружейный плутоний не вырабатывается, «Булаву» так и не удается довести до ума. И очень скоро янки смогут бомбить наши города так же безнаказанно, как в Югославии или Ираке.

Что же касается благовоспитанных американских джентльменов, то истинное представление о них дают не объятия с «другом Джорджем» или теперь вот с «другом Бараком», а высказывания самих американских официальных лиц. Их уместно вспомнить накануне празднования 65-летия Победы, а то сейчас в российских верхах снова стало модным умиляться на тему, как мы «тогда вместе боролись против одного противника».

Так вот, в апреле 1945 года еще гибнут наши солдаты на улицах Берлина, а Гарри Трумэн говорит: «Русские скоро будут поставлены на место, а США тогда возьмут на себя задачу управления миром так, как им нужно управлять». Он же еще говорил в том же 1945 году: «Мы молим Бога указать нам, как использовать наши атомные бомбы в России по Его воле и для достижения Его целей». Самомнение и ограниченность американских политиков здесь предстают особенно наглядно. Им сам Господь представляется кем-то вроде пилота атомного бомбардировщика.

Дальше тот же автор и в том же году: «США должны быть готовы вести против СССР атомную и бактериологическую войну».

А вот что говорил Д.Эйзенхауэр в 1953 году: «В случае возникновения боевых действий США будут подходить к использованию ядерного оружия точно так же, как к использованию обычных боеприпасов». Генерал Пауэр, 1959 год: «Мы никогда не должны оказаться в таком положении, когда не сможем первыми начать войну. И мы должны обладать возможностью нанести удар первыми».

Министр обороны США Макнамара, 1965 год: «Для СССР было бы неприемлемым уничтожение от 1/5 до 1/4 части населения и половины промышленного потенциала. Для этого нам потребуется взорвать ядерные заряды общей мощностью 400 мегатонн».

Надо сказать, что, по существу, непоправимый ущерб, сравнимый с ядерным ударом, нашей стране уже нанесен. В результате уничтожения СССР мы потеряли не четверть, а половину населения страны и 3/4 промышленного потенциала. Так что Макнамара собирался еще более гуманно обойтись с нашей страной, чем Горбачёв, Ельцин и их наследники. По существу, по нашей стране уже нанесен ядерный удар, только другими, политическими, технологиями.

А вот, на мой взгляд, очень здравую концепцию внешней политики для нашей страны сформулировал советский министр обороны маршал Малиновский в 1963 году: «Лучшим способом обороны является предупреждение противника о нашей силе и готовность его разгромить при первой же попытке агрессии с его стороны». Это, как никогда раньше, актуально и по сей день.

В современном мире, как, впрочем, и сто, и тысячу лет назад, действует один принцип: только сила является надежным гарантом мира и стабильности. Сила, а не юбилейные сопли про «укрепление климата доверия».

— А вот еще 15 апреля было объявлено, что в России по указу президента закрывается в Железногорске последний завод по производству оружейного плутония. Значит, ядерная начинка для наших ракет уже не производится? Чем же мы будем снаряжать боеголовки?

— Наверно, праздничным фейерверком… Еще несколько лет назад, выступая в Думе, академик Алфёров высказался в том смысле, что мы сейчас уже не можем создать атомную бомбу. И я с ним полностью согласен. Потому что дело не только в ядерной взрывчатке — плутонии, но и утеряна сама технология создания ядерного заряда. А там ведь сложнейшие вещи, связанные с его оболочкой, электронные системы подрыва. А у нас в стране сегодня вообще отсутствует производство композиционных материалов. И это не только мое мнение, об этом писал в своем письме в Госдуму С.Иванов, когда он еще занимал пост министра обороны.

Я помню, сколько у нас обивал пороги в Госдуме главный конструктор «Тополей» Ю.Соломонов. Он доказывал, что на приватизированных предприятиях оборонного комплекса в первую очередь оказались уничтожены те производства, которые занимались созданием композиционных материалов. Новым владельцам это просто невыгодно. Объемы маленькие (200-300 кг), прибыль небольшая, да и неохота связываться с гостайной.

Но ведь без таких композиционных материалов невозможно создать те же ракетные двигатели. Например, в самой узкой части сопла возникает огромное температурное напряжение, и чтобы это сопло не разрушилось, там требуется использование композиционных материалов.

И вот представьте дикую картину — главный конструктор бегает по всем инстанциям и доказывает, что без этих материалов «Тополь» просто не создать. А ему в ответ чиновники разводят пухлыми руками — ничем не можем помочь, рынок все решает.

Я категорично утверждаю, что для создания необходимого ракетно-ядерного щита нужен отказ от рыночного регулирования в ВПК и кардинальная реформа нашей оборонки, потому что практически все придется начинать с нуля. У нас утеряны кадры — значит надо восстанавливать систему подготовки кадров. Буквально по крупицам восстанавливать уникальное производство. Должна произойти полная переориентация всей нашей финансовой политики, с упором на создание ракетно-ядерного щита по принципу «Все для оборонки — все для Победы!»

— Юрий Петрович, знаете, как называется ваша программа? «Сталин… и теперь живее всех живых, наше знание, сила и оружие». Потому что все то, о чем вы говорите, есть не что иное, как мобилизация экономики на создание ракетно-ядерного щита, как в 50-е годы это делали Королёв и Курчатов.

— Вы забыли только упомянуть еще три грандиозные фигуры — Иосиф Сталин, глава атомного проекта Лаврентий Берия и министр вооружения Дмитрий Устинов. Потому что колоссальную роль в истории играют не только ученые, но и организаторы науки и производства. Талантливые ученые есть и сейчас, да что толку? Их усилия разбиваются о свинцовую тупость чиновников и равнодушие бюрократического аппарата.Организатор оборонки — вот самая востребованная сегодня фигура, именно такого политика требует наше время!

Я убежден, что пройдет время, и потомки поставят памятники этим трем людям — выдающимся организаторам нашего ВПК, создателям ракетно-ядерного щита. А этот щит — сохранение жизни миллионов советских людей, потому что поражение в холодной войне означало превращение нашей страны в ядерную пустыню. А в том, что это было бы именно так, нет никаких сомнений — перечитайте высказывания американских политиков.

Эти люди в условиях послевоенной разрухи с нуля, за несколько лет, создали ракетную и атомную промышленность, и при нынешних властях с грехом пополам клепают в год по несколько «Тополей» и закрывают последний плутониевый завод.

Последний факт просто не укладывается в голове. Если у вас сейчас переизбыток ядерной взрывчатки, то ведь плутоний необходим как горючее и для атомных электростанций. А ведь сейчас наша страна имеет заказы на сумму примерно 80-100 млрд долларов, на строительство атомных электростанций по всему миру.

Скажу только одно: закрытие этого завода означает, что мы навсегда лишаемся возможности создать ядерный заряд. А использовать для новых ракет уже накопленные заряды мне представляется делом весьма проблематичным. Потому что техника не стоит на месте, американцы разрабатывают новые средства перехвата и нейтрализации ядерного заряда на траектории полета. Значит, уже готовый заряд надо распаковывать, вводить какие-то новые системы защиты — эта затея совершенно нелепая. Это все равно что для современных орудий использовать запасы дымного пороха, оставшегося от войны с Наполеоном.

К тому же я думаю, что сейчас в России и не осталось накопленного в хранилищах запаса ядерных зарядов. Еще когда я был депутатом Госдумы, мы вместе с бывшим министром обороны Игорем Родионовым и еще большой группой депутатов пытались получить доступ в хранилище ХДМ под Челябинском, где хранятся демонтированные с наших ракет ядерные заряды. Но такого разрешения мы не получили. Нас туда не только не пустили, но еще и объяснили, что по соглашению с американской стороной контейнеры, которые в это хранилище доставляются и вывозятся оттуда, вообще не подлежат никакому досмотру. А доступ в это хранилище возможен только с согласия американской стороны. Таким образом Россия потеряла национальный суверенитет над самым главным — над хранилищем своих ядерных боезапасов. Более дикую ситуацию даже трудно вообразить. Вы можете представить такую картину во времена, когда во главе страны стоял Сталин, а во главе атомного проекта — Берия?

А ведь после закрытия плутониевого завода в Железногорске для нашей страны открывается путь к полному ядерному разоружению, правда, только в одностороннем порядке. А если вспомнить, что еще во времена Ельцина, в рамках так называемой комиссии «Гор -Черномырдин», наша страна отправила в США 500 тонн оружейного урана, так что я не удивлюсь, если выяснится, что никакого запаса оружейного плутония у нас давно нет. И в этом контролируемом американцами хранилище под Челябинском стоят пустые контейнеры.

Но я бы не хотел заканчивать разговор на такой трагической ноте. «Точка невозврата» по дороге в небытие нашей страной, я надеюсь, еще не пройдена. Есть у нас и талантливые ученые, и конструкторы, но катастрофически не хватает руководителей с железной волей, которые служили бы не «желтому дьяволу», а одному Богу — национальной независимости страны.

И вот я думаю, а если бы прежний глава атомного проекта взглянул на все происходящее сегодня? Скорее всего, Лаврентий Павлович тогда бы сказал:

«Отдайте все силы, отдайте жизнь, но не отдавайте Родину!Попытайтесь, еще раз, товарищи, попытка — не пытка!»

Источник: https://www.opentown.org/news/77853/

 

Метки: , , , , , ,

Рабочие Демиховского машиностроительного завода отказались от митинга


Рабочие Демиховского машиностроительного завода (поселение Демихово, Московская область) отказались от проведения заявленного на 20 июня митинга. Такое решение профсоюзный комитет предприятия принял после заключения соглашения с работодателем.
— На прошлой неделе у нас состоялись переговоры с представителями собственника предприятия – компании ЗАО «Трансмашхолдинг», — поясняет председатель профкома завода Юрий Лобашов. – В ходе переговоров нам удалось выработать общие подходы относительно тех проблем, с которыми столкнулись работники.
В соглашение, заключённое по итогам переговоров (находится в распоряжении редакции), вошли такие пункты, как запрет на сокращение персонала до конца 2016 года, создание на паритетных началах группы по рассмотрению проблемных вопросов и предложений со стороны работников, подготовка совместного обращения в органы государственной власти РФ и другие. Также в соглашение включена информация о загрузке предприятия до конца года.
— Нам предстоит работать над созданием более 20 железнодорожных вагонов в месяц, что обеспечит заводу нормальную загрузку, — подчёркивает Лобашов. – Таким образом, большинство предложений коллектива были учтены. Надобность в проведении протестного мероприятия пока отпала.

solidarnost.org 19.06.15

 

Метки: , , ,

Пилоты «Трансаэро» пожаловались на 40-процентное снижение зарплат


Профсоюз авиакомпании «Трансаэро» подал жалобы в госинспекцию труда и транспортную прокуратуру «о грубом и неоднократном нарушении сроков выплат заработных плат», говорится в обращении председателя организации Дмитрия Савишина, опубликованном 17 июня на сайте профсоюза.

Пока проводится проверка по факту жалобы на задержку зарплаты. «Следующим пунктом в нашей работе стоит гигантская задержка по выплатам суточных», — говорится в сообщении.

Кроме недовольства задержками заработной платы, речь также идет и о значительном уменьшении доходов сотрудников. «На протяжении почти года не разрабатывалось никаких антикризисных действий, а результатом стало снижение заработной платы у рядовых пилотов и бортпроводников более чем 40%, при этом заработная плата офисных сотрудников сократилась только 20%», — говорится в обращении.

В письме также есть обвинения в адрес менеджеров компании, которые, по словам Савишина, списывают все проблемы на кризис и переносят весь груз ответственности за провальные управленческие решения на работников.

Также к письму прилагается ответ Федеральной службы по труду и занятости, в котором говорится, что специальная оценка условий труда в «Трансаэро» проводилась с некоторыми нарушениями и во время проверки установлен ряд фактов, требующих дополнительного исследования в ходе проведения государственной экспертизы. Ранее Савишин жаловался на то, что в январе 2015 года в «Трансаэро» были подписаны протоколы проведенной специальной оценки условий труда (СОУТ), и по ее итогам бортпроводникам был понижен класс вредности с 3.1 до 2.0, в результате чего работодатель отказал в праве на начисление льготного стажа для досрочной пенсии.

Источник:РБК 19.06.15

unionstoday.ru 19.06.15

 

Метки: , , ,

Участники шествия в Ереване потребовали отменить повышение энерготарифов


Участники акции протеста против подорожания электроэнергии прошлись шествием по центральным улицам Еревана.

«Кавказский узел» писал, что 17 июня в Армении принято решение о повышении тарифов на электричество с 1 августа.

19 июня в Ереване протестующие вышли на акцию против роста тарифов. Они объявили о проведении сидячей забастовки на площади Свободы, дав властям время до 22 июня аннулировать решение.

Шествие стартовало в 20.00 по местному времени с площади Свободы. По информации организаторов, в нем приняли участие около 50 человек. Участники шествия с флагами и транспарантами с требованиями отменить повышение тарифов на электроэнергию прошлись шествием, скандируя по громкоговорителю: «Нет грабежу!» и «Не допустим!». Они также призывали граждан присоединиться к протестному движению для отмены решения о повышении тарифов на электроэнергию, сообщает корреспондент «Кавказского узла».

Как отметил член инициативной группы «Нет грабежу!» Максим Саргсян, своим шествием активисты «пытаются привлечь к сидячей забастовке небезразличных граждан». «Шествием желаем всколыхнуть общественность, потому что подорожание электроэнергии коснется каждого жителя страны. Население должно примкнуть к протестному движению, чтобы решение было аннулировано», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» активист. После шествия демонстранты вернулись на площадь Свободы. Шествие сопровождали около 30 полицейских. Инцидентов и происшествий в ходе акции зафиксировано не было.

kavkaz-uzel.ru 20.06.15

 

Метки: , , , ,

Рабочие «ОмскТрансМаша» и других предприятий провели массовый пикет против сокращений


Более 80 человек приняли участие в пикете против сокращений работников металлургических цехов оборонного завода «ОмскТрансМаш». Акция была организована омской организацией профсоюза МПРА.

Несмотря на то, что некоторые рабочие литейного цеха были сегодня на смене, и не смогли поддержать протестующих, акция, по оценке организаторов, прошла успешно. На ней присутствовали не только работники «ОмскТрансМаша», но и других предприятий, где также возможны сокращения.

Заводской комитет МПРА, после прошедшего в пятницу собрания, выставил следующие лозунги: «Металлургия — не нужна?», «Танки сами не делаются, танки делают люди, не будет людей, не будет танков», «Кадры — главный резерв страны!», «Рабочий — человек, с его мнением надо считаться!», «Необходим диалог, а не давление на рабочих!», «Требуем переговоров, а не приказов!» и др.

В ходе пикета была принята резолюция, которая выслана руководству ОАО «ОмскТрансМаш», корпорации «УралВагонЗавод», мэру города Омска, правительству Омской области, правительству РФ, президенту РФ. Вот ее текст:

«Мы, работники ОАО “ОмскТрансМаш” недовольны тем, как к нам относятся при организации сокращений на предприятии. В течении многих лет мы добросовестно трудились на производстве и многие показатели выставленного плана нами перевыполнялись. Мы уже долгое время не видели индексации заработной платы на уровень инфляции. Были проблемы и с выплатами по вредности.

После заявлений президента РФ, Правительства РФ и Омской области мы было поверили и настроились на увеличение объемов производства, рост заработной платы, ибо металлургия всегда считалась становым хребтом экономики. Но, увы, вместо этого нам объявили о массовых сокращениях.

Работодатель обосновывает свою позицию тем, что на протяжении последних месяцев спрос в данном сегменте практически полностью отсутствует. Также не работают и металлургические заводы Донбасса, простаивают Уральские заводы, остановлено металлургическое производство многих крупнейших заводов России! Это что — некомпетентность руководящих кадров, которые не могут организовать нормальное обеспечение заказами заводов или план по остановке металлургии?

Страна говорит об импортозамещении в условиях кризиса, в Омской области рапортуют об успешных сборах урожая. А теперь посмотрим на статистику: в Омской области 80 процентов сельской техники находится в износе. Также добавим, что Омск – это крупный железнодорожный узел страны, который помимо прочего обслуживает доставку продукции крупнейших предприятий города – Нефтезавода и химических предприятий. Кто будет обеспечивать изготовление деталей для сельскохозяйственной техники и железнодорожных составов?

В Омске на данный момент, кроме нашего завода больше нигде нет крупного металлургического производства, способного обеспечить выполнение этой работы. Потом производство с помощью влитых туда финансов можно восстановить, можно заново зажечь печи. Но люди?

Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин на экономическом форуме в Санкт-Петербурге 17 июня сказал, что необходимо не распылять резервы. А разве люди – это не главный резерв страны? Разве обученные готовые кадры — это тот ресурс, который стоит просто так распылять? Чтобы подготовить качественного сталевара нужно минимум 3 года при наличии высококвалифицированных наставников! Если же их не будет, если они все перейдут в разряд других специальностей, то на процесс организации качественного производственного процесса уйдет минимум 5 лет. Где же забота руководства о сохранении высококвалифицированных кадров?

Оптимизация – это хороший процесс. При оптимизации предприятие может сфокусироваться на главных задачах, ценой экономии на второстепенных. Но кто посчитал, что металлургия это второстепенная задача, такой крупной державы, как Россия?

И даже если это всё так, то зачем так поступать с людьми? Почему им нечего не объяснили, не провели с ними диалог? Ведь за каждым из нас семьи, которые надо содержать! Мы прекрасно помним, как после разрухи 90-х-начала 2000-х восстанавливалось металлургическое производство на “ОмскТрансМаш”, как заново приходилось обучать людей и преодолевать немалые трудности при этом. И вот теперь, когда работники освоили отнюдь непростую и тяжелую работу металлургов, практически сложились трудовые коллективы, нас хотели, как ненужный хлам, выкинуть на улицу, лишив нас и наши семьи средств на нормальное существование.

Мы с самого начала готовы были войти в положение работодателя. Но никто так и не пошел с нами на диалог. На Омском рынке труда нет вакансий наших специальностей. При сокращении мы получим только небольшую компенсацию по закону. Кто, до вчерашнего заседания в правительстве Омской области нам мог вообще гарантировать нормальное устройство на работу?

Спасибо, наверное, надо сказать СМИ и федеральным органам, которые обратили на это внимание. Но почему к нашим выбранным представителям так никто до сих пор не обратился? Почему игнорируют рабочих 102 и 105 цеха? Или что – мы не люди, с которыми можно вести переговоры?

Почему всю информацию мы получаем только из СМИ. Но ведь мы же работаем на этом заводе бок о бок с руководством. Разве нельзя было объяснить ситуацию, провести нормальный диалог, дать людям время подумать и поразмышлять? Если бы мы не объявили о выходе на пикет – гарантировали бы нам бесплатное переобучение и работу на других предприятиях? Почему необходимо для этого поднимать шум в СМИ?

Кроме этого, кто может гарантировать, что нас не обманут на этот раз? Что после того, как всё стихнет – переобучение не станет снова платным, а Шинный завод тихо-медленно не понизит заработную плату или опять не сократит нас? Ведь теперь мы – нежелательные сотрудники, мы не будем молчать, если к нам не окажут должного уважения!

Мы – все понимаем. Мы понимаем тяжелое положение в стране, мы понимаем те тяготы, что наша страна преодолевает, и мы верим, что она выйдет из всех трудностей. Мы хотим стабильности и процветания, но не ценой своих жизней и потери своего достоинства! Рабочие – тоже люди и это, мы хотим, чтобы помнили руководство всех предприятий и нашего государства.

Поэтому мы обращаемся к Президенту РФ, Правительству РФ, Правительству Омской области, Администрации города Омска и руководству ОАО “ОмскТрансМаш”, а также руководству “УралВагонЗавод” со следующими требованиями:

Перейти к переговорам с выбранными представителями рабочих об условиях сокращений
Гарантировать защиту рабочих от давления со стороны работодателя и особенно тех рабочих, что выражали наше общее мнение
Попытаться наладить снабжение заказами металлургического производства ОАО “ОмскТрансМаш”
Гарантировать выполнение обещаний руководства предприятия и области для всех, без исключения, сокращаемых работников ОАО “ОмскТрансМаш”
Гарантировать больших выплат при сокращении в условиях кризиса, мы – работники, отдавшие свое здоровье металлургии, имеем на это право!».

МПРА-Омск
mpra.su 20.06.15

 

Метки: , , ,

«Пожелал им стать настоящими патриотами» (с)


На сайте коалиции (зарегистрированной в Мин.юсте РФ политической партии РОТ Фронт, Российский Объединённый Трудовой Фронт) опубликован материал «Рабочая поездка в Донбасс» (подписанный «Пресс-центр ЦК РКРП-КПСС»). http://www.rotfront.su/%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%87%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%BA%D0%B0-%D0%B2-%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B1%D0%B0%D1%81%D1%81/

Так как РКРП-КПСС это организация РФ коммунистов, часть РОТ Фронта (коалиции) , но не весь РОТ Фронт: материал опубликован в рубрике «В России и мире».

Мой комментарий:

«9 июня А.К. Черепанов вместе с товарищами из КРО ЛНР побывал в школе №18 г. Макеевка, где встретился со школьниками, принятыми в пионеры 19 мая 2015 г., и пожелал им стать настоящими патриотами своей народной республики и активными борцами с фашизмом.»

Вот что это? Созданные на территории бывшей Украинской ССР буржуями — врагами коммунистов и врагами трудового народа так называемые «народные республики ДНР — ЛНР» и их так называемая виртуальная «Новороссия», под вражескими власовскими флагами, гербами с двухголовыми орлами и идейками «Русскаго Мiра», спонсируемые «военторгом» и «гумпомощью» РФ, «народные республики», в которых правят марионетки и агенты РФ, цель которых: бойня для взаимного уничтожения славян, русских и украинцев («Путин, Запад и Порошенко работают над утилизацией остатков бывшего СССР», как сказал давно мой тёзка и друг) — это (по мнению-убеждению КОММУНИСТА Черепанова) «народные республики», патриотами которых ДОЛЖНЫ стать ПИОНЕРЫ (юные коммунисты-ленинцы Украины)?

«В тот же день А.К. Черепанов побывал в 1-ой Славянской бригаде, ополченцам бригады, отличившимся в борьбе с фашистским режимом Александр Киприянович вручил Ордена «За верность Родине СССР».»

А это вообще «трэш и угар»… Ополченцы «1-ой Славянской бригады», подчиняющиеся марионеткам-агентам под власовскими знамёнами и орлами «русскомирской» буржуазной марионеточной «Новороссии» (по мнению-убеждению КОММУНИСТА РКРП) сражаются «за Родину СССР»??? Гиви, Моторола и прочее шапито — тоже? И «ордена» — чьи, интересно? Горбачёва, Президента СССР, что-ли?

Какие «несознательные» бабы, оказывается.
Не хотят «утилизироваться» (помирать-вымирать) «за Русский Мiр» под подсунутыми им «доброжелателями» флажками «ДНР-ЛНР-Новороссии», гербами с двухголовыми мутантами и под присмотром ПОЛИЦИИ «ДНР».
Вот пионеры и ополченцы — «сознательные»…

 

Метки: , , , , ,

Донецк: Еще один антивоенный митинг


В Донецке второй раз за неделю прошел антивоенный митинг. 19 июня жители района Октябрьский, который подвергается обстрелу в ходе продолжающихся перестрелок, снова вышли к зданию правительства сепаратистской Донецкой республики и потребовали принятия мер для прекращения обстрела. Они добивались, чтобы к ним вышел президент республики Захарченко.

Прокиевские СМИ сообщают, что вход в здание блокировала вооруженная охрана, которая отогнала демонстрантов, пытавшихся приблизиться к зданию. Охранники потребовали у протестующих «не вносить смуту в спокойную жизнь города». Несколько человек было арестовано (http://podrobnosti.ua/2041763-v-donetske-miting-protiv-obstrelov-razgonjajut-oruzhiem.html).

Президент Захарченко заявил, что на следующем заседании правительство рассмотрит вопрос о запрете митингов (http://www.ostro.org/general/society/news/473222/)

Подробной информации из независимых источников не поступало.

 

Метки: ,